TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

[ ENGLISH ] [AUTO] [KOI-8R] [WINDOWS] [DOS] [ISO-8859]


Русский переплет

Лазученков

 

 

            

 

 

Глас из поднебесья.

 

Ночи разгадывая ребус,

прожектор пробелял окрест,

и от земли, навылет к небу,

чернел могучий ровный крест.

 

Куда идти мне в этом мире? √

взывал случайный человек.

Но тишина в большом эфире

была одна, и падал снег.

 

Возьми достаток, положенье,

ночлег, но укажи пути,

возми коньяк┘

И снисхожденьем

с небес обрушилось: - Уйди-и!

 

Бедняга замер, сознавая,

ответ судьбы, но мчался крик┘

Коньяк катился разливаясь.

Уйди-и-и!!! √ горланил крановщик.

 

15.12.00

 

 

Гол.

 

А лед опять на вздыбленном коньке,

и мчится, рассыпаясь, правый крайний,

лишь черный диск секундой на крюке

сверхзвуковой, последней, виртуальной.

 

Пылает дух невидимый, но вплоть

до самого невидимого знака.

Пылает жизнь и не надежна плоть -

идет, кипит хоккейная атака.

 

Глаза трибун, как с кафедры, на стол

бесстрастный и холодный √ белый-белый.

Дрожит душа, выпрашивая гол,

и вот он грянул √

громовой и целый.

 

 

 

* * *

Летел огонь из домны, как из рога,

на год, на два, на тысячу вперед,

жег небеса и не боялся Бога,

тот был не зрим и не попал в его расчет.

 

Но вот зима, грустны глаза и лица,

подъезд-теплушка мальчишней забит,

она уж пьет, и Бога не боится,

и лишь Земля ей осью-пальчиком грозит.

 

 

 

Ожидание.

 

Ноябрь пламенел, и холод

жег по судьбе и на беду.

Утробы сдабривая голод,

витрины грызли темноту.

И капюшон уже набросив,

почти что став глухонемой,

у ЗАГСа затаилась осень √

ей предстояло стать зимой.

 

Ноябрь пламенел, и холод

жег по судьбе и на беду.

Утробы сдабривая голод,

витрины грызли темноту.

И капюшон уже набросив,

почти что став глухонемой,

среди домов таилась осень √

ей не хотелось быть зимой.

 

 

 

Ресторан.

 

В ночи опять бушует шторм √

Опасная черта.

На черном перекате волн

Тщета и ни черта.

Лишь иногда то здесь, то там

Как утлое бревно

Качает чрево ресторан √

Желточное пятно.

И ветер воет: - Погляди!

От четырех сторон

Гребут кривые медяки,

Как руки на паром.

И крик взахлеб: - Возьми, возьми!

Не будем горевать,

Они у нас одни-одни,

Ни жить, ни помирать.

И ресторан счетал доход,

От радости дрожа,

И шатким становился борт,

И Роджером душа.

 

 

В кафе.

 

Руки в угле,

Голова в алкоголе,

В душе на сегодня Ван Гог.

Хитро посмотрел,

Попросился за столик,

Поставил бутылку и лег.

 

Кого ты разводишь? √

Шипел он на стены,

Попутно был ловок и ⌠чист■:

Шутя перепутал Ван Гога, Гогена

И Гойю.

Я понял √ артист.

 

 

 

Служил котельней он.

 

Был неуклюж и неудачно расположен,

Торчком труба, да жести перезвон.

Всеб ничего, но был бы паровозом,

Всеб ничего┘ Служил котельней он.

 

С утра до ночи злые самосвалы

Ему возили тошную еду.

Всеб ничего, да из души, бывало,

Он вытравлял по капле теплоту.

 

Ни раз хотел все бросить и уехать,

Ни раз давал прощальные гудки.

Но кухни их приветствовали смехом:

⌠опять пускают воду, чудаки■.

 

И он решил из плена вырываться,

Собрав покрепче всю свою печаль.

Ревел котел, не в силах разорваться,

Когда он ночью влился в магистраль.

 

И заспешил по разноцветной нити,

Что билась нейлоновой струной.

И праздник был┘И мокрый небожитель

Шептал по лужам: - Молодец, живой.

 

 

Случай в метро

 

Метром возвращаясь с работы,

Был весел - ни грех, ни вина.

Быть может напился свободы?

А может ⌠наелся■ вина?

И вдруг, от присутствия духа,

Спросил: - Дорогой ты мой край,

Я нужен тебе? -

И над ухом

Промчалось: - Свободен, ступай┘

 

 

* * *

Ну вот и все, вечерний призрак пойман.

Ночные выси задышали далью.

Дома, как длинные громадные обоймы,

Разбросаны, и отливают сталью.

 

Но страшный рев, он где-то еще мчится,

он клок живой плененного вампира.

Меридианы, параллели и границы, -

ему так тесно в колетушке мира.

 

Он завывает, словно к небу рвется.

Еще чуть-чуть и задышать бы далью.

Удар, еще удар, она трясется┘

И грани звезд поблескивает сталью.

 

 

Судьба.

 

А лист горел,

гремел и вырывался.

Ему как все

хотелось быть, - крутым.

Он знать не знал

или не сознавался

кто он такой,

а был он золотым.

Его тащили за бока,

как вора.

А то пускались

белый свет сулить.

А он хотел вибрации мотора,

мечтал в подвале ржавчину любить.

И лишь,

когда на купол пригвоздили,

он примирился,

даже не дрожал.

Толпа глазела,

бабушки крестились,

И он им сверху

свет изображал.

 

 

Многоэтажка в грозу.

 

Дом облачился в белый мрамор,

совсем, не выдавить слезу,

до неба стал, и будто замер,

нет √ устремился на грозу.

 

Метались порванные крылья

в разломах громкой вышины,

ходили тени эскадрильей

по глади каменной спины.

 

И чудилось в сомненьи робком,

что эта глыба до небес √

обыкновенная коробка

и современный Геркулес.

 

 

 

Клубок.

 

Стена сарая, угол дома,

Кусты, деревья, никого √

Луна таинственно-знакомо

Светила, только и всего.

Но ближе не было уюта √

Пространства освещался путь

И легкокрылые минуты

Делили сказочную жуть.

Особенно, когда накидкой

Взлетала ветка на пути,

И тропка серебристой ниткой

Подскакивала впереди,

До самых пор, пока знакомо

Ни выводила на порог:

Привет, шершавый угол дома!

Луна, держите Ваш клубок!

 

 

 

            



Проголосуйте
за это произведение

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
270028  2006-11-28 20:06:57
Аня
- Да-а-а! Ты просто задался целью покорить нас всех своим умением писать чудесные стихи! Так держать! Удачи! Аня.

Русский переплет



Aport Ranker


Rambler's Top100