TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

[ ENGLISH ] [AUTO] [KOI-8R] [WINDOWS] [DOS] [ISO-8859]


Русский переплет

Валентин Каховский

 

 

 

Последнее лето в Калифорнии

 

Идея родилась в голове у Владимира Марголинца, репортера "Российской субботы". Сей ядовитый летописец русского Нью-Йорка загорелся мыслью свести всех краснобаев эмигрантского веб-альманаха "Скворец" в одно место, чтобы посмотреть, что из этого получится.

Инициатива вызвала жаркие дебаты. Даже вечнозеленый еврейский вопрос был отодвинут на время в сторону. "Скворцы" принялись обсуждать достоинства и недостатки каникул по-американски, замелькали названия курортов и номера дорог, гостиничные расценки - гестбука "Скворца" на целый месяц превратилась в филиал туристического агентства.

Не замедлили себя ждать очередные саморазоблачения. Львиную часть расходов предполагалось возложить на миллионера Аклиосова и преуспевающего бизнесмена Бузукина. Спохватились, однако, что Аклиосов давным-давно не появляется ни в каких гестбуках. Стали слать "еmail-ы" во все американские концы, и вот в Гостевой книге "Скворца" появилась оглушительная запись: "Аклиосов находится в психиатрической лечебнице. Оставьте его в покое. Сестра Иеговы Татьяна Пояркова".

Что же касается преуспевающего бизнесмена Михаила Бузукина, пудрившего всем мозги двухэтажной виллой во Флориде, то он объявил о срочном отбытии во Францию, что породило массу издевательских домыслов и комментариев.

Как вдруг редакция объявила, что основную часть расходов она берет на себя!

Дело в том, что редактор посетил многолетних опекунов "Скворца" из Госдепартамента и неожиданно для себя был встречен только что не объятиями.

- А Генис с Вайлем будут? - подозрительно спросил Роберт Гетвуд, когда Скворцов изложил ему суть мероприятия.

- Можно пригласить и их. Но не знаю, согласятся ли?

- Так вот. Этих двоих не подпускать к мероприятию на пушечный выстрел. Василия Аксенова тоже. Засим готовьте прошение на мое имя и финансовую смету. Старый Гетвуд еще утрет нос этой гнусной русофобке Олбрайт.

Через месяц, отправившись в банк снять предпоследнюю сотню долларов, Скворцов обнаружил на своем счету сумму, от которой у него екнуло сердце.

В домах "скворцов" закипели приготовления. Женщины пропадали на "сейлах", выбирая пляжные наряды, а мужчины чинили свои автомашины и зубы и срочно улучшали отношения с сослуживцами и начальством в надежде на сверхурочный отпуск. Всяк хотел явиться на встречу баловнем судьбы и чемпионом удачи.

Вдруг выяснилось, что приехать не могут многие, очень многие. Эти многие писали в гестбуку надменные пояснения, из которых можно было заключить только, что они находятся в отчаянной нужде. Марголинец ухмылялся и потирал руки: он уже предвкушал серию ядовитых очерков и славу второго Довлатова.

И вот на машинах и автобусах, поездах и даже самолетах скворцовское множество стало съезжаться в Южную Калифорнию. За окном проносилась одноэтажная Америка: мотели, заправочные станции, drag-stors, плоские, как стол, прерии, и даже пустыни. Ничего особенного, заурядный пейзаж американского Юга, но каждому вдруг вспомнились такие же знойные степи между Новой Каховкой и Перекопом, плавящийся воздух над водами Сивашского залива, но главное, главное - состояние беспричинного счастья, охватывающего любого, кто когда-либо ехал на отдых в Крым. О, Крым, где каждый из нас был юн, смугл, белозуб, любил и был любимым! О, здравница моей души и Таврида моего сердца! Твои яйлы и скалы, тенистые кленовые леса и сарматские степи! И звон стаканов, и плеск поцелуев на бессонных полуночных пляжах. Твои караимские кенассы и татарские мечети, генуэзская Солдайя, греческая Керчь, волошинский Коктебель. Боже мой, а циклопические обрывы Тараханкута, а ослепительно белые стогны Балаклавы и Севастополя! А ялтинская набережная? Кто только не встречался на ее тротуарах во время вечерних променадов, какие знаменитости восседали на ее ресторанных верандах, даря любому рукопожатие, улыбку и любовь. И Черное море, самое синее Черное море, и неизбежный, обморочный, прекрасный курортный роман.

"Что пройдет, то будет мило". Не войти дважды в одну и ту же реку. Было и скрылось за поворотом жизни. Поэтому будь мужественен, русский американец. Ты выбрал другие берега и другие пляжи. Не отчаивайся. Keep smiling.

 

...Съехалось около сорока человек. И злобные предположения Влада Марголинца вроде бы начали сбываться. Виртуальные аристократы духа и тонкоперстые жоржзандки предстали на поверку потертыми дядьками и тетками, робко осваивающими незнакомую ситуацию. Большинство из них знало друг друга только по гестбукам . Разница между виртуальной и реальной действительностью оказалась удручающей.

- И это твои интеллектуалы? - шпыняла ночью успешная бизнес-леди своего благоверного. - Боже, стоило бросать работу, тащиться через три штата, чтобы очутиться в компании пыльных техноруков с мытищинской макаронной фабрики.

В других гостиничных бунгало велись другие разговоры. Безропотная жена Шоломовича переписывала речь супруга, которой он намеревался окончательно поразить скворцовских юдофобов. Могучий Будда Вермонтский, высадив бутылку "Hennesy", убеждал Гуану Буденного всыпать "всей этой местечковой кодле" по первое число по ее эмигрантской заднице. А в некоторых домиках царила мирная тишина и детское сопение: это были те, кто воспользовался оказией и дармовшинкой, чтобы искупаться, позагорать и в дальнейшем ни на каких Круглых столах замечен не был, не явившись даже на торжественное открытие лагеря.

Между тем оно получилось на славу! Потертые дядьки и тетки переоделись в шорты, разноцветные гавайские хламиды, нацепили на носы игривые солнечные окуляры, так что даже Марголинец с трудом узнал в них вчерашних дорожных мучеников.

Открытие состоялось в уютном гостиничном patio. Официантки разнесли по столикам мороженое и прохладительные напитки. Местное трио "латинос"' грянуло заранее разученное "Возьмемся за руки друзья, чтоб не пропасть поодиночке", почему-то в ритме самбы. Предупрежденные официантки спрятали за спину подносы и отдали честь. Когда же председательствующий объявил, что справа от него - ответственный сотрудник Госдепапртамента, друг Солженицына и славист Роберт Гетвуд, собравшиеся переглянулись и тоже поднялись со своих мест.

Затем редактор веб-альманаха зачитал приветственные телеграммы: от российской Госдумы, Посольства РФ и израильского литературного ежемесячника "22". Гости снова уважительно осмотрели друг друга, а Будда Вермонтский, наклонившись к Прекрасной Эол, сказал: "Все врет. Сам написал."

Начались чтения. Вермонтский Будда сделал громоподобный доклад "Горе и гибель русской Америки". Ему возражал Шоломович, заявив, что горе русской Америки - сам Будда с его антисемитами из "Союза Николая Архангела". После чего "скворцы" уселись на своих любимых коньков и чинная повестка затрещала по швам. Понеслось: чеченская трагедия, косовская трагедия; открытое письмо Явлинского, закрытое письмо Зюганова, список Березовского, список Жириновского, МГБ, КГБ, ФСБ, Путин, Буш, Барак, Арафат и снова Путин.

- Путин? - гневно вопрошал самодельный татарин Каримов. - не Путин, а Путлер! Палач чеченского народа! В каждый русский дом по солдатскому гробу!

Какой-то неизвестный и даже неизвестно откуда прибывший вдруг бешено хватил по столу, подскочил к президиуму, уставился сверкающим глазом на Гетвуда, яростно пожал ему руку, погрозил председательствующему кулаком и был таков. "Кто это?" - ошарашено спросил Гетвуд у Скворцова.

"Из ваших... из нацпатриотов" - прошипел Скворцову в другое ухо Пламенный Схария.

Клевинтов вдруг потребовал слова и стал читать стихотворный отчет о поездке в Россию.

Слушатели ужаснулись, что этот отчет написан в режиме реального времени, то есть будет читаться столько же, сколько длилась сама поездка. Поэтому его решительно перебил Ион Красов, потребовавший объяснить, на чьи средства этот тип разъезжает по заграницам. И не пора ли заодно разобраться в бывших связях присутствующего здесь отставного полковника Окоемова. Смеркалось, но всем было жарко, все охрипли, у всех глаза посоловели, банки холодного пива появлялись и опоражнивались мгновенно. "Что я такое говорил?" - твердил Схария: "да с кем я сейчас спорил и о чем?" - недоумевал Шварцман. Женщины замолчали, зато мужчины усердно надсаживали грудь, и случалось, что одновременно говорили трое разом, и все были довольны и все понимали.

А почетный гость Гетвуд благожелательно наблюдал за происходящим, тоже отхлебывал из бутылки и повторял:

"О, those Russians! Those wonderful crazy Russians!"

Но в следующие дни стало уже не так интересно и даже совсем неинтересно. Эти люди столько уже наговорили и написали в свои гестбуки, что даже вечнозеленая еврейская тема стала вянуть и свелась к обсуждению рецептов приготовления фаршированной рыбы в зависимости от области обитания новых американцев в прежнем СССР.

Творческая температура сохранялась только в литсеминаре Дорфмана, где появился и неунывающий Гетвуд с докладом о русских символистах. Вот человек, которому было интересно все и который сам становится все более интересным персонажем нашего повествования!

Он уже дважды побывал в постсоветской России и пленился этой страной, чьи города и веси дышали сонным покоем, а сквозь казарменные фасады проступали нежные одухотворенные лица. И сколько не посещало ее иностранцев, они долго не могли отойти от яда воспоминаний об этой славянской стране и только повторяли, покачивая головами: "О, Rus!.."

Гетвуд и его спутники пересекали Россию с Запада на Восток. Это была старая гвардия правительственных чиновников, знавших друг друга еще со времен Маккарти. У-у, какие пространства открывались их взгляду, какая terra incognita и какая бесчисленность человеческих существований! Коловращение горизонтов, лесные чащобы и обнаженные равнины, Уральские горы, лабиринты водных потоков, путаница дорог, занесенные снегами и продутые ветрами города и селения, и всюду роились, многообразно перемещались и исчезали за поворотами мириады россиян.

"Но чем заняты эти людские множества?" - задавались вопросом Гетвуд и его спутники. И огорченно покачивали головами. Они видели, что множества ничем не заняты, а всюду запустение и разор. Они начинали понимать, что освободившийся от коммунистической тирании народ оказался беспомощным и аморфным образованием, именно "множеством", неспособным к самостоятельному созидающему усилию, забывшему своих богов и обменявшему их на голливудские сериалы, от которых тошнило самих американцев. "Просто поразительно, - думал Гетвуд, - как легко выпал в осадок громадный цивилизованный этнос, еще вчера гордившийся поголовной грамотностью, разветвленной сетью культурных институтов, космонавтами, учеными, писателями, диссидентами, художниками, композиторами, обучавший в своих академиях студентов полумира, а ныне превратившийся в русскоязычное нечто, не помнящее своего родства." И у Гетвуда возникало подозрение, что это не сами россияне создавали свою великую цивилизацию, а их заставляли делать это жестокие прорабы Иван Грозный, Великий Петр и Иосиф Сталин.

Но когда он обращался с этими вопросами к "скворцам", они их не понимали. Они просто не приходили в их эмигрантские головы. Россия была и осталась для них политической тусовкой в пределах Садового кольца. Для других - интеллигентскими сидениями в Доме кино, где пламенные прохвосты бросали в зал лозунги "за сърб и молд!" Для третьих - просто местом работы, за которую перестали платить зарплату. И старый умный Гетвуд горестно махал рукой и прекращал свои расспросы.

А летний лагерь близился к концу. "Скворцы" мирились, ссорились, снова мирились. Гостиничные холодильники, забитые местным шампанским, пустели. Случилось несколько адюльтеров и один инфаркт. Все постепенно перемещались на пляжи. Опоздавший на встречу Виталий Коротич застал только несколько ленивых компаний, допивавших последние бутылки шампанского и тоже готовившихся к досрочному отъезду. Летний лагерь, так прекрасно начавшийся и обещавший такой праздник души, догорал.

 

Наш отчет о летнем лагере в Калифорнии был бы неполным, если бы мы не упомянули еще об одном, самом загадочном его фигуранте.

На протяжении двух недель собравшиеся то и дело натыкались на одну из служанок пансионата с соответствующими реквизитами на синем фирменном комбинезончике. Когда к ней обращались с заинтересованными вопросами, она отвечала односложным "Excuse me, I don't understand Russian", однако присутствовала на всех собраниях "Скворца". Худая, с горящими глазами, она производила впечатление слегка тронутой.

Это была это та самая Татьяна Пояркова, что сообщила о внезапном сумашедствии Аклиосова. Покинув десять лет тому назад родной Воронеж, пройдя сквозь эмигрантские огонь, воду и медные трубы, она оказалась в конце концов посудомойкой вот в этом самом пансионате.

Татьяна жила в бараке вместе с напарницей-мексиканкой. Рядом находился офис местного отделения Свидетелей Иеговы. Интернет работал там круглосуточно.

В шесть утра посудомойщица Танька поднималась с продавленного матраца и плелась мыть тарелки, накопившиеся за ночь. Официантка Татьяна Пояркова нежилась в это время в уютной постели, затем принимала контрастный душ, завтракала и отправлялась в "Community colledge" на курсы менеджмента.

Включив сушильный шкаф, посудомойка Танька выпивала первую порцию виски. Официантка Татьяна играла в это время в лаун-теннис.

Посудомойку Таньку ненавидела мексиканская напарница, и она ее тоже ненавидела. С ними обоими вперемежку спал их шеф и вместе с ними напивался. Официантка Татьяна Пояркова была всеобщей любимицей: посетители заслушивались ее рассказами о России, а шеф недавно по ее эскизам переделал ресторанный дизайн.

Посудомойка Танька читала в Интернете посты официантки Татьяны Поярковой и плакала чистыми, светлыми слезами. Затем она возвращалась в свой барак и долго смотрела через окно на сверкающую дорожку, прочерченную луной на могучей глади Тихого океана.

Проголосуйте
за это произведение

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
230408  2001-06-13 03:10:14
Дедушка Кот http://prigodich.8m.com/
- Господа-товарищи-братва! Зря вы, земляки, уехали, у нас в "творческой тусовке" все то же самое...

230460  2001-06-14 20:56:16
Елена
- Похоже, что эта безнадежно-слабенькая пародия на бостонский "Лебедь" некий "ответ" на пародию Быкова по поводу авторов РП в "Вечернем гондольере"? Не получилось. Каховский явно не Быков. Еще один "слабак" в журнале.

230470  2001-06-15 01:22:37
ВМ
- - Господа! <P>Обсуждая публикацию, старайтесь делать это под ссылкой на нее. <P> Коту Васе! Ваши треугольники нанизанные на три луча (мне кажется, рубинового цвета) - прекрасны. Очень поэтическая задача. Но в ней не хватает психологии. <P> Есть еще одна замечательная задачка, которую я давал сотне людей (как правило, вполне квалифицированных ученых). За последние 30 лет ее решили три человека. <P> Как-то, я застал Якова Борисовича Зельдовича за решением этой задачки. Было это в его доме на Ленинских горах, куда академик иногда вызывал своих аспирантов. Таким я его никогда не видел. <P> Яков Борисович, едва впустив меня в дом, вернулся обратно за стол, заваленный листами испещренными формулами и какими-то построениями. Рядом сидела внучка-абитуриентка примерно с тем же настроением. <P> Через некоторое время наконец меня заметили: <P> - Можете поделить отрезок по-полам с помощью циркуля? - не поднимая головы, бросил хозяин. <P> - Конечно! - мгновенно ответил я. <P> - Без линейки! - попытался осадить академик. <P> - Конечно! - я не сбавлял гонору. <P> Яков Борисович махнул рукой и продолжил что-то там черкать. Нахальный аспирант пытался сходу представить решение на которое академик - отец атомной бомбы - безрезультатно убил не один час. <P> Я подошел к доске (у хозяина на стене всегда висела небольшая школьная доска) и в несколько приемов показал решение. <P> Надо было видеть выражение их лиц. Мне стало неудобно и я сказал, что решение знал. <P> И вот здесь Яков Борисович выдал: <P> - Зря признались. <P> Понимаете, уважаемый кот Вася, это ведь не носки украсть из супермаркета. Да и задачка не слабенькая. По зубам ли она коту Васе? Я имею в виду не только математику.

230473  2001-06-15 08:01:32
Забыл что это?
- "Это была это та самая Татьяна Пояркова, что сообщила о внезапном сумашедствии*) Аклиосова. Покинув десять лет тому назад родной Воронеж, пройдя..." *)СУМАШЕДСТВИЕ. Браво.

230479  2001-06-15 12:40:04
Кот Вася
- Любезнейший и глубокий в своей премудрости ВМ!<br> Мое знакомство с геометрией Мора-Маскерони нельзя назвать глубоким, но от кота впрочем, этого и не требуется.<br> Достаточно будет и того, что, как и любой кот, я могу предположить вслед за датчанином и итальянцем (датчане мне ближе), что симметрия случается не только относительно прямой или плоскости, но относительно любой конфигурации точек, в частности, относительно окружности. После этого разделить отрезок на любое число равных частей труда не составит. Более того, с помощью одного только циркуля можно найти точку пересечения двух прямых, заданных отрезками и совершить любое количество построений, обычно осуществляемых с помощью циркуля и линейки.<br> Как видите, кот вполне может имитировать человеческий подход к математике.<br> А вот справедливо ли обратное утверждение? Может ли человек имитировать поведение кота при решении математических задач? Мне кажется, мудрый кот мог бы решить эту задачу, пользуясь исключительно собственным хвостом и полностью игнорируя геометрию Мора-Маскерони.<br> Если расположить основание хвоста в точке начала отрезка и провести концом хвоста дугу, так, чтобы она пересекала отрезок, а затем проделать то же самое с другой стороны, то ясно, что точка, которая должна делить отрезок пополам будет лежать внутри отрезка, ограниченного дугами. (Я опускаю здесь строгое доказательство для краткости). Проделав этот процесс несколько раз, можно, таким образом, найти середину отрезка с любой заданной наперед точностью.<br> Кот, как видите, ближе к инженеру, чем к ученому. Это объясняет множество загадок. Уже много лет, например, воду опресняют с помощью обратного осмоса, физико-химические основы которого остаются неясными, а улицы и дома освещают с помощью электричества, хотя ни один физик не сможет ответить на простой вопрос: "Что есть электрический ток?" Кот, для того, чтобы упасть на четыре лапы, крутит хвостом, ничего не зная о законе сохранения момента, а воробей летает, не обладая глубокими знаниями в области аэродинамики. Похоже, что и люди, и воробьи могут имитировать подход к действительности, свойственный котам. <br> Если прибегнуть к индукции, то окажется, что и коты, и люди живут в этом мире достаточно долго, но их знания о мире, деленные на весь возможнsй объем таких знаний, равны нулю с любой заданной наперед точностью, как это было в случае с хвостом.<br> Остается только восхищаться Великим Вычислителем!

230480  2001-06-15 12:52:44
ВМ
- Уважаемый кот Вася! <P>Понимаете, спешка нужна и полезна лишь при ловле блох. Неужели Вы думаете, что академик потерял бы несколько часов на то, что кот сделал за несколько минут? Вы ошиблись. Решение задач "на построение" предполагает конечное число операций. Вы же нашли асимптотическое решение, которое требует бесконечного времени. Итак, точкой в геометрии называется пересечение двух прямых или кривых, но не предел к которому стремится возвышенный дух кота. Я утверждаю, что решение в конечное (несколько штук) число построений существует.

230481  2001-06-15 12:58:00
Кот Двойкин с последней парты
- а) Устанавливаем чиркуль на коньчике отрезка и чертим окружность;<BR>б) перенеся чиркуль на другой коньчик отрезка, делим окружность на шесь равных дуг;<BR>в) была б линейка, соединили б прямой две точки, в акурат разрубив отрезок посередине, а так надо снова чиркуль установить в той точке из которой хотелось бы отрезок перерубить и поменять радиус так, чтоб отрезок являлся касательной, каснется он в акурат в нужной точке.<BR>Так? Решение я списал у атличьника. Так?

230483  2001-06-15 15:40:58
ВМ
- Господа коты! <P>Будьте внимательнее. Вы как собираетесь касательную проводить? "Наглазок"? Такого понятия как "наглазок" в математике нет. Провести касательную к прямой это отдельная задача. Чтобы ее решить, надо найти точку касания, то есть, в нашем случае, найти середину отрезка. Повторяю, точка - не есть касание чего либо, но место пересечения.

230484  2001-06-15 17:06:10
Ещё один Кот
- Дело в почти троекратном увеличении радиуса окружностей с переносом их центра по горизонтали. На пальцах объяснить сложно, надо рисовать, там есть одна тонкость.

230485  2001-06-15 17:24:11
Мария К. Эх была не была...
- Дано отрезок АВ - чертится две откужности: А1 с центром в точке А и радиусом АВ, В1 с центром в точке В и радиусом АВ, точка пересечения окружностей Т1 (конечно точек пересечения две, но вторая нам не нужна), отмеряем АВ+АВ и переустанавливаем циркуль на 2АВ, Окружность В2 с радиусом 2АВ пересекает окружность А1 в точке Н1, анологично А2 пересекает В1 в точке Н2. Окружности Н1 с центром в точке Н1 и Н2 с центром в точке Н2 (R1=R2=2АВ)пересекаются в точке Т2 (над Т1), расстояние Т1Т2, насколько я могу судить, равно половине исходного отрезка АВ

230486  2001-06-15 17:26:17
LOM
- Это действительно отрывок, небольшой эпизод. Вряд ли весь роман основывается только на этом. Сразу вспомнились и "Золотой телёнок" и Михаил Афанасьевич и пр.

230487  2001-06-15 17:33:23
LOM
- Мария! Хватит геометрии. Потерпите до пятницы, вместе порисуем...

230489  2001-06-15 18:20:49
ВМ
- Маша! <P>Шлите jpg! То, что я понял - не правильно.

230514  2001-06-15 23:52:14
Стас Ионов
- Сразу видно, что уважаемый автор никогда в Калифорнии не был. А жаль, пишет хорошо.

230517  2001-06-16 00:41:49
- <P>Fri Jun 15 23:52:14 2001 <BR> Стас Ионов <BR> - Сразу видно, что уважаемый автор никогда в Калифорнии не был. А жаль, пишет хорошо. <P>Dr. Лох<BR> Сразу видно, что уважаемый корреспондент в Калифорнии был и писать хочет, а не может, - хотя и не очень, а всё-таки жаль. <P> Кто продолжит эту мысель?

Русский переплет



Aport Ranker


Rambler's Top100