TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

 Поэзия
10 июня 2014 года

Евгения Костюкова

Стихотворения

деревья заходят в храм...

деревья заходят в храм, царапая пол корнями.
и, осмотревшись там, гасят ветвями пламя
свечки, что псалмоплёт (сторож) поставил ночью
за упокой дочки, которая не живёт,
по мнению старика. он шамкает: "справедливо
ей было бы - в облака", шмурыгая носом-сливой,
"дуняша - грехов полна. погибло бы лучше тело.
овсянка на ферме пела, когда родилась она,
так пела, что я не мог работать. ходил кругами,
не слыша жены немой мычание... память-память".
безумец тянул, тянул господнее "справедли-и-иво"
и храм представлялся нивой, и ветер, как раньше, дул,
деревья, его обняв, баюкали, что младенца.
"прости дурака, дуняш, совсем почернело сердце!
прости, приезжай домой, оставь чужинушри-ланки,
когда запоёт овсянка по-новому надо мной".

 

сосна

-1-

ночь точит когти, учит карту вин.
снег мелким бесом заворотниковым -
со мной, в тебе. мы снова нянчим слово.
ладони - в смирне, в ладане, в крови.  
сегодня - всё вода, хоть ликом - снег.
людской потоп не утоляет жажды.
не усомнись, единожды предавший,
бросайся в эту боль, иди по ней...

-2-

вернётся бормотание тепла.
свет иглами вопьётся в наши души,
но не сошьёт, а нитями задушит.
расплачется над брёвнами пила -
убийцам сладко каяться. весной
сосна воскреснет лодкою небесной,
ей будут сниться в море: ду́хи леса,
рубины земляничные у ног,
масляток стаи, чуткие шаги
бородача, живущего в сторожке,
что вынул из коры однажды ножик
ребячий, исцелив теплом руки.

 

богородичные травы

всё перемыли - от ковриков до костей.
хорошая ночь (отсутствие новостей).
проще живи - поживай, не спеши умнеть.
чудаковатый ивашка сопит во сне, 
счастлив, что рябу отбил у царя хорьков,
ворюга куснул балбеса и был таков,
сминая снежинки клевера в мураве.
из вымени амалфеи струится свет -
пей на здоровье! урчит на печи уют. 
юг - вечно юн (в колыбелях птенцы поют).
в красном углу богородица род хранит,
он разрастётся тимьяном и иже с ним. 

 

борец сумо и пеночкинаинна

борец сумо, умеющий вязать, сидит на подоконнике в гостиной
своей печали - пеночкинойинны, читая жадно девичью тетрадь,
где всё увековечено, как есть (без реверансов к славе и наградам):
"борец - бизон, точней, бизонов стадо.он слушает себя, удары, лесть.
а лейтенантик любит... вышивать. он вышил профиль мой и два анфаса,
он вышел в ночь - вернулся с ананасом. ах, поцелуи, словно кружева!"
борец сумо - мечтающий вчера, что вечерами будет рядом с инной
вязать пинетки, петь романс старинный - умчался прочь.поверженный геракл.

не слыша, что над речкой, в лебеде, ревёт бизон звериные проклятья,
гуляет инна в красно-синем платье, как некогда спаситель, по воде.

маньяк

 

в марине - немало дней и кладбище из камней, с каждым очередным становится холодней.
бросить обратно не может, мол, получай не скучай. веснушки сияют, как лампочки ильича.
варит борщи и кофе для никого. никто сально лыбится, аки сиамский кот,
смакуя стряпню "дурочки на часок". она на пороге целует его в висок,
контрольно, словно в последний раз, зато этот раз многих от жизни спас.

марина затейно штопает облака, ей помогает маленький великан - 
встаёт на  носочки, она по нему легко взбирается на луну, пьёт звёздное молоко:
рождается сильной-смелой-красивой, летает по городу, представляется "сильвой",
"мальвиной", "любовницей казановы" - любым звучным именем. ей салютуют совы.
мужчины думают: "хороша, млечна, но слишком свободна, такой - ни к чему колечко"
и пускают в лицо кольца дыма. марина смеётся: всё, в принципе, "вы-но-си-мо". 

это словечко утром наденет берет "не". марина бежит на работу в загс, обнимая снег.
снова и снова - долбанный мендельсон, женихи да невесты - вечное колесо.
улыбка наклеена. всё чинно, всё чётко, всё к месту...
а ночью опять найдут с перерезанным горлом  невесту.

 

лёля

мама в ванной рыдает (видимо, всё непросто). 
лёля выросла: папа не принц из сказки
и стихи для неё отныне не "ворованный воздух", 
а меняющие реальность краски,
даже хуже, стихи - шапка-невидимка, 
лёлю в них не находят одетые в буквы судьи.
смотрит на ночь киношку, листает кинга 
и кропает о том, чего никогда не будет:
новогоднего мишки в ворохе шоколадок, 
он ненужный в конфетах, словно она - в квартире,
где сновали невзрослые взрослые, пели бардов 
и дешёвый коньяк из хрустальных бокалов пили.
под софой - целый мир, фонариком освещённый.  
сочиняла легенды: о порхающих по паркету,
о простившей и том, кто стать не хотел прощённым 
да ещё о малиновом домике в дачном лете...
книжный шкаф-великан (собеседник и соучастник) 
не уменьшился с детства, а чудится, что согнулся.
лёля в кухню плетётся, находит в чулане чайник. 
удивляется итальянка (плита занусси), 
что ещё существуют пузатые со свистками, 
но когда запоёт, то поймёт синьора - с ним чай вкуснее.
мама тоже не из принцесс: как умела, растила пламя, 
а теперь исцеляет звёзды кассиопеи.
лёлька-болька (не оленька, не алёнка), 
хватит сказок с тебя, пора бы себе признаться:
рвётся там, где непрочно. а если внутри тонко - 
остаётся дождаться струнам таких же пальцев.

 

плач по каину

в раю - для неё - зима. 
ева зябнет (душа беззащитней тела), 
укрывается шкурой убитого мужем льва.
иней ползёт по плодам омелой. вечность заледенела,
даже звуки застыли - не складываются слова, 
тем паче, в слово. нет основы. 
названа просто - жизнь, а принесла - смерть. 
съевший себя зверь. червивое пятнышко на роду.

- ка-а-ин... 
- в аду. 
- кровинка моя в аду!
- авель обещал заскочить на этой неделе.
- глаза б на него не глядели, снова станет нудеть: 
"мам, пожалей сад - яблочные огрызки, что кости, хрустят под ногами.
вот папа на всё восклицает - "амен!", его не тревожат беспутные голоса".

а ей бы - назад, на голубой шарик: 
где она большая, где медовые волосы и огненные глаза, 
грудь звенит молоком, первенца в люльке качают птицы, 
адам строит новый дом. жить бы да жить втроём. 

поздно... 

опять не спится. 
вынимая перо из ножен, ева пишет письмо:
"боже, что своего сотворили люди, кроме грехов и детей?!
не всех одинаково любим, бывает - кого-то сильней.
ты же сам - родитель, но мы для тебя не равны.
равенство - выдумка сатаны, а я - не в его свите.
надежда длиннее ночи. всё забери, чем наш мирок богат,
но будь милосерден, отче, дай согреться - открой мне ад!"

 

вдова

живёт поэзия вдовой
в худом домишке на отшибе
посёлка, но придёт герой
и увезёт её на джипе.
разгладит складки меж бровей,
подарит яркие заколки.
и колокольчик в голове
замолкнет.

 

эвтаназия

ну где, сказитель, что-нибудь своё:
где ночь, в которой можно застрелиться,
где эльфы на ромашковых ресницах,
а на полях тетради - вороньё?!
ты в 37 по-прежнему стоишь
и смотришь в несгораемое небо.
оно, что сейф, хотя на ощупь - слепок
с того, о ком молчишь, кто ликом - тишь.
так просто, скинув туфли, побежать
в себя по раскалённому асфальту.
котяра подворотен станет сальто
проделывать, вонзая хвост-кинжал
в солёный воздух, липкий от медуз.
фламинго-месяц выгнется устало.
бесовки, с милосердием весталок,
в клубок смотают нитевидный пульс,
а эхнатон, похожий на христа,
прошепчет "отче наш", ты не подхватишь, 
ворочаясь от боли на кровати -
кровоточит над рёбрами звезда.
пытался с-прыгнуть, сделав ход конём,
но пешки дышат клеточным законом.
бессонный фрейд - измученный ребёнок - 
тебе из лёгкой бездны подмигнёт.

 

поиск себя...

подумай о мире, где вещное - вечно,
где бродит ведун - видом дик.
о плотника сын, сотвори мне скворечник
и рядом лозу посади -
чтоб ягодой чёрной пичугу потешить,
услышать клювастый язык,
увидеть, как сумрак фиалковый нежен
в правдивых зерцалах росы.
не трогай людей, что живут и не тужат,
они - только стрелки часов.
отец, словно мы, не приемлющий дружбу,
по-прежнему - ищет - любовь...


Проголосуйте
за это произведение

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
315843  2014-06-16 18:05:50
Валерий Вяткин
- "Плач по Кайну" Евгении Костюковой - это на грани простоты и гениальности. Наверное всё талантливое своеобразно. Хочется пожелать автору успехов в преодолении излишней парадоксальности. Сквозь самые изысканные стихи, метафоры, пласты противоречий и залежи загадок, на мой взгляд, хотя бы слегка должен просматриваться контур смысла. Не освобождаться от сложности советую. Просто - не перегружать ей свои стихи. Сделайте их чуть-чуть воздушнее. Чтобы они смогли полететь.

316074  2014-06-27 13:41:17
Андрей Журкин
- Ох,хорошо! Давно подобного не читал. "Равенство - выдумка сатаны" - точнее и не скажешь. Даже порой авторская невнятность и мила, и притягательна. А уж про вдовушку-поэзию - в самую точку. Спасибо!

Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100