TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение


Русский переплет

Человек в пути

Геннадий Королев

 

 

РАЗМЫШЛЕНИЯ СОВЕТСКОГО НЫРЯЛЬЩИКА, ПУТЕШЕСТВУЮЩЕГО ПО КРЫМУ, ОБ ЭСТЕТИКЕ СОЦИАЛИЗМА И О ТУПОСТИ КАПИТАЛИЗМА

(В ПАМЯТЬ О 60-Х, 70-Х ГОДАХ ХХ ВЕКА).

 

русский наив

 

Мне пришла интересная мысль в голову, что нам пора возродить нашу прекрасную советскую литературу с её лёгкостью восприятия, чистотой, широчайшей гаммой оттенков, ощущением жизни. Нужно сохранить стиль, который вырабатывался десятилетиями, шлифовался от поколения к поколению. На этом языке говорили и советские философы, и романисты, и писатели, работавшие в жанре ⌠советская фантастика■.

Кто-то должен сохранить традиции, писать в советском стиле, чтобы полностью не деградировать, не сгореть в сексуально-эротическом угаре, не скиснуть от отдающей гнильцой литературы об ⌠ужасах■ социализма и не придти к выводу, что ты совсем тупой и обладаешь слабым образным мышлением, когда тебе по телевизору показывают эффектную находку капитализма: два яблока с маленькой вырезанной долькой и большой, чтобы ты мог представить 23 % и 12% или когда показывают ⌠тонкий приём■ капиталистической экономики, показывая тебе цену 999, 9 доллара (как будто не ясно, что это 1000).

Почему 60-е, 70-е? Потому что они ближе всего мне по возрасту. Да дело, в общем и не в возрасте, просто эти десятилетия в литературе, кино и театре достигли максимума того, что могла дать советская эпоха. И в науке √ тоже.

Это дурачку, который не читал в это время ⌠Технику молодёжи■, ⌠Науку и жизнь■, не следил за искусством, сказали, что это был застойный период. Для интеллектуального человека движение было шикарным.

А почему Крым? Да потому, что ничто так не развивает эстетического и философского восприятия жизни, как Крым своей природой, историей, архитектурой, своей привязанностью к древнему центру цивилизации. Через Крым можно воспринимать весь остальной мир.

Я хочу, чтобы вы увидели Крым глазами семидесятника. К сожалению, это √ единственное, что я захватил. И ещё немного восьмидесятые.

 

Итак, начнём повествование. А начнём мы его с дороги.

Обычно еду в Крым по железной дороге через Домбасс, Запорожье и с севера попадаю в прекрасную столицу Крыма Симферополь. Но в этот раз я решил усложнить задачу: до Краснодара √ поездом, а там √ на автобус и через Керченский пролив в Крым на пароме.

В Краснодаре я вышел из поезда полчетвёртого утра. Новенький краснодарский вокзал встретил жёлтыми огнями, но я не стал в нём задерживаться, а сразу рванул на автовокзал. Благо, он здесь рядом.

На вокзале в самом углу располагалось небольшое кафе. Круглые столики на длинных ножках, расположившиеся прямо на улице, светились огромными белыми в ночных сумерках. Я бросил палатку и сумку под одним из этих столиков и пошёл за билетами.

Люблю дорогу, люблю эти маленькие приключения, калейдоскоп сменяющихся лиц, предметов, обстановки, а главное, ожидание новых впечатлений.

Люди, кто сидел, кто спал, кто потихонечку бродил вдоль вокзала в ожидании первых автобусов.

Купив билет, я достал ⌠куски■ из сумки и бутылку минеральной и всё это расположил на столике. К пище не прихотлив, но трапезу уважаю. Не люблю гурманов: у нас последнее время развелось слишком много передач о приготовлении пищи. Я не понимаю всех этих сложных блюд, но больше всего мне не нравится, когда смакует Крылов не туристические ролики, а какой-то клуб гурманов. И чем дальше, тем больше. Что это? Хроническое русское недоедание? Нет, скорее дань советской жизни √ мы теперь все ⌠господа■.

Смех берёт, когда видишь, когда видишь, как Россия пыжится набрать капиталистическую культуру. Вначале это оскорбляло мои советские эстетические чувства, но потом я научился развлекаться. Из эстета я превратился в саркастика. Меня смешит, когда люди распинаются передо мной на пищеварительные темы.

Был такой случай √ я работал художником в одной рекламной фирме. Один из директоров, совсем ещё молодой парень, мне важно заявил, когда мы сидели в машине: ⌠Ты вот можешь питаться вермишелью и сосисками, а мне нужна изысканная пища■. Я рассмеялся и ответил, что есть вещи поважнее, чем изысканная пища. И, кстати, вермишель и сосиски √ самая неплохая интеллигентская пища (только советские), а не сегодняшняя гадость.

Задорнов как-то заявил в интервью, что в цивилизованных странах выпускают сто сортов колбасы. Неужели уровень цивилизации определяется количеством сортов колбасы? Мне хватило бы и три сорта, лишь бы это был качественный продукт.

Непритязательность к пище, но нормального качества √ это тоже советский признак.

Вот так, потихонечку жуя и попутно разглядывая ожидающих, таких же, как и я, дождался своего рейса.

Когда садился в автобус, был уже ранний симпатичный рассвет. Люблю рассветы за этот удивительный свет, за то ожидание дня, которое они дают.

Мы неслись по Кубани. Автобус шёл ровно и мягко, заезжал в небольшие города южной России и стремился дальше √ к переправе.

Но самое весёлое началось перед станцией Кавказ, когда автобус уже вышел на косу со смешным названием Чушка. Дорога бежала по узкой полоске земли. Слева тянулся бесконечный лиман с круглыми островками густой зелени. Справа плескалось ласковое Азовское море. На глазах у этих двух морей прошла вся история человечества от древних кимерийцев и до сегодняшних дней. Вот и сейчас они наблюдают за нами, за тем, что мы создаём на этой земле.

Впереди показался блок-пост, я по наивности вначале принял его за таможню. Последний раз, когда я здесь был, всех этих ⌠прелестей■ здесь ещё не было. В такие моменты мне всегда становится грустно: это попахивает ранним средневековьем, когда все эти земли были разбиты на мелкие княжества. Средневековая логика ясна: пусть на небольшом клочке земли, но всё же князёк. Под национальные лозунги легче сосать соки из собственного народа. Это - чисто экономический фактор, история доказала, что национальные признаки ничего не значат. Миллионы китайцев, негров, японцев живут в других странах. И неплохо живут. Я вообще не представляю, как в наше время можно жить ⌠собственным огородом■. Мне душно в объёме одной страны. В своё время я объехал весь Союз. Была такая прекрасная обучающая система ⌠алгоритм■, где молодых инженеров обучали вычислительной технике. У меня остались тёплые приятные воспоминания о тех временах. Так вот, где бы ни был я, обязательно влюблялся в те места. Ашхабад, Ташкент, Алма √ Ата, Казань, Кавказ или Прибалтика, Украина или Урал. Мне нравились новые места, самобытная культура (в лучших её образцах), новые лица √ восточные, азиатские, славянские или татарские. Я ненавидел сидеть дома и тереться в локальной социальной среде. Это тоже один из важных признаков советского человека.

Итак, пора вернуться на трассу. На блок-посту у нас первый раз проверили документы. Пока милиция разбиралась с одним пассажиром, все вылезли покурить: жара безжалостно выгнала всех из автобуса.

Огромный лиман серебрился на утреннем солнце, шоссе убегало дальше по косе к нашей желанной цели √ переправе. Блок-пост √ довольно оригинальное сооружение: сам домик огорожен от дороги металлической сеткой, участок дороги возле домика разгорожен металлическими заграждениями, рядом стоит железная башенка с амбразурой, почему-то направленной в сторону России √ ⌠достижения■ современной цивилизации.

Ну вот, нашего пассажира отпустили, и мы поехали дальше. При подъезде к станции ⌠Кавказ■ увидели огромные терминалы. Раньше их не было. Перед воротами с изображением якорей автобус остановился. Водитель собрал у всех паспорта и куда-то исчез √ это была уже вторая проверка. Мы вылезли из автобуса посмотреть на окружающий мир. Рядом располагался импровизированный базарчик, где женщины торговали мелкими креветками, раковинами рапаны и прочими местными достопримечательностями. Возле входа в порт расположились несколько кафешек и магазинчиков, предлагающих вперемежку пиво, бутерброды, надувные матрацы, фотоаппараты и прочую всякую всячину для туристов. И всё это располагалось на белом-белом ракушечнике, отсвечивающим полуденное солнце, поэтому всё казалось белёсым, как на засвеченной плёнке: и кафешки, и магазинчики, и базарчик и ворота с якорями.

Наконец появился наш водитель, раздал паспорта, и мы залезли в автобус. Но не успели мы пересечь линию ворот, как он остановился, и всем велели разобрать собственный багаж.

Вот так, с багажом в руках мы и побрели на таможню √ длинный узкий навес. Это была третья проверка. Нам предложили заполнить декларации, но писать было не на чем. Кто пристроился на собственных вещах, кто на спине друг у друга. Кое-как заполнив декларацию и показав своё нехитрое барахло, мы прошли к своему автобусу, который уже поджидал за таможней. Покидали вещи в багажник, но водитель сказал, что нужно взять документы и пройти дальше по дорожке: это уже была четвёртая проверка. Пройдя по дорожке, мы попали в узкий проход, огороженный металлическими сетками. В конце его находилась будка с тёмными фильтрами на стёклах. Я просунул свой паспорт в окошечко, молодой человек в форме что-то набрал на клавиатуре ⌠ноутбука■ и вернул паспорт. После этого я прошёл в большой ⌠вольер■, огороженный сеткой. И по-прежнему всё было засвечено от ракушечника. Из этого ⌠вольера■ ворота вели уже прямо на паром.

Мы с облегчением сели в автобус. У каждого в паспорте был вкладыш с личными номерами. Потом уже, когда автобус заехал на паром, эти вкладыши отняли.

Перед украинской границей появилась возможность расслабиться, погулять по пароходу. Он не очень большой: вмещалось два ⌠Икаруса■ и несколько легковушек.

Пока паром добирался до крымского берега, я стоял на носу и любовался древними местами. Раздражение от мытарств улеглось.

Украинская сторонка встретила всего одним контролем паспорта. В моих документах остался своеобразный сувенир на память √ штемпель ⌠Крым, Украина■ и нарисован кораблик, который перевозил нас через Керченский пролив.

Но на таможне ⌠дама■ встретила нас таким презрительно-уничижающим взглядом. Не надо, наверное, объяснять , что это откровенное унижение людей, с которыми ты работаешь, но таковы, видимо, сегодня культура и сервис пограничников, которые обслуживают (теперь уже) иностранцев.

Я поставил свои вещи ей на стеллаж. Она ни к чему не прикоснулась и только покосилась на российский паспорт, который я положил перед ней аккуратно на стойку. Состоялся короткий диалог.

  • Куда едем, зачем?

Я улыбнулся, пытаясь растопить отчуждение, и как можно веселее сказал: ⌠В Крым, отдыхать!■ Она еле заметно дёрнула головой, давая понять, что разговор окончен.

Надо отдать должное украинской стороне √ процедура проверки намного проще, есть столики для заполнения деклараций, и само помещение намного удобнее, нет никакого ажиотажа и бестолковой сутолоки, как на российской границе.

Для тех, кто никогда не был за границей, рассказываю: первое, что делает турист, пересёкший границу, ищет обменные пункты и смотрит курсы валют.

Наш автобус ещё не выехал из ворот таможни, а мы уже рыскали по порту Крым в желании приобрести хоть немного украинских денег √ сразу все деньги никто никогда не меняет. Это тоже стало ритуалом, частью туристической деятельности √ бегать по городу и искать в обменных пунктах лучший курс валют.

Но здесь, в степи особо бегать было некуда √ в порту оказалось всего два обменных пункта и неизвестно откуда взявшиеся здесь бабульки, просящие подаяние. Курс был 15. Это значит, что вам за сто русских рублей дают пятнадцать украинских гривен. Поменял небольшую сумму. Рядом сидела совсем древняя бабулька и просила немного денег. Я дал ей две гривны и вышел на свежий воздух.

Яркое крымское солнце высвечивало рыжую степь Керченского полуострова. Зашёл в бар √ единственный в этом месте и выпил бокал хорошего сухого крымского вина, отметив приезд на солнечный полуостров.

Не успел я разделаться с золотистым напитком, как из ворот выпустили наш ⌠Икарус■, проверенный от колёс до крыши. Мы дисциплинированно покидали свои вещи в багажник и расселись по своим местам без суеты и толкотни: сказывалась тренировка.

К переправе с российской стороны мы подъехали в одиннадцать часов утра, а двинулись в путь по крымской земле только в пятнадцать часов.

 

Несмотря на то, что керченский полуостров √ самая безводная часть Крыма, Керчь встретила нас чистыми зелёными улицами. Это было приятно. Я смотрел в окно и думал: вот он, древний Пантикопей. Когда на территории нынешней России не было ещё ни одного города, здесь уже была бурная экономическая жизнь, кипели политические страсти. Подумать только: две с половиной тысячи лет мучений и страданий, войн и катаклизмов. И всё же, беспрерывное развитие, движение вперёд. Всё это вызывает благоговение и уважение к тем, кто дал нам сегодняшнюю, пусть ещё не закончившую развитие, но уже более-менее цивилизованную, насыщенную интеллектуально жизнь.

Мы подъехали к небольшому симпатичному автовокзалу. Я забрал багаж и распрощался с ⌠Икарусом■ - ему ещё дальше ехать до Симферополя.

Кстати, хочется особо остановиться на архитектуре Крыма. Столько эпох, стилей всех времён и народов √ от средневековых замков - ему ещё дальше ехать до Симферополя.

Кстати, хочется особо остановиться на архитектуре Крыма. Столько эпох, стилей всех времён и народов √ от средневековых замков до современного дизайна. Восточный стиль вперемешку с западным создают колорит и насыщенность. Такое впечатление, что многие зодчие приезжали в Крым специально, чтобы посостязаться в своём творчестве. Это ещё одна большая часть туристической деятельности в Крыму наряду с созерцанием природы и моря.

Мне лично больше всего нравится архитектура 60-х, 70-х. Пятидесятые слишком напыщенны. Множество коллонад перегружены деталями орнамента, в них нет скромности и лёгкости. После них пришли лаконичность, строгость форм, рентабельность, новые технологии, принёсшие большие витражи и просторные холлы. Строгая эстетика, замешенная на эффективности, профессионально-художественном чутье и достаточности, принесли прекрасные плоды.

Никакие современные материалы не позволяют сегодняшним творениям обойти архитектуру тех эпох. Их формы слишком вычурны, а шик и блеск просто вызывают смех. Это всё потому, что у них нет эстетически-художественного чутья, уродливый вкус.

По долгу службы мне часто приходится бывать в коттеджах новых русских и поэтому вижу всё это наглядно. Правда, за редким исключением бывают неплохие находки.

А интерьер? У шестидесятников - от молочных тонов до бледно-бледно серых, никаких ярких красок, очень мягкие для глаза тона. Свет для меня всё первое, на что я смотрю в жизни √ это свет. Лёгкие журнальные столики с закруглёнными углами, оригинальные подвески люстр из пластмасс. При тех материалах, которыми они располагали, столько прекрасных находок и решений! Но главное ощущение вкуса √не выходить за рамки, где начинается уже пошлое (главный признак сегодняшней эпохи). Когда я смотрю фильмы тех времён, то до сих пор удивляюсь их способности в эстетике.

Ну, если уж зашла речь о сравнении эпох с эстетической точки зрения, то нужно коснуться и герба.

Посмотрите на советский герб: колосья, придающие тепло композиции, земной шар и солнце. Сколько в этом глобального, несущего высшую философию √ философию, которую несёт эта страна. И с художественной точки зрения в центре - планета, поддерживаемая лучами восходящего солнца. И всё это обрамляется колосьями, придаёт композиции концентрированность, насыщенность.

А теперь посмотрите на эту двуголовую птичку. Сразу пахнуло средневековьем. Клюв открыт с высунутым длинным языком. Я уже не говорю о её философской и художественной ценности.

 

Мне повезло: я почти сразу нашёл жильё и недалеко от вокзала. В моём распоряжении была целая комната почти за пять гривен. Хозяйка √ пожилая татарка лет семидесяти пяти, тихая улыбчивая женщина.

Бросив свои вещи в комнате, сразу рванул в город. Люблю смотреть новые города и при том люблю ходить пешком. Тем более, что в Крыму города не очень большие.

Ещё дома поклялся себе, что, как приеду в Крым, не буду ничего есть, только пить сухое вино, но потом решил пощадить организм и сошёлся на двух яйцах на завтрак и двух на ужин. А деньги буду тратить на поездки, книги, сувениры и вино. В потреблении крымского вина есть что-то ритуальное √ дань крымской культуре, вернее, одной из её граней.

Больше всего удивило то, что на керченских улицах даже в пик-часы очень мало машин, это приятно.

Сразу за автовокзалом начинался рынок. Побродив среди рядов и посмотрев цены на фрукты и овощи, то, что больше всего меня интересовало, я вышел к набережной канала.

По обе его стороны тянулись дороги в направлении моря, а вдоль выстроились старые пятиэтажки, прикрытые зеленью. Люблю такие города √ никаких тебе высоток, ни кричащей рекламы, ни оголтелой суеты, на душе спокойно и уютно. Сразу вспоминаются советские выдержанные времена без лишней активности. Я вообще не понимаю это современное суетящееся существо, а главное, от этого хоть бы чуть-чуть прибавилось бы прогресса. Ни шиша.

Заглянул по дороге в один небольшой магазинчик. Не знаю почему, но мне нравятся крымские гастрономы. Мне кажется, что в них лучше планировка, лучше свет, больше товаров. Вот и здесь было светло и приятно. В углу была крошечная стойка, сделанная полукругом, а по краям её обрамляли две фальшивые колонны, сделанные в греческом стиле. Всего за одну гривну мне предложили стакан холодного крымского совиньёна (это около шести рублей). Где ещё за такие деньги вы сможете выпить стакан хорошего вина?

Пройдя вдоль канала до пересечения с дорогой, я свернул вправо в небольшой красивый парк и через десять минут был уже на берегу. Воды древнего пролива лизали каменный парапет, а маленькие мальчики в масках ныряли возле самого борта огромного плавучего цеха судоремонтного завода √ чисто керченская картина.

Побывал на горе, где по преданию по просьбе царя Митридата его заколол мечом собственный раб. С этой горы открывается шикарная панорама на город и на весь Керченский залив.

Домой попал только поздно вечером, уставший и довольный. Из репродуктора на двери лилась украинская речь. Хотя я понимаю, что говорят, через слово, но мне кажется, что украинский язык лёгкий и душевный.

Поджарив положенные два яйца, я завалился на кровать с газетой в руках. Когда приезжаю в Крым, всегда читаю местную прессу: она мне представляется более интересной и полноценной, чем наша пресса, нашпигованная политикой, бизнесом и светскими глупостями. Впрочем, и тут хватает проблем. Открываю одну газету. Написано: в город дали воду на два дня √ это огромный ⌠прогресс■ для 21 века. Да, конечно, я издеваюсь. А как иначе?

И вообще, пришла пора поговорить о философии, потому что без полноценной глубокой философии в современном сложном мире не построишь ни приличной экономики, ни вообще нормальной жизни.

Советская жизненная философия построена на романтике прогресса √ как душевно-интеллектуального, так и технического. Она старалась освободить сознание человека от денежной зависимости, снизить количество платежей, чтобы не превращать человека в накопительный автомат, пыталась научить его нормально мыслить на уровне современного человека, а не в объёме собственного кармана (это слишком тоскливо).

Закрепощённое денежным гнётом сознание не способно нормально функционировать, оно будет циклиться на мелких бытовых проблемах, на вопросе о деньгах √ это и есть одна из основных сущностей капитализма. Сам капиталист туп и ограничен и думает в основном о деньгах. По этой причине в капитализме напрочь отсутствует философия (разве что в области мистики). Идеология есть, а философия почти отсутствует или присутствует в уродливом виде. Социализм, капитализм - это не разные политические системы и даже не виды экономического хозяйствования √ это в первую очередь образ жизни, то есть культура, заложенная на генетическом уровне. Быт капиталиста √ это пошлость, пустота, пороки. И это мы можем сегодня наглядно видеть. Один их поп-арт чего стоит, эта синтетическая оторванная от жизни культура.

Нужно показывать тоскливую, бесполезную сущность капиталиста, нужно создавать антирекламу, чтобы молодёжь не тянулась за этим генетическим уродом (генетика так же отвечает за построение мозгов, как и всего организма).

Говорят, что в Москве философам платят бешеные деньги только для того, чтобы они могли придумать более-менее приемлемую философию для капитализма.

Я не был за коммунистов, но когда увидел, что такое капиталистический человек √ это пустое, циничное, блюющее на всё ценное, с гнилой философией барыш, существо. В основном это бездарность даже то, что было талантливого в капитализме, не принадлежит ему.

И вообще считаю, что настоящий интеллект не может служить капитализму. Ставить рядом прогресс, интеллект и вот это┘ Нет, увольте!

Вспомнил фильм ⌠Девять дней одного года■, кстати, тоже шестидесятников. Там один учёный говорит другому: ⌠Умный человек может стоять впереди эпохи, может быть вне эпохи, дурак √ никогда■. Сегодня я как никогда лучше их понимаю.

Ещё хотел бы реабилитировать слово интеллигенция. Настоящий интеллигент всегда на стороне прогресса, по крайней мере советский, а эта пишущая братия, которая подыгрывала ⌠генеральному барыге■, вряд ли её можно назвать интеллигенцией. Дошло до того, что в 92 году раздавались лозунги: ⌠интеллигент √ враг народа■. И до этого довела пишущая братия. Всё перемешалось в этом гигантском коктейле, а отделить одно от другого люди не всегда умеют.

Так вот о воде: сегодня каждый старается залезть друг другу в карман: энергетики газовикам, газовики √ водникам, транспортникам, те √ ещё кому-нибудь. Каждый старается обогатиться за счёт друг друга, а в общем итоге получается бардак и гонки с преследованием кто кого √ вот она, современная философия капитализма. Людей подставили под общие правила игры, и не самой красивой игры, и каждый сидит в своём ⌠огороде■: сырьё, энергетика, ресурсы. А больше всего страдают те, у кого ничего нет: образование, наука.

Как-то смотрел по телевизору передачу, где говорили о какой-то новой профессии, не помню, как называется. Одним словом, капиталист должен управлять работой учёных. Как эта обезьяна будет управлять теми, у кого интеллект в тысячу раз выше, чем у неё? Смех, да и только.

Один раз читал в солидной столичной газете материал о том, что в Москве наладили выпуск ⌠ноутбуков■, а в конце написано: ⌠но главное, что люди будут теперь получать прибыль■. Обратите внимание: главное √ не продукция, не то, что налажен выпуск нового изделия, не его назначение в современном мире, а главное √ прибыль, которую можно потом тупо спустить √ вот в этом вся и разница, в этом - вся их сущность. Их интересует не конечное производство, а прибыль, перестановка ценностей местами.

Эта публика очень любит считать за газ, за воду. А знаете, почему? Да потому, что они из всего этого делают прибыль. Государства развиваются для того, чтобы увеличить удобства жизни своего народа. Сельский житель Крыма, например, должен трудиться на земле и , придя домой, отдохнуть, а не думать, где ему взять воду, газ, канализацию. Это обязанность государства. А это ⌠насекомое■ поражает все коммуникации жизни, мешает дышать людям. Меня больше всего воротит, когда они начинают разглагольствовать ⌠что за всё это надо платить и т. д. и т. п., это их любимая тема, я давно заметил.

 

А Крым продолжал радовать своим присутствием, вернее, моим присутствием в нём.

Поднявшись пораньше, я выскочил из дома. Автобус ехал по городу, пробираясь в южном направлении. За окном мелькали дома, деревья, магазины. Тихие спокойные улицы и парки сменялись калейдоскопом .

Но вот город кончился. Начались какие-то древние раскопки, и вскоре автобус привёз нас к городскому пляжу. Серебристые деревья обрамляли полосу пляжа, убегающего далеко на юг и заканчивающегося небольшим мысом. Здесь был такой же белый ракушечник, как и на переправе.

Раздевшись, я вошёл в воду. Кристально чистая вода. Сетка оптических зайчиков играла на светлом дне, создаваемая рябью. Маска и ласты всегда при себе. Плыву от берега, глубина увеличивается очень медленно, вода насквозь просвечена лучами, на мелких барханах песчаного дна играют блики от поверхности, и ты паришь в этом засвеченном голубом бульоне. Никакая река не может создать такого эстетического ощущения. Если вы плавали с маской в море, вы меня поймёте. Всё дно было покрыто створками мелких раковин. Выбрав два интересных экземпляра и насладившись заплывом я поплыл к берегу.

На пляже народу было довольно много. Видимо, всё свободное от дел население приехало сюда покупаться. Я смотрел на непривычное для меня освещение. Кстати, давно сделал открытие: каждое место имеет свой свет, интенсивность, направление, оттенки. Это связано с географическим положением, азимутальным расположением воды и суши и цветом местности.

Керченский пролив протянулся с севера на юг. Впереди посредине виднелась коса Гузла, а вдалеке по невидимому фарватеру двигалась вереница судов.

Я шёл по пляжу и думал: ⌠Вот где-то здесь находились города великого Боспорского государства, пытавшегося соперничать с самой Римской империей.

День провёл в ныряниях и заплывах, но организм ещё не акклиматизировался, да и загара толкового не было, поэтому пришлось убегать с пляжа пораньше. Заглянул в приглянувшийся мне магазинчик, пропустил дежурный бокал сухого и домой.

Следующие полдня провёл в А . огромные монументы как две гигантские глыбы возвышались над выжженной степью. Когда подошёл к ним, то увидел, что между ними есть ход, ведущий вниз. Спустившись по лестнице, я ужаснулся: квадратный лабиринт с щербатыми стенами уходил вглубь, в самом конце тоннеля тускло светился красный фонарик, имитируя огонёк коптилки, какими пользовались партизаны. Несмотря на то, что наверху была сорокаградусная жара, здесь было холодно. И в таких условиях жили и сражались те, кто ушёл в эти катакомбы. Стало досадно, что не смогли сберечь то, за что боролись, страдали и терпели лишения эти люди.

Последний день провёл, гуляя по Керчи. Как раз было воскресенье, и вдоль по набережной канала расположился ⌠блошиный базарчик■ √ люди вышли торговать кто чем. Я шёл вдоль рядов и скупал значки и книги о Крыме для моего домашнего музея √ у меня в России есть маленький уголок Крыма.

А вечером пошёл погулять по набережной залива. Море чуть шевелилось возле каменного бордюра. После дневной жары люди высыпали на берег. Кто прыгал прямо с набережной в тёплую воду, кто спускался по ступенькам, ведущим прямо в море, а кто просто сидел и смотрел на тёмную гладь Керченского пролива.

В шесть часов утра я бродил по чистому вымытому автовокзалу, дожидаясь своего автобуса. Было тихо, первые лучи солнца золотили окружающий мир. Не знаю почему, но в такие часы у меня всегда на душе глубокий покой, непередаваемое ощущение внутреннего комфорта.

Вот уже подали автобус. Он оказался маленьким, чуть больше маршрутного такси, с одной дверью. Багаж покидали торчком прямо в салоне. До свидания, город рыбаков! Дорога зовёт, нас ждёт Феодосия.

Попетляв по городу, автобусик выбрался на трассу. Пустынные холмы оригинальной формы виднелись повсюду. Такое впечатление, будто морские волны застыли на веки-вечные в хаотическом движении. Дорога ровной стрелой уходила прямо на запад. Мы мчались мимо холмов, населённых пунктов, иногда лучи боковых дорог отвлетвлялись от основной трассы к небольшим посёлкам, названия которых были написаны на табличках: Приозёрное, Горностаевка, Ленино, Батальное. Крым это как маленькая страна, где все города и посёлки расположены очень близко, при желании его можно проскочить за один день, но этого лучше не делать. Лучше играть в путешественника, который долго едет по этой чудесной стране с красивым названием Таврида.

Вскоре автобус вышел к посёлку Приморский и пошёл вдоль берега по огромной дуге феодосийского залива.

В Феодосию въехали со стороны Айвазовской или Айвазовки в простонародье. Не успел сойти с автобуса, как подхватили под руки сдающие жильё.

Мне повезло √ я поселился тут же, в Айвазовке в двух шагах от моря. Мне ещё в одном повезло √ рядом с тем местом, где я жил, был обменный пункт с лучшим курсом 15, 7. Меня поселили в крошечном стеклянном домике, где были только кровать, кресло и тумбочка. а что ещё надо человеку? Над кроватью висела какая-то чеканка не очень высокого качества, а стёкла были затянуты наполовину старыми коврами с изображением зверей.

Нет ничего лучше частного подворья где-нибудь на юге России или Украины: белёные аккуратные домики, чистые бетонированные дорожки и сверху всё увито виноградом √ для меня это высший комфорт.

Хозяева располагались в основном доме, а по двору были разбросаны ещё такие же жилища, как моё. Всё соединялось дорожками. Несколько длинных обеденных столов располагались под сенью винограда. Солнечный свет, пробиваясь сквозь виноградную листву, золотыми пятнами ложился на всё √ домики, дорожки, столы. На душе было радостно и светло.

Любители изысканного комфорта всегда издевались над таким бытом, насколько я помню. Когда выслушиваем рассуждения современной публики о сервисе и комфорте, у меня всегда возникает чувство презрения, смешанное с состраданием. Кроме тупого любопытства евроремонт у меня ничего не вызывает и ещё рефлекторное чувство не наследить, как в музее, знаете. Может, я и издеваюсь, но он тоже надо мной издевается, когда разглагольствует на умные темы, а я должен его выслушивать с глубоким выражением лица. К сожалению, на этом эстетика его и заканчивается.

Кстати, об эстетике. Без неё не создашь настоящего социализма, не получишь полноценного человека. Без эстетики не создашь полноценной промышленности, не выберешь правильную профессию.

Сегодняшняя цивилизация породила 80 процентов неправильных профессий и направлений в культуре человека. Без настоящего эстетического восприятия не будет правильно развиваться искусство. Как видите, эстетика √ это не просто красивые обои на стенке.

Без эстетики человек не сможет построить нормальный быт, организовать досуг, экономить средства индустрии. Без неё не будет формироваться нормальная жизненная философия человека.

А наша публика копила ковры, пересчитывала на заводе произведённые чайки на рубли и на кухне жрала водку, а нашу семью упрекала за то, что мы ездим в Крым. Из-за такой публики социализм и рухнул. Хватит наступать на одни и те же грабли!

И ещё без эстетики даже не будет нормального красивого поведения человека в среде. Грубость, тупость, хамство, перерасход средств (чем меньше в голове, тем больше надо в кармане). Земля трещит от того дурацкого хлама, которым человечество всё больше себя обкладывает. Эгоизм достиг анекдотичных размеров: машины, банки, склянки, неумеренная жратва! В руках одного человека скапливаются миллиарды средств.

Престижные безделушки и ⌠пойла■ стоят в десятки и сотни раз дороже серьёзной электронной аппаратуры. Эти блестящие стекляшки (я имею в виду бриллианты) стоят столько, сколько современный хороший завод, а бутылка французского вина в несколько раз дороже современного хорошего компьютера.

Сколько можно терпеть этих низкоинтеллектуальных светских обезьян на нашей планете, сколько терпеть издевательства над нами и нашим интеллектом?

Кстати, в Крыму на рубеже веков жил князь Голицын. Он мечтал создавать хорошие вкусные вина, которые были бы доступны простому человеку. Недавно по телевизору была о нём передача об этом. Никто не вспомнил, сказали только, что он любил красивую посуду, а умер в нищете, потому, что не умел вести бизнес.

Фильмик был со всей этой светской тухлятиной, а то, что он вкалывал наравне с мужиками и что его любимой присказкой было ⌠никакими чинами и орденами не посрамлён■, об этом умолчали.

А посмотрите на эстетику дизайна современной бытовой электронной аппаратуры! Это же идиотизм! В погоне за покупателем стараются, изобретают вычурные формы. Они ещё магнитофону рога приделали бы! Вот вам капиндустрия наглядная.

 

 

Ну вот мы и в Феодосии. У меня особое отношение к этому городу. Тихий уютный городок расположился в западной части феодосийского залива, спрятавшись за небольшими холмами √ последними в цепи крымских гор.

Неширокие улицы застроены малоэтажными домами. В будущем все города будут такими. Не будет небоскрёбов, как в Америке, в которых - огромное скопление ⌠биомассы■, живущей непонятно чем и как.

Один мой знакомый, разглядывая фотографии Феодосии, заявил: бедно, мол, слишком. А я рад, что здесь не застроено всё, как в Монте-Карло. Да и вообще, этот навязчивый сервис уже оскомину набил, все помешались на комфорте. Скоро этот изнеженный ⌠червяк■ не сможет существовать без кондиционера. И солнце для него, говорят, стало опасным.

В Феодосии я всегда чувствую себя уютно, впрочем, как и во многих городах Крыма. Меня раздирают два желания: нырять на глубину и бродить по улицам.

Утром, открыв глаза, первое, что увидел √ это фанерный потолок моего пристанища, покрашенный голубой краской. Со всех сторон через стёкла лился утренний свет. Я улыбнулся сам себе, предвкушая насыщенный день. Вскочил с кровати, засунул в мою походную наплечную сумку ласты, маску с трубкой, недочитанную местную прессу и пошёл завтракать. Во дворе имелись аж две кухни, и в каждой можно было готовить. Как всегда, дежурная яичница, и √ по дорожке к калитке, ключик √ на гвоздике вверху √ эти люди ничего не боятся и не прячут √ здорово!

Улица по диагонали уходила к морю. В самом конце её было небольшое кафе. Свернув направо, пересёк основное шоссе, прошёл какие-то технические здания и по правому берегу речки Байбуга вышел к морю. Здесь она и впадала в него.

Специально пришёл пораньше, пока отдыхающие не замутили воду. Разложил подстилку, сверху бросил газеты, достал снаряжение и вошёл в воду. Подготовка к заплыву √ это тоже целый ритуал. Выбираешь камень в воде, садишься, ополаскиваешь ласты, чтобы они хорошо были смочены водой. Пока всё это делаешь √ привыкаешь к воде, потому что заплыв может длиться 45 минут, час, а то и больше. Одев ласты, пятясь, заходишь в воду по грудь. Только тогда начинаешь подготавливать маску. Ополаскиваешь, протираешь стекло слюной чтобы не запотевало, снова ополаскиваешь. Одеваешь и с разворота лёгким нырком уходишь под воду, сильно работая ластами.

Дно в этом месте залива довольно оригинальное. Хаотическое нагромождение плоских глыб навалено друг на друга √ естественная защита берега. Камни √ ноздрястые, между ними много ходов и трещин, где снуёт мелкая рыбёшка. Глубина не увеличивается, держится где-то 1, 5-2 метра. В некоторых местах можно даже стоять по пояс в воде вдалеке от берега. Потом - небольшое понижение метров до трёх и на расстоянии метров 50-60 от берега скалы резко обрываются отвесной стеной. Дальше тянется ровное песчаное дно, на глубине метров 5-6 с небольшим понижением в сторону открытого моря.

Ныряю со стороны песка и подхожу к стене скал. Внизу √ глубокие ниши, где прячутся крабы. Засовываю руку в трещину и пытаюсь одного из них выудить. Трудно! Он упирается лапами вниз, а панцирем √ вверх. Тяжело тащить. Но вот он на свету. Довольно крупный экземпляр, сам весь фиолетовый, а изнутри клешни с коричневыми подпалинами √ это каменный краб. Рассмотрев, отпускаю краба обратно √ беги, приятель, больше я не буду тебя беспокоить. Отплыл на открытый песок, смотрю √ крупный бычок, ныряю и тыкаю его пальцем. Он рванулся от меня, но далеко не уходит, крутится на одном месте, а территорию не покидает. Оставив бычка в покое, я поплыл в сторону открытого моря. Погода была отличная, море √ спокойное, дно просматривалось хорошо. Насладившись нырянием, поплыл обратно к берегу. Недалеко от подводной ⌠стены■ на песке встретил песчаного краба. Большой, окраска светлая, почти такая же, как песок, задняя пара лап видоизменена под плоские лопатки, чтобы можно было грести. Он что-то жевал, перебирая клешнями √ ладно, приятель, отдыхай, тебя я не трону.

Немного отдохнув и полистав газеты, пошёл по берегу из Айвазовки в центр Феодосии.

Вдоль берега тянулись бесконечные пляжи. На каждом шагу √ кафе и лотки, в которых продавали книги. Было много литературы о Крыме √ буклеты и красивые наборы открыток. Хотелось всё купить, но цены сдерживали порыв.

Проспект Ленина вывел к красивой набережной. Чем здесь только ни торговали √ эфирные масла, разнообразные раковины, поделки из древесины крымских пород. Приятно ходить и рассматривать все эти экзотические вещи, прицениваться. Здесь же, по набережной, басовито урча, бегают поезда. Просто железную дорогу негде было проложить. Она оригинально устроена √ одновременно обслуживает и железнодорожный вокзал, и порт.

Симпатичный небольшой вокзал расположился прямо возле моря, а чуть дальше, куда убегала единственная нитка железнодорожного полотна, торговый порт. Его краны, похожие на жирафов, видны со всего побережья Феодосии, а вечером, когда народ начинает расходиться с пляжей, на них загораются огоньки, и световые дорожки от этих огоньков ложатся на тёмную воду. Краны деловито снуют туда-сюда, и дорожки на воде следуют за ними. Сколько веков этот порт уже трудится? Ещё во времена расцвета древней Греции сюда приходили и отсюда отправляли суда.

Пройдя мимо дома Айвазовского, я свернул на Галерейную и мимо краеведческого музея вышел к дому А. С. Грина. Если выходить с этой стороны, то взгляд сразу упирается в большое панно, выполненное на торцевой стене здания. Сделано очень тепло, всё передано в духе самого писателя-романтика: стоит бригантина, с бушприта свисает одинокий фонарь, площадка, изображающая причал, выложена под таким углом, что создаётся впечатление перспективы, а вдалеке, на горизонте виднеется одна из гриновских стран, описанных в рассказах. Рядом художник в утренних тонах изобразил длинный лабиринт. нельзя отнять у человечества конструкцию жизни, которую оно успело вырвать из хаоса вселенной. Ведь именно конструкцию жизни изображал Грин в своих произведениях, складывающуюся веками, пока рос человек, её тонкую и хрупкую надстройку, которая легко разрушается от грубой силы √ разве не об этом хотел сказать художник?

Чистый белый фасад одноэтажного здания ярко подсвечен лучами солнца. У входа в музей разместили такелаж старинного судна. И в это время вспоминается другой Крым √ зимний.

Небольшой городок, Старый Крым, расположившийся среди холмов. Я √ в последнем пристанище Грина √ его доме в Старом Крыму. Спальня писателя (одновременно и рабочий кабинет) подкупает своей простотой и скромностью: простые белёные стены, кровать возле окна, между кроватью и стеной втиснут рабочий стол, в изголовье √ тумбочка.

Появилось желание уйти от комфорта больших городов и пожить этой простой натуральной жизнью. Полная жизнь не там, где много суеты и хлама. Это неправда!

Я вышел на улицу. Крошечный домик писателя выделялся на фоне серого неба. Было тихо-тихо, и в этой тишине абсолютно беззвучно опускались крупные хлопья снега, как в немом кино.

Ещё долго бродил по улицам Феодосии и домой в Айвазовку попал только вечером.

Переоделся √ и сразу на пляж.

Я стоял на буне. Солнце уже село, но лучи заката ещё были видны, и поэтому вода приняла маслянисто-загадочный цвет, какой бывает только в эти мгновения. Стоял и смотрел как детвора лет одиннадцати-двенадцати прыгает с буны в воду, вылезает на берег, забегает на бетонный волнорез и снова прыгает в воду. И так по кругу. Они с наслаждением барахтались в воде, их загорелые тела блестели в закатных лучах солнца и я подумал: вот оно, настоящее, полезное и естественное, а политика, бизнес √ всё это удовлетворение человеческого тщеславия, искусственное, ненужное.

Как подумаешь, сколько ненужного появилось в человеческой жизни √ оторопь берёт, против того нормального полноценного быта , который должен присутствовать в этом мире. Мне один знакомый заявил: ⌠Как я поеду отдыхать, если бизнес требует постоянного моего присутствия■. Бедные рабы! Кампанелла ещё в шестнадцатом веке утверждал, что человек должен работать в сутки четыре часа, остальное время он должен отдавать изучению наук, искусству и спорту. Насколько человек средневековья был прогрессивней сегодняшней публики!

 

Прошло несколько дней, и я решил совершить поход: перевалить через гребень огромного конуса, заканчивающегося мысом Ильи, и попасть в соседнюю бухту с загадочным названием Двуякорная.

Собрав как всегда стандартный комплект ныряльщика и положив в сумку полбутылки воды, где-то грамм 700-800, по утренней зорьке двинулся в путь. Шёл в западном направлении в сторону Карантина √ так называется старая часть города, расположившаяся за портом.

Только удалился от центра, как начался частный сектор. Низенькие хатки карабкались вверх по склону. Сплошные глиняные заборы, покрашенные извёсткой, превращали улицы в узкие лабиринты. Было такое ощущение, что попал в конец 19 века. Я брёл по этим лабиринтам, стараясь выдерживать курс √ прямо на гребень. Попутно осмотрел остатки генуэзской крепости (14 век). Квадратные зубчатые башни возвышались на холмах. В полукруглую амбразуру было видно море. Сразу вспомнились строчки: ⌠Комфорта каменного рода человечья■. Конечно, они не были романтиками, просто крепости строились на стратегически выгодных местах.

Домики карабкались вверх насколько могли и закончились только там, где уже совсем пошёл крутой подъём. Стало тяжелей идти, начались посадки сосны √ природных лесов в Феодосии нет. Карабкаясь по террасам , стал забирать влево, чтобы обойти локационную точку, расположившуюся на самой вершине. Выбравшись на самую вершину гребня, я вышел на довольно приличную колёсную дорогу, ведущую на другую сторону, и потопал по ней.

Пока шёл, думал о нашем сегодняшнем документальном экране. Как-то по одному из центральных телевизионных каналов России показали фильм о Воронцовском дворце в Алупке. Думал, покажут прекрасные придворцовые парки, расскажут об архитектуре дворца. Но авторы откопали за границей какого-то дальнего потомка графа Воронцова, который всё время хвалился, что у него есть дома, он всё время повторял: ⌠ А у меня, а у меня┘■ и вообще что-то гнал не по теме. Потом ведущая поплевала в советскую эпоху, что, мол, в советское время плохо следили за дворцом. Под конец оператор мазанул камерой (именно мазанул) по южному фасаду, и всё?! И весь фильм о воронцовском дворце.

Капитализм не умеет снимать документальное кино. Как я соскучился по нашим прекрасным профессионально построенным советским документальным фильмам. Как надоела эта бездарность. Идеология идеологией, но ты снимай, как надо. Видимо, Воронцовский дворец их меньше всего интересовал.

 

 

Дорога вскоре вывела к противоположному склону. Выцветшие, палевых оттенков со скудной растительностью холмы круто убегали вниз. Море было густого синего цвета, что говорило о прозрачности и большой глубине. Берег уходил по огромной вогнутой дуге, с противоположной стороны длинный узкий конус земли глубоко врезался в море. Где-то посередине его белели домики Орджоникидзе, а на самом конце огромной глыбой возвышался остров Иван-Боба. Это и была бухта Двуякорная.

Тропа привела к пустынному пляжу, насколько хватало глаз, не было видно ни одной живой души. Я почувствовал себя Робинзоном Крузо на необитаемом острове. Берег был усыпан крупной галькой. Одинокое дерево росло на выходе той балочки, по которой я спускался сюда. Наверное, это - единственное место, где ещё можно было достать воду корнями.

Расположился на большом плоском валуне у самой воды. Разложил, как всегда, свою нехитрую амуницию и дал немного мышцам расслабиться.

Один из мною придуманных лозунгов гласит: ⌠Чтобы любить Крым, надо иметь крепкие ноги■.

На душе было хорошо и одиноко. Утреннее море отливало синим глянцем. Далеко, почти на горизонте двигались прогулочные катера. Они выныривали из-за мыса Ильи √ шли из Феодосии.

Смотрел на море и думал, что нам, маленьким шестидесятникам, больше всех повезло. Мы, рождённые 60-м годом, пришли в этот мир вместе с выходом человечества в космос, с телевидением и транзистором, в период романтического подъёма.

 

Нашим кумиром был Жак Ив Кусто с его подводными домами. Я как нельзя лучше соответствую той эпохе √ романтик-прогрессист по натуре и то, что полюбил Крым, и то, что стал ныряльщиком, и любовь сидеть с паяльником.

До сих пор помню, как мальчишкой увидел афишу, приглашающую в подводную секцию. Графически был изображён ныряльщик, в нырке протягивающий руки к амфоре.

Прекрасные были времена! В Крыму в тот период начинают открываться в большом количестве кемпинги и автокемпинги для палаточного туриста √ лучший вид туризма для молодого и среднего возраста.

Статистика того времени показывает, что резко возросло количество отдыхающих в Крыму. От нескольких сот тысяч в 50-е до нескольких миллионов к началу семидесятых.

В финансовом плане стало легче. Удалились от послевоенных проблем, народ получил возможность активно и культурно отдыхать. Всё больше людей в стране обращали свои взоры к культуре и красотам Крыма.

Как результат того времени к середине 70-х годов появился грандиозный проект построить в Крыму всемирную школу аквалангистов. Но я о ней расскажу потом.

Не понимаю, о каком застое идёт речь? Барахла что ли кому-то не хватало? Нормальные люди жили нормальной интересной жизнью. А кто-то боролся за свои несовершенства √ такие, как диссиденты 60-х. Они и сейчас ничего путного сказать не могут. Правильно, бездарность не пропускали в советское время. Таких как Новодворская или Валентин Сорокин. Ни написать умную мысль, ни создать эстетический образ. Только и умеют что плевать в советскую эпоху √ в этом всё их самовыражение.

Этим мы будем всю жизнь мстить, да потерянные наши эстетические чувства, тонко, интеллектуально. Борьба должна идти на высшем уровне.

 

Одев снаряжение, я вошёл в море, вода обступила нежной прохладной массой. Сделав несколько глубоких вдохов, плавно дельфинчиком ушёл в этот живительный ⌠эликсир■. Глубина увеличивалась довольно быстро. Дно представляло собой нагромождение огромных валунов. Я чувствовал себя мухой, парящей над этими глыбами. На одной из них сидел крупный краб. Он проигнорировал моё появление, а я не стал ему мешать. Сделав несколько пробных нырков, пошёл дальше, где дно уже не просматривалось. Пришлось нырять ⌠вслепую■, не зная, куда идёшь. В таких случаях погружаешься гораздо медленнее, чем обычно.

В одном месте погружался довольно долго, вокруг уже начали сгущаться сумерки, а дна всё не было. Не стал испытывать судьбу, развернулся и пошёл наверх, хотя запас воздуха в лёгких ещё был.

В свободном нырянии главное √ это расчёт √ зря не рисковать. Хотя риск присутствует в любом случае, поэтому хорошо бы иметь надёжного напарника. Но очень редко находятся те, кто плавал бы далеко. В основном все лазят у берега.

Выплыв на мелководье, я улёгся прямо на камни. Половина стекла маски выглядывала над водой. В той половине, что внизу, был пригашенный растворённый в воде свет. Круглые салатного цвета водоросли тихо колыхались из стороны в сторону. Маленькая прозрачная креветка возле самой маски что-то быстро собирала крошечными клешнями. А сверху был срез берега, белёсая галька на берегу, одинокое деревце на фоне бежевого склона, уходящего вверх. Вылезать не хотелось.

Я лежал и думал, мои воспоминания о 60-х, 70-х они называют ностальгией по прошлому, а почему у меня не должно быть ностальгии, если то, что было, в тысячу раз лучше того, что имеем сегодня. Если висит прекрасная картина и низкопробная мазня, почему я должен любоваться второй?

На берегу было тепло и ярко после мягкого подводного света. Я улёгся на большой камень и достал прессу.

Открываю газету ⌠Кримська свiтлиця■ на украинском языке. Девятиклассница пишет, что в Крыму должны жить украинцы. Она хочет лишить Россию не клочка земли под названием Крым, а части культуры, части души её.

Для украинских капиталистов Крым √ просто источник дохода, а больше √ престижа. Для украинского народа √ это источник жить своеобразной культурой. А почему русский человек не может жить этой культурой? Мне, например, не нужны нефтяные моря России, мне нужен Крым.

Я даже изречения придумал, которые хотел написать на бордюрах дорог. Вот они: ⌠Умереть не страшно √ страшно жить без Крыма■.

⌠Крым √ не клочок земли. Крым √ это состояние души■.

⌠Крым √ это не полуостров, это- эстетика природы■.

⌠Крым √ не развлекаловка, а серьёзная работа для души■.

⌠Чтобы любоваться Крымом, надо иметь ясные глаза■.

⌠Найди Крым, и ты найдёшь смысл жизни■.

⌠Открой Крым, и ты откроешь суть бытия■.

Вот она, эстетика жизни, без которой нормальный человек не может жить┘ а маленькая украинская девочка лопочет своё.

 

Сделав ещё один заплыв, стал собираться в обратную дорогу. Стояла полуденная жара. Я не рассчитал с водой. Когда двинулся в обратный путь, у меня в бутылке уже не было ни капли воды. Подъём оказался очень крутой, во рту пересохло, сердце бухало, и дышал я, как загнанная собака. Часто приходилось останавливаться, чтобы отдышаться. Заниматься такими упражнениями в полуденный зной не очень-то приятно. Когда перевалил через край, не было уже сил добраться до ближайшего дерева. Уселся прямо тут, на краю. Страшно хотелось пить.

Смотрел вдаль и думал: ⌠От моря хоть польза есть, а от ⌠нового русского■ какая? И сам же рассмеялся собственной шутке.

Ну, в самом деле, о каком фашизме говорит Новодворская?! Ведь когда истребляют вредных ненужных насекомых (колорадского жука, например), никто не считает это фашизмом. А это √ то же самое. Гнилая интеллигенция, пишущая вредные вещи (хотя у меня язык не поворачивается называть их интеллигенцией), паразитирующий на экономике бизнесмен, деятель искусства, создающий разлагающие произведения. Всё это по законам природы должно убираться. Советские люди этим не занимались.

Я, конечно, не фашист, я шучу, просто так я хочу показать этой публике, сколько она стоит для цивилизации, о которой она лживо печётся. На самом деле ей ничего не нужно, кроме собственного желудка и собственных пороков.

Генетически ненавижу эту публику!

Жаль, что одно время советская власть не признавала эстетику и генетику. Будущее цивилизации √ это генетические войны.

В самом деле, если можно культивировать розы, почему нельзя улучшать человека с помощью генетики? Скажите, возникнет много этических проблем. Да, человеку нельзя запретить иметь детей. Но можно открыть институты, где человек мог бы получить донорский материал того или другого пола от того, от кого он хотел бы иметь ребёнка. В мире многое бы изменилось. Почему-то чем дальше, тем больше посещают такие мысли.

 

Посмотрев в последний раз на Двуякорную бухту прощальным взглядом, потопал в обратный путь.

Та же лесная дорога, те же посадки сосны, только теперь я вышел к самым крайним домикам ⌠карантина■. Попетляв по узким переулкам, вышел на знакомую мне улицу и сразу увидел то, что искал: крошечный продовольственный магазинчик.

Магазин был настолько маленький, что приходилось крутиться почти на одном месте, чтобы рассмотреть прилавки. Купив большую бутылку холодной ⌠Крымской воды■, тут же половину её вылил в себя. Придя немного в себя, я улыбнулся продавщице и выскочил на улицу.

Меня всегда умиляли эти сельские магазинчики своей экзотичностью. У меня склонность натуры к миниатюризации. Не люблю этих изобилующих маркетов и , вообще, не люблю ничего большого и когда много, мне претит это. Единственное, что меня интересует, как эти маленькие магазинчики умудряются выживать. Я всегда стараюсь зайти в них и что-нибудь купить, чтобы увеличить их товарооборот. Психология человека √ интересная штука!

 

Вскоре я уже был в центре Феодосии. Одно из достоинств небольших городов √ везде можно попасть очень быстро.

Пройдя немного по уютным улицам, вышел к чудом ещё сохранившейся столовой -√надо было подкрепиться после похода. Да и вообще, я соскучился по столовым, слишком мало их осталось.

Эти наши новые хозяева в 92 году разрушили общепит √ одно из интереснейших достижений советской эпохи, это я заявляю, как человек командировочный, который всю жизнь по столовкам √ студенческим, заводским, институтским. За рубль двадцать можно было наесться до отвала. Это тоже было ритуалом √ взять чистый поднос, положить на направляющие и потихонечку двигаться между ширмой, увитой цветочками, чтобы сзади не лезли нахалы, и прилавком. Тут тебе и блинчики с мясом, и сырники, и оладьи, картофель, рис, капуста, биточки, котлеты, сметана, компот √ нормальная русская пища.

А сегодня √ либо это кустарные кафешки, либо с изысканным лоском рестораны, и всё же им редко удаётся подобрать хороший интерьер, свет. Из всего этого обилия мало что нравится.

Остаток дня я провёл на прекрасных пляжах Айвазовки, поближе к тому месту, где я жил. Понаблюдал, как меняется цвет моря в лучах заходящего солнца, и покинул пляж только тогда, когда жара уже спала.

Заглянул в соседний со мной магазинчик за бутылкой белого сухого вина и отправился домой.

Во дворе был вечерний уют. Женщины сновали между кухней, собственными комнатками и умывальником, дети бегали по дорожкам. Кто готовил пищу, кто развешивал полотенца на верёвках, в их медлительности чувствовалась послепляжная усталость наполовину с истомой.

Я засел со своей яичницей и ⌠сухарём■ за длинный стол во дворе прямо под абрикосиной. На столе было разбросано несколько журналов. Выбрав один наугад, прочитал по-английски ⌠Гёл■. Трудно найти что-то более кретинное, рассказы в фотографиях. Она вскрыла себе вену √ показывают разрезанную руку, надпись: операция под местным наркозом. Откровенно издеваются над нашими молодыми поколениями! Держат всех за дураков? Что это √ попытка уберечь девочек от суицида? Я заметил, работа психолога при капитализме носит отношения циника с полудурком. И вообще, наша пресса любит издеваться над собственным читателем √ постсоциалистический синдром какой-то.

 

На следующий день собрался в Планерское, билет на автобус был куплен заранее. Это √ недалеко. Километров двадцать западнее Феодосии.

Первые лучи солнца приветствовали меня на Феодосийском автовокзале. В наплечной сумке, как всегда, снаряжение и бутылка воды. Поныряем в ⌠стране синих вершин■ √ так с тюркского переводится Коктебель √ второе название Планерского.

Автобус убегал через северо-западную окраину города, огибая небольшой гребень. Вначале местность была просто волнистая, но, чем ближе мы подъезжали к Планерскому, тем холмы становились больше и, наконец, когда автобус остановился в центре посёлка, на западе были видны внушительные горы, а у самой воды горбился причудливый Кара-Даг.

Последний раз я здесь был, когда мне было 17 лет. Приятные воспоминания нахлынули тёплой волной. Лиричный, спокойный мальчишка, бродящий по Коктебелю и лазающий по окрестным горам, полон фантазий и впечатлений.

Здесь многое изменилось. Возле трассы вырос большой рынок. Чего здесь только нет √ и различные соленья, и восточные блюда, которые притягивают приятным запахом, и различные фрукты. У самого входа расположились торговцы вином. Вина, разлитые в пластмассовые бутылки, стоят широкой батареей: мускаты, десертные вина, сухое красное и белое, марочные портвейны. Каждого входящего зазывают отведать из какой-нибудь бутыли. Я решил попробовать Бастардо, хозяйка плеснула на дно декоративного стаканчика. Вкус мне показался каким-то слишком конфетным, и у меня принцип перед ныряниями не пить вина.

Маршрутки одна за другой подъезжали на ⌠пятачок■, и весь людской поток направлялся в одну сторону. Я тоже пошёл туда.

Дорога вела прямо к морю. С левой стороны моё внимание привлёк деревянный стеллаж, на нём стояли банки с компотом, с ягодами и фруктами внутри, сортов десять, не меньше. Какие-то умные люди наладили выпуск. Молодцы! В советское время компоты вот в таких же трёхлитровых банках продавались почти в каждом магазине. Надо сказать, что крымская промышленность до сих пор выпускает во множестве разные варенья, джемы и компоты.

Дорога привела прямо к пляжу. Справа √ здание с красивым панно на стене √ что-то на гриновские темы. Прямо √ вход на пляж где, как я заметил сквозь решётку, большое скопление народа. Налево уходила дорога, нам по ней до мыса ⌠Хамелеон■ √ путь неблизкий. Слева и справа от дороги бесконечной чередой тянулись магазинчики, ларьки, кафешки. Играет музыка, зазывая клиентов.

Раньше здесь ничего этого не было. Пляж был открытый, была шикарная панорама на море и горы. Набережная и была сделана с таким расчётом, а теперь ничего не видно из-за увеселительных заведений.

В Планерском на пляже мне понравился свет. То ли это связано с цветом моря в здешних местах, то ли слишком светлая галька на пляже, не знаю, но свет здесь какой-то особенный.

По дороге мне попался газетный ларёк. Среди красочных дорогих журналов и жёлтой прессы лежал набор открыток о доме-музее Александра Грина, всего 50 украинских копеек.

Мне подумалось, что истинная культура сегодня намного дешевле всей той ерунды, которой нашпигованы современные издания. Я отдал полтинник и пошёл дальше.

Вскоре я вышел к дому поэта Максимилиана Волошина. Говорят, что он во многом неправильно воспринял революцию. А ведь он писал. Что ему, презирающему деньги и богатства, как нельзя лучше подходит идея большевиков.

Мне близка по духу жизненная философия Волошина. Его прогрессивная натура сыграла немалую роль в культуре Крыма. Как он красиво описывал феодосийских спекулянтов. Издеваясь, он предлагал сохранить этот подвид для потомков, создав заповедник. Поторопился он со своими выводами. Волошин тоже был романтик, поэтому и поселился в этих местах. Это его Кимерия.

 

Пройдя ещё какое-то расстояние, я вышел на открытый пляж. Здесь уже не было ни кафешек, ни магазинчиков. Начались кемпинги. С левой стороны на ровной площадке яркими цветными пятнами стояли палатки вперемешку с машинами. На берегу лежало много обнажённых тел, и даже солидные дамы не гнушались показывать свои телеса.

Пройдя с километр, пляж кончился, отвесные обрывы уходили прямо в море. Пришлось карабкаться вверх и дальше двигаться по холмам. До конечной цели √ мыса Хамелеон оставалось не так уж много.

 

Пока шёл по волошинским холмам думал о судьбе иположении интеллектуальной прослойки при капитализме. Презираю тех интеллектуалов-предателей, которые с радостью работают на капиталиста, позволяют бездарю зарабатывать на себе миллионы. Кто-то пользуется тем, что интеллект не может не творить. А, с другой стороны, этим творческим бедолагам куда деваться? Деньги и власть у этих новых √ старых хозяев. Как сказал великий Теккерей: ⌠Миром правит тупость■. И он тысячу раз был прав. У одной художницы я прочитал: ⌠профессионализм √ бунт против профанов■. В 91 году профаны сделали переворот против профессионализма. Сразу пришли в упадок фундаментальные науки, профану они не нужны.

Не так давно слушал выступление одного телекомментатора. Он рассуждал о том, что много средств уходит на науку и космос, не пора ли это прекратить. Я даже четверостишье написал для него:

Ты на науку денег пожалел,

Фундаментальное не нужно┘и такое,

А на дурное миллионы средств не жалко,

Как на тряпки и другое.

 

В самом деле, тратить тысячи долларов в ночных заведениях столицы им не жалко. Как сказала одна женщина, с которой я познакомился в Крыму, ⌠средства спускать в унитаз■.

А во что превратили космическую программу? Эти счастливые болваны думают, что ресурсы Земли бесконечны. Один мой хороший знакомый сказал, что ни о какой серьёзной космической программе не может быть и речи, пока человечество будет обладать таким интеллектом и такой нравственностью.

И вот такие ⌠глубокие интеллектуальные выкладки■, как у этого комментатора, мы должны выслушивать в 21 веке!

И в искусстве дела не лучше. Многие театры ставят всякую светскую чушь, лишь бы завлечь эту публику. Правда, некоторые театры продолжают ставить классику, что отрадно. Всё это √ звенья одной цепи, которые говорят об интеллектуальном уровне сегодняшних хозяев страны.

 

Наконец, я вышел к мысу. Он, вытянувшись причудливым зверем, лежал в море. Вниз уходила крутая тропинка к узкой полоске пляжа. Спустившись к воде, выбрал место и стал готовиться к заплыву.

Вода была тёплой и приятной. Всё дно представляло сплошной скальный массив, отполированный морем. Везде лежал тонкий слой ила, наверное, это потому, что мыс был сложен из вулканического пепла. Дно не хотело опускаться, всё время держалась небольшая глубина, хотя уже отплыл довольно глубоко. Сначала шёл всё время параллельно мысу, затем начал разворачиваться по большой дуге в Западном направлении.

Вскоре скальный массив закончился, начался песок. Ровное песчаное дно было разлиновано мелкими барханами, и из него там и здесь торчали крупные вертикальные валуны. Ну точь-в-точь как в японских декоративных садах. Впрочем, это сходство неудивительно √ ведь японская культура во многом формировалась в связи с морем.

Завершив большой полукруг, я упёрся в вертикальную скальную стену, она уходила на десятки метров вверх. У скалы глубина сразу была около метра. В сумерочной тени на её вертикальной плоскости удерживались мелкие рачки. За миллионы лет волны ничего не смогли сделать с твёрдой породой. Разве только что выбить небольшие ниши. Вода стояла в край, если ещё учесть, что маленькая глубина, а с востока акватория ограничивается мысом Хамелеон, то складывается впечатление, что сидишь в огромной ванне √ этакая гигантская ⌠джакуззи■.

Об упражнениях на воде

Бросив снаряжение на берегу, я снова полез в эту гигантскую ванну. Просто поплескаться в этом тёплом мелком заливе.

 

О чём бы ни говорилось в этом материале, речь всё время будет идти об эстетике, эстетике восприятия, либо это философия, архитектура, природа, либо ощущения.

Расскажу об одном упражнении. Вы заходите в воду по плечи, желательно, чтобы дно было ровным. Отталкиваетесь ногами от дна и делаете кувырок. При этом надо очень быстро вращать расставленными руками в противоположную сторону от вращения тела. И как только голова окажется вверху, встать ногами на то же самое место. Получается очень быстрое сальто под водой.

Это упражнение можно делать много раз подряд. Тренируется дыхалка, укрепляется вестибулярный аппарат, да и вообще, просто приятное занятие в море.

На берегу, как всегда, жара. Я улёгся на большое махровое полотенце и взял в руки книгу. Это был путеводитель по Планерскому 74 года выпуска, купил его случайно у женщины, торгующей книгами на рынке.

Читал и наслаждался стилем, точностью и лёгкостью изложения. Никакой перегрузки слов, никакого бреда.

Радостное настроение пишущего передалось и мне. Смотрите, как автор описывает развитие пансионата ⌠Голубой залив■.

⌠┘ Десять лет назад пансионат, расположенный на шоссе, сравнительно далеко от пляжа, возвёл свой первый трёхэтажный корпус на берегу. Затем √ красавицу столовую на 740 мест, оборудованную по последнему слову техники. А теперь рядом с ней вырос новый корпус в четыре этажа, с лифтом, паровым отоплением, горячей и холодной водой, двухместными комнатами (каждая с балконом-лоджией).

 

Советская страна не стояла на месте, она развивалась насколько позволяли средства, и неплохо развивалась. Конечно, для напыщенного чванливого придурка не было элитных коттеджей, но это и прекрасно. Всё это сегодня кошмарным контрастом смотрится на фоне тех эпох.

Я обещал рассматривать кап-человека во всех его проявлениях и сравнивать с человеком тех времён. Я это выполняю.

 

Немного почитав и насладившись оригинальным местом, решил перебраться поближе к центральным пляжам.

Дотопав до ближайшего кемпинга, точнее, палаточного городка, расположился возле него. Здесь было мало народу и красивая светло-голубая галька. Отдельные пары сидели далеко друг от друга, никто никому не мешал. Вода была нежно голубого цвета.

В этом месте дно уходило очень медленно, глубина увеличивалась еле-еле, нехотя. Дно было сплошь песчаное и пустынное, глазу не за что было уцепиться.

Я плыл по обширной акватории и, чтобы ориентироваться, время от времени выглядывал из воды. Поворачивал голову направо √ и в обзоре маски появлялся чёрный массив Кара-Дага, если же налево √ длинный и синеватый мыс Хамелеон.

Но вдруг впереди показались длинные ребристые скалы. Так неожиданно было на бесконечном ровном дне увидеть их здесь, торчащими из песка. Вначале в расплывчатой голубой дымке они показались причудливыми динозавриками, отдыхающими на дне. Узкие скалы протянулись на десятки метров и были наклонены в сторону берега. Один гребень располагался параллельно другому на некотором расстоянии друг от друга и почти параллельно берегу. Какие-то пласты горного массива из твёрдых пород, которые не смогло разрушить море.

Сделал хорошую гипервентиляцию и нырнул. Небольшая глубина позволяла долго идти вдоль скал, удерживаясь у самого дна. Здесь кипела жизнь. Стайки небольших пёстрых рыбок удерживались под самым гребнем. В нишах сидело много крабов, они упрямо забивались в трещины и не хотели вылазить. Рядом на песке Барабулька или Султанка , как ещё её называют, грудными плавниками разрывая песок, искала себе корм.

Заплыв мне понравился, было много новых впечатлений √ ради чего и ныряешь.

На берегу ждала сухая тёплая подстилка. Я улёгся и зажмурил глаза от яркого солнца. Надо мной было огромной глубины летнее небо и жиденькие облака, словно кто-то неаккуратно набросал растянутые волокна хлопка.

 

Я вернулся к давно мучившей меня проблеме √ гражданской позиции.

Это физику хорошо, он может уйти в свои атомы-частицы и ничего не видеть. Поэт так не может, он вынужден бороться с уродством социального мира по своей эстетической (я намеренно часто повторяю это слово) сущности.

Наблюдая за судьбой поэтов, читая их биографии, я пришёл к выводу, что настоящий поэт √ это всегда конфликт со средой и, как следствие, внутренняя драма. Поэт не может жить без этого мира, как физик, например, и в то же время он от него страдает.

Посмотрите на проблемы русской интеллигенции начала двадцатого века. Почему большая её часть сбежала от революции? Причина в изнеженности. С простым человеком надо было работать. Да, он грубоват, упрощён, порой даже примитивен в своих суждениях. Нужно было обладать огромной силой души истинного интеллигента, чтобы сохранить свои гражданские позиции, не съехать в сторону, не сломаться. Всё это √ большая нагрузка, и многие из интеллигенции не потянули. Отсюда √ жалкие слабые произведения, озлобленность и выпады.

Сегодня любят очень много говорить об этой публике, защищать и оправдывать её. На какие только ухищрения и демагогию не идёт человек, лишь бы оправдать слабость своей души. Сегодня это √ основная работа для нашей новоиспечённой культуры.

Есть одна закономерность √ чем сильнее и глубже натура, тем талантливее и правдивее из него выходят произведения, у этого писателя, учёного, человека.

Перед интеллигенцией вопрос всегда стоял остро, где грань между сохранением собственного и способностью жертвовать.

Порой я сам по-разному воспринимаю одни и те же вещи. Один день я - художник, умиляющийся простым сельским бытом: белому молоку в глиняном кувшине, телеге, стоящей во дворе. В другой день я √ Солдат прогресса, и тот же быт начинает меня бесить за отсутствие у них компьютеров и неприязнь к ним за неразвитые технологии труда, за примитивную философию, ограниченную огородом.

И вообще, я не очень понимаю писателей, которые взахлёб описывают только простой быт. У настоящего писателя всегда должны присутствовать прогрессивные нотки, какой-то свежий взгляд на вещи √ нельзя умиляться одними ⌠лаптями■. Этого слишком мало, и это не значит ещё, что ты √ народный писатель.

Например, до 32 года существовал РАПП √ Российская ассоциация пролетарских писателей. Они вообще не Грина, как и романтику в целом. Принижали творчество Горького и А. Толстого - одних из прогрессивнейших писателей. Они даже Маяковского, главного поэта революции называли попутчиком.

Грубая упрощённая жизнь пыталась диктовать свои условия новой жизни √ вот где корень зла, который в будущем уничтожит социализм. Правда, тогда ВОАПП и РАПП были ликвидированы постановлением ЦК ВКП (б) от 23 апреля 1932 года.

Вспомните, в природе стадом управляет самое интеллектуальное животное, способное принимать правильные решения, выводить стадо из затруднительных положений, находить лучшие варианты прокорма. Может быть, грубое сравнение, но точное. Поэтому, если бы я был политиком, то создал бы партию ⌠интеллектуального прогресса■.

Да, партия интеллектуального прогресса, разумный прогресс, совмещённый с нормальными основами жизни. Вот о чём я мечтаю.

 

 

Но пора было собираться в обратную дорогу. Солнце уже висело над горами, собираясь спрятаться за них. На холмах и море лежали вечерние краски. Прощай, Планерское, мне пора!

Маршрутка быстро добежала до Феодосии.

Когда во дворе сел ужинать, было совсем темно. Домочадцы разбрелись по своим комнаткам, в окнах горел свет. Настроение было хорошим, впечатления дня удерживали жизненный тонус на высоком уровне.

Я забрался в свой стеклянный ⌠аквариум■ и улёгся на кровать со сборником советской фантастики в руках.

Советская фантастика √ это особая тема. Помню, как-то в библиотеке просматривал книги в отделе фантастики. Подошли две солидные дамы. Одна из них сунулась ко мне, а вторая и говорит: ⌠Там для детей, ты сюда иди■, - и касается на полке детективов. Я рассмеялся: сложнейшие нравственные композиции и мощные философские выкладки - для детей, а детективы и любовные мелодрамы √ это для взрослых.

Советская фантастика была самой гуманной, самой прогрессивной. Лёгкость изложения в сочетании с глубиной передачи мысли, лаконичность. Мне кажется, что она вобрала в себя самое лучшее, что могло дать современное человечество.

Через инструменты, доступные современной фантастике, оттенялись проблемы сегодняшнего дня в лёгкой юмористической форме.

Считаю очень важным, что советские писатели-фантасты смогли нам показать человека будущего очень сильно и реалистично. Я уж не говорю о таких мастерах, как Александр Беляев и Иван Ефремов. (Надоело смотреть на этого маленького комичного человечка, нашпигованного недостатками и пороками, которого показывает сегодняшнее искусство, в попытке оправдать и защитить несовершенство жизни).

Не скованная социальными предрассудками, не ограниченная политическими рамками советская фантазия ушла далеко вперёд мощно и красиво.

На этом фоне сегодняшняя капиталистическая фантастика выглядит бедно и комично. Перенасыщенная мистикой и абсурдом, с примитивными схемами борьбы добра и зла, где трудно порой какой-то из сторон отдать свои симпатии.

В силу ряда причин нравственность при капитализме не прогрессирует или прогрессирует, но очень медленно. Отсюда √ бесконечная жвачка западных мультсериалов, где персонажи до бесконечности борются друг с другом, отсутствует конструктивность. И на этой продукции растут сегодня наши дети.

У каждой политической системы есть свой потолок, за который она не может перебраться. При социализме этого потолка не было.

Один раз возмутился до глубины души. Взял в библиотеке сборник фантастики наших писателей где-то 91-92-х годов. Читаю предисловие редактора, сделавшего эту подборку. Пишет: вот, мол, тот мир, который создал Иван Ефремов в своих произведениях, никогда не будет существовать и то, о чём мечтали советские писатели-фантасты, так и останется мечтами. И весь материал в том же кисло-вялом стиле. Да как вы, человек, занимающийся такой областью, как фантастика, можете не верить в будущее, в прогресс! Какое вы вообще тогда имеете право занимать это место? Человек вообще не имеет право такое писать.

 

Было уже далеко заполночь, а из моего крошечного жилища всё ещё лился свет в тёмную летнюю ночь. Начинались последние сутки моего пребывания в Феодосии.

Утром за завтраком решил, что никуда не побегу и никуда не поеду, а проведу этот последний день на центральном пляже и в гуляниях по городу.

На первом городском пляже было очень людно. Кое-как найдя свободное крошечное пространство возле самой воды, занял его своей подстилкой и уселся, разглядывая публику. От самых малых, тех, кто научился только ходить, и до самого солидного возраста. Все лезли в воду √ было очень жарко. Насмотревшись на людей и чувствуя, что начинаю перегреваться, я схватил снаряжение и полез в воду.

От самого берега начинался песок, вода была светлая и прозрачная. По дну белыми пятнами были разбросаны двухстворчатые моллюски Корбуломия, блестящие продолговатые раковины.

Вдруг в стороне что-то зашевелилось , как будто ожила стелька от башмака √ это Морской язык. У него, как и у камбалы, оба глаза - на одной стороне, только он несколько уже и округлый. Когда я к нему нырнул, случилось странное √ вместо того, чтобы удирать, он, сильно извиваясь телом, начал сновать взад-вперёд. Хвостовой плавник у него крошечный и по прямой он развивает очень незначительную скорость, поэтому предпочитает тактику лавирования. Когда он успокоился, то почти слился с морским дном, только контуры слегка выдавали его присутствие. Предоставив Морского языка самому себе я двинулся дальше.

 

 

Об упражнениях на воде.

Чистая вода и ровное дно располагали заняться трюками на воде, которые у меня имелись в большом количестве.

Расскажу об одном упражнении, которое довольно сложно для новичка.

Выбираете глубину метра 4-5. Проводите гипервентиляцию лёгких и делаете ⌠мёртвую петлю■ под водой. Внешнюю ⌠мёртвую петлю■, то есть лицом развёрнуты во внешнюю сторону круга. Задача √ не воткнуться в дно и не выскочить на поверхность и как можно больше сделать на одной задержке дыхания колец. То есть петлю делаете в толще воды. В обзоре маски близко проходит поверхность воды, потом √ толща, потом близко мелькает дно и потом снова √ поверхность.

Упражнение показывает, насколько вы умеете ловко управлять своим телом в воде, тренирует задержку дыхания и развивает вестибулярный аппарат.

 

На берегу людно, шумно, весело - люди радуются морю, солнцу и Крыму. Это √ мой последний день в Феодосии, завтра √ дальше в путь, в сторону Судака.

 

Старенький львовский автобус деловито стоял на стоянке. Видимо, он уже давно колесит по дорогам Крыма. У него не было даже багажного отделения.

Все свалили свои вещи на задней площадке. А я поставил свои палатку и сумку за спинкой последнего ряда сидений, прислонив к заднему стеклу. В автобусе была в основном молодёжь. Правильно, а когда ещё путешествовать, как ни в молодости, пока не притуплённая бытом душа воспринимает всё свежо и ярко.

Утром бовались, так что не осталось свободного места, но пришла контролёр, и начался скандал, начали выгонять безбилетников. И только когда суматоха улеглась водитель тронулся с места.

До Планерского дорога нам уже знакомая: волнистая степь, покрытая виноградниками. Но как только автобус проехал Коктебель, со всех сторон сразу подступили горы. Дорога вилась по живописному ущелью. Горы были покрыты лесом, и на вершинах там и тут выступали голые скалистые пики, в некоторых местах - даже гребни из скал. Чисто крымские горы, их ни с чем не спутаешь.

Я собирался выйти на повороте в Солнечную Долину √ цель моего маршрута, но прозевал поворот и уехал в Судак.

Знакомый маленький автовокзальчик, привокзальная площадь, и сразу за ней √ виноградники.

Чем мне нравится Крым √ он почти не меняется, он никогда не обманывает моих ожиданий.

Вы не подумайте, что я не люблю новое, просто новое не всегда лучше старого. Например, эти современные банки для хранения денег. Хаотическое нагромождение кубов неправильной формы, нерациональное использование площади, давит на глаз своей вычурностью, а архитектору это кажется красивым. И впридачу ко всему, всё это застеклено перламутровым стеклом √ это ещё противнее, чем керамическая посуда, покрашенная под золото.

У каждой вещи есть свой диапазон, за пределами которого начинаются абсурд и уродство. Не всегда нужно гнаться за оригинальностью, особенно, если эстетика продиктована светским набором √ я заметил, они больше любят блестящее и золочёное.

Мне больше по душе белёные глинобитные мазанки южно- русско- украинские.

Понимаю, что это только игра воображения художника, что так всегда оставаться не может. Но эстетически уютно себя чувствую именно среди этих беленьких домиков.

Вот так и этот автовокзальчик, впрочем, как и почта и сельсовет.

Я часто вспоминаю один эпизод. Я, маленький мальчишка, сижу на крыльце сельской почты √ родители зашли отправить письмо или купить открытку, не помню. До этого я никогда не был в деревне √ чисто городское создание. Но сразу всё это принял душой, мне всё это казалось какой-то загадочной игрой.

 

В Солнечную Долину бегал автобус, но не хотелось тащиться со всем багажом в город. Решил шикануть и поехать в Солнечную Долину на такси.

На приступке у входа в вокзал сидели скучающие водители частного извоза и чем-то перебалтывались.

Я подошёл к ним. Один заломил такую цену, что у меня сразу пропало желание шиковать. Каждый сразу хочет зарабатывать миллионы.

С одним, всё-таки, сошлись на двадцати гривнах, правда, он ещё брал попутчика обратно до Феодосии, а меня обещал забросить по пути. Только так и договорились. Правда, ему придётся уйти с основной трассы километра четыре к морю и обратно столько же.

Машина выбросила меня у самых ворот винзавода, дальше был шлагбаум, и за ним дорога бежала к самому морю, где властвовал палаточник √ это была территория ⌠дикарей■.

Пролез под шлагбаумом и пошёл по дороге. Вскоре она перпендикулярно влилась в другую дорогу, тянувшуюся вдоль берега.

С противоположной стороны начинался пляж. Влево вдоль дороги расположились чайханы и ресторанчики, вправо начинался палаточный городок.

Много лет назад чьи-то заботливые руки посадили по обе стороны от дороги деревья, получился такой зелёный коридор. В тени этих деревьев как раз и прятались палатки √ уютное местечко.

Я пошёл вправо, мимо тянулись синие, жёлтые, зелёные палатки. Кто-то сидел на раскладном стульчике и читал, кто-то возился с машиной, кто-то готовил обед. Некоторые отдыхающие приветствовали взмахом руки вновь прибывшего. Я кивал головой и шёл дальше, выбирая место.

Вдруг мне попалось свободное пространство между палатками. Маленькая груша каким-то образом затесалась в общий ряд деревьев. Я поставил палатку как раз рядом с этой грушей. На ней было всего пять плодов √ твёрдых и зелёных.

Мне повезло: я расположился рядом с импровизированным базарчиком, который расположился через дорожку, у самого входа на пляж.

Здесь местные жители торговали овощами, фруктами, водой и ещё всякой мелочью. Прилавок был сделан из крупного бута, скреплённого цементом, - вот оно, современное средневековье!

Пляж был бесплатный, стоянка √ тоже, только за уборку мусора и туалета местные просили одну гривну в неделю и ту не взяли, хотя приезжали убирать регулярно.здесь напрочь не пахло этим крохоборным капитализмом.

 

Тупость капитализма не имеет границ. Когда я работал в рекламной фирме, про которую уже рассказывал. Это где директор рассказывал, что не может питаться сосисками. Так вот, когда он приносил ведомость по зарплате, он клал её на стол и ладонями закрывал (!) все записи сверху и снизу, оставляя только твою фамилию, чтобы ты мог расписаться. Вы такой идиотизм когда-нибудь видели? Это своеобразное проявление капиталистической ⌠совести■ - им ⌠совестно■ показывать, сколько зарабатывают другие работники. Почему-то в капитализме стыдно знать, кто сколько получает. Но самое весёлое начиналось, когда приезжал второй директор, и начиналась делёжка прибыли. Они переходили на высокие ноты, начинался крик. Они могли орать друг на друга минут 30-40 без устали. Капитализм √ это ещё и цирк, правда, грустный.

 

 

Как только поставил палатку, сразу начал обустраиваться. Между грушей и соседним деревом протянул верёвку для сушки белья. Из кирпичей сделал очаг и сверху положил металлическую решётку, получилась импровизированная плита. В придорожной густой траве устроил холодильник для продуктов питания. В палатке положил коврик из пористого пластика и застелил его √ это постель твёрдая, но не чувствуются острые камешки под полом палатки, да и врачи рекомендуют спать на твёрдом. Вокруг очага всё выложил плоской галькой. Круглый спиленный чурбак заменял стул. Когда сидишь перед очагом, открывается великолепная картина! Ярко-зелёные листочки груши, трепещущие от утреннего бриза, чётко выделяются на фоне синего моря.

В первый же вечер я решил сходить на левую сторону, так сказать, на разведку. Собрался и пошёл. Луна, повисшая над морем, освещала дорогу, нежный вечерний бриз ласкал тело. Десятки запахов летали в воздухе, смешиваясь в единый коктейль, пахло степной травой, разогретыми за день горами, морем и ещё какими-то растениями. Сразу за тем местом, где вливалась дорога, по которой я сюда притопал, с левой стороны стояла чайхана, справа тянулся берег моря. Дальше по левую сторону на некотором расстоянии друг от друга стояло несколько торговых палаток. В них с упорством допоздна горел свет в надежде на редкого клиента. Дальше тут же по левую сторону стояла большая чайхана, за ней подряд кафе и следом что-то похожее на ресторанчик. Напротив них со стороны моря на сваях пристроился пивной бар. Чуть дальше √ ещё одна чайхана с освещёнными беседками, увитыми виноградом. И в конце, под самой горой, расположилась последняя кафешка, почти на самом берегу, завершая этот удивительный ансамбль.

Я сидел на веранде бара и потягивал пиво. Напротив в кафе ансамбль из двух человек играл какую-то красивую блюзовую мелодию. Сзади плескалось море, я смотрел вдоль берега, дугой уходящего вдаль, мысы еле угадывались в темноте. Там, вдалеке светились огни биостанции, а ещё дальше, на самом кончике длинного мыса - огни другого посёлка - Орджоникидзе. Мне нравилась эта картина, слушал музыку и смотрел, смотрел и слушал музыку.

Насладившись обстановкой и наслушавшись музыки, я пошёл потихонечку назад к своей палатке. Забавно было видеть в этом богом забытом месте √ ⌠Солнечная Долина■ √ затерянном в горах, вернее, даже не сам посёлок, а ещё два километра к берегу оазис из кафе и ресторанов, выстроившихся по обе стороны единственной дороги, протянувшейся вдоль берега моря √ это был наш Бродвей.

Пустые залы, кое-где сидит редкий посетитель и маленькая детвора, танцующая на входе в зал под музыку. Здесь всё как дома: уютно и спокойно, люди спят прямо на пляже и под деревьями на подстилках, укрывшись лёгкими одеялами.

Под одним из больших навесов сидит компания, горит лампочка от аккумулятора, звучит гитара, никто ничего не боится, никто никуда не дёргается, уют и покой, как в старые советские времена.

Было раннее утро. Я лежал в палатке, солнечные лучи пробивались сквозь листву, золотыми пятнами просвечивались сквозь брезент. Было хорошо на душе. Но хватит нежиться, и я выбрался из палатки.

Такой образ жизни очень сближает с природой, что даёт свой психологический эффект.

Городок только просыпался, люди лениво двигались возле своих палаток.

Стою, бреюсь лицом в сторону моря прямо на золотистый восход (зеркало болтается на верёвке, натянутой между двумя небольшими деревьями). Бреюсь и думаю: нам было очень хорошо в 60-е, 70-е. плохо было этим с их тщеславием и нездоровыми амбициями, но бездарными до предела. Поэтому их никуда не пускали √ ни в искусство, ни в науку. Советская эпоха не любила бездарности, и теперь я прекрасно вижу почему, читая их сегодняшние произведения √ эгоистичные, ограниченные, без прогрессивности, в них нет ни полёта, ни души, только что-то кислое. Пытаются показать свою душевность через воспоминания бабушек и дедушек, которых гноила советская власть (а точнее, попытка прикрыть этим свои сегодняшние грехи) или ударяются в дореволюционную плесень √ эпохой становления капитализма несёт как из подвала.

Да, я тоже попадал под руку разных коммунистов, которые кричали мне: ⌠Вас надо вешать на первом столбе■. Но это √ не советские люди, они скорее относятся к той публике, которая сегодня вышла на первый план.

Между прочим насчёт несовершенства социализма, о котором они любят кричать √ репрессии, гонения и прочее. Они пытаются очернить советскую эпоху с помощью такого же ⌠человеческого материала■, каким являются сами √ парадокс капитализма (а точнее, высшая точка их цинизма).

Впрочем, если опустить названия ⌠социализм■, ⌠капитализм■, то есть профессионалы, создающие настоящее, и есть жалкие бездари, которые умеют только жрать коньяк в ночных клубах по 400 долларов за рюмку и спускать средства страны на дебильные развлечения.

Почему я пишу всё это? Потому что осточертела вся эта бездарность: арт, капискусство, их индустрия, мистика и прочая дребедень, слушать ту чушь, которую они несут. Лучше смотреть на красоты Крыма.

До сих пор отдыхаю душой на таких фильмах 60-х как ⌠Первый троллейбус■, ⌠Зелёный огонёк■, ⌠Я шагаю по Москве■, ⌠Дайте жалобную книгу■, ⌠Девять дней одного года■, ⌠Три плюс два■.

Сильный советский юмор, с большой душевной теплотой. У них же всё сегодня пропитано цинизмом, потому что никакой душевной теплотой они не обладают, она в них генетически не заложена. С 91 года почти не снято ни одного нормального фильма.

 

Но нужно было собираться в дорогу, поэтому, наскоро позавтракав, покидал вещи в сумку и вышел в путь. А путь неблизкий √ берегом моря на Биостанцию.

Прошёл уже знакомой нам дорогой мимо ресторанчиков и в самом конце пляжа спустился к берегу. Стены обрывов подступили к самой воде. Вначале двигаться было трудно, приходилось карабкаться по нагромождению камней. Я прыгал с одной глыбы на другую. Если нет определённой тренировки, то это довольно утомительно. Но вскоре горы отступили от берега, пошла ровная удобная тропа, повторяя извилины берега.

Когда идёшь рано утром берегом моря или движешься по горам, глаз наслаждается количеством красок. Столько оттенков красного, голубого, зелёного и фиолетового! Краски смешиваются, сливаются, растворяются до самых нежных тонов. Этой игрой красок можно любоваться до бесконечности.

Я бы к моим изречениям добавил бы ещё одно: ⌠Чтобы любоваться Крымом, надо иметь сложное зрение.

Современный развитый человек должен видеть миллионы оттенков. так и в эмоциях человека: чем больше оттенков жизни он воспринимает, тем сложнее, прекраснее и насыщеннее его жизнь и наоборот √ если человек видит всего 3-4 грубых цвета, и жизнь его такая же примитивная и кошмарная, нагоняющая тоску.

 

Капитализм √ это и есть примитивный набор, ограниченный основными инстинктами, хотя и пытается казаться чем-то сложным √ к этому, в общем-то сводится вся идеология капитализма: спрятать свои примитивные запросы, точнее, закамуфлировать.

Чтобы не быть голословным, взглянем на ту ⌠художественную■ продукцию, которая заполняет наши телеэкраны. Можно выделить три основных направления. Это √ утоление голода, инстинкт размножения и инстинкт выживания. Только не в природе, а в непомерно уплотнившемся стаде √ первый закон капитализма √ жить за счёт другого, а это всегда конфликт.

 

Тропа бежала дальше вдоль берега то прячась в зарослях небольших деревьев, то выбегая на открытое пространство.

Там и здесь в зарослях прятались стоянки отшельников, сбегавших от цивилизованного мира в эти дикие места. Они в обнажённом виде лазали возле своих палаток √ публика совсем решила слиться с природой.

На деревьях сидело очень много цикад. Она похожа на большую жирную муху с широко посаженными глазами. Длина её в среднем √ 5 сантиметров вместе с крыльями. Я свободно брал её с ветки, она начинала громко верещать, у неё √ природный мощный резонатор. Когда сажал её обратно на ветку, она даже не пыталась улетать, глупое насекомое. Видимо, за миллионы лет эволюции у неё не было естественных врагов, пока не появился здесь дикий турист, который везде пролезет со своей палаткой.

Бухточки и пляжи тянулись бесконечной чередой. Питьевая вода давно уже кончилась. Один раз тропа привела к обрыву. Пришлось возвращаться и спускаться к берегу.

Если вы когда-нибудь будете путешествовать вдоль моря, по мере возможности старайтесь держаться береговой линии потому что склоны постоянно разрушаются: оползни, обвалы, осыпи портят тропу, идущую по склону, и поэтому она часто приводит в тупик.

Но вот, наконец, из-за очередного поворота появился Кара-Даг, отсюда он не менее великолепен, чем со стороны Планерского. Утыканный острыми зубцами, как древний динозавр, он поднимался из самого моря.

Началась полоса цивилизованного пляжа, появились курортные постройки.

На всю дорогу ушло более трёх часов.

Честно говоря, я не ожидал в этом месте увидеть такое скопление людей. А в центре набережной вообще был ошеломлён торговой активностью. Здесь было нагромождение ларьков, киосков, кафешек, ларьков.

Я двигался по узкому тесному лабиринту и только успевал крутить головой. Сам не заметил, как попал на небольшой базарчик.

Как и на всех южных базарах, здесь торговали вином, восточными кушаниями, фруктами. Каждый зазывал к себе отведать его товара. Я только успевал улыбаться налево, направо в ласковом отказе.

Но вот, наконец, выбрался из этого буйства торговли и попал на тихую красивую набережную. Моей задачей было исследовать не знакомую мне местность.

Произвольно выбрал направление движения и вскоре вышел к крошечному посёлку Курортное. Он расположился под самой горой. Но моей целью было найти биостанцию, я интуитивно начал двигаться в сторону берега к самому подножию Кара-Дага. Здесь я её и нашёл. Это √ довольно уютное местечко, сама биостанция пряталась в густой зелени. Отсюда группы уходили на Кара-Даг.

Защёл в морской аквариум, посмотрел на тех, кто мне может встретиться под водой. Побродил по дорожкам, прятавшимся среди высоких деревьев, и вышел к дельфинарию.

Несколько крупных дельфинов плавали в бассейне. Мне сразу вспомнился французский фильм ⌠Голубая бездна■ Люка Бессона и Жака Майоля. Жак Майоль √ с детских лет я слежу за рекордами этого удивительного человека, его способностью без акваланга уходить на колоссальную глубину.

Главного героя в фильме тоже зовут Жак Майоль. Отличная игра актёра, показавшего человека, не принадлежащего этому миру. Он принадлежит только морю и его обитателям. Он прямо говорит об этом своей подруге, когда показывает фотографию дельфина в своём бумажнике: ⌠Вот моя семья■. И потом, в прекрасной сцене, когда он приходит в дельфинарий и раздаёт подарки дельфинам. Конфликт со средой доведён до трагичности. Но трагическое здесь перекрывается возвышенным. Поэтому фильм не воспринимается так болезненно. Это √ фильм-вызов, вызов пустой чёрствой цивилизации. Недаром умирающий на руках у друга Энсо говорит : ⌠Ты прав, там, в глубине, лучше■. Каждая сцена фильма пропитана чувственностью. Великолепная работа оператора, ракрусы, краски, спецэффекты. Особенно, когда герои замедленно движутся по помосту, подчёркивая значимость и какую-то торжественность момента. Технически прекрасно снято, как ныряльщики уходят на глубину по троссу, как меняется свет округ, и сцена возле бассейна, когда Энсо играет на рояле, да всё прекрасно!

Удивительно, что этот фильм появился только в 90-м году. А может, наоборот √ как раз на сломе эпох.

В конечной сцене Жак уходит на глубину за дельфином. Это √ возвышенный пафос, он не погибнет, он просто уходит в глубину, в море.

По-моему, это √ лучшее, что создавал западный кинематограф за все времена.

 

Понаблюдав за игрой дельфинов, спустился к пирсу. Отсюда на моторных лодках за 10 гривен могли довезти на Кара-Даг. Но у меня уже не было времени, нужно было до темноты вернуться обратно в Солнечную Долину. Заглянув на базарчик и пропустив стакан вина, я, как говорят про корабли, лёг в обратный путь.

На обратной дороге мне приглянулась одна бухточка. Решил сделать заплыв, снаряжение у меня всегда с собой.

Дно было ровным и песчаным без всякого разнообразия. Глубина увеличивалась очень-очень медленно.

Кстати, я сделал одно важное открытие: в восточной части Крыма √ очень пологий шельф. Когда я нырял в южной части полуострова в районе Ялты, Алупки √ там дно уходило резче и глубина больше.

Плыву и вижу, как маленький крабик пытается открыть ракушку. Он так даванул клешнёй, что его маленький корпус оторвался от дна. Крабик старался изо всех сил. Он знает, что его никто не накормит, что надо самому добывать корм.

А наша публика живёт биржами, акциями, ещё чёрти чем. Они полностью зависят от производителя. Они настолько безнравственны и тупы, что издеваются над серпом и молотом, то есть, издеваются над тем, что их кормит, даёт им их дурацкий бизнес. У них порой не хватает мозгов понять элементарные вещи. Чисто синтетическая цивилизация и культура. Они порождают такую же синтетическую и уродливую √ это закономерно.

Была бы моя воля, я весь трудящийся люд разместил бы в одной части планеты, а всех бизнесменов - в другой части. Вот тогда бы и посмотрели, как бы они выжили со своим бизнесом. По крайней мере, нормальный человек был бы защищён экономически и нравственно от хамства ⌠нового русского■ (новое со средневековой психологией). А главное, сколько вытекает душевных сил на этого наглого, чванливого таракана.

Я умею философствовать и на суше, и в воде, совмещаю одно с другим. Да и невозможно не думать √ столько перед нами ставит проблем природа человека. И уйти в сторону было бы предательством, хотя бы самого себя, своих убеждений, представлений о жизни.

 

Немного отдохнув, двинулся дальше. Вот так я шёл и нырял, нырял и шёл берегом моря. К себе в кемпинг я попал только вечером.

В городке кипела обычная жизнь. Кто готовил ужин, кто бродил по дорожкам, наслаждаясь вечерним воздухом. В некоторых палатках горел свет, и они светились в вечерних сумерках, как китайские фонарики.

Я сидел возле палатки и смотрел вдаль. Горы трафаретно проецировались на вечернем небе. Деталей уже не было видно √ только общая иззубренная масса тянулась вдоль берега, убегала вдаль. Свет от костра освещал мою площадку, ближайшие деревья и угол палатки, на душе было хорошо и уютно. Я подбрасывал хвойный сушняк в огонь, он быстро занимался жёлтым пламенем. Подбрасывал и смотрел на фонари винзавода, освещавшие территорию.

Смотрел и думал, что у местного населения есть только этот небольшой заводик, это вся их индустрия. А у России √ моря нефти, руды, алмазы, гигантские комбинаты. Огромная, богатая и безалаберная. При таких богатствах можно быть безалаберным.

Центральная пресса взахлёб пишет ⌠о постоянной делёжке пирога■, кто что оторвал или кто кого сместил. Осточертела эта тупая возня.

Они пишут о сухости языка коммунистических программ, о его чёрствости. Но их сегодняшний бизнесово-экономический язык тягомотней в десятки раз, от него уши вянут. В советское время какой бы журнал или газету ни читал о достижениях в промышленности и экономике √ это сильный стиль, профессиональное изложение, красивый слог, а главное, всегда присутствовал привкус романтизма, без которого любой труд становится скучным и рутинным.

Было интересно читать, интересно жить. Я обожал ⌠Советскую индустрию■ за её мощный профессиональный стиль. Они обыденное и сложное превращали в прекрасный материал. В этом √ особенность настоящего художника. Я не оговорился, потому что журналист, пишущий на экономические темы, тоже должен быть художником. Только тогда сложное люди смогут воспринимать со вкусом, здесь тоже должна присутствовать эстетика.

А на этого придурка сегодня не хочется работать. Да и вообще, настоящий интеллект никогда не будет помогать капитализму.

 

В городке стало уже давно тихо, в догорающем костре потрескивали красные угли. Я залил их водой и залез в палатку. Полог закрывать не стал, лежал и смотрел в проём палатки на ночной Крым.

Припёрся в два часа ночи в чайхану, так как выспался. Заказал бутылочного пива, сижу, потягиваю. Молодой татарин, совсем ещё мальчишка, сидит на топчане с девушкой. На столе у них √ куча закуски, с ним ещё два приятеля. Играет музыка. Я подумал: ⌠Вот они, дети природы. Живут своей экзотической, восточной жизнью. Им не важно, есть клиент, нет √они сами по себе. Тут же и спят на топчанах на свежем воздухе.

Три часа ночи. Я √ единственный клиент √ молодой татарин оказался хозяином заведения.

Смотрю на ночное море, оно притягивает к себе взгляд, никуда не хочется идти. Из динамика прекрасная русская певица Таня Буланова призывает: ⌠Всё начни сначала■. А я не хочу сначала, я бы повторил 60-е, 70-е и часть 80-х.

 

Было уже светло, но солнце ещё не поднялось. Мягкий утренний свет, не оставляющий теней, лежал на всём. Я потихонечку брёл по спящему кемпингу. Бродил по дорожкам, пока не забрёл к центральному входу винзавода. Маленькая площадка перед въездом, белёный бордюр, крашеные ворота художественной ковки, изображающей виноград.

Такое впечатление, что ты √ не на улице, а в большой квартире или павильоне √ настолько всё экзотично, нереально и уютно. И эти ворота, и бордюр, и дорожки, и чайханы. Всё воспринимается по-особому, не так, как в больших городах. Впечатление усиливается ещё этим ранним светом. В этом √ особенность восприятия Крыма, она присутствует постоянно, где бы ты ни был.

В семь часов утра на площадку перед заводом подошёл автобус на Судак. Я забрался на заднее высокое сидение, отсюда лучше было обозревать.

Пока едешь от Солнечной Долины до Судака, автобус собирает людей с маленьких посёлков, разбросанных по долинам √ Солнечной и Капсельской.

Приятно смотреть на эти лица, сельские люди мне кажутся более естественными, более открытыми. Смеются, разговаривают, все почти друг друга знают. Лица √ жизнерадостные, а ведь по нынешним временам жизнь у них не такая уж и сладкая.

На боковом сидении сидит молоденькая татарка лет пятнадцати-шестнадцати, уткнулась в загорелую руку, о чём-то задумалась. Спина совсем коричневая и матовая, солнце отшлифовало её тело, как статуэтку. Я часто езжу с ней в Судак √ она торгует сладостями на городском пляже.

Проскочив мимо Ачака, автобус с восточной стороны выехал в судакскую долину. Город лежал как на ладони, а вдалеке, возвышаясь надо всем остальным, стояла крепостная гора с живописной генуэзской крепостью на ней.

Выйдя на конечной остановке, я отправился в одно заведение. Разведал здесь один барчик, сделанный в стиле средневековой таверны. Стены выложены крупным, грубо обтёсанным бутом. Деревянные полки, в углу √ большие винные бочки. Всё освещается тусклыми светильниками, развешанными по стенам, стоит полумрак и прохлада. Ничего не могу поделать √ люблю экзотику средневековья.

Стою, потягиваю вино, вокруг √ разговоры о Москве, о России, о Крыме, о вине √ здешний колорит.

Выбрался на яркий свет, прошёл пешком весь Судак и спустился к набережной. Набережная здесь красивая, протянулась на несколько километров вдоль всего судакского залива.

С восточной стороны залив обрамляет Алчак, с западной √ крепостная гора, из-за неё выглядывают живописные мысы Нового Света.

Прошёл по набережной до крепостной горы. Полюбовался зубчатыми башнями крепости и поднялся в Уютное.

Отсюда маршрутка повезла меня в Новый Свет. Дорога настолько узка, что машинам приходится пропускать друг друга, чтобы разъехаться на поворотах.

С левой стороны у самого моря возвышался памятник мечте 70-х. Недостроенный корпус того, что должно было быть всемирной школой аквалангистов. Я уже говорил о ней.

Здание уникально, оно построено в виде корабля, который собирается уплыть в море. Все номера развёрнуты под 45° по отношению к основной оси здания, поэтому из каждого номера видно море. Огромный конференц-зал, просторная столовая.

На крыше стояли гелиоустановки, в которых для нагрева воды использовалась солнечная энергия. Мощность установок такова, что школа могла отдавать 60% воды внешнему потребителю.

Несколько лет назад они ещё стояли, а сейчас их уже нет. Строители не были романтиками, поэтому мечта так и не осуществилась.

По обе стороны от дороги растёт много можжевельника. Это уникальное дерево. Сухой, скрученный по спирали ствол, похож на сухожилия. Расти может прямо из скалы, вгрызаясь корнями в камни. Потребляет очень малое количество воды и при этом источает очень приятный аромат. Для меня это дерево √ символ выживания.

За последним поворотом, как сюрприз, сразу открылась вся панорама Нового Света, лежащего в маленьком амфитеатре, зажатого со всех сторон горами.

Микроавтобус, сделав полукруг, остановился в центре посёлка на площадке.

Прошёл к центральной площади посёлка, площадью её можно назвать только условно. Здесь стоит здание, построенное Львом Сергеевичем Голицыным. Оно выполнено в виде средневекового замка. Четыре зубчатые башни расположены по углам квадрата и соединены между собой. Узкие окна выполнены в виде бойниц. С площади круглая арка ведёт во внутренний уютный дворик. Это здание чем-то перекликается с судакской крепостью. Голицын построил его для своих рабочих. Он хотел, чтобы люди жили хорошо и не теряли связь с историей √ эстетику веков, накопленную по крупицам. В этом и есть одна из основных особенностей Крыма.

А граф был романтик, я вам о нём уже рассказывал.

Прошёл посёлок и вышел на окраину. Туда, где начинался Новосветский заповедник. Заповедником он и сейчас называется, чтобы можно было собирать дань. На шлагбауме сидит девочка и собирает гривны.

Я заплатил и прошёл внутрь. Можжевеловая роща обступила со всех сторон. Прошёл по дорожке и вышел на мыс Капчик.

С него открывается живописный вид на две бухты: Синюю и Голубую, третья бухта √ Зелёная, на ней находится сам посёлок.

Синяя бухта выглядела нормально, а вот Голубая┘ Толпы народа забили небольшой пляж, по всему периметру бухты плавали целлофановые пакеты, обёртки, упаковки, газеты. Лёгкая волна тоскливо колыхала всё это, не имея возможности выкинуть на крутой обрывистый берег. Вода была мутная, как в африканском колодце.

Когда я был здесь в советское время, вход был ограничен, было тихо и уютно, вода была настолько прозрачна, что было видно дно в середине бухты.

Дети нам теперь открывают все прелести Крыма.

Побывал в сквозном гроте, соединяющем Голубую бухту с Синей, и пошёл дальше. Я хотел пройти в село Весёлое, находящемся в соседнем заливе, за горой.

Тропа уходила круто в гору, идти было тяжело, но на крутых уступах были вбиты колышки и лежали наборные прутки, так что получались ступеньки. На самом верху меня ожидал сюрприз √ сидели лесники и собирали дань со всех проходящих через перевал. Это теперь такое новое занятие для лесников, а может, это √ бичи, собирающие на пойло. В наше время грани стёрлись, и трудно отличить профессиональную деятельность от шарлатанства. И не лень им там на верхотуре сидеть в такую жару.

 

Немного о курортном бизнесе. Как-то отдыхал в Рабочем Уголке. Там была оригинальная набережная, ступени широким полукругом уходили прямо в море. И возле неё оставался клочок свободного пляжа, совсем крошечный. На нём обычно загорали одинокие женщины с маленькими детьми.

Через пару дней приехала бригада, вбили трубы прямо в лестницу, изуродовав всю набережную, и обтянули этот несчастный клочок сеткой, а у входа посадили небритого мужика собирать гривны.

Тупость и жадность √ они всегда идут рядом, а главное, всё это низкохудожественно и неэстетично.

Правда, через год кто-то догадался убрать эту ерунду, и набережную восстановили.

 

Один раз стоял с палаткой под Алгаком. Какие-то ⌠хорошие■ туристы оставили здесь кучу мусора, правда, они сделали очень аккуратно √ нагребли её в пирамиду. Тут приходит женщина лет пятидесяти, по-моему, в ней было что-то восточное, и говорит, что надо собрать по три гривны с каждого палаточника, чтобы умаслить санитарного инспектора, который, якобы, ругался и что эти деньги она отнесёт сама.

Естественно, что никакого инспектора мы в глаза не видели, но когда мы предложили её лучший вариант √ своими силами убрать эту кучу, она почему-то разозлилась.

Каждый старается зарабатывать, как может и где может, и главное, всегда находится объяснение.

 

Во всех этих трёх случаях присутствует комичное или трагикомичное, как хотите. И эти, сидящие на горе, собирающие гривны, и клетка на набережной, и мистический инспектор.

В капитализме много комичного. Разве не смешно читать, когда они пишут о своём ⌠труде■, о своей руководящей роли в обществе. И что бы наша цивилизация без них делала.

 

Из Нового Света в Судак вернулся только во второй половине дня. Иду спокойно, гуляю по улицам Судака. Спешить некуда, до автобуса на Солнечную Долину ещё несколько часов.

Смотрю: стоит гора минеральной воды, рядом сидит девушка, читает книгу на самом солнцепёке, ждёт покупателей. А хозяин воды где-нибудь сейчас прохлаждается возле бассейна или на море √ это его основная работа, а эта девочка жарится на солнце, тратит на него своё время. Какое он имеет право тратить её время?

 

Мне жаль сегодняшних мальчишек и девчонок. Все эти новые профессии, которые принёс капитализм, уродуя их души.

Как-то к нам в организацию зашла девчушка, она торговала наручными часами и ещё всякой мишурой. Девушка предложила товар, расхваливая его по заученным фразам, которым её обучали. Я вежливо отказался. Тогда она так грустно и говорит: ⌠Ну да, эта ерунда никому не нужна, а я весь день бегаю по конторам■.

Молодые мозги прекрасно понимают, что всё это √ чушь и цыганщина, осознают всю неинтересность и ненужность своего положения. Мне стало жаль девчонку.

 

В Солнечную Долину я попал только вечером. Приготовил по-быстрому ужин, навёл порядок перед палаткой и пошёл на ту сторону, где чайханы, посидеть в пивном баре.

Я не то, чтобы большой любитель пива, просто мне нравилось сидеть на веранде и под звуки блюзовой музыки любоваться ночным морем.

В палатку вернулся, когда городок уже спал. Впечатления дня и хороший крымский вечер создавали настроение. С этим настроением я и уснул.

Утром решил, что никуда не поеду и никуда не пойду, а проведу день здесь, на берегу.

Как всегда √ снаряжение и заплыв. Море возле Солнечной Долины светлое и открытое. От берега дно уходит довольно быстро до 2-2, 5 метров. В этом месте тянется полоса крупных камней. Здесь ходят небольшие стаи кефали, сильное серебристое тело рассекает воду как торпеда. Понаблюдав за их грациозным движением, я двинулся дальше. За полосой камней начинался красивый светлый песок, дно понижалось очень плавно. Попадалось много ⌠морской мыши■ - маленькая донная рыбка. У самцов красивые длинные плавники как шлейф тянутся вдоль тела. На приличном расстоянии от берега попалась цепь крупных плоских глыб, непонятно откуда взявшихся здесь на абсолютно ровном песчаном дне. В ноздрястых, овальных нишах пряталось много крабов. Если прижать маску к песку, то видно их плоские тела, вклиненные под скалу. Здесь же лежал большой якорь, судя по внешнему виду, довольно древний, настолько заросший донными растениями и живностью, что сразу его и не заметил. Он был зажат между двумя глыбами и, видимо, моряки не смогли его поднять, оставив его лежать на веки-вечные в этом месте.

Осмотрев акваторию, я отправился к берегу. Потом сделал ещё несколько заплывов, так что до обеда успел наныряться до одури.

Обедать решил не возле палатки, а сходить в чайхану.

Зал большого кафе, в середине стоят столики, на периферии - топчаны - восточный колорит. Решил на топчан не забираться, а устроился как нам, европейцам, более привычно, за столиком. В руках у меня √ бокал сухого разливного вина. Широкий изогнутый купол кафе обрамлял панораму моря. Я смотрел то на море, то на топчаны с подушками в тени винограда, то на бокал с вином. Золотистый зелёный напиток холодил руку, он даже не зелёный. Вот если зелёное золото разбавить до тонких тонов. И этот органический вкус, именно, органический. Пальцами двигал бокал по полированному пластику стола, и по его поверхности прыгал зайчик в такт музыке, сфокусированный жидкостью в бокале.

В проёме той же арки по дороге прошли молодые парни и девчата с огромными рюкзаками. Они смешливо посмотрели на меня и что-то сказали друг другу. Молодцы, ребята! Правильно, пейте лимонад, в будущей жизни вообще не будет алкоголя, он просто не нужен будет людям. Смешно смотреть на этих перепитых комиков вечером, когда они танцуют перед баром, приезжая из города повеселиться и нарушая наш уют и покой.

 

Они говорят, что эстетику на хлеб не намажешь, но с хлебом проблем нет, а завтра ещё меньше будет. Просто, высшая эстетика мешает им грубо удовлетворять свои примитивные запросы. А социализм √ это и есть высшая эстетика, это видно из литературы, поэтому социализм и не приняли. Разошлись в эстетическом восприятии мира.

И вторая причина, почему не приняли советскую эпоху, это потому, что она запрещала много зарабатывать бездарям и профанам.

Сегодня каждый болван может делать миллионы. Недаром они кричат сегодня о свободе, только они понимают это как свободу от культуры, от профессионального развития. Свобода поросёнка √ лежать в корыте с деньгами и дрыгать ножками. А основные элементы прогресса: наука, образование, культура сегодня в более чем комичном положении (вот вам ещё один вид комизма). Всё это говорит об уровне интеллекта сегодняшнего ⌠хозяина■ (они любят это слово).

Искусство в угоду генеральному барыге с деньгами превратилось в инфальтивного усечённого ребёнка с большим количеством пороков. Не стало сильной литературы, не стало сильного искусства.

Последними на этом пути были ранние перестроечники, молодёжь 80-х √ наше поколение. Тогда в начале перестройки появилось очень много сильных, глубоких статей и материалов, было интересно читать, интересно жить. Но это было как последний всплеск перед смертью, перед нашествием серого, всё поглощающего.

Появляется молодёжный кинематограф, пропитанный трагическим ощущением катастрофы √ тонкая художественная натура это чувствует первой. Появились фильмы ⌠Асса■, ⌠Игла■, ⌠Зима в раю■ и много других.

В фильме ⌠Игла■ в самом конце герои фильма выходят на улицу. В конце света от уличного фонаря тихо кружит снег, один поднимает голову и говорит: ⌠Да, теперь это надолго■. Надолго этот новый ледниковый период, этот новый капитализм. Упрётся в бездушную огромную стену жующей, орущей массы, с бессмысленным выражением лица √ это трагедия для развитого человека, привыкшего жить высокими чувствами.

В тот период появляется такой певец, как Виктор Цой. С его непримиримым максимализмом ⌠мне не нравилось то, что здесь было, мне не нравится то, что здесь есть■, с его природой, заложенной потребностью прогресса: ⌠мы ждём перемен■. Он здорово отражал интересы своего поколения, недаром за ним потянулась молодёжь. Всё, о чём он пел, резонировало с их душами.

 

Для меня середина восьмидесятых √ это самые яркие впечатления. А сегодня мы находимся в какой-то статике, как будто время остановилось и молотит по кругу одно и то же, и молотит.

И в этом состоянии мы уже более десяти лет. В мире человека сегодня художнику нечем насладить свой взгляд, вот он и обращается всё чаще к естественной природе, по крайней мере, она никогда не обманывает, не приносит разочарования.

 

В широком проёме чайханы всё так же ласково стелилось море, да широкие ворота. Это у нас в элитных клубах - узкие двери с тёмными стёклами, а здесь √ широкие ворота, чтобы сидящим в ресторанчике лучше было видно море. Я расплатился за обед и пошёл к себе в кемпинг.

По дороге купил у бабушки стакан домашнего вина за две гривны. У вина был первобытный вкус. Я знал, что в домашнем вине первобытный бражник, и всё равно купил.

Я разозлился: ⌠слушай, ты, эстет чёртов, с ощущением миллионов оттенков■. Ну, не умеют простые люди культивировать цивилизованный бражник, как это делают в институте, ну что теперь? Тогда всё выше сказанное превращается в глупый фарс. Я купил у старенькой татарки ещё маленькую дыню, поблагодарил за вино и пошёл дальше.

Хотя я предпочитаю плавать утром, но вечерние купания имеют свою прелесть. Прогретая за день вода успокаивает тело, вводит его в высшее физиологическое состояние. Краски становятся гуще: вода, горы, небо. Ты плывёшь по морскому, не спеша разводя руками, чувствуя каждое движение воды, обтекающей тебя. Потом развернулся к берегу и поплыл на закат. Золотая дорожка убегает по тёмной воде, и в конце её над самыми горами зависло огромное расплывчатое пятно солнца. От каждого движения дорожка разбивается на сотни золотых осколков. Потом разворачиваешься и плывёшь в сторону открытого моря, чтобы всё повторить заново.

Рядом люди занимаются тем же самым, по всей акватории торчат головы, люди плавают от берега и к берегу. Многие наслаждаются, барахтаясь на мелководье.

 

ОБ УПРАЖНЕНИЯХ НА ВОДЕ.

 

Расскажу про одно сложное упражнение. Руки сгибаете дугой и сводите вместе, как будто кого-то обнимаете, но плоскости ладоней располагаете в одной плоскости с поверхностью воды. Надо начинать вращать тело, опираясь на поверхность воды. Цель √ достигнуть максимального вращения. От такой скорости тело начинает всплывать и пытается принять горизонтальное положение, но верхнюю часть тела надо стараться удерживать вертикально, чтобы руки вращались в одной плоскости с поверхностью воды.

Тело приобретает огромную гибкость, потому что верхняя и нижняя части тела вращаются в разных плоскостях.

За это я прозвал это упражнение шарниром. Если у вас слабый мозжечок, то это упражнение лучше не делать. Это упражнение здорово сбрасывает жир на талии.

 

В палатку вернулся поздно, так что ужинать пришлось в темноте. Потом, как всегда, вечерний блюз за дежурной кружкой пива.

В этом затерянном уютном мирочке √ большая политика, большая промышленность кажутся большим маразмом. Недаром многие из великих селились в тихих уютных местах.

Что интересно √ чем меньше мозгов, тем больше стремление кучковаться в огромные скопления.

По телевизору показывают концерты на стадионах, когда под мощные децибелы всё это скачет, орёт, прыгает, плотно прижавшись друг к другу.

Не знаю, цинизм это или нет, но когда сообщают, что на каком-то стадионе произошла массовая давка, меня разбирает смех. Я понимаю, что произошла беда, пострадали люди, но мне смешны рефлексы этого стадного двуногого существа.

А может быть, проблема в том, что мы слишком расплодились на этой планете и не в самом качественном виде. Притом, этот жующий безмозглый ⌠автомат■ √ главный потребитель основных ресурсов. Ему нужны машины, бензин, нефть, огромные хот-доги или вино за тысячу долларов (сразу объясняю, что нет в природе такого вина, которое стоит тысячу долларов, всё это надумано, как и всё при капитализме).

 

 

Вернулся к себе, но спать не хотелось, люблю полуночничать. Взял газеты и пошёл на опустевший базарчик, он - в десяти метрах от моей палатки.

Белый неоновый свет освещал маленькое пространство в ночи. Они оставляют на ночь м свет, и стул за бутовой перегородкой. Так что можно было сесть, спокойно почитать.

Запоздалые парочки проходили мимо, разбредались по палаткам, кто-то подходил, спрашивал спички, а я восседал в этой маленькой крепости, залитой неоновым светом, и любовался спящим городком.

Поднялся ещё до зари. Ранний, бледный свет разливался по городку. Море как будто светилось, отражая подсвеченное небо, а на земле ещё лежали сумерки.

Возле базарчика, растянув рыболовную сеть по нашей дорожке, возились три мужика. Они каждый день приезжают в это время на ⌠Москвиче■ собрать улов, а я каждый раз прихожу посмотреть, что они там поймали.

Они ловкими тренированными движениями выпутывали рыбу из сети. Здесь была барабулька, немного кефали, но больше всего было скорпены √ морского ерша.

Проводив ⌠Москвич■ взглядом, я пошёл делать свой обычный утренний обход к повороту до первой чайханы, потом - к воротам винзавода, дальше немного по дороге на Солнечную Долину и, свернув на грунтовую дорогу, мимо локаторной ⌠точки■ возвращался в палатку, совершив круг почёта.

Я жадный √ мне и утро жаль упускать, и вечером жалко рано ложиться, все достоинства Крыма стараюсь использовать максимально.

Неожиданно поднялся маленький ураган. Шквальный ветер рвал и метал палатку. Она трепыхалась и рвалась, как будто хотела сорваться с места. Прутья на растяжках погнуло, одну петлю в полу вообще оторвало.

После урагана на моём деревце осталась только одна груша.

Ветер поднял на море волны, и после обеда я отправился на пляж.

Плавать в шторм два часа √ это прелесть. Беспрерывная борьба с волной три-четыре балла. Вокруг тебя вода почти жёлтого цвета. Полуденное солнце прямым потоком лучей бьёт сверху. Плывёшь в сторону открытого моря, берега не видно, и фантазия твоя разыгрывает драматический сюжет. Ты √ посреди океана, беснующееся море и неизвестно, сколько плыть и куда плыть. Борьба со смертью √ эта тема всегда привлекала писателей.

Сильный гребок √ и ты на гребне, не даёшь волне захлестнуть тебя. Потом скатываешься в ложбинку между волн, и снова √ сильный гребок √ и так до бесконечности, волна качает, кидает, бросает, хочет поглотить тебя. В борьбе с волной усталости не чувствуешь. Усталость приходит потом на берегу.

На суше солнце набрасывается на тебя, но тело привычно к этому яростному потоку.

Что бы там ни говорили врачи и изнеженные особы, любители кондиционеров, но загорелая кожа намного богаче, насыщеннее и прочнее, чем та полупрозрачная, бледная и легко ранимая плёнка, какую мы носим зимой. Блестящий эластичный ⌠материал■ обтягивает твои мышцы, и ты носишь его даже с какой-то гордостью.

 

Ужинать пошёл в столовую. Нашёл здесь отличную столовую, сохранившуюся ещё с советских времён. Нужно пройти все чайханы и ресторанчики и дальше по дороге подняться в гору. Дорога выводит на обширную асфальтированную площадку перед самой столовой. Для здешних диких мест довольно грандиозное сооружение. Просторный зал, где могло бы разместиться большое количество народа. Огромные витражи, идущие от самого пола до крыши, открывали чудесный вид на здешние горы, так что во время приёма пищи можно любоваться местной панорамой. Большая веранда для любителей принимать пищу на свежем воздухе. Работают здесь одни молодые девчонки лет двадцати-двадцати двух.

 

Вспомнил другое место, где я часто отдыхал в Солнечногорске.

У меня там было своё место на обрывистом берегу у самого моря. В крутом склоне были выровнены площадки для палаток, от каждой палатки вели тропинки к крутому спуску, в котором были бережно выбиты ступеньки.

Рядом с этим местом располагалась просторная ⌠блинная■, как вот эта столовая. Крутой склон открывал великолепный вид на море. Лёгкая крыша держалась на металлическом каркасе √ всё остальное √ стекло. Эту ⌠блинную■ обслуживали студентки кулинарных училищ, приехавшие с материковой Украины.

Она была построена специально для нас, палаточников. С каким восторгом мы её посещали, если бы вы знали! Городскому обывателю, любителю ресторанов, этого не понять.

 

Был у нас в кемпинге и умывальник, длинный такой, выложенный кафелем и вмонтированный в стену холма на много кранчиков. И расположен был так, что с него открывался прекрасный вид на весь залив.

Ранним утром, с первыми лучами солнца, возле него собиралась весёлая публика с загорелыми, улыбающимися лицами, полотенцами на шее и зубной щёткой в руках.

Можно было почистить зубы и возле палатки, но каждый шёл к умывальнику.

 

Чтобы почувствовать вкус той жизни со всеми её оттенками, увидеть настроение людей, нужно было в 70-е путешествовать с палаткой по Крыму. Это не просто √ отдых у моря, это то, что позволяет нам не превращаться в промышленных роботов или становиться тем существом, которое у себя на кухне в запотелой вонючей майке жрёт водку и ничего больше не хочет видеть┘ да мало ли что ещё. Это свой мир, своя культура, которая почему-то прошла не замеченной нашими научными и художественными кругами. Разве что единственный фильм ⌠Три плюс два■, но там ещё нет этого развитого палаточного мира, который появился в первой половине 70-х. И вообще, это всё как-то считается несерьёзным. Мне стало обидно, и я решил первым про эту жизнь написать.

 

Ещё у нас в кемпинге был шикарный туалет. Плотники построили его из добротного дерева на много кабинок √ это было солидное сооружение.

 

В 91 году от ⌠блинной■ остался один каркас, оборудование разбито. В умывальнике спилили подводящие трубы, скрутили краны, кафель выбит. Туалет разрушили до основания, остались одни отверстия в бетонном полу.

Эти строители элитного, комфортного капитализма уничтожили наш мир, маленький, изящный мир, но история им отомстит за это.

Слушал бахвальства одного крымского таксиста, что, мол, скоро застроим весь Крым фешенебельными гостиницами и будем собирать с западного туриста валюту, а голодранцев из России вообще не будем пускать. Вот вам и вся романтика: понастроить комфортных коробок для сбора денег, в этом они разбираются.

Для меня все эти ⌠счетоводы■ ассоциируются с одним ярким словом, придуманным в 60-е √ барыга. Для меня капитализм - это такой большой барыга, и больше ничего.

 

 

Кстати, для информации, в 50-х отдыхали, в основном, в санаториях. Наш палаточный мир зародился где-то в первой половине 60-х и расцвёл к середине 70-х.

Когда я стоял с палаткой в 91 году в Солнечногорске, палаток почти не было.

Наверное, этот рассказ больше для тех, кто привык отдыхать таким образом в те годы. Никакого застоя мы не чувствовали в духовно-культурном развитии, да и в остальном √ тоже. А ведь именно эта жизнь даёт импульс к высшему эстетическому развитию, а не политика и не пересчёт гаек на рубли.

 

В пять часов утра разбудил молодого татарина, спокойно спящего в своей чайхане. Нужна была вода, уходил в горы. Купил у него трёхлитровую бутылку простой чистой воды. Он сказал спасибо. Это за то, что я его поднял в пять утра.

На этот раз наш путь лежит в западном направлении по прибрежным холмам на гору Меганом, которая с востока обрамляет Капсельскую бухту.

Для начала нужно было пройти угодья солнечногорцев. Пересёк красивый персиковый сад, вышел к длинным грядкам. Между грядок были проложены пластмассовые трубки с маленькими отверстиями по бокам √ капиллярный полив.

Между прочим, я это придумал ещё раньше, чем это было внедрено в Крыму. Только у меня ещё лучше √ трубки проходят под верхним слоем грунта. Вода под давлением насыщает землю, питает корни, а испарений с поверхности нет. Огромная экономия воды при её дефиците в Крыму. Только одно условие - грунт должен быть гранулированным, чтобы не создавать сопротивление воде и лучше насыщаться.

 

Вообще, люблю фантазировать на индустриальные темы. Например, компьютер, который анализирует химический состав грунта. Если умело добавлять определённые химические элементы в грунт виноградников, то можно получать новые оттенки во вкусе вина. Или, если межрядье виноградников застелить чёрными теплопоглощающими щитами, то температура повысится в несколько раз в ранневесенний холодный период, а значит, и созревание винограда наступит намного раньше, и так далее, в том же духе.

С молодых лет любил фантазировать на крымские темы. То я √ винодел, то председатель совхоза, то гидрогеолог, отыскивающий новые водные ресурсы.

Такие фантазии полезны и интересны, а я не мог не фантазировать √ это само лезло из меня.

 

Прошёл вдоль грядок и поднялся на гору. Хаотически набросанные холмы тянулись в сторону Меганома.

Они были круглой формы, словно гигантская рука шлифовала и закругляла их веками. Две накатанные колеи полоской убегали вдаль по холмам, повторяя их выпуклости.

Интересные ощущения испытываешь, когда находишься один среди гор. Говоря литературным языком, сказал бы так: я чувствовал себя одиноким путником, затерявшимся среди бесконечных холмов. Вот она, волошинская Кимерия.

Я вспоминаю шикарные строки из его стихотворения, где высказана основная мысль √ отношения Максимилиана Волошина с Крымом и с этим миром:

Я сам избрал пустынный сей затвор

Землёю добровольного изгнанья,

Чтоб в годы лжи, падений и разрух

В уединенье выплавить свой дух

И выстрадать великое познанье.

 

Как точно и ничего лишнего. Просто и ясно. И в то же время отношение поэта к этому миру всегда остаётся сложным. У него хватило сил уединиться, а как быть тем, кто вынужден жить в сегодняшнем мире, не уединяясь?

Я всегда с болью смотрю на наших старых советских актёров, которые вынуждены сниматься в сегодняшнем кинематографе.

Глаза, всё говорят глаза. Какая-то чрезмерная усталость постоянного напряжения души и тоскливая безысходность, спрятанная за хорошей дисциплиной советского человека. И в то же время √ растерянность и незащищённость перед огрубевшим миром. Скованность в движениях, как будто попал на чужой праздник.

И тут же вспоминаю старичков, снимавшихся в 40-е √ 50-е. Живой, задорный взгляд, интеллигентная подвижность, никакой усталости, а тем более, тоски и в помине не видно во взгляде.

 

Что бы ни говорили сегодняшние демагоги, и сколько бы ни сомневались люди в социализме, природу не обманешь. Не нужны миллионы слов, достаточно взглянуть в глаза людям разных эпох, и лучшее изобретение человечества √ кинематограф нам это позволяет. Слова лживы, а это √ истинное настоящее.

Сегодняшняя инстинктивная психология восприятия человека настолько совершенно, что ни за какой игрой нельзя спрятать истинного состояния души. И благодаря кинематографу, мы можем определять состояние души каждой эпохи, каждого поколения, литература в этом тоже помогает.

Читая труды сегодняшних психологов, убеждаешься, что эта работа рассчитана на полудурка √ вряд ли в сложные эпохи можно развеселить полноценного человека, а это и не нужно.

Меня всегда веселит, когда психиатры пытаются лечить поэтов и художников, а толпа любит цинично-ласково описывать их странности.

 

Я вернусь к сегодняшнему кино. Грустно видеть, как актёры, которые воодушевлённо и с темпераментом играли в революционных фильмах, вынуждены сегодня с экрана говорить обратные вещи: ⌠┘ не то получите первобытный русский бунт, жестокий и беспощадный■. Непонятно, то ли это о революции 17 года, то ли 91-го.

Кстати, двусмысленность сегодняшней эпохи убивает: не поймёшь порой, то ли говорят о советской эпохе, то ли издеваются над сегодняшним днём.

Ещё досадно, когда те актёры, на которых привык смотреть с детства, делают грубые ⌠пенки■ в интервью.

Не буду называть фамилию, но, когда его спросили, есть ли у него цель в жизни, он ответил: ⌠у меня нет лука, чтобы стрелять в цель■. (!)

Но, извините, человек без цели √ это просто примитивное жующее животное. Что это за ханжеская трусливость перед обывателем? Наверное потому, что цели могли быть только у советских людей. Да и вообще, как актёр √ творческая личность, может жить без цели?

Сейчас часто проходятся по корректорам, которые существовали при правительстве в советское время, так они для того и нужны были, чтобы не ляпать всякие глупости всенародно.

Кстати, о цели. Как-то в интервью Валентин Сорокин заявил, что искусство не должно быть воспитательным. Но его собственные антисоветские порнографические романчики √ это уже идеология, а идеология всегда воспитательна, в какую бы сторону она ни была направлена, абсурд в высказываниях. Если собрать все абсурдные высказывания сегодняшней эпохи, то этот рассказ превратился бы в многотомник.

 

А я уходил всё дальше по холмам, то поднимаясь, то спускаясь вниз. После урагана с севера пришли холодные массы воздуха, вернее, это они стали причиной урагана, поэтому идти было хорошо и не жарко.

Вдруг, вдалеке, на самом плато Меганома меня привлёк лес шевелившихся белых лопастей √ это ветрогенераторы. На Меганоме строится экспериментальная электростанция на ветрогенераторах. Она будет давать не один мегаватт электроэнергии Судаку, обеспечив ему некоторую автономность. Смелый эксперимент в духе старых традиций крымчан.

В Крыму уже есть одна экспериментальная гелеоэлектростанция, работающая от энергии солнца, она находится где-то на керченском полуострове, а про гелеоустановки на ⌠школе аквалангистов■ я вам уже рассказывал.

 

Мой путь как раз лежал на плато горы. Чем ближе я приближался к этим машущим махинам, тем сильнее становился шум, они издавали такое характерное жужжание.

Двигаясь среди высоких мачт с длинными белыми вращающимися лопастями, я испытывал новые ощущения, словно попал в фантастический фильм. Несмотря на то, что я люблю ретро: старую архитектуру, старые города, мне нравится всё новое, непознанное, но чтобы это новое было настоящее и полезное.

Непривычный ракурс и обстановка. Смотришь на этих жужжащих гигантов, окружающих тебя. Под каждым из них √ распределительный шкаф с автоматикой, от него тянутся кабели к отдельно стоящему зданию на горе.

 

Приятно видеть прогресс человеческого ума, полёт индустриальной фантазии. Давай, человечество, изобретай на благо себе, только не превращай прогресс в большую комедию, например, то, во что превратился сегодняшний компьютер.

Когда-то в 50-е годы учёные проводили свои расчёты на очень медленных и маломощных первых вычислительных машинах. Сегодня у обывателя на столе стоит прибор в сотни, в тысячи раз мощнее, а во что он превратился? В игрушку. Были бы эти игры умные, познавательные или тренажёры, куда ни шло. Мистика, драки, пальба, порно √ это процентов девяносто.

Увы, технический прогресс опережает интеллектуальный, и так почти во всём. Об уровне интеллекта нации хорошо судить по телевидению: достаточно взять программу и почитать названия фильмов: ⌠Она написала убийство■, ⌠История о привидениях■, ⌠Секс в большом городе■ и прочая чушь плотно заполняет наши экраны.

Социализм и капитализм очень хорошо различать по уровню интеллекта и качеству телевизионных передач, и для этого не надо читать какие-то сложные политические книги.

Здесь к месту уже говорить об эстетике кинематографа и телевизионных передач, но это отдельная большая тема, которой ещё толком никто не касался. Впрочем, на протяжении всего рассказа мы понемногу затрагиваем эту тему и, когда я рассказывал, как по-дурацки был снят фильм о воронцовском дворце и о Голицыне.

 

Но вот ветряки кончились, и я вышел на западный склон Меганома. Открылся великолепный вид на Капсельскую бухту. Внизу, под самым Меганомом цветными, яркими точками пестрели палатки кемпинга. (Почти в каждом заливе можно встретить кемпинг, палаточная жизнь начала возвращаться в Крым, люди потихонечку начали оживать).

Дальше огромным белым ножом врезался в море Алчак, а дальше уже виднелась Судакская долина с рассеянными по ней домиками, и ещё дальше √ еле видимые мысы Нового Света. Всё было подёрнуть голубой дымкой из-за огромного пространства, на которое проникал взгляд.

Справа внизу были разбросаны по пространству большие голубые пятна √ накопителей пресной воды, которые давали жизнь долинам.

Я начал спускаться по склону, чтобы низом вернуться к себе в Солнечную Долину, вернее, в палаточный городок.

Оставались последние дни моего пребывания в Крыму, поэтому нужно было побольше накупаться, наныряться. Здоровому телу этого всегда не хватает, оно всё время требует воды, тугой обтекаемой струи. В воде я всегда чувствую себя лучше, чем на суше, выше физиологический тонус. Не помню, чтобы на воде на меня нападала апатия или хандра. Наоборот, если мне плохо или что-то не так, я всегда лезу в воду. Вода √ это часть моей жизни, поэтому я презираю то запылённое, городское, которое боится воды. Поэтому последние два дня решил провести в своём тихом уютном заливе и дальше столовой на горе не ходить.

Как всегда, большое синее полотенце, которое мне заменяло подстилку, куча прессы и снаряжение.

Море было ласковое и тихое, искрящее блёсками, заманивало в себя.

 

ОБ УПРАЖНЕНИЯХ НА ВОДЕ.

Море располагало заняться чем-нибудь интересным.

Расскажу об одном не совсем простом, но очень эффектном упражнении.

Для начинающих можно выбрать небольшую глубину, два-три метра в зависимости от ваших возможностей.

Одеваете ласты, маску, вставляете трубку и отплываете на заданную глубину. Только одно условие √ дно должно быть ровным и песчаным. Делаете гипервентиляцию лёгких (то есть, хорошо подышать, но не до головокружения) и сразу ныряете ко дну, разворачиваетесь спиной вниз, животом кверху. Плывёте вдоль дна, задрав голову так, чтобы хорошо был виден песок. Задача √ держаться как можно ближе ко дну, чтобы расстояние между ним и спиной было минимальное, идти с максимальной скоростью (для начала можно не быстро) и стараться не чиркать о песок стеной.

В маске на вас будет двигаться быстро песчаное дно. Всё будет в перевёрнутом виде, вверх ногами √ дно сверху, поверхность √ снизу.

Упражнение заставляет хорошо управлять телом в непривычной для мозжечка обстановке, тренирует дыхалку. Оно сродни пилотной практике, да и вообще, все упражнения под водой чем-то смахивают на авиационные, только в замедленном виде: и штопор, и петля, и перевороты.

На берегу ждёт тёплая мягкая подстилка. Ложусь, упираюсь подбородком, вблизи глаз галька кажется крупной и мельчает, убегая в даль пляжа, пока не превращается в светло-серую массу, засвеченную солнцем.

 

Немного обсохнув, я взялся за прессу. Вы знаете, что самое интересное получается, что всё, что немножко сложней их тупой сущности (вы догадываетесь о ком идёт речь) объявляется врагом или коммунизмом. Или ты немного больше видишь оттенков, или глубже чувствуешь, или сильней и тоньше воспринимаешь, они сразу сравнивают это со своим собственным наборчиком и смотрят, нужно им это или нет, и ещё хуже √ опасно ли это для их собственного бытия.

 

Народ тоже часто бил своей крепкой рукой мне по физиономии за мою интеллигентность, исследователи утверждают, что интеллигентность А. П. Чехова тоже была нарицательна в своё время, но народ проще и чище, у него нет этого гонора, как у ⌠нового русского■.

Раньше пытался понять, к кому же я ближе. Светский круг? Они живут своей синтетической жизнью и слишком много лоска, у меня оскомина на зубах, когда я смотрю светские фильмы.

Интеллигенция мне кажется скользкой и слишком много сложных наворотов там, где это не нужно.

Капиталист, - слишком много гонора и чванливости , а отсюда формируется весь его внутренний мир.

С народом мне было скучно потому, что он ограничен и не понимал моих проблем и чаяний. Кстати, тот же А. П. Чехов клеймил страну за её примитивность, прошёлся по всем прослойкам и довольно в жесткой форме.

У нас принято любить народ, капиталист за то, что он, народ, его кормит, интеллигенция за то, что ей по статусу положено, и каждый кривляется и паясничает, как только может. И в то же время издеваются над тем же народом √ наша культура √ это сплошная шизофрения.

Но со временем я понял, что мне ближе простые люди, которые создают своими руками всё, что есть на этой земле.

Ещё бы я хотел реставрировать нашу интеллигенцию, сделать её такой, чтобы люди не кричали: ⌠Интеллигент √ враг народа■.

Под словом интеллигент часто понимают не то, что должно быть, и не то, что мы сегодня имеем, а советская интеллигенция давно исчезла или почти исчезла.

 

⌠Полазив■ по газетным материалам, отправился в палатку готовить обед.

Два дня пролетели незаметно. В последний вечер пошёл к себе на веранду попить пива, послушать блюз.

Я сидел прощался с морем. Музыканты давно уже ушли, а я всё сидел и думал, с какой силой меняются жизненные декорации, здесь √ одно, приеду домой в большой город, там будет совсем другое. Странная штука этот мир.

И только далеко заполночь отправился в палатку. Завтра было рано вставать.

По дороге заглянул в чайхану к молодому татарину, попрощался и с ним.

Встал ещё до зари. Сложил вещи в сумку, выдернул колышки, не спеша сложил палатку √ работа привычная. Убрал за собой мусор, огляделся по сторонам √ всё ли в порядке. Сделав все дела, пошёл напоследок прогуляться по спящему городку.

Если вы никогда не видели летнее крымское утро, то описывать бесполезно: этот свет, эти запахи, этот воздух.

Попрощавшись глазами со всем, с чем хотел попрощаться, вернулся к вещам. В одну руку √ сумку, в другую √ палатку, отошёл на некоторое расстояние и оглянулся.

Осиротевшее маленькое деревце с одной грушей, не шелохнувшись, стояло в утренней тишине. Казалось, что оно застыло от горя и расставания.

Я взмахнул ему сумкой, как старому приятелю и пошёл в сторону винзавода на автобусную площадку.

Выгодно садиться в самом начале маршрута, можно выбрать место. Я покидал вещи на заднее колесо, чтобы никому не мешать и занялся своим привычным делом √ рассматривать людей.

Автобус привычно бежал по долине, собирая людей. Это был конгломерат национальностей: армянские, татарские, украинские лица и русские тоже. Загорелые и весёлые, они даже ругались весело. Меня тянуло к этим людям, и в то же время я знал, что к ним приближаться нельзя.

Автобус выкинул меня возле автовокзала и пошёл дальше своим маршрутом.

Я засунул вещи в ячейку камеры хранения и пошёл в город. Дело в том, что мой автобус на Симферополь уходил только в пять утра, и ночь мне предстояло провести на набережной Судака.

Весь день провёл на судакском пляже недалеко от Алчака. Непривычное скопление народа, а вообще, для массового отдыхающего это отличное место, больше половины пляжей - это песок, дно уходит очень плавно. Выскакиваешь с пляжа и сразу попадаешь в объятия всевозможных кафе и ресторанчиков, заполняющих всю набережную.

Когда спала жара, отправился погулять по городу, прошёл его весь не спеша, разглядывая дома и витрины, и уже по темноте вернулся снова на берег.

Ночная набережная встретила красивыми фонариками. Я пошёл вдоль фонариков к пирсу там, над берегом величественно возвышалась крепость.

На пирсе стояло несколько прогулочных яхт на ⌠приколе■. Иллюминаторы светились круглыми пятнами света, светящиеся дорожки от них ломаной линией добегали до самого берега. А в самом конце стоял рыболовецкий траулер. Я зашёл на пирс и двинулся в самый его конец, по дороге разглядывая яхты.

На траулере шла бойкая торговля: кильку продавали черпаками из бочек прямо через борт. Команда была вся пьяная. Судно было настолько облезлым и проржавевшим, что странно, почему оно до сих пор не утонуло. Вблизи на этот кусок ржавого железа было страшно смотреть √ это был позор рыболовецкому флоту. Неужели они не зарабатывали себе на краску? Нерадивость и отсутствие внутренней потребности (я имею в виду не алкоголь).

 

Один раз присутствовал на суде как специалист со стороны истца. Человек подал в суд на электросети потому, что из-за плохого напряжения в сети у него сгорело оборудование.

Две молоденькие симпатичные девчонки бились друг с другом в словесной войне √ одна √ адвокат ответчика, вторая √ судья, а мне всё это казалось театром абсурда, нелепицей. Почему молоденькая девчонка- адвокат должна защищать нерадивость огромной серьёзной отрасли, где не закупается оборудование нужной мощности, не проводится работа. Одним словом, разнесли они эту девчонку в пух и прах, мне её аж жалко стало.

А повышение квартплаты я посчитал при той прибыли, которую они от этого получают, сантехник давно миллионером должен был стать.

 

И всё время быт, быт, быт┘

Быт √ это самый большой враг для учёного, художника, да и для любого нормального человека. Быт принижает, разменивает, даже вгоняет в страх. От бытовых проблем человек может даже покончить с собой. Быт отнимает от полноценной человеческой мысли, не даёт ей развернуться. Быт √ это одно из сильнейших оружий капитализма против полноценной жизни.

 

Когда надоело бродить, спустился на пляж и улёгся на топчан. Южное небо было сплошь усыпано яркими звёздами, рядом плескалась тёплая вода.

Так под плеск воды я и продремал до четырёх часов утра и потихонечку двинулся через ночной Судак к автостанции.

Автобус оказался довольно забавный, чуть больше ⌠Газели■ с одной дверью, но для багажа водитель место всё-таки нашёл.

Мы неслись по ночному Крыму, убегая всё дальше от берега моря, мимо мелькали знакомые посёлки.

Когда приехали в Симферополь, было уже совсем светло. Он выпустил нас возле железнодорожного вокзала и исчез.

Я сдал вещи в багаж и отправился гулять по Симферополю, люблю этот зелёный город с его парками и аллеями.

Поезд уходил в 15.30, так что у меня ещё было полдня.

Город спланирован талантливой рукою и очень любя. Дома расположены так, что архитектура не давит на вас так, как это в больших городах-монстрах. Никаких вычурных построек и высоток √ всё очень умеренно. Наиболее загруженная часть города обеспечена сетью мощных подземных переходов, узловые точки дорог имеют кольцевые развязки.

Прямо от привокзальной площади тянется красивая старая аллея. Когда-то здесь была детская площадка, и мы с братом ещё мальчишками играли на ней.

Поднялся чуть выше и попал в старый центр. Оригинальная архитектура зданий, чётко спланированные улицы, невольно замедляешь шаг. Иду там, где привык бывать, вышел к круглому зданию центрального универмага и свернул налево в сторону кинотеатра ⌠Симферополь■. Дошёл пешком до площади Куйбышева и сел в троллейбус, который довёз меня до того места, где река Салгир вытекает из-под плотины симферопольского водохранилища. Отсюда мне предстояло пройти вдоль берега реки через весь город.

Первым на пути был парк Салгирка, через который протекала река, очень оригинальное место. Красивая набережная, сделанная строителями, позволяла всё время двигаться возле реки. Выложенные бетонными плитами дорожки повторяли изгибы Салгира, любезно поставленные лавки, лестничные спуски. Ажурная чугунная решётка обрамляла берег, точно такая же решётка пробегала по горбатым мостикам, перекинутым через речку. Мне всё здесь нравилось √ и эта маленькая речка, и эти маленькие мостики √ я же говорил, что склонен ко всему миниатюрному.

Так и шёл, наслаждаясь обстановкой и разглядывая то, что попадалось по сторонам. В одном месте увидел рыбаков с удочками, ловящими прямо с моста, неужели, тут ещё и рыба водится?

В конце пути река вывела меня в парк им. Гагарина √ очень красивое место. Планировка парка и подбор растений просто удивляют.

Погулял немного по парку, но нужно было двигаться к вокзалу. Ощущение близкого расстояния вызывало грусть.

 

Напоследок хотелось бы высказать, может быть жестокую для кого-то мысль.

Быстрый прогресс позволил низкогенетическому материалу со слабыми природными эстетическими возможностями быстро расплодиться на этой планете и заполнить все ниши существования от технической культуры до художественной.

Поэтому, американская культура (да и не только американская) представляет собой помойное ведро с её мутантами √ черепашками ниндзя, слизью, червячками, скелетами, дьявольщиной, с её татуировкой, росписью по лицу, поп-артом, техническим дизайном, философией восприятия мира.

Конечно, свобода демократична, лучше сказать, человечна √ человек не виноват, что родился с низкой эстетической рефлексией. Надо не запрещать, а бороться на эстетическом фронте, пытаться корректировать общее направление. Создавать свои труды тем, кому природа дала немножко больше.

Я считаю, что только эстетика может дать правильное направление человечеству, чтобы избавиться от того гигантского хлама, в котором мы сейчас кувыркаемся в области экономики, науки, культуры, искусства и быта. Это - долгая изнурительная битва, в которой нам нельзя проиграть, не дать поглотить себя всему этому┘а это очень трудно.

Это главная мысль моего повествования, концентрирует всё, что было выше сказано.

И ещё. Я хочу сказать, что Крым помогает мне сохранить высший статус человека, не даёт опуститься в бытовое болото, раствориться в этой серой массе.

 

По улице Гагарина сразу вышел к вокзалу. На привокзальной площади заглянул в один угловой гастроном, в который привык заглядывать, выпил прощальный бокал вина и пошёл за вещами.

Мой поезд почему-то подали на первый путь. Я бросил прощальный взгляд на молодые кедры, растущие тут же на платформе, на белеющий впереди вокзал.

Счастья тебе, Крым! Показывай и дальше молодёжи настоящий вкус жизни.

 



Проголосуйте
за это произведение

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
253949  2003-10-21 02:44:49
Marina
- Beda, kol' v filosofy lezet neznaika. Prochla mysli avtora o kapitalistah - i ne stala chitat' dal'she.Hval'ba russkoi literature 60-h godov? Uzhe i sotzializm - v russkoi genetike? Nu i nu!Mozhet i tzarizm? Bez faktov avtor zaveryaet nas, chto vse kapitalisty tupy, ih pop-kul'tura nichego ne stoit. A znaet li on ee? I chto on skazhet o rossiskoi popse? O rokerah i pankah Rossii? Stydno za takie stat'i - oni seiut rozn', a v vozduhe - edinenie narodov.

253999  2003-10-25 01:53:10
ASSA
- Marino4ka, ya s vami ne soglasen.

254204  2003-11-08 07:11:34
Я Гриша
- Хороший рассказ. Хорошо, с любовью написан. Приятно вспомнить времена ...

283482  2008-09-02 21:09:08
Сергей Гартун
- Не согласен с оценкой, которая дана в этой статье В. Сорокину. Может быть, Вы его с другим Сорокиным перепутали, с Владимиром?

291328  2010-01-08 21:12:01
Ириска
- Понравилась честность и открытость автора, непредвзятость при описании людей нерусскоязычных - людей других национальностей. Понравился честный взгляд на происходящее сейчас, хоть многие мысли являются спорными.

293010  2010-05-22 16:21:11
Эдуард
- Согласен полностью! Очень интересный монолог! И спасибо Вам за любовь к Крыму!!!

293012  2010-05-22 20:36:27
Л.Лилиомфи
-

ХОРОШИЙ ОЧЕРК

Очень хорошие, добротные путевые заметки. Заявка на эстетику, философию немного удивляет. Зачем это Вам? Уж больно топорно получается. Всё-таки, это не табуретки сколачивать.

Но опять же, если не придавать особого значения эстетическим изыскам, то очень полезный, поучительный текст. И упражнения в воде очень симпатичные. Рот фронт, полностью на Вашей стороне.

/ из Нов - ска, 22 мая 2010 /

295386  2011-02-19 12:00:16
sol shin
- trudno poverit tshto v nashe vremia est ludi s takim iskoverkanim mishleniem,kak uvazhaemiy avtor.

295464  2011-03-10 13:38:53
- так держать!

Русский переплет


Rambler's Top100