TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

 Драматургия
23 января 2009 года

Сергей Копылов

" CHAYKA "

Пьеса-притча

( по роману Ричарда Баха)

 

Действующие лица:

Чайка Джонатан Ливингстон

Чайка Старейшина Стаи

Чайка Салливэн

Чайка Чианг

Чайка Мать Джонатана

Чайка Отец Джонатана

1-я чайка стаи

2-я чайка стаи

3-я чайка стаи

Чайка Генри Келвин

Чайка Флетчер Линд

Чайка Керк Мейнард

Чайка Джуди Ри

Чайки стаи

 

1 действие

Через черный бархат одежды сцен , с ее горизонта , до авансцены протянулся "язык" белого полупрозрачного газа, справа и слева станки-призмы обтянутые черным бархатом. Все оформление сцены, использующие эффект "черного кабинета", призванное усилить необходимые иллюзии полетов и исчезновений.

Справа и слева, нелепой походкой на авансцену проходят чайки и садятся спиной к зрителям. Под белой легкой тканью угадывается тело в форме яйца, рядом с ним усаживаются Отец и Мать Джонатана. Через некоторое время сквозь разрез ткани появляется Джонатан.

 

Джонатан:

- Кто я!?

Мать:

- Ты чайка!

Отец:

- Чайка по имени Джонатан Ливингстон!

Джонатан:

- А вы кто?

Мать:

- Мы твои родители, просто чайки.

 

Раздается пронзительный рев сирены рыболовного траулера. Чайки, рассевшиеся вдоль авансцены вскочили и толпою, странным , тяжеловесным танцем, бросились в глубь сцены, через пандус, исчезая за его краями .На сцене остаются Джонатан и Мать.

 

Джонатан:

- Кто они? Куда они все бросились!

Мать:

- Это наша стая, сынок. Стая это когда все... как одна огромная птица, а по отдельности мы просто... просто перья и ничего не можем сами по себе. Только вместе! Нам надо есть- что бы жить . Для этого мы должны летать. Летать туда где рыба. А рыба там, где лодки.

Джонатан:

- А можно летать просто так!?

Мать:

- Просто так?! Зачем? Какой ты смешной птенец, сынок! Ты еще не знаешь, что значение имеет только еда, а не полет.

затемнение

 

На сцене Джонатан, Мать, Отец, чайки стаи

 

Мать:

- Но почему, Джон, почему? Почему так трудно быть таким же, как все? Низко летают только пеликаны. Вот пусть они и планируют себе над водой! Но ты же - чайка! И почему ты совсем не ешь? Взгляни на себя, сынок, - кости да перья!

Джонатан:

- Ну и пусть кости да перья. Но я совсем неплохо себя чувствую, мама. Просто мне интересно: что я могу в воздухе, а чего - не могу.

Отец:

- Послушай-ка, Джонатан... Скоро зима. Судов на море поубавится. Рыба уйдет вглубь. Учись добывать ее зимой. А твои летные эксперименты... сам понимаешь... Планирующим спуском сыт не будешь. Ты летаешь для того, чтобы есть. И не стоит об этом забывать.

Джонатан:

- Вы не знаете что такое летать! В скорости Сила, радость, и чистая красота.

Только летая, я каждый день узнаю что-то новое! Можно летать с огромной скоростью, с такой скоростью, что при смещении лишь на долю дюйма одного-единственного пера на самом кончике крыла, ваше тело на огромной скорости описывает такую плавную криволинейную траекторию что вы словно огибаете все небо!

Старейшина:

- Ерунда все это. Ты - чайка. Ограниченность - наш удел. Если бы нашим предназначением была скорость, тело твое и мое от рождения обладало бы Особыми свойствами, и тогда ум работал бы в нужном направлении. Для скорости полета требуются короткие крылья сокола, а их у тебя нет. И питаемся мы холодной рыбой, а не мышами. Нужно оставить всю эту чушь. Вернуться домой - в Стаю - и быть довольным тем, что ты есть. Возможности наши ограничены, и все должен с этим смириться. Ибо ты - всего лишь жалкая чайка

1-я,2-я,3-я чайки ( хором и вразнобой):

- Истинно говорит! На голодный желудок не полетаешь! Лучше сидеть на волнах, чем летать без толку. Рыба в облаках не летает.

Затемнение

Ночь, чайки расселись на авансцене, блестит золотой диск луны.

1-я чайка:

- Хорошо, однако! Луна, плещется рыба ...

2-я чайка:

- Тишина, покой... Хорошо!

3-я чайка:

- Что это!?

1-я чайка:

- Кто там?

2-я чайка:

- Летает!?

Отец:

- Джонатан! Вниз немедленно!

1-я,2-я,3-я чайки ( хором и вразнобой):

- Чайки никогда не летают во тьме Для этого нужны особые свойства! Врожденные свойства! Глаза совы! Короткие соколиные крылья!

Старейшина:

- Чайка Джонатан Ливингстон! Ты вызываешься в Круг!

 

На поворачивающемся станке появляется Джонатан с распростертыми для полета руками

 

Джонатан:

- Я забыл обо всем. Я не думал ни о смерти, ни о поражении, Я поднялся над черным ночным морем...Я плотно прижал к телу широкие части своих крыльев и расправив в набегающем потоке лишь стреловидные заостренные концы, нырнул в вертикальное пике. Я слышал только чудовищный рев ветра в голове... Семьдесят миль в час, девяносто, сто двадцать...! Сто сорок миль в час!

Старейшина:

- Чайка Джонатан Ливингстон! Посмотри вокруг себя! Ты вызван на круг стаи!

Джонатан:

- Понятно, это наверное по поводу того, что случилось утром во время завтрака .Вы видели прорыв! Однако почести мне ни к чему. И в лидеры я тоже не хочу. Мне, пожалуй, только хотелось бы поделиться со всеми вами ...

Старейшина:

- Чайка Джонатан Ливингстон! Изволь выйти в Круг и подвергнуться порицанию, свидетелями которого надлежит стать всем твоим собратьям по Стае.

Джонатан:

- Как!? Это же прорыв! У нас есть возможность выкарабкаться из неведения, нам дано осознать собственную исключительность и разумность. Мы можем научиться летать с любой скоростью!

1-я,2-я,3-я чайки ( хором и вразнобой):

- Какая наглость! Какая глупость! Мы умеем летать без всяких фокусов!

Старейшина:

- Чайка Джонатан Ливингстон! Величайшего позора заслуживают проявленные тобой беспечность и безответственность. Равно как и попрание достойных традиций добропорядочного Семейства Чаек...

Джонатан:

- Подождите! Я вам сейчас все объясню! Все очень просто. Вы все поймете меня! Насколько богаче теперь станет жизнь! Теперь не будет унылой суеты - берег - судно - берег ! Сейчас в ней появится смысл! Теперь мы способны обрести настоящую свободу!

Старейшина:

- Ты - Чайка Джонатан Ливингстон - однажды поймешь, сколь

неблагодарной вещью является безответственность. Нам не дано постигнуть смысл жизни. Очевидно ней одно: в этот мир мы приходим для того, чтобы питаться и за счет этого как можно дольше в нем существовать

Джонатан:

- Безответственность?! Да что вы, братья?! Какая безответственность - понять, в чем смысл жизни? Скорее, наоборот - посвятивший себя этому как раз и проявляет максимум ответственности. Ведь что мы знали до сих пор - тысячелетия свар из-за рыбьих голов ... Теперь у нас появилась возможность понять первопричину - постичь, ради чего мы живем. Открытие, осознание, освобождение! Дайте же мне один-единственный шанс, позвольте показать вам то, что я нашел...

Отец:

- Джонатан, тому, кто вызван в Круг, запрещено вступать в дискуссию с общим собранием Стаи,

Мать:

- Сынок, опомнись! Без стаи, унесет тебя как легкое перышко в морскую пучину!

Джонатан:

- Братья!

Все чайки ( хором):

- Какие мы тебе братья, отступник?!

 

словно по команде, все церемонно обратились к нему хвостами, поплотнее зажав предварительно уши.

 

Старейшина:

- Мы отлучаем тебя от стаи. Ты должен отправиться на Дальние скалы и оставаться там навсегда. Никто из стаи не должен летать рядом с тобой! Никто не должен видеть и слышать тебя! Никогда!

Затемнение

2 действие

Ночь , игра света и лучей на горизонте сцены, за ними наблюдают с авансцены стоящие люди- два рыбака и мальчик, медленно оборачиваясь от сцены в зрительный зал. В это время на самом высоком станке появляется фигура

 

Голос Чианга:

- Теперь, Джонатан ,благодаря скоростному пике мог добывать редкую и очень вкусную рыбу, ходившую стаями на глубине десяти футов. Теперь он не был больше привязан к таким, казалось бы, жизненно необходимым вещам, как рыболовецкие суда и размокшие корки заплесневелого хлеба. Он научился спать на лету, не сбиваясь с курса. Это позволило ему использовать ночной бриз, от заката до восхода преодолевая расстояние в сотню миль. Джонатан уже мог летать сквозь густой морской туман, постепенно поднимаясь и достигая сияющего неба... в то самое время, когда все без исключения остальные чайки сидели на земле, и уделом их были только дождь и промозглая мгла. А на высотных ветрах Джонатан залетал далеко на сушу, где обитали насекомые - подлинное лакомство.

В одиночестве наслаждался он плодами того, что некогда намеревался подарить всей Стае. Он научился летать и не сожалел о той цене, которую ему пришлось заплатить. Серая скука, и страх, и злоба - вот причины того, что жизнь столь коротка. Осознав это, Джонатан избавил свои мысли от скуки, страха и злобы был по-настоящему счастлив.

 

Исчезает. На авансцене, нахохлившись сидят чайки...

 

1-я чайка:

- Посмотрите вон, вон там! Что это за серебристая молния?

2-я чайка:

- Да не одна, а три

3-я чайка:

- Это звезды. Просто падают с неба на землю.

1-я чайка:

- Посмотрите, они летают!!

2-я чайка:

- Звезды не летают. Они падают. Вверх, вниз.

1-я чайка:

- Летают только птицы.

 

 

Затемнение, на станках появляются три фигуры .

 

Джонатан:

- И кто же вы такие?

Салливэн:

- Мы - из твоей Стаи. Джонатан. Мы - Твои братья, и мы пришли за Тобой. Пора подниматься выше. Пора возвращаться домой.

Джонатан:

- Но у меня нет дома. И Стаи - тоже нет. Ведь я - Изгнанник. И, кроме того, сейчас мы парим на самом верхнем уровне Великого Ветра Гор. И я не думаю, что смогу заставить свое усталое тело подняться выше.

Салливэн:

- Сможешь. Ты обрел знание. Одна школа закончена, пришла пора начинать следующую.

 

Затемнение, фигура и голос Чианга

 

Чианг:

- Перья его теперь сияли теплым светом, а крылья были гладкими, как полированное серебро. И Джонатан принялся п изучать свойства этих новых совершенных крыльев. В последующие дни Джонатан обнаружил, что здесь, в новом месте, ему предстоит узнать об искусстве полета едва ли не больше, чем он узнал за всю свою прежнюю жизнь. Здесь были чайки, мыслившие так же, как он. Для каждой из этих птиц самым важным в жизни было устремление к совершенству в том, что они любили больше всего. А больше всего они любили летать. Это были замечательные птицы - все без исключения. И каждый день час за часом они проводили в полете, изучая и отрабатывая сверхсложные приемы высшего пилотажа

.

Джонатан:

- Так вот они какие, Небеса!

Чианг:

- Ты уже можешь летать вдвое быстрее.

Джонатан:

- Но почему вокруг так мало птиц? Ведь на Небе должны быть тысячи и тысячи стай! И откуда усталость - я как-то вдруг ужасно устал. Почему нас так мало здесь? Ведь там, откуда я пришел, было...

Салливэн:

- Множество чаек - тысячи и тысячи, я знаю Я вижу только один ответ: ты - редкая птица, такие встречаются в лучшем случае одна на миллион. Подавляющее большинство из нас развивается так медленно. Мы перелетаем из одного мира в другой, почти такой же, тут же забывая, откуда мы пришли, и не беспокоясь о том, куда идем. Мы просто живем текущим мгновением. А ты представляешь себе, сколько жизней каждому из нас понадобилось прожить, чтобы только лишь осознать: пропитание, и грызня, и власть в Стае - это еще далеко не все? Тысячи жизней. А после нужно было сообразить, что существует такая штука, как совершенство. На это ушла еще добрая сотня жизней. И еще сотня - на то, чтобы понять: цель жизни - поиск совершенства. Закон на всех уровнях бытия - один и тот же: свой следующий мир мы выбираем посредством знания, обретенного здесь. И если здесь мы предпочли невежество, и знание наше осталось прежним, - следующий наш мир ничем не будет отличаться от нынешнего, все его ограничения сохранятся, и таким же неподъемным будет свинцовый груз непонятного вызова.

Чианг:

- Но ты, Джон, умудрился столько узнать за одну жизнь, что попал прямо сюда, сэкономив как минимум тысячу воплощений. Вот так сынок.

Джонатан:

- Чианг, этот мир... он ведь вовсе не Небеса, да?-

Чианг:

- Просто ты в очередной раз учишься. Чайка Джонатан.

Джонатан:

- Хорошо, но что дальше? Получается, нет такого места - Небеса?

Чианг:

- Ты прав, Джонатан: такого места действительно нет. Ибо Небеса - не место и не время - но лишь наше собственное совершенство Ты очень быстро летаешь, правда?

Джонатан:

- Я... ну, мне нравится скорость. Я люблю летать.

Чианг:

- Ну что ж, тогда ты достигнешь Неба, Джонатан, в тот миг, когда тебе покорится совершенная скорость. А совершенная скорость - это не тысяча миль в час. И не миллион. И даже не скорость света. Ибо любое число предел, а предел всегда ограничивает. Совершенство же не может иметь пределов. Так что совершенная скорость, сынок, - это когда ты просто оказываешься там, куда собираешься направиться.

 

Вспышка света и Чианг исчез - без предупреждения и появился в другом месте сцены , это возможно когда несколько актеров загримированы и одеты одинаково, после нескольких появлений он снова оказывается рядом с Джонатаном

 

Чианг:

- Это просто шутка.

Джонатан:

- Как это делается? И на какое расстояние можно таким образом переместиться?

Чианг:

- Можно отправится в любое место, и оказаться в каком угодно времени. Все дело в твоем выборе: ты попадешь туда, куда намерен попасть. Путешествуя в пространстве и во времени, я побывал везде, где и когда хотел побывать.

Джонатан, запомни: Небеса это не место в пространстве и во времени, потому что место и время не имеют равным счетом никакого значения.

Джонатан:

- А ты можешь научить меня так летать?

Чианг:

- Конечно, если ты хочешь научиться.

Джонатан:

- Хочу.

Чианг:

- Когда начнем?

Джонатан:

- Прямо сейчас! Я хочу научиться летать таким образом! Говори, что нужно делать.

Чианг:

- Чтобы со скоростью мысли переместиться в любое выбранное тобою место, тебе для начала необходимо осознать, что ты уже прилетел туда, куда стремишься. Суть в том, чтобы осознать: что истинная природа, ее сущность - совершенна, как ненаписанное число, существует всегда и везде во времени и пространстве. Забудь думать о себе , как о существе попавшем в западню ограниченного тела с размахом крыльев в сорок два дюйма .. Вера здесь ни при чем, забудь о ней.

Танец на вершинах станков-гор

Джонатан:

- Ну да, ведь я уже совершенен, я всегда был совершенен! И ничто не может загнать меня в рамки, ибо сам я по природе своей безграничен.

Чианг:

- Молодец!

 

Затемнение. В это время сцену заполняют или театрального дыма подсвеченного всеми цветами радуги

 

Джонатан:

- Где это мы?

Чианг:

- По всей видимости, на какой-то планете, где небо зеленое, а вместо Солнца - двойная звезда.

 

Джонатан издал радостный клич. Это были первые слова, произнесенные им вслух после того, как он покинул Землю:

 

Джонатан:

- ПОЛУЧИЛОСЬ!!!

Чианг:

- Естественно, получилось, Джон- И всегда получается, если знаешь что делаешь.

Джонатан:

- Я всего лишь новичок здесь, я только начинаю. Мне еще предстоит многому у вас научиться.

Салливэн:

- Занятная штука, Джон, ведь ты, похоже, совсем не боишься нового, а если немного и опасаешься, то гораздо меньше, чем любой из тех, кого я встречал за десять тысяч лет

Чианг:

- А теперь тебе самому необходимо научиться свободно, перемещаться в прошлое и в будущее. А когда и это будет достигнуто, ты будешь готов к самому труднодоступному, к тому, что несет в себе величайшую из всех сил, радость и наслаждение, равных которым не бывает. Ибо тогда ты сможешь начать восходящее движение - то самое, которым дается постижение сущности любви и доброты.

 

Затемнение, танец

Вокруг фигуры Чианга стало возникать золотистое сияние, настолько яркое, что слепило глаза

 

Чианг:

- Джонатан, постарайся постичь, что такое Любовь.

 

Когда они снова смогли видеть, Чианга с ними уже не было.

 

Джонатан:

- Салли , пришло время и мне вернуться туда, откуда я начал свой путь.

Салливэн:

- Тебе ведь уже как-то довелось оказаться в Изгнании. Или, может быть, ты полагаешь, что среди изгнавших тебя тогда мог быть кто-нибудь, кто прислушается к твоим словам сейчас? Ты же знаешь пословицу: чем выше летает чайка - тем дальше она видит. Ведь так оно и есть. Там, откуда ты пришел, все они буквально не отрываются от земли, они копошатся на ней, злословят и грызутся друг с другом. И от Неба их отделяют тысячи миль. А ты намерен сделать так, чтобы они увидели Небо, не сходя с места! Джон, да ведь они дальше концов собственных крыльев взглянуть не способны! Оставался бы лучше, ты нужен здесь. То и дело появляются Новички - они уже поднялись достаточно высоко и способны увидеть то, о чем ты говоришь.

Представь, что было бы, если бы Чианг в свое время вернулся отсюда в свои старые миры. Где бы ты был сегодня?

Джонатан:

- Салли, я чувствую, что должен вернуться. Чем выше летает чайка, тем дальше она видит, и от этого никуда не деться. А управиться с Новичками тебе помогут твои ученики - они уже вполне для этого созрели.

Салливэн:

- Мне будет очень тебя не хватать, Джон.

Джонатан:

- Салли, как не стыдно! Не говори ерунды! Чем, скажи на милость, мы тут целыми днями занимаемся? Если бы наша дружба определялись положением в пространстве и во времени, то, преодолев ограничения, мы бы мигом все разрушили! Однако после победы над пространством остается только Здесь. А после победы над временем - только Сейчас. И неужто ты полагаешь, что мы с тобой не встретимся еще раз-другой в беспредельности этого Здесь и Сейчас?

Салливэн:

- Но что верно, то верно: если кто-то и способен научить кого-нибудь на Земле видеть нечто, отделенное расстоянием в тысячи миль, то этот кто-то, безусловно, - Чайка Джонатан Ливингстон. До свидания, Джон.

Джонатан:

- До свидания, Салли. Мы еще встретимся

Затемнение

3 -е действие

Пустынная сцена , по ней бредет Флетчер, через некоторое время появляется Джонатон, ведомый лучом света

 

Флетчер :

- И плевать, пусть болтают, что хотят, Мы отлучаем тебя от стаи! Ты должен летать как все! Летать - это ведь не просто хлопать крыльями, таскаясь туда-сюда, как... как... москит какой-то! Подумаешь - бочку крутанул вокруг Старейшины! Я же просто так, шутки ради... И вот пожалуйста - Изгнанник! Дурачье слепое! Вконец отупели - ничего не понимают! Неужели они ни на секунду не задумываются о том, какие перспективы откроются перед ними, если они научатся летать по-настоящему?

Ну да ладно - мне все равно плевать. Пускай думают, что хотят. Я им покажу еще!.. Они у меня увидят, что значит - летать по-настоящему. Вне закона? Хорошо, будем вне закона, если им так нравится... Но они об этом пожалеют, ох, как пожалеют!..

Джонатан:

- Не нужно их ругать Флетчер. Изгнав тебя, они навредили только сами себе. И когда-нибудь они это поймут. И они поймут то, что понимаешь сейчас ты. А тебе следует простить их и помочь им понять.

Флетчер :

- Да что же это такое происходит?! Я что, сошел с ума?! Или уже умер?! Кто это?!

Джонатан:

- Чайка Флетчер Линд, хочешь ли ты летать?

Флетчер :

- ДА! Я ХОЧУ ЛЕТАТЬ!

Джонатан:

- Чайка Флетчер Линд, достаточно ли сильно твое желание летать для того, чтобы простить Стаю, и учиться, а затем вернуться однажды к ним и трудиться среди них, помогая им обрести знание?

Флетчер :

- Да.

Джонатан:

- Ну что ж, Флетч, тогда начнем с освоения искусства горизонтального полета...

затемнение

 

На сцене на различных уровнях , стоят Джонатан, в центре и его ученики

 

Джонатан:

- Каждый из нас воплощает идею Великой Чайки - ничем не ограниченную идею абсолютной свободы. Потому точность и совершенство полета - только первый шаг. Необходимо избавиться от всего, что ограничивает. Вот за.чем это все нужно - скоростные полеты, предельное снижение скорости, высший пилотаж ...Все ваше тело - от кончика одного крыла до кончика другого есть соб.ственно мысль, воплощенная в форме, доступной вашему зрению. Разорвав путы, сковывающие вашу мысль, вы разорвете и путы, сковывающие ваши тела...

Флетчер :

- Мы свободны!? И потому вольны идти, куда хотим, и быть самими собой везде, где бы мы ни находились?

Джонатан:

- Да! Вы все знаете, что Закон Стаи гласил: Изгнанники не возвращаются. И за последние десять тысяч лет Закон этот не преступал никто. Голос Закона запрещал: и думать не смейте о возвращении. Я говорю вам: возвращайтесь не задумываясь.

Флетчер :

- Нас изгнали. Мы не принадлежим к Стае. Разве мы должны обращать внимание на Закон Стаи?

Джонатан:

- Мы все вышли из стаи должны вернуться обратно, но с новым Законом!

затемнение, в это время на авансцене появились чайки стаи

 

1-я,2-я,3-я чайки ( хором и вразнобой):

- Изгнанники! И они вернулись! Но это... этого не мо.жет быть! Так не бывает!

Чайка:

- Ну да, конечно, они - Изгнанники. Но, где они научились так летать?

1-я,2-я,3-я чайки ( хором и вразнобой):

- Не сметь обращать на них внимания. Игнорировать.

Старейшина:

- Всякий, вступивший в беседу с Изгнанниками, сам под.лежит немедленному изгнанию. Наблюдение за Из.гнанниками расценивается как нарушение Закона.

Все чайки стаи демонстративно отвернулись. От сидящей стаи отделяется ,хромая, чайка по имени Керк Мейнард! Хро.мая, он брел по песку, он всхлипывал, а левое крыло его беспомощно волочилось за ним. Он рухнул на землю к но.гам Джонатана и голосом умирающего попросил:

 

Керк Мейнард:

- Помоги мне. Больше всего на свете я хочу летать

Джонатан:

- Летай. Поднимайся со мной вместе.

Керк Мейнард:

- Ты не понимаешь. Мое крыло... Я им не владею. Я не могу им пошевелить.

Керк Мейнард:

- Чайка Мейнард, ты волен быть самим собой, ты сво.боден осознать свою истинную сущность и быть ею, здесь и сейчас, и ничто не в силах тебе воспрепятствовать. Таков Закон Великой Чайки, и это - единственный объективно существующий закон.

Керк Мейнард:

- Ты хочешь сказать, что я могу летать?

Джонатан:

- ТЫ СВОБОДЕН, - вот что я говорю. Легко, просто и быстро Ты - Чайка Керк Мейнард расправишь свои крылья и без малейшего усилия взлетишь в темное ночное не.бо. И спящую Стаю разбудит твой торжествующий крик.

 

Неуклюжий танец, постепенно превращается в стремительное движение

 

Керк Мейнард:

- Я лечу! Слушайте! Я МОГУ ЛЕТАТЬ!!!

Джонатан:

- Чайка Мартин! Ты го.ворил, что постиг искусство медленного полета. Докажи! Себе докажи! Ты можешь знать все что угодно, но пока ты не доказал это на практике, ты не знаешь ничего! ЛЕТИ, я говорю о вещах простых и само собой разуме.ющихся: каждая птица имеет право - летать, свобода есть сущность каждого, и потому все, что ее ограничивает, дол.жно быть отметено прочь, Все- традиция, суеверие или любое другое ограничение в какой угодно форме.

1-я чайка:

- Прочь? Даже если это - Закон Стаи?

Джонатан:

- Есть только, один Закон, тот который делает тебя свободным! Других законов нет.

2-я чайка:

- Как, по-твоему, мы можем научиться летать так, как летаешь ты? - Ты - особо одаренная птица Божественного происхождения, ты выше всех прочих птиц...

Джонатан:

- Посмотрите на Флетчера! Лоуэлла! Чарлза-Роланда! А Джуди Ли? Они - тоже особо одаренные птицы Боже.ственного происхождения? Не более, чем вы все. И не бо.лее чем я. Просто они, в отличие от вас, осознали свою истинную природу и стали жить сообразно своему знанию

3-я чайка:

- В Стае говорят, что ты - либо сам сошедший на землю Сын Великой Чайки, либо опередил свое время на тысячу лет, либо... я даже боюсь говорить!

Джонатан:

- Либо Бог, либо дьявол. Вот она - цена непонимания. А сами-то вы как думаете? Что мы опередили свое время?

Флетчер :

- Ну, в общем-то, всегда было можно научиться так летать. Нужно было только захотеть. Время, наверное, тут ни при чем.

 

готовится к полету

 

Джонатан:

- Это уже легче, все же лучше летать, чем опережать время

 

Стробоскоп. Пятна света Видно как в стремительной смене света исчезают чайки , как вдруг раздается детский крик "Мама, мама!"Потом свет и посередине сцены лежит Флетчер Линд

 

1-я чайка:

- Вы видели!? Откуда появился этот птенец? И как в последнее мгновение эта чайка успела свернуть влево, не задев малыша!

2-я чайка:

- Она врезалась в эту громадную скалу из твердого гранита! Вот к чему приводят такие полеты!

3-я чайка:

- Он умер! Он убился!

над телом склонился Джонатан , разговаривает с Флетчером, тот неподвижен и голос его доносится издалека

 

Флетчер :

- Я уже умер? Я прошел через какую-то исполинскую дверь в другой мир... За ней покой незнакомого неба, воспоминания, забытье, опять воспоминания и снова - забытье. Было страшно, а после пришли печаль и сожаление. Очень-очень глубокое сожаление. Я слышу голос. Голос Сына Великой Чайки, чайки по имени Джонатан Ливингстон!

Джонптон :

- Дело в том, что мы пытаемся перейти границы своих возможностей постепенно, по порядку, не торопясь. Прохождение сквозь камень значится в нашей программе несколько позже.

Флетчер :

- Джонатан!

Джонатан:

- Известный также как Сын Великой Чайки.

Флетчер :

- А ты что здесь делаешь? А как же скала? Я что, не того... ну, не это... не умер, что ли?

Джонатан:

- Ну, Флетч, брось... Подумай: если ты со мной сейчас разговариваешь, стало быть ты определенно жив. Так? Просто тебе удалось достаточно резко сдвинуть уровень сознания. И теперь у тебя есть выбор. Хочешь - можешь остаться на этом уровне, а можешь вернуться обратно и продолжить работу в Стае. Их Старейшины так и ждали, чтобы с кем-нибудь из нас приключилось какое-либо происшествие, предпочтительно с летальным исходом. Так что, оставшись здесь, ты их весь.ма обяжешь. Они и мечтать не смели о столь роскошном подарке, и, главное - так своевременно...

Флетчер :

- Понятно. Я возвращаюсь.

Джонатан:

- Очень хорошо, Флетчер. Помнишь, что мы говорили о теле? Тело есть мысль, облаченная в доступную воспри.ятию форму?..

 

Флетчер шевельнул головой, расправил крылья и открыл глаза. Он обнаружил, что находится у подножия скалы, а вокруг него толпится вся Стая.

 

1-я чайка:

- Ожил! Он умер, и он снова - живой!!!

2-я чайка:

- Коснулся его крылом! Вернул ему жизнь! Сын Ве.ликой Чайки!

3-я чайка:

- Нет! Он признался, что не Сын! Тогда кто он?!

 

Появляется старейшина

 

Старейшина:

- Он - дьявол! ДЬЯВОЛ!!! Да! Он пришел извести всю стаю! Убейте его! Разорвите на части!

Сверкая глазами и зловеще навострив клю.вы, толпа сжимала кольцо, готовая разорвать их в клочья.

Все чайки бросаются с авансцены в центр к Джонатану и Флетчеру, но через мгновение толпа расступается, и ни Джонатана ни Флетчера уже нет. Они появляются на самом высоком станке.

 

Джонатан:

- Почему, - почему самое трудное на свете дело - убедить свободного в том, что он свободен и что он вполне способен сам себе это доказать, стоит лишь потратить немного времени? По.чему так?

Флетчер :

- Что ты сделал? Как мы здесь оказались?

Джонатан:

- Но ты же сам сказал, что не прочь оттуда убраться....Или нет?

Флетчер :

- Говорил. Но как это ты...

Джонатан:

- Очень просто, Флетчер. Так же, как и все остальное: практика.

 

Затемнение, на сцене Джонатан и его ученики

 

Джуди Ли:

- Джонатан, помнишь, ты говорил как-то - давно уже - насчет любви к Стае, достаточной для того, чтобы возвращаться и учить?

Джонатан:

- Помню, конечно.

Джуди Ли:

- Так вот, я не могу понять, как ты умудряешься любить эту тупоумную ораву, готовую в любой момент взбеситься и прикончить тебя. Как, например, вчера...

Джонатан:

- Ох, Джу, кто же такое полюбит? Ненависть и зло.ба - вовсе не то, что следует любить. Научись видеть в них истинную Чайку, воспринимая то лучшее, что в них есть, и помогая им самим это лучшее рассмотреть. Знаешь, как радостно, если это удается!

Я, кстати, припоминаю одного очень яростного парня - кажется, его звали Чайка Флетчер Линд - так вот он, когда его изгнали, готов был драться насмерть со всей Стаей сразу. И уже направился, было к Дальним Скалам, чтобы там, в одиночестве устроить себе настоящее пекло - такой, знаешь ли, индивидуальный ад до конца дней. Но вместо этого он сейчас строит свои Небеса, да еще и всю Стаю ведет в том же направлении...

Флетчер :

- Я?! Я веду?! Джон, что ты хочешь этим сказать? Учитель здесь - ТЫ. И ты не можешь уйти!

Джонатан:

- Не могу? А ты не думаешь, что где-то могут быть другие стаи, другие Флетчеры, и что им наставник может быть нужнее, чем тебе? Ведь ты уже нашел свой путь к свету...

Флетчер :

- Я?! Джон, я - простая чайка, а ты...

Джонатан:

- Единственный и неповторимый Сын Великой Чайки, не иначе? Я больше не нужен тебе. Просто продолжай искать себя и находить. Каждый день поближе узнавать свою истинную природу - настоящего Чайку Флетчера. Ты сам - свой учитель. Нужно только понять себя и тренироваться, чтобы быть самим собой.

Стробоскоп, вспышки света, голос Джонатана

 

Джонатан:

- И не давай им распускать обо мне дурацкие слухи. Или делать из меня бога, хорошо, Флетч? Я - чайка. Ну, разве что люблю летать...

Все чайки ( хором ) : ДЖОНАТАН!

В затемнении Голос Джонатана

 

Джонатан:

- Бедняга Флетч! Не верь глазам своим. Глазам видны лишь ограничивающие нашу свободу оковы. Чтобы рассмотреть главное, нужно пользоваться пониманием. Ты все знаешь, осталось только понять это. И тогда все сразу станет так же ясно, как летать...

Полный свет, наверху стоит Флетчер, внизу чайки-ученики

 

Флетчер :

- Для начала, вам следует понять, что чайка есть ничем не ограниченная идея свободы, воплощение образа Великой Чайки, и все ваше тело от кончика одного крыла до кончика другого - это только мысль.

 

Молодые чайки недоумевающе

 

1-чайка (шепотом ) :

- Ну, не очень-то эта инструкция поможет нам вы.полнить мертвую петлю.

 

Флетчер вздохнул и заговорил снова, окинув их критическим взглядом.

 

Флетчер :

- Да... Ладно, начнем с освоения искусства горизонтального полета.

(И стоило ему это произнести, как он уже понял, что происхождение его друга было ничуть не более божествен.ным, чем его собственное, выходит на авансцену и говорит в зал) Нет ограничений, Джонатан Недалек тот день, когда я соткусь из воздуха на твоем бе.регу и кое-что расскажу тебе о том, как нужно летать!

"Нет пределов, Чайка по имени Джонатан Ливингстон!"

 


Проголосуйте
за это произведение

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
285813  2009-01-24 00:37:22
Валерий Куклин
- ВСЕМ! ВСЕМ! ВСЕМ! Приглашаю почитать эту инсценировку, пока ее не сняли. Большинство здесь находящихся, как я понимаю, этой вещи в прозе не читали. Здесь - мало отсебятины драматурга, потому станет понятно для полуграмотных суть происходящих ныне в западной литературе процессов, где это произведение является едва ли не гвоздевым в истории западной литературы 20 века. Философия индивидуализма и Героизма - полная противоположность традициям русской литературы с ее Башмачниковыми и Неточками Незвановыми. Для того, чтобы понять русскость некоторых здешних авторов, надо порой увидеть, что есть нерусскость. Спешите! Не упустите шанса! Валерий Куклин

286123  2009-02-03 12:23:43
Валерий Куклин
- Хамстеру по кличке Капитан Кук

Вы, милейший, вот тут грозитсь все ╚вывести на чистую воду╩ меня, обвиняете во всяких грехах, заставляетесь оправдываться меня самого или вынуждаете моих друзей писать обо мне многое из того, что вас и не касается, чтобы перечеркнуть ваши инсинуации. Так вот, я сам должен либо упреждать ваши удары, либо продолжить повествование о тех замечательных людях, коие в той или иной мере повлияли на мою творческую биографию. Да, я знал очно очень многих замечательных людей, что вызывает у вас удивление и законное возмущение: почему же оные не ходатайствовали за меня и не использовал я свои связи так же мудро, как вы, например, свои связи с сильными мира сего. На самом деле в поведении моем нет ничего странного у меня нет пиетета ни к кому, блатом я пользоваться считаю ниже своего достоинства. Но чувство благодарности качество, признайтесь, редчайшее у меня очень высоко.

Однако, и на старуху бывает проруха. Заишите себе в досье на мою скромную особу историю следующую...

Вчера по ящику была передача о Вадиме Коростылеве замечательном драматурге-сказочнике. Так вот, к вашему сведению, я с ним лично так и не познакомился, а вот он меня ЗАОЧНО! благословил, можно сказать, в профессиональную драматургию. Это он настоял перед коллегией Мнистерства культуры СССР о покупке у меня пьесы ╚В трясине╩, выплате за нее гонорара, публикации в сборнике ВААП и отдельным изданием этой пьесы, а также рекомендовал для постановки оную в приличный областной театр города Сыктывкара. Именно вы не поверите, но это так я не платил за это ни взятками, ни унижениями. Эта пьеса была первой моей из признанных не только коллегами, классиком В. Розовым, профессорами В. Пименовым и В. Вшневской, коллегами-драматургами, актерами, режиссерами, художниками, но и чиновниками и бухгалтерией Министерства культуры СССР. И все благодаря Коростылеву.

А я очень скоро об этом и забыл... Нигде ни словом не упомянул, что в драматурги меня по правильному счету именно Коростылев благословил. Заколеймите меня за это, херр Хамстер Кук, облейте меня потоками вашей желчи. Чтобы навсегда запечатлелось в моем мозгу мое недостойное поведение. Ибо даже перестройка и эмиграция не могут служить оправданием такой вопиющей неблагодарности! Буду вам за это весьма признателен. Валерий Куклин

Всем остальным:

А я вот, в свою очередь, все-таки рекомендую почитать инсценировку казахстанского драматурга Сергея Копылова.

286159  2009-02-04 19:14:49
Дядюшка Том - Куклину
- Эх, Валерукшко, Валерушко (это я так по аннологии, принятой в ДК обращаюсь), а ведь у тебя тайный недображелатель имеется. Зовут его, как смею предположить, Гусейн Гуслия, и занимается он звездами. Этот самый Гуслия постоянно и последовательно стирает мои постинги, обращенные к тебе, а твои оставляет. В результате выглядишь ты не совсем адекватно, ибо не ведомо с кем дискутируешь, неведомо кому, почему и что объясняешь. В итоге все посмеиваются над тобой и талдычат о том, что недаром врачи клиники Шарите в Берлине так востребованы. И что ты, как говорят психиатры, так декомпенсируешься?

Кстати, а почему, столь любезный твоему сердцу ВМ, бывая в Берлине, с тобой не встречается? У нас на этот счет информация имеется, но я хочу, чтобы и ты подзадумался над этим фактом. Ну а то, что тебя неведомый широкой общественности "театрал" похвалил, то и я могу тебя таким же макаром нахваливать. А какая тебе от этого польза? Хотя моя похвала, как ты знаешь, недешево стоит.

Заметь, во всех моих постингах ни единого ругательного слова, тем более матерного. Напротив, в них много любви, сочувствия, братского участия, поэтому они и действуют на нечистых приспешников как крестное знамя - сам знаешь, кто Лрестному Знамению противостоять не может.

В одном будь уверен, чтобы ни случилось - я всегда рядом. Если же говорить о литературе, то здесь возникло несколько интересных писателей. Но я назову тебе тех, кто вызывает у меня брезгливость: Т. Толстая, В. Ерофеев, Э. Радзинский, Шендерович. А у тебя? Знавал ли ты их? А может и сейчас знаешь? Да, почитал рекомендованного тобой П. Алешкина. Есть интересные моменты, но более, на мой взгляд, он писатель дамский. Так сказать, для женского восприятия, для женской души и тела. Недурно! Может быть мне на глаза не все "Откровения от Алёшкина" попадались?

С американским приветом, Дядя Том

286160  2009-02-04 19:28:34
Капитан Кук - Куклину В.
- Валерий Васильевич, не буду скрывать, мне все более импонирует тональность твоих сообщений. Но, напоминаю, диавол силен и он будет продолжать пытаться снова ввергнуть тебя в пучину склок и проклятий в адрес ближних. Не поддавайся сатане! Не позволь ей увлечь тебя в пучину геены огненной. Мы за тобой уж тоже как-нибудь присмотрим. Вот Аргоши, жаль, на тебя не стало. Наверное некогда бедолаге - спасает от "кризиса" и отмывает свои неправедно заполученные миллионы.

Ты однако же сообщал, что питаешь сомнения, согласится ли писатель Алешкин, чтобы ты опубликовал в "РП" рецензию на его последнюю книгу о Богородице. Спешу тебя успокоить: согласиться! Откуда у меня такая уверенность? Объясняю: если публикуется в газете "Русский Берлин" (см. ╧5), то почему бы ему не напечататься и в "РП".

Кстати, нам будет интересно почитать твою рецензию, но и роман хотелось бы почитать тоже. Убежден, что чтение таких книг всем нам на пользу. А как, Валерий Васильевич, вы с Алешкиным относитесь к наметившемуся поражению модернистов-католиков, победе Католической Традиции? И к вою этих околоцерковных деятелей и всякой нечисти вокруг Папы Бенедикта XVI?

Честь имею.

Капитан Кук

Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100