TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

 Поэзия
26 января 2015 года

Елена Копытова

Провинциальное

 

 

...и неважно, где он и как зовётся -

городок с часовенкой под ребром.

Ночью время черпаешь из колодца,

до утра гремишь жестяным ведром.

 

И душа наполняется зыбкой грустью.

Всё застыло будто бы на века

в закоулках этого захолустья.

На цепи по-волчьи скулит тоска.

 

...колосится утро над бездорожьем.

На лугах - ершистая трын-трава.

Вот бы враз оторваться, сдирая кожу! -

Отболев, отникнуть, но - черта с два! -

Как ни бейся - хлёсткая пуповина

неизменно тянет тебя назад.

 

...у хозяйки - брага (к сороковинам).

На столе - портрет (утонувший брат).

На цветастом блюдце - свечной огарок.

Кислый квас - во фляге. В печи - блины.

На плакате выцветшем - Че Гевара,

и ковёр с оленями - в полстены.

 

Даже то, к чему ты едва причастен,

прикипает к памяти навсегда.

В сенокос - царапины на запястьях,

да жара без продыху - ерунда.

От того, что было сплошной рутиной -

горячо и больно, по телу - дрожь...

 

тишина колышется паутиной -

даже выдохнуть страшно,

а вдруг порвёшь?

 

 

Дорожное

 

...а за окном - берёзово. Шпалы - чересполосицей.

Небо играет красками щедро и нараспев.

Сумерки гонят с пастбища рыжее стадо осени.

Даль убегает в прошлое, выдохнуть не успев.

 

Только прикосновение, только намёк - не более...

Тянется-канителится времени волокно,

зыбится послесловием чеховской меланхолии...

Жёлтый зрачок прожектора высветил полотно.

Беглый этюд - плацкартное: рыжий трёхлетка с яблоком.

Ложка по подстаканнику бряцает бубенцом.

На незнакомой станции суетно, как на ярмарке.

Пахнет капустой квашеной, бочечным огурцом.

 

Можно дышать, как дышится... или парить, как движется.

Можно сказать, как выдохнуть - шелестом-ветерком.

Только вот слово "Родина", в общем-то, слишком книжное...

лучше бы - полушёпотом, тающим сквозняком.

 

Бродят слова ненужные (вроде письма с оказией) -

то ли уже на подступе, то ли еще в пути ...

- Вяленым рыбным Севером, спелой арбузной Азией,

мокрым хохлатым Питером

встреть меня, приюти...

и посмотри доверчиво... и обними по-дружески...

пусть себе паутинится медленной речи вязь.

Будь ты слегка подвыпившей, луковой и простуженной...

Знаешь, и пуповинная недолговечна связь.

 

Вижу - на шею времени кольца легли годичные.

Вижу как из дорожного старого рюкзака

волком глядит предательство паспорта заграничного

с ужасом обреченности вечного чужака.

 

 

Без слов

 

Говорят, в Отечестве нет пророка,

да и кто б узнал его, если - есть?

Но зато опять на хвосте сорока

притащила сдуру худую весть.

...а в чужое сердце влетишь с разгона,

так тебя проводят - "на посошок"

полной чаркой спелого самогона.

Сумасбродно, ветрено... - хорошо!

 

...а потом - привычный рассол на завтрак.

Хоть полвека пей, всё равно - тоска.

Ты чужой здесь и... не сегодня-завтра

упорхнёшь, как ласточка с облучка.

 

... но пока... молчи! На душе бездонно.

Всё, что важно, сказано и без слов.

Просто Бог, шутя, раскидал по склонам

золотые луковки куполов.

 

Просто остро пахнут лещом и тиной

на равнинах волжские рукава.

И тебя пронзает гусиным клином

ножевая русская синева.

 

 

Незнакомая Родина

 

Два вопроса: "Что делать?" и "Кто виноват?",

как седые просёлки, навеки схлестнулись.

В Ярославле над Волгой ярится закат.

Тлеет Тула витринами пряничных улиц.

 

А в вагоне - туман опрометчивых слов.

Да и сам ты доверчив, наивен и жалок,

обнаживший всю душу до самых основ,

точно Питер - изнанку своих коммуналок.

 

...за спиною - перрон. Переступишь порог -

и на пир с "корабля", но расходятся гости.

...а рассвет с огоньком, и с горчинкой дымок,

и дрова - на дворе, и трава - на погосте.

 

Оживает душа, обращённая в слух.

Акварельные зори свежи и прозрачны,

но умолк предпоследний нетрезвый петух,

оцарапав околицу хрипом наждачным.

 

Вот бы взять да попробовать жить-не тужить,

чтоб душа - нараспашку!.. Похмельно-непьющий,

понимаешь, что... - к лешему вся эта жизнь! -

Что за чушь, что дорогу осилит идущий?

 

Кто соврал, что идущему ноша легка? -

Добрести бы до дома неровной походкой...

(Как известно, Россия - в глазах чужака -

пресловутый медведь, балалайка и водка).

 

Незнакомая Родина... Всё занесло -

заметелило пеплом неверного слова.

...а в плацкартном вагоне тепло и светло.

И подросток-"ботаник" читает Толстого...

 

 

Крепкий орех

 

...только мама и ты. И весна на дворе.

Воздух детства, звенящий, как спелый арбуз.

Слово "Родина" - крепкое, точно орех -

не распробуешь с первого раза на вкус.

 

...середина пути. И дождём осаждён

серый город, дрейфующий в талой воде.

Так бывает: годишься не там, где рождён...

а бывает... и вовсе не годен нигде.

 

...и трясёшься в вагоне - судьбе ли назло? -

Вот и дерево кроной глядит на восток. -

Так подбитая птица встаёт на крыло,

безнадёжно ловя восходящий поток.

 

...а тебе говорят: "Так ведь это - твой дом!" -

ножевые слова - как удары серпа.

Слово - крепкий орех, да вот только потом...

от него остаётся одна скорлупа.

 

...и царапаешь душу в густой трын-траве.

Но с тобой пуповиной земли сплетены -

вместо матери - крест, вместо Родины - две

совершенно чужих бесприютных страны...

 

 

"Зайцы"

 

Бродит вечер по городу праздным скитальцем.

Спеет май. Во дворах зацветает сирень.

Мы садимся в трамвай - безбилетные "зайцы".

За душой - ни шиша, в головах - дребедень.

 

От того ли, что в воздухе терпко и звонко,

потому ли, что кровь будоражит весна,

так охота в подъезде поджечь фотоплёнку

и соседку-гюрзу оплевать из окна...

 

- Извините, пожалуйста, не обижайтесь!

Будет время покаяться в этих грехах.

Мы для мам и для пап - ненаглядные "зайцы".

Всё ещё впереди. Всё пока впопыхах.

 

Мы еще на себя до конца не похожи....

но всё тише и вкрадчивей шёпот листвы...

- Извините, пожалуйста, те, кто дороже

всех и вся... но не все уже слышат, увы...

 

- Подождите, пожалуйста, не уходите,

пряной горечи жизни напившись сполна.

Всё плотней и тесней паутина событий...

Всё серей суета. Всё слышней тишина...

 

...........................................

 

память тёплой ладонью к щеке прикоснётся,

пощекочет виски - по-цыплячьи желта,

как пушок над губой возмужавшего солнца,

как смолистая плоть молодого листа,

из которого вызреет спелое лето...

 

- Оглянитесь, пожалуйста, снова весна...

но неловко в трамвай заходить без билета...

и в подъезде дымить...

и плевать из окна...

 

 

Родом из детства

 

Где-то бесконечно далеко,

где светло и радостно до дрожи,

мы с тобой - чисты и тонкокожи -

шлёпаем по лужам босиком.

 

И плевать, что двойка в дневнике!

Облака, как сахарная вата.

На стакан воды из автомата

три копейки сжаты в кулаке.

 

Дома, всем смертям наперекор,

суетятся бабушка и мама.

Краденое счастье из кармана

падает стыдливо на ковер...

 

а потом...

не то чтобы черта,

и не то чтоб даже и преграда...

просто миг - и ничего не надо,

просто вдруг не видно ни черта.

 

Топчешься, не помня о себе,

кулаком в чужие двери лупишь...

в темноте нечаянно наступишь

на ногу растерянной Судьбе...

 

- Это ты?

а может, это я? -

Все мы так похожи-непохожи...

 

как тепло...

и радостно до дрожи,

будто видишь с берега маяк...

 

будто "бесконечно далеко"

очень даже близко...

дома - мама...

мятный леденец под языком...

много счастья -

полные карманы...

 

 

"Незачёт"

 

...в этот двор вернуться - в свое начало. Во дворе - пернатая чехарда.

Мой бумажный кораблик приплыл к причалу; на борту написано "НЕ БЕДА".

Ерунда написана - не "ПОБЕДА". Поделом мне, в общем-то, поделом!

...а кому-то мама кричит: "Обедать!" - Всё такой же двор. И такой же дом -

 

неизменно-жёлтый, пятиэтажный. Из окна открытого - чей-то взгляд...

это мой ровесник - такой вчерашний и бесстрашный как... тридцать лет назад.

У моих ровесников всё достойно. Наступает срок собирать плоды...

От чего ж не завидно и не больно? - Совершенно искренне - "до звезды"!

 

И в пустых карманах ветрам не тесно, но судьба-зануда опять ворчит -

говорит, такие, как я - не к месту. -Посылает к чёрту на куличи.

Говорит, что каши со мной не сваришь, что и бесу не надо такой родни! -

Я, как волк тамбовский - плохой товарищ. Тут и спорить не о чем. Извини. -

 

И слова в висках - как удары гонга. И опять за пазухой - ни шиша.

И помятым шариком для пинг-понга под подошвой жизни хрустит душа.

И опять до ужаса неохота колошматить рифмами наугад

ветряные мельницы Дон Кихота - те, что машут крыльями и... летят...

 

И от этого вряд ли найдётся средство. Не по всякой шкуре судьбы клеймо.

...хорошо сидеть на скамейке детства, где такое вкусное "Эскимо",

всё, что всуе сказано, забывая. Да и то, что было, теперь не в счёт.

Вот и всё. Бывает же так... бывает.

"Незачёт" по жизни мне... Не-за-чёт.

 

 

Не парижское

 

Улицы не парижские... Ветер гуляет кочетом.

Голуби над задворками. Нудные холода.

У пацанов с окраины папы - сплошные "лётчики".

Рано стареют матери. Чадно горит звезда.

 

Хочется... прочь! - Из города, чтобы дорога - скатертью,

чтоб разговоры в тамбуре, а за окном - поля,

чтобы вдыхать заутренний свет над церковной папертью...

чтобы отцу и матери пухом была земля...

 

или... на тесной кухоньке пить до утра шампанское,

чтоб на одном дыхании - залпом объять сполна -

русское и еврейское, польское и цыганское...

чтобы в душе - бубенчики, а на дворе - весна...

 

был бы, слегка присоленный, хлеб - на ладони времени...

чтобы в гостях - желанные (и никогда - врасплох),

чтоб прорастало лучшее не из чужого семени...

но... на ветру качается пыльный чертополох.

 

Не золотятся колосом Псковщина и Смоленщина,

наглухо занавешены долгие вечера...

а в безымянном городе плачет хмельная женщина,

будто опять поверила, что из Его ребра...

 

 

Постновогоднее

 

Зимний город - осколок чужого наследства -

прижигает лицо, как пчелиный укус,

и хрустит на зубах карамелькой из детства. -

Хорошо... - на не слишком взыскательный вкус.

 

Хорошо... - потому что рукой - до Парижа.

Над Монмартром - луна. И вино - дотемна.

Кто сказал, что далёкая Родина - ближе? -

"...был ли мальчик?" (ну, в смысле - была ли Страна?)

 

...отболеть-отгореть-улететь в "несознанку" -

всё нормально, все средства давно хороши.

Ты, как Маугли, прячущий волчью изнанку -

в камуфляже глухой человечьей души.

 

Да куда ж - от себя? Доживай иноверцем,

догорая костром на чужом берегу.

Продолжайся - ожогом на чьём-нибудь сердце,

беглой строчкой, пунктиром лыжни на снегу...

 

Белый город мятежные мысли хоронит.

И уже однозначно - тебе не родня -

пассажиры на гулком метельном перроне.

 

.................................................

 

И... да здравствует Родина!..

Пусть... - без меня.

 

 


Проголосуйте
за это произведение

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
320751  2015-01-26 09:40:26
Л.Лисинкер
- Итак, значит - "Из провинции". Ну что ж, для провинции что наиболее к месту? - Правильно, самогон :

---

...а в чужое сердце влетишь с разгона,

так тебя проводят - "на посошок"

полной чаркой спелого самогона.

Сумасбродно, ветрено... - хорошо!

---

Правда, логика не просматривается: лир_героиню прогнали "на посошок", а ей - "Сумасбродно, ветрено... - хорошо!"

Но неожиданно. И главное нет этого женского нытья: "мой милый, что тебе я сделала?"

Поэтому новому автору - привет и солнца в мороз !

320762  2015-01-26 16:27:18
АП /avtori/popova.html
- Но с тобой пуповиной земли сплетены -
вместо матери - крест, вместо Родины - две
совершенно чужих бесприютных страны...


Вот ведь стихи. И Воложину есть чем заняться, а он всё из пустого в порожнее.

320764  2015-01-26 16:40:41
Читатель
- Нечему тут Воложину заняться. Бум-цик-цик, а не поэзия. Девятый класс, вторая четверть, школьная стенгазета к юбилею Николая Рубцова. Максимум

320768  2015-01-26 18:34:18
Л.Лисинкер
- Сначала эпиграф: И в старый-престарый прабабкин ларец

Был каждый припрятать готов

Не ветошь давно отзвеневших колец,

А строчки любимых стихов.

А.Галич

--- --- ---

Казалось бы, литературный портал (прямо-таки, ух как пафосно звучит). Так порадуйся ... пусть не любимым (это чересчур для авторов переплет.ру), а просто - У Д А Ч Н Ы М стихам.

Вот чем могут заниматься такие заинтересованные литературоведы, как С.Воложин, Читатель, Бракодабр. Так нет же. Они достают свои ржавые шпаги и сражаются то с В.К., то ещё с кем-то.

И при этом красуются, как павлины: во, какие мы шустрые, остроумные, а все прочие - фу, деревня, ни ума, ни фантазии.

И только один автор - АП приводит строки поэта, которые она считает удачными:

-- --- --------

320762// АП /avtori/popova.html

- Но с тобой пуповиной земли сплетены -

вместо матери - крест,

вместо Родины - две

совершенно чужих бесприютных страны...

( Вот ведь стихи ).

--- ---

Правда, я так и не понял. так автор (Е.Копытова), она что ? На две страны живёт ?

Ну, и от себя добавим строки, кот. меня удивили и порадовали:

== == ===== =====

...а в чужое сердце влетишь с разгона,

так тебя проводят - "на посошок"

полной чаркой спелого самогона.

Сумасбродно, ветрено... - хорошо!

---

Правда, логика не просматривается: лир_героиню прогнали "на посошок", а ей - "Сумасбродно, ветрено... - хорошо!"

Но неожиданно. И главное нет этого женского нытья: "мой милый, что тебе я сделала?"

Поэтому новому автору - привет и солнца в мороз !

=== ==== ====

320770  2015-01-26 19:43:49
зачем вы гады ботик потопили?
-
куклинофобы,
аргошелюбцы,
лазарьнаобумы,
наобумпрудцы...

самоотвержцы,
(здесь об АП строка)
в чужое сердце
"на посошок" стакан...

что вы... не чаю -
чарку "столичной"...
позже - до ветру,
посвети спичкой...

тут напрудили,
чу! ..сумасбродно...
наркрокодилер
водкой народной...

то самогон бишь... им демпингует...
скоро подсадит -
позже сторгует

наркрокодилер -
лазаресинклер...
он затянул всех
пить эту синьку...

320772  2015-01-26 20:58:45
Читатель
- Ну ладно, пристыдили. Давайте попробуем сымпровизировать навскидку то, что обычно именуют анализом типа литературоведческим. Возьмём то стихотворение, которое понравилось госпоже Поповой. Сразу отмечу, что текст поэта, вызывающий симпатию читателя, больше говорит о читателе-реципиенте, нежели о вселенской душе автора. И потому изнанка этого текста откроет нам бессознательное госпожи Поповой. О чем текст "Крепкий орех"? Где-то годам к 35-и ("середина пути" - "земную жизнь пройдя до половины...") лирический герой осознал, что понятие "Родина" для него не вполне адекватно общепринятому ("крепкое, точно орех -не распробуешь с первого раза") и вообще не очень стабильное ("годишься не там, где рождён"). Эта ситуация вызывает у него нравственные терзания ("подбитая птица встаёт на крыло, безнадёжно ловя"). Тем более, что окружение не имеет ни малейших сомнений по поводу самоидентификации, национальной ли, государственной ли ("а тебе говорят: "Так ведь это - твой дом!"). В результате нарратор так и не приходит к окончательному решению, более того, обнаруживает в этом источник нравственной боли, которая в свою очередь не может не быть фоном для "высокого" поэтического страдания ("вместо матери - крест, вместо Родины - две совершенно чужих бесприютных страны"). Теперь возникает вопрос: можно ли конкретизировать в социально-психологическом плане представленную морально-поэтическую проблему. Конечно, можно. И госпожа Попова, полагаю, для себя уже все конкретизировала. Допускаю, что при желании читать стихи смог бы это сделать и господин Куклин, например. В общем, задачка, конечно, на два действия. Но авторесса решила поковыряться нежным девичьим пальчиком в занозе, поливая ее, занозу, нежными девичьими слезками. Оченно умилительно. В общем, как я и говорил уже, девятый класс, первая четверть. Стенгазета.

320774  2015-01-26 23:08:13
Читатель
- А между тем нашел на другом сайте вполне на уровне стихотворение. Достаточно зрелое. Не могу удержаться, процитирую:

В плацкартном вагоне

«Скорый» ход набирает, время его пришло ¬–

Измерять колесами Среднюю полосу.

А моя попутчица – как же не повезло –

Говорливая тетка, жующая колбасу.

И она все болтает, битком набивая рот…

Вот ведь, думаю, надо же – выдался мне «досуг»!

А она – про соседку, Путина, огород…

Начала о себе. Побежали мурашки вдруг.

И в глазах ее шевельнулось на самом дне

То, что с детства задолблено: взялся – тяни свой гуж…

Ее сын в девяносто пятом погиб в Чечне.

В девяносто девятом повесился спьяну муж.

Она, пот отирая со лба, говорит: «Жара».

Отхлебнув воды, улыбается: «Хорошо».

У нее умирает от рака в Москве сестра,

Она едет прощаться с последней родной душой.

Паренька жалеет: «Совсем еще не окреп.

Видно мать измаялась, бедная, ждать сынка!» –

Спит в наушниках тощий дембель, сопя под рэп,

С верхней полки свисает жилистая рука.

Все затихло, уснуло, съежилось, улеглось.

И вагон стучит колесами и храпит.

Но метет мозги бессонницы помело.

Сколько сорных мыслей…

какая из них пронзит,

прошибет, проймет до ядрышка, до нутра? –

«Я лишь пепел Европы, и здесь не моя страна»…

Как же сладко курится в тамбуре в пять утра!

За окном рябинно, розово. Тишина.

320777  2015-01-27 08:01:19
Дорожные куплеты
-
сладко курится в тамбуре
в пять утра!
да когда ж откроется
эт клозет?
кажется приехали...
да... ура!
под кустом оправлюся...
или нет?
закурю в такси ещё,
в детсаду...
в лифте накурю им всем!
дышат пусть...
пусть потренируются,
как в аду...
под кустом осталася
моя грусть...

320788  2015-01-27 11:15:46
АП /avtori/popova.html
- Читатель, Вы паясничаете. Сейчас сплошь и рядом - могила родителей в одной стране, а сам в другой.
Да и просто, уехала из деревни и она стала тебе другой страной. Образ знакомый.
Если не паясничать, то можно вполне доброжелательно отнестись к этим стихам.

320793  2015-01-27 12:56:55
Читатель
- Г-же Поповой

Вот уж ни сном ни духом не думал Вас эпатировать.

Но, очевидно, попал в точку, раз так яростно возражаете.

Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100