TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

 История
10 августа 2011

Юрий Кирпичев

 

Люди, корабли, деньги

Корабли красивы и романтичны, они манят свободой и влекут мальчишек в море, они соединяют наш мир куда надежнее, чем самолеты и автомобили, но в первую очередь это бизнес. Их грузоподъемность, вместимость и скорость важны лишь постольку, поскольку способствуют прибыльности. Иначе и быть не может - издержки коммерческого мореплавания несут сами негоцианты, да еще и казна на них держится. Символом удачного бизнеса, кстати, также издавна служат суда, возьмите хотя бы роскошные яхты Абрамовича или патриарха Кирилла<--!>...

Их паруса и корпуса плывут на синих горизонтах, пробуждая мечты и подчеркивая социальное расслоение общества, что также полезно. Но есть еще один класс кораблей, обходящийся социуму особенно дорого. Это боевые суда, за которые платим мы, народ. Налогоплательщики. Однако и эти чрезвычайно затратные конструкции порой окупают себя. Какова же их цена? С учетом национальной специфики?

Возьмем фрегат "Святой Николай", первенец верфей Николаева. Рождающийся Черноморский флот остро нуждался в линейных кораблях, чтобы драться с турецкими в линии баталии, но начинать с них в таких условиях (с нуля, на голом месте, в дикой степи) было затруднительно. Линкор корабль большой и сложный, в постройке дорогой и долгий, посему князь Потемкин решил строить большие фрегаты, способные в случае чего сражаться в линии.

44-пушечный "Св. Николай" был заложен 05.01.1790 на строящейся верфи строящегося города и уже 25.08.1790 вошел в состав флота. Этот крупный корабль водоизмещением под две тысячи тонн вплоть до 1793 г. числился линейным, неся 50 орудий. Сколько же он стоил?

Не так давно один николаевский журналист попытался выяснить его цену, отталкиваясь от факта заказа в 1773 г. в Англии двух 46-пушечных фрегатов (без вооружения) за 42 тысячи золотых рублей. Так как среднее морское чугунное орудие, пишет он, стоило тогда рублей 89, то в итоге фрегат обошелся бы в 25 тысяч.1

Цифра странная по многим причинам. Если бы речь шла о фунтах стерлингов то да, 50-пушечные английские корабли тогда обходились в 26-28 тыс. ф.ст. (с вооружением). Но рубли, тем более, золотые?

Заметим, кстати, что в "Финансовых документах царствования императрицы Екатерины II", т. I, в "Генеральном счете издержанным на чрезвычайные расходы деньгам" (запись от 1 декабря 1771 г.) приводится на порядок большая стоимость заказа: "27. На построение двух фрегатов и вылитие на оные медных орудий, вице-адмиралу Сенявину - из Статс-Конторы 500,000".2

Полмиллиона! Но надо учесть курс рубля. Если в 1698 г. фунт стерлингов равнялся двум рублям, то с 1704 по 1710 гг. уже четырем, с 1712 по 1761 гг. пяти рублям, с 1764 г. - 6 р. 32 коп. (А.Н. Дьячков, В.В. Уздеников "Монеты России и СССР", 1978), в январе 1786 г. курс фунта упал до 5,65 рубля3, а в августе 1790 г. вырос до 7 р. 75 к. (Материалы для истории русского флота т. XIV с.307).

Кроме того, медными орудиями вооружали лишь немногие, самые престижные корабли, ибо их стоимость в несколько раз превышала стоимость орудий чугунных и доходила до 10 рублей за пуд. "Среднее", по словам журналиста, морское орудие (для больших фрегатов того времени это 18 и 24-фунтовые пушки) весило сто пудов и более, а Демидовы в то время запрашивали уже более двух рублей за пуд чугунного литья, так что и чугунные орудия стоили в три-четыре раза дороже, чем полагал журналист.

Доставка леса, пушек, дельных вещей, парусины, канатов и пр. из центральной России составляла, по его мнению, около 30% от стоимости изделия. Прогонные и кормовые деньги для мастеровых добавляли к расходам 20%, амортизация эллинга еще 10%, а всего набиралось 60% накладных расходов. В итоге "Святой Николай" должен был стоить 41 тыс. золотых рублей. Один фрегат по цене двух британских! Да, в Николаеве строили самые дорогие в мире корабли. Как пишет журналист - золотые. Но в том-то и дело, что даже эти смелые расчеты далеки от фантастической российской реальности!

Заметим также, что в золотых рублях расчетов тогда не вели, разве что при игре в карты. После Владимира и его скромных златников наступил долгий безмонетный период на Руси, и следующего появления золота пришлось ждать целых четыреста лет, вплоть до т.н. "угорских" золотых Ивана III, копировавшихся с венгерских дукатов. Но и "угорки" служили не ходовой монетой, а в качестве медалей и наградных знаков. Они были символом престижа и казной. То же самое имело место при Шуйском, с его золотыми "новгородками" и "московками", при Михаиле Фёдоровиче, Алексее Михайловиче, Фёдоре Алексеевиче, Софье Алексеевне, Иване и Петре Алексеевичах, чеканивших для престижа червонцы, получервонцы и четвертьчервонцы. Истинными, ходовыми червонцами были не они, а зарубежные золотые монеты, главным образом голландские дукаты.

Вплоть до середины XVIII века золота в России не добывалось, серебра не хватало и экономили даже на меди. Промышленный металл нашли лишь в 1745 году, на Урале. Да, с 1752 по 1917 гг. было добыто свыше 2800 тонн золота (более 12% всей мировой добычи!), но в рассматриваемый период в казне его практически не имелось. Иными словами, расчеты в золотых рублях не практиковались, разве что за царским столом, за партией в карты, до которых Елизавета Петровна и Екатерина II были очень охочи. Расчетной единицей золотой рубль стал лишь в 1897 г., после финансовой реформы Витте.

Поэтому за границей любили фунт стерлингов, уважали гульдены и флорины, ценили цехины и талеры, но рубля не знали, ни золотого, ни серебряного. Мало ли какие деньги бывают на свете, вплоть до раковин каури. Тем более что в самой России на звонкую монету приходилось лишь 2-3% оборотных денег, остальное медь. Недаром Петр I дарил серебряный рубль - это был поистине царский подарок! Большинство народа серебра (не говоря уж о золоте) не видело никогда в жизни.

Нельзя в этой связи не упомянуть и о "голландских" дукатах русской чеканки. То есть, о фальшивках, хотя и трудно называть так полновесную монету, обеспечивавшую свой номинал внутренним, так сказать, содержанием. Венецианский цехин чеканили с 1284 до 1797 года, и он стал образцом для подражания (дукат это его обиходное название). В конце концов, выделились дукат венгерский (с 1325 года), немецкий (с 1559 года) и нидерландский (с 1586 года). Когда в 1768 г. Екатерина II замыслила ударить по Турции из Средиземного моря, то для проводки эскадр через моря и океаны понадобились большие деньги. Настоящие. Конвертируемые. Коих в казне не было совершенно.

Золотые рубли тут помочь не могли. Поэтому целый век, вплоть до 1867 г. тайно чеканились "нидерландские" дукаты. В официальных бумагах они проходили под названием "известная монета", а их штемпеля как "секретные штемпеля". По пробе сплава, весу и чеканке они полностью соответствовали оригиналу, но по сути дела были фальшивками. Бывают и такие парадоксы...

С воцарением Николая I и наведением его пресловутого "порядка" финансы страны все более расшатывались (не помогла даже реформа умницы Канкрина) и эти дукаты, как ни странно (впрочем, что же тут странного...), стали играть заметную роль не только во внешнем, но и во внутреннем денежном обращении. Вспомните известные по классической литературе "лобанчики" и "арапчики". В 1849 г. чеканка дукатов в Нидерландах была на время прекращена, но Россия продолжала выпуск "тайной монеты", причем в немалых объемах. Всего было выпущено 4350190 штук дукатов "1849 года"! И лишь после официального протеста нидерландского правительства в 1868 г. чеканку прекратили.

Итак, никаких расчетов в золотых рублях вестись не могло, денег в стране вообще было мало, поэтому изыскивали средства, обесценивая основу денежного обращения, медную монету. Чеканили 16, 24, 32 и даже 50 рублей из пуда меди и для перевозки приличной суммы требовалась крепкая телега и хорошая охрана. На сбор налогов в таких условиях уходила заметная их часть. Тяжелое финансовое положение усугубляли знаменитые русские дороги, и осень официально считалась временем, в кое налоги не собираются.

Спасибо матушке Екатерине II, которая ввела бумажные ассигнации. И хотя у нее были свои соображения (средств на строительство империи, иными словами, на ведение непрерывных войн катастрофически не хватало), сей смелый шаг принес большую пользу стране и народу. Обезвоженный финансовый организм державы впитывал новые, легкие и удобные в обращении деньги, как губка, открылись банки, появились кредиты, векселя, почтовые переводы и прочие удобства. Государственная машина завертелась быстрее, ее стало легче регулировать и смазывать и поначалу казалось, что ассигнации можно печатать в неограниченном количестве!

Чем, по сути дела, и занимались. Сухопутные войны Екатерина провела за счет печатного станка, обесценив бумажки под конец царствования вдвое. Когда же потребовалась валюта для Архипелагских экспедиций, в которые без серьезных денег корабли не пошлешь, то прибегли к внешним займам. Если Петр I основал империю на медные деньги, беспощадно разорив народ, но внешних долгов не оставив, то царица построила великую державу на ассигнации и займы, положив начало государственному долгу России. Ее долги голландским банкирам удастся выплатить лишь в конце века. Но не XVIII, а следующего, через сто лет...

После этого финансового экскурса вернемся к "Св. Николаю". Несколько лет назад старейший моделист Николаева С. Вовчарук разыскал в городских архивах часть его ведомостей. Оказывается, на строительство фрегата привезли 4856 кубометров дуба, 924 куба лиственницы, 326 кубов сосновых кряжей, 1179 сосновых бревен, 8922 доски и 16 еловых бревен - всего на 94273 руб. 71 копейку. А для спуска со стапеля 25 августа 1790 г. было израсходовано 70 ведер подсолнечного масла, 60 пудов топленого сала и 20 кусков горячей серы. Как видите, только лес обошелся в два с лишним раза дороже, чем по расчетам журналиста должен был стоить вооруженный фрегат!

И хотя полных смет не нашлось, но в те же годы однотипные фрегаты строились на Рогожкинских хуторах под Таганрогом. Там корпус, рангоут и такелаж обходились в 160 тыс. рублей, а с артиллерией, якорями, чугунным балластом и дополнительными расходами выходило по 214 тысяч.4 "Св. Николай" по понятным причинам стоил дороже таганрогских собратьев и обошелся казне приблизительно в 250 тыс. рублей ассигнациями, если не больше. Или около 220 тысяч серебром по курсу того года, когда он вошел в состав флота. Это очень дорого, даже учитывая тот факт, что вооружен фрегат был медными пушками. На деке стояло двадцать две 24-фунтовки и четыре 1-пудовых медных "единорога"; на шканцах и баке было двадцать 18-ф пушек и четыре 7-ф. Впрочем, по некоторым данным 24 и 18-фунтовки взяли из осадной артиллерии, а 7-фунтовые были трофейными турецкими (впоследствии их сняли).

Цифра ошеломляет! Для сравнения, по смете 1783 г. огромные стопушечные линкоры, построенные на Балтике, стоили с артиллерией и припасами по 190 тысяч рублей.5 Причем эти баснословно дорогие корабли служили в среднем не более десяти лет, в три-четыре раза меньше европейских.

Надо, правда, заметить, что свой короткий век наш фрегат провел в боях и походах и затраты на строительство, надо полагать, вполне окупил. Летом 1791 г. он дрался с турками у мыса Калиакра. В 1798 г. бомбардировал крепость на острове Цериго, перевозил пленных французов с острова Занте в Константинополь, высаживал десант на о. Св. Мавры, штурмовал Корфу. В конце апреля 1799 г. в составе отряда капитана А.А. Сорокина высадил десант у Бриндизи и захватил городскую цитадель, первого мая обстрелял береговые укрепления г. Мола и тот капитулировал, а уже на следующий день высадил десант у г. Бари. Через неделю он высадил десант в порту Манфредония, а 23 июня вернулся на Корфу. Спустя месяц в составе эскадры Ушакова фрегат вышел для совместных действий с английским флотом и прибыл в Мессину. 19 августа пришел в Неаполь для поддержки десантного отряда капитана Белли. Прекрасный послужной список!

Но состояние корпуса стало внушать опасения и в октябре фрегат ввели в гавань Неаполя для килевания. Там его славная карьера и завершилась: корпус оказался гнил и 26.07.1802 г. корабль был продан за 11460 дукатов, это около 30000 руб. серебром.

Итак, 250 тысяч за фрегат. Дорого. Очень! Существенно дороже больших дубовых балтийских линкоров и в несколько раз больше, чем стоили линкоры архангельские, из лиственницы. Но сами по себе эти цифры мало о чем говорят, все познается в сравнении. Возьмем, к примеру, сумму, отпущенную в 1786 году на гвардейские полки, на Московский батальон и кавалергардский корпус. Она составила 542 365 рублей и 46 с четвертью копеек. Иными словами, годовое содержание всей русской гвардии обходилось немногим дороже строительства и вооружения пары черноморских фрегатов. Если учесть, что при матушке Екатерине было также введено в строй более сотни линейных кораблей, то придется признать, что флот действительно дорогое удовольствие.

И тем более придется это признать, сравнив цену флота с расходами на культуру, науку и образование. На Академию наук в том же году было отпущено 55 138 рублей, на Академию художеств 60 000, на содержание Московского университета 55 073 рубля 75 коп. и на "разныя училища, в губерниях состоящия" 71 634 руб. 74 коп. В сумме - меньше, чем на один "Св. Николай"!6

Прошло сорок лет после завершения недолгой, но славной карьеры фрегата. Россия отразила Наполеона и завершила Отечественную войну взятием Парижа. Хлебнула воздуха свободы - и стала жандармом Европы. Николаев превратился в главный центр черноморского судостроения, Новороссию покрыли города и дороги, но приоритеты не менялись, а корабли не дешевели.

Во времена адмирала Лазарева, воспитателя Нахимова и Корнилова, трехдечный (трехпалубный) линейный корабль обходился уже в 2511630 руб. (смета 1836 г.), двухдечный в 1860825 руб., а 60-пушечный фрегат в 1137918 руб. ассигнациями (вскоре, после денежной реформы 1839 г. их вывели из обращения, меняя по курсу 3,5 за рубль серебром). Французский трехдечник стоил тогда до 3 млн. франков (около 750 тыс. руб.), а Британии 84-пушечные двухдечники знаменитого Вильяма Саймондса обходились в 80-105 тыс. фунтов (500-650 тыс. рублей). Это сопоставимо с ценами черноморских кораблей - но при лучшем качестве, быстроте постройки и притом, что европейские зарплаты были куда выше оплаты труда вольнонаемных русских рабочих, и уж тем более крепостных мужиков, приписанных к казенным заводам.

В итоге к началу обороны Севастополя (сентябрь 1854 г.) там стояло 14 линейных кораблей, в том числе четыре трехдечных гиганта, да еще "Три иерарха" в ремонте. Плюс 7 фрегатов, 9 пароходофрегатов, 5 корветов, 1 бомбардирский корабль, 2 вооруженных парохода и 3 парусных брига. По грубым подсчетам лишь их постройка обошлась не менее чем в 15 млн. рублей серебром. Но мы уже видели, что цифры такого рода относительны. Придет время, и большие корабли будут стоить десятки миллионов, а в наше время счет пошел уже на миллиарды. Нужна база для сравнения, некий метр, эталон.

На фоне общих расходов государства за тот год в 313 млн., из коих на армию и флот ушло 102 млн., стоимость военно-морского имущества, утопленного в севастопольской бухте, как будто бы и невелика. Если не учитывать, что имелся еще и вдвое больший Балтийский флот, мгновенно устаревший с появлением винтовых кораблей, что дефициты бюджетов ежегодно превышали 50 млн., что государственный долг за время Крымской войны перевалил за полмиллиарда, и страна стояла на краю финансовой пропасти. Такова оказалась цена николаевскому "порядку"...

Но есть и еще один способ оценки самодержавных приоритетов. Так, расходы на министерство народного просвещения огромной страны не достигали и 3 млн. - столько стоили четыре линкора (всего их у Николая было более сорока)! А три линкора Новосильского, пришедшие в помощь Нахимову под Синоп, несли на своих палубах 2980 матросов и офицеров. Это больше, чем было студентов во всех университетах России!

Результат Крымской войны известен. Известен и конечный итог колоссальной судостроительной программы 1895 года - Цусима. Не будет большим преувеличением также считать революции 1917 г. тесно связанными с созданием линкорного флота, а строительство советского Гранд Флита - с распадом СССР. Так что истинная цена флота куда выше его буквальной цены, выраженной в рублях, что в золотых, что в советских "деревянных".

 

Примечания:

1. 2008-09-18 Сергей Гаврилов Верфь в Диком поле :: Новости N - Николаевские новости)

2. "Сборник императорского русского исторического общества", т. 28 С.-Пб 1880 с. 179.

3. Там же, с. 294.

4. Материалы для истории русского флота т.XV с. 440

5. МИРФ т.XII с. 699

6. "Сборник..." с. 303-304



Проголосуйте
за это произведение

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
296325  2011-08-10 13:10:09
-

296326  2011-08-10 13:28:25
ВМ /avtori/lipunov.html
- "44-пушечный "Св. Николай" был заложен 05.01.1790 на строящейся верфи строящегося города и уже 25.08.1790 вошел в состав флота."

Если это не опечатка, то хочется сказать, умели же работать на Руси.

296346  2011-08-13 13:31:06
В. Эйснер
- Спасибо, Юрий, за великолепный и такой информативный очерк! Скачал, разошлю друзьям. Дальнейших Вам вершин!

296347  2011-08-13 13:35:40
В. Эйснер
- Спасибо, Юрий, за великолепный и такой информативный очерк! Скачал, разошлю друзьям. Дальнейших Вам вершин!

296352  2011-08-14 22:32:13
Юрий Кирпичев
- Хотел бы поблагодарить Владимира Михайловича Липунова за публикацию моего материала и особенно - за проявленную им терпимость в отношении к некоторым вопросам, по которым мы не во всем сходимся. С искренним уважением, Юрий.

Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100