TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

 Рассказы
02 февраля 2007

Алексей Казовский

 

 

Пепел

 

"С сегодняшнего дня

Прошу считать меня

недействительным..."

Группа "Сплин"

 

 

Андрей проснулся в яркое субботнее утро с такой легкой головой и в таком приподнятом настроении, что сам удивился - как же он раньше не мог найти этого ясного и простого решения накопившимся делам и проблемам. Пружиной подскочил с постели, умылся ледяной водой, пустил горячую. Взбил помазком в стаканчике густую пену, сменил бритву в станке и скользящими движеньями почти не дрожавшей руки сбрил мягкую недельную щетину.

Пока брился, смотрел на себя в зеркало, как бы запоминая это невзрачное простое лицо: пепельные редкие волосы, зачесанные на лысоватую макушку длинной прядью, серые глаза в сетке морщин вокруг, коричневатую россыпь веснушек на чуть горбатом носу, острые худые скулы, обтянутые тонкой желтоватой кожей, почерневший в неровном верхнем ряду зуб за сухими губами.

"Да, физиономия не очень привлекательная, - соображал он про себя, - ну что поделаешь, какой уж есть. Живем-то ведь не хуже других, зарабатываю вроде тоже не плохо. Сам никого не обижаю, и другие ко мне нормально относятся. Вон соседи даже денег занимали, пока выпивал, и ни слова в укор... А, да ладно, чего снова перемалывать".

Закончив скрести подбородок, он в последний раз внимательно глянул в зеркало - не осталось ли где островков плохо выбритой щетины - и вдруг увидел перед собой лицо жены, покрытое красными пятнами ненависти.

- Ты пустой, никчемный человек! - тихо сказала жена и презрительно улыбнулась. - Не можешь обеспечить семью, пьешь с утра до вечера, а дочери даже нечего отправить, чтобы заплатить за квартиру. Сыну нужно отдать за учебу за полгода, а у тебя ни на что нет денег!

- Я зарабатываю не хуже других, - попытался защититься Андрей. - У нас все так получают. Вон, директор сказал вчера по телевизору, что у нас достойная зарплата. И будет еще достойнеекз

- Достойная! - жена зло усмехнулась. - Не смеши меня. Достойная, чтобы не подохнуть с голоду! Это у них, у начальства карманы набиты деньгами. Они-то уж точно не будут торчать тут на Севере всю жизнь, и гноить своих детей и внуков! А нам даже колючей проволоки не надо - все равно никуда не денемся! Но я не хочу и не буду терпеть это. Хватит!

- Многие зарабатывают совсем мало и как-то ведь живут. А у нас, вообще, все есть! И квартира, и обстановка, и машина...

- Да, да, да! Да здесь тобой куплена только квартира. Десять лет назад и на деньги, которые ты заработал в Уренгое, на буровой. А всё остальное купила я, дипломированный учитель, которая вынуждена для этого торговать на рынке дурацкой косметикой! А ты даже пальцем не пошевелишь, чтобы как-то продвинуться.

Жена вдруг успокоилась, вымученно опустила веки.

- В общем, всё, я от тебя ухожу. Съезжу с детьми к матери, потом дочь вернется в Свердловск. Сын пусть доучивается здесь - хотя чему он у тебя научится, не знаю, - а я продам машину и уеду к дочери. А ты можешь торчать весь отпуск и всю жизнь в этих четырёх стенах. Я не хочу тебя больше видеть.

Андрей в ответ только мягко улыбнулся, не осознавая в полной мере, что произошло. Потом тряхнул головой, вытер полотенцем замутневшее от пара зеркало и пошёл на кухню.

На душе было спокойно и радостно, отпуск ещё не закончился, семья давно в отъезде - гостят у тещи, телефон отключен за долги - да так и лучше, никто не мешает. Квартиру, правда, запустил за это время, но это дело поправимое.

Он с расстановкой попил чайку, размачивая засохшую корочку в крутой заварке и осторожно прихлебывая кипяток с блюдца.

За столом напротив него проявился сын, белобрысый и конопатый, с беспечным инфантильным лицом, такой же пустой и жестокий, как тысячи его сверстников в нашей многострадальной стране.

- Пап, ты мне когда денег на мотоцикл дашь?

- Может, ты сам попробуешь заработать? - Андрей ответил вопросом на вопрос, улыбаясь сыну, родному и чужому, одновременно, существу.

- Где это? У тебя, что ли, в нефтянке? Я на практике месяц парился на промысле, а получил три тысячи, со всеми полярками. Что мне на них - один раз в кабак с друзьями сходить? Ваши олигархи ведь удавятся, а не дадут людям заработать. Это только вы тянетесь по привычке за гроши, а то, что при этом по уши в дерьме, замечать не хотите.

Андрей удивился его простому разумному, вдруг, ответу. Он внимательно стал вглядываться в лицо сына, обнаружив на нем светлые жидкие усики, а в карих, в мать, глазах проблески здравого смысла.

- Я в этот год закончу колледж и тоже уеду к сестре в Екатеринбург. Там можно побольше зарабатывать, только вот жить как-то всем в съёмной квартире не сподручно, нам бы эту хату поменять или продать... А ты бы в общагу перешел.

Прямолинейность сына неприятно резанула уши. Андрей не нашелся, что ответить на это предложение и снова улыбнулся, как ему казалось, мудро и всепрощающе.

Сполоснув накопившуюся за неделю посуду под краном, он собрал в пакет пустые бутылки, поставил под раковину рядом с мусорным ведром. Потом прошёл в зал, вытащил из коробки пылесос и принялся сосредоточено водить щеткой по затёртому ковру.

Сквозь натужное гуденье старенькой техники ему послышался голос дочери. Поднял глаза - точно, вот она сидит на диване, поджав ноги, в пёстром махровом халате и с полотенцем на мокрой после душа голове.

- Ко мне сейчас ухажер придет, попрощаться, может быть будущий жених, а ты снова с похмелья. Может, пока на кухне посидишь?

- Зачем это? Мне очень даже интересно и с тобой и с ним поговорить, пообщаться. Узнать ваши планы.

- Зато мне не очень интересно, чтобы ты в таком виде с нами общался.

- Чем это тебе мой вид не нравится? - Андрей от возмущения выключил пылесос и бросил щётку на пол.

- Да ладно, не заводись, - дочь размотала полотенце, тряхнула свалявшимися сосульками сырых волос, встала с дивана и отошла к окну, включила фен. - Планов общих у нас пока никаких нету. Он здесь торчит с предками, работает, потом в армию загремит. Мне завтра нужно на второй семестр возвращаться. Сюда я больше приезжать не хочу - у нас ведь не семья, а так, название одно осталось. А он, если захочет, приедет ко мне, потом, а там посмотрим.

Андрей тут же успокоился, хотя случайное замечание дочери о семье больно кольнуло сердце. Его взгляд следил за ворохом пылинок мельтешащих в широком солнечном луче, прострелившем щель между задернутыми плотно шторами. Пыль медленно оседала и, покинув луч, ложилась невидимым пепельным налетом на пол.

- Что ж, ты все время в Свердловске будешь торчать, и летом тоже?

- Почему, торчать? Устроюсь на работу - надо же мне на что-то одеваться. Вы то с матерью только за квартиру кое-как платите, да на еду присылаете, а мне еще и жить надо.

- Ты и так живешь гораздо лучше других.

- Я и не жалуюсь. Просто, чем столько денег на временное жилье выбрасывать, лучше бы эту квартиру продать, да там купить.

Андрей снова опешил.

- Далась вам эта квартира, сговорились вы все, что ли?! А мне-то куда деваться, на Чукотку уехать?

- А что, хорошая идея! Ты же любишь романтику, - дочь хотела перевести все в шутку, да не получилось. - А там, может, и платят побольше.

Андрей в сердцах махнул рукой, оборвал разговор и вышел на кухню, вытаскивая на ходу сигарету из нагрудного кармана рубашки подрагивающей рукой. Тянул безвкусный дым, пока не опротивело, затушил окурок струей из-под крана, глотнул заодно холодной воды, отдающей железом и тиной.

В прихожей простужено забренчал звонок.

Андрей вынырнул из раздумий, пошел открывать и с радостью обнаружил за дверью своего давнего друга. Они крепко пожали руки и Женя прошел на кухню.

- Ну, как ты тут, живой? - он внимательно посмотрел на Андрея, скользнув быстрым взглядом по бутылочным горлышкам, торчащим из пакета под раковиной. - Вышел из "пике"?

- Да все в порядке, - Андрей смущенно отвернулся, подхватил чайник с плиты, набрал воды и снова поставил кипятить.

- А я, было, забежал по дороге в магазин, взять чего-нибудь для встречи, да передумал...

- И правильно, я и так рад тебя видеть, - Андрей поставил на стол кружки, вазочку с прошлогодним клубничным вареньем, - ты-то как отдохнул, рассказывай.

- Да как обычно. Помог родителям в Челябинске с огородом управиться, по хозяйству кое-чего подсобил. С одноклассничками бывшими повстречался, да сына проведал. Вот и всё. А ты, гляжу, так и не выбирался "на землю"?

- Не хочу, - Андрей мотнул головой, снял закипевший чайник, плеснул кипятку в заварник. - Мои поехали на море тёщу с тестем проведать, я им отпускные отдал, а сам ехать не захотел.

- Что, жена опять за свое? Ты бы не спорил с ней, знаешь же, что бесполезно. Деньги хоть есть у тебя?

- Есть, конечно. Зарплату, как раз, за июль перечислили, хотел пойти снять перед твоим приходом.

- Ну, так пошли. Провожу тебя, заодно по дороге хохму расскажу, на обратном пути в поезде случилось.

Они вышли в прихожую, обулись, Андрей захватил с собой мусор, захлопнул дверь, проверив в кармане ключи. На улице порывистый ветерок гонял песок по асфальту, листва на березках начала подстёгиваться желтизной. Прошли двор, заставленный легковыми машинами, у мусорных контейнеров задержались, Андрей аккуратно поставил пакет с бутылками возле сетчатой загородки - бомжам пригодятся.

Женя подождал его, лениво прикурил сигарету и начал рассказывать:

- Представь, сплю ночью в купе, вдруг слышу, кто-то потихоньку ломится снаружи. Глянул, все соседи по полкам дрыхнут без задних ног, на двери шпенёк откинут - не войдешь, а кто-то еще хочет к нам попасть, маячит в щели, оставленной, чтоб купе проветривалось. Думаю, жулик бы себя потише вел, значит, ошибся товарищ. Слез я с верхней полки, шепчу ему в щель, мол, ты, друг, купе перепутал, глянь на номер. Он потоптался ещё немного, потом затих вроде. Ну, я к себе на полку, сплю дальше. Минут через двадцать слышу сквозь сон, опять скребется. Психанул я немного, слез снова, открыл дверь, как был в трусах. Смотрю, парень лет тридцати в спортивном костюме, глаза в кучу и лыка не вяжет. Спрашиваю его, из какого ты, мол, купе, а он только башкой мотает и мычит чего-то. Тут проводница вышла, подошла к нам. Говорит, что у нее такого пассажира не было, наверное, он с другого вагона. Увела его, а я опять спать отправился.

Но не тут-то было. Через полчаса, представляешь, снова дверь дёргается. Тут уж и соседи мои попросыпались. Открываем, этот чудило у порога топчется, лбом стучит, как баран, но уже вроде мысль в глазах начала проявляться. Проводница снова на шум пришла. Он мычит, что едет в этом вагоне, только в ресторане заснул немного, и тычет ей билет под нос. Взяла, посмотрела, схватилась за поручень и давай смеяться, чуть истерика с ней не сделалась. Оказывается, он вагон не перепутал, он на этом поезде вчера ехал, только в другую сторону. Состав развернули на конечной, проводники сменились. А его в ресторане, видать, не смогли добудиться с перепою. Так и поехал бедолага обратно.

Андрей смеялся до слёз над этим анекдотическим случаем, то ли взаправду случившимся, то ли выдуманным на ходу Женькой специально для него - вот, мол, что с алкашами случается.

- И сумка его у нас в купе обнаружилась, под сиденьем. Кто ж там разберет, что вещи лишние, когда каждый сам по себе едет, - закончил друг свой рассказ и протянул руку на прощанье. - Давай, держись, оклёмывайся сегодня-завтра, в понедельник на работе увидимся.

В банке Андрей долго стоял в очереди. Больше никого знакомых, слава Богу, не встретил. Не мешали думать.

А мысли вертелись вокруг одного и того же - все нахлынувшие с утра воспоминания подтверждали правильность принятого решения, - как ни упирайся на работе, а столько денег, сколько можно выручить за квартиру, и за десять лет не заработаешь. Выданная кассиршей зарплата еще раз напомнила об этом. Так что ж, так и будет все тянуться до пенсии? А дальше что? Пустота, пустота...

Возвращаясь домой, зашел к соседям, кого застал дома, раздал небольшие долги - по две-три сотни. Одного не застал. Подумал: - "Отдам потом", - и сам улыбнулся этой мысли, но тут же забыл её.

Когда мыл полы в квартире, отмачивая засохшие винные пятна на линолеуме, услышал, как в прихожей снова открылась дверь и послышались громкие голоса. Жена с дочкой долго разувались, смеясь и рассказывая ему случайную историю.

- Представляешь, зашла за ней в садик после работы, потом в магазин, набрала полные руки. Идем домой, а эта пигалица отстала и ноет сзади: - "Мама, понеси меня. Ну, мам, ну понеси меня. Ма-ма-а-а-а..." Я ей говорю: - "Доченька, я устала, у меня ручки болят, ты ведь тяжелая. Я тебя недавно несла. Иди ножками". Так эта лиса мне заявляет: - "Ну, мам, я немножко понесусь, а потом сама пойду!" Представляешь?!

Они снова звонко рассмеялись в два голоса.

Андрей отжал тряпку над ведром, выпрямился и слушал их внимательно, вглядываясь в такое родное молодое лицо жены и радостное раскрасневшееся личико трёхлетней дочери. Потом принялся за дело дальше.

Домыл пол, вылил грязную воду в унитаз, сполоснул ведро и поставил его под распахнутым окном на балконе вверх дном, чтоб стекла вода.

Жена что-то продолжала рассказывать в комнате, но он уже не слушал ее слов. Начистив чёрным кремом туфли, обулся, краем уха улавливая весёлый дочкин смех, доносившийся из приоткрытой двери. Вытащил из кармана деньги, машинально пересчитал их и сложил аккуратно тоненькой стопочкой на тумбочке возле мёртвого телефона. Обошел прибранную квартиру, проверяя, не забыл ли чего, и вышел на балкон.

Закатное солнце неярко светило прямо в глаза, алой полосой над горизонтом обещая на завтра ветреный день. Немногочисленные еще пешеходы - люди только начали возвращаться в город из отпусков, - праздно шатались взад-вперёд вдоль пыльной главной улицы. Скука повисла в воздухе.

Андрей курил не спеша, пытаясь вспомнить последнее запланированное на сегодня дело. Вспомнил, обрадовано улыбнулся. Затянулся последний раз, щелчком отбросил окурок, проследил взглядом за медленным падением тлеющего огонька, потом встал обеими ногами на перевернутое ведро и, словно в речку, "ласточкой" нырнул вниз с балкона.

- "Прости меня, Господи!" - мысленно попрощался он с миром.

Земная поверхность приблизилась мгновенно, как под лупой. Он даже успел разглядеть прямо перед глазами мелкие камешки щебенки, травинки, пробившиеся сквозь песок, упорного муравья, спешащего по своим неотложным делам. Успел ощутить щекой жёсткое прикосновение прыгнувшей в лицо земли, но ни боли, ни хруста шейных позвонков уже не почувствовал и не услышал...

 

Усталый пожилой врач "Скорой помощи", записывал в толстую "амбарную" книгу свое заключение и ответы приглашенного соседа, который нет-нет да снова взглядывал на лежащее неподалеку тело. Ни капли крови не пролилось на землю от удара. Только неестественно вывернутое серое лицо и торчащий вверх черный зуб из приоткрытого, оскаленного в улыбке рта, да заметно выбитые фаланги пальцев на правой руке, безмолвно свидетельствовали о смерти.

- Сколько ему лет? - молоденькая медсестра несмело выглянула из приоткрытой двери машины и тут же поправилась: - Было.

- Сорок, с небольшим, - ответил сосед самоубийцы и сам себе не поверил.

- А на вид давно за пятьдесят. Пил, наверное, сильно? - спросил врач.

- Да не то чтобы очень, - сосед в сомнении покачал головой. - Как все.

Милиционер тщетно пытался отогнать подальше стайку вездесущей ребятни, которую словно магнитом тянуло к мертвецу, пока не подъехали прозекторы. Тело споро уложили на носилки, прикрыв лицо грязно-белой простыней, задвинули в крытый кузов, и через пару минут уже ничто не напоминало о происшедшем.

Зеваки разошлись.

День догорел и погас.

Сумерки затопили город до самых крыш, влились в распахнутую балконную дверь на пятом этаже и растеклись по углам, смешиваясь с невидимым пеплом, подернувшим расплывчатые контуры предметов в пустой квартире...

 



Проголосуйте
за это произведение

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
271276  2007-02-05 17:55:49
- Жесть...

275966  2007-07-24 08:13:06
В. Эйснер
- А. Казовскому:

Точный, психологический верный рассказ о сером пепле обыденности, о том, как мы уничтожаем своих близких нелюбовью, невниманием, нежеланием хоть на малое время вникнуть в их проблемы, понять их поступки и действия. И написан блестяще, и "ружьё стреляет". Идея, пришедшея герою в голову в первой строчке рассказа, незаметно и "буднично" реализована в конце. С великолепной точностью вплоть до почерневшего зуба во рту героя.

Вспомнилась и безрадостная статистика: средняя продолжительность жизни мужчины в России составляет 56 лет.

Особенно трогают последние воспоминания героя: жена только что привела дочь из садика, обе смеются на кухне, рассказывают новости, радуясь предстоящему вечеру втроём в кругу семьи. С этой картинкой, очевидно самым дорогим воспоминанием в жизни, герой рассказа и шагнул в вечность.

Это крик о социальных проблемах в стране, о равнодушии властей и нефтяных олигархов, занятых лишь набиванием своих карманов.

Эот рассказ достоин разборки настоящего критика и большой литературной премии. А я вспомнил кой о чём из собственной жизни, накатил себе стакашку и не пошёл на работу. Уважаемый Алексей Казовский! А нет ли ещё чего почитать? С уважением, Владимир Эйснер.

275967  2007-07-24 09:54:26
Александр Волкович - А.Казовскому
- Алексей! Ваш рассказ я прочитал по "подсказке" В. Эйснера, а раньше не мог, ибо в "РП" сравнительно недавно. Сюжет напомнил аналогичную историю из моей нефтяной тюменской жизни. Сюжет в ночном аэропорту Сургута. Возвращались с промыслов вахтовики. Один лихой мужик- буровик вдрыз проигрался в "три наперстка". Бригада собрал ему деньги, а он, погостив дома, - снова на вахту, на буровую.Вторая ходка - та же история: пропился, проигрался. Не повесился, заметьте, и с балкона не сиганул... Мне кажется, Север закаляет, но не разжижает характеры. Не слишком ли слаб в коленках Ваш герой? Причем здесь нефтяные олигархи? Я лично и довольно близко общался с Вагитом Алекперовым, Семеном Вайнштоком, другими нефтяниками: мужики нехилые, не хлюпики. Другим на северах ловить нечего.А?

275976  2007-07-24 13:41:52
- Волковичу

Александр Михайлович, чем дольше наблюдаю за вашим пребыванием на ДК, тем сильнее удивляюсь вашей суетности и странному инфантилизму. В ваших повестях и рассказах вы предстаёте совсем иным человеком, чем здесь. Меня лично это настораживает. Был один такой в Москве писатель в 1970-х ГК, который толкался во всех литобъединениях, в том числе и на тусовках Е. Бонэр потом он оказался стукачом КГБ. После разоблачения стал активистом дерьмократических сил, разваливших вместе с СССР и СП СССР, лидером т.н. ╚Апреля╩, а после победы бандитской революции стал владельцем каких-то торговых точек под крышей... бывших кэгэбэшников. Талантливый был писатель, очень талантливый. На похороны его пришел лишь один писатель. И родственники...

Не грешу на вас, как возможного стукача, но некая двойственность-тройственность, свойственные вам и ему, мне не по нраву. И это свидетельство того, что на Севере живут и работают не только настоящие мужчины. Утверждение противоположное романтизм начитавшихся книг Джека Лондона и его последователецй жителей московских кабинетов. Там такие же люди, как и все. Настоящих романтиков настолько считанные единицы было, что они, быть может, уже и вымерли давно. Я в качестве экспедиционщика захватил некоторых из них в конце шестидесятых тех, кто в молодости ходил в маршруты еще с академиком Обручевым. Вот это были настоящие зубры. 50 прикопок, четыре полуямы и одна яма при 25 километровом маршруте в день это норма, которую в шестьдесят лет мой напарник выполнял на 130 процентов ежедневно в течение полевого сезона без выходных. И часть денег заработанных пересылал в детский дом Красноярска, где рос еще до войны. Подавляющее большинство же наезжих с Большой земли это крохоборы, жмоты и выжиги, воры, браконьеры и хапуги. Местное же население (включая и русских) в большей части своей спившееся и умственно малоразвитое, хотя в деле, чтобы стащить чего-то у ближнего, заложить товарища в милицию и так далее оказываются они весьма расторопными. Есть регионы на Севере, в Сибири и на Дальнем Востоке, где у людей два Бога: лень и водка. На Христа места в душах их не остается. На Ленина тоже. И за пару пузырей именно они продали советскую власть Ельцину и его прихвостням.

И вы это знаете. Отчего же пишете дифирамбы им и новоявленным негоциантам, обворовавшим страну по имени СССР? Отчего вы называете нефтяных магнатов РФ равными Хабарову, Пояркову, Днежневу, Обручеву, мне, А. П. Чехову, Арсеньеву, Пржевальскому, строителям Комсомольска-на-Амуре, Норильска, Братска, Леониду Нетребо, Виорэлю Ломову и многим миллионам другим? По-моему, это звучит пощечиной нам всем. Оттого, что мы жили и работали там, трудясь на благо Отчизны, для державы своей, а вами воспетые в последнем письме личности украли и труд наш, и прошлое наше, на перековеркивание истории которого они тратят огромные деньги. Думаете, услышат, заплатят? Не надейтесь. Они выпишут чек на ваше имя, а деньги отдадут блядям в Кушенелях.

Валерий

275978  2007-07-24 14:49:58
Дуня - Валерию и Волковичу
- Ну что, докатился? Интеллигент! Иди в родную подворотню, там и матерись, и СССРи там сколько тебе угодно. Сам же кочевряжился: сайт МГУ, сайт МГУ... Из хама не выйдет пана, даже если его в Германию отправить.

Волкович! А чтоб твоему дедульке дедульку Валерия на конюшне было б почаще пороть, а? Может, материться и внуков отучил бы, а?

275979  2007-07-24 14:52:06
Александр Волкович- Валерию
- Валерий! (Я так и не понял, какой именно)Ваша гневная филиппика абсолютно не по адресу и не по назначению. Не мог даже предполагать, что упоминание известных ныне имен -с этими людьми в далеком прошлом мне довелось общаться в тюменской глуши- вызовет такой взрыв негодования и шквал дурацких обвинений.Уверяю Вас - из пушки по воробьям. Я знал этих людей, когда они наравне с другими мерзли на буровых и мытарились на гиблых тюменских трассах (извините за напыщенность), однако у меня и в мыслях не было петь им дефирамбы. А тем более сравнивать с великими первопроходцами, а нынешний бизнес- с нормами Вашей личной северной выработки. И что за бред про КГБ? Вы что, у комьютера перегрелись? Если Вы - это тот Валерий, которого я имею в виду, то я разочарован страшно. Очень жаль. И что за дурацкая привычка навешивать ярлыки и вершить скорый суд? Не уподобляйтесь известному в "ДК" технику-интенданту.

275982  2007-07-24 16:16:54
Мимо проходил - Волковичу
- Как там, Александр, Брестская крепость? От кого теперь ее обороняете?

275983  2007-07-24 17:25:33
Волкович -Мимопроходимцу
- Зубоскалить по поводу Бресткой крепости может лишь безнадежно тупой субъект. С чем вас и поздравляю.

275984  2007-07-24 18:00:47
Мимо проходил - А. Волковичу
- С чего вы взяли, Александр, что я зубоскалю? Прочтя ваш постинг 275979 я искренне обеспокоился. А вот вы, на мой взгляд, снова все пытаетесь свести к шутке. Это меня искренне печалит.

275985  2007-07-24 18:22:58
Мимо проходил - А. Волковичу
- Уважаемый Александр, благодаря вам я тоже стал интерсоваться историей Брестской крепости и прочел, что воздвигнута она по проекту графа Карл Опперман, родившегося в Дармштадте и получившего образование в Германии. К слову, он является разработчиком защитных укреплений Западных границ Российской империи, а еще активным подавителем польского восстанания под руководством Тадеуша Костюшко (странная какая-то у него фамилия, почти как у Юли Тимошенко, хотя она этнически и не украинка). А еще этот самый граф Карл участвовал в русско-шведской войне. Но возвратимся к крепости. Все инженеры при ее возведении знаете кем были? Вижу не знаете, а еще Валерия критикуете. В 1864-86 годах Брестскую крепость модернизирвоали по проекту другого графа, которого звали - Эдуард Тотлебен. Согласен, кошмар, но, как говорит Эйснер "Из песни слова не выкинешь" или, как иногда роняет Аргоша: "Пока погром не грянет еврей не перекрестится".

275995  2007-07-24 22:54:47
В. Эйснер
- Волковичу на 275967.

Саша! Не могу согласиться с твоим утверждением, что Андрей из рассказа Казовского "Пепел", - слабак. На мой взгляд, в данном случае, это поступок мужественного человека. Для меня это поступок патагонца, убивающего себя, чтобы за счёт его плоти выжили более молодые члены племени,(18 век). Это пожилые эскимосы, в голодную полярную ночь уходяшие "в темноту", избавляя семью от лишнего рта,(19 век). Это пожилая японка из "Легенды о Нарайяме", (20век) И т. д.

Этот человек понял, что биологическое назначение своё он выполнил. Духовной и душевной близости с детьми и с женой не сложилось. И в этом не только его вина, но и вина всего нашего общества потребления. ("Папа, когда ты мне дашь денег на мотоцикл?"). Ведь и мы такие же: за ежедневной гонкой работа, дом, работа, не успеваем с детьми поговорить, с внуками поиграть. А результаты плачевны. У Андрея к тому же состояние похмелья и разрыв с женой. Кто не мучился с похмелюги, когда больше болит душа, чем тело, тот не поймёт...

Автор скупо и точно без надрыва или вопля, нарисовал своего героя в его последние часы. Даже юмор тут мягкий, человечный. "Отдам потом" с улыбкой подумал он про соседа, которого никогда уже больше не увидит, и которому небольшого долга так и не вернёт.

Это большой рассказ, достойный пера настоящего критика, а не дилетанта вроде меня.

Это великий рассказ, достойный остаться в русской литературе. Мои поздравления автору.

276009  2007-07-26 11:49:02
Валерий Куклин
- Эйснеру и Волковичу

Прошу прощения за то, что влезаю в ваш диалог, но мне думается, что вы оба правы, хотя я на стороне Волковича. Рассказ действительно достоен пера хорошего критика. А то, что вы по-разному относитесь к ПОСТУПКУ героя, это лишь доказывает. Самоубийц вообще ни в какой цивилизации не жаловали. за исключением Японии, где самураи были все-таки не людьми, а машинами по убийству людей, то есть патологическими типами с извращённым сознанием о сути своего бытия. Самоубийство Есенина вызвало волну самоубийств среди психически нездоровой части населения СССР, ибо время было зыбкое - НЭП во всей своей красе. Но уже самоубийство Маяковского вызвало массовое осуждение - началась первая пятилетка, у людей появились общенациональные цели, стала осуществляться мечта о достойной жини в будущем. Вы оба рассуждаете о герое рассказа, как бы вырывая его из контекста окружающей его действительности - и в этом слабость ваших суждений.

Недостатком этого рассказа является то, что он все-таки вневременной - и отсюда возникает ваше желание поддержать или оспорить ПРАВО НА САМОУБИЙСТВО, а не те социальные обстоятельства, которые вынудили человека, который вам близок по духу, совершить этот греховный в своей сути поступок. То есть разговор переходит в состояние житейской беседы, где в основе ваших постулатов лежит обыденное сознание. Волкович встает на сторону тех людей, которых герой ПРЕДАЛ - его близких, которым он был НУЖЕН, Эйснер встает на сторону героя, которому важно свое ЭГО более всего.

Мне же хочется еще ра напомнить о том, что Север не только закаляет людей. но и очень часто ЛОМАЕТ их. Потому смерть героя ЕСТЕСТВЕННА ДЛЯ ЭТОГО РАССКАЗА, хотя по большому счету Волкович, на мой взгляд, прав.

Валерий

276010  2007-07-26 12:14:28
Валерий Куклин
- Волковисчу на 275979

Я - тот самый Валерий, вы не ошиблись в предположении, Александр Михайлович. Не написал вверху шапки именно потому, что очень озлился, поспешил высказаться. Не машина я. И не могу делить нынешних миллиардеров, обворовавших Русь на жизнь их ДО и ПОСЛЕ. Порядочный человек не станет вором. То есть изначально они были теми, кем стали, а вы по молодости лет видели в них совсем не тех, кем они были. К моему сожалению, я тоже знал в старой жизни некоторых из нынешних толстосумов. И то, что именно стукачи КГБ, то бишь Гусинский и так далее, например, стали миллиардерами, меня ничуть не удивляет. Но о своих конфликтах с этой организацией так много говорилось на ДК, что повторяться нет смысла. Да и ваше последнее письмо к Эйснеру несколько изменилось. Вольно или невольно, но вы все-таки перестали апеллировать к авторитету так называемых олигархов, осуждая сломленном этими самыми олигархами людей. Ибо слабость расскказа я вижу именно в том. что уловленного вами подспудно конфликта вора с порядочным человеком в нем нет. Напишите. Вам материал знаком. И насколько это важно! Средний вораст мужчины в РФ равен 58 лет, пик самоубийств попадает на возраст между 37 м 46 годами. Некому стало делать детей. Ладно делать - более половины детей растят отчимы, чаще всего чужие по вере и по воспитанию. Вы почувствовали фальшь недосказанности именно в этой ждетали - вам и карты в руки.

Валерий

276101  2007-07-31 22:32:28
Максим
- Рассказ вызвал двойственное чувство. Прочитал отклики. Эйснер и Волкович оба убедительны, но героя жалко. Не совсем понравился стиль. Что - и объяснить не могу. А может, просто устал

276711  2007-08-22 20:13:43
Алексей Казовский
- Я уж и не ждал откликов на этот рассказ, после долгого перерыва зашел в "Переплет", новенького почитать, заглянул попутно на свою страничку - а тут, оказывается, целая дискуссия развернулась! Благодарю всех высказавшихся за отзывы, за похвалы и за критику (хотя, критики хотелось бы побольше :)), и хочу высказать свою точку зрения на проблему "человек и Север": Когда я приехал на Север в 1984 году, люди там вообще не видели ничего, кроме работы, работа была жизнью и жизнь была работой, и в этом была своя прелесть. Ведь все были молодые, дети только появлялись, а стариков просто не было - средний возраст населения в нашем городке составлял тогда 26 лет. И слабаки, действительно, отсеивались очень быстро и возвращались "на Землю". Остающихся Север затягивал накрепко - романтикой, "туманом", и длинным рублем, конечно, тоже. Но с "победой перестройки", когда, например, из пятнадцати буровых управлений осталось "в живых" только одно, масса людей, как и "на Земле" была выбрашена на обочину жизни. И вот это испытание отсутствием работы, а так же падением уровня заработков, выдержали очень немногие. У большинства "на Земле" ни кола, ни двора, да там и своих безработных хватало и хватает, поэтому многие так и остались на Севере. Специалисты устраивались на всякую "ерундовскую" работенку, лишь бы на кусок хлеба хватало, кто-то свое "дельце" открывал, а кто-то как потерял себя, так больше и не нашел. И пить все стали гораздо больше. В общем проблема эта стала, как правильно отмечали другие, общероссийской, и здесь "испытание Севером", на мой взгляд, уже ни при чем. Это уже испытание жизнью. А вот отношение к производительному труду и, соответственно, к человеку, его выполняющему, изменилось кардинально в худшую сторону. И именно отношение новых владельцев предприятий и управляющей номенклатуры, то есть работодателей. Отношение это выражается в нищенской зарплате за настоящий труд, что больше всего, по-моему, и унижает работающго человека. А так как тянется это унижение теперь годами и десятилетиями, то каждый находит свой выход из ситуации, как и герой рассказа... Вот такие дела. Поэтому я тоже не могу нормально относиться к пресловутым олигархам, а, попросту, не люблю их, именно, за такое отношение к людям. Из нового отправил сейчас В.Н. Никитину рассказ "Простая новейшая история". Надеюсь, скоро он появится в "Русском Переплете". А со старым, опубликованным в печатных изданиях, приглашаю желающих ознакомиться на сайте Самиздата, на моей страничке: http://zhurnal.lib.ru/k/kazowskij_a_g/ Всегда рад откликам и конструктивной критике. С уважением ко всем читателям и авторам, Алексей

276770  2007-08-25 23:57:34
В. Эйснер
- Казовскому:

Уважаемый Алесей! Прочитал штук шесть рассказов и два-три стиха. Всё очень глянулось, особенно доскональное знание материала и добрый юмор автора.

Само хорошо сделаны, на мой взгляд, "Цена нефти" "Мастер", "Сюжет для М. М." Из стихотворений - "Воры". Потом дочитаю, скину приватное письмо. Очень рад, что наших северян прибыло. С уважением, В. Э.

279419  2008-02-05 22:13:02
Юрий
- Добрый день! Я случайно сюда попал, но меня заинтересовало вот что: "...как иногда роняет Аргоша: "Пока погром не грянет еврей не перекрестится". Кто такой Аргоша? Прсто эта фраза уже лет сорок принадлежит Фрумкеру и опубликоапна в "Афористике", Антологии Сатиры и Юмор ХХ века под его именем. Более того во всех его книгах эта фраза приведена. Мало кто что роняет... Может Аргоша и фразы из Ильфа и Петрова роняет. Значит ли, что они тогда ему принадлежат?

Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100