TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

Русский переплет

Поэзия
30 сентября 2008 года

Алексей Ивантер

 

В полуметре под травами

В полуметре под травами правый вместе с неправыми - под брусникой, морошкою, под таёжной дорожкою, под асфальтом, брусчаткою, под собачьей площадкою, под редиской моей, поди, не полил, ах, ты, Господи! Но под всем нашим прожитым и под всем нашим выпитым под извечное "Боже ж ты!" с поколением выбитым в полуметре под травами под поляной с закускою, под хулою и славою - что-то вечное, русское...

 

***

Нахлынуло что-то из юности северной.
Полынным гудком уходящего сейнера.
Водой горьковатой, зарёй виноватою.
Казённой едой, госпитальной палатою.
Пилой ледорезной, смолою полезною.
Словечком скабрезным, кроватью железною.
Мологою чистой, дорогою чёрною,
Которой на пристань идут заключённые...
П
осмотришь назад, ну а сердцу не верится.
Ночная гроза за рекою шевелится.
Идут поезда на Покровское-Стрешнево.
Глядел бы туда, да окно занавешено.
Рванул бы куда, да ушло безвозвратное.
Замёрзла вода и забито парадное.
Родные леса мои бредят окопами.
И самые самые в землю закопаны...
Лежат за Невой, за холодной Сухоною.
...водой бы живой, чудотворной иконою...
П
од пенье травы и не ждут воскресения.
И нету живым ни житья, ни спасения.

***

Что происходит в заброшенном доме,
Крови оставили что ещё кроме,
Где под обоями "Правда" слоями,
Те, кто зимой отходили с боями?
Что тут оставили Вера и крёстна,
Зимы военные, вдовии весны?
Старший Белёсов и Ольгино детство?
...надо бы в ватник под вечер одеться.

Скрипы оконные, щёлки блошиные,
Блики иконные, свадьбы мышиные,
Бани подгнившие, избы осевшие,
Сами - отбывшие, жёны - сидевшие.

Хочется плакать, а плакать неможется,
Сбоку мерещится чёртова рожица,
Судьбы сгоревшие, беды толикие...
Долги великие, долги великия.

***
Яблоки в детских колясках, яблоки в детских колясках нищие наши старухи катят к дороге поближе. Выросли дети и внуки, выросли дети и внуки - славные дети и внуки! ...А на обочине жижа.
Выросли - поумирали, спились, убили и сели, что-то удачно украли, где-то нещадно влетели... Но серебрятся вершины русского женского духа... Господи, не разреши нам этим перечить старухам!
Лучше купить этих яблок вёдрами, вёдрами сразу! Лучше купить этих яблок прежде, чем хлынет из глаза - красных, зелёных и жёлтых, жёлтых, зелёных и красных вдоль федеральной дороги - продолговатых и разных. Матушка, полный багажник! Матушка, полный багажник!
...Кланяться, кланяться в ноги...

***
Виноградные листья лягут в кадок расстрельные рвы. Жизнь повадкою лисьей зацепит и клювом совы. Там где ветер ломает дубравы на распутье разбитых дорог хорошо себя чувствовать правым и просить, чтоб Господь уберёг. Но как Муромский лес одряхлевший ловит дальнее пенье пилы - слышит годы пиит уцелевший наподобие ржавой иглы, и двоица, двоица, двоица мир в глазах, и спекается рот, молока отцедила волчица с духом Пулковских дымных высот, и в окошке районной больницы отражаются, мой дорогой, все пресветлые лики и лица, что над Курской сияли дугой. Сам себе и болячка и лекарь, направляясь под вечный уклон, он от боли не хочет мемекать и в небесный готов эшелон. Но стоят-не-отходят составы, "по вагонам!" не слышно ещё, и болят голова и суставы, и разбитое в Брусно плечо. А, когда за полёгшие други он в иную уйдёт слободу, я с его опалённой хоругвью босиком по России пойду.


***
I
Т
янет холодом с Камы, но живы пока мы.
За лицом нашим белым - медвежии скулы,
Оружейный оскал от Ижевска до Тулы.
Из груди нашей мягкой, что поле ржаное,
Треугольное сердце торчит костяное.
Поднимаешь Успеньем прозрачные веки -
Сквозь подлёдное пенье ушедших навеки
О
т уральских твердынь до могил на Тамани
Бродит эхо беды в красноватом тумане.
Мы уходим повыть на родные курганы,
В огородах отрыть наградные наганы.
На худых чердаках под еловою дранкой
Письма в наших руках в прокопченных кубанках.
Повяжите меня, перекуйте железом -
Эхо Судного дня различаю ствереза.
Под малиновый звон колокольцев заречных
Ж
дёшь ли, Кама, дин-дон, подмастерьев заплечных?
Так ломается лёд под "Уралом" гружёным,
Наше времечко жжёт и кривляется жёнам.
А, какое не жгло, не сулило спасенья?
...и тишайше светло в Предуралье осеннем.

 

***

Левий царапал украдкой,
я же услышал оттуль,
где кривоватая кладка
в дырках винтовочных пуль,
и под асфальтом разбитым
почвой для новой лозы
рядом лежат ваххабиты
и бритолобый призыв.

Тут разгоралось и гасло,
словно сухая трава
то оружейное масло,
что проступает в словах.
Неосторожное слово
сломит шестую печать.
Лишнее слово - полова,
ближе мне - вовсе молчать.

И замолкая-молкая,
реже тревожа слова,
слышу шумок городка я
в рыке тифлисского льва,
зычный рожок перевала,
хрипы беды и Руси,
дымное эхо Цхинвала,
Господи, души спаси.



КОЛЫБЕЛЬНАЯ


Т
ам в эвакуации
Ни креста, ни храма,
Там в эвакуации
Бабушка и мама,

Степь, курганы, станция,
Ледяное крошево,
Ночь, эвакуация,
Спи, моя хорошая.

Засыпает бабушка,
На стене проталина.
Нету дров, и ладушки,
Помолись за Сталина.

Помяни расстрелянных,
Втихаря ухлопанных,
По ветрам развеянных,
За Невой закопанных...

Всё былое-прошлое
За семью заставами,
Спи, моя хорошая,
Под святыми травами,

Под водою талою,
Под землёй раскисшею -
Всей душой усталою
Палачей простившею.


трава на другом берегу
(ну, да новая редакция)

Тут трава на другом берегу догорела/дымит,
Там весна наяву побурелой повязкой кровит!
И летят на гнездовья небесные птахи, кому
Я не знаю имён - засидевшись на жопе в дому.
Это долгая память травы на курганах степных,
Хищный звук тетивы, что зашит в кошелях поясных,
Сны и память земли о затянутой в камус ноге,
И рычат кобели у ноги в щегольском сапоге.
И нисходит на Землю небесная биться братва
В
арамейских хитонах, с утра засучив рукава.
От ножа и обиды помилуй мене и спаси!
И кадят чингизиды по храмам бурятской Руси.
Подбираю слова, как небесный какой позывной,
Но болит голова от полынной настойки степной.
И о чём говорить, кроме как о добре и о зле,
Если кожа горит на напоенной кровью земле?
Тут мне прямо и лечь в чародейское это жнивьё -
Взрежет русская речь арамейское горло моё!
И, как ярость мужчин, топ копыт, что лежит под травой -
Говорит-говорит, Темучин над моей головой.
       

***
Покрывало с сердечками у меня в головах
С
о следами от "Стечкина" на льняных кружевах.
Вот такое подворие - дух и серая кость.
Бремя русской истории не повесишь на гвоздь.

И с крестом и в безбожии - как калёный бурав
Ощущаем под кожей мы память брёвен и трав,
Шёлк венцов ненадёванных, топ казачьих подков,
Пар от уст нецелованных перебитых полков.

За лесами да речками, что твои сторожа,
Покрывала с сердечками по кроватям лежат.
Вот и мне бы в пожилости на такую б кровать
П
о Христовой по милости умирать, умирать.

 

***

Как же вы, зрелые годы, всё же идёте поспешно!
Светом осенней погоды мой освещая скворечник;
Сколько в вас радости грешной, памяти знойного лета...
В
прочем, конечно-конечно, больше спокойного света.
Что же вы, зрелые годы, так суетливо покорны
Злому баску парохода, мягкому тембру валторны,
Боли чужой безыскусной, нуждам родных постоянным,
Письменным просьбам и устным в позе своей покаянной?
...и подступают вплотную души, восшедшие к Свету,
Сесть повелят одесную с долгим военным советом.
Думал упиться свободой, миру рвануться навстречу...
А
н, мои считаны годы теми, кому не перечу,
Теми, кто темень осилил, теми, кто чиркнул огнивом,
Теми, кто пел о России по перелескам и нивам.

 

***

Была рябиновая ночь,
Окно пылало,
И дом скрипел и бился дождь,
Но было мало -

Душа хотела, чтоб в ковше
И
днём кипело,
Чтоб всё, что было на душе
Огнём сгорело.

Но, как и натиск дождевой,
Земля впитала
И
боль души и сердца вой,
Когда светало.

Была рябиновая ночь,
Шёл треск из сада,
И было слёзы превозмочь
Душе не надо.

Стонала полночь за стеной,
Ломилась в крышу.
И плакал-плакал надо мной,
Чей голос слышу.

 

**

Жалко косить колокольчики, жалко
Пламень гасить голубой зажигалки,
Пусто, как скосишь, в саду.
Надо косить колокольчики, надо,
Что-то отрада заросшего сада
Б
уйствует в этом году.

Скосишь когда колокольчики - колко,
Стынет косилка-коса-кофемолка,
Птица свистит на сосне.
Так от покоса пройдёт до покоса
Жизнь, что сколочена криво и косо,
Но, сколько радости в ней!

Как ни коси колокольчики летом,
Месяц пройдёт - они с новым балетом,
Так же и мы, дорогой!
Как нас косая коса ни косила,
Вновь поднимала нас тайная сила,
Луг выгибала дугой.

 

**

Снегом красным притоптанным
Н
а тюремном дворе,
Дымом пустыни Оптиной
И барачным амбре,

Сапогами кирзовыми,
У ларька кутерьмой,
Заводскими засовами,
Городскою тюрьмой

Тянет с берега этого
В проспиртованной мгле -
С на морозе раздетого,
С синяком на скуле,

Где хоть куй, хоть подсвистывай,
Хоть в затылке чеши -
Грезят зэками пристани,
Кровью стылой гроши.

В Ярославле заснеженном,
В ледяной Костроме
Ж
или, словно и не жили
Мы в родной стороне.

Здесь и лечь под колодину,
Тут и сесть под замок...
...Ой, ты родина, родина,
Охренеть теремок...

***

Между низким и высоким, за леском и коноплёй, за полёгшею осокой, за засохшею землёй, где глядят глаза косые в погребки из-под руки - пропитые, пропитые голубые васильки - хорошо лабать и шляться, водку пить и горевать, чушь лепить и ухмыляться, пьяным к дому ковылять, в той часовне помолиться, с тем полаяться ментом, дёрнуть ночью из больницы с недошитым животом. "Научи меня, Рассея", рвать кафтан не по плечу, отрываться, не косея, улыбаться палачу, научи меня - неброско, опершися о забор, не бычкуя папироску, твой прослушать приговор. И уйти в сырую темень, за которой синий свет, вместе с теми, вместе с теми без кого России нет...

 

***

О чём бы родина ни пела,
Какой бы кривды ни плела,
Каким бы гудом ни гудела,
Какое пойло б ни пила,

Каким бы брашном ни рыгала,
Каким заклятьем ни кляла -
Детей снегами укрывала
И
мёртвых на руки брала.

 

***

 




Проголосуйте
за это произведение

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
284084  2008-09-30 20:38:23
Александр Волкович
- Последний раз испытывал похожее душевное волнение при чтении подборки стихов Ольги Ворониной. И вот снова. Алексей Ивантер... НЕ обделил Господь человека талантом! И глубина, и образность, и мастерский верлибр, который и верлибром-то в традиционной лесенке трудно назвать. Здесь что-то другое. До слез трогает и возвышает душу.

284085  2008-09-30 20:46:38
Василий Пригодич http://prigodich.8m.com/
- Великолепные стихи, Алешенька. Больше и сказать нечего. Мощно и грозно. Обнимаю.

284086  2008-09-30 21:27:54
Сергей Герман
- "Алексей Ивантер - В полуметре под травами" Дорогой, Алексей. Поймал себя на том, что целый день повторяю Ваши строки. Цитировать их здесь не имеет смысла, чтобы не занимать место. Моё мнение таково, Ваши стихи, это действительно мощь, сила, переживание, душевная боль и трепет. Здорово, необычно, красиво!!! И много, много ещё всего. Я конечно же голосую!Пишите ещё!

284087  2008-09-30 21:38:59
Алла Попова /avtori/popova.html
- Читается без отрыва. Спасибо! Низкий поклон.

284088  2008-09-30 22:13:02
Алексей Ивантер
- Спасибо, мои дорогие. Две ошибки нашёл - Первый текст подарен Владимиру Берязеву. Улетело это куда-то. В стихотворении "покрывало с сердечками" чёрная кость, а не серая.

284089  2008-09-30 22:37:11
Волкович-Ивантеру
- Алексей! Прошу прощения за вопрос: знаком ли Вам цикл картин Чюрлениса "Живые и мертвые"? Очень схожие интонации "под травой". Образ сильнейший! У Вас, конечно, по-своему замечательно. Особо меня тронула "редиска", которую надо полить.. Здорово. С уважением АВ

284091  2008-09-30 22:59:06
Алексей Ивантер
- Волкович-Ивантер Да, я любил Чюрлёниса в детстве, часто заходил в его музей - была возможность. Конечно, может быть что-то и оттуда, кто знает? Оно ведь по крупицам стекается, собирается из всех щелей земных, прежде, чем на голову рухнет. Но сознательного в этом нет. Несоизмеримо более сильные впечатления я получаю не от искусства, а от реальности. Просто, зачастую, искусство становится проводником в эту закрытую ранее реальность. Долгий разговор... Ошибку ещё одну увидел в тексте - что-то послал, поди, не то. Это долгая память травы на курганах степных, Хищный звук тетивы, что зашит в кошелях поясных, Грязь и чад той земли на затянутой в камус ноге, И рычат кобели, отразясь в щегольском сапоге.

284092  2008-09-30 23:07:43
В. Эйснер
- Ивантеру:

Алексей, подборка - блеск!

Ваши стихи - это высокое искусство. С уважением, В. Э.

284099  2008-10-01 10:43:51
А Ш-С
- Присоединяюсь к поздравлениям, но "Стихи минувшей осени" мне брльше понравились.

284105  2008-10-01 18:06:04
ТК
- Да, стихи, действительно замечательные, проникновенные. Модное сейчас словечко можно было употребить "харизматичные". Но лучше все же, наверное, не употреблять. Энергетика есть в стихах. Стихи почему-то не голосуются.

284106  2008-10-01 18:21:53
ВМ /avtori/lipunov.html
- Голосование поправил - моя ошибка. Проголосуйте, кому понравилось.

284112  2008-10-01 21:13:36
Виктория
- Одно слово - великолепно! Проголосовала.

284125  2008-10-03 09:43:39
Ия
- Стихи замечательные и очень верные по настроению и понимаю жизни, беконечности....жизни...

284574  2008-11-07 18:10:20
Marina
- Ой, как сладко. Так и тянет добавить догтю в эту бочку мёда. Но не буду. Стихи хорошие. Единственное, что, как мне кажется, портит общую картину, это стихи, выстроенные в "кирпичи" прозы. Зачем? Только усложняет восприятие. Сейчас почему-то многие поэты это делают. Большей частью с теми стихами, которые имеют шероховатости по ритму и рифме. Нет, чтобы, подредактировать, так они предпочитают заретушировать. А вот, когда поэт прибегает к этому приему без видимых причин, остается только развести руками: "ЗАЧЕМ?"

Русский переплет


Rambler's Top100