TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение


Русский переплет


Владимир Хлумов

Дети звезд

(Пьеса по повести "Графоманы")

Действующие лица

Николай Константинович Богданов - инженер, около пятидесяти лет.

Елена Разгледяева - молодая красивая женщина.

Анатолий Ермолаев - молодой ученый.

Доктор - друг Богданова, доктор.

Гоголь-Моголь - друг Богданова, машинист метрополитена.

Марк Васильевич Разгледяев - муж Елены, философ.

Михаил Федорович Мозговой - сотрудник профессора Суровягина.

Виталий Витальевич Калябин - нестареющий кандидат наук, сотрудник профессора Суровягина.

Катерина Ивановна - вахтер, в прошлом боевая медсестра отечественной войны.

Лейтенант Чернопятов - следователь милиции.

Мужчина с воздушным шариком.

Прохожие с детскими колясками.

 

 

Картина первая

Одна тысяча девятьсот шестьдесят шестой год. Март. Научный институт, занимающийся космическими проблемами. Отдел профессора Суровягина. Вокруг терпимый творческий беспорядок. Столы, стулья, в окнах заснеженные кусты сирени. На стене большая фотография планеты Сатурн. В комнате двое: Ермолаев и Калябин, работают, наклонившись над своими столами. Калябин чертит тушью график. Входит Михаил Федорович Мозговой.

Мозговой ( подходит к своему столу, берет большой охристый конверт, зачем-то обнюхивает его, вздыхает). Творчество масс - графомания. (Брезгливо вынимает из конверта рукопись, громко, с наигранным пафосом читает). Эн эс Богданов. Гм. К единой теории физических полей. (Коллеги не реагируют.) Коллеги, гляньте, интересная штучка.

Коллеги не обращают внимания и продолжают работать. Мозговому ничего не остается, как читать самому. Но уже после первой страницы лицо Мозгового озаряется радостью.

Мозговой (сочувственно обращаетя к Калябину). Виталий Витальевич, тут и конкретно для вас есть кое-что.(Зачитывает место из рукописи) "На основании построенной универсальной теории предсказывается существование десятого спутника Сатурна."

Анатолий (не выдерживает и проявляет любопытство, встает, подходит к Мозговому). Ну, что тут у вас? (Читает.) Виталий Витальевич, а ведь действительно здесь по вашей части.

Калябин. Ну, Толя, от вас я не ожидал. (Говорит с таким видом, будто в комнате нет никого, кроме них с Анатолием.) Ладно, этот хмырь Мозговой, он только и норовит на кого-нибудь сбросить свою работу. Но вы-то чего? Эх, Толя, я вас считал интеллигентным человеком (закончил с грустью).

Мозговой. Да-с, десятый спутник! Подкоп под теорию Суровягина-Калябяна, под знаменитую теорию двух девяток. Только почему П.С. спустил это мне, а, Виталий Витальевич? Не означает ли сей жест желание нашего дорогого профессора сменить лошадку? А что? Будет теория Суровягина-Мозгового. Неплохо звучит?!

Калябин синеет от злости.

Мозговой. Ну-ну, не волнуйтесь, дорогой коллега. Я не такой человек, чтоб отбирать кусок у ближнего, я не гад какой-нибудь.

Калябин (подходит, колеблясь). Я полистаю. (Протягивает руку к рукописи.)

Мозговой (поиграв, отдает рукопись). На здоровье.

Калябин, не отрывая глаз от рукописи, возвращается на свое место. Мозговой, проводив его взглядом, подходит к окну. Задумчиво ковыряется в стекле. Тем временем Калябин с озабоченным видом выходит. Через некоторое время Мозговой поворачивается.

Мозговой (к Анатолию). А где Калябин?

Анатолий. Наверно, пошел к профессору посоветоваться.

Мозговой. Да-да, конечно, дело серьезное.(Подмигнул Анатолию, и разом переменившись, многозначительно добавил.) Очень серьезное. (Пауза.) А вы, Толя, не заметили - рукопись пахла сиренью?

Анатолий с недоумением смотрит на Мозгового.

Мозговой. Да, именно сиренью. Я вам открою секрет - наш профессор сирени не переносит. Поэтому в мае-июне он всегда старается в командировку куда-нибудь подальше. (Мечтательно.) Эх, май, июнь! Это наша весна. Ну ладно, не будем отвлекаться. Ситуация очень серьезная. Надвигается юбилей Петра Семеновича, не за горами выборы в академию, и вдруг - этот изобретатель. Тут все может быть испорчено. Так бывает, Толя: все вроде нормально, все катится как по накатанной дорожке, и вдруг маленькое препятствие, щепка на дороге, и пошло все под откос со свистом.

Анатолий (в недоумении). Не понимаю.

Мозговой. Как же вы не понимаете. Ведь вся теория нашего дорогого профессора основана на том общеизвестном факте, что у Сатурна девять спутников, улавливаете, не восемь, не десять, а именно девять! А тут появляется народный умелец и предсказывает десятый.

Анатолий. Господи, да это ж все не серьезно - графомания.

Мозговой. Э-э-э, зря вы так легкомысленно. Я вам случай один расскажу. Было это несколько лет назад. Тоже появилась рукопись, сначала она ходила по институтам, ее, естественно, шпыняли туда-сюда, в конце концов изобретателю это надоело и он подался в высшие инстанции, прямо в президиум Академии наук. Ну, люди там серьезные, занятые, не выдержали да и послали его ко всем чертям, в письменной форме, конечно, интеллигентно. Вроде все и утихло. Прошло некоторое время, появляется в президиуме человек и спрашивает на вахте, где, мол, такой-то секретарь академии принимает. У него, естественно, спросили, вы, мол, по личному вопросу или по служебному? Тот отвечает - по личному. Как раз в этот день по личным вопросам и принимал секретарь. Посмотрели на него, вроде выглядит нормально, в руке скрипку держит, ну и пропустили. Посетитель очередь спокойно выстоял, зашел в кабинет и спрашивает: вы, мол, такой-то, письмо подписывали? Академик-секретарь (кстати, смешно как звучит, будто птица секретарь), да, вот, значит, эта птица, ничего не подозревая, и признается, что мол, да - я подписывал, и приглашает гостя садиться. А гость не садится, кладет на стол ящик, открывает его, достает оттуда двухстволку и, не обращая никакого внимания на возражения секретаря, в него из двух стволов и пуляет. Заряд кабаний и, конечно, насмерть. Вот какой поворотец, Толя. Вот какие люди нервные пошли.

Анатолий. Неужели убил?

Мозговой. Натурально. С тех пор специальное распоряжение вышло - всех графоманов на психучет ставить. (Подмигивает Анатолию, и уже многозначительно.) Дело очень серьезное, очень, не дай бог, если что!

Картина вторая

Прошло несколько дней. Проходная института. У входа за столиком кемарит вахтер, Катерина Ивановна. Позади бюсты знаменитых русских ученых. На проходной появляется инженер Богданов. У него небритое лицо, лихорадочные глаза.

Богданов (пытается пройти, но Катерина Ивановна преграждает путь). Я к профессору Суровягину.

Катерина Ивановна. Петра Семеновича нет в институте, но я могу позвонить в отдел, может, кто-нибудь из сотрудников спустится на вахту.

Богданов. Черт побери, что за порядки!? Я пришел по очень важному делу. Да, да, по очень важному, именно для профессора. Сообщите профессору сейчас же или я сам... (пытается пройти).

Катерина Ивановна (всем своим видом показывает, что будет стоять насмерть). Я вызову милицию, если не прекратите.

Богданов. Ах, так!?

Богданов попытался протиснуться между стойкой и вахтершей. Он сжал кулаки, и, кажется, вот-вот произойдет хулиганская сцена, но вдруг все меняется. Ноги у него подкашиваются, голова запрокидывается назад, и он валится в объятия Катерины Ивановны. Та его ловко подхватывает и, протащив буквально два шага, осторожно усаживает на стул. Она профессионально похлопывает незнакомца по щекам, поднимает веко и определяет легкий обморок.

Катерина Ивановна. Что ж с тобой делать, болезный?

Вахтерша дает попить Богданову воды из графина и звонит в отдел Сыровягина. Вскоре появляется Анатолий.

Ермолаев (чуть наклонившись к Богданову). Вы к профессору?

Богданов (испуганно). Нет, нет. У вас не найдется два рубля?

Ермолаев. Собственно... (Анатолий запнулся) у меня, конечно, есть, но...

Богданов (встает). Вы не могли бы помочь мне, у меня, кажется, температура. Отвезите меня домой на такси. Деньги я верну.

Анатолий. Но я на работе. (Богданов бледнеет и снова падает. Анатолий подхватывает незнакомца.) Ладно, я вас отвезу. (Уводит Богданова.)

 

Картина третья

Квартира Богданова. Стеллажи книг. Появляются Анатолий и Богданов.

Анатолий. Так вы и есть Богданов?

Богданов. Да, Николай Степанович. Проходите в комнату, я сейчас чаек поставлю, надеюсь, не откажетесь? Да и деньги, деньги...

Богданов уходит, а Анатолий осматривает стеллажи.

Богданов. Интересуетесь?

Анатолий вздрагивает от неожиданности.

Богданов. У меня такой беспорядок, все некогда... Вас как зовут?

Анатолий. Толя.

Богданов. Анатолий - а по отчеству?

Анатолий. Можно просто Толя. Богданов. Как хотите, Анатолий. Вот два рубля, и давайте чай пить.

Богданов разгребает бумаги, ставит чайник. Внезапно дверь между стеллажами медленно, со скрипом приоткрывается, и Толя успевает увидеть совершенно пустую комнату и на одной из стен гигантский рисунок - изображение мальчика.

Богданов (резко бросается к двери, закрывает, вырастая перед лицом Ермолаева). Ах, сейчас она придет. Вы уж, Анатолий, не говорите, что я там в институте... в общем, что со мной плохо было. Вы скажите, что профессора не было, в командировке он. Да, или нет, скажите - заболел, а, черт, нет - заболел не то, пусть лучше в командировке. А вы специально приехали со мной поподробнее, так сказать, обсудить... Пойдемте, пойдемте, будто мы разговариваем. (Проходят к столу. Богданов усаживает Анатолия за стол, сует ему в руки пустую чашку.) Кладите сахар, мешайте, мешайте (нервно).

Появляется Елена.

Елена (не обращая внимания на Анатолия, проходит к Богданову). Ты был в институте?

Богданов (виновато). Видишь ли...

Елена. Вижу. Не решился, значит.

Богданов. Да нет, Лена, я был, но профессор... профессора... (трясет головой и разводит руками). Да вот, познакомься (показывает на Анатолия).

Елена (пренебрежительно). Это профессор?

Богданов. Нет, это не профессор, это Анатолий, познакомься.

Елена (равнодушно). Очень приятно. Ну, так где же профессор?

Богданов. Лена, Анатолий - научный сотрудник, ученый из интститута.

Елена. Ах, вот как. Значит, они тебе подсунули вот этого молокососа, а профессор не соизволил даже выслушать.

Богданов. Нет, вовсе не так, профессор в командировке. Правда. (С мольбой смотрит на Анатолия.) Спроси у Анатолия.

Анатолий. Да, в командировке.

Елена. В командиро-овке (растягивая "о"). А может, заболел, а? (Презрительно смотрит на Анатолия.)

Анатолий (вращая ложкой в пустой чашке, фальшиво). В командировке, в местной.

Елена (глядя на Анатолия). Ну и фрукт, где ты его нашел? Да перестаньте вы скоблить чашку! Так, с этим говорить бесполезно. (Поворачивается к инженеру, ждет правды. Инженер молчит.)

Анатолий (ему надоело врать). Я, пожалуй, пойду.

Богданов. Да нет, постойте, попьем чайку. (К Анатолию.) Вы обиделись зря. Лена просто очень взволнована, но это совершенно сейчас пройдет. (Поворачивается к Елене, берет за руку.) Лена, Анатолий действительно научный сотрудник, да он просто-таки работает в отделе Суровягина.

Елена. Так может быть, это он...

Богданов (нервно). Что ты, молчи, молчи. Садись же, выпьем, ей-богу.

Усаживает Елену напротив Анатолия, наливает чай.

Елена (испытующе смотрит на Анатолия). Так вы прочли рукопись?

Анатолий. Можно сказать, что нет. Я только прочел насчет десятого спутника и больше не видал рукописи. Понимаете, это все далеко от моих научных интересов. Рукописью занимается Калябин.

Елена и Богданов многозначительно переглянулись.

Елена. А вас все это не волнует? У вас, наверно, серьезная работа, а не чепуха какая-нибудь. Подумаешь, спутник, у вас, поди, интереснейшие расчеты поправок к сто двадцать первому члену? Подумаешь, там кто-то почти целую планету вычислил...

Анатолий (краснея). Нет, десятый спутник - это очень интересно, но Калябин куда-то пропал с рукописью.

Елена. Ага, рукопись уже пропала! Вы что, собираетесь ее уничтожить, сжечь? Бесполезно, я в трех экземплярах печатала. Так и передайте вашему начальству.

Анатолий (теряя равновесие). Никуда не пропала ваша рукопись. Извините, я, пожалуй, действительно пойду. (встает).

Елена. Держать не станем (тоже встает).

Богданов (встает между Анатолием и Еленой). Что же, мне вас водой разливать? Что вы, право.

Анатолий. Я не обижаюсь. Мне действительно пора.

Елена. Коля, не держи его, пусть идет. Пусть только рукопись найдут.

Богданов. Ну как же так, Анатолий, мы же с вами должны были многое обсудить. Ну, побудьте хоть четверть часика.

Елена. Ладно, обсуждайте, только без меня. Мне все это вранье надоело. Я ухожу. (Уходит, оставив в комнате тонкий запах сирени.)

Богданов. Не обижайтесь на нее (глубоко вздыхает). Ей сейчас трудно. Вы садитесь, я у вас много времени не отниму. Понимаете, все так наложилось - и суд, и работа, и тут еще я со своим изобретением, вот она и нервничает. А ведь какая она удивительная, скажите же, ведь она вам понравилась? (Толя смущен.) Понравилась, я знаю. Она нравится молодым. Но ведь, что вы могли понять почувствовать? (Принюхивается. ) Духи сирень ?! Это же она с виду такая красивая и холодная, это же, так сказать, кожа человеческая, одежда души. Вы бы знали, до чего она умна. Не в смысле обычном, но по доброте своей умна... Я путаюсь, не могу сформулировать, потому что я сам перед ней виноват. Ах, как виноват, от этого очень муторно мне. Я все время сомневаюсь теперь, что же я делаю, но, видно, такая судьба... (Последние слова говорит куда-то в пространство.) Вы знаете, меня любить глупо и невозможно. Я неудачник, у меня ничего нет и все кувырком. Вот квартира, правда, есть, да и то не моя заслуга... Если бы не мама... А я ведь инженер, Анатолий, не улыбайтесь. Я хороший инженер, у меня десятки авторских свидетельств. Но дело даже не в этом, все это в прошлом. Теперь у меня другое, теперь она для меня - все. Мне бы только свою работу довести, без нее я бы не смог. Я уже давно, лет двадцать задумал это, но сделать, довести - вот в чем проблема. Ведь отчего мы страдаем - то за одно, то за другое хватаемся, а довести до ума никак терпения не достает. Здесь уж нужно от всего отказаться, жить только одним и понимать только одно. Только трудно все это, потому что все спешат вокруг, толкаются и суетятся, и стоишь как на проспекте белой вороной в час пик. Того и гляди, столкнут или наступят, потому что никто не понимает, зачем надо останавливаться. А она понимает, она одна и поняла.

Анатолий. А кто она вам?

Богданов. Я же говорю, она все для меня.

Анатолий. Нет, я конкретно имею в виду.

Богданов. Да она соседка моя. Живет напротив. Вы, Анатолий, еще очень молоды и вам кажется, что жизнь так же велика, как окружающий мир, в котором она будет развиваться. Нет, я не в тривиальном смысле говорю. Вы это поймете, я знаю - потом. Жизнь коротка не потому, что мы мало живем, а потому, что мы многое можем. Однажды вы поймете, что в голове вашей столько вызревает всего, и все это вполне реально и в принципе воплотимо, но только времени для всего нет. Это очень неприятно осознать, и первое, что хочется - все бросить, плюнуть на все... А Елена, что же, если бы не она, может быть, так и сделал. Опять пошел бы в КБ. Ну, теперь уж нет, теперь я доведу. Лишь бы мне одно преодолеть (становится особенно печальным). Очень это важно. И сегодня в институте все потому так глупо получилось, оттого, что я опять поверил... но сейчас не надо об этом. Я знаю, Елена мне здесь поможет, только ей ничего не надо говорить. Анатолий, я ее уже пять лет знаю. С тех пор, как они с мужем поселились в нашем доме, да, пожалуй, пять лет и будет. Как они подходят друг другу, то есть, теперь уже надо говорить - подходили. Ей-богу, он красавец, высокий, вот почти как вы, Анатолий, да, только в плечах чуть пошире. Честно говоря, я раньше внимания на них не обращал, как-то не до этого было. Но и то я их приметил и даже, знаете, зависть просто взяла, до чего люди ладно живут... (виновато улыбается). Теперь вот разводятся через суд. Он ни в какую не хочет, ходит все, уговаривает ее, а она нервничает. Кстати, вот и завтра обещал придти. Ох, плохо это кончится, скандал может быть. Ей сейчас нельзя нервничать. Я это знаю, так бывает, если в тебе что-то поселилось и грызет тебя вроде как нарыв. Тут бы прогреть его, терапию применить, все, глядишь, и рассосется, а не то потеряешь контроль над собой. Ей нужно обязательно все это пережить, переболеть, а не то... (Опять прерывается, кажется, воздуху набирает. Анатолий тоже перестает дышать.) Я знаю, это может быть смешно, и тем более, вы совершенно как бы ни при чем, и вы можете, конечно, послать меня к черту. Но у меня к вам одна просьба. Не отказывайтесь сразу, не подумав, потому что это очень важно, и не для меня, за себя я бы не стал просить, но для нее... Поверьте, не часто я так прошу, но тут уж выхода никакого нет. Понимаете, у них послезавтра суд, а завтра - придет уговаривать, он очень предупредительный и обязательный, и если он сказал, что придет, то уж, поверьте, придет. Это у него последний шанс. Он даже время всегда скажет, и точно придет. Но я боюсь, что она завтра не выдержит и что-нибудь сотворит. В общем, поверьте, мне больше не к кому обратиться, знакомых таких нет, да знакомые здесь как раз ни к чему. Вы только побудете там, пока они говорить будут, ну, чтобы все мирно, по-людски...

Анатолий. Не понял, что же, вы мне предлагаете придти? Мне? Не понимаю.

Богданов. Вот я так и думал, что вы удивитесь. Но скажите, что же делать? Не мне же, в самом деле, при разговоре их присутствовать. Ведь все из-за меня. Прошу вас, согласитесь. Вы не думайте, что раз она с вами так говорила, то уж вы и не поладите. Я с ней поговорю она все поймет. Вам всего-то часик побыть, и уж совершенно обязуюсь впредь вас ничем не беспокоить. Я вижу, вы можете все понять, вы добрый, Толя. Вот и сейчас терпите, потому что вы добрый... И не стесняйтесь этого.

Анатолий (после колебаний). Хорошо, я приду. Куда и когда?

Богданов. Завтра в шесть приходите прямо к ней. Квартира напротив. И поверьте, вы меня, то есть нет, не меня - ее, ее спасаете. Да, хоть и громко звучит. Всего лишь одно одолжение, я вам за него, я, что хотите... (оглядывается по сторонам).

Анатолий. Нет, нет, ничего не надо. Что вы. Теперь я ухожу.

Богданов (семенит за Анатолием, потом громко кричит вослед уходящему гостю). Завтра в шесть!

 

 

 

Картина четвертая

Квартира Разгледяевых. Гостиная. Роскошная обстановка. Мягкая мебель, журнальный столик. На диване сидит, подобрав под себя ноги, Елена. На ней красивый, с глубоким вырезом халат. Она задумчиво перебирает ожерельем. Часы бьют шесть. Звонят. Елена открывает дверь - на пороге Анатолий.

Елена (удивлена). Вы! Вы пришли?! (Анатолий виновато пожимает плечами.) Вот это фрукт! Ну, проходите же (Анатолий деревянной походкой направляется в гостиную). Эй, постойте, может, разденетесь все-таки? Ну, какой же вы смешной! (Анатолий возвращается, позволяет снять с себя пальто, разувается и вовремя влезает в подставленные тапочки.) Пойдемте (берет за руку, усаживает в кресло).

Анатолий (озирается по сторонам). А где...

Елена. Мой муж? Коля все перепутал, муж мой должен придти в семь, а не в шесть. Но вы-то какой? Не ожидала, честно скажу, не думала, что придете. (Смотрит изучающе.) Ох, молодец, Анатолий, ведь вас Анатолием зовут? (Анатолий кивает головой.) Боже, какая прелесть, какой экземпляр, а стеснительный какой! Прелесть, прелесть. Нет, не думайте, я не каждому такое говорю, не каждый ведь так сподобится. Ой, что за слова у меня лезут (прижимает руку к груди). Вы ведь мне не понравились вчера. Ох, думаю, крысенок научный, такой, думаю, бумажный червячок. А вы вот какой, пришли совершенно незнакомому человеку помочь, будете теперь меня охранять. Нет, все-таки Коля удивительно чувствует людей. Говорит мне: придет, обязательно придет. Я даже с ним поспорила, коньяк проиграла. Французский. Разгледяев из Парижа привез. Вам проиграла. Мы так и договорились: если придете, то я вас коньяком угощать буду. А что, и буду. (Достает из бара бутылку роскошного "Наполеона" и хрустальные бокалы. Наливает, режет дольками лимон.) Ну что, за вас? Давайте выпьем.

Чокаются, Толя варварским залпом выпивает.

Елена. Браво, к чему эти западные штучки (выпивает залпом). Есть все-таки польза от Разгледяева.

Анатолий. Разгледяев - это кто?

Елена. Муж.

Анатолий давится лимонной долькой.

Елена (смеясь, стучит по спине). Ну, муж, ну что же, не пропадать же продукту. Коньяк отличный, душу согревает, почти как водка. Ну, что вы, защитник мой, молчите? Не волнуйтесь, мой муж очень интеллигентный человек, все будет в лучшем виде. Драться вам не придется, может, так, слегка постреляете друг дружку да и разойдетесь. Вон у меня и ружье есть, охотничье, так что не волнуйтесь.

Анатолий. Двухстволка?

Елена. Что? А, ружье. Да, два таких огромных жерла (складывает ладошки биноклем). Ой, опять я вас пугаю. А следовало бы честно признаться: ваш приход - это выдумка Коли. Он все переживает за меня, а я совершенно спокойна, только Разгледяева видеть не хочу. Не знаю, как я докатилась до такой жизни... Вы уж не уходите теперь, может быть, так лучше будет. Я его послушаю и даже ничего говорить не буду, и спорить не буду. Давайте еще коньячку, а, для храбрости?

Анатолий. Нет, спасибо, пока не хочу.

Елена. Ну ладно, выпьем еще. Анатолий, сколько вам лет?

Анатолий. Двадцать четыре.

Елена (удивлена). Да-а, так вы старше меня, а с виду просто студент, второкурсник. Все равно еще очень молодой. А я вот уже развожусь. Но, знаете, Анатолий, жить только начинаю сейчас, только понимать стала, что значит - жить, и от этого себя увидела. Боже, что я была! Отвратительная девчонка, как я могла столько лет с ним?! Я теперь себя ненавижу, но счастлива ужасно, что все наконец кончается. Ведь я существо конкретное, но об этом долго не знала, то есть думала, что знала. Нет, вы не подумайте, что я бездельница какая нибудь. О нет, я очень деловая женщина, я столько уже успела добрых дел осуществить (усмехается). Боже, сколько я бегала, уговаривала, сколько бумаги извела. (Встает, потрясая рукой, зверски вопит.) Даешь высокие показатели в труде и учебе! Хороша кукла?! И это в наше просвещенное тысячелетие! Не понимаете вы меня, Анатолий.

Анатолий. Не понимаю.

Елена. Да, это понять трудно. А все получилось совершенно неожиданно. Ведь в сущности у меня с Разгледяевым было все совершенно в норме. Я не говорю о том, что мне, глупой девчонке, сразу все досталось: по углам мы не мыкались, как многие, деньги не считали, хотя я в институте училась. Не в этом дело. Не с жиру я взбесилась, все сложнее. Просто все стало терять свой блеск. То есть блеску как раз было больше чем достаточно, и на работе, и дома - всегда шумно, весело, я же выдумщица отчаянная, гостей страшно люблю. Ах, сколько их было - маститых, заслуженных, ответственных, всегда придут - руки целуют, вокруг меня вертятся, обхаживают, намекают. В общем, чего еще желать, казалось бы? Не жизнь, а сплошной хоровод, с песней, под оркестр духовой, и музыка веселая такая, зажигательная, и все громче и громче, и казалось, вот-вот наступит полный апофеоз, полное счастье красивой женщины. Ан нет, внутри что-то заедать стало, как в пластинке, которую ставят по десять раз на дню, зашуршало что-то, захрипело. Но портиться все стало как-то хитро, не целиком, не разом. Будто в хоре все поют чисто, в лад, а один сорвался и потянул куда-то в сторону, сначала потихоньку, еле-еле, его и не слышно было вначале. Я даже подумала: ну, попоет себе, попоет, да и утихомирится, мало ли кто срывается, хор ведь не перекричишь. Но нет, он продолжает все громче, натужнее, и вот орет уже во все горло, хрипло так, с надрывом, будто зовет за собой куда-то. Ну, думаю, кричи, кричи, меня не спутаешь, я видала крикунов, балагуров, бездельников. Хор не собьешь с правильной ноты, не может ведь один сотню заглушить. Нет, смог, чуток подбавил и воспарил так, что на галерке все рты открыли, и я рот как дурочка открыла да так и хожу теперь с открытым ртом. Сломался стройный хор, не стала его я слышать, как ни старалась. И знаю даже, почему все так, почему хор сконфузился. Меня вдруг осенило. Как это так точно все поют, нигде не сфальшивят, ведь в хоре сотня человек, такая пропасть народу, и ни один не ошибется - ведь это же не естественно? И закралась у меня мыслишка: может быть, они все разом врут-то, вместе с дирижером? (пауза). Заглянула я в себя, туда, где заныло, и потеряла я свою ниточку. Тут Коля и возник. Я раньше встречу его в парадном случайно или в булочной, поздороваемся вежливо, соседи все-таки, да и забуду тут же. Будто и нету этого серенького человечка. Но и то сказать, одевался он всегда как-то уныло, да и вроде возраст почтенный. А тут стала я к нему приглядываться, задумываться, чем это серое существо живет. На меня все мужчины обращают внимание, а этот абсолютно равнодушен. Что же у него там внутри, ведь что-то должно быть особенное, раз он не как все? И вправду - лицо умное, и глаза такие, будто он вот только что придумал что-то. А то, наоборот, печальный ходит некстати. Да еще все время песню какую-нибудь мычит. Именно (она будто сейчас сообразила), я никогда не видела, чтобы человек ходил и песни мычал: грустные, если грустно, веселые, если весело. Забавно, правда?

Бьют часы. Раздается звонок. Елена встает и решительной походкой идет открывать. Появляется Разгледяев. В пыжиковой шапке, в зимнем пальто.

Разгледяев. Добрый вечер, Лена.

Елена. Проходи, если не надолго, у меня гости. Разгледяев. Он?

Елена. Проходи, проходи. (Разгледяев снимает туфли и остается в носках.) Познакомься, это Анатолий, мой старинный друг.

Анатолий с достоинством кивает головой.

Разгледяев (бросает пронзительный взгляд, поворачивается к Елене). Но я бы хотел без посторонних, может быть, пойдем в спальню или на кухню, наконец?

Елена. Нет, Разгледяев, я буду разговаривать здесь, при нем. Разгледяев. Но...

Елена решительно садится в кресло.

Разгледяев. Хорошо, Елена, ты взволнована и... (замечает коньяк на журнальном столике) ... не в себе, но я готов говорить даже в таких условиях (кивает в сторону Анатолия).

Елена. Это очень благородно, так ближе к делу.

Разгледяев (мнет шапку). Елена, все, что происходит - ужасная, трагическая ошибка. Я не обвиняю тебя, может быть, мы оба виноваты, наверное даже. Но я не понимаю, в чем моя вина, что я сделал не так. Объясни мне, и я обязательно найду какой-нибудь выход, и ты простишь меня, как я простил тебя. Но только не говори так, как раньше. Я не понимаю такого разговора. Ты говоришь о том, чего нет и никогда не было в действительности, а лишь в больном воображении этого... (замечает, как Елена крепко сжимает ручки кресла, и подбирает слово)... безответственного человека. Вот ты опять нервничаешь, но я же не прошу прямо сейчас все вернуть на прежние рельсы, я прошу просто подождать хоть полгода, хоть месяц. Поживем отдельно, подумаем, а потом решим. Но завтра..автра ни в коем случае не нужно ничего решать. Скаже же свое слово. Елена. Ничего нового я тебе не скажу и, наверное, ничего нового от тебя не услышу. (Встает.) Вот ты его назвал безответственным человеком, а известно ли тебе, Разгледяев, что это оскорбительно мне слышать, и не только потому, что слово плохое, а потому неприятно мне тебя слушать, что ты дорогого мне человека одним словом обозначить хочешь. А известно ли тебе, слышал ли ты когда-нибудь, или читал в своих схоластических книгах о том, что нельзя человека одним словом обозначать? Нет, не слыхал ты этого и нет этого в твоих книгах, ведь они все насквозь - солянка сборная из ярлыков.

Разгледяев. Но почему, зачем ты придираешься к словам? Ну, пусть Богданов ответственный, пусть я ошибаюсь, но давай посмотрим под другим углом зрения (ему жарко, расстегивает пальто, ослабляет галстук). Чем плохо мы жили? Вспомни, ты училась, я работал, может быть, я не очень был внимателен, ну, ты же знаешь, сколько разных обязанностей у меня. Да и книга - кстати, на прошлой неделе сдал в издательство. Это не только для меня событие. Но и ты, твой труд... Частичка тебя в ней...

Елена. А вот этого вообще не надо. Только не надо, пожалуйста, меня к твоей книге примешивать. Даже если бы ты сжег ее, я бы все равно не смогла уважать тебя, потому что, я думаю, по большому счету ты сам понимаешь, какую вредную галиматью ты написал. И спешил ты ее написать, потому что знал, найдется другой прохвост, который учуял протухший ветер перемен и уже строчит, убирая из предыдущих изданий глаголы и существительные и подновляя прилагательные. Но я сыта всем этим по горло, и не примешивай сюда свою дрянную книжку. Я не хочу говорить о том, чего нельзя проверить, за что, по крайней мере, сейчас розог не назначат, да и никогда не назначат, потому что понять невозможно, о чем вы там пишете. Видишь, какая я стала, зачем я тебе такая зрячая, Разгледяев? (к Анатолию). Вот, Анатолий, посмотрите на него, довел все-таки до дискуссий. (Наливает себе коньяк и выпивает разом.) Я вам расскажу, какой широкой души этот человек. (Странно усмехается.) Я и на суде завтра так и скажу: не могу я с ним жить, потому что развратная я девка. Знай (поворачивается к Разгледяеву), все расскажу, если против развода выступать будешь. Скажу, с соседом спуталась и конкретно все опишу. Как сама к нему пришла ночью. Представляете, Анатолий, как-то мы разругались с Разгледяевым. Ха, разругались - это только так называется, а ругалась одна я, потому что товарищ Разгледяев удивительно спокойный человек. Скала гранитная, утес силы воли над безбрежной равниной моей разнузданной слабости. Его же ничего смутить не может. Он забыл! Он все забыл. Так я напомню, как я от него ночью к соседу ушла. Я даже его предупредила - сейчас вот пойду к Богданову и останусь до утра. А он: "Ты никогда этого не сделаешь, потому что так не делают." Что же, не делают, так я сделаю. И пошла, позвонила в дверь. Коля открыл, смешной такой, смотрит на меня, ничего понять не может. А я ему с места в карьер и говорю - пришла к тебе жить. Он и не понял ничего, только целовал меня, да так часто, как школьник...

Разгледяев. Елена, прекрати! При посторонних!...

Елена. Никак заволновался? Философ ты наш, схоласт. А то, что посторонние в тапочках твоих сидят и коньяк твой пьют - это ничего? (Анатолий заерзал в кресле.) Да, целовал, всю меня, здесь, здесь и здесь (показывает на себе).

Разгледяев (почти кричит). Елена!

Елена. О! Не нравится тебе? Я знаю, тебе не нравится вовсе не то, что я тебе с кем-то изменила и при посторонних говорю. Нет, вовсе не это. Тебе именно не нравится то, что я от тебя такого умного, такого преуспевающего, ушла к этому чудаку неудачнику, к - смешно сказать - инженеру. Вот что тебя злит, и не делай тут из себя отчаянного ревнивца. Да если бы я ушла к твоему начальнику, ты бы немного, конечно, поскучал, но потом сказал бы: все-таки умная женщина, все ж я толк в женщинах знаю. И еще бы в гости к нам с начальником приходил и дефицитные подарки к праздникам дарил. Да, мои любимые духи французские с запахом сирени приносил бы. А!? Разгледяев. Ты с ума сошла. Это какая-то заразная болезнь, вы помешались вместе со своим инженером. Я таким языком говорить не могу.

Елена. Чем же тебе мой язык не нравитсяна вашем языке я больше говорить не хочу, не могу и не буду. Вы же все там пачкуны, прихлебатели, зубрилы, выдумали себе игру, так играйте сами и не заставляйте нормальных людей всем этим восторгаться. Что вы их тянете, дергаете? О, вам скучно друг другу в ваши сытые рожи постоянно глядеть, вам изредка хочется чего-нибудь свеженького, да покрасивее, поостроумнее, чтобы возвысить вашу серость над серостью, чтобы ваша тупость могла сказать: глядите, безумцы, и истина с нами, потому что даже истина похожа на продажную девку. Но нет с вами любви и не будет, хорошие женщины вас не любят, пусть хоть и спят с вами.

Разгледяев (усмехается). Мы, конечно серость, а вы гении, особенно твой инженер.

Елена (уже спокойно). Да, ты прав, не гений он. Но не потому, что не достоин, а потому, что гениев нет вообще. Не усмехайся, Разгледяев: гении, вожди, творцы - это ваши изобретения; вот и все, что вы смогли изобрести своими паршивыми мозгами и своей нечистой совестью. Вы для того придумали гениев, чтобы самим быть людьми! Иначе всем станет ясно ваше скудоумие. Запомни, Разгледяев, нет гениев, но есть нормальные люди, и они меж собой не стремятся возвыситься или возвысить, но, впрочем, тебе этого уже не понять. (Отвернулась, показываято разговор окончен, но внезапно опять поворачивается к Разгледяеву и холодным спокойным голосом говорит.) А ведь я поняла, почему ты пришел! Я догадалась, почему ты с разводом тянешь. Я сейчас скажу почему, и если правда, то сейчас же ты уйдешь, немедленно. Только не лги, не вздумай; проверить тебя очень просто, достаточно снять трубку и позвонить (поправляет халат на груди). У тебя загранкомандировка горит? Боишься, что с таким пятном в анкете не пустят?

Разгледяев (бледнеет). Я ухожу, и теперь навсегда, с тобой бесполезно говорить.

Елена. Так и есть, ах ты, бедненький, как же ты без Европы и Европа - без тебя? Ай-яй-яй, бедная Европа. Ничего, переживет Европа, найдут другого кретина, будет там с каменным лицом Россию представлять. Да, правда, у них там своих достаточно. А вдруг хоть нормальный попадется? Маловероятно, вы же сами из себя выбираете. Вот только за державу обидно, что по таким идиотам о всех людях судят. Уходишь? Уходи, извини - не провожаю. До скорого на суде. Следующий раз в Европу поедешь.

Разгледяев уходит.

Елена. Спасибо вам, Анатолий, видите, как все быстро окончилось.

Анатолий. А я-то тут причем?

Елена. Вы? Анатолий, давайте на "ты", а?

Анатолий. Я, собственно, никогда не возражал.

Елена. Давайте выпьем.

Анатолий, спохватившись, разливает.

Елена. Итак, сейчас я произнесу тост, даже не тост, а тронную речь. Ваша фамилия?

Анатолий. Ермолаев.

Елена. Ах, черт, Ермолаев, Разгледяев, - ну ничего, не в фамилии дело. Так вот, слушайте внимательно и ничему не удивляйтесь. Анатолий Ермолаев, двадцати четырех лет от роду. Сейчас наступит, быть может, самый важный момент в вашей жизни, сейчас - через несколько минут - вы прикоснетесь к одной из самых страшных тайн, какие существовали когда-либо на Земле. Вы еще можете отказаться, потому что человек посвященный становится хранителем этой тайны без всяких клятв и прочих предварительных условий и тем самым берет на себя великую ответственность. Вы согласны?

Анатолий (подыгрывает). Согласен.

Елена (встает и поднимает вверх руку, говорит серьезно). Я, Елена, по закону Разгледяева, а по существу ничья, являюсь хранительницей совершенно секретного списка членов самого тайного из тайных обществ, основанного в те незапамятные времена, когда еще не только никаких обществ не было, но не было даже общин; в те глупые смешные времена, когда Земля вращалась в полтора раза быстрее, а быть может, и еще раньше, когда растения были деревьями, насекомые птицами, а животные людьми. Или еще раньше, когда Вселенная не знала, что она Вселенная, а пространство и время не знали, что они пространство и время; когда не существовало борьбы противоположностей, а было естественное с натуральными законами вещество. Тогда появился первый список содружества неизвестных друг другу. Список этот никогда не терялся. Даже если в обществе оставался всего лишь один человек, он вносил дрожащей рукой свою фамилию и сбоку подписывал: "совершенно секретно". Чем только не приходилось писать, да и на чем! Ведь бумага появилась совсем недавно, но ниточка, связующая поколения, никогда не обрывалась... И общество росло и разрасталось. Корни его углублялись в естественный плодородный слой, в котором еще не наблюдалось и следов химических удобрений, кроме удобрений естественных, таких, как коровий помет; ствол крепчал и крепчал, добавляя с каждым столетием ровно сто колец, которые надежно стягивали и охраняли труды предыдущих поколений. Временами, правда, кольца выходили не очень крепкими, сказывались засухи, наводнения и ледниковые периоды. Но все же по стволу бежал нарастающий поток животворной силы, растекался кровью по тонким ветвям к наполненным хлорофиллом листьям, подставившим свои спины отвесно падающим солнечным лучам. И крона этого удивительного дерева всегда возвышалась над кланами и сектами, масонскими организациями, партиями и орденами, союзами и униями, религиями и философиями. Над классами и деклассированными элементами, над академиями и творческими союзами, над космополитами и прагматиками возвышалось никому постороннему не известное тайное братство. В отличие от всех других это общество не требует от его членов выполнения каких-либо правил, оно не требует жертвенных приношений или уплаты членских взносов, оно вообще ничего не требует от своих членов, ибо люди, вошедшие в него, являются таковыми не потому, что они законные члены, но потому входят в сообщество, что являются таковыми. Поэтому здесь не бывает шпионов, ренегатов, предателей или оппортунистов. Они узнают друг друга не по особой униформе, значкам или удостоверениям. Для этого они не пользуются тайными знаками или паролем. Секрет узнавания известен только членам тайного общества, да это и не секрет, а просто их особое свойство видеть в чужом чужого и в своем своего. Поэтому проникнуть извне туда нельзя, можно лишь в определенный момент жизни осознать себя в его рядах. Это общество не признает никаких границ - ни политических, ни национальных, ни физических; оно, возможно (пока это точно не установлено), простирается далеко за пределы земного тяготения.

Итак, Анатолий Ермолаев, двадцати четырех лет от роду, сегодня, в конце второго тысячелетия, вас вносят в вечный список, и потому вы объявляетесь членом всемирного тайного братства нормальных людей!

Елена подходит к совершенно обалдевшему Анатолию, приглашает жестом подняться, вдохновенно ударяет по неподвижной рюмке нового члена тайного общества, и выпивает. Как только Анатолий делает то же самое, целует его в губы.

Анатолий (ошарашен, но пытается шутить). Скажите, а Богданов - что, тоже член всемирного общества?

Елена (абсолютно серьезно). Во-первых, мы теперь на "ты", а во- вторых, ты забыл, что общество тайное и ты сам должен решать, кто является его членом, а кто нет (устало опускается в кресло).

Анатолий. Пожалуй, я пойду.

Елена. Да, хорошо. Я что-то устала. Спасибо, Анатолий. Мне нужно побыть одной (закрывает глаза). Нет, постой, я тебе хотела что-то сказать. Ах, вспомнила. Приходи к нам, к Коле завтра, хорошо?

Анатолий. Я не знаю..., я, наверно, не смогу...

Елена. Нет, нет, приходи, вечером, будут Колины друзья, очень интересные люди. (Анатолий неуверенно пожимает плечами.) Приходи, не обижай хранительницу тайного списка. Хорошо?

Анатолий кивает и уходит.

 

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

 

Картина пятая

Квартира инженера Богданова. Приподнятая праздничная атмосфера. Играет музыка: изрядно потрепанная грамофонная пластинка нежным голосом поет "Санта Лючия". За выдвинутым на середину комнаты столом веселая компания из четырех человек. Во главе стола в роскошном платье царственно восседает Елена. По правую руку двое мужчин лет сорока, это Доктор и Гоголь-Моголь, друзья инженера. По левую руку сидит сам хозяин. Звонят в дверь.

Елена. Это он! (Встает, открывает дверь, возвращается, подталкивая впереди себя Анатолия.) Знакомьтесь, это мой герой Анатолий. (Анатолий жмет руки.) Это самый душевный человек - Доктор, а это Гоголь-Моголь, он философ-утопист.

Анатолия усаживают за стол, подвигают тарелку, наливают шампанского.

Доктор (поднимается, в руке фужер шампанского). У меня есть тост. Коля, знакомы мы не первый год, я бы даже сказал, близко знакомы, но все как-то не было случая сказать, что думаешь. То есть говорить-то мы говорили, и до хрипоты, и до ссоры, но все о делах, о проблемах. Теперь же я хочу сказать о тебе. Ты извини, Коля, если с перебором, но уж от чистого сердца. (Набирает воздуху.) Тяжело жить без друзей, но еще тяжелее жить без товарищей, без людей, с которыми можно обо всем говорить, которым можно довериться, без боязни, что они тебя будут чем-нибудь попрекать или, не дай бог, над чем-нибудь твоим сокровенным будут надсмехаться. Человек не может жить один, даже если он очень умный. Всех не обхитришь, всегда найдется такой хитрец, что его не обойдешь, и этот самый главный хитрец - ты сам. Но с самим собой долго не поспоришь, вот и начинаем мы искать вокруг себя родную душу, и не для того даже, чтоб излиться, но чтобы самому услышать из чужих уст свои собственные мысли. Нужно обязательно знать, что не зря ты волнуешься, что есть еще люди, и не только в книжках, а живые, рядышком, у которых болит и ноет от того же, что и у тебя. А иначе - с ума сойти от пустоты и от окружающей радости. Гоголь-Моголь. Эка ты завернул...

Доктор. Подожди, я серьезно (с волнением). Я же о главном. Не знаю, как кому, но мне было очень тяжело, пока я тебя, Коля, не встретил. Ох, тяжело, кричать криком хотелось: где же вы, люди, куда исчезли, ведь были же, я же читал, господи, еще сто лет назад были, с мыслями нормальными, с разговором человеческим, с моими болячками. Все, конечно, кричат: время другое, стрессы, экология, не справляемся с потоком информации. Чепуха какая - во-первых, где она, информация? Во-вторых, дело же не в информации, дело же в идеях - а где они, новые идеи? По пальцам пересчитать можно - раз, два, и обчелся, но и это еще не беда; старое забываем или за новое выдаем, кукиш в кармане - и тот в прошлом веке предрекли. (Вдруг прерывается, усмехается.) Вы можете сказать, что я для Анатолия говорю, но, ей-богу, нет. Я потому говорю, что грустно человеку, тяжело без людей. И это даже мне, который, можно сказать, в тепличных условиях жил. А каково же тебе, Коля, было, как же ты превозмог с твоей бедой? Я знал, конечно, что много таких, с бедой - по слухам, правда. Думал, что люди оттуда должны быть желчны и злы, я думал, что они должны нас тут всех ненавидеть, и не только функционеров, но и нас - добрых и честных, но молчаливых. А вот ты меня опроверг, исцелил тем, что за равного принял, но я лично с этим никогда не соглашусь. (Богданов пытается возразить.) Да, да, не спорь, мы все здесь не согласимся. Я следил за тобой, как ты начал среди нас жить, и удивлялся, с какой жаждой ты это делал, жаждой и интересом. Вот скажи, откуда интерес после всего остается? Откуда горение - ведь работать начал как бешеный, я же знаю, слышал про твои успехи. Но тут - опять испытание. Мы-то все не так живем, мы потихоньку, по зарплате; выдумывать хлопотно, внедрять - специальным законом запрещено. И начались тут новые мытарства, слишком сильно ты рванул. На дворе одна тысяча шестьдесят шестой год, а у нас ведь жизнь не по Ньютону; у нас механика Аристотеля: если силу не прикладываешь, так все и остановилось, застыло. Ну, думаю, завязнешь ты, все в трение уйдет необратимо, на повышение энтропии ближнего космоса. Так и произошло. Что же, думаю, беспросветная штука эта жизнь, несправедливая; надрывался человек, и все коту под хвост? И вдруг - на тебе, просвет забрезжил, разошлись три тучи, и в проеме кусок неба вывалился. Нет, есть все-таки справедливость, есть признание; посветлело в твоем доме, теплее стало на душе, пришла любовь. Как же она чертовски хороша! (Тянется фужером к Елене.) За тебя, Елена, за твой талант быть такой, как ты есть. Ты теперь всю его жизнь оправдала, с тобой теперь поднимется. За тебя.

Все встают, чокаются с Еленой.

Гоголь-Моголь (с облегчением). Ну, думаю, куда он клонит? Ну хитрец, безропотно присоединяюсь, ибо для чего еще жить, как не для такого чувства?! Только женщины такие раз в тыщу лет являются миру. Да-да, а вы думали, почему великих изобретений мало, что, у нас некому творить? Э, навалом, а вот стимулов, причин, натуры, так сказать, - вот чего дефицит! За тебя, Елена!

Елена. Ладно, ладно. Спасибо тебе, Доктор, и тебе спасибо, Гоголь-Моголь.

Еще раз чокаются, выпивают. Закусывают нехитрым ужином.

Гоголь-Моголь (глядя на Доктора). А что вы, Анатолий, думаете насчет развития транспортных коммуникаций в нашей стране? (Анатолий в недоумении.) Я в смысле социального развития в духе высшей справедливости?

Анатолий. В духе высшей справедливости?

Гоголь-Моголь. Да, в этом самом духе (смотрит по-прежнему на Доктора).

Анатолий. Ничего не думаю.

Гоголь-Моголь. Э, молодой человек, не пойдет. Вы - представитель науки и не должны так отвечать. Ну вот, к примеру, дирижабль - как по-вашему, разве не подойдет для бескрайних просторов России?

Анатолий. Дирижабль неповоротлив и к тому же не надежен, поскольку сгореть может.

Гоголь-Моголь. Нет, это не аргумент, я же не говорю о допотопных моделях, я же имею в виду - с учетом современной технологии.

Анатолий (неуверенно). Ну. не знаю, может быть, и окажутся полезными.

Гоголь-Моголь (радостно). А вот и нет! Глубокое заблуждение. Дирижабль - утопия, и здесь никакие технологии не помогут. Понимаете, Анатолий, дело не в конструкции, дело в идее. Ведь идея изначально мертворожденная. Ведь что есть свободное воздухоплавание? (подмигивает Доктору). Это парение огромных предметов легче воздуха. Представляете, Анатолий, идет в колхозе жатва, мужики на комбайнах овсы жнут, и вдруг над ихними головами появляются гигантские парящие предметы. Ведь это неприлично...

Богданов. Слушай, Гоголь-Моголь, что ты к человеку пристал. Анатолий пришел отдохнуть, а ты... Ты бы по делу.

Гоголь-Моголь. Нет, Коля, погоди. Разве русский мужик приемлет в небе парящие предметы? Ведь это же огромные сигарообразные махины! Чепуха получается. Разве можно таким путем осуществить всеобщее равнодействие?

Анатолий оглядывается по сторонам, будто ищет поддержки. Инженер и Доктор, наклонив головы, ковыряются в тарелках. Елена изо всех сил пытается сдержаться от смеха.

Гоголь-Моголь. Или представьте, Анатолий, что тот же самый колхозник решил в город за промтоварами смотаться. Берет он в карман свои честно заработанные трудодни, выводит из сарая свой личный цеппелин, садится в гондолу и прямехонько плывет в райцентр, сутки туда и двое обратно, с учетом направления ветра. Опять же чепуха получается. Как же быть? (Наконец смотрит на Анатолия. Тот в полном замешательстве.) Вот именно, Анатолий, надо отбросить эту пагубную идею с дирижаблями! А что же остается? Как транспортную систему разрешить при нашем бездорожье? Тупик? (выдерживает паузу). Нет! Есть гениальный план (берет бутылку шампанского в руки). Вот пусть здесь будет столица (рассчищает место в центре стола и устанавливает бутылку). А вот (двигает стаканами и другими предметами) остальные города. Вот, к примеру, Урюпинск (показывает на кусок черного хлеба). Как все это объединить в единую систему, чтобы по всем параграфам было равнодействие? Ха! Очень просто, ничего нового не нужно выдумывать. Зародыш, как говорится, давно в утробе. (Встает, наклоняется, как ястреб над птицефермой, вращает в воздухе руками.) Продлеваем все существующие радиусы метрополитена по наикратчайшей прямой от города к городу, от поселка к поселку, от села к селу, от усадьбы к усадьбе, до самых дальних, некогда отсталых приграничных районов, осуществляя, наконец, на практике великое социальное объединение. Осторожно, двери закрываются. Следующая станция - Урюпинск. И помчали голубые составы за пять копеек население из города в деревню с продукцией министерства тяжелой промышленности, а из деревни непрерывным потоком, минуя всякие промежуточные инстанции, пошел натуральный продукт из мяса, молока и яиц! Исчезла, наконец, постылая провинция, мы все теперь граждане, столичные жители...

Доктор. Не выйдет.

Гоголь-Моголь (опешив). Это почему же?

Доктор (настаивает). Не получится.

Гоголь-Моголь. Да отчего не получится?

Доктор. Мрамору не хватит.

Гоголь-Моголь (соображает на ходу). А мы заменитель искусственный использовать будем.

Доктор. Ну, а как же тогда всеобщее равнодействие и справедливость? Что же, одним - натуральное, а другим - суррогат?

Гоголь-Моголь глубоко задумывается. Продолжает крутиться забытая всеми грамофонная пластинка. Анатолий пытается по лицам восстановить реальную картину происходящего. Елена наклоняется к инженеру и что-то шепчет. Потом оба встают.

Елена (выключает проигрыватель). Мы скоро. (Уходят с инженером.)

Доктор (глядя на задумчивое лицо Анатолия). Анатолий, не грустите. Гоголь-Моголь у нас утопист, но он не вредный.

Гоголь-Моголь (дружелюбно улыбается). Да, я не вредный.

Доктор. Нам Коля рассказывал про вас. Он говорил, что если бы все в вашем институте были такие, то он был бы спокоен за свою теорию. Длу него это очень важно, он много сил здесь положил. Он говорит: "Пусть критикуют, только честно". Ей-богу, он заслужил, всей своей жизнью. Иначе я просто не представляю, что произойдет. Кстати, правда, что завтра у него доклад в интституте?

Анатолий. Да, в десять утра.

Гоголь-Моголь. Но вы-то сами, что думаете?

Анатолий. Я, я, честно говоря, не читал... (Виновато отводит глаза. Потом вспоминает и обращается к доктору.) Вы говорили... Что за беда с ним случилась?

Гоголь-Моголь (с ожесточением). Не знают, никто ничего не знает...

Доктор. Подожди. Так вы не знаете, что он отбывал срок?

Анатолий. Какой срок?

Доктор. Коля был репрессирован. Семнадцать лет без права переписки.

Анатолий. Как семнадцать? За что? Гоголь-Моголь (зло). Ни за что, за так, бесплатно.

Возвращаются Елена и Богданов. Богданов несет огромный магнитофон - последнее слово техники шестидесятых годов. Включает. Все собираются вокруг аппарата. Пододвигают стулья. Сквозь шум и треск пробивается песня Высоцкого "Протопи ты мне баньку, хозяюшка...". Упиваясь, слушают, цокают языками, перемигиваются.

Богданов (отзывает Анатолия, подводит к книжным полкам). Я почему вообще астрономией увлекся? Я ведь техник по образованию. Это меня один очень хороший человек научил. Познакомились мы с ним... В общем, в одном месте...

Анатолий. На севере?

Богданов (не очень сердясь). Понарассказали уже. Грустная история, и неинтересная. Но как бывает? Я ведь про десятый спутник там задумался. А потом уже, позже вспомнил. Формулы кое-какие набросал. И понадобились мне параметры Сатурна. Беру я вот этот самый пятидесятый том (берет с полки красный том первого издания советской энциклопедии, раскрывает), нахожу Сатурн, и читаю: "Сатурн имеет десять спутников. Диаметры их заключены между двумястами и четырьмя тысячами километров"

Анатолий. Не может быть! У Сатурна девять спутников.

Богданов. Смотрите.

Анатолий (читает про себя). Опечатка.

Богданов. Да, опечатка! Но гениальная опечатка (поднимает кверху указательный палец)! Меня как будто ударило: а вдруг и вправду есть десятый спутник? Вдруг это не мираж, не издательская ошибка, а действительно гигантская глыба вещества? Ведь она же, эта глыба, черт побери, должна как-то проявлять себя?! Так и загорелся этой идеей, года два считал, пересчитывал, и на тебе - должен быть спутник. Вот ведь комбинация какая получилась. Анатолий, должен быть, нужно искать, да побыстрее, а то как бы на западе не обошли.

Между тем на столе появился торт и чай. Богданов поставил книгу обратно и они вернулись к столу.

Гоголь-Моголь (запальчиво). Врешь, Доктор, будет равнодействие!

Доктор. Нет, не будет, поскольку утопия и выверт. Да и никто не пойдет на это.

Гоголь-Моголь. Но тогда пусть сами на себя потом пеняют, тогда я руки умываю...

Богданов. Вы чего? Опять про метро?

Доктор. Да нет, этот умник формулу придумал.

Богданов. Какую формулу?

Гоголь-Моголь. Вот, предположим, кто-либо решил всеобщее счастье установить на свой манер. Что же необходимо для успеха мероприятия? Каковы, я спрашиваю, достаточные условия? Конечно, речь идет о приличном проекте, чтобы счастье сделать гуманно, но система установления пусть будет специфическая. Естественно, первым делом нужны единомышленники. Ведь у каждого своя система благополучия, одним, положим, ваше счастье - так себе, ничего, а другим - вообще поперек горла. Следовательно, нужны какие-то правила, нужна формула объединения - причем, заметьте, добровольного объединения, иначе что же это за счастье по принуждению? (Делает паузу.)

Доктор. Ну, не томи.

Гоголь-Моголь (не обращая внимания). Ведь отчего глупые мероприятия? Кому-то что-то в голову придет, и он от этого так возбудится, что непременно хочет своей радостью со всеми поделиться. Этакий Сен-Симон, Жан Жак Руссо. И не дай бог, если на пути мероприятия какой-нибудь нигилист найдется, которому все побоку. Ну, не хочет он чужих идей, у него своих навалом. Естественно, наш Сен-Симон очень злиться начинает и - к ногтю нигилиста. Вот тебе демократия, вот тебе социальный прогресс, кто не с нами - тот против нас! А я предлагаю так: кто не с нами, тот пусть сам во поле гуляет.

Богданов (усмехнувшись). Это и есть твоя формула?

Гоголь-Моголь. Почти.

Доктор. Но обществом-то кто управлять будет?

Гоголь-Моголь. Кто, говоришь населением управлять будет? А само же население и будет управлять.

Елена. Нет на тебя Разгледяева. Тебя бы быстро в анархисты записал.

Гоголь-Моголь. Не анархизм, но демократия меньшинства. Кто какие законы принимает, тот по ним и живет, а других не трогает.

Богданов. Не понимаю, как же твоя формула работать будет?

Гоголь-Моголь. Очень просто. Вот, к примеру, Анатолий решил осуществить всеобщее равнодействие посредством дирижаблей. (Анатолий пытается возразить.) Не обижайтесь, Анатолий. Я же к примеру. Итак, у вас есть конкретная программа. Одному эту воздушную целину не поднять и вы находите единомышленников и организуете общество любителей воздухоплавания. Для начала необходимо построить флотилию. Предложение о создании флотилии выносится на общее собрание и тайным голосованием принимается. Кто же строит флотилию? А тот, кто голосовал "за". Далее, общество воздухоплавателей принимает решение об использовании дирижаблей на междугородних трассах. Кто же пользуется этим ненадежным транспортом? Опять же те, кто голосовал "за". Ведь это естественно, это нормально. Странно было бы, если бы кто-либо издал указ о сооружении дирижаблей и заставлял население ими пользоваться, а сам ездил бы в автомобиле...

Елена.Другими словами, да здравствует метрополитен! Давайте выпьем, выпьем за свободу, ведь у меня сегодня первый день свободы!

Гоголь-Моголь хлопает себя по лбу, все чокаются.

Елена. И за завтрашний успех (выпивают).

Доктор. Да, дорогие гости, у хозяина завтра ответственный день. Не пора ли и честь знать? (Подталкивает Гоголя-Моголя, который больше всех говорил и не успел выпить чаю, а теперь тянется за чайником. Встают. Прощаются.)

Гоголь-Моголь (трясет руку инженера). Держись, Коля!

Доктор (целует руку Елене). Я так рад за вас.

Анатолий, молча пожав руку Богданову и Елене, выходит с новыми знакомыми. Опускается занавес. На улице идет снег. Возле дома Богданова все расходятся, простившись, и Анатолий остается один. Бредет на остановку. Внезапно перед ним вырастает Разгледяев.

Разгледяев. Здрасьте.

Анатолий. Разгледяев?

Разгледяев. Да-с, Марк Васильевич.

Анатолий. Но как же вы здесь?

Разгледяев. Ай-яй-яй, как же я - здесь, как же меня так угораздило? А вот так-с, стою, променаж вроде как совершаю. Не желаете присоединиться?

Анатолий. Вы пьяны!

Разгледяев. Да-с, допустил послабление, слегка-с пьян, но зато на свои. Не то, что некоторые.

Анатолий делает попытку обойти Разгледяева, но тот хватает его за рукав.

Разгледяев. Куда же вы? Брезгуете, значит-с. Ну, конечно, где уж нам равняться по тонкости ощущений. Мы же кто? Плебеи мысли, схоласты, мы же не можем понять горения души, с нами говорить не о чем. Да-с, мы любим систему и система-с нас любит.

Анатолий. Вы пьяны.

Разгледяев. Ну, пьян. Что вы заладили? Да постойте, подарите мне хоть минутку, ученейший мой друг, меня же тоже понять надо-с.

Анатолий. Перестаньте кривляться.

Разгледяев. Это вы-с на мой рабский стиль намекаете, вроде как я специально кривляюсь? А я не специально-с, я только подчеркиваю всю свою низость. (Снимает шапку, шутовски кланяется.) С этим сумасшедшим разговоры умные ведете, а со мной двух слов сказать не желаете-с. Все вверх ногами поставлено! Постойте, ведь они все там вокруг инженера - того, ведь среди всей этой банды мы с вами и есть нормальные люди. Что же вы, со мной и знаться не хотите-с? Анатолий. Да зачем я вам?

Разгледяев. О, очень, очень зачем-с, ведь вы же - посторонний человек, вы же нас рассудить можете с Еленой. Ведь она мне сейчас не верит, она верит ему, но и вам она верит. Объясните ей все...

Анатолий. Какой же теперь смысл?

Разгледяев. Вы имеете в виду развод-с? Это ничего-с, это даже как на пользу-с, пусть она почувствует свободу. А потом, потом... я этого так не оставлю, ведь должна же она понять, что все эти люди просто спятили.

Анатолий. Как же я это объясню?

Разгледяев. Ах, какие мы беспомощные, ой-ой-ой! Ничего-с не можем. Но ведь изобретение-то он к вам направил, по нему же все ясно, что у него в голове?!

Анатолий. Рукопись я не читал, и вообще этим я не занимаюсь. Рецензию пишет профессор Суровягин.

Разгледяев. Петр Семенович? Лично-с?

Анатолий. Да... Не совсем. В общем, завтра будет публичное обсуждение в институте.

Разгледяев. Не много ли чести для графомана?

Анатолий. Почему вы решили, что он графоман?

Разгледяев. Ну как же, чистой воды графоман! Да вы посмотрите, как он живет, как ходит, как дышит. Это же очевидно. Все признаки налицо: за собой не следит, по ночам не спит, на службу не ходит и свои изобретения нигде пристроить не может. А почему не может? Не нужны его изобретения никому.

Анатолий. Мало ли кто чего пристроить не может.

Разгледяев. Вы, наверное, намекаете на гениальных мучеников, якобы не признанных современниками? Эх, молодой человек, плохо вас учили в университете. Вы с диалектикой не в ладах. Кто же вас учил так? (Ждет ответа.) Молчите, храбрый студент? Нужно и диалектически мыслить - раз эпоха не нуждается в личности, значит, и личность эта в данный текущий момент вовсе никакая не личность, а так, сумасброд, кривляка, балласт общества, гра-фо-ман! Да, только так. А вы говорите - публичное обсуждение. Впрочем, это даже к лучшему. Отлично-с, вот и выяснится, кто есть мыльный пузырь.

Анатолий. Извините, мне нужно идти.

Разгледяев. Конечно-с, я вас провожу. Видите-с, я как собачонка за вами, только хвостиком не виляю. Но, ей богу, был бы хвост, уж я бы всю дорогу перед вами подмел...

Анатолий. Оденьте шапку, простудитесь.

Разгледяев. Ну-с, обрадовали меня, то-то завтра будет праздник! (Идет за Анатолием.) Вишь какой, легкой жизни-с захотел за мой счет - не выйдет-с! Много таких любителей чужим счастьем попользоваться, вечно везет таким бездельникам...

Анатолий. Вот это вы зря сказали. Что же вы, не знаете, какое горе он пережил?

Разгледяев. Вы насчет лагерей? Ну, что ж лагеря, я тоже раньше думал, что здесь досадная ошибка. Ну, перегиб, что ли. Люди, мол, зазря пострадали. Наверное, наверное. Только много я над этим думал, размышлял, много соображал, и знаете, мыслишка у меня закралась одна.

Анатолий (останавливается). Какая мыслишка?

Разгледяев. Вот все кричали - несправедливо, жестоко, но ведь история штука такая, что не спрашивает - справедливо или нет. Я даже больше стал думать:(делает паузу, а после наблюдает реакцию) а так ли уж невиновны эти жертвы культа личности?

Анатолий (в недоумении). То есть?

Разгледяев. Елена тоже так удивилась, когда я сформулировал. Ну возьмем хоть инженера. Сколько такой человек вреда может принести! Да что может - он и приносит. Целый научный институт, вместо того, чтобы делом заниматься на благо отечества, вынужден копаться в чепухе.

Анатолий. Нет, все не так. Причем тут изобретение? Мало ли кто в науке ошибается? Что же, из-за этого...

Разгледяев. Да, именно из-за этого. Сегодня в науке перекос, а завтра, глядишь, и похлеще что-нибудь придумает. Так не лучше ли вовремя избавиться от таких людей?

Анатолий забеспокоился.

Разгледяев. Ладно, вон и ваш троллейбус, последний, случайный. До скорого, отважный студент, мы еще встретимся, и вы убедитесь, где истина. Я так думаю, мы еще с вами очень сойдемся. (Расходятся в разные стороны.)

 

Занавес

 

Картина шестая

На следующий день. Занавес опущен. Где-то рядом с институтом. Только что закончилось обсуждение доклада Богданова. Пробегает Богданов. Он не в себе. Потом проходит Елена. Появляются Мозговой и Анатолий.

Мозговой. Хлюпик оказался ваш инженер, какой хлюпик! Он, наверно, думал, что ему сюда оркестр духовой пригонят, думал, цветами забросают, на руках носить будут?! Нет, хлюпик, слабоват оказался. Я, честно говоря, не ожидал. Нет, не боец.

Анатолий. Не боец? А что ему было защищать?

Мозговой. Ничего себе, шуточки. Да ему нужно было свою жизнь защищать, свою позицию, свой взгляд на вещи, а он - "извините", и был таков. Нет, не боец, хлюпик. Вы что - думаете, теория ошибочная? Ха-ха! Да, ошибочная, чепуховая теория. Но я спрошу - у кого она здесь не ошибочная? Нет, вы скажите, у кого здесь теория не ошибочная? У Калябина с профессором, что ли? Ха! И что же, страдает хоть чем-то наш дорогой Петр Семенович? Ничуть! А почему? Потому, что профессор - нормальный человек, а не псих какой-нибудь.

Анатолий. Зачем вы так?

Мозговой. Что - зачем?

Анатолий. Зачем вы оскорбляете инженера?

Мозговой. Я не оскорбляю. Я констатирую факт!

Анатолий. Какой факт?

Мозговой. Медицинский. Он псих, нервнобольной, я диагноз читал.

Анатолий. Как? Где? (Вдруг догадывается.) Он что, на учете состоит?

Мозговой. Да.

Анатолий. Почему же вы скрыли? Ничего не понимаю.

Мозговой. Не понимаете, потому что по верхам скачете. Размышлять надо. Я же вас предупреждал, умный человек всегда много размышляет, прежде чем подумать.

Анатолий. Так нужно же предупредить Еле... (замолкает). Мозговой (ухмыляется). Ее обязательно. А что ж, действительно хороша. (Анатолий весь напрягается.) Ладно, молчу. Я же понимаю, есть темы, так сказать, запретные, всякого рода тайники, подвалы и потемки чужой души. То есть, конечно, наоборот - чистые и светлые порывы, не нуждающиеся в свидетелях. Не смею прикасаться. Вот только я эту женщину не понимаю, куда же она от мужа ушла? Ведь у женщины нет более горя, чем крах любимого подопечного.

Анатолий. Мне нужно идти.

Мозговой (вослед, иронически удыбаясь). Не подставляй шею, но подставляй зад! (Уходит.)

 

Картина седьмая

Вечер того же дня. Квартира Разгледяевых. Сумрак. У дверей стоит Богданов - будто ждет кого. Звонок. На пороге Анатолий.

Анатолий. А где Елена?

Богданов. Она скоро будет.

Анатолий. Надо включить свет.

Богданов. Незачем, я и так все вижу.

Анатолий. Вы ждали кого-то?

Богданов. Почему вы так решили?

Анатолий. Ну, вы так быстро открыли дверь.

Богданов. Да, я ждал. (Замолкает.)

Анатолий (после паузы). Вы что, стояли здесь в темноте и ждали?

Богданов. Здесь не темно.

Анатолий. Но ведь лампочка даже не горит.

Богданов. Не горит.

Анатолий. И все равно светло?

Богданов (тихо, но уверенно). Да.

Анатолий (задает контрольный вопрос). А на улице темно?

Богданов. Ночью темно, днем светло.

Анатолий (пытается разгадать странную игру). А в институте было темно?

Богданов (задумчиво). В институте? (Вдруг нервно, шепотом.) А вы заметили, институт очень похож на наш дом?

Анатолий. В каком смысле?

Богданов. В архитектурном. Вам не кажется, что этот дом и институт построены по проекту одного и того же архитектора?

Анатолий. Не знаю. Может быть. Оба здания строились в одну эпоху.

Богданов. Может быть (задумчиво). Эпоха. Странно - похоже на эхо, вам не кажется?

Анатолий (чувствует возросшее возбуждение собеседника). Вы не волнуйтесь. Может, мне уйти?

Богданов. Нетет. Постойте, вот я сейчас... тапочки... здесь (нагибается). Ах, черт, куда же они подевались?

Анатолий. Не надо тапочек (помогает Богданову распрямиться).

Богданов. Вы, наверное, думаете, что я сошел с ума? Не надо мне отвечать, не надо лгать. Я знаю, что вы думаете. Нет, я еще не сумасшедший. Не смейтесь, не смейтесь там, внутри себя. Вы думаете - сумасшедший никогда не знает, что он сошел с ума? Это не так. Я раньше тоже так думал. Понимаете, самое страшное, что человек знает и чувствует, как сходит с ума. Так природа устроена. Все происходит не сразу, а рывками. Поэтому я и могу сказать, что я еще не совсем, я только отправился в этот путь. (Делает паузу.) Ай-яй, как же без тапочек? Ну, да ничего - все-таки вы в некотором смысле здесь хозяин, Марк Васильевич.

Анатолий. Я не Марк Васильевич.

Богданов. Вы не Марк Васильевич, а я - не инженер Богданов.

Анатолий. Нет, нет, вы инженер.

Богданов. Не надо волноваться, Марк Васильевич. Я знаю, вы в обиде на меня за Елену. Все это очень обидно, но поверьте, бывает и хуже. Есть вещи пострашнее. (Переходит на шепот.) Страшно совсем другое. Страшно не то, что кто-то от нас уходит и мы остаемся в одиночестве. Быть покинутым - это счастье, ибо вы знаете, что с вами кто-то был раньше. А это уже не одиночество. Вы верите, что с вами раньше кое-что происходило в действительности, что возле вас был живой человек. Живой, а не как бы живой! А если никогда - вдумайтесь, никогда! - рядом с вами не было, нет и не будет никого, если вы один с начала и до конца?!

Анатолий (тоже шепотом). Не понимаю.

Богданов. Хорошо, я поясню. Только вы помогите мне - о нет, не действием, только памятью. Припомните, бывало ли с вами так: общаешься с человеком каждый день, живешь, работаешь бок о бок и вдруг выясняется, что он вовсе не тот, за кого себя выдавал?

Анатолий (тревожно). Да, было.

Богданов. Во! Так и есть, и с вами тоже, Марк Васильевич. Так я вам сейчас сообщу, в чем тут дело. Я много очень думал над этим и теперь скажу, только вам как близкому человеку скажу. Но вы не смейтесь.

Анатолий. Я не смеюсь вовсе.

Богданов. Знайте: все вокруг - дома, деревья, люди, тучи, сама земля, звезды, и даже звездные конгломераты - это все сплошная мистификация.

Анатолий. То есть как?

Богданов. Да, да, мистификация, глобальная, ужасная мистификация. Все это бутафория. (Сжимает Толину руку.) А знаете, Марк Васильевич, зачем я вас спросил, не бывает ли и с вами так? Ведь если все вокруг меня суть сплошная мистификация, то что же такое вы? А я вас спросил - будто вы тоже, как и я, обманутый, причислил вас к человекам, а не явлениям, пригласил вас - давайте, мол, поразмышляем над странностями окружающего мира, словно мы оба дотошные исследователи. Какой же вы исследователь, Марк Васильевич, вы даже и в малой степени не охвачены, как говорит профессор, высшим и средним образованием. Вы же и не нюхали этой самой материи. А я естествоиспытатель, чувствуете - испытатель естества. Я эту самую материю на собственном горбу ощущал, обонял, фотографировал. Преинтереснейшая штучка, скажу я вам! (Хихикает.) Ну, ладно, бог с ней. Хорохорюсь, а самому страшно - вдруг и правда эти детские страхи возьмут ни с того ни с сего да и подтвердятся? Иногда до того припрет - боюсь из дому выходить, вдруг все разом перестанут притворяться, будто они просто по делам идут или так гуляют, возьмут и начнут тыкать в меня пальцем и в глаза смеяться, мол, "эка мы тебя, голубчик, провели". Но теперь я не боюсь, надоело бояться. Хватит, нужно все выяснить раз и навсегда, чтоб никаких вопросов. Я почему к вам, Марк Васильевич, к вам именно обращаюсь - ведь я мог и у Елены спросить, или у Гоголя-Моголя. В конце концов, мог бы и у Доктора выяснить. Но они добрые - могут соврать. Скажите же мне прямо сейчас.

Анатолий (мягко, успокаивающе). Что же я вам скажу?

Богданов. Признайтесь, что все вокруг, весь мир - это сплошная инсценировка, пьеса.

Анатолий. Почему инсценировка, да и чья?

Богданов. Вот это я не знаю - почему да чья. Но чувствую - определенно спектакль. Потому что естественная жизнь в таком виде невозможна.

Анатолий. Не понимаю, что вас не устраивает.

Богданов. Не хотите, значит, прямо сказать. Я знал, что прямо никто не скажет, потому и не спрашивал никогда. Я даже метод разработал специальный. Думаю, выберу человечка прямо из толпы, любого наугад, прижму где-нибудь - он и признается. А один раз, даже стыдно сказать, идея у меня появилась. Остроумная, но ужасная. Мысль мелькнула: раз они живыми существами прикидываются, то, значит, они на самом деле и не живые, значит, и смерти для них нет. Как бы, думаю, проверить такое предположение? (Анатолий отшатнулся.) Не бойтесь, Марк Васильевич, это я так - чисто теоретически. Я ведь знаю, что и мертвым уготована своя роль. Так что с них взятки гладки. Но вы-то будете утверждать, что небо - потому что синее, что вода - потому что влажная, и весна - потому что март. И отсюда, мол, все, чему положено, то и происходит естественным ходом событий, следовательно, и существует. Так как же: существует или ангажировано?

Анатолий. Существует.

Богданов. Ага, не прижал я вас, значит. Вы поймите, насколько важно знать правду - иначе ведь трагедия может случиться. Я вам одну историю расскажу, про мальчика и дяденьку. В одной хорошей семье родился мальчик. Очень обрадовались родители ребенку, а особенно тому, что мальчик. Дело в том, что шла война и мужчин стало не хватать. Рос мальчик ни быстро ни медленно, а так - в соответствии с питанием. Родители очень любили сына, но еще больше они любили одного дяденьку. А почему дяденьку любили - не знаю, но хвалили и очень почитали. Например, принесут домой хлеба, сядут кушать и обязательно скажут спасибо тому дяденьке, что хлеб вкусный. Или купят мальчику обнову и обязательно дяденьку добрым словом помянут. Рос и рос мальчик, пошел в детский сад. А там нянечки добрые, ласковые. Очень детишек любят, но еще больше любят того самого дяденьку, да так сильно любят, что прямо с утра вместе с детишками песни благодарности дяденьке поют. А уж по праздникам - вообще радость. Родители мальчика на руки берут и напоказ дяденьке несут. Увидел мальчик дяденьку и тут же убедился, какой он сильный и могучий, словно орел степной, в погонах и с усами. А после - знакомые дома соберутся, еды принесут и все вместе этого дяденьку за столом любят и чтут. Вырос мальчик, пошел в школу, совсем стал самостоятельный. Лучше всех стих про дяденьку выучил и громко прочел. Учительница от радости плакала и хвалила дяденьку. Полюбил мальчик дяденьку, как своих папу и маму, и даже больше. И еще лучше стал расти-подрастать. Но тут случилась беда. Шел мальчику восьмой год, и вдруг умер дяденька. Черным-черно от горя стало. Заплакали папа и мама, заплакали знакомые, заплакала учительница. Но мальчик не заплакал, а пошел в чулан, отыскал там дедовский кожаный ремень, завязал его вокруг шеи и повесился. Вот такая грустная история, Марк Васильевич. Теперь отвечайте мне: могло ли такое произойти в естественном мире?

Анатолий. Нет.

Богданов. Именно, не могло! Ведь это же бред, фарс, игра. Какой уж тут свет?! Ну, зажжем свет, Марк Васильевич, и что? Все прояснится? Что же, давайте попробуем. Но я боюсь, вы мне какой-нибудь фортель приготовили.

Анатолий. Какой фортель?

Богданов. Делает вид, будто не понимает.

Анатолий. Не понимаю.

Богданов. Хитро! А вдруг при свете выяснится, что вы вовсе не Марк Васильевич?! Я даже точно думаю - так и будет. Да, да (ищет впотьмах выключатель). Сейчас проверим, существует или ангажировано.

Инженер в поисках выключателя забирается на вешалку и там запутывается среди одежды. В этот момент открывается дверь и появляются Елена и Доктор.

Елена (бросается к Богданову). Что же ты, Коленька? (Вместе с Доктором стаскивают инженера с вешалки и укладывают на диван).

Доктор (дает таблетку инженеру и возвращается к Анатолию). Отойдем. (Закуривает.) Вы откуда здесь?

Анатолий. Понимаете, я хотел предупредить Елену...

Доктор. О чем?

Анатолий. Ну... что Богданов... что он не совсем здоров.

Доктор. И как же он не здоров?

Анатолий. У него... Он сумасшедший.

Доктор. Откуда же такой диагноз?

Анатолий. Он состоит на учете в психдиспансере, у него какой-то синдром.

Доктор. Синдром - это правильно. Но почему вы решили, что он сумасшедший?

Анатолий. Извините, я, может быть, слишком резко выразился.

Доктор. Не то слово.

Анатолий. Вы бы послушали, что он мне здесь говорил.

Доктор (заинтересованно). Так-так-так. (Анатолий колеблется.) Это хорошо, что вы не решаетесь сходу о таких личных вещах. Но вы не стесняйтесь, мне можно. Я ведь ему добра желаю.

Анатолий. Он сказал, что все, то есть абсолютно все вокруг - это сплошная...

Доктор. Мистификация.

Анатолий. Да. У него страшная мысль, что все вокруг его обманывают. Понимаете, ему кажется, что окружающие что-то знают такое, чего ему не рассказывают. Я даже представил себе, и мне стало страшно... И еще, он рассказал историю, горькую. Я не знаю, могло ли такое быть?

Доктор. Про дядю и мальчика?

Анатолий. Выходит, вы тоже знаете!

Доктор. Знаю, я же работаю в психиатрической больнице. Там я и познакомился с Колей.

Анатолий. Когда?

Доктор. Восемь лет назад.

Анатолий (возмущенно). Вы все знали? Знали и не могли предотвратить!

Доктор. Что предотвратить?

Анатолий. Да ведь ему не надо было выступать совсем, ведь это же крах для него, провал!

Доктор. Провал. (Глубоко затягивается, тушит сигарету.) Понимаете, это был у него шанс. Ему так нужно было победить, для него самого же в первую очередь. Это лучше всяких лекарств. Кто же знал, что у вас там такое зверье? Я и вас, Анатолий, специально тогда изучал. Смотрю - мужик вроде нормальный, не заторможенный. Да и Коля все повторял: "У них там профессионалы, обязательно разберутся". Разобрались. (Затушил сигарету.) Ладно, я пойду к ним. А вы уходите. Елена очень не в себе и черт те чего может вам наговорить. А это будет несправедливо - вы, Анатолий, человек хороший, только молодой. Прощайте.

 

Картина восьмая

Институт. Отдел профессора Сыровягина. В комнате Анатолий и Калябин. Работают. Входит Мозговой.

Мозговой (прямо подходит к Калябину). Здравствуйте, дорогой Виталий Витальевич.

Калябин (после разгромного обсуждения Богданова у него приподнятое настроение). А, Михаил Федорович! Здрасьте, здрасьте. Где это вы гуляете в рабочее время?

Мозговой (трагически). Я, Виталий Витальевич, не гуляю, я радио слушаю.

Эти слова привлекают внимание Анатолия, и он с интересом поворачивается к коллегам.

Калябин. Странная мысль.

Мозговой. Чего же тут странного? Радио - важнейший источник правдивой информации. Более того, я бы сказал, радио - это в некотором смысле инструмент исследования наподобие микроскопа или телескопа, и даже еще мощнее. Спасибо Попову за прекрасное изобретение. Сколько открытий мы сделали с помощью его, а сколько предстоит сделать?! Голова кругом идет. А вот, представьте себе, наверно товарищу Попову - ох, как мешали, палки в колеса совали, рогатки там разные бюрократические расставляли. (Начинает коверкать слова.) "Не могет быть",- возражали оппоненты, - "как это, понимаешь, передача слов на расстояние без всякой проволоки? Не-е, без проволоки - никак, беспроволочный телеграф - енто ж утопия, к тому же и вредная для российской промышленности. Куды ж мы проволоку девать будем?" - кричала царская профессура, купленная с потрохами руководящими классами. Так бы, глядишь, все и прикрыли, да тут, к несчастью, этот паршивенький итальяшка выискался, да-с, Макарони. Заграница подвела. (Калябин насторожился.) Да (притворно), Виталий Витальевич, просто обидно, что так происходит. Работаешь, не покладая рук, живешь делом, жизнь тратишь на него, и вдруг - бац, на тебе. А все эти средства информации. Завалили нас, понимаешь, фактами, не успеваешь разгребать. Я вот думаю, как было бы полезно все заграничные журналы собрать да и сжечь. И не только журналы, все уничтожить: коммуникации, связь, телексы эти, и телевидение. Вот тогда бы жизнь эпикурейская пошла: возлегай себе на мраморе, сочиняй трактаты, законы, уложения.

Калябин. Вы так говорите, будто что-то подразумеваете.

Мозговой. К несчастью, к великому сожалению, должен признаться - да, подразумеваю, очень многое подразумеваю, а говорю так непонятно, чтобы мозги ваши напрячь, оживить. А то с размягченными мозгами вы и не поймете, какое слово зачем употребляется. Представьте - приду я и скажу вам прямо в лоб: десятый спутник Сатурна открыли. Вы же скажете: "Чепуха", "не могет быть", и факту никакого значения не придадите. Да и что такое - голый факт? Его как хочешь можно понять и вывернуть, да он никому не нужен, этот голый факт, с ним ничего и не сделаешь...

Калябин. Подождите, что за выдумки? Какой десятый спутник?

Мозговой. Вот именно, что выдумки. Выдумки - если бы я просто вам сказал, что французы спутник открыли. А я ведь не зря про беспроволочный телеграф. Историю не только знать надо, ее надо и любить. А вы, Виталий Витальевич, не любите историю, чувствую, не любите.

Калябин (вскакивает со стула). Шутки у вас дурацкие!

Мозговой. Какие уж тут шутки. Да вы сами можете убедиться. (Смотрит на часы.) Сейчас будут последние известия, сходите к профессору, у него транзистор есть. Кстати, ему тоже будет интересно.

Калябин выскакивает из комнаты.

Анатолий. Неужели спутник открыли? (Мозговой утвердительно кивает головой.) Тот самый, десятый?

Мозговой. Тот самый, Богдановский!

Анатолий. Но это же какой-то бред!

Мозговой. Вы еще скажите, происки темных сил или чья-то злая воля.

Анатолий. Нелепо, как нелепо.

Мозговой. Полная и окончательная победа инженера! А мы хороши - графоман, сумасшедший, дилетант. Вот вам и дилетант. Нет, земля наша еще очень плодовита гениями-самоучками. Не зря я за него душой болел, переживал. Да, да, очень переживал. Даже факт болезни скрыл. Получается, что и я за правое дело посильно боролся... Анатолий. Перестаньте, вы же понимаете, что это совпадение. Мозговой. Да, совпадение, ну и что? Кто докажет? Кто разберется? Калябин? Профессор? Безграмотны. Только мы с вами (переходит на шепот). Но ведь мы никому не скажем!

Стук в дверь. Не дожидаясь ответа, дверь открывает и появляется офицер милиции.

Чернопятов (вежливо). Отдел профессора Сыровягина?

Мозговой. Суровягина, а что угодно?

Чернопятов (протягивает красную книжицу). Лейтенант Чернопятов. Я бы хотел задать несколько вопросов.

Мозговой (легкомысленно). Но в какой связи?

Чернопятов. Можно все-таки я задам вопросы? (Проходит к свободному столу, кладет папку.) Вы когда видели профессора в последний раз?

Анатолий и Мозговой переглядываются

Анатолий. Вчера.

Чернопятов. У вас паспорта с собой? Давайте-ка я перепишу ваши данные. Так, значит, вчера. (Берет документы, переписывает и одновременно спрашивает.) А вы (к Мозговому)?

Мозговой. Вчера видел, а сегодня - кажется, утром, впрочем, я ему не сторож. Вам бы лучше на вахте спросить.

Чернопятов. Да, да, спросим. Ну, а как он был вчера? Вы ничего странного не заметили в его поведении?

Мозговой. Вообще-то в последние дни мы были все взволнованы. Впрочем, это все наши научные дела, кометы, планеты...

Чернопятов. Хорошо, науку пока оставим. Вы не удивляйтесь, пожалуйста, моему вопросу, но это очень важно. Что может означать для профессора слово "сирень"?

Мозговой (в замешательстве). Сирень? Но причем здесь сирень?

Чернопятов. Значит, не знаете?

Мозговой. Да нет, это всем известно, у профессора аллергия на сирень. Но что случилось?

Чернопятов (что-то записывает в блокнот, потом долго, изучающе смотрит на ученых, и наконец сообщает). Два часа назад профессор Сыровягин скончался от тяжелого увечья. Умирая, профессор повторял одно слово - "Сирень".

Мозговой присвистывает.

Анатолий. Как же так - увечья? Отчего? Где?

Чернопятов. В метро. Обстоятельства гибели не ясны. Не удержался на платформе и упал под поезд. Его слегка протянуло по платформе. Возможно, кто-то случайно толкнул. В общем, пока ничего не ясно. Я бы хотел осмотреть его рабочее место.

Появляется Калябин. В руках у него разбитый всмятку транзистор профессора. Вопреки нанесенным повреждениям из транзистора сквозь потрескивания слышится веселая музыка. Все застывают в недоумении.

 

Картина девятая

Квартира Богданова. Из репродуктора доносится та же музыка, что и из разбитого профессорского транзистора. На диване лежит хозяин. Он спит нераздетый, накрытый пледом. Сон инженера удивительным образом переходит в свою противоположность. Ему зябко, он встает, закутываясь пледом. Выходит на улицу. Здесь для него приготовлен сюрприз. Огромный, с рыжими космами, раскаленный шар парит в высоком, покрытом редкими барашками небе. Под синим сводом раскинулся огромный город с изнывающими от зелени бульварами и проспектами. Он задирает голову вверх, подставив бледное от долгой зимы лицо светлым потокам солнечных лучей. Они пробираются в морщинки, протискиваются сквозь красноватую двухдневную щетину, приятно щекочут кожу. Богданов улыбается и сквозь ресницы разглядывает Солнце. Багровыми кругами в глазах лопаются колбочки и палочки, а после Солнце превращается в темную синюю дырку на белесом небе.

Богданов (шепчет). Как хорошо.

Он долго стоит, как мальчуган, удивляясь благородству системы мира. Он ощущуает ее разом, всю, от центральных магматических слоев до самых дальних горизонтов Вселенной. Он принимает ее законы уже потому, что сам является ее неотъемлемой частью. Здесь хорошо, здесь стоит жить. Здесь миллион лет кажутся вечностью.

Богданов. Интересно, а разумна ли Вселенная, которая хочет понять самое себя?

Вдруг его задевают за плечо. Он оглядывается и видит вокруг множество прохожих. Некоторые катят впереди себя детские коляски и не замечают инженера.

Богданов (кричит). Постойте! Посмотрите вокруг себя, вон трава, вон деревья, а вон черные умные птицы.

Богданов подбегает к прохожим, пытается обратить внимание на открытое им чудо, но они по-прежнему его не замечают. Вдруг он заглядывает в детские коляски и обнаруживает, что в них пусто.

Богданов. А где же ваши дети? (Подбегает к другим.) Где ваши дети?

Мужчина с воздушным шариком ( выходит вперед). В чулане.

Богданов (вскрикивает, будто что-то вспоминая). Как?!

Страшная догадка мелькает в воспаленном мозгу инженера. Он зашатался, и чтобы не упасть, хватается за дерево. Но дерево не держит его, оно сгибается, как свернутый рулон картона. Богданов смотрит на свои ладони - они перепачканы коричневой гуашью. Люди обступают инженера и с интересом разглядывают его действия.

Богданов. Смотрите! Это все не настоящее. Все ангажировано! (Снова что-то вспоминает.) Вы что же, думаете, и ремни в чуланах из бумаги? Пустите меня! (Пытается выбраться из круга.) Мне нужно домой, пока не поздно, я должен спасти его! И вы идите скорее домой, я вас уверяю, они настоящие, из свиной кожи! (Мечется, не находит просвета, останавливается.) Я знаю - вы тоже не настоящие! (кидается прямо на живую изгородь).

В последний момент люди расступаются и он убегает. От скорости все смазывается: дома, улицы, машины - все проносится, как декорации в огромном павильоне под синим куполом неба. За спиной раздаются голоса.

Голос из толпы. Не-е, не успеет, у нас с общественным транспортом перебои.

Другой голос. А может, успеет? Вишь, как быстро бежит.

Наконец он добрался до своего дома, вбегает в квартиру, исчезает в кладовке. Потом появляется с кожаным ремнем. Растягивает его, пробуя на прочность. Появляется Гоголь-Моголь.

Богданов (без удивления). На, возьми - он настоящий. Или нет, я лучше выброшу сам. (Исчезает, появляется с пустыми руками.) Ты как здесь оказался?

Гоголь-Моголь. Дверь открыта.

Богданов. Ну, ну.

Гоголь-Моголь. Мне Елена сказала: зайди, мол, проведай. Вот витаминчиков принес (протягивает сетку с яблоками), яблоки антоновские.

Богданов. Зачем тратился, Гоголь? Спасибо, конечно, но при моей болезни разве яблоками вылечишься? (Берет яблоко, нюхает.)

Гоголь-Моголь. Да брось - какая твоя болезнь, так, переутомление. А отчего переутомление? Как раз от недостатка витаминов. Ты не нюхай, а ешь, в них железа много. Нам как раз железа не хватает. Размягчаемся, нервничаем, на всякие второстепенные факты здоровье гробим... Ох и случай у нас сегодня произошел! Сколько работаю в метро, а такого не припомню. Въезжаем мы с моста на станцию. Смотрю - мужик на самом краю платформы стоит. Мне еще помощник говорит: "Глянь - чудило как стоит!". Я, конечно, просигналил на всякий случай. Мне даже показалось, мужик отступил. Когда пролетали мимо, я ему рукой показал, чего и где у него не хватает. А когда остановились, слышу - шум, гам, дежурная красный подняла. Представляешь, Коля, этот мужик таки свалился. А чего, спрашивается, подлез? И народу-то было так себе. Чего спешить? Вот тебе и поспешил. Ну, скажи, Коля, как с такими людьми всеобщее равнодействие осуществить?

Богданов. Так что - погиб он или нет?

Гоголь-Моголь. Убился насмерть.

Богданов (заинтересованно). А как он выглядел?

Гоголь-Моголь. Ничего особенного, интеллигент.

Богданов. Нет, я имею в виду - там, на платформе - как он?

Гоголь-Моголь (удивленно смотрит на инженера). Я не рассматривал. Вообще не люблю таких картин.

Богданов. Умер, говоришь?

Гоголь-Моголь. Умер, умер. Хватит об этом. (Взял себе яблоко, громко надкусывает.) Коля, ты не знаешь, когда эта проклятая зима кончится?

Богданов. Зима? Разве на улице зима?

Гоголь-Моголь. Я в переносном смысле. Ну, чем наша весна не зима?

Богданов. Тяжело мне, Гоголь. Ты не уходи, ладно?

Гоголь-Моголь. Я и не собирался. Не беспокойся. Вот чайку поставим. Ты не грусти, черт с ним, с этим выступлением. Ты свое дело сделал, а истина рано или поздно сторонников найдет себе. Главное, знай себе работай дальше на благо отечества - ведь ты талант, Коля, пойми, прочувствуй. (Инженер протестует.) Знаю, знаю, начнешь сейчас скромничать, отказываться, мол, какой я гений. А я и спорить не буду, меня агитировать не надо, я уж пожил среди людей, разобрался, что к чему. Меня теперь не проведешь. А то распишут - и такой, и сякой. И все он предвидел, и все понимал по особому, и в детстве на скрипке играл, и черт-те как не по-нашему мозги у него устроены. Чепуха. Просто мужик был нормальный, понимал все как надо, не приспосабливался, и сам не навязывался, и взглядов своих не навязывал. Жаль - немного таких людей. А почему? Потому что не верят себе, думают, чего бы такого на себя напялить, какую такую физиономию состроить, чтоб остальные в нем необычные преимущества заподозрили. Вот и ходят в масках с каменными лицами. Так и разыгрывают театр. Тот певец вылезет на сцену, глаза выпучит, щеки раздует, ручонками машет, ля-ля-ля - одним словом, стальное горло. А копни его глубже - все в себе поломал, жалко даже. Потом и придумывают: стили, течения, жанры. Чтоб каждому зверьку свою клеть. Ан нет - сказать просто, что все это дрянь, чепуха, выверт. Ты понимаешь, Коля, не верят в себя. Обидно. Я не знаю, кто это придумал, зачем? Наверно, энергетически выгодно. Понимаешь? Серость - это выгодно, потому что надежно. Другие из зала смотрят и думают: "Да и я могу так, даже еще лучше, раздувать щеки и к тому же еще ушами двигать".

Богданов. Уж больно ты строг к людям.

Гоголь-Моголь. Время такое строгое пришло, контрольный опыт начался, эпоха проверяемости. Еще пару сотен таких лет - и баста, поезд дальше не пойдет, просим освободить вагоны.

Богданов (настороженно). Кто опыт ставит?

Гоголь-Моголь. Кто? Ты, например, я, все мы. Вот пришел бы, например, тысячу лет назад кто-нибудь и объявил, что все вокруг есть субстанция воды и пламени. Поди его опровергни. Ведь он на слова наплюет, на аргументы только хмыкнет, мол, верую и все тут. Еще и школу философскую организует, последышей читать-писать по-своему научит. Они ж еще тысячу лет процветать будут, потому что проверить некому. Сейчас, конечно, по такому простому вопросу сомнений нет. Сейчас ему бы в двадцать четыре часа указали, где вода, а где пламень. Конечно, теперь с водой и пламенем никто и не суется. Сейчас посложнее накручивают. Какая-нибудь классификация населения годков сто продержаться может, а потом розог пропишут. А вот наступит полная проверяемость, тогда в реальном времени мыслить придется. Тогда уж двигай ушами, не двигай - без толку, катись на свалку истории. Здесь и выйдут наперед нормальные люди, которым прикидываться противно.

Богданов (улыбаясь). Ох, не знаю, как тысячу лет назад, а сейчас вода и пламень очень злободневны.

Гоголь-Моголь. Что ты имеешь в виду?

Богданов. Я имею в виду, что чайник поставить надо.

Гоголь-Моголь спохватывается, замечая в руках чайник. Уходит и через некоторое время возвращается.

Богданов. Как твой трактат о всеобщем равнодействии?

Гоголь-Моголь. О, это бомба! Только тяжело идет, информации не хватает.

Богданов. Но ты давай, поспешай.

Гоголь-Моголь. А чего спешить? Я уж опоздал, теперь лет через сто только и напечатают.

Появляется Доктор. Он очень возбужден.

Доктор (размахивает газетой). Есть, есть спутник, десятый спутник! Вот смотрите, читайте. (Читает, пропуская неважное.) Так, вот, французский астроном Одуэн Дольфюс открыл десятый спутник Сатурна. Спутник назван именем древнегреческого бога Януса.

Гоголь-Моголь выхватывает газету, читает.

Богданов (спокойно). Так и должно было случиться.

Гоголь-Моголь (подбегает к инженеру, обнимает, целует). Люди, люди! Все-таки есть правда на свете, а! Есть высшая справедливость, туды ее в качель! Нет, ну как же так, вот судьба - злодейка, чертовка: еще вчера в грязи, растоптан, унижен, во второй сорт зачислен, чуть ли не графоманом назван, и на тебе - вдруг такой взлет, ай-яй-яй, высоко же ты взлетел, нас, наверно, маленьких человечков, оттуда и не разглядеть? Ну, ну, я же шучу, это я так, для образности, для пространственного восприятия твоего научного подвига, я же знаю тебя - ты наш, Коля, наш полностью, что там медные трубы, понимаешь, мы и не такое стерпим, дай я тебя еще поцелую (лобызается). А эти, горе-ученые, официальные апологеты, как они в ту самую лужу и сели! (Делает овратительную гримасу.) Захватили власть, сукины дети, ни тебе в журнал, ни тебе докладов, сидят по редакциям, толстые зады наедают под покровом научной тайны, мнят себя благоустроителями Вселенной; вот они-то и есть дети своих отцов-теоретиков, непроверенных научным опытом гениев и пророков, самых что ни на есть кровавых графоманов...

Появляется Елена. Гоголь-Моголь бросается к ней, дает газету.

Гоголь-Моголь. Царица наша, прочти и возрадуйся.

Елена читает. Но из глаз ее не исчезает какая-то глубокая непреодолимая печаль. Она садится на диван и молчаливо наблюдает, как гости накрывают на стол. Приносят чайник. Инженер достает бутылку шампанского. Гоголь-Моголь вываливает из сетки яблоки на стол. Ее опять усаживают во главе. Чокаются, выпивают за победу.

Богданов (к Гоголю-Моголю). Вот ты говоришь, железа много в яблоках. А откуда это железо?

Гоголь-Моголь. Как откуда? Из почвы, естественно, корнями вытягивается, по стволу, по веткам в яблоко попадает. А после я его откусываю (откусывает яблоко), и внутрь заглатываю, и все в себе растворяю (довольно улыбается).

Богданов. Все правильно, растворяешь. Ну, а в почве откуда железо?

Гоголь-Моголь. Накапливается от времени, из отходов разных, металлолома (смеется). Вон трубопровод, знаешь, как гниет, ржавеет. У нас недавно прорвало, неделю воды горячей не было...

Богданов. Подожди насчет воды. Ну а раньше, когда трубопровода не было?

Гоголь-Моголь. Это что же, до римской империи?

Богданов. Ну, например.

Гоголь-Моголь. Хм, в земле залегало, в природном состоянии. Но ты, конечно, спросишь, откуда в земле? Так я тебе отвечу, я читал, ты не думай, что я совсем темный, крот подземный. Вся Земля наша образовалась из протопланетного облака первичного вещества. (Задумывается.) Хм, а откуда оно появилось в первичном веществе?

Богданов. В том-то и дело, что вещество это не первичное, а уже бывшее в употреблении!

Гоголь-Моголь. Как так?

Богданов. Сейчас доподлинно известно, что в первичном веществе никакого железа не было. А железо может получаться только внутри звезд. Звезды сгорают, потом взрываются, и железо попадает в допланетное вещество, а из него уже и Земля сотворилась. Выходит, это железо, которое мы с яблоком глотаем и которое в нас содержится, прежде обязательно было в какой-нибудь звезде.

Доктор. Следовательно, мы состоим из звездного вещества!

Гоголь-Моголь. Ура, мы - звездные люди, дети звезд!

Елена (грустно). Неужели это правда? И я, и Гоголь-Моголь, и Доктор - все мы дети звезд? Правда, Коля?

Богданов. Да, истинная правда.

Елена. И все остальные люди тоже?

Богданов. Да.

Гоголь-Моголь. Друзья, как здорово много знать, я люблю много знать. Знать - это почти что любить. Да, да, я не верю в любовь без знания. Черт возьми, хитро получается. Ведь мы же, получается, все как братья. (Задумывается.) Я представляю, как тут лирически все можно вывернуть. Я раньше думал, почему люди с такой тоской смотрят на звезды? Теперь понял: это в нас внутри атомы шевелятся по своей родине, по своим родным краям. (Цокает языком.) Красиво. Нет, каково, скажи, Доктор - красиво?

Доктор. Конечно, красиво. Я теперь понял, почему ты тоску навеваешь на меня.

Гоголь-Моголь. Ладно, не задирайся. (Смотрит на Елену.) Елена вот сегодня почему-то грустная. Что с тобой, чего теперь грустить? Вам теперь с Колей прямо вперед смотреть надо. Жизнь устраивать на новый лад.

Елена (пытается улыбнуться). Что ты, разве я грущу? Мне ужасно весело.

Гоголь-Моголь. Нет, я вижу, тебя что-то гнетет.

Доктор. Не приставай к человеку. Видишь, человек устал. И как тут не устать - столько всего навалилось. Эх, вам бы, ребята, сейчас отдохнуть деньков двадцать в пансионате. Правда, поехать бы куда-нибудь, обстановку сменить. А то, видишь, радость уже не в радость.

Елена (меняется, встает). А что, поедем, Коля, куда-нибудь к морю, прямо завтра же. Все бросим, я целый год моря не видела. Море и звезды, и мы одни, чтоб никого не видеть, а только вспоминать. Нет, и вспоминать никого не будем. Будем одни с нашим железом и звездами.

Богданов. Но как же рукопись? Нужно довести теперь до конца.

Гоголь-Моголь. Да брось, теперь чего волноваться, теперь пусть они там сами волнуются. Представляю, как этот профессор приползет, - простите, мол, извините, ошибочка вышла, не разобрались по темноте нашей... (Доктор и инженер смеются.)

Елена (серьезно). Не приползет.

Гоголь-Моголь. А я говорю - приползет, если не дурак, а ведь не дурак, раз профессор. Он еще в соавторы к Коленьке напрашиваться станет. Слушай, Коля, ну возьми ты его в соавторы, что тебе, жалко? Ты еще десять таких теорий изобретешь. Да и этого паренька, Анатолия, очень он мне понравился. Очень мы с ним тогда душевно, насчет равнодействия... Нет, впрочем, его не бери. Он вроде сам мужик умный. Из него может толк выйти, если рутина не засосет.

Елена не принимает возражений Гоголя-Моголя. Она чем-то озабочена, будто постоянно что-то там внутри себя ищет, перебирает, но никак не находит. Это видно хотя бы по тому, как нервно блуждают ее руки, словно ищут какого-то равновесного удобного состояния. Она то одергивает платье, то потирает висок, поправляет прическу, то вдруг сильно сжимает руки. Раздается звонок. Елена вздрагивает. Гоголь-Моголь идет встречать и возвращается с вытянутым лицом.

Гоголь-Моголь. Там... Этот...

Елена (не выдерживает). Да кто там?

Гоголь-Моголь. Призрак.

Появляется Марк Васильевич Разгледяев.

Елена (удивлена, будто ждала кого-то другого). Ты?

Разгледяев. Я низменно прошу прощения. У вас праздник.

Воцаряется неловкое молчание. Наконец сам Богданов первым сбросил оцепенение и вопреки условностям пошел навстречу гостю.

Богданов. Ничего особенного. Проходите, у нас тут действительно что-то вроде...

Разгледяев. Знаю, знаю, чего там. Конечно, такое событие нужно отметить. Разрешите пожать руку (трясет Богдановскую руку). От всей души. Конечно, получается, как это вдруг: я - и от всей души. Ну уж, знаете, такой факт. Как говорится, перед наукой все тлен. И такое открытие, что ей-богу!

Богданов. Конечно, конечно. Ну что ты, Елена, так смотришь на меня? Вот, право же, не знаем мы еще человека, не ведаем, в чем его сила. А сила, может быть, и есть в том, чтобы признать свою слабость, суть свои заблуждения.

Разгледяев. Абсолютно здесь признаюсь. Растоптан совершенно, и поделом мне. Да, да, растоптан вашим великим предсказанием.

Елена (зло). Что тебе надо?

Богданов. Ну что ты, Елена, зачем так? Человек сам пришел. Присаживайтесь, здесь есть что выпить.

Разгледяев (берет бокал, подставляет под шампанское, но не садится). Да, официально заявляю, заблуждался. Конечно, я мог бы себя оправдать, хоть отчасти. Большое, как говорится, видится апостериори. Да и вообще, что я? Разве специалист? Смешно сказать, гуманитарий, мог ли предвидеть, если сами профессионалы маху дали. Нет, ей-богу, сами судите, приходит совершенно неизвестный научному миру человек, абсолютно аматор, и предсказывает десятый спутник Сатурна. Да как я могу судить, если абсолютно профан? Ну, положим, что звезда такая, Сатурн, есть - я слышал, и то, кстати, не обязан, а так, в силу общей культуры. Да, что такая комета есть, положим, я знаю, но отчего я должен знать, что у нее должны быть какие-то там спутники? Вы говорите - десятый. Да по мне - хоть двадцатый. Я, извиняюсь, специалист в другом роде. Конечно, не скрою, Николай... извиняюсь...

Богданов. Степанович.

Разгледяев. Дорогой Николай Степанович, конечно, была у меня определенная антипатия. Ну, тут меня понять можно, все-таки личные мотивы нужно тоже учитывать. Теперь-то я понимаю, что низок был, нелеп. Примитивный эгоизм проявлял. Со своей несчастной любовишкой вознамерился сопротивляться, извиняюсь, даже соперничать с таким человеческим светочем, с возвышенной духовной связью между вами, Николай Степанович, и моей супругой...

Елена. Коля, прогони его! Он какую-то гадость задумал.

Разгледяев. Конечно, теперь меня как собачонку прогнать можно. Что же, гоните, хотя я - из лучших побуждений, только засвидетельствовать свою полную низость. Но, ей-богу, искренне каюсь, вот даже обнять могу, если позволите. Совершенно ведь зла не таю. Зло - оно откуда берется? Зло от невежества, а теперь я прозрел. Не сам, конечно, под действием обстоятельств, посредством, так сказать, всесоюзного радио. (Выпивает шампанское и приготовился обнять инженера.) Позвольте, в знак полного примирения...

Елена (кричит). Коля, не смей!

Разгледяев. Да что здесь такого?

Богданов (нерешительно к Елене). Действительно, Елена.

Гоголь-Моголь и Доктор в полной растерянности наблюдают за всей этой каруселью. Разгледяев обнимает инженера. Елену передергивает.

Разгледяев. И ничего страшного. Теперь и мне легче на душе. В такой день и меня удостоили. А ты, Елена, говоришь, я гадость задумал. А чего теперь вам бояться? Вам теперь все трын-трава. Вы победители. Вон какая у вас славная компания. Вы теперь кого угодно раздавите. Конечно, я в переносном смысле. Что же ты сердишься, Елена? Каково мне стоять здесь перед вами и признаваться в своей глупости? Ты же хотела меня осрамить, вот я и исполняю свой долг и торжественно заявляю в соответствии с нашим уговором.

Богданов. Каким уговором (оглядывается)?

Разгледяев. Право, Николай Степанович, совершенно маленький вопрос. Даже не знаю, стоит ли, такая мелочь. Да и Елена вот уже совершенно забыла.

Богданов. Нет, объясните, пожалуйста.

Разгледяев. Раз вы настаиваете, - но, право, такая мелочь, я единственно, чтобы объяснился мой приход и все эти признания. Тут, право, один лишь долг чести и не более того. Правда, разве этого мало? (Смотрит на Елену, потом на инженера. ) Не надо волноваться, вы еще, не дай бог, подумаете, что здесь заговор или, хуже того, спор. Просто это мы с Леночкой договорились послать вашу рукопись в институт...

Елена. Нет, этого не было!

Разгледяев. Ну как же, вспомни, ты еще сказала: "Если Колю признают, ты за свои слова перед ним извинишься".

Богданов (к Елене). Правда?

Елена. Все было не так. Слышишь, никакого уговора не было! Он лжет.

Разгледяев. Я - лгу? Тогда ответь сейчас при всех: от кого ты узнала об институте?

Елена. Какая разница.

Разгледяев. И правда, какая в конце концов разница. Такой торжественный день, а мы грыземся по мелочам. Вокруг-то, оглянитесь, весна. Правда, погода мерзкая, а все же чувствуется брожение молодых соков. Вот-вот из слякоти и грязи прорастет новая неведомая жизнь. В такую пору не хочется умирать. (Делает паузу.) Нет, весной умирать обидно. Именно обидно, что все только начинается, а тебе говорят - хватит, все это не для тебя, дружок. И пока ты мертвый там лежишь в неудобной позе, над тобой земля расцветает, птички с песнями размножаются, человеки клейкими листочками любуются. Несправедливо.

Гоголь-Моголь. Ох, ваша правда, очень несправедливо. Вот у нас сегодня, понимаешь...

Богданов (к Разгледяеву). Постойте, что это вы о смерти?

Разгледяев. Я бы и рад не говорить о таких скучных вещах, но что делать, так и лезет на язык, будто кто-то специально подталкивает. И вроде не хочешь огорчать окружающих, но так и подмывает...

Доктор. Выражайтесь яснее.

Разгледяев. Нет больше вашего злейшего оппонента, профессора Суровягина!

Богданов. Вы шутите?

Разгледяев. Погиб. В метро под поезд свалился.

Гоголь-Моголь задрожал от нетерпения и принялся оглядываться по сторонам. Доктор закуривает, а Елена опускает голову, закрывает лицо руками.

Богданов. Как же так?

Разгледяев. Но самое неприятное не в этом. Существует мнение, что профессор вовсе не свалился, а его как бы подтолкнули под поезд. Компетентные органы уже начали расследование. (Упирается взглядом прямо в инженера.)

Богданов. Что вы так на меня смотрите?

Разгледяев. Я просто думаю - придет к вам следователь и спросит: "Гражданин Богданов, а где это вы были тогда-то и тогда-то?"

Богданов. Не понимаю - почему ко мне придет следователь? (Отступает назад.)

Разгледяев. Ну, это так, игра воображения; вы просто представьте, что вас спросили: где вы были сегодня около часу дня. Ваш ответ?

Богданов. Я, я... я спал, а впрочем, кажется, нет... Да, точно, я гулял, по городу... Знаете ли, такая погода, солнце, и люди с колясками... Расслабился немножко.

Разгледяев. Ну, что это за алиби? Вы спали или гуляли?

Елена. Все-таки с гадостью пришел. Коля, да он решил тебя оклеветать. Ах, какая гадость, какая гадость! Но ты просчитался...

Раздается грохот. Это инженер, свалил бутылку шампанского.

Разгледяев (продолжает напирать). Так с кем вы гуляли, где, в метро?

Инженер нагибается, пытается голыми руками собрать осколки. К нему бросается Доктор, помогает выпрямиться, но инженер вырывается.

Богданов. Да, я был один, совершенно один среди огромного количества организмов и растений. Таких, знаете ли, необычных, как будто из плотной бумаги (хватает вилку со стола, гнет), я их только слегка надламывал, но, кажется, никого не толкал. Слышите, я его не убивал! Слышишь, Елена, я не убивал!

Гоголь-Моголь. Да это я его убил! (Разгледяев с неодобрением смотрит на утописта.) Да, сегодня, но черт его дери, я же не знал, что он профессор! Вы что, не верите? (Смотрит на Елену.) Елена, подтверди. (К Богданову.) Мы же с ней тогда и встретились. (К Елене.) Скажи им, Елена, что под мой поезд свалился профессор. При чем же здесь Коля? Он никак не мог, да и убийства там никакого не было. Ну, что ты молчишь, Елена? Ты еще сказала: "Пойди к Коле, успокой его".

Наступает пауза.

Разгледяев. Ты? Ты там была? Елена (горько улыбаясь). Все правильно. Видишь, Разгледяев, ошибся ты малость.

Богданов (подкрался к Разгледяеву и, как слепой, ощупывает гостя). Здесь должна быть специальная защелка, "собачка" такая металлическая.

Разгледяев. Э-э, бросьте ваши штучки. Шут гороховый!

Доктор (обнимает инженера). Коля, не беспокойся, мы сами все сделаем, мы обязательно эту защелку на место поставим. А вы, уходите сейчас же (к Разгледяеву).

Богданов. Нет, пусть он останется. Нужно проверить наконец: существует или ангажировано!

Разгледяев подходит к Елене, потом резко поворачивается и уходит. С Богдановым совсем плохо. Доктор с Гоголем-Моголем укладывают его на диван. Вызывают скорую. Гаснет свет.

Картина десятая

Зажигается свет. Квартира инженера. Появляется Анатолий. Оглядывается, замечает полуоткрытую дверь в пустую комнату. Открывает дверь со скрипом настежь. На полу сидит Елена, вокруг разбросаны листки рукописи. Анатолий заходит, садится на пол рядом. Берет в руки листки, читает.

Скрипит несмазанный с допотопных времен навес. Шуршат разбросанные по полу аккуратно отпечатанные листки из частей, параграфов и глав. Елена похожа на куколку, брошенную уставшим от игры исполином. Она тихо плачет. Комната освещается через большое окно дармовыми квантами улицы. Проступают на стене две полосы - желтая и зеленая. Потянулась неровная линия вверх, закругляя овал мальчика. Но она нарисована не одним махом, как это делают профессионалы, а многими тщательными усилиями, состоящими из недлинных неуверенных штришков. Будто рисовавший очень хотел, чтобы получилось похоже, и все боялся, что не успеет запечатлеть, и от этого постоянно ошибался, потом поправлялся, делая очередной неверный шаг, отчаянно понимая свое бессилие, но не отступая от поставленной задачи. Самодельный уголек, краешек обгоревшей щепки, потрескивая и осыпаясь, оживал на стене щемящей проекцией неустанно терзавшего душу автора видения. Глаза мальчика, образованные двумя опрокинутыми навстречу друг другу сегментами и от этого казавшиеся подведенными как у актера немого кино, источают последнюю горькую мысль еще живого существа. Уже накинута на шею кривая черная полоса, уходящая под потолок. Наверное, чтобы ее нарисовать, пришлось тащить с кухни стол, а потом еще и приподниматься на цыпочки, опираясь левой рукой на стену. Теперь там виден отпечаток ладони инженера. Неужели не побороть вездесущее земное тяготение? Неужели не побороть, не остановить природное взаимное влечение тяготеющих масс? Неужели никто не зашевелится, не встанет с места, не приподнимется над своим страхом и не заорет дурным хриплым голосом, так, чтоб лопнули глухие перепонки очерствевшей души? Неужели сотрется еще одно имя, еще одна человеческая веточка, еще один волшебный узелок, связующий невидимую нить, протянутую в будущее людское братство?



Проголосуйте
за это произведение

Обсуждение повести:
Проголосуйте
за это произведение

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
226313  2001-01-30 22:51:36
- 5++++

226316  2001-01-31 02:10:21
Василий Пригодич http://prigodich.8m.com/
- Очень хорошая психологическая проза. Живы Федор Михайлович и Михаил Афанасьевич...

226679  2001-02-13 16:15:10
ТРИ
- После чтения "Графомана" - Прошло 13 лет, а ровным счетом ничего не изменилось. Грустно... Ну разве что самого Хлумова скачаешь по интернету :)

229104  2001-05-05 13:14:33
Dr. Leo Bode
- Владимир Хлумов "Графоманы" - талантливое произведение современной русской прозы. Автор владеет оригинальной стилистикой, тонким сатирическим стилем изложения и многоплановостью сюжета.

237895  2002-02-02 04:47:09
Имануил
- Очень еще хотелось бы сказать несколько слов об этой великолепной вещи. Я бы даже сказал, выдающейся. Такое надо не только читать на бумаге, но и иметь на книжной полке. Я распечатал для себя "Графоманов", потому что сразу понял вещь глубокая с тонкой психологической подоплекой. Стиль изложения не вызывает сомнений в том, что писал МАСТЕР.

237939  2002-02-04 13:41:23
Игорь Крылов
- Прочитал повесть ╚Графоманы╩ и. Понимая Вашу загруженность, все же рискну отнять у вас пару минут для короткого разговора. Я читал в юности (1981-1991г) очень много художественной литературы. Читал в том смысле, что не просто получал информацию и эстетическое удовольствие, но и пытался воспринимать произведение по тем законам, по которым оно создано. Попадались очень не простые вещи, латиноамериканцы, например, (Борхес, Маркес) и много других классических авторов, доступных в то время. Я представляю себе, что есть настоящее художественное произведение. Ваше произведение, при всем его художественном совершенстве, я бы рекомендовал читать совсем по другой причине. Причина - в его общечеловеческом гуманистическом содержании. И дело тут совсем не в том, что ученый не может быть писателем, а в том, что время писателей проходит. Конечно будут приходить новые поколения, которые будут интересоваться и данным видом время провождения, и возможно они найдут в художественной литературе те мысли, которые они не нашли в литературе специальной. Наверно литературная деятельность сохранится как часть человеческой культуры, но это не меняет сути - время литературы прошло. Она перестала быть чем-то большим, чем развлечением для интеллектуалов. Спекуляция на человеческих страданиях, выпестовывание пасынков своего душевного разора - не есть дело практическое, а есть - в чистом виде ИГРА. Получив удовольствие раз, хочется получить его снова. Но мое письмо вызвано не желанием предложить полемику относительно культурной значимости искусства. Меня заинтересовали именно идеи, которые получили свое воплощение в вашем произведении. Наверно правильно, что об этом Вы сказали именно в художественной форме, если говорить при помощи понятий, выйдет банально и графоманисто. Но можно если не объяснить природу явления, то хотя бы дать ее почувствовать. Что Вы и сделали. Вам как астрофизику близки так называемые ╚вечные╩ вопросы. Величие Космоса не может оставить равнодушным думающего человека. Перед ним рано или поздно встает вопрос о судьбе Человечества и о своей собственной роли во всем происходящем. А судьба Человечества может быть понята только тогда, когда решены глобальные всеобщие вопросы существования Мира.

238040  2002-02-06 13:34:11
Stierlitz www.alexejs.gmxhome.de
- Zamjechatjel'no! Kakoj tonkij jumor!

238187  2002-02-09 21:30:28
Paul Korry
- Великолепная вещь! Герои живые, сюжет динамичный, и заряд позитивный, главное; короче, браво!
Признаться, исходя из первой главы ожидалась не более чем плоская сатира, но на самом деле все оказалось несравнимо лучше. Всегда бы так, говоря о разном.

251601  2002-12-30 17:28:53
ВМ /avtori/hlumov.html
- Счастлив сообщить, что через 15 лет после написания, повесть "Графоманы" опубликована в журнале Подъем - журнале, в котором публиковался Андрей Платонов.(12,2002).

254638  2003-12-13 04:06:29
Игорь Ситчук
- Да. В жизни трагичное переплетается с комичным, а когда их переплетают при помощи мастерства, тогда и получаются вот такие повести. Обязательно познакомлюсь поближе с автором. Такое мог написать только зрелый и очень интересный человек. Спасибо.

271785  2007-02-23 16:38:54
-

284636  2008-11-12 11:15:26
АП
- Профессор перечитал фамилию отправителя - Богданов - и покачал головой. Фамилия ему тоже не понравилась. Петр Семенович вынул содержимое пакета и слегка оцепенел. Обычная рукопись, разве что, может поувесистее чем обычно. Но главная неприятность была в ее запахе. То есть вначале он еще не осознал, что резкий, внезапно появившийся запах сирени, неуместный для этого времени года, имеет своим источником заказную бандероль. Он даже оглянулся на дверь, потом посмотрел в окно, над которым нависали сосульки, и лишь потом принюхался к рукописи.

Здесь необходимо объяснится во избежание недоразумений. Петр Семенович страдал слабостью к запахам вообще. Там, где обычный человек ничего не почувствует, Петр Семенович может просто задохнуться. Говорили, что высокую чувствительность к запахам профессор выработал в результате интенсивного курения в молодости и последовавшего острого аллергического заболевания. Так что вполне возможно, запах бандероли был вовсе не таким уж и резким. Но все же в нем легко угадывалось буйное цветение теплых майских вечеров, тоска по которым заедает жителей наших мест бесконечными мартовскими буднями.

После первого приятного удара его голова стала наполняться вязкой сладковатой жидкостью вызвавшей легкое головокружение. Во избежание дальнейших осложнений Петр Семенович быстро спрятал рукопись обратно в пакет и рядом с директорской резолюцией надписал: младшему научному сотруднику Мозговому, рассмотреть в недельный срок.


Уважаемый Лисинкер, кажется это для Вас.

288965  2009-07-17 12:07:18
Ломоносовцы
- Ломоносовцы поздравляют Лауреата Ломоносовской премии МГУ 2004 года с Днём Рождения!
Удачи Вам, уважаемый Владимир Михайлович!

288966  2009-07-17 12:13:48
Сергей Герман
- ВМ

Владимир МИхайлович, с днём рождения! От всей души желаю -счастья, здоровья,творческих успехов, ну и конечно, чтобы -ПОНИМАЛИ!

288967  2009-07-17 13:32:35
Александр Волкович
- Желаю Вам, уважаемый, мэтр, ломоносовского здоровья и ломоносовского же, созидательного, космического горения!

288968  2009-07-17 14:47:01
Сорочинский А.В.
- Уважаемый Владимир Михайлович! С удовольствием присоединяюсь к поздравлениям коллег с днём рождения! Желаю Вам здоровья и гармонии с самим собой и окружающим миром. Во всяком случае с тем "лагерем", который Вы себе выбрали и с тем положением в духовной жизни общества, которое сейчас занимаете.Если к этому добавятся деньги в необходимом количестве, то будет совсем хорошо!

288969  2009-07-17 15:21:42
Василий Пригодич
- Дорогой Владимир Михайлович!

Почтительно присоединяюсь к почтительным поздравлениям. Обнимаю.

288970  2009-07-17 17:07:31
Антонина Ш-С
- Уважаемый Владимир Михайлович, присоединяюсь. Дай Вам Бог всего того, чего желаете себе.

288971  2009-07-17 21:18:14
В. Эйснер.
- Присоединясь к поздравлениям!

288972  2009-07-18 10:56:50
ВМ /avtori/lipunov.html
- Дорогие друзья,

спасибо за поздравления!

293310  2010-07-10 07:33:53
Ушкин http://antipushkin.ru/
- интересно

297191  2011-10-24 12:37:38
Л.Лилиомфи
- СЮРПРИЗ для Л.Л. от АП /

О, эти женщины. Ну, кто может их понять? эН лет прошло (где-то три-четыре года), - наткнулся на реплику от АП:

--

... Петр Семенович быстро спрятал рукопись обратно в пакет и рядом с директорской резолюцией надписал: младшему научному сотруднику Мозговому, рассмотреть в недельный срок... ... Уважаемый Лисинкер, кажется это для Вас.

--

А, понял-понял. Ничего не значит эта реплика. Так, ни о чём, семечки.

/ Нов-ск, 24 окт 2011 /

297195  2011-10-24 16:48:22
АП - Лисинкеру
- Профессор перечитал фамилию отправителя - Богданов - и покачал головой. Фамилия ему тоже не понравилась. Петр Семенович вынул содержимое пакета и слегка оцепенел. Обычная рукопись, разве что, может поувесистее чем обычно. Но главная неприятность была в ее запахе. То есть вначале он еще не осознал, что резкий, внезапно появившийся запах сирени, неуместный для этого времени года, имеет своим источником заказную бандероль. Он даже оглянулся на дверь, потом посмотрел в окно, над которым нависали сосульки, и лишь потом принюхался к рукописи.

Здесь необходимо объяснится во избежание недоразумений. Петр Семенович страдал слабостью к запахам вообще. Там, где обычный человек ничего не почувствует, Петр Семенович может просто задохнуться. Говорили, что высокую чувствительность к запахам профессор выработал в результате интенсивного курения в молодости и последовавшего острого аллергического заболевания. Так что вполне возможно, запах бандероли был вовсе не таким уж и резким. Но все же в нем легко угадывалось буйное цветение теплых майских вечеров, тоска по которым заедает жителей наших мест бесконечными мартовскими буднями.

После первого приятного удара его голова стала наполняться вязкой сладковатой жидкостью вызвавшей легкое головокружение. Во избежание дальнейших осложнений Петр Семенович быстро спрятал рукопись обратно в пакет и рядом с директорской резолюцией надписал: младшему научному сотруднику Мозговому, рассмотреть в недельный срок.


Лазарь Шлёмович дорогой, а что Вас не устраивает в этом отрывке? Замечательно ароматное начало романа. Разве это не для Вас? Разве запах сирени осенью для Вас семечки?;)

297196  2011-10-24 16:55:59
АП /avtori/popova.html
- Сегодня исполнилось 100 лет со дня рождения народного артиста СССР Аркадия Райкина.

297198  2011-10-24 17:33:05
Л.Лисинкер
- АП /

Алла Олеговна, там есть подковырка. Но не будем о грустном. Что касается СИРЕНИ, то Сиреневый туман (песня) - в моей ВЯЗАНКЕ ДРОВ / для обогрева ма-а-аленькой компании /.

Но в целом всё хоккей. Не берите в голову, и пусть мы все будем здоровы.

298837  2012-01-26 19:09:26
ВМ /avtori/hlumov.html
- Несколько строк Высоцкому.

"Но портиться все стало как-то хитро, не целиком, не разом, будто в хоре все поют чисто, в лад, а один сорвался и потянул куда-то в сторону, сначала потихоньку, еле-еле, его и не слышно было вначале. Я даже подумала: ну, попоет себе, попоет, да и утихомирится, мало ли кто срывается, хор ведь не перекричишь. Но нет, он продолжает все громче, натужнее, и вот орет уже во все горло, хрипло так, с надрывом, будто зовет за собой куда-то. Ну, думаю, кричи, кричи, меня не спутаешь, я видала крикунов, балагуров, бездельников. Хор не собьешь с правильной ноты, не может ведь один сотню заглушить. Нет, смог, чуток подбавил и воспарил так, что в галерке все рты открыли, и я рот как дурочка открыла да так и хожу теперь с открытым ртом. Сломался стройный хор, не стала я его слышать, как ни старалась. И знаю даже, почему все так, почему хор сконфузился. Меня вдруг осенило. Как это так точно все поют, нигде не сфальшивят, ведь в хоре сотня человек, такая пропасть народу, и не один не ошибется - ведь это же не естественно? И закралось у меня сомнение: может быть, они все разом врут-то, вместе с дирижером? "

303703  2013-02-02 21:52:40
Скиф-азиат
- Ещсэ...

╚Не стреляйте в мыльных пузырей!╩ (или ╚Не хлумитесь над убогими╩)

Графоманы сегодня - товар штучный: ╘копипастать, канешн, умнее...

P.S. Самое мелкое, что может быть, это размер интеллекта, который позволяет собой манипулировать...

Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет" 1999-2004

Rambler's Top100