TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение
[ ENGLISH ] [AUTO] [KOI-8R] [WINDOWS] [DOS] [ISO-8859]

Русский переплет

Надежда Горлова
 

Шовская больница

(рассказ)



Особенной жары не было, просто этим летом горели стога.

То над одним двором, то над другим качался черный столб дыма. Кого-то подозревали в поджоге, но сено горело у подозреваемых, подозрение снималось.

Сено сгорело и у Аслановых.

Следуя этикету, мы с сестрой ходили смотреть на пепелище, и Зухра показала нам Юсуфа. Он лежал под сливами на ржавой панцирной кровати. Зухра сказала:

- Целыми днями так лежит. На всех орет, говорит, опять отравится, если будем его трогать. Мама боится, все таблетки в больницу забрала.

Я тайком сорвала сливу с дерева Аслановых и съела ее с клятвой. С тех пор нервная дрожь начиналась у меня уже с утра - как только я вспоминала, что предстоит мне вечером. Скоро я непроизвольно довела себя до состояния Юсуфа. Я лежала на террасе и смотрела в окно. За окном переливались березы, их шум еще больше волновал меня. Если поднимался ветер, березы ветками доставали до окна. Тень от тюлевой занавески дрожала на полу и расплывалась, как на воде. Я внимательно, не в силах прервать наблюдения, в который раз рассматривала узор пестрого ковра над кроватью, плюшевую желтую скатерть, лепестки на ней, лохматые цветы в банке и их отражение в зеркале с подставкой, раскаченные стулья, лавку, покрытую красным тканым полотном, банки, ведра, кастрюли, плакаты на беленых стенах. Я слышала, что делается на кухне, в спальнях, на улице, чувствовала запах цветов, воды, грязных огурцов в ведре, запах ведра и земли на огурцах, запах гари. Свои фантазии я принимала за видения и скрип моей кровати казался мне скрипом ржавой кровати Юсуфа. Иногда мне хотелось действовать. Я не могла не действовать - но не могла и приблизить вечер. Тогда я гадала. Обычные способы, вроде карт или арабского колеса, были мне отвратительны. Мне хотелось знамений с неба. Я решала, что сделаю вечером то, на что укажет голос, который я сейчас услышу. В напряжении я ждала, когда до меня долетит какой-нибудь обрывок разговора из дома или с улицы, и забывала, чего я жду, - кроме вечера. Когда кто-нибудь заходил ко мне, я делала вид, что читаю "Петра Первого" Алексея Толстого и что мне не стало легче. Чтобы меня "не трогали", у меня болел живот "от непривычной воды" и "тяжелой пищи". Я была мнительна - мне казалось, что меня подозревают в обмане. Я шла с книгой на улицу, и у меня действительно кружилась голова и темнело в глазах от того, что я отвыкла бывать на солнце. Я запиралась в дощатом туалете на заднем дворе и смотрела в щели, как бабушка кормит кур или тетя Вера с дядей Василием варят кашу поросятам. Куры толкали дверь, прислоняясь к теплым доскам, и кудахтали на крыше сортира.

Каждый вечер Марина спрашивала меня, пойду ли я гулять. Она одевалась на террасе, и запахи чистой, только что выглаженной одежды, косметики и духов умножали мое волнение. В такие минуты я боялась потерять сознание, но никогда не теряла. Я еле отвечала: "Не знаю... может быть попозже, если смогу", - и не притворялась - мой голос действительно был слаб. Сначала Марина хотела оставаться со мной, и я изо всех сил убеждала ее идти. Потом она стала только делать вид, что остается, и мне уже не стоило столько труда ее уговорить. Марина уходила. Несколько минут я лежала. Я пыталась заставить себя начать собираться только через полчаса - Аслановы выходили поздно - но пока я ждала, малодушие начинало охватывать меня. Чтобы не поддаться ему, я вскакивала и принималась собираться. Весь день я мечтала, что вечером произведу впечатление своей внешностью, но мне не хватало силы воли ни погладить юбку, ни почистить туфли. Кроме того, я боялась, что мои приготовления уличат меня в притворстве. Каждый вечер я уходила из дома с мыслью, что все равно Юсуф еще не будет смотреть на меня, и я привлеку его внимание чем-нибудь другим.

Я шла к Аслановым, звать Зухру. Зухра и Юсуф были еще не одеты, часто они еще помогали матери по дому. Я ждала их, сидя в их спальне, и старалась запомнить все вокруг - вытертый таджикский ковер, одежду на стульях, утюг в углу... Там был какой-то особенный, жирный свет, как будто все в комнате покрыто маслом. Там пахло рисом и сухими цветами. Это были горные цветы - когда собирались уезжать, хрупкие вещи переложили травой. Потом Зухра выбрала цветы и рассыпала их между рамами.

Лето кончалось. Я отчаивалась в исполнении клятвы.

Однажды, случайно открыв книгу, я прочитала, как женщина зашила в камзол царю тряпочку со своей кровью. Я едва дошла к Аслановым и долго стояла на крыльце - сердце билось слишком громко. Зухра уже собралась, она гладила в спальне. По ее волосам ползли тени, как будто огонь приближался к ним и удалялся от них. Отсветы от красного свитера лежали на ее щеках и запястьях. Лампочка в утюге мигала. Я сидела в оцепенении и мне показалось, что кто-то вдруг бросил мне за шиворот раскаленные угли.

- Сейчас пойдем.

Зухра взяла стопку глаженого белья и вышла из спальни. Я разворошила холодную одежду Юсуфа, сваленную на стуле, вытянула полосатую рубашку и спрятала себе под кофту. Пока я сидела ссутулившись, видно не было. Я думала: "Как я встану?". Вошел Юсуф. Он принес в миске вареную пшеницу и дал мне. Миска жгла руки, и я поставила ее на одеяло. Сквозь пар, поднимающийся от горячих зерен, я видела Юсуфа. Он как дух ходил по комнате и искал рубаху. Большая черная птица пролетела за окном, как летали обугленные клоки сена.

Юсуф вышел, я слышала, как брат ругает сестру из-за пропавшей рубахи.

Я вытащила ее, принявшую тепло моего живота, из-под кофты и положила под кровать.

Иногда я могла позволить себе увидеть Юсуфа днем. Но все же не слишком часто, потому что и Юсуф, соблюдая приличия, не ходил под окнами моей сестры...

Как-то я почти случайно проходила мимо дома Аслановых и встретила Зухру и Юсуфа. Они стояли на дороге и смеялись над пекинесом Нефритом.

- Высунь язычок, Нефрит, ты мне так больше нравишься, - сказала Зухра.

Я спросила: - Что у него с зубами?

- Кости ест, поломал.

- У него и эти качаются, - сказал Юсуф.

Зубы у Нефрита остались через один. Он чему-то радовался, глядя на хозяев, и рыжий хвост обвалял в пыли.

- Он так похож сейчас на Ренату Ивановну, - сказала Зухра.

- А у него и глаза нет?

- Вытек, - сказали они мне.

Во сне мне было откровение: я ведь каждый день могу ходить к тете Гюле Аслановой на перевязки.

Два дня я проклинала себя за малодушие, а на третий нечаянно распорола себе руку ржавым гвоздем, торчащим из стены сортира. Царапина в локтевом сгибе получилась длинная и глубокая, но повода для похода к медсестре не давала. Поборов отвращение, я ткнула в нее другим гвоздем, выбрав почище. Пошла кровь, тонким, но неиссякаемым ручейком. Я хотела довести дело до воспаления, но кровь не унималась. Пришлось зажать ранку носовым платком и идти к Аслановым.

На двери был замок. Я села на горячее крыльцо и стала разглядывать ранку. Темная кровь сочилась непрерывно, вокруг царапины наметилась опухоль. Платок почти весь пропитался кровью. Сухой треск кузнечиков казался мне каким-то металлическим лязганьем. Нефрит, не вставая со своего места у сарая, вилял хвостом, и рыжее вскидывалось в траве, как пламя. Боковым зрением я увидела подсолнухи и думала, что это что-то желтое висит на бельевой веревке. Несколько раз я оглядывалась, говорила себе: "Это подсолнух", - отворачивалась, и снова забывала...

- А ребятишки Аслановы на пруд уехали, - сказала из-за забора соседка.

- Они в другое верят - видишь, и после Ильи купаются.

- Нет, я к тете Гюле, на перевязку.

- А у ней сегодня дежурство, она в Шовском. Чего с рукой-то?

- Гангрена.

- Да ты что?

- Да, уже проходит, до свиданья.

- До свиданья...

Соседка Аслановых зашумела колонкой, что-то звенело под землей и вода разбивалась о камень.

Кровь не переставала, рука болела, и я пошла в Шовскую больницу.

Я боялась ехать на попутке и сорок минут шла пешком. За это время кровь остановилась, но рука перестала сгибаться. Мимо меня проносились машины, груженые зерном. Сначала меня обдавало раскаленной пылью, потом зловонием бензинного жара, а потом град пыльных зерен хлестал меня в лицо. Я чувствовала, как грязнится моя кожа. Пальцы от жары распухли, и всегда болтающееся колечко сдавило палец. Я знала, что у поворота на Кочетовку есть заржавленная колонка, вокруг растет крапива, а в сточном желобе живут жерлянки. Я надеялась найти там воду, но колонка давно уже была мертва.

Больничные окна были распахнуты, и в палисаднике пахло лекарствами, цветами и дезинфекцией.

Я разулась в прихожей, опираясь на инвалидную коляску со спущенными шинами. Усилившийся запах дезинфекции и белые стены удручили меня. Со всем смирением желая себе здоровья, я постучалась в дверь к "Дежурной сестре".

На больничной банкетке полулежала девушка в коротком белом халате, чистом, но таком потертом, как будто он истлел на ней. Девушка оторвалась от газеты и взглянула на меня. В ее глазах умещалась и плавала вся комната. Девушка снова нашла, где читает, и спросила:

- Чего?

Я объяснила, что мне нужна тетя Гюля Асланова. Девушка ответила, что ее нет, она в Лебедяни с главврачом Иосифом. Я испугалась, что эта девушка не поможет мне.

- А вы не посмотрите мне руку?

В моем голосе была мольба, и я не устыдилась мольбы.

На раскрытом окне тикали часы.

Девушка не спешила смотреть.

- Что с рукой?

- Ржавым гвоздем проколола. Сильно.

- Кровь идет? - девушка не поднимала глаз от газеты.

- Уже нет. Но болит. Посмотрите, пожалуйста, рука не сгибается. - Зеленкой мазала?

- Нет. У меня нет ни зеленки, ни бинта, ни ваты.

Все это было у тети Веры, но не тщетно же я шла сюда.

- И тут глубокий прокол.

Девушка как будто не верила мне:

- Некогда сейчас смотреть, надо больных кормить. Пойдем, поможешь.

Она поднялась с банкетки и изогнулась, уперев руки в поясницу. Потом уронила плечи и пошла к дверям. Я угадала в ее теле боль, и эта догадка дала ей в моих глазах право вести себя так. Я пошла за ней, не спрашивая, посмотрит ли она потом, как если бы участия в кормлении больных мне было достаточно.

Девушка шествовала по палатам с таким видом, словно все больные попали сюда по ее воле. Палаты затихали, заслышав стук ее туфелек за дверью. Я, превозмогая тупую боль под локтем, вкатывала тележку с тарелками вслед за девушкой. Помощь ей не требовалась, ей просто хотелось разговаривать во время этой работы. Мы обошли девять палат, и в каждой девушка мне что-нибудь объясняла, не обращая внимания на больных. Она говорила:

- Сухорукому ложку не надо, он ест ртом с тарелки, и слепой, что интересно, тоже. А этот - зэк, тридцать лет в тюрьме, напьется и начнет парализованную руку трясти, трясет и кричит: "Я в жизни ни одной лягушки не убил, у меня на них рука не поднимается, но человека я могу душить, резать, рвать!", - слепого пугает. Стихи пишет. А эта бабка-гермафродитка, всю жизнь курила, ходила в штанах. Сует мне в прошлое дежурство пятерку: "На, - говорит,

- купи себе чего хочешь".

Девушка усмехнулась, и старуха с тарелкой на коленях поймала ее взгляд и улыбнулась ей беззубо. Так Нефрит смотрел на своих хозяев.

- А эта здорова, - продолжала девушка, - у нее сын приехал из тюрьмы, стал пить, бить, она и ушла сюда, пока место есть - держим. У нас была девяностопятилетняя девственница, очень этим гордилась. У нее борода и усы выросли, брили. Еще сектантку привозили - жила на отшибе, две бабушки ей прислуживали, как служанки. Священник приехал на праздник причащать больных, а она схватила его сзади и стала трясти: "Ну-ка, скажи мне Закон Божий! Сколько у тебя было женщин?".

- А он что?

- Ничего. Понял. "Уберите, - говорит, - больную". Тоже, наверно, была девственница, ее в Кащенко увезли. А вот эта все забыла - были у нее дети, не были, был ли муж, - только поет одну песню, и все по ночам: "Разлука ты, разлука...". А слепой каждый день выйдет в коридор после ужина и кричит: "Люди добрые!

Бабулечки-красуточки! Дай Бог вам здоровья на долгие-долгие годы! И еще ходят к нам бандиты деда слепого убивать!", - это он про зэка.

Говорит: "Я поздравлю, и мне легче станет".

Одни больные сидели на кроватях, других девушка быстро приподнимала на подушках и ставила тарелку не на тумбочку, а на одеяло. В открытые окна ветром заносило пыльцу из палисадника, и девушке приходилось ее стряхивать с некоторых кроватей, стоящих у окна. Девушка все делала не глядя, только мелькали ее руки, затянутые в белые рукава халата, и розовые коленки.

- Одна бабка вообразила, что она - моя мать, - сказала девушка, - сейчас увидишь.

Мы вошли в девятую палату. Там стоял сладкий запах, и уличный воздух из раскрытого окна только немного заглушал его. Девушка громко объявила:

- Я пришла!

- Дочка, ты? - детским голосом отозвалась маленькая старуха с кровати у окна.

- Я!

- Пойди же ко мне, хоть посмотрю на тебя. Девушка не отвечала - она раздавала тарелки другим больным, по очереди.

- Говорить не хочешь? Осерчала? А ведь ты моя кровь! А это я серчаю на тебя! Где была? Давно не приходишь, забыла мать, и конфеты не ты принесла - чужие люди!

- Где была? На огороде! И конфеты я тебе купила-а кто ж? Передала только через других. На, поешь.

Девушка взяла с тумбочки карамельку и вложила ее старухе в руку.

- Моя мать даже ревнует, - сказала она мне, - вернусь с дежурства - обязательно спросит, как там бабка Земкина.

Старуха стала послушно сосать карамельку, и легкий ветер из окна остужал ее кашу.

Собирать посуду было еще рано, и девушка перевязала мне руку. Она опять устроилась на банкетке и велела мне промыть ранку под краном, а потом открыть шкаф и достать оттуда перекись, йод, вату и бинт. Она сказала:

- Спина болит, не могу ни сидеть, ни стоять. Ну ничего - скоро ремонт, больных развезут, а я в отпуск в санаторий поеду. Чтобы поддержать разговор, я спросила, привезут ли больных обратно?

- Нет, - ответила она. - Новых наберут. Стариков - в дома престарелых, "мать" мою - в Елец, например. С новыми больными легче будет, хотя меня и эти любят.

Я тоже любила ее, соизволившую показать мне разнообразие.


Проголосуйте
за это произведение

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
233010  2001-10-05 22:12:55
Yuli
- Рассказы Горловой просятся в хрестоматию, только особого рода. Это хрестоматия для критиков. В самом деле, посмотрите: что нам до содержания рассказа, что нам до того, о чем пишет Горлова. Это литература в каком-то рафинированном виде, когда содержание растворяется в таланте автора, как дым из печной трубы в утреннем зимнем небе. Сознаюсь, мне интересно, что же получится, если в эту совершенную конструкцию подставить какие-то другие слова.

233013  2001-10-05 23:35:13
Эксцентрик
- Уважаемый Yuli. Не скрою, вы заинтриговали меня этим "человеческим аспектом". Дело в том, что похожий аспект уже возникал и не один раз при попытке собеседника уползти с ковра, так сказать. Так что если вы в свою очередь попытаетесь объяснить ситуацию, со своей стороны готов простить вам какую угодно многословность.
Теперь по поводу Надежды Горловой: у себя на даче к печной трубе я пристроил дополнительный змеевик-теплообменник, в мансарде, с принудительной тягой за счёт электромотора с центробежним насосом, поскольку обычной тяги оказалось недостаточно. Так вот КПД печки составляет 85-90 % - проверял термопарой, против прежних 50-60%. А это значит, что использование электромотора мощностью 150 Вт. для принудительной тяги позволяет сэкономить 7-8 КВт тепла, это значит, поленница дров во дворе как минимум в 1.5 раза меньше, чем у соседа, это значит, что дым из печной трубы лишь на 10-15 % обогревает утреннее зимнее небо.

233017  2001-10-06 00:07:30
Дедушка Кот http://prigodich.8m.com
- Прекрасный рассказ: печальный и жуткий...

233025  2001-10-06 14:11:57
Гниль и Плесень Сетевая (ГПС)
- Не могу судить обо всех рассказах Надежды Горловой, но что касается "Шовской больницы", - чем то он напоминает мне пузырёк с ацетоном, ну, то есть впечатление после прочтения можно выразить одним словом - дурь. Похожие ощущения имеют место после первой сигареты с утра и натощак. Я не знаю точно, нюхал ли ацетон Yuli Борисович в детстве и курит ли он сейчас, но в одном я уверен, - и то, и другое могло бы стать хорошей прививкой от нынешних очарований. Впрочем, Yuli Борисович - человек непростой, вспомнить хоть его рецензию: "...содержание растворяется в таланте автора, как дым из печной трубы в утреннем зимнем небе...", - короче, намёк на угарный газ очевиден.
Но одно можно считать бесспорным, - это нюх Yuli-я Борисовича или, другими словами, талант автора "Шовской больницы". Остаётся лишь надеяться на позитивные метаморфозы этого таланта.

233029  2001-10-06 14:39:51
Yuli
- Уважаемый ГПС!
Гипнотическое воздействие на Ваше сознание прозы Надежды Горловой есть яркое подтверждение ее литературного таланта.

233051  2001-10-06 23:42:15
Графоман
- Прекрасный рассказ. Единственное, что показалось странным: такое впечатление, что данное повествование не закончено. Такое ощущение, будто Автор начал рассказывать, да умолк на полу-слове. С уважением и надеждой услышать продолжение этой истории.

233055  2001-10-07 02:07:53
Сердюченко
- Не привык я краснобайствовать в Гостевых книгах, но проза Горловой спровоцирует кого угодно. Такой прозы не может быть, потому что не может быть никогда! Они (и проза, м автор) - "не такие". Некий платоновско-газдановский сюр - вы согласны? Позволю процитировать самого себя: "Что мы видим, смотря перед собою? Так, заурядный мартовский пейзаж: грязный снег, троллейбус со снятой штангой и с упрямыми пассажирами в середине, очередь у киоска, редактор "Русского переплета" бредет куда-то. А в мире Горловой все так, да не так. У нее эта эмпирическая материя жизни предельно одухотворена. Это ощущение животворности всего окружающего дается очень небольшому человеческому меньшинству. Нам, обычным смертным, это меньшинство представляется в лучшем случае чудаковатым, в худшем - помешанным. У него иначе скомбинированы органы чувств: зрения, слуха, обоняния, осязания. Оно думает и чувствует не так, как мы, простые смертные. Это, короче говоря, - ХУДОЖНИКИ. Они не пашут и не сеют, зато находят в прозе пахарства смыслы, недоступные нам, простым смертным. Простой смертный с тупостью и упрямством муравья совершает свой жизненный круг, а у художника не так: он прозревает в этой прозе жизни ее инфракрасную и ультрафиолетовую поэзию, ему дано выразить в словах внеязыковое содержание мира, он герменевт, ворожитель, сталкер. Общение с ним искусительно и опасно. Он заражает нас своими видениями и образами мира, и потом долго нужно приходить в себя, чтобы возвратиться к своему простому, как мычание "дважды два - четыре".

Еще скажу: у Гегеля есть термин "несчастное сознание". Так вот, талант Горловой - "несчастный талант". Объяснять своего умозаключения не стану из-за некоторой его деликатности. Перечитаем,короче говоря, еще раз "Шовскую больницу" и станем писать Наде жизнерадостные поддерживающие письма. No comments.

233056  2001-10-07 03:06:18
Читатель
- Правильно здесь сказали, что "Шовская больница" - это талантливая, но НЕСЧАСТНАЯ проза. Я лично согласен подписать письмо с психологической поддержкой автору. Это никакое не ехидство, а понимание и сопереживание.

233059  2001-10-07 09:05:33
Дедух
- Осторожно, сионизм!

Сквозь пар, поднимающийся от горячих зерен, я видела Юсуфа. Он как дух ходил по комнате и искал рубаху.
Душман.
Читателю внушается: уже самое обыкновенное дело, что чечены проживают в центральной России (в рассказе упоминается Елец) как люди. Между тем, как любому ясно, что чечены - не люди: в первых числах октября они ворвались в абхазское село Георгиевское, вспороли животы, отрезали уши о носы четырём жителям.
Но такова сверхзадача этой "прозы".
Аналогичная тенденция прослеживается и в других сочинениях автора.

Вот типичный оборот, цель которого сделать привычным мелькание нерусских имён среди русского антуража.
Я объяснила, что мне нужна тетя Гюля Асланова. Девушка ответила, что ее нет, она в Лебедяни с главврачом Иосифом.

Мнимая "болезненность" этих писаний также носит национальный характер.

233060  2001-10-07 09:17:59
ГПС
- Уважаемый Валерий Леонидович!
Гипнотическое воздействие на Ваше сознание прозы Надежды Горловой есть яркое подтверждение ее литературного таланта.

233061  2001-10-07 09:41:55
ГПС
- Уважаемый Дедух.
Литературу Надежды Горловой можно считать некоей лакмусовой бумажкой, выявляющей в данном случае и вашу собственную болезнь. Вы можете заподозрить в сионизме сейчас даже меня, но уверяю вас, что это будет нелепо.

233062  2001-10-07 09:59:30
Сердюченко
- Не привык я краснобайствовать в Гостевых книгах, но проза Горловой спровоцирует кого угодно. Такой прозы не может быть, потому что не может быть никогда! Они (и проза, м автор) - "не такие". Некий платоновско-газдановский сюр - вы согласны? Позволю процитировать самого себя: "Что мы видим, смотря перед собою? Так, заурядный мартовский пейзаж: грязный снег, троллейбус со снятой штангой и с упрямыми пассажирами в середине, очередь у киоска, редактор "Русского переплета" бредет куда-то. А в мире Горловой все так, да не так. У нее эта эмпирическая материя жизни предельно одухотворена. Это ощущение животворности всего окружающего дается очень небольшому человеческому меньшинству. Нам, обычным смертным, это меньшинство представляется в лучшем случае чудаковатым, в худшем - помешанным. У него иначе скомбинированы органы чувств: зрения, слуха, обоняния, осязания. Оно думает и чувствует не так, как мы, простые смертные. Это, короче говоря, - ХУДОЖНИКИ. Они не пашут и не сеют, зато находят в прозе пахарства смыслы, недоступные нам, простым смертным. Простой смертный с тупостью и упрямством муравья совершает свой жизненный круг, а у художника не так: он прозревает в этой прозе жизни ее инфракрасную и ультрафиолетовую поэзию, ему дано выразить в словах внеязыковое содержание мира, он герменевт, ворожитель, сталкер. Общение с ним искусительно и опасно. Он заражает нас своими видениями и образами мира, и потом долго нужно приходить в себя, чтобы возвратиться к своему простому, как мычание "дважды два - четыре". Еще скажу: у Гегеля есть термин "несчастное сознание". Так вот, талант Горловой - "несчастный талант". Объяснять своего умозаключения не стану из-за некоторой его деликатности. Перечитаем,короче говоря, еще раз "Шовскую больницу" и станем писать Наде жизнерадостные поддерживающие письма. No comments.

233065  2001-10-07 10:27:13
Paul
- Неврастеническая женская проза. Хуже Петрушевской гораздо.
И надумано все к тому же.

233066  2001-10-07 10:28:08
Paul
- Неврастеническая женская проза. Хуже Петрушевской гораздо.
И надумано все к тому же.

233067  2001-10-07 12:01:35
ВТ http://xymop-vt.narod.ru/
- "Правильно здесь сказали, что "Шовская больница" - это талантливая, но НЕСЧАСТНАЯ проза."

Однажды мой друг поделился со мной впечатлениями от платоновского ╚Котлована╩, сказав, что написано замечательно, но дочитать он не смог, т.к. от чернухи очень скверно на душе стало. Я же, наоборот, смакуя каждую фразу, заводился все больше и больше и к концу книжки ощущал покой и радость. Энергетика текста, резонансы словесных гармоний назовите как хотите. Суть в том, что талантливый писатель, вдохновенно располагая слова в определенной последовательности, в большей мере заставляет читателя - достаточно восприимчивого читателя - чувствовать свою душу, нежели размышлять о смысле словосочетаний. Ругайте меня за мистицизм, сколько душе угодно но это ТАК. А с этой субстанцией у Платонова все в порядке. И у Горловой тоже. Вот и чувствуешь радость, читая их, а не уныние, которое частенько возникает от бойких ╚жизнеутверждающих╩ текстов амбиционных бездарей. Или от настоящей чернухи, в основе которой коренится ЗЛОрадство
Я бы не стал, наверное, сравнивать Горлову с Платоновым по технике письма. По-моему, Надежда пишет очень своеобразно. Как-то никаких ассоциаций не возникает, когда читаю. Разве что Фолкнер. Да и то чисто по территориальному признаку:)

233070  2001-10-07 12:53:46
Пассажир 57
- "Я тоже любила ее, соизволившую показать мне разнообразие." - хм, м.б. у человека бывает такое обостренное состояние одиночества, что ему кажется, будто бы от того, что сестра поглядела на её руку, она увидела то, что заставило быть руку такой.

И не обратив должного внимания(а девушке кажется, что врач увидела за этой рукой все, что привело к её приходу в больницу) она как бы сняла с девушки все её внутреннее напряжение. Чужая жизнь врача(выразившаяся в легком пренебрежении к тому, зачем было 40 минут пешком, зачем сидела запершись в туалете, зачем стащила рубашку) вдруг на миг стала опорой для девушки.

основное ударение в рассказе когда девушка шла пешком с пораненной рукой, и его разрешение проскользнуло во фразе про Нефрита. Может быть это абсурдно, но в медсестре присутствовала какая-то сила(не суть в том, какая), которой девушка невольно подчинилась, т.к. хотела этого подчинения, это возможно другой вариант текста.

Есть некоторая вещь(неизбежная двойственность что-ли), которая лишает посредством этого подчинения независимости человека, а значит внутри он будет забитым(или зависимым) и никогда не будет изнутри играть подобно бриллианту, как иногда видишь за женщиной...



Про это, кажется, был французский фильм "Старая дева", эта мысль там проведена с удивительной незаметностью...

Простите за возможную вульгарность и бестактность, я просто не знаю, как к этому относится.

233071  2001-10-07 13:07:59
ГПС
- "Хуже гораздо и надумано к тому же", - уважаемый Paul, эта ваша оценка характеризует скорее вас, как читателя, чем Надежду Горлову, как писателя. Вам, сколько можно судить из ваших 2-х строчек, больше нравится понятное и приятное, - и тут я полностью солидарен с вами, - но вот судить об авторе так нельзя. У меня не так хорошо развит нюх, как, скажем, у Yuli-я Борисовича, но я уже сталкивался как читатель с подобным, когда автор вдруг напишет то, что понравится. Так вот, у Надежды Горловой такое "вдруг" возможно, проверьте моему нелёгкому опыту.

233072  2001-10-07 13:08:55
Пассажир 57
- Фраза "Я тоже любила ее, соизволившую показать мне разнообразие".

А ведь в этом "соизволившую" и есть ключ развязки рассказа.

233076  2001-10-07 13:25:19
Пассажир 57
- И не только ключ, а вообще всего состояния девушки. Удивительный рассказ. Мамаев курган улыбок и прочих эмоций!!!

233110  2001-10-08 02:34:37
Paul
- >Вам, сколько можно судить из ваших 2-х строчек, больше нравится >понятное и приятное,

Да я вообще-то Петрушевскую упомянул, не знаю насколько она "приятна". Рассказ Горловой действит-но надуман - придуман в худшем смысле слова: вариация на тему Ромео-Джульетты плюс чернуха в духе конца 80-х. Не понимаю, при чем здесь Фолкнер и Платонов, любимейшие мои писатели. Ни метафизики экзистенциальной ни потока сознания такогo, завораживающего нет здесь.

233114  2001-10-08 03:32:17
Сердюченко - for Paul
- Снова вмешиваюсь - а потому что этот Paul меня достал. Слушайте,Paul, вы живой человек или кто? Рассказ Горловой ав-то-би-ографичен, понимаете ли вы это? Что вы цепляетесь к автору со своими краснощекими читательскими поучениями? Фолкнера какого-то приплел... не понимаю. Вы сами-то хоть раз в Шкловской больнице побывали?

233116  2001-10-08 03:42:05
Paul- Сердюченко
- А я вот не вижу, что этот рассказ автобиографичен. По-моему, он именно надуманно сделан, причем с элементами фантастики - где под Ельцом живут чечены (или таджики? - там таджикский ковер упоминается). Фолкнера же в связи с рассказом упомянул ВТ, см пост 12434.

По-моему, Надежда пишет очень своеобразно. Как-то никаких ассоциаций не возникает, когда читаю. Разве что Фолкнер. Да и то чисто по территориальному признаку:)

Она в Штатах живет, что ли -"по территориальному признаку"?

233117  2001-10-08 03:49:02
Кот Вася
- Насчет Шкловской больницы. Да, однажды Виктор Шкловский, выходя из кинотеатра (просмотр), сказал своему приятелю: "Фильм дрянь". Случайно услышала какая-то номенклатурная дама, вмешалась: "Ничего Вы не понимаете, я даже плакала".
На это ей было сказано: "Ты дура, а я - Шкловский!"
Вот и Вы вмешались, В.Л.
Надо заметить, гораздо мягче. Вежливый Вы у нас. Дело, конечно, Ваше.

233118  2001-10-08 05:38:12
Сердюченко - for Paul
- Тьфу. Глаза слипаются, Интернет дорог, за окном первые петухи пропели, но все-равно отвечу. Paul, расказ ав-то-био-гра-фичен, да понимаешь ли ты смысл этого слова!? Ты лежал когда-нибудь в Шовской больнице? Нет, он не понимает. Лев Толстой сказал: "Здоровый человек - чудовище".

233119  2001-10-08 06:11:14
Кирилл Крылов
- 2 Paul

Таджики сейчас по всей России живут, т.к. у них на родине несколько лет уж как война идет. А Вы незнали?!

На ст. Щербинка что около Подольска они цыган выжали.

Критерии какие-то тупые у вас к рассказу... Ну не Фолкнер.

233125  2001-10-08 10:22:21
galina
- какая-то ерунда, не понятно, чего она хотела от этого парня, чью рубашку спрятала, непонятные клятвы у нее, по-моему, полная чушь. Такое ощущуение, что вырвали кусок текста из какого-то цельного произведения.

233126  2001-10-08 11:31:44
эколух демографический
- Замечание по поводу ╧ 12487

Да, всё верно, в Щербинке теперь таджики, цыгане на Силикатной, ну а в самом Подольске пока евреи.
А вот под Ельцом похоже татарин был, их с Великой русской реки немцы вытеснили.

233127  2001-10-08 11:45:33
настороженно-внимательный
- Правильнее сказать: "Великая русская матушка-река"

233129  2001-10-08 12:35:15
Дедух
- galina 12493: по-моему, полная чушь. Такое ощущение, что вырвали кусок текста из какого-то цельного произведения

Это уже не первое высказывание такого типа. Почему-то каждый считает себя вправе высказать компетентное мнение о литературном произведении. Ну не понимаешь - молчи, молчание - золото. Так нет же, непременно нужно прокричать во всеуслышание о своей дремучести.
Ну умница, эта Надежда Горлова, умница. И ты ей не ровня galina, чтобы так вот безапелляционно выражать "суждение".

233131  2001-10-08 13:30:50
Читатель
- Читать нормальную прозу на экране монитора практически невозможно - срабатывают какие-то совершенно другие механизмв восприятия. "Бумажные" фразу или абзац можно подержать в руках, взвесить, осмотреть со всех четырех сторон как скульптуру, понюхать и попробовать на вкус - с компьютерной все это проделать невозможно. Потому воздержусь от подробных суждений о рассказе и скажу только вот что - автор уже является на сегодняшний день состоявшимся прозаиком. Плохим или хорошим (по-моему - хорошим) - не так уж важно по сравнению с почти абсолютным прозаическим слухом. Остается добавить к нему поболее тщательности и требовательности к себе - любви к шлифовке написанного у автора, как мне показалось, недостаточно, а для такого рода прозы это непременное условие.

233135  2001-10-08 15:14:45
ВТ http://xymop-vt.narod.ru/
- ╚Разве что Фолкнер. Да и то чисто по территориальному признаку:)╩

ВМ, вот Вы говорите смайликами шутки не метить, - но ведь даже помеченные приходится разъяснять.

Шервуд Андерсон, ╚старший товарищ╩, сказал как-то юному Уильяму: "Ты - мальчик провинциальный. Пиши о своем клочке земли размером с почтовую марку". Тот, как известно, совету последовал.
Надежда Горлова - не знаю, провинциальная она девушка или нет, суть не в том - тоже всегда пишет о клочке земли размером с почтовую марку, чем и напомнила мне Фолкнера. Поль и Галина, вы прочитайте другие ее работы (начать рекомендую с ╚Паралипоменона╩) тогда, возможно, ╚ассоциация по территориальному признаку╩ возникнет и у вас.

233136  2001-10-08 15:30:26
Пассажир 57
- 12503 Ув. ВТ, да ведь эти вещи не могут иметь территориального признака!!! То, что там описано не может быть ни русским, ни китайским, ни еврейским(я уж всуе заметил, что поминаю, вот привязалось то). Другое дело, русские это понимать будут наиболее емко, в этом смысле деление по территориальному признаку возможно...

233145  2001-10-08 19:41:27
ВТ (обреченно) http://penza.com.ru/~tochka/rubtsov/peoples/faulkner.htm
- Ув. Пассажир 57, ╚территориальный признак╩ в моей шутке означает, что действие в текстах как Ф., так и Г. не выходит за границы очень маленькой территории. Сходите по этой ссылке или по какой-нибудь другой, посвященной Фолкнеру. Я думаю, Вы согласитесь, что по части ╚территориальности╩ многое из написанного там можно отнести и к Горловой.

233175  2001-10-10 01:46:01
LOM
- Это образец некой современной, урбанизированной, неживой литературы, расчитанной на людей с ущербным неполноценным воображением; своего рода литературный костыль для начинающих читателей или осуществляющих переходный период от научной литературы и газет к литературе художественной. Значит и такая литература нужна, хотя бы в гуманных целях. Хотя от "Я" рябит в глазах.

233180  2001-10-10 12:11:22
Дедух
- galina 12549: бешенный
Правильно: бешеный

233181  2001-10-10 13:43:23
Пассажир 57
- 12549 Галина, рассказ талантливо написан. Тут уж ничего не попишешь...

233183  2001-10-10 15:50:16
Дедух
- LOM 12544

     Против LOMа нет приёма.

235115  2001-11-28 01:08:35
Yuli
- Уважаемая Елена!


Часто язык сохраняется среди эмигрантов лучше, чем в той стране которую они покинули. Пожалуйста, не копируйте "итальянских" интонаций. У южных итальянцев они от арабов, а в Москве - от засилия кавказских криминальных группировок. Такие извращения как "зачем так говоришь"? "почем цена", "дорогой, иди сюда" и сотни других уродуют язык и лишают его той тонкости, появление которой в русском языке стоило напряженных усилий многих поколений. Будем верить в лучшие времена, когда можно будет вернуться в страну и привезти туда достойный язык. Это, между прочим, не так-то просто сделать. Живое правильное русское слово почти перестало существовать "в сободном доступе". Я бы порекомендовал старые постановки русской классики в кино, если предварительно объяснить, что там соответствует действительности, а что выдумали злобные большевики для того, чтобы обманвать народ. Живых носителей правильного русского языка так мало, что погоды пока они не сделают. Было бы неплохо учреждать что-то вроде клубов русской культуры, где люди учились бы общаться правильно, но это требует некоторого аристократизма, против которого немедленно ополчатся ленивые и глупые поклонники демократии.
Сохранить язык исключительно важно. Когда пропадает язык, пропадают и люди. Они мельчают и становятся животными.

236622  2002-01-05 14:20:51
Метранпаж
- Какие же яростные споры и мучительные раздумья. От полного неприятия с намеком на то, что автор - токсикоманка, до телячьего восторга от слога. Скажу и за себя: это не Платонов, хотя сходство несомненно. Это испорченный Маркес.

236639  2002-01-05 17:53:43
Прохожий
- "Метранпаж" - прав. Сердюченко так оценил Н. Горлову в своем "Предновогоднем": "безумно-гениальная Надежда Горлова". Насчет первого - почти несомненно, а вот насчет второго... Я бы поменял "гениальная" на "ОЧЕНЬ талантливая".

И еще: по-моему, за "метранпажем" скрывается оч-чень грамотный мужик.

236811  2002-01-09 11:21:47
Просто Мария
-

Некоторые авторы, добившись начального успеха, решают, что нашли свой ╚штиль╩ и энергично травят им читателя, забывая о том, что читатель имеет право на увлекательность книги.

Невдалеке от меня - небольшая кучка людей. У каждого на груди надпись: ╚Герменевт╩, ╚Ворожитель╩, ╚Сталкер╩, ╚Художник╩. Они заняты тем, что надевают лавровый венок на голову автора. Слышны крики: ╚Гениально!╩, ╚Одухотворенно!╩, ╚Территориально!╩.

Я робко подаю голос: - Извините, а где в этой книге завязка, кульминация, портреты главных героев? Нас в школе учили

Мой лепет заглушает громкий смех. Вперед выходит ВТ:

- Послушай, милая, ты, наверно Майн Ридом увлекаешься? А в сумочке у тебя не Маринина ли спрятана?

Смех переходит в хохот. Я мучительно краснею: как они догадались?

ВТ поворачивается к остальным. В его голосе патетика и неистребимый пафос:

- Как же я устал от от бойких ╚жизнеутверждающих╩ текстов амбиционных бездарей!

Все ему наперебой сочувствуют.

Я все еще пытаюсь что-то сказать:

- Я ведь не требую непременно шекспировских страстей. Ну где здесь хоть какая-нибудь интрига, где хоть что-то, что может вызвать интерес нормального человека, не герменевта? Зачем мне эти подробные описания жизни микроцефалов?

Выбегает Дедух:

- Это уже не первое высказывание такого типа. Почему-то каждый считает себя вправе высказать компетентное мнение о литературном произведении. Ну не понимаешь - молчи, молчание - золото. Так нет же, непременно нужно прокричать во всеуслышание о своей дремучести. Ну умница, эта Надежда Горлова, умница. И ты ей не ровня, чтобы так вот безапелляционно выражать "суждение".

Все одобрительно кивают. Я разворачиваюсь и ухожу. Меня душат слезы обиды. Эти люди величают себя интеллигентами, считают себя знатоками литературы, а не способны на элементарную тактичность. Да что с них взять? Они уже поставили себе идола в красный угол и молятся на него. Тем же, кто посмеет выразить отличное мнение, будет объявлен беспощадный джихад. Все на чтение баек про мальчика Юсуфа!

236812  2002-01-09 12:04:22
Yuli
- Мария, Вы, несомненно, правы, да и остроумны. И Горлову Вы изобразили очень верно. Есть такой старый анекдот: "Да нет ничего такого в этом Карузо! А где Вы его слушали? Так Васька напел".
То, что вы изобразили, действительно, очень похоже на Горлову. Может быть, после Вашего отзыва кто-то решит, что и читать ее не стоит. Завязки нет.

236815  2002-01-09 12:38:48
Просто Мария
- Yuli, я хоть женщина и простая, но Вашу тонкую язвительность прочувствовала. Вы не поняли, речь шла не о завязке-развязке, а о нежелании Ваших собратьев по преклонению перед Н.Г. даже слушать любые высказывания о ней, не являющиеся очередным панегириком. Подобная зашоренность и нетерпимость постыдна. Мало того, Ваша компания допускает выпады в адрес оппонентов, достойные пивнушки на полдороге между Урюпинском и Лебедянском. О прозе же Н. Г. стоит поговорить отдельно, несмотря на категоричность и некую законченность суждений отдельных "герменевтов".

236817  2002-01-09 13:12:37
Пионерское звено им. Луи де Фюнеса
- Раньше, когда мы не знали Надежды Горловой, мы рассказывали по ночам страшилки про кладбища, скелеты и Шерлока Холмса. Не всегда достигался требуемый эффект. Теперь у нас есть новое средство - Н.Г. Полчаса чтения перед сном и глюки обеспечены! У нас на поруках Вовочка из неблагополучной семьи. Он говорит, что Н.Г. помощнее клея "Феникс", но чуть слабее "Суперцемента".

241198  2002-04-01 16:31:08
Мистер Х
- Мир - всего лишь щелочка в крышке гроба. Я заглядываю в эту щель и вижу, что он населен либо перенесшими черепно- мозговую травму, либо теми, кому эта травма и не требуется. Имеются также особи с одним лишь спинным мозгом, головной где-то потерялся. Спасибо Надежде Горловой, хоть глаза открыла.

249745  2002-10-03 01:07:44
Нина
- АХ, ЖИВА МАТЬ-СОВЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА, СОВЕТСКИЙ РЕАЛИЗМ, И НЕ ИСТРЕБИТЬ ЕЕ НИКАКИМИ НИ ЗАПАДНЫМИ ПЕРЕВОДАМИ, НИ ПОТОКОМ ИНФОРМАЦИИ!

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100