pokemon go TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

|

Буревестники с Болотной

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение


Драматургия
01 января 2005 года

Русский переплет

Леонид Фролов

 

 



ГОСУДАРСТВЕННАЯ ТАЙНА,

 

или

Ху есть ху

 

 

Комедия в 2-х действиях

 

 

 


 

действующие лица:

 

ПРЕЗИДЕНТ.

БЛАГОМЫСЛОВ Петр Федорович, помощник Президента.

НЕВОДЯЕВ Виктор Викторович, начальник службы безопасности.

ЖЕНА ПРЕЗИДЕНТА.

ОЛИМПИАДА ПЛАТОНОВНА.

ДВОЙНИК ПРЕЗИДЕНТА.

ЖЕНА ДВОЙНИКА.

ПРЕМЬЕР-МИНИСТР.

МИНИСТР ФИНАНСОВ.

МИНИСТР ОБОРОНЫ.

СОКОЕДОВ.

ДВОЙНИК А.

ДВОЙНИК Б.

ДВОЙНИК Г.

ВРАЧ.

САНИТАР.

ВАЛЕНТИНА.

ЗАВСЕГДАТАЙ.

ПИСАТЕЛЬ.

УЧЕНЫЙ.

ВЛАДЫКА.

МИЛИЦИОНЕР.

 

 

действие первое

 

Раннее утро. Резиденция президента. Приемная, кабинет, комната для отдыха. В комнате для отдыха на диване спит президент. В приемной за столом, уставленном телефонами, обложившись газетами, работает помощник президента Благомыслов, человек неопределенного возраста.

 

БЛАГОМЫСЛОВ (читает газету). Президент, играя в теннис, упал на ровном месте... (Швыряет газету, раздраженно). Мать вашу... Сплетники! Базарные бабы! Ну, упал... Ну, и что с того? Всякий может упасть. (Берет другую газету, пробегает глазами). И эти туда же! (Язвительно). Доставлен в загородную резиденцию... Доставлен... А? Выражения какие-то похабные выбирают... Как будто загородная резиденция - вытрезвитель.

 

Входит генерал Неводяев. Держится с превосходством, манеры выдают опытного интригана.

 

НЕВОДЯЕВ. Здравия желаю! Просвещаешься? История с географией... Выеденного яйца не стоит, а расписали... Я завтракать не мог. Аппетит, как корова языком слизала.

БЛАГОМЫСЛОВ. Кто же читает газеты на голодный желудок?

НЕВОДЯЕВ. Полстраны читает на голодный желудок.

БЛАГОМЫСЛОВ. Вы только послушайте! (Читает язвительно). ...хорошо информированные источники утверждают, что состояние здоровья президента не позволит ему в ближайшее время заниматься государственными делами. Как вам это нравится? (Вкрадчиво). Возникает вопрос, что это за хорошо информированные источники?

НЕВОДЯЕВ (разыгрывая простака). Ты меня спрашиваешь? Или там... (тычет пальцем в газету)  так написано?

БЛАГОМЫСЛОВ (невинно). Пока я вас спрашиваю, уважаемый Виктор Викторович, как начальника службы безопасности, чтобы знать, что отвечать президенту, когда он спросит. А он спросит...

НЕВОДЯЕВ (высокомерно). Как начальник службы безопасности, дорогой Петр Федорович, я мог бы послать тебя на хрен! Президент меня спросит, я и отвечу. А тебе не обязан...

БЛАГОМЫСЛОВ (тонко усмехнувшись). Вопрос в том, кого он первым спросит.

НЕВОДЯЕВ (меняет тон, доверительно). ...но как другу, скажу. Происходит утечка информации.

БЛАГОМЫСЛОВ (закатив глаза, многозначительно). Он давно это учуял. Скоро головы полетят.

НЕВОДЯЕВ. Да-а, на пороховой бочке сидим. Фитиль уже тлеет, аж задницу печет. Я бы этим хорошо информированным источникам, старым, испытанным способом, на манер Лаврентия Палыча, зажал бы между дверей...

БЛАГОМЫСЛОВ (перебивает). Надо сначала выяснить, кому зажимать.

НЕВОДЯЕВ. Я выясню, я выясню... (С угрозой). А уж когда я выясню, мало тому источнику не будет. Это кто-то свой паскудит.

БЛАГОМЫСЛОВ (настороженно). Кого вы подозреваете?

НЕВОДЯЕВ (развязно). Всех!

БЛАГОМЫСЛОВ. Всех? А конкретно?

НЕВОДЯЕВ. Конкретно - всех! Даже родную мать! Должность у меня такая. Всех! Кроме президента, разумеется. (Отрывисто). Что ты имеешь против меня?!

БЛАГОМЫСЛОВ (сбит с толку). Я? Ничего... Почему вы спрашиваете?

НЕВОДЯЕВ. Вопросов много задаешь. Наплел про головы... Чьи головы полетят?

БЛАГОМЫСЛОВ (поспешно). Я не вашу голову имел ввиду.

НЕВОДЯЕВ. Чью? Быстро отвечать!

БЛАГОМЫСЛОВ (с готовностью). Чью надо?

НЕВОДЯЕВ (подумав). Пресс-секретаря можно... Он, курва, с журналистами якшается. А язык у него, как помело...

БЛАГОМЫСЛОВ. Согласен. Пусть это будет голова пресс-секретаря.

НЕВОДЯЕВ (вкрадчиво). Ты в какое ухо хозяину шепчешь?

БЛАГОМЫСЛОВ (как бы прицениваясь). В зависимости от обстоятельств. Когда в левое, а когда в правое. А что?

НЕВОДЯЕВ. А то, что сразу в два уха шептать невозможно. Предлагаю тебе союз. Когда ты в левое ухо шепчешь, я буду шептать в правое. Когда я буду шептать в левое, ты шепчи в правое. Понял? Кто имеет доступ к ушам президента, тот правит балом. А по одиночке нас переклюют. По рукам?! И будь со мной на "ты".

БЛАГОМЫСЛОВ (на цыпочках подкрадывается к кабинету президента, прислушивается, возвращается к столу). По рукам. (Обмениваются рукопожатием). Надо выводить его из штопора. В наших с тобой руках судьба всего государства! Мы у руля... пока он... (ударяет по кадыку).

НЕВОДЯЕВ (морщится). Пес с ним, и с рулем, и с государством... Своей бы судьбой распорядиться. А она у него в руках. (Кивает в сторону кабинета). А он - в осадке...

БЛАГОМЫСЛОВ. Доброхотов вокруг слишком много. Сейчас понабегут поправлять его здоровье... после падения...

НЕВОДЯЕВ. Ни в коем случае! Никого не пускать! Чтобы ни грамульки. Из чужих рук... Ты да я... Шмонать каждого, кто бы ни был...

БЛАГОМЫСЛОВ. Прикажи баньку истопить. Попарится, придет в чувства.

НЕВОДЯЕВ. Баньку? Мать честная... Бегу! Мигом организую! Может, правда, отмокнет. (Идет к выходу, возвращается). Оставлю на всякий случай. (Передает пакет). Аналитический обзор. Внутри страны и за рубежом. Совершенно секретно. Передашь лично в руки. Скажешь от начальника службы безопасности. Лично! (Уходит).

БЛАГОМЫСЛОВ (вертит пакет, встряхивает, распечатывает, извлекает плоскую бутылку коньяку). Шмонать каждого, говоришь? Будем шмонать... Ты да я? Знаем мы твои аналитические обзоры... Союзничек. Думаешь, самый умный? (Передразнивает). В какое ухо шепчешь? Да уж я постараюсь во все сразу шептать, хоть сорок тысяч ушей у президента будет. (Прячет пакет с бутылкой в ящик стола).

 

Президент ворочается на диване, мычит во сне, просыпается, трет глаза. Откидывает плед, садится, оправляет майку и трусы.

 

ПРЕЗИДЕНТ (осоловело озираясь). Эт-то... это кто же меня распаковал? Дьявол, голова трещит... Чернобыль, понимаешь... (Пытается встать, плюхается на диван). Как трещит, а? (Кричит). Эй, кто там есть? Повымерли все?

 

Благомыслов подходит к двери, прислушивается. Президент добирается до стола, нажимает кнопку связи, его голос гремит в приемной. Благомыслов вздрагивает.

 

Блудомыслов! Тьфу... (Беспомощно падает в кресло). Всех уволю! Блядомыслов! Уволю всех к чертовой матери! (Пауза). Характер выдерживает, сукин сын! Гордый... (По складам). Бла-го-мыс-лов! Чертяка! Кончай ломать комедию! Тебя, едрена вошь, президент зовет, понимаешь! Живо сюда, Благомыслов!

 

Благомыслов, едва приоткрыв дверь, заглядывает в комнату.

 

БЛАГОМЫСЛОВ (скороговоркой). Доброе утро, господин президент! Звали, господин президент?

БЛАГОМЫСЛОВ (ворчит). Господин президент, господин президент... А господин президент орет, понимаешь, на всю ивановскую. И ни до одной заразы доораться не может. Почему сразу не шел?

БЛАГОМЫСЛОВ (разыгрывает дурака). Я слышу, вроде зовете кого-то... Но вроде бы не похоже, что меня. Потом слышу, нет, вроде бы меня. Вот - явился. Разрешите войти, господин президент?

ПРЕЗИДЕНТ. Входи. Здорово. (Протягивает руку).

 

Благомыслов замечает, что президент в одном нижнем белье, смущается, пятится к двери.

 

Ну, чего застрял?

БЛАГОМЫСЛОВ. Я извиняюсь... Вы это... Как бы в трусах, господин президент...

ПРЕЗИДЕНТ. Естественно, в трусах. А что, президенту трусы не положены?

БЛАГОМЫСЛОВ. Да н-нет, положены... Конечно... Президент... он и в трусах президент.

ПРЕЗИДЕНТ (назидательно). Президент - он и без трусов президент, к твоему сведению. А ты изволил обидеться на своего президента. Гордый, понимаешь...

БЛАГОМЫСЛОВ. Никак нет, господин президент. Не изволил, господин президент, обидеться, господин президент.

ПРЕЗИДЕНТ (морщится). Перестань Ваньку валять, Блудомыслов! Заталдычил... Не нужно мне сто раз повторять! Я и без тебя знаю, что я господин президент. У меня эта казенщина вот тут сидит. (Проводит рукой поперек горла). Кругом подхалимы да прихлебатели. Выпить по-человечески не с кем. Вот вчера... Что вчера получилось, Блядомыслов?

БЛАГОМЫСЛОВ. А что получилось?

ПРЕЗИДЕНТ. Это я тебя спрашиваю, что получилось? Почему мне все проигрывали? Столько пришлось выпить... За каждую победу тост... Я же не бездонная бочка в конце концов!

БЛАГОМЫСЛОВ. Вы вчера были в ударе, господин президент.

ПРЕЗИДЕНТ. В каком смысле? В ударе насчет выпить? Или в ударе насчет тенниса?

БЛАГОМЫСЛОВ. Во всех смыслах в ударе, господин президент.

ПРЕЗИДЕНТ. Подхалим ты, Блядомыслов, подхалим. А еще обижаешься... Как это я был в ударе, если к концу уже по мячу не попадал?

БЛАГОМЫСЛОВ. А к концу уже никто не попадал. Вы своих партнеров перепи... переиграли начисто.

ПРЕЗИДЕНТ. Бесхребетники это, а не партнеры. Мастера по поддавкам! Такие же подхалимы, как ты. Из-за вас у меня сегодня башка разламывается. Что будем делать, Блядомыслов?

БЛАГОМЫСЛОВ (угрюмо). Благомыслов я.

ПРЕЗИДЕНТ (торжествуя). Вот ты и попался! Я же вижу, что обиделся! Ну, какой ты Благомыслов?

БЛАГОМЫСЛОВ. Какой есть. По паспорту...

ПРЕЗИДЕНТ. По паспорту... Мне прекрасно, понимаешь, известно, что ты представляешь из себя по паспорту. А как только гляну на тебя, не обижайся, язык сам по себе выворачивается в другую сторону. Посмотри в зеркало! Чистейшей ты воды Блядомыслов - и ничего другое!

БЛАГОМЫСЛОВ (угрюмо). Благомыслов я.

ПРЕЗИДЕНТ. Ну, надулся. Пошутить нельзя. (Морщится). Не обижайся. Болею я... Здоровье надо бы поправить. Достань-ка, Блудомыслов, из заначки...

БЛАГОМЫСЛОВ. Виноват, господин президент, заначка вся вышла...

ПРЕЗИДЕНТ. Как это вышла? Заначка это заначка. Вся она никогда не должна выходить.

БЛАГОМЫСЛОВ. Не должна. Но Зинаида Петровна, когда прошлый раз приходила, всю ее вывела.

ПРЕЗИДЕНТ (насупился). Та-ак... Кто такая Зинаида Петровна?

БЛАГОМЫСЛОВ. Извиняюсь, ваша супруга.

ПРЕЗИДЕНТ. Наша супруга? Это дома она - наша супруга. А здесь я не знаю никакой Зинаиды Петровны! И знать не желаю! Ясно?!

БЛАГОМЫСЛОВ. Ясно, господин президент!

ПРЕЗИДЕНТ. А если ясно, то почему какая-то Зинаида Петровна является в мой кабинет и распоряжается моей заначкой?

БЛАГОМЫСЛОВ. Я говорил им, что вы рассердитесь. Но они сказали, что она не просто жена, а первая леди...

ПРЕЗИДЕНТ. Что? Еще и первая леди приходила?

БЛАГОМЫСЛОВ. Ваша жена - первая леди...

ПРЕЗИДЕНТ. Нет такой должности в штатном расписании! Первая леди. Понаворочили, понимаешь... Чтобы никаких леди к моим заначкам не подпускать, ни первых, ни вторых, ни сто вторых... Интересное получается дело! Я, выходит, уже сам себе не хозяин! Хозяин я сам себе или не хозяин? Отвечай, Блудомыслов?!

БЛАГОМЫСЛОВ. Нет, господин президент, не хозяин.

ПРЕЗИДЕНТ (изумлен). С каких это пор?

БЛАГОМЫСЛОВ. Сами знаете, с каких пор. С тех пор, как вы, извините, господин президент, стали президентом, господин президент, с тех пор вы над собой не хозяин, господин президент.

ПРЕЗИДЕНТ. А ты не совсем подхалим, Блядомыслов. Кто же, по-твоему, хозяин над господином президентом с утра, после того, как господин президент отмечал победу на теннисном турнире, когда всякому нормальному человеку, если трещит башка, полагается опохмелиться? Кто над ним хозяин?

БЛАГОМЫСЛОВ. Над нормальным человеком? Не знаю... А над вами, господин президент, хозяин один - регламент.

ПРЕЗИДЕНТ (брезгливо). Слово-то какое... Гнусное... Регламент... Ненавижу я этот регламент! К чертовой матери ваш регламент!

БЛАГОМЫСЛОВ. Извините, господин президент, это не наш, господин президент, а ваш, господин президент, регламент, господин президент.

ПРЕЗИДЕНТ (изумленно). Ну ты, бляха, угодник... Белый свет не видывал еще таких. Это же надо наворотить! Не наш господин президент, а ваш господин президент... (Грозит пальцем). Не люблю я этого. Сюсюкаешь без меры... Будь ты мужиком, а не сюсюкалкой! Ну-ка, дай сюда этот чертов регламент.

БЛАГОМЫСЛОВ (подает папку). Пожалуйста, госпо... (Осекся).

ПРЕЗИДЕНТ (читает, сердится). Чего вы тут наколбасили? Чего понаписали, сукины дети?! Я вам что, в каждой бочке затычка? (Жалобно). Пожалейте своего господина президента, разбойники! На части рвете! Вот с этим... (тычет пальцем в регламент) разве премьер не может потолковать, а?

БЛАГОМЫСЛОВ (заученно). Международная практика показывает...

ПРЕЗИДЕНТ (перебивает). А я международной практике показываю - во! (Выставляет кукиш). Ничего президента трепать! Есть премьер, есть министр иностранных дел, есть министр обороны... Пусть порастрясут задницы, поработают мозгами... (Швыряет регламент). Все перелопатить!

БЛАГОМЫСЛОВ. Есть перелопатить! Но...

ПРЕЗИДЕНТ. Что такое?

БЛАГОМЫСЛОВ. Бывают такие ситуации, когда только президент...

ПРЕЗИДЕНТ. Ну-ка, ну-ка... Что это за ситуации, когда только президент?.. Научи меня жить.

БЛАГОМЫСЛОВ. Такие ситуации, когда только президент...

ПРЕЗИДЕНТ. Ну... Ну?!

БЛАГОМЫСЛОВ (высокопарно). Когда только президент!..

ПРЕЗИДЕНТ. Скучно с тобой, Блядомыслов. (Передразнивает). Когда только президент... А что - президент? Сказать не можешь. Ты, Блудомыслов, понимаешь, что значит президент?

БЛАГОМЫСЛОВ. Глава... государства...

ПРЕЗИДЕНТ. Эх, Блядомыслов, Блядомыслов... Официальный ты человек.

БЛАГОМЫСЛОВ. А что я не так сказал?

ПРЕЗИДЕНТ. Глава государства... Сказать такое о президенте, значит, ничего не сказать. Президент - это символ! Загадка! Миф! Ты понимаешь? Миф?! Символ? Это - что? А?

БЛАГОМЫСЛОВ (сбит с толку). Что?

ПРЕЗИДЕНТ (вдохновенно). Это потрясает воображение! Больше ничего не надо! Понял, Блудомыслов? Потрясать - и все!

БЛАГОМЫСЛОВ. Понял, господин президент. Символ, миф, загадка... Потрясать воображение, господин президент... И все...

ПРЕЗИДЕНТ (разочарованно). Э-э, ничего ты не понял! Никто не понимает! Я тебе одно только скажу. Президент, который не потрясает, это уже не президент. (Лукаво). А кто, а? Ответь-ка?..

БЛАГОМЫСЛОВ. Наверно, это бывший президент, господин президент.

ПРЕЗИДЕНТ (удивленно). Да-а? Ай, Блядомыслов! Ай, прохиндеина! Да ведь ты умен, сукин сын! Или хитер? Умен или хитер?

БЛАГОМЫСЛОВ. Как прикажете...

ПРЕЗИДЕНТ. И умен, и хитер, и дураком, понимаешь, умеешь прикинуться, когда надо. И подхалим ко всему прочему. Но попал в самую точку! Помнишь того? (Прикладывает ладонь ко лбу, как бы обозначая пятно). Оленя пятнистого?

БЛАГОМЫСЛОВ (усмехается). Очень даже помню.

ПРЕЗИДЕНТ. Вот он - не потрясал. Только видимость создавал, что потрясает. И - в бывшие!

БЛАГОМЫСЛОВ (подобострастно). Вы совершенно правы.

ПРЕЗИДЕНТ (самодовольно). Прав, потому что у меня много прав. Зрю в корень, понимаешь. И потрясаю! Скажешь - нет?

БЛАГОМЫСЛОВ (вытягивается в струнку). Так точно! Потрясаете!

ПРЕЗИДЕНТ (фанатично). И буду потрясать, едрена мать! (Сердясь). А ты лезешь ко мне со своим дурацким регламентом! Совсем голову заморочил. (Смягчает тон). Ладно... Что у тебя еще? Какие новости? В стране там... И вообще...

БЛАГОМЫСЛОВ. Ваша супруга...

ПРЕЗИДЕНТ (перебивает). Я про страну спрашиваю, а не про вашу супругу. Надоел ты со своей супругой... В стране что нового?

БЛАГОМЫСЛОВ. Как всегда... Обстановка нормализуется...

ПРЕЗИДЕНТ. Это хорошо. А что ваша супруга?

БЛАГОМЫСЛОВ. Наша... в-ваша супруга интересовалась нашим...
в-вашим здоровьем.

ПРЕЗИДЕНТ. А что у меня со здоровьем?

БЛАГОМЫСЛОВ (уклончиво). В газетах сообщение прошло... По состоянию здоровья вы временно не в состоянии заниматься государственными делами.

ПРЕЗИДЕНТ. Кретины! Что они понимают в государственных делах?! У президента башка трещит, вот это государственное дело...

БЛАГОМЫСЛОВ. Принести газеты? Я читал и плевался.

ПРЕЗИДЕНТ. Не надо. Я и плеваться не буду. К здоровью моему прицепились... Здоровье в один момент можно поправить. Где Платоновна? Неводяев где?

БЛАГОМЫСЛОВ. Олимпиада Платоновна еще не пришла. А генерал Неводяев, господин президент, баньку для вас организует.

ПРЕЗИДЕНТ (раздраженно). Он кто, банщик или начальник безопасности? Где его аналитический обзор?

БЛАГОМЫСЛОВ (осторожно). Он лично хотел передать... Да задергался чего-то...

ПРЕЗИДЕНТ. То же дергуньчик... Всучит свой паршивый обзор, а потом льготы выцыганивает... С ним пить, без штанов останешься... (Пауза). Какому прыщу я на хвост соли насыпал? А, Благомыслов?

БЛАГОМЫСЛОВ. Есть мнение, что пресс-секретарь, якшаясь с журналистами... как бы это выразиться... поделикатнее...

ПРЕЗИДЕНТ. Ты свои хорошие манеры оставь при себе. Нечего, понимаешь, деликатесничать. Правду в матку мне подавай. Если скурвился, нечего жеманничать, так и говори, скурвился. Чем он вообще у нас занимается?

БЛАГОМЫСЛОВ. Согласно инструкции о служебных обязанностях пресс-секретарь...

ПРЕЗИДЕНТ (нетерпеливо). Согласно этой инструкции пресс-секретарь у нас говно! Журналистишки, понимаешь, обливают президента помоями, а пресс-секретарю и горя нет... Уволить к чертовой матери!

БЛАГОМЫСЛОВ. Слушаюсь, господин президент! (Подает лист бумаги). Подпишите, господин президент.

ПРЕЗИДЕНТ. Что это?

БЛАГОМЫСЛОВ. Указ об отставке пресс-секретаря, господин президент.

ПРЕЗИДЕНТ (изумлен). Ловок, бестия! (Подписывает). И чтобы завтра во всех газетах! На самом видном месте... Мол, президент здоров... Как никогда... Все системы работают нормально... И портрет! На теннисном корте! Да не перепутайте! Не лежа, а во весь рост!

БЛАГОМЫСЛОВ. Будет сделано, господин президент!

ПРЕЗИДЕНТ. А все-таки ты мерзавец, Благомыслов. Сам знаешь - почему. Ну-ка, ответь своему президенту, почему ты мерзавец?

БЛАГОМЫСЛОВ. Не могу знать, господин президент!

ПРЕЗИДЕНТ. Знаешь, подлец, знаешь. Вон и в газетах пишут... У твоего президента башка раскалывается... А ты президентскую голову не желаешь поправить испытанным народным средством.

БЛАГОМЫСЛОВ. Врачи не разрешают, господин президент.

ПРЕЗИДЕНТ. Ах, Блядомыслов, Блядомыслов... Ты со мной не лукавь. Ты вот что... Ты на меня не обижайся... Я могу брякнуть лишнее. Но если казню, так и милую. Ну... ты понимаешь?

БЛАГОМЫСЛОВ. Понимаю...

ПРЕЗИДЕНТ. Не со зла, конечно. Такая, понимаешь, тоска. Все расписано... Тесно мне в четырех стенах. Ну, хоть как-то надо же развеяться... Я хоть и президент, но все-таки человек... Можешь ты это понять?

БЛАГОМЫСЛОВ. Могу. Ничто президентское вам по-человечески не чуждо, господин президент.

ПРЕЗИДЕНТ. Вот-вот. Я люблю пошутить. Выпить люблю... И ты можешь... шутить. Я тебя миллион раз просил, будь поживее. (Строго). Но чтоб без подлости, без предательства... Этого, понимаешь, не потерплю. А за Блядомыслова... Ты уж не сердись на меня, Блудомыслов.

БЛАГОМЫСЛОВ. Постараюсь, господин президент. Я шутки понимаю.

ПРЕЗИДЕНТ (вздыхает). Какие уж тут шутки... Да... Ты вот что... Ну-ка, как на духу... Только честно... Обиделся?

БЛАГОМЫСЛОВ. Если бы вы со зла, то обиделся бы. А если от тоски - то нет.

ПРЕЗИДЕНТ. Умный ты, змей подколодный... Ох, умный! И хитрый... Ох, хитрый! Только подхалимничаешь чересчур. Мерзко подхалимничаешь... Ты без подхалимажа будь мне предан. Можешь?

БЛАГОМЫСЛОВ. Я постараюсь.

ПРЕЗИДЕНТ. Вот-вот, постарайся. Эх, друга мне не хватает... настоящего... Выпить... По душам потолковать... Не с кем... (Пауза). Погляди-ка не пришла Платоновна.

 

Благомыслов выходит. Президент смотрит ему вслед.

 

С такими от тоски помрешь... Скука смертная... Или напиться... или... парламент разогнать, что ли?

 

Возвращается Благомыслов.

 

Ну, что?

БЛАГОМЫСЛОВ. Олимпиада Платоновна еще не пришла.

ПРЕЗИДЕНТ (вздыхает). Ну, ничего не попишешь... Организуй, Благомыслов.

БЛАГОМЫСЛОВ. Нельзя... врачи... Конечно, если серьезный повод... Вы же сами без повода не признаете.

ПРЕЗИДЕНТ. Ладно тебе... Повод... Не торгуйся... Повод найдем... (Оглядывает помощника с головы до ног). Та-ак... Давай-ка будем возвращать тебя из запаса. Тебя демократы майором из органов турнули? (Разглядывает Благомыслова). В генералы тебе, пожалуй, рановато, заматереть нужно... Ты, давай, матерей... Учись щеки по-генеральски надувать. Ну-ка, попробуй!

БЛАГОМЫСЛОВ. Как прикажете, господин президент. (Надувает щеки).

ПРЕЗИДЕНТ. Жидковат. Тренеруйся... пригодится, понимаешь. В общем на генерала пока не тянешь, а полковник из тебя вполне... Подготовь там бумаги... какие положено...

БЛАГОМЫСЛОВ (поспешно). Все готово, господин президент, подпишите!

ПРЕЗИДЕНТ. Ловок! Ах, ловок, мерзавец! (Подписывает). Одним словом... (Встает). Как главнокомандующий... поздравляю тебя, Благомыслов, с присвоением внеочередного звания "полковник".

БЛАГОМЫСЛОВ (ошалев от счастья). Служу Советскому Союзу!

ПРЕЗИДЕНТ. Эк, хватил! Опомнись, малый! Кому ты служишь? Твоего Советского Союза, едрена вошь, давно и в помине нету!

БЛАГОМЫСЛОВ. Машинально вырвалось... Виноват...

ПРЕЗИДЕНТ (сурово). Смотри у меня...

БЛАГОМЫСЛОВ. Больше не повторится, господин президент.

ПРЕЗИДЕНТ. То-то. Ну, а теперь, как водится. Новое звание полагается обмыть. Вот и повод. Или обмыть, или ты не полковник.

БЛАГОМЫСЛОВ. Только вы меня не выдавайте...

ПРЕЗИДЕНТ (насмешливо). Кому же я тебя выдам, дурень? Давай, шустри... Звания не каждый день присваивают.

 

Благомыслов выходит в приемную. Достает из сейфа бутылку водки, наполняет два фужера.

 

БЛАГОМЫСЛОВ. Да-а, это большой политик. Очень большой! Или, говорит, обмыть, или, говорит, ты не полковник. Нет уж, это серьезный повод. Мы обмоем... И полковники...

 

Подходит к зеркалу, приосанивается, встает по стойке "смирно" отдает честь.

 

Здравия желаю, товарищ полковник!

 

Поворачивается кругом, марширует, печатая шаг, возвращается к зеркалу, снова отдает честь.

 

Полковник Благомыслов! Принести два раза по сто пятьдесят! Есть принести два раза по сто пятьдесят!

 

Отдает честь, берет поднос, строевым шагом идет в кабинет президента.

 

Разрешите, господин президент?

ПРЕЗИДЕНТ. Входи. Долго копаешься. Ну...

БЛАГОМЫСЛОВ (тычется с подносом). Вот... принес... Пожалуйста...

ПРЕЗИДЕНТ. Чего - вот? Чего - пожалуйста? Ты кто - официант?

БЛАГОМЫСЛОВ. Никак нет... Я... полковник... Вы так сказали...

ПРЕЗИДЕНТ. Вот - полковник! Значит, докладывай по полной форме. Как положено. Полковник Блядомыс... э-э... словом, полковник такой-то явился для того-то и того-то. Какой-то ты тугодум, честное слово. Мы же не просто водку пьем, без причины. Выйди и снова войди. По форме...

БЛАГОМЫСЛОВ. Слушаюсь!

 

Выходит и возвращается, чеканя шаг.

 

Господин президент, разрешите доложить! Полковник Блядомыс...
э-э... виноват, полковник такой-то... Блудомыслов... явился по вашему приказанию для обмывания внеочередного звания.

ПРЕЗИДЕНТ. Вот... теперь видно, кто ты и зачем ты. Ну, Благомыслов... (Берет с подноса фужер). Еще раз поздравляю. Давай чокнемся.

БЛАГОМЫСЛОВ. Служу Совет... виноват, Отечеству!

ПРЕЗИДЕНТ (пьет). Служи верой и правдой. (Пьет). А водку поставь. Тебе по чину не положено расслабляться при главнокомандующем.

БЛАГОМЫСЛОВ. Слушаюсь, не расслабляться при главнокомандующем!

ПРЕЗИДЕНТ. Давай-ка я еще раз тебя поздравлю. (Берет второй фужер, пьет). А теперь ступай, служи. И не забудь, как только Платоновна появится, сразу ко мне.

 

Благомыслов уходит. Президент потягивается, делает несколько приседаний.

 

Хорошо... ах, хорошо, когда в душу к тебе никто не лезет, понимаешь. Ну, все! Бриться, умываться... (Уходит).

 

Приемная. Благомыслов возбужденно ходит из угла в угол.

 

БЛАГОМЫСЛОВ (зычно). Вызвать полковника Благомыслова!

 

Строевым шагом направляется к зеркалу, встает по стойке "смирно". Отдает честь. Входит Неводяев. Наблюдает за ним.

 

Здравия желаю, господин полковник!

НЕВОДЯЕВ. Отставить! К пустой голове руку не прикладывают! (Смеется). Ты чего рожи корчишь самому себе? Как клоун...

БЛАГОМЫСЛОВ (обиженно). Я не клоун. Я - полковник!

НЕВОДЯЕВ. Как полковник? Полчаса назад ты был майором. И то в отставке...

БЛАГОМЫСЛОВ. Полчаса... Это немало - полчаса. За полчаса можно бой выиграть...

НЕВОДЯЕВ. Да? В каком же бою ты отличился?

БЛАГОМЫСЛОВ. В ближнем.

НЕВОДЯЕВ (с завистью). Поздравляю, полковник. Слушай, давай по-братски... Как сам? (Кивает в сторону кабинета).

БЛАГОМЫСЛОВ. Как всегда. Большой политик! Оч-чень большой политик! Непредсказуем!

НЕВОДЯЕВ. Это я вижу. Когда он сделает тебя генералом, ты вообще скажешь, что он Бог! Только учти, будешь играть в одиночку, генеральских звезд тебе не видать. Вручил мой пакет?

БЛАГОМЫСЛОВ. Он не взял. Другими делами занялся.

НЕВОДЯЕВ. Не темни, полковник. Какими делами?

БЛАГОМЫСЛОВ. Не темню, генерал. Боролся с утечкой информации.

НЕВОДЯЕВ (настороженно). Ну, и?..

БЛАГОМЫСЛОВ. ...ну и пресс-секретаря куда подальше... послал...

НЕВОДЯЕВ. Слава Богу, пронесло! Это хорошая новость. (Лицемерно). Жаль, конечно, что мужика турнули. Все-таки наш человек...

БЛАГОМЫСЛОВ. А я думаю, ему повезло. Как-никак - посол теперь...

НЕВОДЯЕВ. Раньше бы он на Лубянку бы посол. (Открывает папку, перекладывает бумаги). Нет человека, нет проблемы. Ты ничего больше не хочешь мне сказать, брат полковник?

БЛАГОМЫСЛОВ (нервничая). А что я должен сказать, брат генерал? (Фальшиво). Мы союзники! Соратники, собратья... Мы должны держаться друг друга...

НЕВОДЯЕВ (ерничая). Союзники, союзники... (Держит лист на вытянутой руке, читает про себя). Тут на своего союзника-соратника-сподвижника я очень любопытный материал накопал... (Смотрит проницательно). Ты чего же, брат полковник, скрывал от своего брата генерала, чем ты занимался на Лубянке во времена исторического материализма?

БЛАГОМЫСЛОВ (настороженно). Ты, брат генерал, не спрашивал, я и не лез поперед батьки в пекло.

НЕВОДЯЕВ. По-моему, ты вместе со своими батьками был в самом что ни есть пекле. У брата генерала, брат полковник, имеются каналы, по которым стекается интересная информация.

БЛАГОМЫСЛОВ. Было и быльем поросло. Мало ли чем, брат генерал, мы все когда-то занимались...

НЕВОДЯЕВ. Не поросло, брат полковник... (Читает про себя). Ничего не поросло. Эти семена многолетние всходы дают. Только успевай окучивать. (Меняя тон, в упор). Ты двойников готовил? Не думать! Отвечать сразу!

БЛАГОМЫСЛОВ (поспешно). Готовил не я. Готовил другой. Моя группа обеспечивала условия для подготовки...

НЕВОДЯЕВ. А кто готовил? Быстро!

БЛАГОМЫСЛОВ. Был один... богема не богема... диссидент - не диссидент... всего понемногу. Гением себя считал... Я, говорит, по рангу на уровне Шекспира. По подвалам с дружками представления устраивал. На вождей опус сварганил. Мы его, конечно, быстренько повязали. А в комитете как раз потребность возникла... Короче, предложили ему, давай, реализуй себя, чего ты свой талант по подвалам растрачиваешь... Не буду утверждать, гений он или сумасшедший, но работал мужик - залюбуешься.

НЕВОДЯЕВ. Где теперь этот кандидат в Шекспиры?

БЛАГОМЫСЛОВ. Понятия не имею. Время такое... всех раскидало... Может, его уже того... в тираж вывели... Дело тонкое, сам понимаешь. Государственная тайна!

НЕВОДЯЕВ (загораясь). Найди! Из-под земли достань этого Шекспира! Найдешь - мы спасены!

БЛАГОМЫСЛОВ (тревожно). Что ты надумал?

НЕВОДЯЕВ. Вариант проклевывается... Мы спасены! (Тычет пальцем в сторону кабинета). И он спасен! И демократия наша хренова спасена! Только найди! И готовь генеральские лампасы!

 

Входит премьер-министр. В руках у  него толстый портфель.

 

Тсс... Молчок! Государственная тайна!

ПРЕМЬЕР-МИНИСТР. Здравствуйте, господа!

БЛАГОМЫСЛОВ, НЕВОДЯЕВ. Здравствуйте, господин премьер-министр.

ПРЕМЬЕР-МИНИСТР. Какие новости?

БЛАГОМЫСЛОВ. Разные... Встречу с вами президент отменил.

ПРЕМЬЕР-МИНИСТР. Как он? После вчерашнего?

БЛАГОМЫСЛОВ. Как всегда. Непредсказуем.

НЕВОДЯЕВ. Казнит и милует.

ПРЕМЬЕР-МИНИСТР. Газеты читали? Не успел президент упасть - весь мир трубит об этом. Интересно, кто это у нас язык на привязи держать не умеет?

НЕВОДЯЕВ. Бывший пресс-секретарь.

ПРЕМЬЕР-МИНИСТР. Уже бывший?

НЕВОДЯЕВ. Уже бывший. Он теперь посол, к сожалению. Моя бы воля, он бы у меня посол... на засол...

ПРЕМЬЕР-МИНИСТР (сердито). С такими нечего церемониться! Надо же, какой пидор оказался... А прикидывался нашим... Из-за него вся страна взбаламутилась! Супруга президента волнуется, мне то и дело названивает. Депутаты, как клопы в своем клоповнике зашевелились. Меня в отставку, президента под импичмент подводят...

НЕВОДЯЕВ. Валандаемся мы с ними. Берия на них нет. Он бы им показал импичмент. Навсегда бы заиками оставил.

ПРЕМЬЕР-МИНИСТР (Благомыслову). Это точно, президент меня не примет? Я могу быть спокоен?

НЕВОДЯЕВ. С ним никто не может быть спокоен.

БЛАГОМЫСЛОВ. Президент сегодня никого не примет. Кроме Олимпиады.

НЕВОДЯЕВ (перебивает). Как?! Кроме Олимпиады? Чего же ты сразу не сказал? (Премьеру). Вот вам и спокойствие!

ПРЕМЬЕР-МИНИСТР (уныло). Это он недели на две выпадет из строя. А как быть с моим докладом? Я должен срочно передать...

БЛАГОМЫСЛОВ (Неводяеву, неуверенно). Как ты его шмонать будешь? Премьер все-таки...

НЕВОДЯЕВ. Спокуха... (Отводит премьера в сторону). Что у вас там? (Косится на портфель).

ПРЕМЬЕР-МИНИСТР (возмущенно). Вас не касается... Д-доклад...

НЕВОДЯЕВ (заговорщески). Покажите... (Премьер колеблется). Покажите, покажите... Мне можете доверять. (Украдкой кивает в сторону Благомыслова). Ему - ни в коем случае! Это он пресс-секретаря подставил. А мне - можете. Предлагаю союз. Я сю-сю, ля-ля не люблю. Я человек прямой. Родную мать не пожалею на благо демократии и нашего спокойствия. Показывайте!

 

Премьер-министр извлекает из портфеля водку и коньяк.

 

ПРЕМЬЕР-МИНИСТР. Я подумал, после тенниса президенту необходимо повысить тонус... Как передать?

НЕВОДЯЕВ. Не знаю. Благомыслов не передаст. Он сам в фавориты метит. А мы сегодня к президенту вряд ли попадем.

ПРЕМЬЕР-МИНИСТР. Что же делать?

НЕВОДЯЕВ. Думай... И я буду думать. (Подходит к Благомыслову, негромко). Премьера к президенту ни под каким соусом... Понял?

БЛАГОМЫСЛОВ. Понял.

 

Входит министр финансов, прижимая к груди портфель.

 

МИНИСТР ФИНАНСОВ. Здравствуйте, господа! (Премьеру, почтительно). Здравствуйте, господин премьер-министр!

ВСЕ (вразнобой). Здравствуйте, господин министр.

МИНИСТР ФИНАНСОВ. Как здоровье уважаемого президента?

БЛАГОМЫСЛОВ. Как всегда. Почему вы спрашиваете?

МИНИСТР ФИНАНСОВ. Во всех газетах написано - упал...

БЛАГОМЫСЛОВ. У вас рубль каждый день падает. Вы лучше о здоровье рубля беспокойтесь.

МИНИСТР ФИНАНСОВ (поспешно). Я как раз докладную подготовил... Как поднять рубль.

БЛАГОМЫСЛОВ (с досадой). Погоди ты со своим рублем! Сначала президента поднять нужно. Рубль потом будем поднимать.

НЕВОДЯЕВ. Если мы президента не поднимем, сами упадем, как твой рубль. (Отводит министра в сторону). Что у тебя там?

БЛАГОМЫСЛОВ (отводит в сторону премьер-министра). Извините, господин премьер-министр, я, как полковник, хочу дать один дружеский совет. Не очень-то доверяйте господину Неводяеву.

ПРЕМЬЕР-МИНИСТР. Да-а?!

БЛАГОМЫСЛОВ. Да! (Нашептывает ему, забегая то справа, то слева).

НЕВОДЯЕВ (министру финансов). Мне ты можешь доверять. Этим... (кивает украдкой в сторону премьера и помощника) не рекомендую. Сдадут при случае, как пресс-секретаря сдали.

МИНИСТР ФИНАНСОВ (испуганно). А его уже сдали?

НЕВОДЯЕВ (закатывает глаза). С потрохами.

МИНИСТР ФИНАНСОВ (в ужасе). К высшей мере?

НЕВОДЯЕВ (вздыхает). К сожалению, нет... (Спохватывается). То есть... я хотел сказать, к счастью. Демократия ведь, мать ее... (Коверкая слова). В послы посол...

МИНИСТР ФИНАНСОВ (с завистью). В послы? Хорошо ему...

НЕВОДЯЕВ (заговорщески). Давай заключим союз. Ради нашего общего спокойствия. И нам тоже будет хорошо... Для процветания демократии... (Панибратски). Показывай свою докладную.

МИНИСТР ФИНАНСОВ (извлекает из портфеля бутылку). Может Благомыслова возьмем третьим?

НЕВОДЯЕВ. Говорю тебе, ни в коем случае! С говном продаст! Я уже спорол глупость, доверился! Только лично президенту!

МИНИСТР ФИНАНСОВ. А как?

НЕВОДЯЕВ. Думай... И я буду думать... (Подходит к Благомыслову, шепчет). Министра финансов к президенту - только через твой труп.

БЛАГОМЫСЛОВ. Понял... Или через твой...

МИНИСТР-МИНИСТР (Благомыслову). Спасибо за добрый совет. (Отходит в сторону). Не знаешь, кого слушать. Никому доверять нельзя. Кругом одни интриги. Занесла меня нелегкая в премьеры...

МИНИСТР ФИНАНСОВ. Поеду-ка я лучше в министерство. Рубль поднимать.

ПРЕМЬЕР-МИНИСТР. Опять он со своим рублем. Заколебал ты меня...

МИНИСТР ФИНАНСОВ. А что я? Я ничего... Сами говорите, рубль упал.

ПРЕМЬЕР-МИНИСТР (гневно). Да в гробу я видел твой рубль! Говорят тебе русским языком, президент еб... упал... И мы вот-вот навернемся! А ты все рубль, рубль...

НЕВОДЯЕВ (насмешливо). Он хоть видел рубль-то? Небось, одними баксами упаковался.

БЛАГОМЫСЛОВ. При развитом социализме, помню, на рубль можно было опохмелиться.

НЕВОДЯЕВ (мечтательно). Четвертинку на двоих залудишь по утряночке...

МИНИСТР ФИНАНСОВ. Ну и оставались бы при своем развитом социализме.

НЕВОДЯЕВ. Я бы с превеликим удовольствием остался! Это же вы, демократы хреновы... Давай пузыри пускать, перестройка, реформы, рынок. Доперестраивались... Вместе с твоим рублем падаем.

ПРЕМЬЕР-МИНИСТР. Хватит цапаться! Сейчас вся страна сюда явится. Устроют нам опохмелку. Что делать будем?

МИНИСТР ФИНАНСОВ. Я, как министр финансов, вижу один выход из тупика, в котором оказалась наша страна. Нужно напустить на президента Зинаиду Петровну. Во-первых, жена. Во-вторых, первая леди...

БЛАГОМЫСЛОВ (иронично). А в-третьих, сегодня приказано не пускать Зинаиду Петровну ни как жену, ни как первую леди.

НЕВОДЯЕВ. Что ты имеешь против первой леди?

БЛАГОМЫСЛОВ. Лично я - ничего.

НЕВОДЯЕВ. Мы союзники?

БЛАГОМЫСЛОВ. Союзники.

НЕВОДЯЕВ (премьеру, министру финансов). Мы союзники?

ПРЕМЬЕР, МИНИСТР ФИНАНСОВ. Союзники...

НЕВОДЯЕВ (снимает трубку, сует ее премьер-министру). Тогда вызывай Зинаиду... Попробуем ее, как жену и первую леди...

ПРЕМЬЕР-МИНИСТР. Как попробуем? Не пори горячку. Надо все обдумать, обсосать вопрос со всех сторон...

НЕВОДЯЕВ. В совке не наобсасывался?! Ох, чиновники, любите вы это дело. Хлебом вас не корми, дай пообсасывать... (Решительно). Звони!

 

Входит Олимпиада Платоновна. В руках у нее ведро и швабра. У всех вытягиваются лица.

 

МИНИСТР ФИНАНСОВ (в сторону). Опоздали...

ПЛАТОНОВНА. Здравствуйте, господа хорошие!

ВСЕ (вразнобой, уныло). Здравствуйте, Олимпиада Платоновна.

ПЛАТОНОВНА (Благомыслову). Сокол-то наш у себя? Доложишь?

БЛАГОМЫСЛОВ. Проходите без доклада.

 

К Платоновне приближается Неводяев.

 

ПЛАТОНОВНА. Будешь обыскивать? (Передает швабру и ведро премьер-министру). Подержи-ка, родимый. (Поднимает руки. Неводяеву). Шмонай!

НЕВОДЯЕВ (обходит Платоновну кругом). Ступай пока...

 

Платоновна берет у премьер-министра ведро и швабру, проходит в кабинет президента.

 

БЛАГОМЫСЛОВ. Как она ему водку проносит, ума не приложу...

НЕВОДЯЕВ (премьер-министру). Сколько ты еще будешь обсасывать? Сейчас он хватит стакан-другой и пойдет нас шерстить. Вызывай Зинаиду!

ПРЕМЬЕР-МИНИСТР. Только без хамства! Я пока еще премьер-министр.

МИНИСТР ФИНАНСОВ. Вызывайте, господин премьер-министр, пока вы еще премьер-министр. Демократия в опасности.

НЕВОДЯЕВ. Да провались она, ваша демократия! Мы в опасности, поймете вы это наконец или нет?!

ПРЕМЬЕР-МИНИСТР. Раз вопрос ставится в такой плоскости, считаю нужным проголосовать.

НЕВОДЯЕВ. Тьфу, дурдом! Не зря дума хочет засандалить тебе под зад...

ПРЕМЬЕР-МИНИСТР. Попрошу без хамства. Ставлю вопрос на голосование. Кто за то, чтобы вызвать первую леди для спасения демократии? Прошу поднять руку.

 

Министр финансов и Неводяев поспешно поднимают руки. Благомыслов демонстративно отворачивается.

 

НЕВОДЯЕВ (зычно). Полковник Благомыслов! Встать! Тебе генерал приказывает! (Благомыслов вскакивает). Смотреть мне в глаза! Руки вверх!

 

Благомыслов поднимает руки.

 

(Премьер-министру). Он - за! А вы, господин премьер-министр?

ПРЕМЬЕР-МИНИСТР (поднимает руку). Единогласно.

НЕВОДЯЕВ. Ну, наконец, обсосали! (Премьер-министру). Звони!

ПРЕМЬЕР-МИНИСТР. Подчиняюсь исключительно интересам государства.

 

Начинает набирать номер.

 

Гаснет свет

 

Кабинет президента. Платоновна делает уборку. Входит президент, растирая голову полотенцем.

 

ПРЕЗИДЕНТ. Здорово, Платоновна!

ПЛАТОНОВНА. Здравствуй, касатик!

ПРЕЗИДЕНТ. Ты чего-то припозднилась.

ПЛАТОНОВНА (сердечно). Припозднишься тут... Мой басурман отчебучил. На заводе с получкой полгода мариновали. А вчера деньги сразу за два месяца выдали. Он и назюганился от радости. На ушах приполз. И так храпел, паразит! Всю ночь спать не давал!

ПРЕЗИДЕНТ. И я, понимаешь, храпел.

ПЛАТОНОВНА. А, вам, значит, тоже получку выдали? И ты лишку хватил...

ПРЕЗИДЕНТ. Да кто ж ее знает, эту лишку?

ПЛАТОНОВНА. Раз храпел, стало быть, лишку. Все вы, мужики, одинаковы. Так, паразит, храпел! Я и опоздала...

ПРЕЗИДЕНТ. Если бы не опоздала, на одного полковника было бы меньше.

ПЛАТОНОВНА. Как это?

ПРЕЗИДЕНТ. Долго объяснять. Слабость человеческая.

ПЛАТОНОВНА. У каждого есть слабости.

ПРЕЗИДЕНТ. Ты, Платоновна, женщина с понятием. Принесла?

ПЛАТОНОВНА. Принесла, принесла.

ПРЕЗИДЕНТ. Ну, давай... Как всегда. Здоровье мое поправим. Слыхала, небось, я упал вчера...

ПЛАТОНОВНА. Да ну?

ПРЕЗИДЕНТ (обиженно). Во всех газетах уже об этом раструбили.

ПЛАТОНОВНА. Я газет не читаю.

 

Переворачивает швабру, отъединяет палку от щетки, вытаскивает из торца палки затычку, наливает из палки в стакан самогон.

 

Мой вчера тоже, раз двадцать, наверно, шмякнулся, пока до дома докандехал. Весь уваздохался. Пришлось и ему стакашек с утра поднести. Пей, да больше не падай.

ПРЕЗИДЕНТ (пьет, заедает огурцом, протянутым Платоновной). У-у, крепок! Качественный у тебя самогон, ничего не скажешь.

ПЛАТОНОВНА. Это тебе не водка. Никакой химии. Выпей еще стакашек.

 

Наливает.

 

ПРЕЗИДЕНТ (пьет). Хорошо мне с тобой, Платоновна!

ПЛАТОНОВНА. Чего ж хорошо-то?

ПРЕЗИДЕНТ. Живая душа... Посидишь, поговоришь по-людски. Выпьешь. Не спеша, вольготно, без регламента... без этого... протокола. (Передразнивает). Слушаюсь, господин президент, так точно, господин президент... С ихним регламентом человеком перестаешь себя чувствовать. Если бы ты только знала, как мне не хватает друга!

ПЛАТОНОВНА. Кто ж тебя неволит, ангел мой? Заведи...

ПРЕЗИДЕНТ. Легко сказать - заведи... Друг не мандавошка... У королей и президентов друзей не бывает. Только верноподданные. А если, не приведи Господи, появится рядом друг-приятель, верноподданные тут же его разорвут и слопают. Паршивая должностенка у меня, если вникнуть.

ПЛАТОНОВНА. Да, не сахар. И не бросишь.

ПРЕЗИДЕНТ. Не бросишь. В том-то вся загвоздка. Кто этот воз кроме меня потянет? Кто наше российское дерьмо разгребет? Кроме меня - никто!

ПЛАТОНОВНА. Не жалеешь ты себя, родимый.

ПРЕЗИДЕНТ. Ладно, Платоновна, не об этом речь. Давай выпьем за дружбу. Плесни-ка себе. Люблю я тебя, Платоновна! Один настоящий товарищ у меня остался - это ты! Люблю и уважаю! Знаешь за что?

ПЛАТОНОВНА. За то, что самогонку хорошую гоню?

ПРЕЗИДЕНТ. Нет... И за это, конечно... (Хитро улыбается). Не знаешь? За то, что ты не читаешь эти вонючие газеты. (Смеется). А еще за то, что ничего у меня не просишь.

ПЛАТОНОВНА (грубовато). А что мне у тебя просить?

ПРЕЗИДЕНТ (хохочет). Ну, ты даешь, голуба! Ты выйди в приемную, спроси у шакалов, которые там толпятся, что можно попросить у президента... Они тебя живо научат.

ПЛАТОНОВНА. Да ну их! Давай выпьем!

ПРЕЗИДЕНТ. Давай выпьем! За нашу с тобой дружбу!

 

Чокаются, пьют.

 

(Смеется). Нет, Платоновна, ты меня насмешила! Чего, говорит, у тебя просить?! Слушай! А ты возьми и попроси, а?!

ПЛАТОНОВНА. Отстань!

ПРЕЗИДЕНТ. Нет, ты попроси!

ПЛАТОНОВНА. Отвяжись, крапива!

ПРЕЗИДЕНТ (смеется). Нет, попроси!

ПЛАТОНОВНА. Где это видано, чтобы баба у мужика просила. Это ты у меня попроси. Небось, разучился у баб просить...

ПРЕЗИДЕНТ (смеется). Ох, Платоновна!

ПЛАТОНОВНА (смеется). Ох, крапива! А уж если на то пошло, попрошу. Пусть этот, который твоя безопасность, не суется меня обыскивать.

ПРЕЗИДЕНТ (хмуро). А он суется?

ПЛАТОНОВНА. Вот-вот начнет лапать. Я не за себя боюсь. За швабру. А ну, как унюхает?

ПРЕЗИДЕНТ. Не унюхает. (Грустно). Говорю тебе, Платоновна, эта свора не позволит мне иметь друзей. Налей-ка малость...

ПЛАТОНОВНА (наливает). Ты этим делом не злоупотребляй. Выпить - выпей, но так, чтобы не падать.

ПРЕЗИДЕНТ. Постараюсь, Платоновна. (Пьет). Расстроился я, понимаешь... Сильно расстроился.

ПЛАТОНОВНА. Из-за своры?

ПРЕЗИДЕНТ. Да нет, со сворой я, тьфу-тьфу... (Плюет через левое плечо). Пока справляюсь. Мысли мои меня расстроили. Тут такая катавасия. Даю я прием. В честь глав ближнего зарубежья. Терпеть не могу я эти дурацкие приемы! Стою, понимаешь, истукан-истуканом. Улыбаюсь, как ненормальный, жду, когда вся эта бодяга закончится. И вдруг!.. Главное, ни с того, ни с сего, так, понимаешь, яйца зачесались! Спасу нет! Можешь себе представить? Так зачесались, проклятые, аж глаза на лоб полезли! Что прикажешь делать?

ПЛАТОНОВА. Как это? Взять да и почесать, если чешутся. На меня, бывает, тоже... Чих, как нападет! Да в самом неподходящем месте где-нибудь... Я уж знаю, сдерживаться бесполезно. Надо чихать. И все дела. Раз десять подряд, бывает, чихнешь... Так и с яйцами. Обыкновенное дело. Житейское...

ПРЕЗИДЕНТ. Это у тебя житейское. А у меня государственное! Прием, понимаешь!? Главы ближнего зарубежья! А тут у президента яйца, чтобы их разорвало, как взбесились! Хоть зубами их грызи! И стою я, понимаешь, у всех на виду. Правильно, другой так и поступил бы, как ты советуешь. От души бы их продрал!

ПЛАТОНОВНА. Я ж тебе и толкую. Делов-то куча, мужику яйца свои поскрести...

ПРЕЗИДЕНТ. А вот теперь ты не права, Платоновна, Принципиально не права. Давай выпьем и я тебе все объясню.

 

Наполняют стаканы.

 

Тост нужен. Без тоста, Платоновна, это - пьянка, а с тостом - мероприятие.

ПЛАТОНОВНА. Тебе виднее. Говори, за что пьем?

ПРЕЗИДЕНТ. За то, чтобы, если чешется, всегда можно было бы это место почесать.

ПЛАТОНОВНА. Правильно говоришь. И чихнуть, если чихается!

ПРЕЗИДЕНТ. И чихнуть!

 

Чокаются, пьют.

 

ПЛАТОНОВНА. Так почесал ты все-таки яйца? Или не почесал?

ПРЕЗИДЕНТ. В том-то и вопрос! Ты слушай! Стою, дурак - дураком. Терплю из последних сил. Думаю, как Ленин: что делать? И не могу принять решение! Вот что мне обидно, Платоновна! Вот что меня расстроило. Я когда Верховный Совет разгонял, так не задумывался. Но времена-то меняются... Оцениваю ситуацию и понимаю: чесать нельзя. А телевизионщики, суки, со своими камерами, как нарочно, меня под прицелом держат. Я потом специально вечерний выпуск новостей лично перешерстил. Рожа у меня была - не передать...

ПЛАТОНОВНА. Бог ты мой, да скребанул бы ты свои дурацкие муде, родимец, и дело с концом!

ПРЕЗИДЕНТ. Политика, Платоновна, Я скребану, а назавтра все газеты раструбят, мол, президент недвусмысленно продемонстрировал свое отношение к странам ближнего зарубежья. Ты что?! Мало мне скандалов?! Терплю, одним словом. Рядом министр иностранных дел с ноги на ногу переминается. Шепчу, прикрой, дескать, встань впереди меня... Он - ни с места. Ну, змей, думаю, тупой, или специально под монастырь подставляет. Какой же ты министр иностранных дел, едрена вошь, если на глазах у всего мирового сообщества у твоего президента яйца огнем горят? Я уже ему открытым текстом семафорю, а он только глазами шмырк да шмырк. Болван ты, думаю, а не министр! Копец тебе пришел... Выгоню с волчьим билетом к чертовой матери!

ПЛАТОНОВНА. Вроде министр иностранных дел у нас пока на месте...

ПРЕЗИДЕНТ. Они все не на месте. Завлабы...

ПЛАТОНОВНА. Так чего же не выгнал?

ПРЕЗИДЕНТ. Яйца утихомирились, на его счастье... Представляешь, раз - и как рукой сняло! В один миг...

ПЛАТОНОВНА. Бывает же такое... Я тоже - чихаю, чихаю и вдруг моментально все проходит.

ПРЕЗИДЕНТ. Я потом министра спрашиваю, чего не прикрыл?

ПЛАТОНОВНА. Действительно... А он?

ПРЕЗИДЕНТ (презрительно). По протоколу, говорит, не положено, чтобы на приеме министр становился впереди президента. Во, буквоедина! А положено, говорю, по протоколу твоему херову, чтобы у президента во время приема яйца чесались? Он опять своими зыркалками шмырк, шмырк. Какие, говорит, яйца? Меня такое зло взяло! Я ему говорю, между прочим, говорю, у президентов и министров, если они мужики, яйца есть и иногда они, понимаешь, чешутся, как сумасшедшие. А он мне знаешь, что ответил? Может быть, говорит, я про свои давным-давно и думать забыл... Ну, что ты с такого возьмешь?! В общем не выгнал пока. Но расстроился...

ПЛАТОНОВНА. Не бери в голову.

ПРЕЗИДЕНТ. Да как же не брать-то? Депутатов разогнал - не постеснялся, а тут... Не-ет, это серьезный вопрос...

ПЛАТОНОВНА. Мне бы твои заботы. Я тоже скоро пойду правительство разгонять. Какого рожна моему мужику получку по полгода не дают? Фармазоны!

ПРЕЗИДЕНТ. Фармазоны... Министру финансов пора выволочку устроить. Он у меня допрыгается! Эх, Платоновна, никому ничего доверить нельзя. Во все самому приходится встревать. А разве за всем уследишь?

ПЛАТОНОВНА. Ты, соколик, ухо востро держи. Как бы тебя не облапошили.

ПРЕЗИДЕНТ. Не облапошат. Не родился еще такой человек, который меня облапошит. Был один... олень пятнистый... и вышел. Кто меня облапошит, тот трех дней не проживет. Давай выпьем... (Пьют).

 

Приемная. В приемной томятся премьер-министр, министр финансов, Неводяев. Благомыслов за столом перебирает бумаги. Стремительно входит Зинаида Петровна. Премьер-министр устремляется ей на встречу.

 

ПРЕМЬЕР-МИНИСТР. Зинаида Петровна, голубушка, ждем вас, как ясное солнышко.

НЕВОДЯЕВ. Как первую леди, так сказать.

МИНИСТР ФИНАНСОВ. Как спасительницу нашу... демократии...

БЛАГОМЫСЛОВ (мурлычит за столом). Ты, Зин, на грубость нарываешься...

ЖЕНА ПРЕЗИДЕНТА (нервно). Что такое?

ПРЕМЬЕР-МИНИСТР (Благомыслову). Прошу без хамства! (Жене президента, галантно). Прекрасно выглядите... Ваш новый костюм... Я бы сказал, безупречно... И совершенно только к вашему лицу...

ЖЕНА ПРЕЗИДЕНТА (не без кокетства). Вы так считаете? А мне кажется, он слишком смел для первой леди.

ПРЕМЬЕР-МИНИСТР (вкрадчиво). Первая леди и должна быть смелой женщиной. И все в ней должно быть смелым. И одежда, и лицо, и душа.

ЖЕНА ПРЕЗИДЕНТА. Вам не кажется, что пуговицы сюда нужны другие? Я бы сказала, несколько демократичнее?

НЕВОДЯЕВ (грубовато). Куда ж еще демократичнее? И так, небось, сходу расстегиваются... Не в пуговицах дело... у нас каша заварилась, не расхлебать...

ПРЕМЬЕР-МИНИСТР (перебивает). По-моему, демократичнее ваших пуговиц не придумаешь. У вас абсолютно безупречный вкус.

ЖЕНА ПРЕЗИДЕНТА (явно польщена). А как вы думаете, кто автор этой модели?

ПРЕМЬЕР-МИНИСТР. Юдашкин? Слава Зайцев? По крайней мере, уровень не ниже Кардена.

ЖЕНА ПРЕЗИДЕНТА (торжествуя). Вот и не угадали! У меня портниха еще с обкомовских времен. Она и сварганила. Дешево и сердито!

ПРЕМЬЕР-МИНИСТР (внушительно). А я подумал, что уровень не ниже лучших кутюрье.

ЖЕНА ПРЕЗИДЕНТА. Сегодня я планировала заняться с президентом имиджем.

НЕВОДЯЕВ. Чем?

ЖЕНА ПРЕЗИДЕНТА. Имиджем. А что?

НЕВОДЯЕВ. Да нет, я просто так... Занимайтесь, чем хотите...

ЖЕНА ПРЕЗИДЕНТА. Он не понимает, насколько это важно. Я из кожи лезу вон, чтобы поднять его чертов имидж! Но моих усилий явно недостаточно.

БЛАГОМЫСЛОВ (в пространство). Поднимают не имидж, а рейтинг.

ПРЕМЬЕР-МИНИСТР. Попрошу без хамства.

ЖЕНА ПРЕЗИДЕНТА (надменно). Я прекрасно знаю, что поднимают президенту...

НЕВОДЯЕВ (нетерпеливо). Поднимайте, опускайте, только меньше разговоров. На пороховой бочке сидим! Вот-вот жахнет!

МИНИСТР ФИНАНСОВ (жене президента). Верните президента к активной государственной деятельности.

ПРЕМЬЕР-МИНИСТР. Страна бурлит, народ бастует, мы парализованы. А президент падает... Нам нужно совместными действиями оказать на него положительное влияние.

ЖЕНА ПРЕЗИДЕНТА. Мне так трудно... я рассчитываю на вашу помощь.

НЕВОДЯЕВ. Поможем, поможем... Мы все здесь союзники...

ПРЕМЬЕР-МИНИСТР. Мы все вместе поднимем его имидж. Я рад, что вы с нами в одной упряжке.

МИНИСТР ФИНАНСОВ. Ступайте к нему и поскорее верните его к активной деятельности!

БЛАГОМЫСЛОВ (каверзно улыбаясь). Сейчас вы наподнимаетесь... Сейчас он вам покажет свой настоящий имидж.

ЖЕНА ПРЕЗИДЕНТА (тревожно). Что такое?

ПРЕМЬЕР-МИНИСТР. А я еще раз попрошу, без хамства!

НЕВОДЯЕВ (Благомыслову, угрожающе). Полковник! Что ты имеешь против того, чтобы первая леди поднимала имидж у президента?

БЛАГОМЫСЛОВ. Ничего. Поднимайте на здоровье. Но не забудьте, он непредсказуем.

МИНИСТР ФИНАНСОВ (обходит жену президента справа). И неуправляем.

ПРЕМЬЕР-МИНИСТР (обходит жену президента слева). А непредсказуемый и неуправляемый президент очень опасен...

МИНИСТР ФИНАНСОВ. Для государства...

НЕВОДЯЕВ. Хрен с ним, с государством! Он для нас опасен!

ПРЕМЬЕР-МИНИСТР. Непредсказуемый и неуправляемый президент опасен и для государства, и для своего ближайшего и верного окружения...

МИНИСТР ФИНАНСОВ. И для жены в конце концов, как для первой леди, тоже опасен.

ПРЕМЬЕР-МИНИСТР (вкрадчиво). Решайтесь, голубушка.

ЖЕНА ПРЕЗИДЕНТА (нервно). Как я выгляжу?

ПРЕМЬЕР-МИНИСТР. Неотразимо!

ЖЕНА ПРЕЗИДЕНТА. Я вчера к ужину пельмешек налепила... котлеток нажарила... Мой обожает пельмешки и котлеты. Но он не соизволил появиться к ужину!

ПРЕМЬЕР-МИНИСТР. Ступайте к нему и скажите... Про пельмешки и котлетки...

МИНИСТР ФИНАНСОВ. Костюм заодно продемонстрируйте...

БЛАГОМЫСЛОВ (с ухмылкой). Только учтите, там Олимпиада Платоновна.

ЖЕНА ПРЕЗИДЕНТА. Что-о?! Почему сразу не доложили?!

 

Решительно устремляется в кабинет президента. Платоновна начинает торопливо собирать швабру. Президент смотрит на жену несколько осоловело, туго соображая, что происходит.

 

(Скандально). Как прикажешь это понимать?! Я собираюсь заняться с тобой имиджем... А ты... А вы... Заперлись среди бела дня...


ПЛАТОНОВНА. Имиджем? Прямо в кабинете? Дома что ли нельзя?

ЖЕНА ПРЕЗИДЕНТА (надменно). А с вами, уважаемая, у меня будет отдельный разговор. (Президенту). Нам необходимо остаться наедине. (Сбивается с напористого тона). Почему ты ничего не говоришь о моем новом костюме? (Неуверенно). Думаешь, это от Юдашкина? От Славы Зайцева? Премьер подумал, что это Карден... Он совсем профан в стилях... Ну, не молчи же! Почему ты молчишь?

ПРЕЗИДЕНТ (приходит в себя). Эт-та... Эт-та еще что такое? Какой Слава? Какой Карден? Кто позволил?! Как ты сюда попала?!

ЖЕНА ПРЕЗИДЕНТА (показывает на Платоновну). А она как попала?

ПРЕЗИДЕНТ (заходится в гневе). Что-о?! Кто посмел пропустить?! По заначкам явилась шарить? (Зычно). Блядомыслов! Негодяев! Ко мне! Жива-а! Р-распустились, понимаешь...

БЛАГОМЫСЛОВ (всем, кто в приемной). Ну? Вот вам и имидж, и рейтинг, и регламент... (Спешит на зов президента).

НЕВОДЯЕВ (в страхе). Все! Бочка с порохом взорвалась... Сейчас будет море крови... (Спешит за Благомысловым).

 

Оба, в один голос.

 

Вызывали, господин президент?

ПРЕЗИДЕНТ (показывает пальцем на жену). Эт-та что такое?

 

Благомыслов, Неводяев переглядываются, пожимают плечами.

 

Что это такое?! Вас президент спрашивает! Отвечать!

БЛАГОМЫСЛОВ. Это... ваша... господин президент, жена... господин президент...

ПРЕЗИДЕНТ. Вижу, что не твоя и не Блина Клинтона! Негодяев!?

НЕВОДЯЕВ (поспешно). Первая леди, так сказать, господин президент.

ПРЕЗИДЕНТ. Я спрашиваю, почему эта... первая леди здесь?! Кто разрешил?! Куда смотрит моя безопасность?! Что-о? Генеральские погоны давят? Могу облегчить плечи!

ЖЕНА ПРЕЗИДЕНТА. Не кричи! Я здесь именно потому, что первая леди...

ПРЕЗИДЕНТ (кричит). Не пускать! Негодяев! Ни первую, ни вторую, ни сто вторую!..


ЖЕНА ПРЕЗИДЕНТА. Считай, считай... Всех своих баб считай... Интересно, а жену Билла Клинтона охрана тоже не пускает в Белый дом?

ПРЕЗИДЕНТ (запальчиво). Негодяев, какой был приказ про жену Блина Клинтона?

НЕВОДЯЕВ (выпучив глаза). Жену Блина Клинтона приказано было тоже не пускать!..

ПРЕЗИДЕНТ (опомнившись). Тьфу, балбес! Совсем меня запутал... Ты хоть думай, про чью жену речь...

НЕВОДЯЕВ. Про вашу... и Билла Клинтона.

ПРЕЗИДЕНТ. У меня с вами скоро крыша поедет.

НЕВОДЯЕВ. Виноват, господин президент!

ПРЕЗИДЕНТ. Да не господин президент виноват, черт тебя дери! С женами не можете разобраться!

ЖЕНА ПРЕЗИДЕНТА. Как ты с нами разговариваешь? Я из кожи лезу вон, стараюсь твой имидж поднять...

ПЛАТОНОВНА (президенту). Чего она у тебя все поднимает, касатик, поднимает, никак поднять не может?

ПРЕЗИДЕНТ. Имидж... приспичило ей... первая леди как никак...

ПЛАТОНОВНА. А-а... (Жене президента). По-русски что ли сказать нельзя? (Президенту). А сам он у тебя не поднимается?

ПРЕЗИДЕНТ. Сейчас поднимется.

ЖЕНА ПРЕЗИДЕНТА. Я вчера пельмешек настряпала, котлеток нажарила. А тебя только и видели... У тебя служба, но и у меня есть свои служебные обязанности.

ПРЕЗИДЕНТ. Неводяев!

НЕВОДЯЕВ. Слушаюсь, господин президент!

ПРЕЗИДЕНТ. Проводить первую леди к месту исполнения ее служебных обязанностей!

НЕВОДЯЕВ. Слушаюсь, господин президент! (Недоуменно). А... куда прикажете, господин президент?

ПРЕЗИДЕНТ. На кухню! К пельмешкам и котлетам!

ЖЕНА ПРЕЗИДЕНТА. Правильно про тебя говорят! Ты непредсказуем и неуправляем...

ПРЕЗИДЕНТ. Кто говорит?

ЖЕНА ПРЕЗИДЕНТА. Все говорят! Вся страна! В приемной...

ПРЕЗИДЕНТ (выскакивает в приемную). А-а! Вся страна тут!

ПРЕМЬЕР-МИНИСТР. Позвольте я вам все объясню...


ПРЕЗИДЕНТ. Цыц! Не нравится непредсказуемый президент? Переделать его задумал?! (Министру финансов). И ты притащился?!

МИНИСТР ФИНАНСОВ. Позвольте я вам все объясню?

ПРЕЗИДЕНТ. Не позволю! Тоже президента исправлять решил? Тебе что поручено? Тебе финансы исправлять поручено, а не президента! У тебя люди по полгода без зарплаты! А ты президентом управлять задумал? Благомыслов!

БЛАГОМЫСЛОВ. Слушаюсь, господин президент!

ПРЕЗИДЕНТ. Услали пресс-секретаря в послы?

БЛАГОМЫСЛОВ. Так точно, услали!

ПРЕЗИДЕНТ (берет за шиворот министра финансов). И этого тоже усрать! Куда подальше с моих глаз! В Тмутаракань!..

БЛАГОМЫСЛОВ. Уже готово, господин президент!

ПРЕЗИДЕНТ (недоуменно). Не понял? Что готово?

БЛАГОМЫСЛОВ. Указ готов, господин президент. В Тмутаракань. Подпишите... (Подсовывает указ).

ПРЕЗИДЕНТ. Ах, бестия! Ловок! Смотри, самого себя не переловчи когда-нибудь. (Подписывает указ).

ЖЕНА ПРЕЗИДЕНТА. Нет, все-таки ты неуправляем!

ПРЕЗИДЕНТ. Опять двадцать пять! Если бы я был управляем, со мной давно случилось бы то же самое, что с этим... пятнистым... Тем же самым и накрылся бы... И вы следом за мной...

ПРЕМЬЕР-МИНИСТР (робко). А мне куда теперь?

ПРЕЗИДЕНТ (обходит присутствующих). Охомутать меня задумали? (Смеется). Хренушки! Еще не родился человек, который меня охомутает! (Зычно). Все по местам! (Премьер-министру). Ты пока реформы продолжай...

ПРЕМЬЕР-МИНИСТР (в сторону). Пронесло...

ПРЕЗИДЕНТ (министру финансов). Ты - в Тмутаракань. С глаз долой...

МИНИСТР ФИНАНСОВ (премьеру). Кого пронесло, а кого вынесло...

ПРЕЗИДЕНТ (жене). Ты к пельмешкам и котлеткам... (Благомыслову, Неводяеву, показывает кулак). А вы... последний раз прощаю...

НЕВОДЯЕВ (Благомыслову, украдкой). Завтра же мне найди своего Шекспира...

ЖЕНА ПРЕЗИДЕНТА. А когда же мы имидж поднимать будем?

ПРЕЗИДЕНТ (усмехаясь). Разве его еще нужно поднимать?

ВСЕ (хором). Нет, нет... имидж у вас в полном порядке.


ПРЕЗИДЕНТ. То-то... Смотрите у меня! Все свободны! Платоновна, наводи марафет.

 

Все поспешно покидают кабинет. Остаются президент и Платоновна. Платоновна начинает разбирать швабру.

 

Занавес

 


действие ВТОРОЕ

 

Палата психиатрической больницы. Пять кроватей. Стол. Двойник Б. и Двойник Г., сидят на кроватях, Сокоедов расположился за столом, что-то пишет. Над столом висят портреты Брежнева, Андропова, Горбачева. В дверях, пятясь, что-то высматривая в коридоре, появляется Двойник А.

 

ДВОЙНИК Г. Чего ты там высматриваешь, Юрий Владимирович?

ДВОЙНИК А. Тсс... совершенно секретно. К нам хотят внедрить... того... отщепенца...

ДВОЙНИК Б. Их много всяких... Какого из них, Андроп Юрьевич?

ДВОЙНИК А. Того самого... Черта сибирского...

ДВОЙНИК Г. Ну, наконец-то! (Крестится). Есть все-таки Бог на свете.

ДВОЙНИК А. (сурово). Бога нет, товарищ генеральный секретарь. Я за такие мысли в лагеря отправлял.

ДВОЙНИК Г. Извините, товарищ генеральный секретарь, я всегда с вами соглашался, как с верным ленинцем, но теперь позволю себе смелость возразить, как верный ленинец. Если есть черт, значит...

ДВОЙНИК Б. А я его что-то не помню...

ДВОЙНИК А. Ты вообще что-нибудь помнишь, неизвестный покоритель целины?

ДВОЙНИК Б. (вынимает из кармана бумажку, читает). Я, как генеральный секретарь ЦК КПСС, со всей ответственностью заявляю...

ДВОЙНИК Г. Товарищи генеральные секретари! Предлагаю созвать внеочередное заседание политбюро по поводу совершенно секретного сообщения, сделанного Юрием Владимировичем.

ДВОЙНИК А. Согласен. (Двойнику Б.). Эй, гундявый, иди сюда, политбюро проводить будем.

ДВОЙНИК Б. (заглядывает под кровать, шарит под подушкой). Я не пойду. Андроп Владимирович опять у меня награды стыбрил. Без них я отказываюсь заседать.

ДВОЙНИК А. Не смеши людей, отказник. Все пузо увесил, как пугало...

ДВОЙНИК Г. (Двойнику А.). Товарищ генеральный секретарь! Я, как генеральный секретарь, прошу вернуть награды генеральному секретарю. Вы срываете политбюро.

ДВОЙНИК А. Новые нарисует. Он мастак.

ДВОЙНИК Б. (Сокоедову). Зиновий, велите Андропу Андроповичу вернуть мне награды. Меня на политбюро вызывают...

СОКОЕДОВ (продолжая писать). Юрий Владимирович, верните награды Леониду Ильичу.

ДВОЙНИК А. Он лишен их, как незаслуженно присвоенных...

ДВОЙНИК Б. (хнычет). У тебя нет таких полномочий. Лишает наград только Президиум Верховного Совета. (Сокоедову). Пусть отдаст награды, Зиновий.

СОКОЕДОВ (отрываясь от стола, Двойнику А.). Отдай Брежневу цацки!

ДВОЙНИК А. (ворчит). Больно много ему чести.

СОКОЕДОВ (вскакивает, роняя стул). Отдай цацки, кому говорят!

ДВОЙНИК А. (швыряет Двойнику Б. награды, сделанные из бумаги). Возьми, склеротик. В сортир только ходить с твоими наградами...

ДВОЙНИК Б. (цепляет награды на грудь). Свои заслужи и ходи с ними, куда хочешь.

ДВОЙНИК А. Ты заслужил...

ДВОЙНИК Б. Заслужил, представь себе! Ты мои книги читал? Там все написано...

ДВОЙНИК Г. (Двойнику А.). Юрий Владимирович, ты всегда ратовал за дисциплину, а сам вносишь беспорядок. (Двойнику Б.). Ты готов Леонид Ильич?

ДВОЙНИК Б. Я, как юный пионер-ленинец, всегда готов! Кто будет председателем?

ДВОЙНИК Г. Я!

ДВОЙНИК Б. Почему сразу ты? Почему не я?

ДВОЙНИК А. Потому что у тебя челюсть вываливается, когда ты рот открываешь. (Двойнику Г.). Я между прочим, тоже ум, честь и совесть. И генсек. И президент вдобавок. Не хуже тебя справлюсь.

ДВОЙНИК Г. Ты не можешь долго говорить - задыхаешься.

ДВОЙНИК Б. Хрен с ним! Пусть будет председателем.

ДВОЙНИК А. Все-таки пролез, олень меченый.

ДВОЙНИК Г. Попрошу выражаться по порядку. Предлагаю следующую повестку дня: выработка генеральной линии в отношениях с...

ДВОЙНИК Б. (перебивает). Погоди, может, это и не он вовсе?

ДВОЙНИК А. Он! Официально заявляю. Как председатель КГБ.

ДВОЙНИК Б. А я тебе заявляю, как большевик - большевику: обговнялся ты вместе со своим КГБ. По уши! Сахарова выслали, интеллигенцию гнобили, мою дочь под колпаком держали... Мешала она тебе? Зато под носом у себя оборотня проглядели.

ДВОЙНИК А. Про дочь молчал бы. Вырастил спекулянтку. А оборотня вот кто проглядел! (Тычет в Двойника Г.).

СОКОЕДОВ (в сердцах швыряет ручку). Ну, затянули волынку! Не дадут поработать. С этими коммуняками Шекспира не обскачешь.

ДВОЙНИК Г. Прошу соблюдать регламент. Я никому не давал слова.

ДВОЙНИК А. А тебя никто и не спрашивает...

ДВОЙНИК Г. Это не по повестке дня.

ДВОЙНИК Б. Очень даже по повестке. Не раздавил гадину до конца. Мы тебе развитой социализм оставили. А ты его - похерил...

ДВОЙНИК А. Полностью с тобой согласен, Леонид Ильич. (Двойнику Г.). Демократа из себя корчил, позорник! (Сталкивает его со стула). Слезай, я дальше поведу заседание.

ДВОЙНИК Г. Погодите, погодите... Это серьезное обвинение. Надо все выяснить...

ДВОЙНИК А. Тебе только выяснять, выясняльщик. Ты уже выяснял, кто есть ху. Выяснил?

ДВОЙНИК Г. Это в общих чертах было сказано. Для образности...

ДВОЙНИК А. А я тебе без всякой образности скажу - ты и оказался этим самым ху...

 

В палату входит врач, вводит Двойника президента.

 

ВРАЧ. Прошу любить и жаловать. (Сокоедову). Зиновий Григорьевич, оторвись от своего гениального творения.

СОКОЕДОВ. Мои генеральные творения уже оторвали меня от моего гениального творения.

ВРАЧ. Я еще одного президента привел.

СОКОЕДОВ. Давайте, до кучи. Одним больше, одним меньше...

 

Двойники начинают шумно ссориться в своем углу.

 

(Двойнику Г.). Михаил Сергеевич, объявляй перерыв.

ДВОЙНИК Г. Объявляется перерыв.

СОКОЕДОВ (приглядывается к Двойнику президента). Потрясающе! Вылитый оригинал!

ВРАЧ (смеется). Можешь придумывать новый сюжетный поворот для своих мемуаров. Я прочел, кстати, первую часть. Взрывоопасная штука.

СОКОЕДОВ (гордо). Вся моя жизнь - взрывоопасна! Каждый шаг к бессмертию - смертельный риск!

 

В палату заглядывает санитар.

 

САНИТАР (врачу). Аркадий Николаевич, вас там срочно требуют...

ВРАЧ (тревожно). Что случилось? Иду... (Сокоедову). Позже поговорим. (Уходит).

СОКОЕДОВ (Двойнику президента). Ну-с, давайте знакомиться. (Представляется). Зиновий Сокоедов. Не президент. Не генсек. Ни чинов, ни орденов. Простой человек, прост, как все гениальное. А вы?.. Впрочем, не трудно догадаться, кто вы... Удивительно похож!

ДВОЙНИК ПРЕЗИДЕНТА. Звездануть?

СОКОЕДОВ (настороженно). Не понял...

ДВОЙНИК ПРЕЗИДЕНТА. Не трави душу! Кругом только и слышу: похож, похож...

СОКОЕДОВ. Но это же замечательно!

ДВОЙНИК ПРЕЗИДЕНТА. Звездануть?

СОКОЕДОВ (сочувственно). Понимаю... Ничего не поделаешь. Терпи. Сходство с сильными мира сего - опасный каприз природы.

ДВОЙНИК ПРЕЗИДЕНТА. Опасный каприз моей бабы. Она меня под монастырь подвела.

СОКОЕДОВ. Ничто не ново под луной. Женщины губят мужчин. Полагаю, речь идет о двух женщинах?

ДВОЙНИК ПРЕЗИДЕНТА. Почему?

СОКОЕДОВ. Геометрия жизни - любовный треугольник.

ДВОЙНИК ПРЕЗИДЕНТА. Ты хоть чокнутый, а соображаешь. (Вздыхает). Именно - две... Одна баба - мне жена... официально...

СОКОЕДОВ. А не официально?

ДВОЙНИК ПРЕЗИДЕНТА. А неофициально - ведьма! Ведьма, каких белый свет не видывал. (Мечтательно). Вот соседка у меня - слаще не бывает.

СОКОЕДОВ. Соседки всегда - слаще не бывает.

ДВОЙНИК ПРЕЗИДЕНТА. С ведьмой я, как с женщиной, не живу. Просто потрахиваю изредка... официально.

СОКОЕДОВ. Как это? Не живешь, а потрахиваешь? (Поспешно). Возможно, это имеет отношение к бессмертию.

ДВОЙНИК ПРЕЗИДЕНТА. Говорю тебе, изредка... официально. А живу я, понимаешь, с соседкой. То есть, как с женщиной. Проблема...

СОКОЕДОВ. Целый огород нагородил. Чего проще - или с женой разведись, или соседку брось. Официально!

ДВОЙНИК ПРЕЗИДЕНТА. А я, по-твоему, что сделал? Я и решил расплеваться...

СОКОЕДОВ. С соседкой?

ДВОЙНИК ПРЕЗИДЕНТА. С ведьмой!

СОКОЕДОВ. И что же?

ДВОЙНИК ПРЕЗИДЕНТА. Не видишь, что ли? Вот он я - здесь! По ее милости. Я когда выпью, куролесить начинаю. Под президента кошу. Роль такая... Знаешь, как похоже? Все балдеют...

СОКОЕДОВ. Представляю.

ДВОЙНИК ПРЕЗИДЕНТА. Я последний раз месяц косил... Косил, косил, до белой горячки докосил. Она и улучила момент. Сплавила... Черт меня дернул выродиться таким уродом!

 

Двойники ссорятся в своем углу. Двойник А. срывает с груди Двойника Б. бумажный орден.

 

ДВОЙНИК Б. (Сокоедову). Зиновий, Юрий Андропович орден Победы у меня свистнул. Скажите, чтобы вернул.

СОКОЕДОВ (Двойнику А.). Отдай Брежневу орден Победы.

ДВОЙНИК А. Хрен ему, а не орден Победы. Неизвестный маршал! Ордена Победы он лишен в соответствии с постановлением Президиума Верховного Совета.

ДВОЙНИК Б. Плевать я хотел на ваши постановления! Сахарова тоже сначала лишили звания трижды Героя. А потом обратно присвоили. Верни орден, Андроп Юрьевич.

ДВОЙНИК Г. Не бузи, Юрий Владимирович. Прошу тебя, как генсек генсека, отдай орден неизвестному маршалу.

ДВОЙНИК А. Не отдам! Как верный ленинец - не отдам!

СОКОЕДОВ (Двойнику А.). Митрофанов, не испытывай мое терпение!

ДВОЙНИК А. (обиженно). А если Митрофанов, то я вообще не имею к вам никакого отношения.

СОКОЕДОВ (терпеливо). Товарищ генеральный секретарь, вы должны подчиниться партийной дисциплине. (Двойнику Президента). Не обращай на них внимания. Рассказывай... (Негромко разговаривают).

ДВОЙНИК А. (швыряет бумажный орден Двойнику Б.). На! Подавись! Юмора не понимаете, сразу - Митрофанов...

ДВОЙНИК Б. Я тебе, Андроп, без всякого юмора скажу. Ты - засранец. Моего зятя посадил... Мешал он тебе? (Куксится). Забыл... Забыл... Куда орден Победы вешают? На левую сторону или на правую?

ДВОЙНИК А. На задницу прицепи. Какая тебе разница?

 

Двойники ссорятся, толкают друг друга. Входит санитар.

 

САНИТАР. Митрофанов, Губкин, Шифман! На процедуры!

СОКОЕДОВ (Двойнику президента). Тебя привела сюда сама судьба...

ДВОЙНИК ПРЕЗИДЕНТА. Белая горячка меня сюда привела.

СОКОЕДОВ (многозначительно). Как знать... Мне вещий сон приснился.

ДВОЙНИК ПРЕЗИДЕНТА. Какой еще сон?

СОКОЕДОВ. Вещий, говорю... (Вдохновенно). Планеты сшибаются у нас над головами! Меняется ход истории! Вероятно, ты уже запущен на роковую орбиту... (Пылко). Вот сейчас... Откроется дверь... и вполне буднично войдет судьба в обличии...

ДВОЙНИК ПРЕЗИДЕНТА (скептически)... в обличии дежурного врача и двух санитаров, и привяжут нас к кроватям, и впаяют по лошадиной дозе аминозина...

СОКОЕДОВ (разочарованно). Эх, чтоб тебя... Бессмертие испохабил...

 

Входит врач, за ним Благомыслов.

 

БЛАГОМЫСЛОВ (оглядывает палату, подходит к Сокоедову). Ну, здравствуй, Зиновий!

СОКОЕДОВ (отворачивается). Сон в руку.

БЛАГОМЫСЛОВ. Ты не хочешь со мной поздороваться? Только не делай вид, будто не узнал меня.

СОКОЕДОВ (взрывается). Я тебя узнал, Благомыслов! Я не сомневался, что мы еще встретимся... Но представлял нашу встречу иначе... Столько лет прошло! А ты появился так, словно мы с тобой лишь вчера расстались. Ты вошел...

БЛАГОМЫСЛОВ. Да? А как, по-твоему, я должен был войти?

СОКОЕДОВ. Помолчи! Я слишком взволнован, чтобы говорить с тобой.

БЛАГОМЫСЛОВ. У нас мало времени, Зиновий.

СОКОЕДОВ. У вас было время держать меня в этой дыре. Лучшие годы!

БЛАГОМЫСЛОВ. Лучшие годы у тебя впереди, Зиновий.

СОКОЕДОВ. Ты ничего не понимаешь! Я так страдал... Что может быть ужаснее для творческой личности, чем прозябание среди посредственностей?.. Как я страдал!..

БЛАГОМЫСЛОВ. Ты гений, Зиновий! Гению необходимо страдать.

СОКОЕДОВ. Я страдал от забвения! От того, что рухнули мои творческие замыслы.

БЛАГОМЫСЛОВ. Теперь ты их реализуешь! Пришел твой звездный час! Какой материал у тебя в руках! Ты живешь ради этого... (Вкрадчиво). Меняется ход планет, Зиновий... Имей это в виду...

СОКОЕДОВ (приходя в экстаз). Я знал! Я верил в свою звезду! Слава! Бессмертие! Шекспир... У меня такие ощущения, будто с моих пальцев содрали кожу... я нервными окончаниями чувствую пульс эпохи!..

 

Пауза. Сокоедов замер, горделиво подняв голову.

 

БЛАГОМЫСЛОВ. Все, Зиновий. Поехали. Оставь эпоху в покое, у нас дела поважнее.

СОКОЕДОВ (Двойнику президента). С судьбой не спорят. Ей сопротивляться бесполезно. Она знает, кого выбирает для истории. Собирайтесь, господин президент! (Благомыслову). Я правильно тебя понял?

ДВОЙНИК ПРЕЗИДЕНТА (Сокоедову). Звездануть?

СОКОЕДОВ. Его звездани. (Показывает на Благомыслова). У него должность такая - мальчик для битья.

БЛАГОМЫСЛОВ. Язык твой, Зиновий, всегда был твоим врагом.

 

Входят двойники.

 

ДВОЙНИК Б. Вы куда, Зиновий?

СОКОЕДОВ. Я ухожу от вас... В бессмертие... Прощайте...

 

Берет под руку Двойника президента и, гордо подняв голову, выводит его из палаты. Благомыслов устремляется за ними.

 

ДВОЙНИК А. (им вслед). Я возражаю!.. Категорически возражаю, чтобы сибирского медведя хоронили у Кремлевской стены!

ДВОЙНИК Г. Все-таки это он! Ничего, ничего... Мы еще встретимся... Интуиция меня не обманывает. Еще не вечер...

 

Гаснет свет

 

Кабинет президента. Благомыслов и Сокоедов расположились в креслах, двойник расхаживает перед ними, как манекен.

 

ДВОЙНИК ПРЕЗИДЕНТА. Какой из меня президент?!. На трезвую голову... Если бы я стакан сейчас залудил, вы бы увидели настоящего президента.

БЛАГОМЫСЛОВ. И думать забудь! У нас один лудильщик и без тебя есть. Лучше видеозапись посмотри.

ДВОЙНИК ПРЕЗИДЕНТА. Я уже сто раз смотрел. Что толку?

СОКОЕДОВ. Сто первый посмотри! Жесты повторяй. Обрати внимание на мимику. Попробуй так же, как он приглаживать ладонью волосы. К походке приглядись. Он ногами загребает, как медведь. Запоминай каждую деталь... запоминай...

ДВОЙНИК ПРЕЗИДЕНТА. На хрен мне это сдалось?! Говорю вам, дайте стакан водки и все пойдет, как по маслу. И жесты, и мимика, и остальное...

БЛАГОМЫСЛОВ (вытирая пот). Ну, дела. Упрел я с тобой. Одному, чтобы выглядеть президентом нужно не пить. А другому, чтобы его приняли за президента, нужно нажраться...

СОКОЕДОВ. Благомыслов, ты мне мешаешь! И вообще все мы делаем не так! Чтобы он вошел в образ, мы сами не должны выходить из роли. Нужно совершенно изменить стиль поведения... мысли... манеры... все, все, все! Обращайся к нему только на "вы". Почтительно, подобострастно, с робостью... Подхалимничай, холуйствуй, будто это настоящий... Надо бы оставить его одного...

БЛАГОМЫСЛОВ. С ума сошел! Вот-вот заявится Платновна.

СОКОЕДОВ. И отлично! Пусть пообщаются в непринужденной атмосфере.

БЛАГОМЫСЛОВ. Смотри... Под твою ответственность.

СОКОЕДОВ. Я знаю, что делаю! (Двойнику). Господин президент! Сейчас придет уборщица. Платоновна...

ДВОЙНИК ПРЕЗИДЕНТА. Знаю такую. На кассете видел.

СОКОЕДОВ. Прекрасно. Она - ваш лучший друг. Держитесь естественно. Много рассусоливать не нужно. О политике - Боже упаси. Поинтересуйтесь, как ей спалось. Короче, обычный дружеский треп. Справитесь?

ДВОЙНИК. Справился бы, если бы стакан дернул.

БЛАГОМЫСЛОВ (в сердцах). Он меня доконает своим стаканом!

ДВОЙНИК. Звездануть?!

СОКОЕДОВ (Благомыслову). Все! Уходим! (Уходят).

ДВОЙНИК (слоняется по кабинету). Планеты... Судьба... Сигану сейчас в окно - и привет вашим планетам! (Уныло). Сгноят в дурдоме, суки. Придется косить под сибирского медведя.

 

Благомыслов и Сокоедов в приемной.

 

БЛАГОМЫСЛОВ. Завтра вручение наград. Президент заранее звереет... Если бы можно было этого запустить. (Кивает на кабинет). Сам точно будет в осадке.

СОКОЕДОВ. А почему нельзя? Невелика премудрость цацки навешивать. Это каждый дурак может.

 

Входит Платоновна. В руках у нее ведро и швабра.

 

ПЛАТОНОВНА (Благомыслову). Полковнику - наше с кисточкой.

БЛАГОМЫСЛОВ. Здравствуйте, Олимпиада Платоновна.

ПЛАТОНОВНА (Сокоедову). И вам здравствуйте. (Благомыслову). Наш соколик спрашивал меня?

БЛАГОМЫСЛОВ (машинально). Наш соколик в Кремле... (Спохватился). То есть, я хотел сказать, господин президент собирается...

ПЛАТОНОВНА. Можно к нему, что ли?

БЛАГОМЫСЛОВ (нервничая). Можно, только осторожно.

ПЛАТОНОВНА (пожимает плечами). Чего это? (Входит в кабинет. Двойнику). Здравствуй, кормилец ты наш родимый.

ДВОЙНИК (неуверенно). Здравствуй...те...

ПЛАТОНОВНА (приглядывается к двойнику). Никак приболел? Неважнецкий у тебя видок...

ДВОЙНИК. Да нет... вроде ничего... оклемался... Не пью ведь. А вы?.. Ты... как себя чувствуешь? Как спала, например, сегодня?

ПЛАТОНОВНА. А что я? День, ночь - сутки прочь. Мой тоже вчера трезвехонек заявился. Не храпел... Дал поспать, паразитина. Ну, что? Как всегда?

ДВОЙНИК (поспешно). О политике говорить не будем...

ПЛАТОНОВНА. Ну ее к Богу в рай, эту политику. (Переворачивает швабру). Сейчас махнешь? Или на потом оставить?

ДВОЙНИК (недоуменно). В каком смысле?

ПЛАТОНОВНА (недоуменно). Смысл - это по твоей части...

 

Смотрят друг на друга, не понимая, кто о чем говорит.

 

А-а... В смысле сто пятьдесят или двести? Ты уж сам решай...

ДВОЙНИК (показывает мизинец). Я и вот от такусенького глоточка не откажусь! У этих просил... (Кивает в сторону приемной). Не дали... Козлы...

ПЛАТОНОВНА. Пресвятая дева! Знала бы, что ты маешься, прискакала бы с утра пораньше. (Начинает разбирать швабру). Ишь, как тебя корежит, ангел мой... Выпей - сразу полегчает. Давай стакан.

ДВОЙНИК. Стакан?

ПЛАТОНОВНА. Не из швабры же хлебать... Совсем ты нынче не в себе. (Берет фужер, наполняет). Пей, касатик, на доброе здоровье.

ДВОЙНИК. Что это?

ПЛАТОНОВНА. Как ты и заказывал - первачок.

ДВОЙНИК. Я? Заказывал? (Догадывается). Ах, заказывал... Ну да, заказывал!.. (Робея). А если он придет и спросит - где? А я уже оприходовал... (Подбегает к двери, прислушивается).

ПЛАТОНОВНА. Ждешь кого-то?

ДВОЙНИК. Боюсь, этот... заявится... И моя мочалка, небось, уже пронюхала, где я... У нее чутье...

ПЛАТОНОВНА. Совсем она у тебя распоясалась! Я и сама не люблю, когда мой басурман напивается, как черт. Но нельзя же при людях собственного мужика на позор выставлять. Взяла баба дурацкую манеру... Пей, ангел мой, пока никого нет.

ДВОЙНИК. А, где наша не пропадала! (Пьет, преображается на глазах, жесты, походка становятся уверенными, лицо приобретает властность). Как я тебе, Платоновна?

ПЛАТОНОВНА (умильно). Вот теперь, соколик, ты вылитый орел!

ДВОЙНИК (приосанившись). А ответь-ка ты мне, Платоновна, на такой вопрос. Что ты думаешь по поводу расширения НАТО на восток?

ПЛАТОНОВНА. Да что ж я тебе отвечу, каксатик? Прут, гады...

ДВОЙНИК. Прут, говоришь? Вот и я тоже, смотрю, прут... Давеча в домино "козла" забиваем с мужиками, я и говорю одному хмырю болотному... одному... министру говорю... одному обороны... Чего же это, говорю, у тебя НАТО, понимаешь, на восток так и прет? Себе тоже плесни маленько.

ПЛАТОНОВНА (наливает себе и двойнику). А он?

ДВОЙНИК. Кто? Хмырь?.. э-э... министр? Да, говорит, прет.

ПЛАТОНОВНА. Министры у нас тобой. Нужна им эта оборона.. Им только мерседесами торговать. Оборону, видать, всю уже распродали. Давай выпьем, чтобы НАТО так не перло.

ДВОЙНИК. НАТО попрет - наплевать. Как-нибудь отобьемся. Вот если моя ведьма попрет, тогда держись. Давай выпьем, чтобы ни ведьма не поперла, ни НАТО.

 

Пьют. Входят Сокоедов и Благомыслов.

 

ПЛАТОНОВНА (недовольна). Чего они вламываются? Ты их вызывал?

ДВОЙНИК. Да... Почему без вызова?

 

Вошедшие растерянно пятятся к двери.

 

Чего молчишь, Благомыслов? Аршин проглотил? Раз уж вошел - докладывай! Как идут дела? В стране, например...

СОКОЕДОВ (первым приходит в себя). Замечательно! Как он преобразился! Подыграй ему, полковник!

ДВОЙНИК. Дела, спрашиваю, как? В стране... И вообще...

БЛАГОМЫСЛОВ (неуверенно). Держим курс на нормализацию положения, господин президент.

ДВОЙНИК. Да? Смотрите у меня, понимаешь... Держите крепче. Не сворачивайте. А что ты скажешь по поводу продвижения НАТО на восток?

БЛАГОМЫСЛОВ (сбит с толку). Не могу знать, господин президент.

ДВОЙНИК. А я знаю. Прут! Мы покумекали... с Платоновной. Пора министра обороны за жопу брать. Он, понимаешь, НАТО у нас сдерживает? Или обороной торгует?

СОКОЕДОВ. Поразительно! Как всегда я гениально сварганил двойника! Вылитый подлинник! Один к одному!

БЛАГОМЫСЛОВ. Господин президент...

ДВОЙНИК. Не перебивать, когда президент выступает!

 

Благомыслов вытягивается по стойке "смирно". Пауза.

 

Ступайте и займитесь делом! Пойду-ка я по свежему воздуху прогуляюсь. (Уходит, на ходу подхватывает швабру. Платоновне). Дождись меня.

СОКОЕДОВ (Благомыслову). Пусть прогуляется. Для пользы дела. Он вживается в роль... Отлично вживается...

 

Оба выходят в приемную. Платоновна остается в кабинете.

 

БЛАГОМЫСЛОВ. Как бы он глупость какую-нибудь не выкинул.

СОКОЕДОВ. Все прекрасно, Благомыслов! Просто блестяще! Этот - всем двойникам двойник! С ним мы такие дела закрутим! На Нобелевскую потянем! И в бессмертие...

БЛАГОМЫСЛОВ. А мне как-то не по себе... Как он на меня попер! Вылитый президент! Ты действительно гений, Зиновий!

СОКОЕДОВ (горделиво). Не могу с тобой не согласиться...

БЛАГОМЫСЛОВ. Теперь мы хоть вздохнем спокойно.

 

Входит Президент. Приглаживает волосы ладонью.

 

ПРЕЗИДЕНТ (сердито). Черти полосатые! Заглянул на часок в Кремль. Как в болото вляпался. Никто ничего не решает... Палка хорошая нужна... Распустились, понимаешь... Ну, я до них доберусь! Здорово, Благомыслов! Чего ты лыбишься, как юродивый?

БЛАГОМЫСЛОВ (Сокоедову). Он прогрессирует с каждой минутой. Я просто в восторге! (Президенту). У охраны глаза на лоб не полезли? Ведь президента никто сейчас не ждет.

ПРЕЗИДЕНТ. Президента нужно ждать каждую минуту. Иначе у многих из вас глаза полезут. И не на лоб, а на другое место.

БЛАГОМЫСЛОВ. Класс! Высший пилотаж! (Сокоедову). Он бесподобен.

ПРЕЗИДЕНТ. Что с тобой, Благомыслов? У тебя, часом, шарики за ролики не зашкалили? Ты какой-то не такой, Блядомыслов... Может, переутомился? Не забывайся! С президентом разговариваешь!

БЛАГОМЫСЛОВ (заливается смехом). Абсолютно в его духе.

СОКОЕДОВ (приглядывается к Президенту, неуверенно, но почтительно). Здравствуйте, господин Президент...

ПРЕЗИДЕНТ. Это еще что за фрукт?

БЛАГОМЫСЛОВ (весело). Фрукт... Именно фрукт! (Фиглярничая). Это кандидат в пресс-секретари, господин президент. Сокоедов...

ПРЕЗИДЕНТ. Рожа какая-то продувная. Видать, тот еще сукоедина... Смотри у меня... Позже побеседуем. Платоновна на месте?

БЛАГОМЫСЛОВ (развязно). Где ж ей еще быть?

ПРЕЗИДЕНТ (смотрит на помощника в упор). Резвишься? Ну-ну... (Сокоедову). Жди, вызову. (Направляется в кабинет).

БЛАГОМЫСЛОВ (возбужден). Здорово! Просто здорово! Поздравляю, Зиновий! Немного переигрывает, пообтесать маленько нужно. Но в целом... Груб, напорист, непредсказуем... Точная копия! Ты сотворил чудо, Зиновий! (С ужимкой). Глядишь, и впрямь попадешь в пресс-секретари...

СОКОЕДОВ. Мелко, Благомыслов. Мелко и пошло!

БЛАГОМЫСЛОВ. Не хочешь в пресс-секретари? Ну, извини. Следующий раз предложу тебя в министры финансов. Тоже свободная вакансия...

 

В кабинете Президента. Платоновна вытирает пыль с мебели.

 

ПЛАТОНОВНА. Погулял, соколик?

ПРЕЗИДЕНТ. Здорово, Платоновна!

ПЛАТОНОВНА (простодушно). Сколько раз на дню ты будешь здороваться? (Президент в недоумении. Пауза. В приемную входит Неводяев.)

БЛАГОМЫСЛОВ (испуганно). Откуда ты взялся?

НЕВОДЯЕВ. С президентом приехал.

БЛАГОМЫСЛОВ (таращит глаза). А где он?

НЕВОДЯЕВ (таращит глаза). Как где? (Показывает на кабинет). А там кто?

БЛАГОМЫСЛОВ (растерянно). Там? Этот... Двойник...

НЕВОДЯЕВ. Ничего не понимаю. Я же собственными глазами видел, как он прошел в кабинет.

СОКОЕДОВ (в сторону). То-то он показался мне каким-то странным...

 

В кабинете президента.

 

ПРЕЗИДЕНТ. Погоди, Платоновна, не мельтеши. Принесла?

ПЛАТОНОВНА (недоуменно). В каком смысле?

ПРЕЗИДЕНТ. Да вы что сегодня цирк тут устроили? Один клоуна изображает. Ты чего-то из себя корчишь... Где твоя швабра, спрашиваю?

ПЛАТОНОВНА. Здравствуйте, я ваша тетя! Ты же с ней гулять пошел.

ПРЕЗИДЕНТ. С кем?

ПЛАТОНОВНА. С шваброй.

ПРЕЗИДЕНТ. Я что, на чокнутого похож, по-твоему? Зачем мне с шваброю гулять?

ПЛАТОНОВНА. Я тоже подумала себе, что он, чокнулся?! Зачем, думаю, ему со шваброй гулять? Ты выпил и пошел с ней...

ПРЕЗИДЕНТ. Ты сама, часом, не пила?

ПЛАТОНОВНА. А как же! И я пила. Вместе ведь с тобой пили...

ПРЕЗИДЕНТ. Вместе с тобой? Издеваешься?! Да я не в одном глазу! Хочешь, дыхну? (Подходит к Платоновне, дышит на нее).

ПЛАТОНОВНА. Правда, ни в одном глазу. Где же тогда швабра?

ПРЕЗИДЕНТ. Ну, голуба, ты отколола номер. Закусывать надо после второй.

 

Обходит углы, заглядывает под стол. Выходит в приемную. Троица вскакивает по стойке "смирно".

 

Мужики, вы тут швабру не видали?

БЛАГОМЫСЛОВ, НЕВОДЯЕВ, СОКОЕДОВ (хором). Никак нет, господин президент.

 

Благомыслов кружит вокруг президента, разглядывает.

 

ПРЕЗИДЕНТ. Странно, не сама же она укандехала... (Благомыслову, резко). Что?!

БЛАГОМЫСЛОВ. Н-ничего, господин президент. (Троица встает в шеренгу).

ПРЕЗИДЕНТ (обходит шеренгу). Что-то вы тут набаламутили, прохвосты... Признавайтесь! Как на духу...

 

За спиной у него появляется Двойник с шваброй в руках.

 

ДВОЙНИК ПРЕЗИДЕНТА. Сонное царство... Одни пугалы кругом... Поговорить не с кем. (Всем присутствующим). Та-ак... Ну, и чего мы прохлаждаемся?

 

Президент медленно поворачивается к двойнику, таращит глаза хватает ртом воздух, не в состоянии вымолвить ни слова. Пауза.

 

ПРЕЗИДЕНТ (грозно). Эт-та что такое? Эт-та еще кто такой? Кто такой, я спрашиваю?!

ДВОЙНИК (напуган). Я... это... вроде заместо тебя... вас... (Благомыслову, Сокоедову). Он что у нас, не в курсе?..

ПРЕЗИДЕНТ. Что?! Заместо кого?

ДВОЙНИК. Президента... извиняюсь, понарошку... двойник, как бы...

ПРЕЗИДЕНТ. Как?! Понарошку? Двойник? Откуда ты взялся?!

ДВОЙНИК. Из психушки. (Кивает в сторону шеренги). Их спрашивайте. Привезли... Говорят, будешь заместо президента... пока тот водяру глушит.

 

Президент в бешенстве теряет дар речи. Неводяев делает шаг вперед
из шеренги.

 

НЕВОДЯЕВ. Заговор, господин президент! Все ясно! Прикажите арестовать заговорщиков?

ПРЕЗИДЕНТ. Встать в строй! Сми-ирь-на!

БЛАГОМЫСЛОВ (в отчаяньи). Господин президент, вы же сами говорили, что вас извело стояние на этих дурацких приемах. Мы и подумали, пусть двойник отдувается...

СОКОЕДОВ. Каждый мало-мальски уважающий себя государственный муж, господин президент, еще с древнейших времен, имел двойника. Вы что, хуже других, что ли?

ПРЕЗИДЕНТ. С древнейших времен, говоришь? (Кивает в сторону двойника). Ты сотворил?

СОКОЕДОВ. Явление природы, господин президент. Природа и судьба. Движение планет у нас над головами.

ПРЕЗИДЕНТ (Двойнику). Ступай за мной, явление природы. Без свидетелей поговорим...

 

Направляется в кабинет. Двойник плетется за ним. Шеренга не шелохнется. Из кабинета, покачиваясь, выходит Платоновна, становится в шеренгу.

 

ПЛАТОНОВНА. Черт, самогон какой крепкий оказался. Опростоволосилась. В глазах двоится...

 

Президент и Двойник негромко разговаривают в кабинете.

 

НЕВОДЯЕВ (стоит в шеренге по стойке "смирно"). Расстреляют... Приговор окончательный и обжалованию не подлежит.

БЛАГОМЫСЛОВ (стоит по стойке "смирно"). А может, в послы?

НЕВОДЯЕВ. Размечтался... Шлепнут, как миленьких.

СОКОЕДОВ. Лучшее мое творение! Последняя глава... Гениальная! Шаг не дотянул до бессмертия...

 

В кабинете Президента.

 

ПРЕЗИДЕНТ (Двойнику). Ты какого рожна с шваброй попер шляться?

ДВОЙНИК. На свежий воздух потянуло... расслабиться... Люблю на травке... Сядешь не спеша... Пузырь, закусочка... килечка там... сухарик... Ты разве не любишь? Не то, что в четырех стенах... (Оглядывает кабинет). Как ты тут с ума еще не сдвинулся, удивляюсь?!

ПРЕЗИДЕНТ. Не трави душу. Налей мне лучше.

ДВОЙНИК (мнется). Так это... Ничего не осталось... Пока гулял, я твою швабру, понимаешь, уговорил...

ПРЕЗИДЕНТ. Ну, ты даешь!

ДВОЙНИК. Так ведь в образ входил! У меня через твою швабру все стало получаться. Смотри, походочка... (Демонстрирует). Как у медведя... Жесты, смотри... (Приглаживает волосы). Прикид, смотри, не хуже твоего. Скажешь, непохоже?

ПРЕЗИДЕНТ. Да ну тебя! Главное с шваброй ты управился исключительно похоже. Килечка, сухарик... (Берет швабру, выходит в приемную). Платоновна, повтори. (Вручает ей швабру).

ПЛАТОНОВНА (хватает швабру). Мигом, родименький! Как это я опростоволосилась... (Уходит).

 

Президент грозит пальцем шеренге, возвращается к Двойнику.

 

ПРЕЗИДЕНТ (ворчит). Походка, жесты... Идея сама по себе приемлема... Тем более, если еще с древнейших времен... Но тут, понимаешь, имеется много нюансов.

ДВОЙНИК. Нюансам я рога пообломаю! Мне бы только с массами насобачиться говорить... с народом! Ты бы подучил меня маленько...

ПРЕЗИДЕНТ. Ишь, хватил! Сразу народ ему подавай... Народ - это движущая сила! Стихия! Со стихией не всякий справится...

ДВОЙНИК. Мне все равно с людьми придется встречаться... Спрашивать начнут... о разном...

ПРЕЗИДЕНТ. Спрашивают всегда одно и то же. Когда жизнь полегчает?

ДВОЙНИК. Ну и когда она полегчает?

ПРЕЗИДЕНТ. Во-от... хороший вопрос. Ты и будешь отвечать. С людьми говори уважительно. Дескать, все усилия прилагаю. Никаких теорий, никаких конкретных антимоний. Чем проще скажешь, тем скорее проймешь.

ДВОЙНИК. Это я понимаю.

ПРЕЗИДЕНТ (оживляется). А если понимаешь, давай попробуем. Значит, я - народ! А ты, допустим, я! Вот я, народ, спрашиваю: "Господин президент, народу зарплату по полгода не выдают. Жизнь совсем хреновая стала. Планируются улучшения или нет?" Теперь ты отвечай, как будто я.

ДВОЙНИК (путаясь, в зал). Никаких конкретных антимоний не обещаю. Скажу по-простому: нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме!

ПРЕЗИДЕНТ. Погоди, погоди... Ну ты, правда, простой. На кой хер сдался тебе этот коммунизм? Никита уже обещал его раньше. Народ два раза на одной мякине не проведешь. Выдай чего-нибудь позанозистее. Тогда тебе поверят. Поехали еще раз. Давай, я - народ, спрашиваю: "Господин президент, будем мы когда-нибудь жить по-людски?" Ну, отвечай... народу...

ДВОЙНИК (энергично). Через год! Обещаю! Если через год не заживем по-людски, на рельсы лягу, бля буду!

ПРЕЗИДЕНТ. Во-от, уже убедительнее. Ничего, ничего, у нас с тобой дело пойдет.

ДВОЙНИК. Слушай, а если не будет?

ПРЕЗИДЕНТ. Чего не будет?

ДВОЙНИК. Нормальной жизни через год не будет? Тогда на счет рельсов... как?

ПРЕЗИДЕНТ. А-а... тогда придется тебе лечь.

ДВОЙНИК. Обрадовал... Я не согласен. Найти тогда другого дурака. На кой черт мне такое удовольствие?! Сам и ложись!

ПРЕЗИДЕНТ. А кто на руководстве останется? Да ты не бойся! К моменту, как на рельсы ложиться, поезда уже перестанут ходить.

 

В кабинет входит Платоновна с шваброй в руках.

 

ПЛАТОНОВНА. Соколик, принесла.

ПРЕЗИДЕНТ (берет швабру). Все, свободна. Завтра, как всегда. Да смотри, больше не путай божий дар с яичницей.

ПЛАТОНОВНА. Ничего не понимаю. Никогда не двоилось. А тут... (Уходит).

ПРЕЗИДЕНТ (откупоривает швабру, наполняет стакан). Ты вот что... пока повремени с народом общаться...

ДВОЙНИК (протягивает фужер). Уважь, будь другом.

ПРЕЗИДЕНТ. Ты уже вошел в мой образ... Норму охомячил... Хватит с тебя.

ДВОЙНИК. Ну, уважь. Ради знакомства...

ПРЕЗИДЕНТ. Только ради знакомства. (Наливает двойнику). Ну, поехали. (Пьют). Ты прав, на природе, оно посимпатичнее.

ДВОЙНИК (оживляясь). Пошли, оттянемся... (Показывает на швабру).

ПРЕЗИДЕНТ. Не примазывайся. Свою заначку надо иметь.

ДВОЙНИК. Моя ведьма подлянку кинула. Разбомбила заначку.

ПРЕЗИДЕНТ. Все баба одинаковы. Моя тоже все запасы ликвидировала.

ДВОЙНИК. С соседкой застукала?

ПРЕЗИДЕНТ. Если бы...

ДВОЙНИК. А моя застукала. Влетела, как... как не знаю кто... Пришлось в окошко со второго этажа нырнуть...

ПРЕЗИДЕНТ. Я тоже один раз.. с моста сиганул... Потом в газетах такое расписали...

ДВОЙНИК. Не-е, про меня не писали... Плесни еще три бульки... В долг... до получки... Получу - отдам.

ПРЕЗИДЕНТ. Жди твою получку полгода... (Наливает). Держи, халявщик. Твое счастье, не люблю пить в одиночестве. Излагай тост.

ДВОЙНИК. Давай за мою соседку! Мировая женщина! Пивом возле Бутырского рынка торгует. Как-нибудь заглянем к ней. Я тебя пивком побалую.

ПРЕЗИДЕНТ. Не откажусь. Ну, за соседку, так за соседку. (Пьют).

ДВОЙНИК. Только чур, к чужой бабе не приставать. Хоть ты и президент, а рога пообламаю...

ПРЕЗИДЕНТ. Свою не знаю, куда девать, еще мне чужой не хватало.

ДВОЙНИК. Допекает?

ПРЕЗИДЕНТ. Не то слово.

ДВОЙНИК. Да, нам не позавидуешь. Раньше цари... Им можно было кайфовать. Чуть баба заерепенилась, хвост задрала - раз ее в монастырь! И привет Шишкину!

ПРЕЗИДЕНТ. Это идея! Надо будет с патриархом поговорить. Справодить ее к монашкам.

ДВОЙНИК. Мою официальную? Хорошо бы...

ПРЕЗИДЕНТ. При чем тут твоя?! Первую леди. Оформлю-ка я ее, хотя бы на полгодика. Думаю, патриарх, по знакомству пойдет мне навстречу.

ДВОЙНИК. Тогда уж и мою туда заодно.

ПРЕЗИДЕНТ. Добро. Напомни, если забудут.

 

В приемной. Шеренга остается стоять неподвижно.

 

СОКОЕДОВ. Какого гениального двойника я вам сварганил! Шаг до бессмертия... А вы так бездарно им распорядились!

НЕВОДЯЕВ. Знать бы, где упадешь... Надо было нашего медведя подменить этим, дурдомовским... Сейчас поплевывали бы себе в потолок и горя мало.

БЛАГОМЫСЛОВ (угрожающе). У тебя ноги впереди мыслей бегут!..

 

В кабинете Президента.

 

ПРЕЗИДЕНТ. Значит так, голуба. С завтрашнего дня приступаешь к работе. Нечего баклуши бить. Я беру на себя экстремальные ситуации. А ты все остальное. (Хитро прищуривается). Знаешь, что самое трудное в нашей работе?

ДВОЙНИК. Откуда мне знать?

ПРЕЗИДЕНТ. Самое трудное, когда во время приема ни с того, ни с сего яйца вдруг начинают чесаться, как сумасшедшие.

ДВОЙНИК (недоуменно). Какие яйца?

ПРЕЗИДЕНТ. Президентские, какие же еще? Стоишь, как болван, и не знаешь, что делать...

ДВОЙНИК. Эх, зря ты мне об этом сказал! Теперь у меня непременно на каком-нибудь приеме зачешутся. Такой уж я человек...

ПРЕЗИДЕНТ. Смотри, дело политическое. Заранее думай, как выкручиваться будешь. Короче, я тебя по-честному предупредил. А теперь вызови-ка этих разбойников. (Кивает в сторону приемной). Погляжу я, как ты с ними управляешься.

ДВОЙНИК (зычно). Блудомыслов! Негодяев!

ПРЕЗИДЕНТ (одобрительно). Силен, бродяга! Это по-нашенски, по-президентски. И третьего давай сюда... Вправь им мозги, как следует.

ДВОЙНИК. Сукоедов!

НЕВОДЯЕВ (неуверенно входят в кабинет, не зная к кому обращаться). В-вызывали?

БЛАГОМЫСЛОВ (входит, чеканя шаг). Здравия желаю, господа президенты! Полковник Благомыслов явился по вашему приказанию!

СОКОЕДОВ (входит, гордо держа голову. С поклоном). Господа президенты...

ДВОЙНИК. Допрыгались, мерзавцы! Доскакались! Ваньку-Встаньку вам нужно вместо президента?

ПРЕЗИДЕНТ. Дай им перца, понимаешь!

НЕВОДЯЕВ (в сторону). Кончать будут... Без суда и следствия...

БЛАГОМЫСЛОВ (в сторону). Пусть не в послы. Пусть в рядовые разжалуют... из полковников... Лишь бы с соблюдением прав человека...

СОКОЕДОВ (в сторону). Чуть-чуть не дотянул до бессмертия.

ПРЕЗИДЕНТ (Двойнику). Молодец! У тебя почти так же хорошо получается, как у меня. (Обходит шеренгу). Что-о? Интрижки за моей спиной? Я вас предупреждал, негодяев!

НЕВОДЯЕВ (делает шаг вперед). Я, господин президент!

ПРЕЗИДЕНТ. Не дергаться! Встать в строй!

НЕВОДЯЕВ (сбивчиво). Это не я, господин президент... Это все они... моя хата с краю...

ПРЕЗИДЕНТ. Камера твоя будет с краю... В Матросской тишине.

НЕВОДЯЕВ (становится в строй). В камеру согласен. Лишь бы не "вышка".

БЛАГОМЫСЛОВ (в сторону). В камеру... а потом бы в послы...

СОКОЕДОВ (в сторону). Допишу в тишине последнюю главу. И в бессмертие! К Шекспиру!

ПРЕЗИДЕНТ (с расстановкой). Еще раз... затеете... мышиную возню вокруг президента!.. (Пауза). Пеняйте на себя, понимаешь! Всем ясно?

 

Шеренга испускает вздох облегчения.

 

ШЕРЕНГА (хором). Так точно, господин президент!

ПРЕЗИДЕНТ. Смотрите у меня... (Двойнику). Продолжай...

ДВОЙНИК (останавливается перед шеренгой). Начинаем работать строго по регламенту. Довольно баклуши бить. Завтра, как президент, я буду вручать высокие правительственные награды. А он, как президент, (указывает на Президента) будет заниматься государственными экстремистскими ситуациями. Верно я говорю?

ПРЕЗИДЕНТ. Верно! (Сокоедову). Перед тобой цель поставлена?

СОКОЕДОВ (патетично). Моя цель - бессмертие в искусстве!

ПРЕЗИДЕНТ. Твоя цель, сукоедина, не оказаться опять в дурдоме. (Указывает на двойника). Репетируй с ним вручение наград, хоть до посинения. И чтобы все прошло без сучка...

ДВОЙНИК (Президенту). Дал бы ты ему какую-никакую дожностенку. Официально... Хоть на полставки оформи.

ПРЕЗИДЕНТ. Благомыслов! Ты предлагал Сукоедова в пресс-секретари?

 

Благомыслов мнется, мычит что-то нечленораздельное.

 

Ну, живо соображай! Предлагал или нет?

ДВОЙНИК. Предлагал.

ПРЕЗИДЕНТ (Благомыслову). Подготовь документы мне на подпись. Пресс-секретарем его. На полставки пока. А там видно будет. Все! Репетируйте! А я по свежему воздуху прогуляюсь. (Двойнику). За меня остаешься. Смотри, чтобы порядок был... (Берет швабру, уходит).

 

Шеренга сразу распалась, все разошлись по сторонам.

 

ДВОЙНИК (зычно). Ну-ка, построиться! Разбрелись, как стадо баранов... (Троица покорно встает в шеренгу). Сми-ирь-на! Перекличку буду делать... Блядомыслов!

БЛАГОМЫСЛОВ. Я!

ДВОЙНИК. Негодяев!

НЕВОДЯЕВ. Я!

ДВОЙНИК. Сукоедов!

 

Сокоедов переминается с ноги на ногу, молчит.

 

Сукоедов!

НЕВОДЯЕВ (шпыняет Сокоедова в бок). Отвечай, когда кум спрашивает.

СОКОЕДОВ. Я!

ДВОЙНИК. Вот так! Чтобы порядок у меня был! Сейчас начнем тренироваться завтрашние награды вручать. Неводяев, тащи сюда ордена.

 

Вход в рынок. У входа - пивной ларек. За стойкой Валентина, колоритная женщина в расцвете лет и сил. Возле ларька крутится Завсегдатай. Из динамика звучит музыка.

 

ЗАВСЕГДАТАЙ (жалостливо). Валентина, ну, налей кружечку. Полость рта освежить срочно надо. Подохну ведь...

ВАЛЕНТИНА (невозмутимо). Меньше народу - больше кислороду.

ЗАВСЕГДАТАЙ. Последнее время ты прямо сбесилась, Валентина.

ВАЛЕНТИНА. Не твое собачье дело.

ЗАВСЕГДАТАЙ. Злая, точно мегера. Как твоего президента карета увезла, так ты прямо на стену лезешь...

 

Валентина выплескивает на Завсегдатая ведро воды.

 

ВАЛЕНТИНА. Убирайся отсюда, баламутина!

 

Завсегдатай отбегает, держится поодаль, что-то замечает в стороне, опасливо приближается к палатке.

 

ЗАВСЕГДАТАЙ. Валюха, хочешь подниму твое настроение? Только уговор - пивка мне нальешь... Слышь, Валь?

ВАЛЕНТИНА (угрюмо). Ну?

ЗАВСЕГДАТАЙ. Погляди-ка, кто там шкандыбает...

 

Появляется Президент. В руках у него швабра.

 

Здорово, Президент! Отпустили? Или сбег? Валюха без тебя прямо на стену лезет. Отсутствие мужика в еённую голову шибает. Скажи ей, пусть она мне пивка нальет. Полость рта освежить требуется.

 

Возбужденная Валентина выбегает из-за стойки, бросается Президенту на шею.

 

ВАЛЕНТИНА. Наконец-то! Президент ты мой!.. (Целует). Президент ты мой малахольный... Как же ты выбрался оттуда?!

 

Президент что-то мычит, пытаясь высвободиться из объятий.

 

ЗАВСЕГДАТАЙ (Президенту). Скажи Вальке, чтобы освежила мне полость... В честь твоего возвращения...

ВАЛЕНТИНА (Президенту). А похудел, а похудел... Я тут без тебя просто с ума схожу...

ЗАВСЕГДАТАЙ. Валь, налей пивка... нам обоим... (Президенту). Забьем "козла" вечерком?

ВАЛЕНТИНА. Отвяжись ты со своим "козлом", козел! Дай спокойно поговорить! (Наполняет кружку пива, подносит Президенту). Пей, лапушка моя. Воблочку почистить?

ПРЕЗИДЕНТ (ощупывает карман). Я без денег...

ЗАВСЕГДАТАЙ. Президенту можно без денег. За что тебя весь рынок уважает, так это за то, что ты не жлоб. Другой, имея такую Валентину... А, что говорить... У тебя совесть есть... (Валентине). Валь, и мне кружечку...

ВАЛЕНТИНА. Раскатал губищи... (Беззлобно). Не мытьем, так катаньем. (Наполняет кружку). На, пользуйся моей добротой! (Чистит воблу для президента). А похудел, а похудел...

ЗАВСЕГДАТАЙ (чокаясь с Президентом). За встречу... И за Валюху! (Пьют). Ништяк пивко, неразбавленное, скажи?..

ПРЕЗИДЕНТ. Ништяк. Давно не пил такого.

ВАЛЕНТИНА (кормит Президента воблой). Твоя мымра недавно здесь крутилась. Вынюхивает чего-то... Я ей пообещала веселую жизнь устроить. Ненавижу сучку! Пора тебе решать с ней... Официально!..

ПРЕЗИДЕНТ. На днях переговорю с патриархом. Будем в монастырь их оформлять...

ЗАВСЕГДАТАЙ (наклоняется к динамику, слушает). Музыка сегодня какая-то... То "Лебединое озеро", то траурная. Не помер ли кто из тузов кремлевских?

ПРЕЗИДЕНТ. Сомневаюсь. Я был бы в курсе... Утром вроде бы все были еще живы...

ВАЛЕНТИНА (подливает президенту пиво). А может, не связываться с ведьмой? Я вот что подумала - давай плюнем на все! Продам я свою конуру. Купим домик. Где-нибудь в тихом городке... Речка... лес... Чем плохо?..

ПРЕЗИДЕНТ. Кто говорит, плохо... (Мечтательно). Утречком на рыбалку... Роса на травке, солнышко... четвертинка... Окунишек надергаю и сразу на сковородку...

ЗАВСЕГДАТАЙ (облизывает губы). Чего четвертинка? Бутылку надо брать... Я к вам в гости приезжать буду...

ВАЛЕНТИНА. На фиг, на фиг... Здесь всю плешь прогрыз. Незваный гость хуже татарина. (Президенту). Поехали... Соглашайся... Хоть немного пожить бы по человечески...

ЗАВСЕГДАТАЙ (Президенту). Соглашайся! Такая женщина... Как у Христа за пазухой будешь... (Валентине). Валь, может, меня возьмешь? Вместо него... Я на все согласен, не глядя...

ВАЛЕНТИНА. С тобой только и можно - не глядя... (Президенту). Ну, что тебя здесь держит?

ПРЕЗИДЕНТ (морщится). Если бы не моя работа...

ВАЛЕНТИНА. Да брось ты свою дурацкую работу! Неужели я тебя не прокормлю? Устроюсь там пивом торговать. Проживем... Или ты еще котлет не налопался, которыми твоя ведьма тебя пичкает? Разве это баба?! За всю свою жизнь ничего кроме котлет не научилась готовить. Да и те всегда - сплошная размазня!

ПРЕЗИДЕНТ (обиженно). Ну, не скажи... С патриархом, я конечно, поговорю. Но котлеты у нее от души. Я их всегда уважал...

ВАЛЕНТИНА (уперев руки в бока). Та-ак, новую песню слышу... Это когда же ты успел ее поганые котлеты зауважать? В дурдоме?

ПРЕЗИДЕНТ. Погоди... ты меня не путай... Поганые, это у другой... официальной... У того... А у моей официальной - наоборот.

ВАЛЕНТИНА. Сколько же у тебя их, официальных?

ЗАВСЕГДАТАЙ. Нет, больно уж похоронная музыка. Наверно, кто-то из шишкарей все-таки дал дуба.

ВАЛЕНТИНА (всхлипывает). Обижаешь ты меня... Стараюсь для тебя, стараюсь... Готова ноги мыть и воду пить... А все не угодишь тебе... Обижаешь...

ПРЕЗИДЕНТ (обнимает Валентину). Хорошая ты женщина, Валя... Душевная... Совсем, как Платоновна... С такой, действительно, как у Христа за пазухой.

ВАЛЕНТИНА (прижимается к Президенту). Господи, наказание ты мое... Какая еще Платоновна? И за что только я люблю тебя, такого дуролома...

 

Появляется жена двойника.

 

ЖЕНА ДВОЙНИКА. Ага! Вот ты где, рожа бесстыжая! (Бросается на Президента). Это вместо того, чтобы в психушке белую горячку лечить, ты здесь развратно лапаешь эту... эту пивную бочку!

ВАЛЕНТИНА. Сама ты вобла сушеная! (Тянет Президента к себе). Отпусти его, кляча заезжанная!

ЖЕНА ДВОЙНИКА (тащит Президента к себе). Дай его сюда! Стерва, блядь базарная!

ПРЕЗИДЕНТ (пытается вырваться из свалки). Бабы, угомонитесь! Я вам все объясню!

 

Валентина и Жена двойника мутузят друг друга, достается и Президенту, который безуспешно пытается их растащить. Появляется милиционер.

 

МИЛИЦИОНЕР (свистит). Прекратить! (Никто не обращает внимания на свистки. Достает пистолет, стреляет в воздух). Открываю огонь на поражение!

ЗАВСЕГДАТАЙ (истошно кричит). Тихо! (Приникает к динамику). Слушайте!.. (Все застыли, слушают).

ГОЛОС ДИКТОРА. ... в стране объявлено чрезвычайное положение. Власть до особого распоряжения переходит к специально образованному всероссийскому чрезвычайному комитету - ВЧК...

ЗАВСЕГДАТАЙ. Путч!

ПРЕЗИДЕНТ (ворчит). Я им покажу - путч... Черти, другого времени у них не нашлось... В кои годы собрался пивка попить... Они у меня узнают, как фордыбачить... (Залезает на пивную бочку. Громовым голосом). Граждане, отечество в опасности! Свобода, понимаешь, под угрозой... Я, как ваш президент, являюсь гарантом порядка и спокойствия...

ВАЛЕНТИНА (в сердцах). Кто про что, а вшивый все про баню... Ну, какого дьявола ты туда взгромоздился, балабол? Кончай блажить! Слазь!

ПРЕЗИДЕНТ. Помолчите, женщина.

ЖЕНА ДВОЙНИКА (милиционеру). Слыхал, слыхал? Он же из дурдома сорвался! Видишь, у него же белая горячка!

ПРЕЗИДЕНТ. Все, кому дорога демократия, поддержут меня в трудный час испытаний...

МИЛИЦИОНЕР (жене двойника). Вы кем ему будете?

ЖЕНА ДВОЙНИКА. Я? Официальная... жена...

ВАЛЕНТИНА. Ведьма ты официальная!

ЖЕНА ДВОЙНИКА (милиционеру). Ты только послушай, какую чушь он порет! Верни его обратно в больницу. Ему лечиться надо. Я, как жена, это заявляю. С полной ответственностью!

ПРЕЗИДЕНТ (милиционеру). Не жена она мне! (В зал). Родина зовет под свои знамена всех честных людей...

ВАЛЕНТИНА (жене двойника). Психопатка! Тебя саму надо за десять запоров упечь! (Президенту). Говорила я тебе...

ПРЕЗИДЕНТ. Я, как президент, объявляю путчистов вне закона!

ЖЕНА ДВОЙНИКА (милиционеру). Слыхал? Забирай его, сержант! Иначе он такого наплетет... как Ленин с броневика. Потом не расхлебаешь.

МИЛИЦИОНЕР (включает рацию). Дежурный! Срочно наряд на Бутырский рынок! Тут один тип у пивного ларька к беспорядкам подстрекает...

 

Раздается сирена милицейской машины.

 

Гаснет свет

 

Сцена без декорации. В центре стол, в футлярах награды. Шеренга награжденных: министр обороны, писатель, ученый, владыка. Входит Двойник, рядом с ним - жена президента, за ними Благомыслов, Сокоедов. Двойник суетится, не знает, куда встать. Благомыслов, точно марионетку, подводит его к микрофону. Сокоедов собирается зачитать указ о награждении, но Двойник неожиданно выхватывает указ у него из рук.

 

ДВОЙНИК. Не тяни волынку. Люди, понимаешь, заждались... (Сгребает со стола футляры с наградами, устремляется к шеренге). Развели церемонию. Народ истомился... (Сует орден министру обороны). Награждаю... поздравляю... (Жмет руку, переходит к писателю). Награждаю... поздравляю... (Жмет руку, переходит к ученому). Награждаю... поздравляю... (Жмет руку, переходит к владыке). Награждаю... поздравляю... (Делает шаг назад, Благомыслову). И всего-то делов. (Награжденным). Теперь вы... как положено... благодарите партию и правительство... Ну, и весь, конечно, народ в лице президента.

МИНИСТР ОБОРОНЫ. Господин президент, от лица вооруженных сил...

ПИСАТЕЛЬ. ... по поручению творческой интеллигенции...

УЧЕНЫЙ. ... от лица науки...

ВЛАДЫКА. ... как представитель церкви...

БЛАГОМЫСЛОВ (шепчет). Господин президент, ваше место по протоколу не здесь... (Отводит его к столу). А здесь...

ДВОЙНИК (раздраженно). Не имеет значения... (Министру, с улыбкой). Как министр обороны, понимаешь, излагай первый.

БЛАГОМЫСЛОВ (Сокоедову). Чего он у тебя раздухарился? Пусть делает, что ему велено.

СОКОЕДОВ. Сбился... Бывает... первый прогон...

ДВОЙНИК (министру). Давай, генерал, народ желает знать про тактику и стратегию в горячих точках.

МИНИСТР ОБОРОНЫ. Тактика соответствует стратегии, господин президент. В самой горячей точке мы расставили тридцать восемь лучших снайперов. Это стратегия. Они, заметьте, каждый... через оптический прицел водят стволами за передвижением всего живого в тридцати восьми точках... горячих!.. Ситуация под контролем. Это тактика. Следует команда - огонь! Все живое уничтожено! Это - победа!

ДВОЙНИК. Хорошо объяснил. Популярно. Теперь понятно, за что награда нашла героя. А то мы тут как-то забиваем с мужиками "козла" они и говорят, дескать, у нас в горячих точках ни тактики, ни стратегии. Пусть знают, у нас все есть! Действуй, генерал! А награды за мной не заржавеют!

МИНИСТР ОБОРОНЫ. Служу Отечеству!

ДВОЙНИК. Кто следующий? Послушаем писателя. Так сказать, инженера человеческих душ. Пусть расскажет народу про тактику и стратегию в литературе.

ЖЕНА ПРЕЗИДЕНТА (сердито). Когда это ты "козла" забивал?

ДВОЙНИК. А то не знаешь... Почти каждый вечер забиваем, после работы...

ЖЕНА ПРЕЗИДЕНТА. Порядочные люди домой идут после работы. А ты в "козла"... Сегодня приходи вовремя, я котлет нажарю.

ДВОЙНИК (морщится). Опять твои проклятые котлеты! Ты же знаешь, я терпеть их не могу! От них мясо в зубах застревает.

ЖЕНА ПРЕЗИДЕНТА (возмущенно). С каких это пор ты перестал любить котлеты?!

ДВОЙНИК. Сроду их не любил. У тебя не котлеты, а сплошная размазня.

ЖЕНА ПРЕЗИДЕНТА. Совсем ошалел, что ли? Ты же с ума сходил от моих котлет! Весь мир это знает!

ДВОЙНИК. Да? Значит, я спутал. Это у другой размазня.

ЖЕНА ПРЕЗИДЕНТА. У какой еще другой?

ДВОЙНИК. У официальной... ведьмы... (Сердито). Не мешай! Нашла время про свои дурацкие котлеты... Потом поговорим.

ЖЕНА ПРЕЗИДЕНТА. Поговорим, поговорим... Посмотрим, сколько у тебя официальных. Только ты от своих слов тогда не отказывайся.

ДВОЙНИК. Слушаем внимательно писателя. Кстати, вот сюжетец - тридцать восемь снайперов! Что скажет наш классик?

ПИСАТЕЛЬ. Господин президент, позвольте заверить, что вся творческая интеллигенция в ответ на награду, полученную в моем лице, сделает все возможное, чтобы тридцать восемь снайперов в тридцати восьми горячих точках заняли достойное место в произведениях литературы, на экране и на сцене.

ДВОЙНИК. Во - чешет! Грамотный, сразу видно.

ЖЕНА ПРЕЗИДЕНТА. Котлеты мои размазня?.. Никогда тебе этого не прощу! Сегодня все заставлю слопать!

ДВОЙНИК (с досадой). Вот привязалась! Заклинило ее на котлетах! (С улыбкой). А что нам наука поведает? А, господин академик?

БЛАГОМЫСЛОВ (шипит). Кончай пороть отсебятину! Академика не готовили к выступлению...

ДВОЙНИК. Пусть скажет пару слов. Жалко, что ли? Не зря же его награждали...

СОКОЕДОВ. По роли давай, по роли... Возвращайся в образ...

ДВОЙНИК (сучит ногами, морщится). Началось... по роли... предупреждал ведь я его...

БЛАГОМЫСЛОВ. Чего еще?

СОКОЕДОВ (тревожно). Какая муха тебя укусила?

ДВОЙНИК (стонет). Ребята... первая леди... прикройте меня...

ЖЕНА ПРЕЗИДЕНТА. Что с тобой?..

ДВОЙНИК. Прикрой... Яйца...

ЖЕНА ПРЕЗИДЕНТА (конфузится). Фу, бесстыдник... Нашел место...

СОКОЕДОВ. Какие яйца?

ДВОЙНИК. Президентские... мои... чешутся... прикройте...

БЛАГОМЫСЛОВ. Давайте закругляться. (Берет под руку жену президента, делает шаг вперед, заслоняя двойника Сокоедову). Отпускай народ.

СОКОЕДОВ. Как пресс-секретарь... мне поручено...

ДВОЙНИК. Минуточку, минуточку... (Чешется). У нас еще владыка остался неохваченным... Святой отец, может быть, есть просьбы, пожелания? Встаньте к микрофону и излагайте... В ответ на высокую награду...

ВЛАДЫКА. В ответ на высокую награду, господин президент, церковь, как тело Господне...

ДВОЙНИК (громко). Уф, отпустило... (Владыке). Это вас не касается... Продолжайте, продолжайте... как тело Господне...

ВЛАДЫКА. ... как тело Господне, обеспокоена нашествием разного рода миссионеров и сектантов...

ДВОЙНИК. Тоже расставить тридцать восемь снайперов?

ВЛАДЫКА. Вам виднее. Но почва уходит из-под ног.

ДВОЙНИК. Решим этот вопрос.

ЖЕНА ПРЕЗИДЕНТА. Нет, надо же такое брякнуть! Мои котлеты, видите ли, размазня...

ДВОЙНИК (сердится). Ну, все! Допекла... (Владыке). Святой отец, хочу спросить, пользуясь случаем. (Отводит владыку в сторону). Как у нас обстоят дела с монастырями? Свободные места есть? (Заговорщески). Тут одну дамочку надо пристроить. Как, поможем?

ВЛАДЫКА. Если надо... Все в руках Божьих...

ДВОЙНИК. А двух?

ВЛАДЫКА. Все в руках Божьих

ДВОЙНИК. Аминь! Значит, так, договаривайся с Богом. А пока становись в строй.

 

Вбегает возбужденный Неводяев.

 

НЕВОДЯЕВ. Кончен бал, гасите свечи! Закрывай лавочку! Наши в городе!

ВСЕ (вразнобой). Какие наши?

НЕВОДЯЕВ. Красные! Соблюдать революционную дисциплину! Шаг влево, шаг вправо считается побегом. Конвой стреляет без предупреждения!

 

Всеобщее смятение, суета. Все разделились на группы, шепчутся.

 

ДВОЙНИК. А не поехать ли мне в самом деле котлеток покушать...

НЕВОДЯЕВ. Отставить котлетки! Охрана, увести посторонних! (Охрана уводит Жену президента, Писателя, Академика, Владыку. Благомыслову, Сокоедову). Вот благополучный момент! Пораскиньте мозгами! Делаем рокировку... Этого (показывает на Двойника) ставим президентом. Мы при нем - госсовет! А тому, который непредсказуем, перекрываем окончательно кислород...

БЛАГОМЫСЛОВ (в страхе). Ты с ума сошел! Мы без того пропадем... Этот же ни на что не способен...

НЕВОДЯЕВ. А зачем нам способный?

СОКОЕДОВ (в экстазе). Боже мой! Какая будет глава! Шекспир вертится в гробу от зависти! Я, считай, в бессмертии. Одной ногой...

 

Подходит министр обороны.

 

МИНИСТР ОБОРОНЫ. Что будем делать? По-моему, президент растерян.

НЕВОДЯЕВ. Главное, мы не растеряны. (Двойнику). Господин президент, вы должны первым делом выступить перед народом. Призвать к соблюдению революционного правопорядка и спокойствия. Мы сейчас быстренько накропаем текст. (Сокоедову). Садись, пресс-секретарь, пиши. А потом договоримся с путчистами. С ними можно сторговаться. Это я беру на себя. Там знакомые кореша подобрались...

ДВОЙНИК. Нет, я лучше котлеток поеду покушаю...

НЕВОДЯЕВ. Какие котлетки?! Делай что тебе приказывают!

ДВОЙНИК (испуган). А где этот... Официальный?

НЕВОДЯЕВ. Не твое дело! Ты теперь будешь официальный!

БЛАГОМЫСЛОВ (отводит в сторону Сокоедова). Это плохо кончится... Головы полетят...

СОКОЕДОВ (в экстазе). Гениально! Все гениально! Гениальное время! Гениальная последняя глава! Гениальный Шекспир... в гробу... А я - здесь! Бессмертие... Вот он, мой звездный час, Благомыслов!

НЕВОДЯЕВ (Двойнику). Готовься. Сейчас к народу обратишься.

ДВОЙНИК. К какому народу? Мы так не договаривались. За экстремистское положение отвечает тот... официальный. Я с народом говорить не буду. Мое дело награды раздавать.

НЕВОДЯЕВ. Тьфу, образина!

БЛАГОМЫСЛОВ. Что я говорил? Он не способен. С ним мы пропадем. (В сторону). Где же президент?

СОКОЕДОВ. Я, кажется, догадываюсь. Это вообще гениально! Пошли...

 

Сокоедов и Благомыслов уходят.

 

НЕВОДЯЕВ (Двойнику). Или будешь меня слушаться, или обратно в дурдом отправлю.

ДВОЙНИК. Лучше в дурдом.

НЕВОДЯЕВ (в бешенстве). Где текст обращения?! Пресс-секретарь!.. Благомыслов! (Озирается). Измена! Шаг в сторону - побег... (Двойнику). Жди меня здесь! Я скоро вернусь! (Убегает).

ДВОЙНИК (ворчит). Нужен ты мне... Вот влип... Нескладно получается... Котлеты поехать кушать? А может, лучше в дурдоме переждать весь этот тарарам... (Уходит).

 

Гаснет свет

 

Больничная палата. На кроватях в смирительных рубашках лежат Президент, Двойник А, Двойник Б, Двойник Г.

 

ДВОЙНИК А. Есть предложение продолжить заседание политбюро.

ПРЕЗИДЕНТ. Залегание продолжите.

ДВОЙНИК Г. А вас я навсегда лишаю слова. Кто за? Голосуют только члены...

ДВОЙНИК А. У меня заявление. Попрошу внести в протокол. Как ум, честь и совесть я решительно поддерживаю деятельность ВЧК. (Президенту). Допрыгался со своей демократией? Теперь, когда у нас развязаны руки, ты попляшешь перед диктатурой пролетариата, пельмень сибирский.

ПРЕЗИДЕНТ. А "андроповка" твоя просто дрянь! Настоящая рыгаловка. Дешевый популизм. Мне от твоей "андроповки" до сих пор блевать хочется.

ДВОЙНИК Г. Выступать могут только члены...

ПРЕЗИДЕНТ. Народ выступит - никаких членов не спросит.

ДВОЙНИК Б. Народ и партия едины!

ПРЕЗИДЕНТ. Я народу свободу дал, и твоя партия мандой накрылась.

ДВОЙНИК А. Ты себе свободу дай.

ПРЕЗИДЕНТ. Не беспокойся. Возникнет экстремистская ситуация, без меня не обойдетесь.

ДВОЙНИК Г. А сейчас какая? Экстремистская или экстремальная?

ПРЕЗИДЕНТ. С тобой я вообще дискутировать не желаю, олень меченный.

 

Входит врач, санитар, за ними Благомыслов и Сокоедов.

 

ВРАЧ. Здесь все имеющиеся в наличии президенты. Они немного пошумели, пришлось меры принять... Какой из них вам нужен?

ПРЕЗИДЕНТ. Благомыслов! Где тебя черти носят?! Докладывай обстановку в стране!

ВРАЧ (Благомыслову). Этот - ваш?

БЛАГОМЫСЛОВ. И ваш!

ВРАЧ. Если он наш, то тогда он не ваш.

БЛАГОМЫСЛОВ. Он и наш, и ваш. Большинством голосов...

ПРЕЗИДЕНТ. Хватит вошкаться! Развязывай! Экстремистскую ситуацию ликвидировать пора.

БЛАГОМЫСЛОВ. Экстремальную, господин президент.

ПРЕЗИДЕНТ. Какая тебе разница, экстремальную, экстремистскую... Потом разберемся, что к чему! Развязывай!

 

В палату врывается Неводяев.

 

НЕВОДЯЕВ. Отставить! Наши в городе! Конвой стреляет без предупреждения!

ПРЕЗИДЕНТ. Негодяев, ты уволен!

ВРАЧ (Неводяеву). Ваш он или наш?

НЕВОДЯЕВ. Ваш!

ДВОЙНИК Г. Голосуют только члены.

НЕВОДЯЕВ (Благомыслову). Власть сама падает нам в руки! От власти одни дураки отказываются. Умные ее берут!

 

Появляется двойник президента.

 

ВРАЧ. А этот чей? Наш?

НЕВОДЯЕВ. Наш!

ВРАЧ. Может, вам лучше обоих взять:

СОКОЕДОВ. Гениально! Просто и гениально!

ДВОЙНИК Б. Я тоже ум, честь и совесть. И как генеральный секретарь, хочу заметить - призрак бродит по Европе... Но если Андроп Владимирович будет и дальше тырить мои награды...

ПРЕЗИДЕНТ. Развязывай скорее, Блудомыслов!

НЕВОДЯЕВ (Благомыслову). Одумайся! Ход истории в наших руках!

ПРЕЗИДЕНТ. Таким дуракам, как ты, только и доверять ход истории. (Зычно). Генерал Благомыслов! Р-развязать президента!

НЕВОДЯЕВ. Он же полковник... (Благомыслову). Он на уши лапшу вешает, фуфло гонит, не слушай... Его указы не имеют силу. Прикинь реально, полковник, кто есть ху...

ПРЕЗИДЕНТ. Реально только я знаю, кто здесь ху... Генерал Благомыслов!

БЛАГОМЫСЛОВ. Слушаюсь!

 

Хочет развязать Президента. Неводяев отталкивает его, вспыхивает потасовка.

 

ПРЕЗИДЕНТ. По роже ему врежь, генерал! По харе его негодяйской! (Двойнику). Слышь, друг, развяжи. Скажу, где швабра. Там еще осталось по чуть-чуть...

ДВОЙНИК ПРЕЗИДЕНТА. Только честно...

ПРЕЗИДЕНТ. Обижаешь...

 

Двойник развязывает, президент встает, расправляет плечи.

 

Дуй в туалет. За бачком увидишь. (Показывает на Неводяева). Этого припаять к койке. Без суда и следствия! (Санитар натягивает на Неводяева смирительную рубашку). Объявляю экстремальную ситуацию! Где министр обороны?

БЛАГОМЫСЛОВ. На совещании членов военного совета.

ПРЕЗИДЕНТ (в сердцах). Господи, одни члены кругом! Только бы совещаться... Армию поднимать нужно! Премьер где?

БЛАГОМЫСЛОВ. На экстренном заседании совета министров.

ПРЕЗИДЕНТ (презрительно). Набрал работничков... Пива спокойно попить не дали... (Командует). За мной!

 

Стремительно уходит.

 

БЛАГОМЫСЛОВ (восторженно). Большой политики! Я, говорит, знаю, кто здесь ху!.. Генерал, говорит, Благомыслов! Генерал... Выдающийся политик! (Неводяеву). Что, Негодяев, зафук вышел? Кто здесь генерал? (Неводяев с кляпом во рту, мычит). Просто великий политики! А мы - пешки! Величайший! (Командует). Генерал Благомыслов! Смирь-но! Шагом марш на экстремальную ситуацию! (Уходит).

 

Гаснет свет

 

Сцена без декораций. Слышен нарастающий шум моторов, лязг гусениц, гул толпы, стрельба. Появляется Президент. Он решителен, суров, собран. За ним - Благомыслов, Сокоедов, первая леди, двойник с шваброй на плече.

 

ПРЕЗИДЕНТ. Бронежилет мне! Я перед народом выступать буду!

 

Подбегает министр обороны.

 

МИНИСТР ОБОРОНЫ (задыхаясь). По вашему при...

ПРЕЗИДЕНТ (перебивает). Где твоя армия?

МИНИСТР ОБОРОНЫ. Армия сохраняет полное боевое спокойствие. Тридцать восемь снайперов...

ПРЕЗИДЕНТ. Хватит трепаться! Выводи танки на боевую позицию! Лупи по Белому дому!

МИНИСТР ОБОРОНЫ (растеряно). Как по Белому дому? П-по
к-какому?

ПРЕЗИДЕНТ. У тебя сколько Белых домов-то?

МИНИСТР ОБОРОНЫ. Д-два...

ПРЕЗИДЕНТ (запальчиво). Ну и лупи по обоим! Для верности!

МИНИСТР ОБОРОНЫ. Слушаюсь! (Уходит).

ПРЕЗИДЕНТ. Стой! (Министр возвращается). Лупи пока по тому, который ближе. А там видно будет.

 

Министр обороны быстро уходит. Подбегает премьер-министр.

 

ПРЕМЬЕР-МИНИСТР (тяжело дыша). Члены кабинета...

ПРЕЗИДЕНТ. Хватит мне членов! Немедленно выдай деньги армии! Хоть из своей мошны, но чтоб деньги на бочку! Не сделаешь, шкуру спущу.

ПРЕМЬЕР-МИНИСТР. Слушаюсь! Из своей мошны... Будет исполнено...

 

Быстро уходит.

 

ПРЕЗИДЕНТ (жене). Положа руку на сердце... Ты поехала бы со мной куда-нибудь в глухомань... тихий городишко?..

ЖЕНА ПРЕЗИДЕНТА. А куда нас высылают?

ПРЕЗИДЕНТ. Я им вышлю! Просто... Домик, лес, река... Ты пивом торговала бы... Так хочется пожить по человечески...

ЖЕНА ПРЕЗИДЕНТА. Ты мне только одно скажи! Любишь мои котлеты?

ПРЕЗИДЕНТ (недоуменно). Весь мир это знает... Я от них просто торчу...

ЖЕНА ПРЕЗИДЕНТА. У тебя семь пятниц на неделе. Да или нет?

ПРЕЗИДЕНТ. Говорю тебе, да! Поедешь?

ЖЕНА ПРЕЗИДЕНТА. Если не высылают, зачем куда-то ехать. Я тебе в Кремле котлеток нажарю.

ПРЕЗИДЕНТ (разочарован). А раньше распиналась, хоть на край света. Э-эх... А у того... Какая соседка! Поехали, говорит, прокормлю... (Вздыхает). Ладно, каждому свое, кому соседка вместо страны, кому страна вместо соседки. (Стрельба и гул нарастают). Благомыслов! Бронежилет...

 

Президент поднимается на возвышение. Благомыслов, Сокоедов, Двойник держат перед ним бронежилет. Шум, крики, выстрелы.

 

Дорогие соотечественники! Настал час великих испытаний!

 

Голос президента тонет в лязге гусениц, беспорядочной стрельбе. Раздаются залпы танковых орудий. Грохот нарастает, гаснет свет, шум обрывается. Тишина. Пауза.

 

Декорация та же, что в начале первого действия. Приемная, кабинет, комната отдыха. В приемной за столом сидит Благомыслов, в стороне в ряд сидят премьер-министр и министр обороны, прижимая к груди портфели, жена президента, двойник с авоськой, наполненной пивными бутылками, Сокоедов, Платоновна с шваброй. Звонит телефон. Президент спит на диване в комнате отдыха. Благомыслов берет трубку.

 

БЛАГОМЫСЛОВ. Генерал Благомыслов слушает. Да, да... Нет... Президент никого не принимает. Работает над важным документом. О регламенте на сегодняшний день будет объявлено дополнительно. (Вешает трубку).

ЖЕНА ПРЕЗИДЕНТА. Не знаю, с какой ноги он нас сегодня встретит... Не знаю... А с путчем просто замечательно все получилось. Я очень довольна. У моего так поднялся рейтинг имиджа...

ПЛАТОНОВНА. Ты же как пристанешь, у мертвого поднимется.

БЛАГОМЫСЛОВ. Великий политик! Просто выдающийся!

ПРЕМЬЕР-МИНИСТР. Казнит и милует.

МИНИСТР ОБОРОНЫ. За что казнить? Мы старались. Тридцать восемь снайперов... Танки... Один Белый дом спалили. Другой на мушке...

СОКОЕДОВ. Гениально! Шекспир!.. И пушки! И дикий народ! И президенты! Я двумя ногами ощущаю бессмертие...

ДВОЙНИК. Мы тут забиваем "козла" с мужиками. Один спрашивает, зачем надо было Белый дом палить?

БЛАГОМЫСЛОВ. Непредсказуемый ход... Я, говорит, знаю, кто здесь ху... Генерал, говорит...

ПРЕМЬЕР-МИНИСТР. Непредсказуемый, зато наверняка.

ДВОЙНИК (смеется). А он прав оказался. Как у меня яйца зачесались! Точно это по ним из танков звездячили.

 

Затемнение

 

Президент ворочается на диване, откидывает плед, садится, сонно озирается. Все насторожились.

 

ПРЕЗИДЕНТ. Работал... работал в экстремальных условиях... И эти, понимаешь, в поддавки сыграли... Башка трещит... Как заснул, не помню... Сны какие-то идиотские снятся... (Кричит). Эй! Есть кто живой?! Кто-нибудь...

 

В приемной все приходит в движение, выстраивается шеренга.

 

МИНИСТР ОБОРОНЫ (открывает портфель, перекладывает бутылки). Кто первый будет докладывать?

ПРЕМЬЕР-МИНИСТР (открывает портфель, перекладывает бутылки). Каждый свое доложит...

СОКОЕДОВ. Пошли, пошли... В бессмертие..

БЛАГОМЫСЛОВ (командует). Приготовились! Шагом...

 

В приемной появляется президент.

 

ПРЕЗИДЕНТ (грозно). Эт-та еще что за сборище? Кто велел?!

 

Обходит шеренгу. Морщится, как от зубной боли.

 

О-о... Опять эти... Как вы мне надоели! Помереть с вами некогда...

ПРЕМЬЕР-МИНИСТР (вкрадчиво). Неотложные указы... Ваша подпись требуется.

ПРЕЗИДЕНТ (обходит шеренгу. С досадой, впрочем вполне миролюбиво). Слушайте... идите вы все к чертовой матери... А?..

ЖЕНА ПРЕЗИДЕНТА (елейно-растерянно). Все?

ПРЕЗИДЕНТ (передразнивает). Все...

ЖЕНА ПРЕЗИДЕНТА (в сторону). Как всегда... непредсказуем...

ПРЕЗИДЕНТ (кричит). Во-он! (Шеренга распалась, все устремились к выходу). Платоновна, куда швабру потащила?! А ну, давай ее сюда!

 

Платоновна отдает швабру, пятясь уходит. Сокоедов, споткнувшись, замешкался в дверях.

 

Сукоедов!

СОКОЕДОВ. Виноват... Уже ушел...

ПРЕЗИДЕНТ (властно). Останься! (Рассеянно). Что я хотел тебе сказать?..

СОКОЕДОВ. Наверно, что-то исключительно важное... если при всех нельзя.

ПРЕЗИДЕНТ (грозит пальцем). Ух, бестия! Насквозь тебя вижу! Знаю, о чем ты думаешь... Устал я от вас... Видал, с кем работать приходится?

СОКОЕДОВ (осмелев). Да, выбор не богатый.

ПРЕЗИДЕНТ. Совсем нет! А то бы давно в отставку ушел. (Задумывается. Оживляется, заговорщески). А в общем-то кое-что наклевывается... Ну-ка, ступай за мной.

 

Берет швабру, возвращается в кабинет, подходит к столу, достает из папки фотографию, показывает Сокоедову.

 

Вот... преемником моим будет. (С угрозой). Чтоб ни звука... Проболтаешься, в психушке сгниешь...

СОКОЕДОВ. Могила.

ПРЕЗИДЕНТ (разглядывает портрет, ухмыляется). Этот всем покажет... В сортире мочить будет... (Смотрит в упор на Сокоедова). Готовь ему двойника. Скоро понадобится... И заруби у себя на носу: государственная тайна... Ну, ступай пока...

 

Сокоедов выходит в приемную. Президент откупоривает швабру, наполняет стакан.

 

СОКОЕДОВ (останавливается посреди приемной, разглядывает фотографию). Ишь ты! Этот, значит, в сортире будет мочить... (Вытянув левую руку с прищуром взглядывает в портрет). Лицо как лицо. С двойником для него проблем не будет... (Тычет указательным пальцем правой руки в потолок, вдохновенно). Они... там... на верху... считают себя чуть ли не богами... Олимпийцы! Вершители судеб!.. Возможно... А на самом-то деле они такие, какими их делает... ближайшее окружение...

 

Величаво вскидывает голову.

 

Мы... (Обводит взглядом зрительный зал). Я!..

 

 

Занавес

 

Проголосуйте
за это произведение

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
287436  2009-04-28 13:08:36
крис
- Леонид! Я не уверен, что правильно записал ваш мэйл и мое письмо дошло до вас, поэтому продублирую, то, что я отправлял вам по мэйлу еще и здесь.

Меня зовут, Крис. В начале апреля, вы обратились ко мне с просьбой отправить письмо, потому что я сидел с ноутбуком у памятника Кирилу И Мефодию на Китай Городе. Тогда же вы посоветовали прочитать вашу пьесу "государсвенная тайна..." и по возможности дать пару каментариев. "Москва не сразу строилась" и я только на днях ее прочитал :-)

Начнем с того, с истрической стороны дела. Не смотря на свой возраст, а родился я только в 1984, а в россию приехал и того позже в июне 1991, но я все равно прекрасно помню, что происходило со страной и летом 91 и осень 93. Даже первые записи в моем дневнике были сделаны как раз о событиях августа 91. Как мне показалось по началу пьесы, что история разыгрывается в районе 97-98 годов, ближе к концу, когда начался путч, это сразу отправило нас к 93 году и в самой концовке после упоминания приемника закралось подозрение, что это никак не раньше 99 года. И только прочитав ее я посмотрел и увидел дату 2005 год.

Если честно, то мне так и не понятно осталось до конца, что именно вы хотели сказать этой историей. У меня через все повествование прошло двумя красными линия "Принц и нищий" и "Куклы" (я думаю вы помните такую политическую сатиру на канале НТВ в конце девяностых). Как очень органичный гибрид двух этих идей она смотрится, но чего-то более я, увы, не нашел.

Мне кажется главной проблемой этой пьесы оказалось, то что она написаны была в 2005, потому что в 1995 она была очень актуальная, а в 2005 уже наступили совершенно другие реалии и многим не то, что бы не сложно понять то, что происходит, а просто напросто не интересно. Политическая сатира должна быть актуальна и на злобу дня. Опять же это моё ИМХО :-)

Русский переплет



Rambler's Top100