TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

 

Александр Фатьянов

 

СУХОПУТНЫЙ МОСТ

Всякая вражеская армия,

которая осмелилась бы

проникнуть в Россию и

пройти дальше Смоленска,

безусловно, нашла бы там,

в степях, свою могилу.

Фридрих II.

1.

Июль 1942 года. Жара. Сушь. В горячем мареве зыбилась ровная, словно укатанная донская степь. Тут и там зеленели похожие на оазисы станицы и хутора. Плавно, как в мирные дни, парили в белесом небе ястребы, низко над землей пролетали разомлевшие от зноя грачи.

Все вокруг притихло, насторожилось. Обезлюдели поля, колхозные тока, застыли брошенные комбайны, косилки.

Длинные шлейфы пыли, поднятые немецкими механизированными колоннами, не опадали над степными большаками. Тяжелый гул двигателей и лязг гусениц, ставшие здесь уже привычными, не отпугивали стоявших у своих нор сусликов, только степные лисицы, навострив уши, с опаской прислушивались к нескончаемому перемещению воюющих армий.

Шел второй год войны, опрокинувший надежды Красной Армии на новые победы после зимнего контрнаступления. Пехотинцы вели отчаянную борьбу за города, станицы, водные переправы, но сдержать стальную вражескую лавину не всегда удавалось. Тысячи их навсегда полегли в раскаленной зноем степи┘

К Дону неудержимо катилась 6-я полевая армия под командованием генерал-лейтенанта Паулюса. 14 пехотных, 1 танковая, 2 моторизованные и 2 охранные дивизии сметали все на своем пути.

Для успеха операции по захвату волжского бассейна с юго-востока на Сталинград нацеливались два корпуса 4-й танковой армии Гота, сюда же выдвигались 8-я итальянская и 3-я румынская армии.

Наземные силы поддерживали 1200 самолетов люфтваффе.

Путь к Дону прикрывали войска 62-й и 64-й советских армий, их передовые отряды вступили в бой с противником на рубеже рек Чир и Цимла, однако к 23 июля были выбиты с занимаемых позиций, частично окружены.

Командование Сталинградским фронтом не смогло вовремя определить направление главных ударов войск противника и не использовало в достаточной мере свои силы для отпора врагу. Исходя из этого, Ставкой ВГК 23 июля вместо маршала Тимошенко командующим фронтом был назначен генерал-лейтенант Гордов. Была произведена замена генералов и в войсках.

С целью разгрома прорвавшейся к Дону группировки противника, командование Сталинградским фронтом предприняло контрудары силами формируемой 4-й танковой армии. Наступление немецко-фашистских войск застопорилось, попавшие в окружение две дивизии 62-й армии деблокированы, однако восстановить положение на занимаемом ее частями 120-километровом участке фронта не удалось.

Войска Красной Армии с тяжелыми боями отступали к Дону.

Верховный Главнокомандующий потребовал от генерала Гордова парировать замысел гитлеровцев.

"Главное теперь, - телеграфировал Сталин командующему фронтом, - не переправы у Цимлянской┘, а правый фланг фронта. Противник выброской своих частей в район Цимлы отвлек наше внимание на юг, а в это самое время он подводил потихоньку главные силы к правому флангу фронта. Эта военная хитрость противнику удалась благодаря отсутствию у нас надежной разведки. Это дело надо учесть, и нужно всемерно усилить правый фланг фронта".

В эти дни Ставка Верховного Главнокомандования утвердила план формирования 1-й танковой армии. Предвидя опасность событий на этом участке фронта, Верховный Главнокомандующий направил в район Сталинграда начальника Генштаба генерал-полковника Василевского.

25-27 июля ударом сил Сталинградского фронта и частью войск формируемых танковых армий прорыв противника к Сталинграду был сорван.

Генерал-лейтенант Лопатин, вступивший в командование 62-й армией вместо генерал-майора Колпакчи, вынужден был отводить дивизии за Дон.

Смертельная опасность снова нависла над Родиной.

28 июля И.В. Сталин подписал приз ╧ 227 "Ни шагу назад!"

К 1 августа полоса обороны сталинградского фронта растянулась до 700 км. Оперативно управлять войсками стало трудно, и Ставка по предложению Василевского 5 августа разделила этот фронт на два: Сталинградский (командующий генерал-лейтенант Гордов) и Юго-Восточный (командующий генерал-полковник Еременко).

Противник, превосходивший наши войска в силах и средствах, постоянно производил перегруппировку.

С 7 по 14 августа тяжелые, непрекращающиеся бои продолжались в большой излучине Дона.

2.

Легковой вездеход "Кюбель" затормозил на пологом берегу Дона в стороне от главной немецкой переправы. Мотоциклы с охраной круто развернулись по обе стороны вездехода. Сюда же, к выносному КП командующего 6-й армией, подъехали еще несколько штабных автомобилей.

Фридрих Паулюс, худощавый стройный генерал-лейтенант, легко сошел на землю. Стряхнув платком пыль с рукавов кителя, поднял на околыш фуражки защитные очки, внимательно осмотрел противоположный берег Дона. За сверкающей серебром стремниной белели песчаные отмели, на берегу густо зеленели кусты верб и краснотала.

День был жарким, и даже здесь, у воды, не ощущалась желанная прохлада. От машин тянуло удушливым запахом бензина и пыли. Издалека тянуло горьковатым запахом горевших хлебов.

Паулюс, морщась, вынул портсигар, закурил.

В тени, у борта штабного автобуса, солдаты обслуги установили походный стол, стулья. Адъютант командующего, щеголеватый полковник Адам, быстро разложил оперативную карту. Паулюс сел к столу. Окидывая на глаз междуречье Дона и Волги, впервые назвал его "сухопутным мостом". Теперь, когда войска 6-й армии успешно расширяют плацдармы на левом берегу Дона, этот "мост" облегчал выполнение главной цели √ захват Сталинграда┘

И все же волнение, как никогда, охватывало Паулюса. Чиркнув зажигалкой, он раскурил новую сигарету и пристально вгляделся в карту.

Дон и Волга┘ Эти реки, как главные артерии, веками питали Россию. Недаром много про них было сложено песен. Здесь же зарождалась народная вольница. Все это Паулюсу было известно давно┘

"Перерезать эти две артерии, и с Россией будет покончено", - размышлял он. Эту идею недавно внушал Паулюсу Гитлер. Соглашаясь тогда со словами фюрера, сегодня Фридрих думал иначе: "Конечно, Россия после этого ослабнет, но едва ли погибнет"┘

Полковник Адам перебил его мысли.

- Пятьдесят первый армейский корпус успешно форсировал Дон и приступил к расширению плацдарма на левом берегу, - доложил он.

Паулюс удовлетворенно кивнул.

- Как ведут себя русские? √ спросил он после непродолжительной паузы.

- По-прежнему оказывают жесточайшее сопротивление, - ответил Адам. √ Потоплено много наплавных средств┘

Начальник штаба Артур Шмидт резко повернулся к полковнику, лицо его мгновенно налилось кровью.

- Почему мне не доложено об этом? √ резко выкрикнул он. √ Первым о трудностях и успехах наступления армии должен узнавать я!

Паулюс искоса взглянул на Шмидта. С трудом терпел он нового начальника штаба. Сын купца, выбившийся в генералы, был заносчив, холоден, тверд в своих решениях до упрямства. С первых дней пребывания в армии пытался помыкать командующим. Паулюс в раздражении не раз приходил к мысли просить Берлин о замене начштаба, однако остывал. Надеясь на скорый исход войны, помнил пословицу: "Коней на переправе не меняют"┘ И не только это сдерживало командующего: Шмидт √ отличный штабист, с этим также приходилось считаться.

- Говорите дальше, - кивнул адъютанту Паулюс.

- Только что получено сообщение от генерала Виттерсгейма: четырнадцатый танковый корпус благополучно форсировал Дон в районе Вертячего и Песковатки┘

- Все мне говорят об успехах, - недовольно проговорил Паулюс. √ А почему стоят на берегу эти машины? √ Он указал на тягачи "Фамо" и "Круппы".

- Не хватает горючего, - ответил Адам. √ Мы сидим на скудной норме √ все резервы идут для танковой армии генерала Гота┘

- Что √ горючее?! √ перебил его Шмидт. √ Мы еще не достигли Сталинграда, а уже понесли ощутимые потери. Не хватает даже похоронных команд. Впору, как русские, складывать убитых в общие могилы.

Паулюс, казалось, пропустил мимо ушей слова начальника штаба. Вглядываясь с прищуром на середину реки, сказал негромко:

- Передайте эти заботы армейскому квартирмейстеру фон Кутновски. Вы должны говорить о своем. Кто противостоит нам на сталинградском направлении? Произведена ли замена командующего?

- Фронтом по-прежнему командует генерал Гордов. В военных кругах Красной Армии малоизвестен, - ответил Шмидт. √ По натуре √ крутой, однако это мало отражается на его действиях. Он не выполняет даже строгий приказ Сталина┘

"Мы тоже не выполняем приказ фюрера, - подумал Паулюс, не слушая дальше начальника штаба. √ В эти дни должны бы выйти к Волге, а все еще топчемся у Дона".

Шмидт демонстративно отвернулся от него.

Подойдя к столу, Паулюс, не садясь, склонился над картой. Вынув из кармана кителя четырехцветный карандаш, выдвинул красный стержень. Привлекая внимание Шмидта к карте, округлил станицу Голубинскую. Шмидт, добела сжав губы, встал рядом с командующим.

- При благополучном исходе нашего наступления, прошу разместить штаб здесь, - сказал Паулюс.

Произнося эти слова, он нисколько не сомневался в успехе операции по захвату Сталинграда, и вместе с тем где-то в глубине души этого опытного генерала, одного из творцов плана "Барбаросса", возникал вопрос: а хватил ли наличных сил овладеть такими огромными районами, как волжский бассейн и Кавказ? Паулюс представлял скрытые опасности, таившиеся в этом грандиозном по масштабам плане. Успех летней кампании целиком зависел от быстроты и решительности действий обеих наступающих на Сталинград группировок, иначе могут возникнуть непредсказуемые последствия.

Германия пополнила свой резерв за счет союзников √ итальянцев, румын, венгров, однако их войска не отвечают боевым качествам немцев. Это было доказано на примере осады румынскими войсками Одессы в прошлом году, где они топтались свыше двух месяцев. Франция, Голландия вместе взятые держались меньше, чем этот русский город.

Гитлер, лицемеря, назвал маршала Антонеску "первым немецким бойцом". В телеграмме, посланной ему по случаю взятия Одессы, он писал: "Завоевание Одессы √ это венец великой Румынии. Помощь, оказанная нам румынской армией, способствует также окончательно победе наших войск, объединенных железом и кровью".

Та победа обошлась Румынии в 150 тысяч человек┘

Паулюсу было известно и другое.

5 июля 1941 года Муссолини, восторженный успехами германской армии на Восточном фронте, заявил на заседании совета министров в Риме:

"Я задал себе вопрос: успеют ли наши войска прибыть на поле боя до того, как судьба войны будет решена и Россия будет уничтожена? Обуреваемый сомнениями, я вызвал германского военного атташе генерала Ринтелена. Я получил от него заверения, что итальянские дивизии прибудут вовремя, чтобы принять активное участие в боевых действиях".

И вот время это для них подошло┘

Отдав распоряжение начальнику штаба относительно подготовки приказа по расстановке сил и средств на исходном рубеже перед решающим наступлением на Сталинград, Паулюс принял ванну (специальную установку с санузлом ему доставили из Германии). Пристрастие к ежедневной ванне, чистому белью и свежим простыням не изменяло ему и теперь. Ужин он провел с зятем - зондерфюрер СС барон Кутченбах служил переводчиком русского языка в его штабе.

Они сидели за столиком под плакучей ивой. О войне √ ни слова, вспоминали лишь о своих близких людях, до которых отсюда почти две тысячи километров.

Несмотря на успехи армии Паулюса, захватить Сталинград с ходу ей не удалось. Командующий группой армий "Б" генерал-полковник фон Вейхс, перегруппировав часть сил, решил нанести по Сталинграду два одновременных удара: войсками 6-й армии из района Трехостровской на восток и подошедшими корпусами 4-й танковой армии √ со стороны Абганерово на север. Такой маневр обеспечил бы полное окружение прикрывавших Сталинград частей 62-й и 64-й советских армий.

Стык ударных группировок планировалось осуществить восточнее Калача.

Главное командование вермахта уже прикомандировало к штабу 6-й армии "коменданта Сталинграда", а также известного радиокомментатора Ганса Фриче; сюда прибыла и "эрфасунгскоманда" √ для вывоза сырья и оборудования со сталинградских заводов┘

3.

Поворот части сил 4-й танковой армии противника к Волге создавал наибольшую угрозу Сталинграду. В Ставке и Генштабе с тревогой следили за развивающимися событиями на этом участке фронта, однако оказать помощь войскам живой силой и техникой в эти дни не представлялось возможным.

Военный совет Сталинградского фронта, не имевший достаточных резервов, в своем донесении указывал на неустойчивость обороны. Начальник оперативного управления Генштаба генерал-майор Тихомиров, докладывая Верховному Главнокомандующему об этом, согласился с выводами Военного совета фронта.

Сталин хмуро взглянул на Тихомирова, сказал глуховатым, не терпящим возражения голосом:

- От вас я не ожидал иной реакции на это донесение. Вы просто засиделись здесь.

Помолчав, он встал. Встал и генерал Тихомиров.

- Передайте командованию Сталинградским фронтом следующее: "Я поражен вашей близорукостью и растерянностью. Сил у вас много, а справиться с положением не хватает у вас хребта. Жду от вас сообщения о ликвидации тревожного положения на вашем фронте".

Пока Тихомиров дописывал указание, Сталин набил трубку, раскурил. Молча взяв это указание, прочитал, поставил подпись, дату и время. Кивнул: "Можете идти".

Несмотря на строгое внушение Верховного Главнокомандующего, выправить положение в районе Сталинграда все же не удалось. Более того, противник вскоре овладел главными переправами через Дон.

Сталин, серьезно опасаясь за судьбу города, как крупного промышленного центра и важного узла транспортных коммуникаций, срочно созвал членов Ставки и Политбюро ЦК. На совещание были приглашены маршал Шапошников, являющийся по-прежнему заместителем наркома обороны, генералы Василевский и Тихомиров.

Свое выступление Сталин начал необычно.

- Жорж Клемансо, известный нам как один из вдохновителей блокады и интервенции против Советской Республики, как-то сказал: "Война слишком серьезное дело, чтобы ее доверять военным". Поэтому поговорим о наших военных неудачах в более широком кругу. Итак, о событиях на юге нашей страны. Они весьма тревожны, если не сказать больше. Потеря нами Сталинграда и захват гитлеровцами Кавказа имеют не только стратегическое, но и политическое значение. Во-первых, как мне представляется, это может повлиять на поставку нам техники и военных материалов по ленд-лизу. В США, как сообщает Уманский, опасаются, что все это будет захвачено немцами и потом направлено против самих же американцев. Что ж, капиталистов понять можно, они не привыкли сорить деньгами. Не торопится с военными поставками и правительство Черчилля. Им стало легче: вторжение немцев на Британские острова не осуществилось. Англичане говорят, что им сопутствует провидение Господне. И это действительно так: Наполеон погрозил пальцем, но через Ла-Манш не пошел. И Гитлер только кулак показал. √ Сталин сделал короткую паузу. Собравшись с мыслями, продолжал: - Большую же опасность представляет угроза вторжения на нашу территорию войск Турции и Японии. По имеющимся у нас данным, на южных границах сосредоточиваются не менее шестнадцати турецких дивизий. Сигналом для их действий будет падение Сталинграда. Ждет своего часа и миллионная Квантунская армия на Дальнем Востоке┘

- Ее командующий генерал Умэдзу все время проводит на ногах, даже обедает стоя, - вставил Берия. √ Тренирует себя. Собирается, якобы, пешком идти до Урала.

Сталин, поморщившись, заметил:

- Есть русская пословица: "Всяк по-своему с ума сходит"┘ Однако фанатизм японских милитаристов и их волчий аппетит нам известны давно.

- Каждый хочет урвать кусок побольше, - проговорил со вздохом Калинин.

Сталин взглянул на Василевского, сидевшего рядом с Шапошниковым.

- А теперь мы послушаем начальника Генштаба о положении на южных фронтах.

Василевский сделал знак своему помощнику. Тот вместе с Тихомировым разложил на столе крупномасштабную рабочую карту.

Откровенный доклад начальника Генштаба вызвал тревожное молчание. Сталин, привычно, неслышной походкой прошелся по ковровой дорожке, затем остановился у стола и с минуту разглядывал карту, водя по ней чубуком трубки.

- Немцы связывают свои успехи на Кавказе с судьбой Сталинграда, - негромко проговорил он. √ Не случайно они бросили на этот участок фронта лучшие свои силы и повернули четвертую танковую армию. Из доклада товарища Василевского очевидно, что генерал-лейтенант Гордов не в силах нанести там противнику серьезный урон и ликвидировать опасность. В связи с этим у меня есть два предложения. Первое: подчинить в оперативном отношении Сталинградский фронт Юго-Восточному. И второе: направить в Сталинград товарища Васильевского. Пусть он разберется на месте с обстановкой на обоих фронтах и даст нам предложение кого назначить командующим. √ Сталин оторвал взгляд от карты, встал в пол-оборота к начальнику Генштаба √ Поезжайте, товарищ Василевский. А мы уж тут как-нибудь управимся вместе с генералом Тихомировым.

Василевский прибыл в Сталинград 12 августа. То, что он увидел на месте, поразило его представление о событиях на этом участке фронта. Прорыв ударных группировок противника к Сталинграду был неминуем. Командующий 62-й армией генерал-лейтенант Лопатин, не имея достаточных сил для отпора врагу, отводил свои войска к Сталинграду. Василевский отдал указание Гордову немедленно бросить весь свой резерв против наступающих немецко-фашистских войск. Принятыми мерами фронт на участке от Вертячего до Ляпичева был восстановлен. Продвижение немцев к Сталинграду застопорилось.

19 августа Ставка, учитывая мнение Василевского, возложила на генерал-полковника Еременко командование обоими фронтами. Членом Военного совета был назначен Хрущев.

В тяжелых боях было выиграно время для подтягивания резервов в район Сталинграда и создания там новых инженерных сооружений.

Пытаясь прорваться к городу с северо-востока, немцы предпринимали массированные атаки на позиции 4-й танковой армии. Силы были неравные - на решающих направлениях противник имел многократное превосходство в людях и технике, его авиация господствовала в воздухе. Части 4-й танковой армии откатывались к Волге. И снова возникла угроза захвата Сталинграда. Устранить ее наличными силами фронтов было невозможно. Василевский в разговоре с Верховным Главнокомандующим по телефону внес предложение о передаче в распоряжение фронта 1-й гвардейской армии генерал-майора Москаленко.

- Обсудим этот вопрос на заседании Ставки, - ответил Сталин. √ О принятом решении сообщим.

По ответу Верховного Главнокомандующего Василевский понял, что его предложение пройдет, и он тут же связался с Москаленко. Тот ответил, что армия полностью еще не сформирована, но две дивизии уже находятся в состоянии боеготовности.

- Подготовьте их к выдвижению в район Вертячего, - приказал Василевский.

- Днем продвижение немыслимо, - ответил командарм. √ Фашистские самолеты, как коршуны, кружатся в воздухе.

- Хорошо. Я позвоню генералу Руденко, узнаю, что он может выделить для прикрытия ваших войск с воздуха. А вы немедленно готовьтесь к маршу √ форсированному. Люди еще не устали √ выдержат.

Вечером генерал Иванов из Генштаба продублировал по телефону приказ Верховного Главнокомандующего о передаче 1-й гвардейской армии Сталинградскому фронту.

В многодневных боях у Вертячего и Песковатки передовые части противника были остановлены, а на отдельных участках отброшены назад. Наши войска сохранили плацдарм на правом берегу Дона.

Немецкое командование произвело частичное переформирование сил для решительного наступления на Сталинград и приступило к его разрушению с воздуха. 23 августа на промышленные объекты и жилые кварталы было совершено 2000 бомбометаний. Сталинград накрылся дымной завесой.

К тому времени город был переполнен ранеными и беженцами. Люди ютились где попало, большей частью под открытым небом. Их эвакуация за Волгу проходила из рук вон плохо. Для решения этого вопроса потребовалось вмешательство военных.

Василевский, находясь в передовых частях, убедился в том, что противник наиболее активно действует только в светлое время суток. В связи с этим он отдал распоряжение командованию фронтов усилить разведку, выявлять скопления войск противника и наносить по ним упреждающие удары в ночное время. Использовать для этого всю мощь артиллерии и особенно "катюши".

4.

Генерал-полковник фон Вейхс потребовал от Паулюса решительных действий по захвату Сталинграда.

Перед наступлением на город командующий 6-й армией созвал совещание командиров корпусов и дивизий. Обсуждался вопрос: какими силами штурмовать город?

Против ожиданий, на этом совещании возникли разногласия. Первым высказался генерал Виттерсгейм. Он предложил отказаться от штурма города, а ограничиться его бомбардировкой и артобстрелом.

- Если мы втянемся в уличные бои, то завязнем там надолго, - мотивировал он свой довод.

Генерал Шмидт круто повернулся к нему. Левая ноздря его задергалась, что являлось признаком крайнего раздражения. В армии многие уже знали, что начальника штаба раздражало все, что исходило не от него┘

- Самое реальное, - продолжал Виттерсгейм, отводя взгляд от Шмидта, - это повернуть армию направо, к Астрахани. Захватом Волжского бассейна мы отрежем Сталинград от нефти, угля, хлеба, и тогда город умрет сам.

Шмидт вступил с ним в спор, перешедший в ссору.

- Командовать корпусом с таким настроением?! √ глядя на Паулюса, выкрикнул Шмидт со злой усмешкой.

- Господа, мы отвлеклись от основной темы, - сказал Паулюс. √ Город будем штурмовать, это √ приказ. Прошу каждого из присутствующих высказать свои предложения┘

Вечером он тщательно изучил стенограмму совещания и только после этого подписал два документа: приказ о расстановке сил и средств для штурма Сталинграда и навязанное ему Шмидтом письмо в генштаб о замене командира 14-го танкового корпуса. Вместо Виттерсгейма предлагалась кандидатура командира 16-й танковой дивизии генерала Хубе.

Письмо передали шифром.

Вскоре генерал Виттерсгейм был отстранен от должности.

Утром 23 августа ударная группировка 6-й армии, прорвав оборону советских войск, вышла к Волге в районе Латошинка-Рынок. Войска 62-й армии оказались отрезанными от Сталинградского фронта. На северной окраине города немецкие автоматчики просочились к Тракторному заводу.

Для защиты Сталинграда генерал Еременко мобилизовал все имевшиеся у него силы и средства. Городской оборонительный обвод заняли части 10-й дивизии НКВД, курсанты военно-политического училища, подразделения ПВО. В устье реки Ахтубы втянулись бронекатера Волжской флотилии.

Во второй половине дня немецкая авиация предприняла массированный налет на город. Бомбардировке подверглись порт, вокзал, заводы, нефтехранилища, жилые кварталы. Ночью город представлял собой гигантский костер. Багровые факелы полыхавших нефтехранилищ и портовых сооружений зловеще отражались в воде. Казалось, горела сама Волга.

Командующий Юго-Западным фронтом генерал-полковник А.И. Еременко свидетельствует: "То, что мы увидели 23 августа в Сталинграде, поразило нас как тяжелый кошмар. Беспрерывно то здесь, то там взметались вверх огненно-дымные султаны бомбовых разрывов. Из района нефтехранилищ огромные столбы пламени взмывали к небу и обрушивали вниз море огня и горького, едкого дыма. Потоки горящей нефти и бензина устремлялись к Волге, горела поверхность реки, горели пароходы на сталинградском рейде┘"

Воздушные армады "юнкерсов" продолжали бомбить Сталинград и на другой день. Свист бомб, взрывы, стрельба зениток, грохот рушившихся стен слились в один неумолкаемый гул. Дым и копоть клубились в горячем августовском воздухе. Город остался без воды и электричества.

Вражеские самолеты заминировали фарватер Волги, движение по ней прекратилось.

Прервалась связь Сталинграда с Москвой по телеграфу и телефону. Василевский находился в Царицынской штольне (место дислокации штаба Юго-Восточного фронта). Докладывал о боевой обстановке в Москву по радио, не скрывая опасности, создавшейся у стен Сталинграда, он перечислил все меры, предпринятые для обороны города.

Проводная связь была восстановлена только на следующий день.

В конце августа, здесь, на площади в 1500 кв. километров, решалась судьба летней кампания обеих воюющих сторон. Немцы поспешили объявить, что "крепость большевиков у ног фюрера". Однако разрушенный Сталинград продолжал сражаться с вражескими войсками.

Ставка поставила задачу перед командированием фронтов принять все меры к удержанию города.

"У нас имеется достаточно сил, - говорилось в телеграмме на имя Василевского и Еременко, - чтобы уничтожить прорвавшегося противника. Соберите авиацию обоих фронтов и навалитесь на прорвавшегося противника. Мобилизуйте бронепоезда и пустите их по круговой железной дороге Сталинграда. Пользуйтесь дымами в изобилии, чтобы запугать врага. Деритесь с противником не только днем, но и ночью".

Войска Сталинградского фронта предприняли активные действия против прорвавшегося к Волге 14-го танкового корпуса немцев. В ходе боев его части понесли значительные потери и оказались отрезанными от своих тылов. И хотя не удалось ликвидировать опасный выступ, командующий 6-й армией Паулюс отказался на несколько дней от штурма города .

Он побывал в передовых частях танкового корпуса генерала Хубе, видел, с каким ликованием купались в Волге его солдаты┘

5.

Сталин, видимо, не желал брать на себя всю ответственность за неудачи в войне, предложил назначить своим заместителем генерала армии Жукова. К тому времени полностью раскрылся полководческий талант Георгия Константиновича. 26 августа Государственный Комитет Обороны принял такое решение.

С тех пор Жуков почти все время проводил под Сталинградом. В поездках по фронтовым частям он убедился в том, что сил и средств для разгрома врага в распоряжении обоих фронтов еще не было, а наличные использовались не всегда эффективно. Управление войсками часто нарушалось, их линейное расположение в районе Сталинграда не соответствовало боевым задачам.

Все попытки командования Сталинградского фронта ликвидировать немецкий "коридор" и соединиться с 62-й армией кончались неудачами.

Тем не менее Паулюсу не удалось овладеть Сталинградом ни в августе, ни в начале сентября.

Стойко держались воины 24-й, 1-й гвардейской и 66-й армий Сталинградского фронта, летчики 16-й воздушной армии. Жуков впоследствии писал: "Со всей ответственностью заявляю, что если бы не было настойчивых контрударов войск Сталинградского фронта, систематических ударов авиации, то, возможно, Сталинграду пришлось бы еще хуже".

Жуков постоянно контактировал работу с Василевским. 10 сентября, достаточно разобравшись в оперативной обстановке на обоих фронтах, он докладывал Верховному Главнокомандующему:

"Для полного разгрома противника под Сталинградом тех сил, которые имеются под Сталинградом у обоих фронтов, явно не хватит. Необходимо дополнительную группу войск сосредоточить с тем, чтобы в кратчайший срок нанести более сильный удар противнику".

6.

Генерал-лейтенант Паулюс не относился к числу высших чинов вермахта, у кого кружилась от успехов голова. Командовать отборной, крупной по численности 6-й полевой армией, он был назначен по выбору Гитлера, как "самый дисциплинированный генерал и отличный солдат". Паулюс действительно отвечал этой оценке .

Вручая ему Рыцарский крест за успешную операцию по захвату Харькова, фюрер сказал: "С вашей армией, мой генерал, вы можете штурмовать небо".

Не в пример другим генералам, мастерам "выжженной земли", Паулюс был противником жестокого обращения с гражданским населением. Вступив в должность командующего армией, он отменил приказ фельдмаршала Рейхенау "О поведении германских войск в оккупированных странах Европы". "Распорядитесь, чтобы это позорище немедленно исчезло, - сказал он тогда бывшему начальнику штаба полковнику Гейму. √ Месть и расправа с безоружным населением несовместимы с воинской частью".

Однако 6-я армия, подобно другим армиям вторжения, оставляла за собой выжженные поля, полуразрушенные, ограбленные солдатами станицы, села и города. Самолеты все также обстреливали толпы беженцев на донских дорогах, бомбили без разбора речные переправы. По воле Паулюса огромный город на Волге разрушался на глазах, словно таял. А черные кресты пикировщиков все еще кружились над дымящимися его развалинами, где в подвалах укрывались тысячи раненых и беженцев, которых не успели переправить на восточный берег Волги.

7.

62-я армия почти два месяца не выходила из боев. Командарм генерал-лейтенант Лопатин, спасая ее от полного разгрома, с боями отводил части к Сталинграду, что вскоре было поставлено ему в вину.

В соединениях армии оставалось до четверти личного состава, не хватало оружия, боеприпасов. Обложенная с трех сторон одиннадцатью пехотными и танковыми дивизиями противника, армия, казалось, доживала последние дни. С Большой землей ее соединял неширокий "штурмовой" мостик, возведенный на металлических бочках из-под горючего. И он часто разрушался вражескими самолетами. Эвакуация раненых за Волгу, а также подвоз боеприпасов и продовольствия в Сталинград производились ночью, и то с трудом: над поймой реки почти все время висели немецкие САБы √ светящиеся авиабомбы, помогавшие противнику вести наблюдение за нашей переправой.

В начале сентября город уже не жил: кругом √ развалины, пустые коробки домов, иссеченные осколками деревья и уличные фонари. Люди укрывались в подвалах, дзотах, за стенами домов. Пожары не затихали √ тяжкий, прокисший от гари и известковой пыли воздух затруднял дыхание.

Тактика "пассивной обороны" 62-й армии, проводимая якобы по инициативе командующего, кого-то не устраивала в штабе Юго-Восточного фронта, и вскоре на Военном совете встал вопрос об его освобождении. Сообщили об этом в Ставку, доложили Сталину. Тот связался по ВЧ с Еременко.

Сталин. Товарищ Еременко, мне стало известно, что командарм - 62 генерал-лейтенант Лопатин считает невозможным удержать Сталинград. Вместо того, чтобы, как это подобает, выполнять приказ ╧ 227, он отводит свои войска к городу. Не в этом ли причина потери боеспособности армии?

Еременко. Дело не в Лопатине, товарищ Сталин, и с такой его характеристикой я не согласен. Он делает все, что требуют от него совесть и воинский долг. Армия, которой командует Лопатин, измотана непрерывными боями, для ее пополнения срочно требуется минимум две дивизии┘

Сталин (не дослушав). Если бы они продавались на рынке, я давно бы купил их столько, сколько надо.

Еременко. Извините. Я высказал вам свое мнение и буду его отстаивать.

Сталин. Кто командует фронтом √ вы или Хрущев?.. Прошу вас, товарищ Еременко, разобраться и доложить не о том, в каком состоянии находится 62-я армия, а конкретно √ о Лопатине. Недавно мы заменили на этой должности генерала Колпакчи, теперь мне предлагают сделать то же и с Лопатиным, который будто бы пасует перед противником. Получается, что Сталин меняет своих генералов, как перчатки┘ До свидания.

Несмотря ни на что, 10 сентября состоялась беседа члена Военного совета фронта Хрущева с Чуйковым. Твердый, волевой характер генерал-лейтенанта был известен Хрущеву по его действиям на южном участке фронта.

Вопрос о назначении Чуйкова командармом-62 был предрешен, и вскоре он прибыл на Мамаев курган, где размещался КП армии.

Через день он встретился с Лопатиным.

Уставший, подавленный неожиданным решением Военного совета фронта, Антон Иванович выглядел больным. Отвечая на недоверчивый взгляд Чуйкова, сказал:

- Что бы там ни говорили про меня, а я сохранил не только номер армии, но и саму армию. Вы, товарищ Чуйков, пришли на все готовое. Поверьте, будет нелегко. Мы почти все время дрались в полуокружении. Без эффективной помощи армии придется туго при любом командующем. √ Указав на сложенную карту, Лопатин добавил: - Могу ввести вас в курс дела┘

- Разберусь сам, - ответил Чуйков. √ Китайцы говорят: "Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать".

- Да-да. Знаю, что вы были главным военным советником у Чан Кай-ши┘

- Что было, то сплыло┘ Не время затягивать наш разговор √ и мне недосуг, да и вас, кажется, ждут в штабе фронта, - сказал Чуйков, протягивая руку Лопатину.

8.

Все сроки взятия Сталинграда фашистскими войсками в августе были нарушены. Недооценили противника немецкие генералы┘

11 сентября в пункт управления верховного командования сухопутных войск √ "Вервольф" ("Волчье логово") √ под Винницей были вызваны командующий группой "Б" генерал-полковник фон Вейхс и командующий 6-й армией генерал-лейтенант Паулюс.

Гитлера в этой поездке сопровождали его военные советники, а также начальник штаба оперативного руководства ОКВ Йодль и начальник генштаба сухопутных войск Гальдер.

Слушая короткий, аргументированный доклад фон Вейхса, Гитлер глядел на него в упор холодными немигающими глазами. Высокий, худощавый, в больших роговых очках, генерал был более похож на профессора военной академии.

Вейхс нервничал. Недавно после вызова сюда и доклада был снят с должности за неудачи на Северном Кавказе фельдмаршал Лист. Под Сталинградом положение войск не лучше┘

Когда Вейхс стал перечислять трудности, связанные с осуществлением операции "Фишрейер", Гитлер демонстративно отвернулся. Вейхс отлично помнил его слова: "Сталинград должен быть взят 25 июля". И он обещал уложиться в этот срок. Тогда всё казалось реальным.

Вейхс невольно прервал доклад.

Гитлер саркастически улыбнулся. Поправив спадавшую на бровь острую косицу, воскликнул:

- Когда доблестная германская армия побеждает в бою, мои фельдмаршалы присваивают себе лавры, а когда мы терпим поражение, они указывают на меня. Их боевого духа хватает на две-три недели! А вам, фон Вейхс, и этого оказалось мало, - ледяным тоном произнес Гитлер и снова в упор взглянул на генерал-полковника. √ Мне нужны не ваши оправдания, не старческое нытьё, - это вы потом изложите в своих мемуарах, - а тщательный анализ неудач моих войск на Волге. И выводы из этого!.. √ Голос его сорвался и он нервно топнул ногой.

- Мой фюрер, предугадать вероятный ход событий в ближайшем будущем невозможно. Русские вводят в бой все новые и новые резервы. Поэтому в настоящий момент я не могу что-либо добавить к сказанному, - ответил фон Вейхс.

- Благодарю, генерал. Ваша позиция меня не утешает, а, наоборот, настораживает, - сказал Гитлер и, повернувшись к Паулюсу, сел. √ Что доложит мне командующий шестой армией?

Паулюс сказал, что фронт его армии слаб, особенно на левом фланге. Что по данным разведки русские накапливают за Волгой людские и материальные резервы, поэтому есть смысл отказаться от штурма Сталинграда и изменить задачи германских войск в бассейне Волги.

- То есть, отойти от Сталинграда?! √ воскликнул Гитлер, вскакивая. Казалось, за этим последует вспышка его ярости, однако все обошлось. Подойдя к Паулюсу, фюрер окинул его быстрым взглядом, сказал спокойно: - Генерал Паулюс, как вам должно быть известно, мне уже зимой этого года предлагали отвести германскую армию к границе. То есть потерять все, что было взято нами огнем и мечом. Оставить на поругание большевикам кладбища моих славных солдат!.. Мотив все тот же √ опасность окружения. А я не верю этим доводам. Только немцы способны окружать крупные силы противника. Да-да!.. Вспомните московское сражение: удалось русским окружить тогда наши войска?! Нет, генерал Паулюс! А ведь угроза была более реальной, чем под Сталинградом!.. Вы нагоняете сами на себя страх┘

Он молча прошел мимо Гальдера, который, по обычаю, скрупулезно вел записи в толстой тетради. Мнение начальника генштаба по этому вопросу было то же, что высказали Вехс и Паулюс, поэтому Гитлер не стал с ним разговаривать.

Гальдер, провожая фюрера косым взглядом, вспомнил слова Марка Твена: "Короля от бондаря отличает только одежда". Погасив невольный вздох, подумал: "А ведь прав был этот американец!"

Поравнявшись с Паулюсом, Гитлер продолжал:

- Что же касается сосредоточения русских резервов в районе Сталинграда, то это √ миф. Мыльный пузырь! Их силы на грани истощения. Двадцать миллионов русских солдат истреблены или находятся в наших концлагерях┘ Эту потрясающую цифру еще весной назвал мне Геббельс┘

"И он поверил этому колченогому вруну!" √ подумал Гальдер, едва заметно улыбаясь.

- Я твердо убежден в том, что к ответным действиям широкого стратегического масштаба, которые могли бы быть для нас опасными, русские больше не способны. Да, да!.. Вся их жизненно-важная территория покорена нами и прочно удерживается. Надо только одно: уничтожить остатки русской армии. Задача предельно проста, а мои доблестные генералы не в силах ее решить! √ Слово "доблестные" Гитлер произнес с ударением. √ Мне помнятся слова Наполеона в занятой им Москве, когда он созвал своих маршалов: "Я найду первых попавшихся не пьяных солдат и сделаю их маршалами, а вас разжалую"┘

Минуту-две Гитлер молчал, затем подошел к огромной карте Советского Союза, где синим цветом была заштрихована оккупированная германскими войсками территория. Прибалтика, Белоруссия, Украина, Северный Кавказ, большая часть исконно русских земель┘ Осталось совсем немного, и Россия будет задушена┘ С трудом оторвавшись от карты, он воскликнул:

- Сталинград взять любой ценой! Срок √ десять дней! После этого повернуть главные силы на юг и тем самым завершить операцию "Фишрейер!"

Совещание продолжалось двое суток. Мнения генералов разделились, в результате чего было выработано единое решение: если не удастся овладеть Сталинградом полностью, стереть его с лица земли.

Гитлер, уступив присутствующим на совещании генералам, подписал новую директиву. Задача захвата Сталинграда вновь возлагалась на 6-ю армию, при этом план "Фишрейер" не отменялся, и Гитлер предложил готовить его начальнику генштаба. Гальдер пытался убедить его, что действующие на юго-востоке германские силы не в состоянии одновременно выполнить задачи по захвату Кавказа и бассейна Волги и что, по его мнению, необходимо сконцентрировать все силы для овладения Сталинградом, затем Астраханью, то есть решать задачи поэтапно. Гитлер пришел в бешенство и высказал обвинение против военного руководства.

Разлад с Гальдером усилился.

"Наблюдавшаяся и ранее недооценка возможностей противника, - записал Гальдер в своем дневнике, - принимает гротескные формы и грозит опасностью. Положение становится все более нетерпимым. О серьезной работе не может быть и речи".

С этого дня Гитлер фактически отстранил Гальдера от руководства генштабом и вскоре снял с должности. На его место был назначен генерал-полковник Цейтцлер.

9.

12 сентября Сталин вызвал в Москву Жукова и Василевского.

О положении на Сталинградском фронте, а также о боях на грозненском направлении докладывал начальник Генштаба.

- На Северном Кавказе, - отметил Василевский, - положение весьма тревожное: немцы любой ценой рвутся к нефтеносным районам. Наши войска, - продолжал он, - сражаются героически. Это особенно видно на примере боев в районе Моздока, Малгобека и Эльхотово, где немецко-фашистские войска имеют незначительные успехи.

С тревогой говорил Василевский о боях под Сталинградом.

- А что там с Лопатиным? √ пыхнув дымом, спросил Сталин.

- На его замене настаивал Хрущев. Как мне стало известно, генерал Чуйков, предложенный им вместо Лопатина, вчера выехал в расположение шестьдесят второй армии, - ответил Василевский. √ Ходатайство Военного совета фронта будет мной доложено вам после обсуждения основного вопроса.

- Та-а-ак, - медленно сказал Сталин. √ Выходит, что Хрущев вершит там все дела?

Василевский промолчал.

Выбив пепел из трубки, Сталин прочистил ёршиком чубук, протер его носовым платком и повернулся всем корпусом к Жукову.

- Что нужно Сталинградскому фронту для ликвидации немецкого выступа? √ спросил он.

- Теми силами, которыми располагает Сталинградский фронт, прорвать коридор от Латошинки до Рынка, а стало быть, соединиться с войсками Юго-Восточного фронта не удастся, - прямо заявил Жуков. √ Паулюс, чувствуя, что мы рано или поздно ударим по этому выступу, концентрирует здесь значительные силы . По данным разведки превосходство в людях и технике здесь многократное, поэтому дальнейшие атаки наших войск приведут к бесцельным потерям людей.

- Что же получается: мы так и будем топтаться на месте? √ упрекнул Сталин.

- Это не только мое мнение.

Сталин недовольно поморщился.

- Вы повторяете то, что докладывали мне по ВЧ десятого сентября, - сказал он. √ Стоило нам собираться ради этого?

- Товарищ Сталин, у меня есть конкретное предложение, - ответил Жуков, вставая и опираясь ладонями на край стола. √ В результате изучения на месте обстановки, я пришел к выводу, что немцы со дня на день начнут штурм Сталинграда. Поэтому считаю целесообразным передать 62-ю армию в состав Юго-Восточного фронта. Причина всем ясна.

- Не возражаю, - сказал Верховный Главнокомандующий. √ Товарищ Василевский, подготовьте предложения по этому вопросу к обсуждению на заседании Ставки.

- Есть, товарищ Сталин, - ответил начальник Генштаба.

- И еще, - продолжал Жуков, - чтобы выправить положение под Сталинградом, надо искать иное решение. К такому выводу я и товарищ Василевский пришли, будучи еще там.

Сталин поднял голову. Обычно непроницаемое лицо его оживилось.

- Какое "иное"? √ спросил он.

- Доложим завтра, если не возражаете, - сказал Жуков.

- Хорошо, завтра так завтра, - согласился Сталин.

Так было положено начало разработки операции "Уран" √ по окружению и разгрому немецко-фашистских войск под Сталинградом. Предварительный разговор о возможности ее осуществления, силах и средствах, а также ориентировочных сроках состоялся у Сталина на следующий день.

Совещание еще не закончилось, когда вошедший в кабинет Поскребышев доложил:

- Товарищ Сталин, звонит Еременко, просит переговорить.

Верховный Главнокомандующий снял трубку. Выслушав, ответил: "Действуйте, указание поступит". С минуту молчал, затем произнес глуховатым голосом:

- Еременко доложил, что противник сконцентрировал крупные силы на подступах к Сталинграду. Просит предать из нашего резерва в состав шестьдесят второй армии тринадцатую гвардейскую дивизию. Я дал на это предварительное согласие┘ - Сталин сделал паузу. √ Что же касается иного решения, - он подчеркнуто произнес последние слова, - то это надо бы изучить на месте, посоветоваться с командующими фронтов. При этом конечной цели не называть. И вообще, об этом до поры до времени должны знать только мы √ трое┘

Он подошел к настенной карте, с минуту сосредоточенно глядел на нее, затем, повернувшись к присутствующим, сказал:

- Вам, товарищ Жуков, надо немедленно отбыть на Сталинградский фронт, а товарищу Василевскому, чуть позже, на Юго-Восточный. Когда разберетесь во всех вопросах, связанных с предстоящей операцией, тогда мы и возвратимся к ее детальному обсуждению.

10.

13 сентября противник, сковав действия защитников Сталинграда на флангах, предпринял атаки на Мамаев курган. Бой происходил в 800 метрах от КП 62-й армии. Его разгромом Паулюс намеревался парализовать действия войск армии, а затем, с выходом к Волге, расчленить ее и уничтожить по частям.

Генерал Чуйков срочно перевел командный пункт в Царицынскую штольню. Этот день был едва ли не трагическим для защитников города.

Собрав все резервы, Чуйков с трудом сдерживал рвущегося к Волге противника. Немцы уже предчувствовали победу. В минуты затишья солдаты свистели, улюлюкали, плясали на развалинах под губные гармошки.

Атаки следовали за атаками. Фашистские автоматчики, просачиваясь через оборону советских войск, занимали отдельные здания. На другой день они приблизились к Мамаеву кургану и создали угрозу захвата Центрального вокзала. За ним √ Волга┘

Последующие три дня бои на этом участке фронта шли с нарастающим напряжением, однако решительного успеха противнику не принесли. То, чего опасались Паулюс и его генералы, произошло: 6-я армия завязла в сталинградских руинах. Отдельные дома и объекты по нескольку раз переходили из рук в руки. Так было с Центральным вокзалом, элеватором, заводами "Силикат" и СТЗ. А легендарный Мамаев курган (отметка 102,0) стал словно бы центром сражений на земле Сталинграда.

Те десятки метров, которые отвоевывались немецко-фашистскими дивизиями, не приносили им ни былой славы, ни успеха.

Немецкий генерал Дёрр впоследствии писал: "Русские превосходили немцев в отношении использования местности и маскировки и были опытнее в баррикадных боях за отдельные дома".

23 сентября, в день 52-летия Паулюса, противнику удалось прорваться к Волге в районе центральной пристани, однако его план атаковать 62-ю армию во фланг и тыл ударом вдоль Волги не удался. Советские войска несли тяжелые потери. В отдельных механизированных и стрелковых дивизиях оставалось лишь не нескольку сот человек. Их отводили за Волгу на переформирование, на смену в Сталинград прибывали новые дивизии, которые вступали в бой с врагом сразу после переправы. Но и противник, стремясь любой ценой захватить город, устилал трупами его руины. Вот что докладывал командир 29-й мотодивизии Паулюсу 17 сентября: "Оба моторизованных полка дивизии почти полностью уничтожены, из 220 танков остались 42".

В Берлине, однако, надеялись на скорую победу. Несколько дней газеты выходили с окнами на первых полосах, где должны быть помещены экстренные сообщения о взятии Сталинграда.

30 сентября, выступая в берлинском Спортпаласте, Гитлер сказал, что Волга перерезана, а Сталинград будет занят в ближайшие дни. Бурными овациями встретили его слова сидящие в зале. Гитлер, высоко подымая руку, воскликнул: "Можете быть уверенными, что уже никто не сумеет сдвинуть нас с этого места!"

Получив запись речи Гитлера, начальник штаба 6-й армии Шмидт предложил Паулюсу довести ее до всех офицеров и солдат.

- Вы считаете это необходимым? √ спросил Паулюс.

- Слова фюрера, как я полагаю, укрепят нашу решимость к победе, - настаивал начальник штаба.

- Готовьте обращение. Моя подпись там не обязательна.

11.

Новый начальник генштаба сухопутных войск генерал-полковник Курт Цейтцлер готовился к первому своему докладу обстоятельно. Зная исключительную память фюрера, он тем не менее приказал первому оберквартирмейстеру генштаба подготовить таблицы и карты, где были бы приведены соотношения сил обеих воюющих сторон на один километр фронта, а также данные о количестве немецких солдат и солдат союзников, наличие боевой техники.

Фюрер принял его незамедлительно. По воспоминаниям Цейтцлера, "доклад шел в форме, доступной для человека, не сведущего в военных вопросах". За Гитлером закрепилась тогда кличка "Богемский ефрейтор".

Слушая начальника генштаба, Гитлер против обычая не перебивал его. Казалось, приводимые в докладе аргументы потрясли его своей точностью. И только когда Цейтцлер остановился на примерах о возрастающей продукции русских военных заводов, Гитлер высказал свое сомнение.

- Этого не может быть!.. Я не верю нашей разведке √ сколько уж раз давала она мне противоречивые сведения о военном потенциале противника. Я возвращаюсь к своей мысли: в сорок первом мы взломали дверь, не зная что за ней находится. И все это √ из-за плохой работы абвера.

Наступила неприятная пауза. Цейтцлер, выслушав фюрера, тем не менее старался не упустить главную нить своего доклада.

- От русских можно ждать любого сюрприза, - проговорил он задумчиво. √ Большая же опасность, как мне представляется, состоит в другом: территория, захваченная нами к этому времени, не соответствует численности оккупирующей ее армии. По нашим расчетам, оставленные в городах гарнизоны невелики, а где и вовсе отсутствуют┘

Гитлер кивнул, не то соглашаясь с доводами начальника генштаба, не то делая знак продолжать доклад. Цейтцлер, закончив мысль об оккупационной армии, перешел к характеристике событий на Восточном фронте.

- Что касается главного направления √ Сталинградского, то самым ненадежным местом там является стык группы армий "Б" с группой армий "Центр", где значительный участок фронта удерживается слабыми солдатами: румынами, итальянцами и венграми. Безусловно, русское командование это учитывает. Чтобы ликвидировать опасность, необходимо ставить между частями союзников наши. Однако фронтовыми резервами мы не в силах что-либо сделать. Их почти нет. А тот людской поток и боевая техника, которые идут на пополнение, едва возмещают наши потери под Сталинградом. Это может привести к гибельным последствиям┘

- Вы отчаянный пессимист, Цейтцлер, - перебил начальника негштаба Гитлер. √ Здесь, на Восточном фронте, мы пережили куда худшие времена, и то остались живы. Справимся и с новыми трудностями!

- Мой фюрер, русские уже не те, что были в начале войны, и даже в первые месяцы летней кампании этого года. Боеспособность их войск стала неизмеримо выше. Это тоже нельзя сбрасывать со счета.

- В ваших словах, генерал Цейтцлер, я не нахожу ничего нового, √ холодно произнес Гитлер, давая понять, что разговор идет к завершению. √ Примерно это я слышал и от Гальдера. Мои солдаты дерутся превосходно, иначе не развевался бы наш флаг над Эльбрусом и не стояли бы они у Волги. И оружие наше лучше. Победа близка, и я верю в это. Мною уже отдано указание изготовить медали за взятие Сталинграда.

Цейтцлер невольно вспомнил, как в октябре прошлого года офицерам и солдатам 4-й армии фельмаршала фон Клюге заранее были выданы "айнладунгскарте" √ пропуска на немецкий парад в Москве. И что из этого вышло?..

Неприятное предчувствие заставило его глубоко задуматься над судьбой летней кампании на Восточном фронте.

12.

В двадцатых числах сентября по указанию Ставки генерал-лейтенант Рокоссовский прибыл в Москву. Еще до разговора с Верховным Главнокомандующим, его принял Г.К. Жуков. Обсуждалась обстановка, сложившаяся под Сталинградом. Не успели они закончить разговор, Рокоссовского вызвал Сталин. В короткой беседе Верховный Главнокомандующий охарактеризовал положение под Сталинградом как крайне тяжелое.

- Вылетайте туда вместе с Жуковым, - сказал он. √ Уточните на месте обстановку. Остальные указания получите от него. √ Проводив генерала до двери, пожал ему руку.

Перелет из Москвы под Сталинград прошел благополучно. С аэродрома Жуков и Рокоссовский поехали на НП генерал-лейтенанта Гордова, расположенного восточнее Ерзовки. Гордова на месте не оказалось, и они остались на улице. Со стороны Сталинграда доносился ни на минуту не прекращающийся орудийный гул, тянуло смрадом. В воздухе коршунами кружили немецкие самолеты. После короткого разговора Жуков и Рокоссовский спустились в блиндаж, где было сыро и душно. Вскоре послышался шум подъехавшего автомобиля. Обивая у порога сапоги от грязи, в блиндаж спустился Гордов и с ходу стал докладывать обстановку.

- Карту! √ приказал Жуков. √ Что, так и будем объясняться на пальцах?!

Адъютант Гордова быстро расстелил на столе карту-план.

- От меня постоянно требуют перелома боевых действий на этом участке фронта, а пополнения людьми и техникой √ никакого, - сказал Гордов. √ Потери в живой силе колоссальные, скоро вся земля тут превратится в братскую могилу. Мной командуют все, кому не лень┘

Недалеко прогремел взрыв. Блиндаж встряхнуло, и с потолка закапала вода.

- Сколько раз можно говорить, чтобы потолок затянули брезентом?! √ крикнул Гордов, ни к кому не обращаясь. √ Хоть кол на голове теши! √ И вслед за этим послышалась матерная брань.

Стерев ладонью с карты мутные капли, Жуков строго взглянул на Гордова. Лицо его покраснело, однако он сдержался, понимая, что нервы генерал-лейтенанта были на пределе.

Обсудив положение на этом участке фронта в более спокойной обстановке, Жуков и Рокоссовский пришли к выводу, что без оказания эффективной помощи войскам Сталинградского фронта положение не выправить. Необходимы и другие меры.

Гордов предложил перекусить с дороги. Адъютант сложил карту. Повар подал картофельное пюре с тушёнкой, чай.

- Опять "второй фронт?! √ не удержался от окрика Гордов.

Жуков остановил его.

- Что это за "второй фронт"?

- Так зовут американскую тушёнку, - ответил Гордов.

- С паршивой овцы √ хоть шерсти клок, - усмехнулся Жуков.

- Как там западные союзники? √ спросил Гордов . √ Не собираются ли нам помочь?

- Им не до нас, - ответил Жуков. √ Американцы недавно провели операцию у атолла Мидуэй в Тихом океане, а англичане √ на севере Африки. О своих успехах говорят взахлёб┘

Чай был теплый, и он пил его вприкуску с сахаром.

Вскоре они переехали на командный пункт Сталинградского фронта. Переговорив по телефону с Василевским, находившемся в штабе Юго-Западного фронта, Жуков связался со Сталиным. Разговор происходил за закрытой дверью. Выйдя из переговорного пункта, тут же объявил Рокоссовскому решение Ставки √ принять командование Сталинградским фронтом.

- Указание поступит, - сказал он. √ Предстоит реорганизация фронтов. А пока, Константин Константинович, будем вместе разбираться с обстановкой.

- Георгий Константинович, предоставь это право мне самому, - ответил Рокоссовский. √ Задача, полученная мной от товарища Сталина, предельно ясна.

Жуков окинул его ироническим взглядом.

- Так-так. Я понял, что делать мне тут нечего. Сегодня же я улетаю в Москву. Желаю успеха! √ И дружески пожал руку Рокоссовскому.

13.

28 сентября Ставкой ВГК, по инициативе Жукова и Василевского, было принято решение о создании Юго-Западного фронта. Одновременно Сталинградский фронт был переименован в Донской, а Юго-Восточный √ в Сталинградский. Все три фронта предназначались для участия в наступательной операции против действующей в районе Сталинграда немецко-фашистской группировки. После тщательного изучения возможностей осуществления операции "Уран", а также подсчета предназначенных для этого сил и средств, была изготовлена карта-план с полными расчетами. Подписали ее Жуков и Василевский. Утвердил Верховный Главнокомандующий.

На первом этапе контрнаступления главная роль отводилась войскам Юго-Западного фронта (командующий генерал-лейтенант Ватутин), которые должны были нанести мощные и глубокие удары в районах Серафимовичей и Клетской. Одновременно с этим войскам Сталинградского фронта (командующий генерал-полковник Еременко) ставилась задача наступать от Сарпинских озер. Ударные группировки обоих фронтов должны были соединиться у хутора Советский (юго-восточнее Калача-на-Дону) и тем самым завершить окружение войск противника, действующих в междуречье Дона и Волги.

Донскому фронту (командующий генерал-лейтенант Рокоссовский) предписывалось нанести два вспомогательных удара. Один √ совместно с Юго-Западным фронтом из района восточнее Клетской на юго-восток, второй √ силами 24-й армии из района Качалинской вдоль левого берега Дона на юг в направлении на Вертячий для отсечения войск противника, сосредоточенных в малой излучине Дона, от сталинградской группировки.

Верховный Главнокомандующий, утвердив план, предложил Жукову и Василевскому отбыть в район Сталинграда для отработки плана контрнаступления непосредственно в войсках. Все мероприятия должны были проводиться под видом усиления войск трех фронтов. Главная же цель пока держалась в строгой тайне как от работников Генштаба, так и от штаба тыла Красной Армии.

Сосредоточение сил и средств для операции "Уран" проходило в сложных условиях. "С 1 по 20 ноября, - писал впоследствии Жуков, - через Волгу было переправлено свыше 111 тысяч человек, 427 танков, 556 орудий, 14 тысяч автомашин, около 7 тысяч тонн боеприпасов".

Верховный Главнокомандующий ставил Жукову и Василевскому задачу: до начала операции войскам трех фронтов измотать и обескровить противника, не дать ему возможности захватить Сталинград. "Иначе, - говорил он, - ваша задумка не осуществится".

Положение 62-й армии, несмотря на ее усиление, оставалось критическим. В отдельных районах города ее войска удерживали лишь "островки".

Из дневника командующего 62-й армией генерал-лейтенанта В.И. Чуйкова 15 октября:

┘ "8часов. Противник перешел в наступление танками и пехотой┘

┘ 10 часов. 109 гв.стр.полк 37 дивизии смят танками и пехотой.

┘ 11 час 30 мин. Левый фланг 524 сп 95 сд смят, около 50 танков утюжат его боевые порядки┘

┘ 12 час. 20 мин. Радиограмма из шестигранного квартала от подразделения 416 полка: "Окружены, патроны и вода есть, умрем, но не сдадимся!"

┘ 12 час. 30 мин. Командный пункт генерала Желудева бомбят пикировщики┘

┘ 14 час. 40 мин. Телефонная связь с частями прервалась, перешли на радио, дублируем офицерами связи┘

┘ 15 час. 25 мин. Охрана штаба армии вступила в бой".

В октябре в Сталинград было переправлено около шести укомплектованных дивизий, но угроза захвата города все еще оставалась реальной.

19 октября войска Донского фронта во взаимодействии с 64-й армией Сталинградского фронта нанесли удар по северному и южному крылу вражеской группировки. Чтобы выправить положение на этом участке фронта, Паулюс вынужден был снять из Сталинграда часть авиации, танков и артиллерии.

Советским войскам не удалось развить успех, однако положение 62-й армии несколько улучшилось.

Бои в городе продолжались. 11 ноября, когда по Волге пошла шуга и связь 62-й армии с Большой землей прекратилась, Паулюс предпринял последнюю попытку сбросить сталинградцев в ледяную купель. К исходу дня немцы заняли южную часть завода "Баррикады" и вышли в этом месте к Волге.

Сталинград вот-вот должен был пасть┘

14.

Отработка плана контрнаступления под Сталинградом была закончена в первой декаде ноября. В войсках Юго-Западного фронта с этой целью находились Жуков, Воронов, Голованов, Федоренко.

Василевский работал в войсках Сталинградского фронта.

После рассмотрения хода подготовки к наступлению 21-й и 65-й армий Юго-Западного фронта (вместе с командованием Донского фронта) и отработки задач обоих фронтов, 10 ноября Жуков прибыл на КП 57-й армии, где находился Василевский. Там к 12 ноября была завершена отработка планов предстоящего контрнаступления всех трех фронтов, о чем и было доложено Сталину по ВЧ. Верховный Главнокомандующий предложил им выехать в Москву. 13 ноября в Кремле состоялось последнее совещание по реализации плана "Уран". На этом совещании возникло еще одно предложение: чтобы не дать возможности немецко-фашистскому командованию снять часть своих сил с других фронтов, одновременно со Сталинградской наступательной операцией провести наступление советских войск в районе Вязьмы силами Калининского и Западного фронтов.

Сталин, выслушав, спросил: "Кто из вас возьмется за это дело?"

Жуков дал свое согласие. Таким образом, координация действий советских войск в районе Сталинграда была возложена непосредственно на Василевского.

После этого Сталин предложил Жукову и Василевскому отбыть в район Сталинграда для окончательной проверки готовности войск и командования фронтов к началу операции.

14 ноября Жуков был в штабе Юго-Западного фронта у Ватутина, Василевский √ в штабе Сталинградского фронта у Еременко.

На следующий день Жуков получил от Сталина телеграмму:

"Товарищу Константинову.

Только лично.

День переселения Федорова и Иванова можете назначать по Вашему усмотрению, а потом доложите мне об этом по приезде в Москву. Если у Вас возникнет мысль о том, чтобы кто-либо из них начал переселение раньше или позже на один или два дня, то уполномочиваю Вас решить и этот вопрос по Вашему усмотрению.

Васильев.

13 часов 10 минут

15.11.42 г."

Обсудив все вопросы предстоящей операции, Жуков и Василевский назначили срок перехода в наступление Юго-Западного фронта и 65-й армии Донского фронта на 19 ноября, для Сталинградского фронта √ на 20 ноября.

Сталин утвердил их решение.

17 ноября Жуков был вызван в Ставку для разработки операции войск Калининского и Западного фронтов. На следующий день сюда был вызван и Василевский. Его ознакомили с письмом командира 4-го мехкорпуса генерала Вольского на имя Верховного Главнокомандующего с просьбой тщательно проверить реальность принятых по операции решений, отложить ее, а быть может, и отказаться от нее совсем. При этом он ссылается на мнение "других ответственных участников наступления"┘

Члены Государственного комитета обороны потребовали от начальника Генштаба дать оценку письму. Василевский, выразив удивление по поводу письма, заявил, что никаких оснований для отмены подготовленной операции или пересмотра сроков ее начала не существует.

Сталин приказал тут же соединить его по телефону с комкором Вольским. После короткого разговора с ним, высказал Василевскому свое решение: автора письма оставить в должности, а окончательную его судьбу решить по результатам боевых действий корпуса. "В первые дни операции доложите мне о нем особо, - сказал в заключение Сталин. √ А вы незамедлительно вылетайте на фронт".

(┘ В первый день операции "Уран" механизированный корпус генерала Вольского, успешно прорвав оборону противника, продвинулся на 20 км. )

15.

Наигранный оптимизм Гитлера о положении немецких войск в районе Сталинграда не разделял начальник генштаба генерал-полковник Цейтцлер. Он понимал всю опасность положения 6-й армии, втянутой в нескончаемые позиционные бои. Цейтцлеру порой казалось, что армия Паулюса упорно стремится к пропасти. Эта мысль заставляла генерал-полковника трезво оценить то, что происходило в целом на Восточном фронте. Цейтцлер делал все, чтобы отвести от себя вину за провал летней кампании и особенно √ за судьбу 6-й армии.

По данным разведки, хоть и не всегда точным, можно было сделать вывод, что русские готовятся к зимнему контрнаступлению. Будет ли оно успешным или нет √ вопрос второстепенный, однако при любом исходе план летнего наступления вермахта на востоке рухнет, а с ним опрокинутся и все надежды на исход войны.

В очередной беседе с Гитлером Цейтцлер вновь настоятельно предлагал отвести войска 6-й полевой и 4-й танковой армий к Дону, укоротив тем самым левый фланг фронта. В крайнем случае, убеждал фюрера начальник генштаба, удерживая Сталинград, надо быть готовым к отводу войск Паулюса до возможного русского контрнаступления.

- Я категорически отвергаю оба предложения, генерал! √ вскипая, ответил Гитлер. √ Идея отступления для меня отвратительна. Отступать, значит, потерпеть поражение!.. Мы отошли от Москвы, а теперь это мне предлагают сделать и от Сталинграда?! Добровольно?! Эту мысль мне уже навязывали Йодль, Гальдер и им подобные! √ Взмахнув руками, он добавил более спокойно: - Все словно сговорились против меня┘

- Наши войска ослабли, истощены в затяжных боях, а пополнение, увы, не покрывает и трети потерь, - предостерегал фюрера Цейтцлер. √ В Сталинграде, как в гигантской топке, сгорают наши элитные полки и дивизии┘

- Мы не одиноки, Цейтцлер! √ перебивая его, патетически воскликнул Гитлер. Подойдя к столу, он поворошил стопку бумаг, отложил одну и, не поворачиваясь к начальнику генштаба, продолжал: - Вот справка, представленная мне генерал-инспектором восточных войск Гельмихом: помимо известных нам крупных прибалтийских и украинских формирований, на стороне вермахта действуют добровольческие казачьи части, грузинские, армянские, туркестанские, чеченские легионы, кавказский батальон "Бергман". Мало того, под Сталинградом против Красной Армии воюют шестнадцать калмыцких эскадронов. Это ни много, ни мало √ два корпуса! Вы понимаете, Цейтцлер?! И это только начало великого объединения народов в борьбе против большевиков. И хотя они дерьмовые вояки, но с ними надо считаться из-за политических соображений. Как говорится, важен факт!

- Меня, мой фюрер, тревожит не это, а судьба немецких солдат, попавших в беду под Сталинградом, - настаивал на своем Цейтцлер.

- Довольно, генерал! Не внушайте мне больше идею об отходе из Сталинграда! Цель нашей победы близка √ я верю Паулюсу!

16.

ЛИ-2, державший курс на Сталинград, то нырял в тяжелые облака, то подымался над ними. В лунном свете бесконечное белое поле чем-то напоминало ледяные просторы севера. Иногда самолет проваливался в "ямы", и тогда его плоскости снова рвали густые облака.

Генерал-полковник Василевский открывал глаза, но мысли при этом не прерывались. Тревога за судьбу Сталинграда не оставляла его ни на минуту. "Может быть, - думал он, - в это самое время Паулюсу удалось сбросить в Волгу героев 62-й, и тогда последовательность предстоящей операции полетит ко всем чертям". В голове мелькали цифры, номера своих и чужих дивизий, которым через несколько часов предстоит схватиться не на жизнь, а на смерть┘

Адъютант, щелкнув замками походного чемоданчика, вынул термос, бутерброды, пластмассовые стаканы. Налив кофе со сгущенкой, подал стакан начальнику Генштаба.

- Что ж неполный-то? √ улыбнулся Василевский. √ Или на мне экономишь?

- Долью, - ответил адъютант, восприняв его шутку. √ Сильная болтанка √ галифе забрызгаете.

- Это правда, а замывать их некогда будет да и негде. √ Василевский оглянулся на сидевших в салоне работников Генштаба. Те, глядя на него, тоже стали закусывать.

Оставалось не менее двух часов лёту. Александр Михайлович смежил веки, стараясь заснуть, хотя бы накоротке отключиться от тревожных мыслей. Знал, что час сна восстановил бы силы, которые так необходимы в этот долгожданный день. И снова мысли о письме Вольского. "Что побудило его прибегнуть к этому? Ведь в течение последних недель он активно участвовал в подготовке к операции и ни в чем не сомневался"┘

В Серафимович с полевого аэродрома Василевский и сопровождающие его генштабисты приехали затемно. Никого из командования фронта он здесь не застал. Определив задачи каждому из сопровождающих офицеров, Александр Михайлович вместе с адъютантом поехал в 5-ю танковую армию.

Машина шла медленно √ снег и туман ухудшали видимость. И снова тревога за судьбу операции. "При такой погоде авиацию не задействуешь, да и артиллеристам придется несладко"┘ Полное неведение о положение на фронте тяготило начальника Генштаба.

Прибыв на место в полдень, он сразу потребовал доложить ему обстановку. Генерал Романенко, отдав честь, ответил с готовностью:

- По состоянию на двенадцать ноль-ноль передовые дивизии армии преодолели первую позицию главной полосы обороны противника, однако продвинулись лишь на три километра. Противник сопротивляется отчаянно┘

У входа в блиндаж послышался шум автомашин, и сюда стремительно вошел командующий фронтом Ватутин.

Романенко повторил доклад.

- Что предпринимаете для прорыва всей тактической зоны обороны противника? √ спросил Василевский, поворачиваясь к Ватутину .

- Немедленно вводим в действие первый и двадцать шестой танковые корпуса, - ответил Ватутин. √ В двадцать шестом был я, в первом находится член Военного совета Желтов.

Он сделал знак адъютанту разложить карту и вызвать на связь начальника штаба фронта. Пока рассматривали карту, адъютант обеспечил связь. Начальник штаба сообщил, что оба корпуса пошли в наступление. Взаимодействие с 21-й армией полное.

- Так, - облегченно произнес Василевский. √ Хорошо.

Вскоре вместе с Ватутиным он возвратился в Серафимович и со своего пункта оперативного руководства позвонил в штаб Сталинградского фронта. Еременко был на месте, доложил, что наступление войск фронта идет успешно.

- Как там Чуйков в Сталинграде? √ озабоченно спросил Александр Михайлович.

- Держится шестьдесят вторая, - ответил Еременко. √ Теперь ей будет легче.

Василевский переговорил с Рокоссовским √ Константин Константинович подтвердил боеготовность войск Донского фронта к выступлению 20 ноября.

Позвонив Верховному Главнокомандующему, Василевский доложил об успешном начале операции "Уран".

- Хорошо, - сказал Сталин. √ Докладывайте чаще.

К вечеру 19 ноября танковые части 5-й танковой армии, взломав оборону 3-й румынской армии, продвинулись на 20 километров на юго-восток. С таким же успехом действовали и войска Сталинградского фронта.

17.

По свидетельству Цейтцлера весь генштаб с тревогой ожидал исхода русского контрнаступления. "Если оно будет успешным, - писал начальник генштаба, - оно поставит всю сталинградскую армию в отчаянное положение. Ужасно предвидеть надвигающуюся катастрофу и в то же время не иметь возможности предотвратить ее. Тяжело видеть, что единственное в тех условиях средство излечения отвергается единственным человеком, который может принимать решения, - Гитлером".

Обстановка для немецко-фашистских войск становилась критической. В ее оценке с Цейтцлером соглашались командующий группой "Б" генерал-полковник фон Вейхс и его начальник штаба генерал фон Зоденштерн.

В первые дни контрнаступления советских войск Гитлер пошел им на уступку √ разрешил ввести в бой резервный корпус "Х", однако это не спасло положения. Румынский фронт, как сообщал в генштаб фон Вейхс, представлял собой картину полного хаоса и беспорядка.

Снег, метель и мороз довершали дело┘

20 ноября Паулюс докладывал в генштаб: "Наступление русских продолжается. Во избежание угрозы штабу армии я отдал приказ о его передислокации в Нижне-Чирскую".

21 ноября: "Обстановка ухудшается. Русские стремятся окружить находящиеся в Сталинграде войска 6-й армии. Штаб переводится в район Гумрака. Паулюс".

18.

21 и 22 ноября войска трех советских фронтов, выйдя в глубокий тыл противника, продолжали успешное наступление. 23 ноября Юго-Западный и Сталинградский фронты при активной поддержке Донского фронта соединились в заданном районе, посадив в "котел" группировку немецко-фашистских войск в районе Сталинграда.

Паулюс, бросая в контратаки крупные танковые части, пытался разорвать кольцо окружения. Потерпев наудачу, он приступил к организации круговой обороны протяженностью 170 километров.

Теперь перед советскими войсками стояли три задачи: изолировать войска Паулюса от основных сил группы армий "Б"; создать прочный внешний фронт с достаточным резервом; быстрее ликвидировать окруженную группировку врага. Об этом Василевский доложил Верховному Главнокомандующему.

- Подумайте там на месте о возможности начала новой операции. Направление √ как мы обусловили ранее, - сказал Сталин. √ Главное же, не прозевайте попытки деблокирования окруженной армии. Противник примет все меры к тому, чтобы оказать ей помощь извне .

Василевский дал директиву командующим Юго-Западного, Донского и Сталинградского фронтов по ликвидации окруженной группировки противника. Начало боевых действий намечено с утра 24 ноября. При этом, Юго-Западному и Сталинградскому фронтам надлежало обеспечить устойчивое положение со стороны внешнего фронта "котла", протяженность которого составляла более 450 км.

19.

Цейтцлер, докладывая Гитлеру обстановку на Восточном фронте, вновь внес предложение отвести войска Паулюса из Сталинграда: "Повернув их фронтом на запад, можно спасти 6-ю армию от катастрофы". Гитлер выразил категорическое несогласие с начальником генштаба.

- Мы нашли другой выход из создавшегося положения, - заявил от Цейтцлеру. √ Но обо всем поговорим завтра.

Начальник генштаба, понимая, что для спасения армии Паулюса дорог каждый час, на следующий день с утра прилетел в "Вольфшанце", где с трудом добился приема Гитлером. Как и вчера, генерал-полковник настаивал на своем предложении.

- Не расстраивайтесь, - с пафосом произнес фюрер. √ В несчастье мы должны показать твердость характера! Нужно помнить Фридриха Великого.

Не дослушав доклад Цейтцлера, он сказал:

- В помощь фон Вейхсу с Кавказа будет передана одна танковая дивизия. С учетом корпуса "Х" √ это три дивизии! Неужели мои генералы разучились использовать их по-настоящему?!

- Мой фюрер, обещаннная вами дивизия может прибыть в пункт назначения не раньше, чем через две недели, а время не терпит. И принесет ли она пользу?..

- В таком случае мы перебросим с Кавказа две дивизии.

- Самое верное, это принять мое предложение┘

- Я не оставлю Волгу! √ ударив кулаком по столу, крикнул Гитлер. √ Я не уйду с Волги!

Цейтцлер торопливо сложил в папку документы, рывком застегнул "молнию", встал.

- Я не задерживаю вас, генерал-полковник, - раздраженно ответил Гитлер и, не подавая руки, отвернулся.

Цейтцлер в сопровождении адъютанта медленно шел по асфальтовой дорожке к автостоянке. Ветер уныло гудел в оголившихся деревьях, накрапывал мелкий дождь, и от этого на душе генерал-полковника становилось более тоскливо. Это чувство не прошло, когда адъютант закрыл дверцу "Майбаха". Миновав офицерский караул, машина остановилась у главного шлагбаума. Через несколько минут, после тщательной проверки документов, "Майбах" взял направление на Растенбургский аэродром.

Находясь в полете, Цейтцлер раскрыл папку. На первом листе была справка о составе корпуса "Х". В него входили две танковые дивизии: 22-я немецкая и 1-я румынская. На вооружении было около 100 танков, причем в румынской √ только трофейные старых образцов. "Остановит ли этот корпус лавину русских танков в условиях зимы и бездорожья? √ подумал Цейтцлер. √ Тем более, что румынская дивизия еще ни разу не вступала в бой не только под Сталинградом, но и в этой войне┘"

Сомневался он не зря. Введенный в бой корпус "Х" вначале добился некоторых успехов, однако это не изменило обстановки под Сталинградом, на которую рассчитывало гитлеровское командование, и вскоре был полностью разгромлен. Узнав об этом, Гитлер пришел в ярость. Вызвав Кейтеля, он закричал: "Сейчас же пошлите за командиром корпуса, сорвите с него погоны и бросьте его в тюрьму! Это он во всем виноват!"

Цейтцлер пытался доказать Гитлеру, что обвинения, выдвинутые против генерал-лейтенанта Гейма не оправданы и должны быть отвергнуты. Гитлер на удивление спокойно выслушал начальника генштаба, однако от своего решения не отказался.

20.

Вездеход Паулюса медленно продвигался по забитой штабными машинами дороге. Мимо, оттесняя к заснеженным обочинам неровные колонны пехотинцев, шли танки, артиллерийские тягачи, бронетранспортеры. В местах, где создавались заторы, танки пробивались через снежные отвалы, сплющивали мерзлые трупы. Из-под траков с хрустом вылетали обломки человеческих рук, ног, иногда выкатывались и головы┘

Из низких облаков сыпал мелкий снег.

Через окошко автомобиля Паулюс видел, как торопливо отступали солдаты, некоторые падали от усталости на скользкой дороге. Задние перешагивали через них и тут же переходили на бег. Чувство обреченности впервые тронуло командующего армией. "На моей совести √ тысячи человеческих жизней, - подумал он. √ Простит ли меня Бог, если я не сделаю все для их спасения?" А кругом ослепительно белела заснеженная степь, мерцали обледенелые, словно покрытые стеклом, дороги┘

Приехав в штаб, Паулюс вызвал к себе генерала Шмидта и полковника Адама. Нервно потирая руки, проговорил:

- Я только что убедился в нашем ужасном положении. В моей армии мертвых стало больше, чем живых. В связи с этим я хочу обратиться к фюреру о предоставлении мне свободы действий и решений. Спасение армии я вижу только в одном √ пойти на прорыв "котла" √ на юго-запад, к генерал-полковнику Готу.

- Лично я против этого! √ нетерпеливо воскликнул Шмидт. √ У нас достаточно сил, и мы еще можем доставить русским большие неприятности. В районе окружения √ пять аэродромов. Я уверен, что воздушный мост вот-вот начнет функционировать.

- Я предвидел ваши возражения, генерал Шмидт, - глухо проговорил Паулюс, вынимая сигарету из портсигара. Повернулся к Адаму. √ Главная мысль в моем обращении к фюреру такова: армия окажется в ближайшее время на краю гибели, если не удастся, сосредоточив все силы, нанести поражение войскам противника, наступающим с юга и запада. Для этого необходимо немедленно снять все дивизии из Сталинграда и значительные силы с северного участка фронта. Следствием этого должен быть прорыв в юго-западном направлении, поскольку такими незначительными силами невозможно организовать оборону восточного и северного участков фронта. И хотя при этом неизбежно будут потери, нам удастся сохранить большую часть боеспособных войск и какую-то часть техники. √ Раскурив сигарету, Паулюс сделал несколько глубоких затяжек и поглядел на потупившегося начальника штаба. Адам успел записать слова командующего. √ И еще, что необходимо отметить в этом обращении: командиры корпусов генералы Гейтц, Штрекер, Хубе и Енеке точно так же оценивают обстановку┘

Шмидт поднял голову, сказал раздраженно:

- Господин командующий, если спросят мое мнение по этому вопросу, я заявлю то же, что сказал вам.

- Благодарю за откровенность.

В ответ на обращение Паулюса к Гитлеру, 24 ноября был получен приказ:

"Войска 6-й армии временно окружены русскими. Я намерен сосредоточить армию в районе Сталинграда (северная окраина), Котлубань, высота 137, высота 135, Малиновка, Цыбенко, Сталинград (южная окраина). Личный состав армии может быть уверен, что я предприму все, чтобы обеспечить нормальное снабжение армии и своевременно освободить ее из окружения. Я знаю храбрый личный состав 6-й армии и ее командующего и уверен, что вы все выполните свой долг. Адольф Гитлер".

21.

24 ноября Управление тыла Красной Армии представило на утверждение СНК СССР "Продовольственную раскладку" для военнопленных. Были учтены следующие нормы: хлеб ржаной √ 600 г., овощи, картофель √ 500 г., мясо и жиры √ 93 г., крупа √ 90 г. В рацион также входили: сахар, соль, томаты, мука, чай, перец, уксус, лавровый лист┘

Выслушав проект постановления, Сталин спросил:

- А что на сегодня получают ленинградцы?

- Сто двадцать пять граммов хлеба, - ответил генерал Хрулев. √ Планируется выдавать на месяц 100 гр. мясопродуктов, по 200 гр. муки и крупы. С января┘

Сталин медленно опустился в полужесткое кресло, сипло вздохнул. В кабинете воцарилась напряженная тишина. Все ждали, что скажет он.

- Что ж, - проговорил Сталин после паузы. √ Постановление надо утвердить и принять все меры к его выполнению.

"На днях наши войска перешли в наступление в районе восточнее города Великие Луки и в районе западнее города Ржева. Преодолевая упорное сопротивление противника, наши войска прорвали сильно укрепленную оборонительную полосу противника. В районе города Великие Луки фронт немцев прорван протяжением 30 км. В районе западнее города Ржева фронт противника прорван в трех местах: в одном месте протяжением 20 км, на другом участке протяжением 17 км, и на третьем участке протяжением до 10 км. На всех указанных направлениях наши войска продвинулись в глубину от 12 до 30 км. Нашими войсками перерезаны железные дороги Великие Луки √ Невель, Великие Луки √ Новосокольники, а также железная дорога Ржев √ Вязьма.

Противник, пытаясь задержать продвижение наших войск, ведет многочисленные и ожесточенные контратаки. Контратаки противника с успехом отбиваются с большими для него потерями.

В ходе наступления наших войск освобождено свыше 300 населенных пунктов и разгромлены 4 пехотные дивизии и одна танковая дивизия немцев.

Совинформбюро. 28 ноября 1942 г."

22.

Войска Юго-Западного, Донского и Сталинградского фронтов, выполняя директиву Василевского, приступили к ликвидации окруженной группировки противника. Первый день операции, однако, успехов не принес √ наши войска натолкнулись на хорошо организованное сопротивление немцев и вынуждены были приостановить наступление.

При планировании этой операции была допущена серьезная ошибка в подсчетах сил противника. Согласно данным Генштаба и сообщениям разведотделов фронтов, общая численность группировки Паулюса определялась в 85-90 тыс. человек. Фактически же, как выяснилось при допросах военнопленных, эта группировка насчитывала около 300 тыс. человек. Преуменьшены были разведданные о наличии у противника боевой техники и вооружения.

- Большому куску и рот радуется, - заметил кто-то из работников штаба, когда Василевский закончил подготовку информации по этому вопросу для доклада в Москву.

- Что ж, будем и мы радоваться этому, - спокойно ответил Александр Михайлович. √ Беда только в другом: мы недооценивали серьезности этой задачи.

Докладывая Верховному Главнокомандующему, он высказал свои соображения √ временно отложить подготовку к операции "Сатурн", а все силы бросить на уничтожение группировки Паулюса.

- Согласен с вами, - ответил Сталин. √ А потому Ставка предлагает вам немедленно сосредоточиться только на этом деле. Что касается операции "Сатурн", то ею пусть займутся Ватутин и Кузнецов, а в Москве им будем помогать.

Вскоре началось решительное наступление на окруженную группировку врага, однако попытки расчленить ее и уничтожить по частям успехов не принесли. Немцы отвечали яростными контратаками. И лишь к 30 ноября войска Донского фронта овладели сильно укрепленными узлами в районе Песковатки и Вертячего, где противник оказывал особо упорное сопротивление.

В спешке иногда допускалась несогласованность действий Донского и Сталинградского фронтов, что не способствовало ускоренному выполнению операции. Это было замечено в Генштабе, и 4 декабря Верховный Главнокомандующий направил Василевскому следующую телеграмму:

"Тов. Михайлову. Ваша задача состоит в том, чтобы объединять действия Иванова и Донцова. До сего времени у вас, однако, получается разъединение, а не объединение. Вопреки вашему приказу, 2-го и 3-го числа наступал Иванов, а Донцов не был в состоянии наступать. Противник получил возможность маневра. 4-го будет наступать Донцов, а Иванов окажется не в состоянии наступать. Противник опять получает возможность маневрировать. Прошу вас впредь не допускать таких ошибок. Раньше чем издать приказ о совместном наступлении Иванова и Донцова, нужно проверить, в состоянии ли они наступать. 04.12.1942 г. 7 час. 06 мин. Васильев".

Основная причина неудачи операции по уничтожению окруженной армии Паулюса заключалась в недостатке наших сил. К тому же, по данным разведки, противник начал группировать войска для деблокирования войск Паулюса и Гота, что создало опасность на южном и юго-западном фасах нашего внешнего фронта. Советское военное командование вынуждено было укреплять его за счет сил, которые предназначались для ликвидации "котла".

4 декабря Василевский доложил Верховному Главнокомандующему о складывающейся обстановке и просил выделить из резерва Ставки дополнительные силы. После обсуждения этого вопроса в Ставке было принято решение направить на Донской фронт в качестве основной ударной силы 2-ю гвардейскую армию под командованием генерал-лейтенанта Малиновского, сосредоточив ее в заданном районе к 18 декабря.

Армия, в состав которой входили два стрелковых и один механизированный корпуса, заканчивала формирование в Тамбове, Раненбурге, Мичуринске.

5 декабря Генштаб сообщил Василевскому, что для ее переброски привлекаются 165 железнодорожных составов и что армия с 18 часов 4 декабря уже приступила к погрузке.

Кроме того, по решению Ставки создавалась 5-я ударная армия под командованием генерал-лейтенанта Попова, которая должна закончить развертывание к 9 декабря между 5-й танковой армией Юго-Западного и 51-й армией Сталинградского фронтов.

В ночь на 5 декабря Василевский совместно с Рокоссовским приступили к разработке нового плана ликвидации окруженной группировки противника.

23.

В начале декабря гитлеровское военное командование приступило к выполнению операции по деблокированию сталинградской группировки Паулюса. Операция носила кодовое наименование "Зимняя гроза". С этой целью в районах Тормосин и Котельниковский сосредоточивались крупные силы, объединенные в группу армий "Дон". Помимо окруженных войск 6-й полевой и 4-й танковой армий, а также вспомогательных частей, в ее состав входило до 30 дивизий. Командующим был назначен генерал-фельдмаршал Манштейн √ "лучший оперативный ум" вермахта┘

12 декабря, в день начала операции, Манштейн радировал войскам Паулюса: "Будьте уверены в нашей помощи!"

Бросив на Котельниковское направление 10 дивизий и около 300 танков, противник прорвался к реке Аксай. И хотя добиться желаемого успеха ему не удалось, обстановка для советских войск на этом участке фронта стала весьма опасной.

Василевский принимал все меры по укреплению как внешнего фронта, так и внутреннего, охватывающих войска Паулюса. 12 декабря в телефонном разговоре с Верховным Главнокомандующим он предложил перебросить в район реки Мышкова прибывающие части 2-й гвардейской армии, а задачу по ликвидации окруженной группировки Паулюса временно отложить.

Сталин вначале не принял это предложение.

- Вам ведь известно, что эта армия предназначена именно для разгрома окруженной группировки противника, - проговорил с упреком Сталин. √ Или уже вы считаете эту задачу второстепенной?

- В районе действий группы армий "Дон" создалось весьма опасное, я бы даже сказал, критическое положение, - ответил Василевский. √ Противник на главном направлении превосходит нас в людях и артиллерии почти в два раза, а в танках не менее шести.

- Хорошо, - ответил Сталин. √ Этот вопрос мы обсудим на заседания ГКО. О решении сообщим.

В 05 часов 13 декабря Верховный Главнокомандующий дал распоряжение Василевскому о переводе 2-й гвардейской армии из состава Донского фронта в Сталинградский, одновременно возложив на него руководство по ликвидации войск Манштейна.

14 декабря из Ставки была направлена Василевскому директива о том, что операция "Кольцо" (начало уничтожения войск 6-й армии) временно откладывается.

Чуть позже последовало еще одно указание Ставки: изменить направление главного удара операции "Сатурн" √ не на Миллерово, как это было определено первоначальным планом, а в сторону Морозовск-Тормосин, - в тыл группы армий "Дон".

Операция получила кодовое название "Малый Сатурн".

Василевскому стало известно, что в Москве и здесь, во фронтовых штабах, нашлись люди, выходившие в Ставку с предложением √ окружить войска Манштейна, образовав второй "котел". По сути, это являлось повторением варианта, когда предлагалось оставить вокруг осажденной 6-й армии лишь охранные войска, а остальные силы бросить на Ростов-на-Дону, с тем, чтобы отрезать путь отхода кавказской группировки врага. Кое-кто считал армию Паулюса вроде "зайца на привязи" или, в лучшем случае, "окруженного лагеря военнопленных". Подобные суждения могли лишь навредить делу, и Василевский в разговоре с Верховным Главнокомандующим категорически выступил против этого.

- Добровольно открыть ворота Паулюсу? √ вопросительно проговорил Сталин и повысил голос: - Пусть авторы оставят при себе эти идеи!

Бои в междуречье Аксай √ Мышкова продолжали развертываться с нарастающей силой. 19 декабря передовые части группы армий "Дон" вышли на северный берег Мышковы и овладели рядом населенных пунктов.

"В те дни и часы, - писал впоследствии Василевский, - здесь, на изрезанных балками Ергеньских буграх, решалась судьба Сталинградской битвы".

24.

Встретив упорное сопротивление советских войск на фронте наступления группы армий "Дон", Манштейн докладывал в генштаб, что задача по деблокированию 6-й армии может быть успешно решена, если ее войска будут повернуты фронтом на запад. Избежать надвигающейся катастрофы можно, только приняв кардинальное решение.

Цейтцлер, поддерживая выводы Манштейна, докладывал фюреру, что для 6-й армии это последний шанс.

Гитлер отрицательно покачал головой.

- Ни при каких обстоятельствах мы не должны отдавать Сталинград. Захватить его нам потом не удастся! √ горячо произнес он. √ Если мы от него откажемся, весь поход потеряет смысл. Я ночи не сплю, думая об этом┘

21 декабря, когда в "котле" уже слышался гул тяжелых орудий и спасение, казалось, было близким, наступление группы армий "Дон" застопорилось.

Цейтцлер снова просил Гитлера отдать приказ об отводе 6-й армии из Сталинграда, однако тот упорно не соглашался.

- Вот увидите, - заявил он начальнику генштаба, - наступление будет продолжено. Манштейну до Паулюса осталось пройти каких-нибудь 40 километров. Чтобы преодолеть этот путь, требуется не ум и даже не воля, а всего лишь напряжение.

Однако надежда на прославленного генерал-фельдмаршала не оправдалась: 23 декабря войска Манштейна были остановлены, а на другой день повернули вспять.

Обстановка осложнилась тем, что северо-западнее Сталинграда советские войска разгромили 8-ю итальянскую армию. Теперь нависла угроза над 2-й венгерской армией. Катастрофа была неминуема. Цейтцлер вновь и вновь настаивал на прорыве 6-й армии из окружения. Командующий группой армий "Б" Вейхс и Паулюс полагали, что в новых условиях Гитлер будет действовать иначе. Поэтому, не дожидаясь его ответа, стали готовить 6-ю армию к выходу из окружения. При очередной попытке убедить Гитлера об оставлении Сталинграда, Цейтцлер сказал:

- Оставить 6-ю армию в Сталинграде √ преступление.

Гитлер, бросив на него "ледяной взгляд", немедленно вызвал Кейтеля и Йодля. После их официального приветствия сказал:

- Я должен принять очень важное решение. Прежде чем сделать это, я хочу услышать ваше мнение. Эвакуировать или не эвакуировать войска из Сталинграда? Что скажете вы?

Вытянувшись словно по команде "смирно", Кейтель ответил :

- Мой фюрер, не оставляйте Волгу.

Йодль говорил более пространно, поддерживая Кейтеля, но тем не менее высказал опасение за судьбу 6-й армии.

Молча повернувшись к Цейтцлеру, Гитлер вопросительно взглянул на него.

- Мой фюрер, я не изменил своего мнения, - твердо ответил начальник генштаба. √ Повторяю: оставить армию там, где она находится сейчас √ преступление. Мы не сможем ни деблокировать, ни снабжать ее. Она будет бессмысленно принесена в жертву.

Гитлер казался внешне спокойным. Указав широким взмахом на Кейтеля и Йодля, сказал:

- Обратите внимание, Цейтцлер, что я не одинок в своем решении. Его разделяют эти два офицера, которые по должности выше вас┘

Итак, очередная попытка убедить Гитлера в необходимости отвода 6-й армии из Сталинграда провалилась┘

Гитлер, настаивая на своем решении, отдал приказ, в котором говорилось: "Войска 6-й армии, окруженные в Сталинграде, впредь будут именоваться войсками крепости Сталинград". Однако это название ничего не означало, так как Сталинград был разрушен полностью, в нем не оставалось пригодного для размещения солдат жилья, не было ни продовольствия, ни боеприпасов┘

При очередном разговоре об этом с Цейтцлером Гитлер заявил:

- 6-я армия останется там, где она находится сейчас. Это √ гарнизон крепости, а обязанности крепостных войск √ выдержать любую осаду. Если нужно, они будут находиться там всю зиму, и я деблокирую их во время весеннего наступления.

- Мой фюрер, позвольте заметить, что Сталинград не крепость, а груда развалин, да и снабжать 6-ю армию будет невозможно .

- Геринг заверил меня, что это в его силах. И начальник его штаба генерал Ешоннек подтвердил такую возможность. Я беседовал с ними┘

- Мой фюрер, это ложь! √ не выдержал Цейтцлер.

Гитлер медленно оглядел его с ног до головы, однако внешней казался спокойным. Помедлив, спросил:

- Можете ли вы гарантировать, что 6-й армии удастся выйти из "котла" со всем вооружением?

- Я могу поручиться только в одном: войска будут уничтожены, а все их оружие потеряно, если не будет отдан приказ о выходе армии Паулюса из окружения.

- Немецкий солдат не должен уходить оттуда, куда ступила его нога! √ воскликнул Гитлер.

- Вы обрекаете на гибель не только 6-ю армию, но еще и Кавказскую группировку. Решите, наконец, хотя бы что-то одно.

- Вы хотите, чтобы с Эльбруса был сброшен наш флаг? Флаг, который водрузила наша прославленная дивизия "Эдельвейс"?!

- Я, мой фюрер, не хочу второго Сталинграда┘

Гитлер задумался. Помедлив, сказал:

- Хорошо, Цейтцлер. Дайте указание фельдмаршалу Клейсту на отвод его войск с Кавказа. Подготовьте приказ, я подпишу его.

Пока готовился приказ, Цейтцлер успел связаться по телефону с Клейстом и передать согласие Гитлера на отвод всей Кавказской группировки. Вечером, когда он пришел с очередным докладом к Гитлеру, тот отказался подписать приказ.

- Мой фюрер, я уже сообщил Клейсту о вашем устном согласии на отвод его войск с Кавказа. Фельдмаршал только что позвонил мне. Он очень озабочен нашим общим положением на Восточном фронте. Сказал, что он ждал вашего приказа. Войска начали отход, теперь их уж ничто не остановит.

Гитлер окинул начальника генштаба уничтожающим взглядом. Цейтцлер ожидал взрыва его негодования, но этого не произошло.

- Мой фюрер, это необходимо сделать, - указывая на приказ, настойчиво проговорил Цейтцлер. √ Это единственно правильное решение для спасения всей кавказской группировки наших войск.

Гитлер стоя поставил подпись под приказом и, резко отодвинув его, указал Цейтцлеру на дверь.

25.

После провала наступления на Сталинград и Кавказ среди немецких генералов и офицеров образовалась заговорщическая группа по физическому уничтожению Гитлера. В ноябре под Смоленском заговорщики пытались склонить на свою сторону фельдмаршала фон Клюге. Он дал согласие, однако тут же, не выражая мотива, отказался. Тогда их выбор пал на Паулюса, чей голос из "котла" явился бы наиболее весомым. Генерал-полковник Бек через доверенного офицера под большим секретом послал личное письмо Паулюсу, в котором выразил решимость отстранить от власти Гитлера любым путем. Паулюс прочитал письмо и, вложив в конверт, молча указал посланцу на дверь бункера.

В тот же день он направил фюреру телеграмму с выражением беспредельной верности ему и великой Германии┘

17 декабря Паулюс был наделен особыми полномочиями: мог присваивать внеочередные звания, в том числе и генеральские, вручать награды, вплоть до высших. Не было дано ему лишь главное право √ решить судьбу попавшей в беду 6-й армии.

В этот же день, перед ужином, Паулюс вручил полковнику Адаму Рыцарский крест. Адам поставил бутылку "Мартеля", налил рюмки. Повар принес рагу из конины. Адам добавил кое-что из своих запасов. Глядя на искрившуюся в свете автомобильных лампочек рюмку, Паулюс сказал:

- Итак, дорогой Вильгельм, с окончанием войны вам будет выделено имение на востоке.

Адам иронически улыбнулся.

Над степью буйствовала метель, порывы ветра гудели в жестяной трубе, навевая на сидящих в бункере настроение крайней безысходности.

- Выйдем ли мы из этого ада, господин генерал? √ негромко проговорил Адам, останавливая свой взор на заиндевевшей двери.

- Мы √ возможно, - устало взглянув на него, ответил Паулюс. Вспомнив о паническом отступлении солдат своей армии, содрогнулся и залпом выпил коньяк.

26.

18 декабря в ставку Гитлера "Вольфшанце" прибыл министр иностранных дел Италии Чиано и начальник генштаба итальянской армии маршал Кавальеро. Их интересовала судьба 8-й армии под Сталинградом. К Гитлеру посланцев Муссолини не допустили. Не принял их и начальник штаба ОКВ генерал Йодль.

Встретился с итальянцами адъютант Гитлера генерал Энгель, который не предложил им даже сесть. Кавальеро, сдерживая недовольство от такого приема, спросил о потерях 8-й итальянской армии.

- Потерь нет √ она бежит на запад без остановки, - ответил Энгель, скривив губы. √ Все вопросы задавайте ее командующему при личной встрече. Если, конечно, она состоится.

Сославшись на занятость, Энгель сделал неглубокий поклон и удалился.

Чиано и Кавальеро переглянулись: они не ожидали от своих верных союзников подобного обхождения, тем более, в такое судьбоносное время.

- К кому еще можно тут обратиться? √ помявшись, проговорил Кавальеро.

- Едва ли что мы узнаем здесь, - рассеянно ответил Чиано. Кислая улыбка исказила его лицо. √ Они и о своих-то потерях не всё знают.

- Что мы доложим дуче?

- Он поймет┘

Воспользовавшись случаем, Энгель доложил фюреру о непрошеных визитёрах. Гитлер, вращая усталыми от бессонницы глазами, выкрикнул:

- Я никогда не верил и не хочу верить таким союзникам!.. Самое большое, что я позволил бы их воякам, это мыть туалеты после наших доблестных солдат!

27.

Возвратившись из войск в пункт оперативного руководства Серафимович, Василевский застал там командующего Юго-Западным фронтом Ватутина. Еще не приступая к обсуждению боевой обстановки, Александр Михайлович предъявил Ватутину претензии по поводу слабой борьбы с немецкой транспортной авиацией.

- У меня сложилось такое впечатление, что немцы создали для себя надежный воздушный мост, - сказал он. √ Их транспортники летают почти беспрепятственно через линию фронта, будто она и не существует.

- Да, мы тут недооценили немцев, - уклончиво ответил Ватутни. √ Наша авиация, конечно, действует, но мы ее распылили.

- На территории "котла" находятся пять аэродромов. Почему не применяется против них дальнобойная артиллерия? Где наши бомбардировщики? И, наконец, почему не сосредоточили зенитчиков на пути полета фашистских транспортников? √ возбужденно продолжал Василевский. √ Какая-то наша врожденная беспечность!.. Я, Николай Федорович, крайне возмущен этим. То, что высказал тебе, непременно выскажу и Еременко. На "ура", как некоторые считают, Паулюса мы не возьмем, это должен каждый зарубить себе на носу.

- Да-да, Александр Михайлович, я полностью с вами согласен.

- И что самое, на мой взгляд, неприятное, об этих наших просчетах в открытую говорят солдаты и сержанты. Старшина-водитель, например, указывая мне на летящую эскадрилью "юнкерсов", сказал сегодня: "А ведь они, товарищ генерал, не "железные кресты" доставляют Паулюсу, а боеприпасы, горючее. И все это будет направлено против нас!.. Что я мог ответить старшине?.. Хотелось бы, Николай Федорович, чтобы этот разговор не повторялся.

- Я приму меры. Сегодня же буду вести разговор с генералами Красовским и Смирновым. Да и об остальном подумаю.

28.

В ночь на 24 декабря танковый корпус генерала Баданова скрытно выдвинулся к немецкой авиабазе в Тацинской. Танкистам ставилась задача уничтожить боевые и транспортные самолеты, вспомогательную технику и запасы горючего, а также привести в негодность взлетно-посадочные полосы.

Едва забрезжит рассвет, когда с воем взлетели первые реактивные снаряды. От мощного взрыва содрогнулась земля, и тотчас на аэродром пошли танки. Разрушив проволочное ограждение, стальные машины ринулись к самолетам.

Немцы, не ожидая дерзкого нападения противника, спокойно отсиживались в теплых землянках. И даже поднятые по тревоге, они не сразу могли определить, откуда идет опасность┘

Через несколько минут вой сирен смешался с ревом танков, тревожным криком людей, гулом заработавших авиадвигателей.

Танки мяли хвосты "хенкелей" и "юнкерсов", били из орудий по моторам и зенитным установкам. Дымные факелы горящих машин и бензовозов полыхали по всей территории авиабазы.

В воздух поднялись несколько истребителей. Кружась над аэродромом, они стреляли по танкам из пулеметов и пушек, отсекая путь к взлетно-посадочной полосе, на которую одна за другой выруливали уцелевшие транспортные самолеты. Первые два "юнкерса" успели подняться, но на вираже столкнулись в воздухе. Глухие взрывы упавших машин содрогнули дымный воздух┘

Немецко-фашистское командование бросило против 24-го танкового корпуса все находившиеся поблизости войска и авиацию. За исходом операции следил сам командующий фронтом Ватутин. О героическом подвиге корпуса Баданова стало известно Сталину. В разговоре с Ватутиным он потребовать проявить гибкость в спасении корпуса, в крайнем случае уйти из Тацинской.

Пять суток дрались отважные танкисты с окружившими корпус войсками противника. Снабжение его горючим, боеприпасами и продовольствием осуществлялось по воздуху.

Ватутин направил часть своего резерва на деблокирование корпуса Баданова. 28 декабря кольцо окружения было прорвано, уцелевшие в боях экипажи вышли в расположение Юго-Западного фронта.

"За 10 дней боевых действий танкисты генерала Баданова уничтожили свыше 11 тысяч солдат и офицеров противника, 84 танка, 106 орудий, 431 самолет и взяли около 4,8 тысяч пленных. Еще в ходе боев 26 декабря корпус был преобразован во 2-й гвардейский танковый корпус, а 27 января 1943 г. получил почетное наименование Тацинского. Командир корпуса В.М. Баданов первым в стране был награжден орденом Суворова 2-й степени. Высоких правительственных наград были удостоены многие участники рейда" (Советская военная энциклопедия. Т. 7. С. 683).

29.

Отчаянные попытки Манштейна спасти положение на Среднем Дону успеха не имели. После разгрома войсками Сталинградского фронта 4-й румынской армии и 57-го танкового корпуса Гота, удар по группе армий "Дон" нанесли войска Юго-Западного и Воронежского фронтов. Наступление началось 16 декабря по сходящимся направлениям на Тацинскую и Морозовск. Уже на пятый день наступления фронт противника был взломан и началось беспорядочное отступление его частей.

В районе Тормосина враг продолжал оказывать упорное сопротивление. генерал-полковник Василевский предложил передать 5-ю ударную армию с 3-м гвардейским кавкорпусом из Сталинградского фронта в Юго-Западный. Ставка дала на это согласие.

Утром 29 декабря Василевский выехал в Верхне-Курмоярскую для руководства войсками, действующими на тормосинском направлении.

В результате успешных действий был захвачен плацдарм на правом берегу Дона, а через два дня очищен от врага Тормосин и прилегающий к нему район. Таким образом, угроза деблокирования 6-й армии Паулюса была полностью ликвидирована.

Вскоре Сталин сообщил Василевскому, что Ставка предлагает ему немедленно отправиться на Воронежский фронт, чтобы там в качестве ее представителя начать организацию взаимодействия Воронежского фронта с Брянским и Юго-Западным.

Руководство по разгрому окруженных войск Паулюса возлагалось на Рокоссовского с передачей ему 62-й, 64-й и 57-й армий Сталинградского фронта. Такое решение Ставки расстроило Еременко, однако Сталин своего решения не изменил и в дальнейший разговор по этому вопросу вступать с ним не стал.

Еременко просил Поскребышева соединить его с Верховным Главнокомандующим, Александр Николаевич сказал, что Верховный занят и просил по этому вопросу обращаться непосредственно к Жукову┘

Представителем Ставки на Донской фронт был назначен генерал Воронов.

1 января 1943 года Сталинградский фронт был переименован в Южный фронт, направленный на Ростов-на-Дону. Командующим был назначен генерал-полковник Еременко, а со 2 февраля √ генерал-лейтенант Малиновский.

30.

Наступил новый, 1943-й год.

В своем послании к войскам 6-й армии Гитлер писал: "Я даю слово, что для вашего освобождения будет сделано все возможное".

1 января по радио был передан приказ Гитлера о присвоении Паулюсу звания генерал-полковника.

Между тем положение окруженных войск становилось все более критическим. Суточный рацион составлял: хлеба √ 75 г., конины √ 200 г., жиров √ 11 г., сигарет √ 1 шт. У румын было отобрано 4000 лошадей, но и это не спасло положения. Солдаты откапывали из снега конские трупы, рубили мерзлое мясо, варили на кострах. В ход шли дробленые кости, шкура. "Воздушный мост", по которому Геринг обещал фюреру снабжать 6-ю армию всем необходимым, не давал и четверти нормы. Вместо продовольствия в "котел" нередко сбрасывались мешки с Железными крестами┘

Цейтцлер и некоторые высшие офицеры генштаба в знак сочувствия окруженцам, также сели на "сталинградский" рацион┘

31.

7 января вечером по радио было передано предупреждение Паулюсу о высылке советских парламентеров. Было указано место и время.

По воспоминаниям генерала Рокоссовского, провести это мероприятие поручалось начальнику разведывательного управления Донского фронта генералу Виноградову. Для этого им были выбраны: парламентер майор Смыслов и переводчик капитан Дятленко.

На КП Донского фронта прибыли антифашисты Вальтер Ульбрихт, Эрих Вайнерт и Вилли Бредель. В своих выступлениях по радио они призывали солдат и офицеров 6-й армии прекратить бессмысленное сопротивление. Вайнерт читал свои стихи.

8 января майор Смыслов, капитан Дятленко и трубач, неся белый флаг, направились к немецким позициям. В качестве сопровождающего на удалении от них находился генерал Виноградов. Со стороны противника на условленное место никто не вышел. Вскоре по парламентерам ударили из пулеметов и минометов. Парламентеры были вынуждены по-пластунски отползти назад. Огонь велся и по Виноградову.

О случившемся было сообщено в Москву. Ставка предложила послать парламентеров с южной стороны "котла". На этот раз парламентеров, а это были те же офицеры, провели на КП Паулюса. Майор Смыслов потребовал передать пакет лично командующему армией. Спустя некоторое время полковник Адам объявил Смыслову, что генерал-полковник Паулюс отказывается принять ультиматум, содержание которого, по словам Адама, командующему было известно из передачи по радио. На самом же деле, Паулюс, выигрывая время, сообщил в ставку фюрера о предъявлении ему ультиматума и просил предоставить ему свободу действий. Только на следующий день по приказу Гитлера советский ультиматум был отклонен┘

Весь день 9 января, пробиваясь сквозь вой метели, по радио передавался тест ультиматума. Личному составу 6-й армии обещали жизнь, безопасность, возвращение на родину или в любую другую страну по выбору, нормальное питание и сохранение имущества, мундира, орденов.

Паулюс продолжал отказываться от капитуляции.

Об этом было доложено в Ставку, вскоре пришел ответ: "Действуйте по сигналу "Родина".

10 января в восемь часов пять минут в воздух взвились две сигнальные ракеты, началась артподготовка. Через час, под прикрытием огневого вала, пошли в наступление танки и пехота. Атаки поддерживала авиация.

В наступление одновременно перешли все войска окружения. Бои продолжались днем и ночью. Немцы сопротивлялись с фанатическим упорством, однако наши войска успешно продвигались вперед. Метель и сильный мороз не могли сдержать азарта наступающих.

С 10 по 20 января площадь "котла" сузилась с 1400 кв. километров до 600┘

12 января на КП 6-й армии в Гумраке состоялось совещание командиров корпусов и дивизий. Обсуждался вопрос о спасении окруженных войск. Командир 8-го армейского корпуса генерал Гейтц настаивал на повороте на юг, к 4-й танковой армии, штаб и отдельные части которой оказались вне "котла". Пока Паулюс обдумывал ответ, высказался начальник штаба Шмидт.

- Такая операция может дорого обойтись нашей армии, однако я согласен.

- Это противоречит приказу фюрера! √ резко возразил Паулюс.

- Мы обрекаем себя на гибель, причем, умышленно, - продолжал Гейтц. √ Манштейн, преследуя свои цели, держит нас в неведении.

- Он знает о нашем отчаянном положении из моих докладов, - сказал Паулюс. √ Не могу представить, что его не трогают наши страдания. Я также не думаю, что от нас требуют напрасных жертв ┘

Разговор прервался тревожным сообщением дежурного по штабу: "Русские захватили Питомник!"

Шмидт вскочил со стула. Он, как никто иной, понимал, что потеря аэродрома в Питомнике ускорит конец армии.

- Проверьте сообщение! √ приказал он дежурному.

Паулюс свернул совещание.

Через час начальник штаба доложил ему, что Питомник был атакован разведчиками противника. Атака отбита, однако опасность для аэродрома не миновала.

Паулюс приказал Адаму произвести рекогносцировку нового КП армии.

На следующий день, подыскивая место для командного пункта, полковник Адам увидел вереницы солдат из разбитых частей. Укутанные в тряпье, с потемневшими от голода и усталости лицами, брели он к Сталинграду, будто надеялись укрыться в его развалинах от страшного холода. Обочины дорог темнели трупами. Многие были донага раздеты мародерами.

"Дорога смерти", - подумал с горечью Адам.

Возвратившись в штаб, он внес предложение разместить КП армии в блиндажах 71-й пехотной дивизии. Они полупустые. От дивизии, которая за успехи в Западной кампании и здесь, на востоке, считалась "везучей", осталось одно наименование.

В конце доклада Адам рассказал Паулюсу о "дороге смерти".

- Солдаты буквально осаждают все идущие к Сталинграду машины. Идет борьба за места. Люди словно обезумели. Мы с трудом отбились от наседавших солдат. А самое страшное в другом: офицеры стреляют в солдат, а те √ в офицеров.

Паулюс склонил голову.

- Да, это ужасно, - мрачно проговорил он. √ Если бы я знал, что кавказская группировка вне опасности, то положил бы конец нашим мучениям. А пока мы должны сражаться с противником.

32.

14 января аэродром в районе Питомника был захвачен советскими войсками. Снабжение 6-й армии по воздуху вскоре прекратилось.

В те трагические для 6-й армии дни, армейский епископ, улучив момент, заговорил с Паулюсом о тысячах гибнущих в донских степях немецких солдат. Епископу были известны случаи, когда воинские части при отступлении бросали на произвол судьбы лазареты, где не было не только продуктов питания, но и медикаментов. Он просил сжалиться над несчастными соотечественниками.

- Я принял присягу перед Господом Богом на верность фюреру и Германии, - бледнея, ответил Паулюс.

- В церковном уставе сказано: "Связанные с присягой действия, непосредственно приносящие вред ближним, общему благу и спасению души, теряют обязательную силу", - мягко проговорил епископ, молитвенно складывая ладони. √ Только поэтому я взываю к вашей человечности, господин генерал. Сбросьте с себя нессову одежду, и вам станет легче.

Паулюс покачал головой.

- Ко всему, что связано с пропагандой, я отношусь весьма критически┘ Однако, дайте все же мне подумать.

Пастор, молча перекрестив его, удалился медленным шагом из бункера.

23 января Паулюс вновь собрал на совещание высший командный состав армии. Вопрос один: капитулировать или сражаться с противником до конца? Он не хотел принимать вину за трагедию только на себя.

Генералы Гейтц, Штрекер, Шлёмер и начальник оперотдела штаба армии полковник Эльхлепп решительно стояли за продолжение боевых действий.

Генералы Зейдлитц, Пфеффер и полковник Адам высказались за немедленную капитуляцию.

Генерал Шмидт выразил молчаливое согласие. "Злой дух" армии, как звали его в штабе, приказывающий предавать военному суду всякого, кто заговаривал о капитуляции, сдался┘

24 января. Штаб 6-й армии едва ускользнул из окружения. Потеряно много имущества и документов. По приказу Паулюса штаб перевели в Сталинград √ сначала в больницу, а затем в подвал универмага.

25 января. Первой капитулировала 297-я пехотная дивизия во главе с генерал-майором фон Дреббером.

2 6 января. Советские войска расчленили оборону 6-й армии. Образовались два "котла" √ северный и южный. Отдельные командиры начали самостоятельно вести переговоры с парламентерами Красной Армии.

28 января. Расчленен надвое северный "котел". Связь с войсками прервалась. Паулюс потерял управление армией.

30 января. В день 10-й годовщины установления фашистской диктатуры в Германии, Паулюс радировал Гитлеру:

"По случаю годовщины взятия вами власти, 6-я армия приветствует своего фюрера. Над Сталинградом еще развевается флаг со свастикой. Пусть наша борьба будет нынешним и будущим поколениями примером того, что не следует капитулировать даже в безнадежном положении, тогда Германия победит. Хайль, мой фюрер. Паулюс, генерал-полковник".

Гитлер ответил немедленно:

"Мой генерал-полковник Паулюс!

Уже теперь весь немецкий народ в глубоком волнении смотрит на этот город. Как всегда в мировой истории, и эта жертва будет не напрасной. Заповедь Клаузевица будет выполнена. Только сейчас германская нация начинает осознавать всю тяжесть этой борьбы и принесет тягчайшие жертвы.

Мысленно всегда с вами и вашими солдатами.

Ваш Адольф Гитлер".

Наконец-то он открыто сказал о том, что, спасая от полного уничтожения кавказскую группировку, жертвует огромной армией┘

Паулюс свинтил колпачок с авторучки, подвинул блокнот. Склонив голову, задумался и только спустя две-три минуты написал: "Преждевременное прекращение сопротивления под Сталинградом означало бы, что я дал толчок к проигрышу войны и что мои действия, как я тогда представлял себе , были бы направлены против немецкого народа"┘

Паулюс со всей отчетливостью осознавал, что в случае деблокирования, его армия, отступая, рассеялась бы на "сухопутном мосту" и погибла бы, как когда-то погибла "Великая армия" Наполеона┘

┘Чуть раньше, после очередной крупной ссоры с Йодлем, Гитлер решил вместо него поставить начальником штаба оперативного руководства ОКВ генерал-полковника Паулюса. "Повышение по должности, - считал он, - вырабатывает у людей покорность". И уже отдал указание отозвать Паулюса из Сталинграда, однако тот не мог вылететь √ последний аэродром был давно занят советскими войсками.

33.

Паулюс долго не спал, курил сигарету за сигаретой. В подвальном отсеке, слабо освещенном свечами, душно и сыро. Проложенные по голым стенам водопроводные и канализационные трубы покрылись ржавыми каплями. Почти все тепло, исходящее от металлической печки, вбирали в себя кирпичные стены.

Паулюс, полулёжа, поднял клап фортепьяно, надавил пальцами на клавиши. Слабый звук заставил его вздрогнуть. Подвинув свечу, он взял с приставного столика листовку, недавно принесенную адъютантом, остановил взор на главном:

"┘Подчиняясь приказам Гитлера, Паулюс действует не в интересах Германии. Его обязанность √ прекратить бесполезное сопротивление┘ Вальтер Ульбрихт".

Автора Паулюс не знал, хотя эта фамилия была знакома ему по антифашистским листовкам. Много сбрасывалось их за последние дни на территорию "котла", и почти каждую он читал┘

"Ульбрихту не понять, что значит для солдата повиновение, - подумал Паулюс, комкая листовку. √ Он занимается только политикой, а она портит характер┘ Гёте говорил, что политическая песня √ скверная песня".

Приняв порошок снотворного, он налил из термоса полстакана чаю, выпил короткими глотками, но долго еще крутился с боку на бок в постели. Грустные мысли о надвигавшейся катастрофе стиснули сердце генерала. Совесть и солдатская дисциплина постоянно боролись в его душе.

Впоследствии Паулюс так напишет об этом:

"Мы продолжали действовать, хотя наши сердца истекали кровью, а дух был надломлен. Многие заплатили за это жизнью".

Встал Паулюс, по обычаю, рано. Голова болела, тело было разбито. Короткая утренняя зарядка не придала бодрости.

Вскоре к нему вошел полковник Адам. Подавая телеграмму от фюрера, первым поздравил его с присвоением звания генерал-фельдмаршала. Была поздравительная телеграмма и от Цейтцлера.

"Должно быть, это √ сигнал к самоубийству, - подумал Паулюс. √ Но я не доставлю им такого удовольствия".

Поблагодарив Адама кивком головы, Паулюс оставил у себя телеграммы, спросил:

- А где генерал Шмидт?

- Он вышел на встречу с русскими парламентерами. Их танки стоят у командного пункта.

Паулюс вытянулся, худощавое лицо его мгновенно побелело, отчего стали заметней тени под глазами.

- Я не представлял ему таких полномочий, - медленно произнес он.

- Генерал Шмидт беспокоится о вашей жизни, господин фельдмаршал, - ответил Адам.

- Ему прежде всего надо подумать о несчастных солдатах нашей армии, - неуступчиво продолжал Паулюс.

Адам попросил у него солдатскую книжку, вписал на соответствующей странице производство его в генерал-фельдмаршалы, поставил номер приказа, дату, расписался, скрепил запись печатью. Торжественно вручив книжку командующему, открыл дверцу металлической печи, бросил печать на уголья┘

В это время к входу в подвал приблизились парламентеры с группой автоматчиков. Генерал Шмидт положил ладонь на кобуру своего пистолета, однако двое советских солдат успели наставить на него автоматы.

- Них цишен! √ произнес Шмидт, опуская руку, и тотчас сказал Кутченбаху несколько слов для перевода.

- Не стреляйт!.. √ громко произнес Кутченбах. √ Генераль Шмидт говорил здесь следующее: "У меня для вас есть чрезвычайно важный делё. Вас ждут награды и известность"┘

- Где генерал-полковник Паулюс? √ прервал его советский майор.

- Генераль-фельдмаршаль Паулюс есть в этом здании. Он жив. Ви можете пойти с нами и взять его в плен вместе со штабом.

Майор подозвал к себе бойцов. У входа в подвал рядом с немецкими часовыми поставил своих. Шмидт быстро опустился в подвал.

Вскоре сюда подъехали две легковые автомашины, из них вышли начальник штаба 64-й армии генерал-майор Ласкин и несколько офицеров. Майор доложил генералу о переговорах с немцами. Взглянув на часы, Ласкин в сопровождении офицеров и переводчика спустился в подвал. Там его встретил полковник Адам. Указав вошедшим на стулья, просил подождать, пока Паулюс оденется. Ласкин согласился.

Через несколько минут Адам открыл дверь в "кабинет" командующего армией, сказав при этом:

- Генерал-фельдмаршал готов вести с вами переговоры.

Кутченбах перевел.

При виде советского генерала Паулюс и Шмидт встали, оба молча положили на стол пистолеты.

Ласкин представился.

Паулюс на плохом русском языке назвал свою должность, звание и фамилию. Лицо Шмидта при этом перекосилось.

- Знакомы ли вы с условиями нашего ультиматума? √ спросил Ласкин.

Паулюс утвердительно кивнул головой.

- Тогда прошу немедленно отдать приказ о капитуляции командующему северной группы вашей армии, - сказал Ласкин.

- Я не могу выполнить это требование, господин генерал, ибо мои действия теперь, как военнопленного, неправомерны. Прошу не настаивать, - ответил Паулюс и взглянул на открытое фортепьяно, где лежал сборник нот в красном бархатном переплете √ подарок жены. Помолчав, вскинул голову, добавил решительно: - Я готов следовать за вами. Если можно, пусть меня сопровождают генерал Шмидт и полковник Адам.

- Согласен, - сказал Ласкин.

- Может ли генерал-фельдмаршал сохранить личного ординарца, взять принадлежащие ему вещи и продукты питания? √ спросил Адам.

- Может. Только, пожалуйста, поторопитесь со сборами, - сказал Ласкин, вставая.

34.

После переговоров у командующего 64-й армией генерал-лейтенанта Шумилова, Паулюса, Шмидта и пленных офицеров штаба под усиленной охраной повезли на КП Донского фронта в Малую Ивановку, где ждали его представитель Ставки Воронов и командующей фронтом Рокоссовский. В первой машине сидели четверо: Ласкин рядом с шофером, Паулюс и Шмидт, во второй √ Адам и два советских офицера. Остальные немецкие офицеры ехали в автобусе вместе с солдатами охраны.

Последний день января выдался серым, холодным. По снежным полям ветер гонял позёмку, кругом было уныло-однообразно. Где-то далеко раскатисто ухали орудия √ немцы еще продолжали сопротивляться┘

На обочинах дороги там и сям виднелись присыпанные снегом трупы, сгоревшие автомобили, мотоциклы, темнели заиндевевшие остовы танков, покорёженные орудия. В неглубокой балке пленные немцы аккуратно складывали в штабеля трупы соотечественников. Таких штабелей √ одинаковых по размеру и счету √ было уже много.

"Это ужасно, ужасно", - прошептал Паулюс, не в силах отвести взгляд.

Шмидт, щурясь, вертел головой и что-то невнятно бормотал.

Проезжали мимо немецкого кладбища. Ровные ряды стандартных крестов, как солдатские шеренги на парадном плацу, тянулись далеко, насколько хватал глаз. На каждом кресте √ припорошенная снегом каска. Опустившиеся было на перекладины две вороны, при приближении машин поднялись и, задевая крыльями каски, полетели наискосок по кладбищу. Каски заколыхались, и Паулюсу представилось, что похороненные здесь немцы встали все враз и укоризненно качали вслед ему головами┘ Паулюс зябко вздрогнул. Только теперь почувствовал он свою причастность к великой человеческой трагедии, разыгравшейся на "сухопутном мосту".

"Могу ли я дальше жить с таким бременем на душе?.. Как осудит меня за это история? √ тяжело и мучительно думал генерал-фельдмаршал, приподымая воротник шинели. √ Мне легче бы пустить пулю в висок, но как воспримут это жена, сын? Я должен объяснить им все, убедить в истинных причинах моего отречения от присяги".

Стараясь отделаться от терзавших сердце мыслей, он просил Бога дать ему забвение, хотя бы на короткое время┘

35.

Звонко скрипнув тормозами, машины остановились у командного пункта. Паулюс медленно вылез из автомобиля, оглянулся. Встретивший его советский офицер повел за собой в дом. Шмидт направился было за ними, но его и остальных офицеров задержали в приемной. Распахнув дверь комнаты, где сидели Воронов и Рокоссовский, офицер доложил:

- Товарищ командующий фронтом, военнопленный генерал-фельдмаршал германской армии Паулюс доставлен! √ Пропуская Паулюса, отошел в сторону.

Войдя в комнату, Паулюс встал навытяжку перед русскими генералами. Воронов и Рокоссовский приветствовали его стоя. Затем пригласили к столу. Указав на папиросы, Рокоссовский закурил.

- Желаете ли чаю? √ спросил Рокоссовский.

Паулюс, поняв без переводчика, согласно кивнул.

Чай был тут же подан. Отпив полстакана, он сказал:

- Я буду надеяться, что вы не станете задавать вопросов, касающихся нарушения мной присяги.

После перевода его слов, Воронов предложил фельдмаршалу дать распоряжение о прекращении сопротивления северной группировки "котла".

- Господин генерал, я, как военнопленный, не имею права отдавать такие приказы. Этого требует устав германской армии.

- Не настаиваю, - сказал Воронов. √ Будут ли к нам ваши личные просьбы?

Паулюс допил чай и, закурив вторую папиросу, сказал дрогнувшим голосом:

- Для меня сейчас главное √ это проявление вашей милости к моим солдатам. В их несчастье я чувствую долю и своей вины.

- Все, что можно, мы сделаем, - заверил его Рокоссовский, - хотя, как вы понимаете, в настоящий момент это очень тяжело.

- Да, да, да, - печально подтвердил Паулюс, и в его полуприкрытых глазах представилась "дорога смерти"┘

Вскоре его и офицеров штаба перевели в другое помещение.

Он долго стоял у окна. В стекла упруго бил ветер с колючей позёмкой и где-то отдаленно слышалась орудийная стрельба. Бои на севере "котла" еще продолжались┘

36.

Из стенограммы совещания в "Волчьем логове"

1 февраля 1943 г.

Начало: 12 час. 17 мин.

Фюрер: ┘Они сдались там по всем правилам. Можно было бы поступить иначе: сплотиться, образовать круговую оборону, оставив последний патрон для себя┘

Цейтцлер: Я тоже не могу этого постигнуть. Я все еще думаю, что, может, это не так, что он (Паулюс. √ Авт.), возможно, лежит там тяжелораненый.

Фюрер: Нет. Это не так┘ Они немедленно будут отправлены в Москву, предстанут перед ГПУ и их принудят отдать приказ, чтобы северная часть "котла" также сдалась в плен. Шмидт все подпишет. Кто не имеет мужества ступить на путь, на который в конце концов ступает каждый человек, тот не имеет также силы противостоять этому. Он попадает в душевный транс. Мы слишком много развиваем интеллект и слишком мало твердость характера┘

Цейтцлер: Это абсолютно необъяснимо.

Фюрер: Не скажите! У меня было письмо┘ Белов получил письмо. Я могу его показать вам. В нем он пишет: относительно людей я пришел к следующему заключению √ и дальше указывается: "Паулюс √ под вопросом; Зейдлитц: пал духом; Шмидт: пал духом".

Цейтцлер: Это нечто такое, что совершенно непостижимо.

Фюрер: Но первое (подозрение у меня еще раньше возникло). Это было в то время, когда он (Паулюс. √ Авт.) запрашивал, что ему теперь делать. Как он мог тогда вообще делать такой запрос? Следовательно, в будущем каждый раз, если какая-либо крепость будет осаждена и начальник гарнизона получит требования о капитуляции, он первым делом станет спрашивать: что ему теперь делать?... С какой легкостью он это сделал!

Цейтцлер: Тут нет никаких оправданий. Он обязан был раньше застрелиться, как только почувствовал, что нервы могут отказать.

Фюрер: Если отказывают нервы, все равно не остается ничего другого (как сказать): я ничего не мог больше сделать, - и застрелиться. В этом случае можно было бы сказать: человек вынужден застрелиться┘

Цейтцлер: Я все еще думаю, они, может быть, так и поступили, и (только русские утверждают), что всех взяли в плен.

Фюрер: Нет!

Энгель: Странно, - смею сказать, - что они не указали (что Паулюс был взят в плен, будучи тяжелораненым). В таком случае они могли бы впоследствии объявить, что он умер от ран.

Фюрер: Имеются ли точные сведения о ранении?.. Трагическое уже случилось. Оно должно быть предостережением.

Энгель: Не все фамилии генералов могут совпадать.

Фюрер: В эту войну никто больше не получит звание фельдмаршала. Все это будет сделано только после окончания войны. Не видав вечера и хвалиться нечего.

Цейтцлер: Была настолько полная уверенность в окончании, что его (Паулюса. √ Авт.) последняя радость┘

Фюрер: Конечно, можно было предполагать, что конец будет героическим┘

37.

В последний час .

Наши войска полностью закончили ликвидацию немецко-фашистских войск, окруженных в районе Сталинграда.

Сегодня, 2 февраля, войска Донского фронта полностью закончили ликвидацию немецко-фашистских войск, окруженных в районе Сталинграда. Наши войска сломили сопротивление противника, окруженного севернее Сталинграда, и вынудили его сложить оружие. Раздавлен последний очаг сопротивления противника в районе Сталинграда. 2 февраля 1943 года историческое сражение под Сталинградом закончилось полной победой наших войск.

За последние два дня количество пленных увеличилось на 45.000, а всего за время боев с 10 января по 2 февраля наши войска взяли в плен 91.000 немецких солдат и офицеров.

2 февраля нашими войсками взят в плен командир 11 армейского корпуса, командующий группой немецких войск, окруженных севернее Сталинграда, генерал-полковник Штрекер и его начальник штаба полковник генштаба Гельмут Росскурт┘

┘ Всего нашими войсками в боях под Сталинградом взято в плен 24 генерала и более 2.500 офицеров.

За время генерального наступления против окруженных войск противника, с 10 января по 2 февраля, по неполным данным, наши войска взяли следующие трофеи: самолетов √ 750, танков 1.550, орудий √ 6.700, минометов √ 1.462, пулеметов √ 3.135, винтовок √ 90.000, автомашин √ 61.162, мотоциклов √ 7.369, тягачей, тракторов, транспортеров √ 480, радиостанций √ 320, бронепоездов √ 3, паровозов √ 55, вагонов √ 1.125, складов с боеприпасами и вооружением √ 235 и большое количество другого военного имущества. Подсчет трофеев продолжается.

Таков исход одного из самых крупных сражений в истории войн.

Совинформбюро.

38.

3 февраля с утра по берлинскому радио несколько минут передавался приглушенный рокот барабанов, после чего диктор замогильным голосом объявил о гибели 6-й полевой армии под Сталинградом.

В Германии был объявлен трехдневный национальный траур, повсеместно приспущены флаги, во всех кирках непрестанно звонили колокола┘

В первый день траура в Кенигсбергском кафедральном соборе шла поминальная месса. Этим Гитлер и приближенные к нему официальные лица хотели отвлечь внимание немецкого народа от великой трагедии, разыгравшейся в приволжских степях. Молитвы читал имперский пастор Николас фон Билоу.

Гитлер стоял в первом ряду вместе с Евой Браун. Унимая дрожь в руках, сложил их на животе, низко склонил голову, отчего заметнее набрякли синюшные мешки под глазами. Ева молилась. Черная вуаль, свисавшая с ее шляпки, прикрывала лицо и воротник короткой норковой шубы.

Позади них находилась небольшая группа генералов и высших сановников, прибывших сюда специальным поездом из Берлина.

В паузах между молитвами своды собора содрогались от могучих звуков органа. Исполнялась "Токката ре минор" Баха. Гитлер всегда с трудом переносил ее, а сегодня √ особенно. В его голове мелькали сгоревшие в сталинградском "котле" лучшие дивизии вермахта: их √ 22, не считая румынских, итальянских и венгерских. К тому же под Сталинградом навсегда исчезли 150 вспомогательных частей и подразделений резерва главного командования вермахта. Пленены 24 генерала, из них много талантливых. "Паулюс!.. √ пронзила голову Гитлера мысль. √ Почему он не покончил с собой?! У него же был цианистый калий и два пистолета!.. За всю историю Германии ни один ее фельдмаршал не сдавался в плен┘ Проверить! Если все обстоит так и если это не хитрости большевистской пропаганды, выкрасть Паулюса у русских. Для этого задействовать лучших агентов, операцию поручить Скорцени. Ответственность возложить на адмирала Канариса. И когда все будет сделано, виселицу поставить на Тингплатц √ я сам накину намыленную петлю на шею новоиспеченному фельдмаршалу!!!"

Эта мысль настолько увлекла Гитлера, что он уже представлял публичную казнь Паулюса на древнегерманской площади Берлина┘

"Пройдет время, и я создам новую армию под этим номером. Это важно еще и потому, что 6-я армия в сороковом году занимала Париж. Я отдам ее лучшим генералам и офицерам и пущу в такое дело, где она одержит блестящую победу и восстановит былую славу. Ее слава необходима не только для Германии, но и для меня"┘

39.

4 февраля Сталин вызвал из Сталинграда в Москву представителя Ставки на Донском фронте маршала артиллерии Воронова и командующего Донским фронтом генерал-полковника Рокоссовского. Встречу с Верховным Главнокомандующим Рокоссовский впоследствии опишет так:

"В тот же день мы направились в Кремль и были приняты Сталиным. Завидя нас, он быстрыми шагами приблизился и, не дав нам по уставному доложить о прибытии, стал пожимать нам руки, поздравляя с успешным окончанием операции по ликвидации вражеской группировки. Чувствовалось, что он доволен ходом событий. Беседовали мы долго. Сталин высказал некоторые соображения о будущем развитии боевых действий".

Эпилог

Продолжавшаяся 200 дней и ночей Сталинградская битва еще раз подтвердила несостоятельность стратегии германского военного командования, высокомерие генералов вермахта и их недооценку возможностей советских Вооруженных Сил.

В самый кульминационный момент этого грандиозного сражения было втянуто со стороны фашистского блока 1011 тыс. человек, 10.290 орудий и минометов, 675 танков и штурмовых орудий, 1216 боевых самолетов.

Со стороны Красной Армии им противостояло 1106 тыс. человек. 15.500 орудий и минометов, 1463 танка и самоходных артиллерийских установки, 1350 боевых самолетов.

Боевые действия, развернувшиеся от задонских степей до крутых берегов Волги, охватили почти 100 тыс. кв. километров.

В ходе контрнаступления советских войск были разгромлены 6-я полевая и 4-я танковая немецкие, 3-я и 4-я румынские и 8-я итальянская армии. Немецко-фашистский блок потерял убитыми, ранеными, пленными и пропавшими без вести 1,5 млн. солдат и офицеров (1/4 часть всех сил, действовавших на советско-германском фронте).

Начальник экономического отдела вермахта генерал Томас сделал вывод: потери германских вооруженных сил и боевой техники в Сталинградской битве равнозначны личному составу и вооружению 45-ти дивизий всех родов войск и равнялись потерям вермахта за весь период боёв на Восточном фронте.

В битве на Волге фашистская Германия потеряла гораздо большее: славу о непобедимости своей армии, которую приобрела во Второй мировой войне с начала 1939 года. Так окончательно был подорван боевой дух германской армии, сломан ее хребет┘

Велики были людские и материальные потери советских войск в этом длительном и жестоком сражении. Число только убитых составило свыше 470 тыс. человек. Неисчерпаемый материальный ущерб был нанесен южным районам нашей страны алчными европейскими ордами, которые уничтожали на своем пути всё живое и неживое┘

Зарубежные исследователи Второй мировой войны, пытаясь принизить значение исторических подвигов Красной Армии, ставят Сталинградскую битву после первых побед англо-американских войск в Северной Африке и на Тихоокеанском театре военных действий.

Сражение у Эль-Аламейна, - писал английский историк Дж. Фуллер, - "самое решающее сухопутное сражение с целью защиты интересов союзников и одно из самых решающих в истории Англии" (Для Англии √ может быть! √ Авт.). Позже он развил эту точку зрения. Перечисляя победы союзных войск во 2-й мировой войне, он ставит на первое место морское сражение у острова Мидуэй, которое привело к захвату американцами военной инициативы на Тихоокеанском ТВД; на второе √ победу у Эль-Аламейна и высадку англо-американских войск в Западной и Северной Африке; и только на третье место √ Сталинградскую битву. Другой историк √ Р. Томпсон √ пошел дальше, называя Эль-Аламейн одной из "великих и решающих битв Второй мировой войны", а Сталинградское сражение, по его умозаключению, имело "подчиненное" значение.

У. Черчилль, превознося победу английских войск под Эль-Аламейном, в своих мемуарах выдавал ее за "великий поворот" в ходе войны.

Циничней всех высказался отставной американский генерал Уокер. В интервью одной вашингтонской газете он заявил, что в годы Второй мировой войны никакой Сталинградской битвы не было. По мнению этого "стратега", один американский корпус "мог бы захватить этот город в течение двух дней" (?!)

Но не все на Западе придерживались этой точки зрения. Английский фельдмаршал Александер, например, писал: "Без этой победы в ноябре 1942 г. (под Сталинградом. √ Авт.) союзная стратегия не смогла бы развернуть наступления против Южной Европы, начатого в сентябре 1943 года".

По свидетельству фельдмаршала Монтгомери, командовавшего английским экспедиционным корпусом в Северной Африке, под Эль-Аламейном действовало 11 английских дивизий, которые, разгромив 8 итальянских и 2 немецкие бронетанковые и авиационные дивизии, захватили около 30 тыс. пленных.

Касаясь этих событий, германский фельдмаршал Ф. Кейтель писал: "Требовалось совсем немного, чтобы захватить Александрию и прорваться к Суэцкому каналу, но как раз тогда мы не были сильны на этом направлении┘ в первую очередь из-за войны с Россией".

Высокую оценку битве на Волге дал президент США Ф. Рузвельт в своей грамоте городу-герою Сталинграду: "От имени народов Соединенных Штатов Америки я вручаю эту грамоту Сталинграду, чтобы отметить наше восхищение его доблестными защитниками, храбрость, сила духа и самоотверженность которых во время осады с 13 сентября 1942 года по 31 января 1943 года будут вечно вдохновлять сердца всех свободных людей. Их славная победа остановила волну нашествия и стала поворотным пунктом войны союзных наций против сил агрессии".

Король Великобритании подарил Сталинграду меч, на клинке которого на русском и английском языках было выгравировано: "Гражданам Сталинграда, крепким, как сталь, - от короля Георга VI в знак глубокого восхищения британского народа".

С победой под Сталинградом ассоциируются имена Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина, будущих маршалов Советского Союза Г.К. Жукова, А.М. Василевского, К.К. Рокоссовского, А.И. Еременко, В.И. Чуйкова, генерала армии Н.Ф. Ватутина. Но те, кто недалек от событий грандиозной битвы в междуречье Дона и Волги, помнят генералов В.Н. Гордова, В.Я. Колпакчи, А.И. Лопатина, М.С. Шумилова, чьи армии приняли на себя таранные удары войск Ф. Паулюса и Г. Гота.

Вместе с фамилиями генералов-победителей Сталинградского сражения стоят тысячи советских солдат и офицеров, намертво вставших на крутых волжских берегах. Это они бросили клич: "За нами √ Волга! Дальше пути нет!" И сдержали свое слово.

Перед тем, как поставить точку в конце повести, хочется привести слова замечательного русского писателя Леонида Леонова: "Уходя вперед и вперед, к звездам, и оглядываясь назад, человечество долго еще будет видеть в немеркнущем солнце вас, красноармейцы и маршалы, чьи головы гордо возвышаются над нашим грозным, безжалостным и прекрасным веком ".

1988-1990 гг.

 

 







Проголосуйте
за это произведение

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
250449  2002-11-01 15:46:52
LOM /avtori/lyubimov.html
- Очень подробно, очень насыщенно и познавательно; художественное изложение перемежается с настоящими фронтовыми сводками; читатель то попадает во вражеский штаб, то в ставку Красной армии, то в кабинет Сталина, то оказывается вдруг в самой гуще боя, на передовой. Повесть рассказывает об одном из переломных моментов Второй мировой войны - Сталинградском сражении. Думаю, все останутся довольны прочитанным, и любители документальной прозы, и языковеды, и патриоты, и "рядовые" читатели. А начинается повесть с блестящего пророчества:



Всякая вражеская армия,

которая осмелилась бы

проникнуть в Россию и

пройти дальше Смоленска,

безусловно, нашла бы там,

в степях, свою могилу.

Фридрих II.

Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100