TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

 

Александр Фатьянов

 

АМАЗОНКА

В осенний слякотный день, которых, как мне кажется, теперь стало больше, шел я мимо гостиницы "Метрополь". Шел быстро √ не люблю я людскую толчею, однако молодые все же обгоняли меня. Женщины √ реже, и вдруг одна рослая, заметная, обошла меня слева, обдав едва уловимым запахом духов. Сыпал мелкий как пыль дождь, но женщина не раскрыла зонтик, хотя его цветная ручка торчала из тростниковой сумочки. Женщина был одета легко: тонкая куртка, вельветовые брюки цвета маренго, заправленные в сафьяновые сапожки, плотно облегали ее крепкое, хорошо сложенное тело. Она, как я уже говорил, была крупна, но не громоздка √ природа будто позаботилась, формируя ее бёдра, бюст, стройную шею, округлые плечи, прикрытые шалькой-люрекс. Такие женщины всегда напоминали мне мифических амазонок. Пока я шел за незнакомкой, никто из стоявших или идущих людей не остался к ней равнодушным. Высокие мужчины словно обмеривали ее взглядом, средние, наподобие меня, провожали с неподдельным интересом. Эта женщина сразу заставила меня вспомнить о давнишней знакомой. Ускорив шаг, я хотел догнать ее, заглянуть в лицо, в надежде найти сходство, пусть самое малое, с той, которую я знал в молодые годы. У вестибюля метро я попал в людской поток и, подхваченный им, на короткое время увидел лишь голову незнакомки, ее темные, гладко причесанные волосы, стянутые на затылке голубым бантом.

Всю дорогу потом думал я об амазонке, только не об этой, а о другой, из прошлого. Ту, "мою", звали Анной, фамилия √ Рожкова. Анна числилась в нашем батальоне связисткой. Была она высока, стройна, гимнастерка и юбка на ней сидели будто влитые. Лицо у Анны полное, и это особенно замечалось, когда она низко, до бровей, натягивала берет, словно собиралась идти в атаку.

Рожкову узнал я в сорок третьем году. Наша часть находилась тогда под Белгородом. Досужие ребята говорили, что немцы собирались дать нам тут решительный бой и даже утверждали, что советскому военному командованию был известен день их наступления. Силы на этот участок фронта стягивались громадные. Нас, молодых солдат, долго "обкатывали" на учебной полосе, отучали от танкобоязни. В армии существует правило: солдат всегда должен быть занят, мы же по вечерам были свободны. Кто сочинял письма своим возлюбленным или читал книги √ их и на фронте умудрялись как-то доставать, кто без дела слонялся по траншеям, слушая солдатские байки. Некоторые состязались в силе: кто кого столкнет плечом. Меня же всегда тянуло туда, где находилась Анна. Чем привлекала она меня, я и по сей день не могу объяснить. Знал, что мое увлечение √ пустая затея, не вышел я ростом для такой девушки, но совладать с собой не мог. Голова моя была затуманена мечтой об Анне. При воспоминании о ней в душе моей тлело что-то теплое, приятное, и тогда все тело наливалось молодецкой силой.

Рос я лопух-лопухом, до армии сторонился девчат; не то что поцеловать какую, соседку проводить с гулянки не посмел, а тут √ нате вам √ пахло любовью, да еще какой!..

Мое увлечение Анной привлекло внимание ребят, я спокойно выслушивал их насмешки и приколы (связисты вместо слова "приколоть" говорили "заземлить"). А уж некоторые тонко похохатывали: "Не туда линию тянешь, Алеша, кабеля не хватит!" Меня же ничто не сдерживало. Не пугался и конкурентов, которые были побойчее и ростом повыше. Глядя на Анну, я забывал, что нахожусь на фронте и что здесь вот-вот начнутся бои. Для меня стало потребностью видеть ее ежедневно, как набожному старику икону. не знаю, что испытывала ко мне Анна, и испытывала или, но, встречаясь, всегда тихо восклицала: "Ой, это ты?!" А я √ ни бе, ни ме, ни кукареку, стою перед ней руки по швам, как перед генералом ┘

Рожкова была проста с нашим братом. Попадая в солдатский круг, слушала анекдоты, смеялась от души. Правда, при ней солдаты старались рассказывать "приличные". Если же кто по простоте души пытался вклинить острый, Анна уходила, ссылаясь на дела. А у связистов их всегда невпроворот.

Наш комбат капитан Алымов глядел на Рожкову по-петушиному. Это был самоуверенный форсун, и даже на передовой выглядел чистюлей. Если выдавались тихие, без боев дни, одевал коверкотовую гимнастерку довоенного пошива, начищал до блеска сапоги, спрыскивал одеколоном лицо. Девчата, а у нас их было целое отделение, тайком вздыхали по Алымову. Он же не замечал их страданий.

Надо сказать, что капитан слыл у нас как смелый и опытный командир. располагался он в отдельном блиндаже. Однажды, под видом неисправности телефона, вызвал Рожкову. Как уж договаривался с ней, не знаю. Пока Анна прозванивала линию, он стоял у входа в блиндаж, словно караулил ее. Вызов, конечно, был ложный. Доложив, что телефон исправен, Анна собралась уходить. Алымов схватил ее за руку, горячо заговорил: так и так, мол, пора нам отметить знакомство. Поняв, к чему он клонит, Рожкова едко усмехнулась: "Ну, а дальше что будет? Говорите, говорите, товарищ капитан, чтобы я приготовилась". √ " Аня, милая, выслушай, не горячись. Мы подходим друг другу, гармоничны во всем", - ответил Алымов, обнимая ее за талию. Анна рывком отбросила его руку. Поднявшись наверх, неожиданно остановилась, словно раздумывая. Согнав с лица грустную ухмылку, поправила на плече телефонный аппарат и быстро пошла, "играя" крутыми бедрами ┘

Я был рядом √ лазил на березу поправлять запутавшийся кабель и всё это видел и слышал. У меня было такое состояние, что если бы Алымов силой потянул Анну в блиндаж, то я спрыгнул бы с березы и кинулся ей на помощь. никакие последствия меня тогда не страшили.

Когда все обошлось, я взглянул на капитана √ его не узнать: взъерошенный, взгляд блуждающий, на щеках малиновые круги. Увидев меня, гаркнул ни с того. ни с сего: "Подглядываешь, негодяй?!" Я с березы юзом. Докладываю: работаю по приказу командира отделения, хоть сами проверьте. "Марш на место!" √ не дослушав, выкрикнул он и быстро спустился в блиндаж.

Об Анне я не подумал плохого, но весь день сердце мое словно кошки скребли. Сев на чурбан возле блиндажа, с грустью подумал, что первая осечка не остановит Алымова, сдастся Анна этому сердцееду. Ни она первая, ни она последняя ┘

Слух о неудаче комбата утренним сквознячком расползся по траншеям. капитан сгоряча хотел было отчислить Рожкову из батальона, но вовремя одумался √ только больший смех вызвал бы этим. да и Анна не ушла бы без боя √ привыкла к нам ┘

Может, и нехорошо, но все эти подробности я знал. С кем-то могла поделиться Рожкова, кто-то был случайным свидетелем, о чем-то сами догадывались, а ко мне, как к ревнивому мужу, всё стекалось. В траншейной скученности мы знали друг о друге все, как в деревне. Ребята теперь относились ко мне сочувственно и перестали "заземлять".

┘ День немецкого наступления подтвердили захваченные разведчиками "языки" и солдаты-перебежчики. У связистов есть своя, особая примета √ накануне больших боев, или, как говорят генералы, операций, на всех частотах замолкают радиостанции. Мы уловили это со стороны противника, доложили по команде. Всё сходилось.

Наступила тревожная ночь 5 июля. Все части были приведены в повышенную готовность. К тому времени мы набрались сил и дисциплина стала покрепче. Сидим в ожидании и гадаем: может. наврали "языки"?

Утро было тихое, свежее, росистое, но день предполагался жарким, как и все предыдущие. Позавтракали рано. нам выдали сухой паек. Только разошлись замполиты с газетами по ротам, как вдруг словно удар грома встряхнул землю, и над нашими головами с тугим гулом пролетели снаряды, а за ними пачками √ реактивные снаряды. Это наша артиллерия нанесла фронтальный удар по противнику. И началось. Там, где проходил немецкий передовой рубеж, взметнулась непроницаемая стена пыли и дыма, разрезаемая косыми всполохами огня. А тут еще наши пикировщики добавили. Когда артобстрел и бомбежка затихли, земля словно вздохнула. Но это продолжалось недолго √ вскоре по нам ударили немцы. Огонь с их стороны был послабее, но мы, необстрелянные, будто в ад попали. Задыхаясь от пыли и толовой гари, не знали куда деться, как слепые тыкались в стены траншеи, некоторые лежали пластом или совали головы в ниши, где стояли бутылки с горючей смесью и противотанковые гранаты. Пыльная туча затянула небо, словно настал конец света. немцы пошли в наступление под прикрытием огневого вала. Помню, когда я близко увидел три "тигра", внутри у меня разлился холодок, будто бы выпил залпом кружку родниковой воды. Когда танки прорвались сквозь заградительный огонь, трое или четверо новичков дрогнули и, как ужи, поползли в боковые ходы. За ними на карачках поскакали еще несколько человек. Командиры, не в силах удержать солдат, стреляли вверх из пистолетов, слали вслед им угрозы. Это был самый опасный момент. Остановила струсивших ребят Рожкова. Поступила она просто √ закрыла собой проход, а затем, подталкивая солдат, крикнула: "Вперед, ребятки, только вперед!" √ и побежала вслед за ними. Наступила разрядка. Те, кто сидел в траншеях. приготовились к контратаке, некоторые полезли на брустверы.

- Наза-а-ад! Назад, я приказываю! √ крикнул капитан Алымов, размахивая пистолетом. √ Кто поднял людей без моей команды?! √ Увидев Рожкову, измерил ее злым мстительным взглядом . √ Эт-то что еще за самоволие?.. В героини лезешь?! Ама-зон-ка!

Последнее слово он произнес сквозь зубы, будто было оно позорным для женщины ┘

"Тигра", который прорвался на наш участок обороны, мы не остановили, но автоматчиков отсекли и прижали огнем к земле. Через минуту они вскочили по команде. завязалась рукопашная схватка, а за нашими спинами √ борьба артиллеристов с фашистским танком.

Атака была отбита. Когда мокрый от пота я прыгал в траншею, увидел горящий "тигр". Дым поднимался к небу, черным клубящимся столбом, но ядовитый запах горящей смазки, металла и пластика чувствовался и в траншее.

Немцы на этом не остановились √ весь день пытались выбить нас с занимаемого рубежа. бой затих только в сумерках. В траншеи подвезли воду, ее делили меж нами поровну. Напившись, я выгадал полкружки, сполоснул лицо, и не стал вытираться полотенцем, чтобы подольше ощущать прохладу. Мне не терпелось увидеть Анну: жива ли она, ведь там, где находился батальонный узел связи, прошел "тигр". А тут √ ужин, ремонт траншей, и на шаг не отойдешь. Встретились мы случайно √ она бежала с катушкой, время от времени останавливаясь, чтобы распутать "барашки". Телефонисты их не любят также, как столяры сучки. Второпях она не заметила меня.

" Амазонка "! √ вспомнил я брошенное комбатом слово. Почувствовав облегчение, привалился спиной к стенке траншеи и прикрыл глаза. думая об Анне, представлял полуобнаженную мифическую красавицу. Вот она скачет на коне с копьем в руке по горной дороге, встречный ветер развевает ее длинные волосы, обнажает красивую грудь. Конская грива падает на голые колени. В боевом пылу не замечает она лазурное сияние южного моря, голубое небо над собой, не видит стройные ряды кипарисов и цветущие магнолии. В эти минуты воинственная женщина словно слилась с боевым конем, только ветер гудит в ее ушах. Но амазонке этого мало √ она то и дело понукает своего скакуна ┘

С тех пор и прилипло к Рожковой гордое прозвище "Амазонка".

После упорных боев, сбив страшный по своей силе напор неприятеля, мы перешли в наступление. Кругом кровь, гибель людей, пожары, а мы вдруг почувствовали необыкновенное утешение: всё, пересилили немца, покатился он на запад! Но победа давалась нам нелегко √ мы буквально отбивали каждый клочок родной земли. Фашисты, как клещи, впивались в нее. Это теперь, спустя много лет, некоторым кажется, что было все просто ┘

С Анной я старался видеться чаще. На ее груди сверкала медаль "За отвагу". Так отметили ее простой подвиг в первый день боев на Курской дуге. Постарался не Алымов, а его заместитель.

При освобождении станции Яковлево произошел случай, о котором я и теперь не могу вспомнить без содрогания.

Мы весь день наступали. Под вечер, выйдя на немцев, пытались выбить их со станции, но неудачно. Спустя некоторое время начали повторную атаку. Батальон повел сам Алымов. Впереди шли танки с автоматчиками на броне. немцы стали отходить под прикрытием минометного огня. Бой затихал сам по себе. Упали последние мины, и наступила тишина, которую прорезал истошный женский вопль. Я оглянулся √ кричала Рожкова. Она стояла в странной позе √ чуть согнувшись, с раскинутыми руками.

- Помогите! Санитара сюда, скорее!

Я опрометью бросился к Анне, думал. что с ней случилась беда. Бледная, неподвижная, она словно окаменела и неотрывно глядела на обезглавленное тело нашего комбата. недалеко от них дымилась свежая воронка. Видимо, крупный осколок попал в шею Алымова, начисто срезав голову вместе с каской. К нам подбежал санитар, остановившись перед телом комбата, растерянно свесил руки.

- Ладынин, милый, что ж ты стоишь? Сделай что-нибудь! √ выдавила Анна икающим голосом.

Санитар с покорной торопливостью приставил голову Алымова к туловищу, затем вытащил из сумки кусок белой ветоши, прикрыл ею лицо и шею капитана. Снял пилотку, перекрестился. Анна закрыла лицо ладонями и снова заголосила. Сюда подоспели солдаты из нашего взвода, двое взяли Рожкову под руки и повели прочь от этого места. Шла она медленно. с оглядкой. И тут я вздрогнул: мне показалось, что все, что здесь произошло, это сон. Взглянув на мертвое тело капитана, почувствовал, как слабеют в коленях мои ноги и к горлу подступает тошнота. Уж потом, когда я пришел в себя, старался понять, что же довело Анну до такого состояния √ страх или скрытое чувство к Алымову, но так и не догадался ┘

А через несколько дней Анна спасла меня. Наша часть, форсировав Ворсклицу, стала расширять захваченный плацдарм. Речушка эта тихая, неглубокая, и мне приказали проложить полевой кабель по ее дну. С катушками и телефонным аппаратом пошел я в брод. Дно местами было изрыто снарядами. Почти у самого берега плюхнулась мина, грязный фонтан сбил меня с ног. Барахтаясь в воде, я не сразу почувствовал, что ранен, пытался встать на ноги, но груз потянул меня ко дну и я тут же провалился в воронку. Очнулся на берегу. Дышать не могу, глаза затянуло слезами √ все было как в тумане. С трудом узнал склонившуюся надо мной Рожкову. Схватив мои руки, она стала резко откидывать их то к голове, то к ногам, потом перевернула на живот. И так проделала несколько раз, пока я не отрыгнул теплую, пахнущую тиной воду. Закашлялся. Внутри у меня все словно разрывалось, уши заложило. Рожкова освободила меня от груза, забинтовала рану на ноге и снова склонилась надо мной. Так близко я видел ее впервые. Лицо у Анны гладкое, словно налитое, даже на губах не было ни единой складочки. Я держал ее руку, полную, мягкую, неотрывно глядел в ее синие глаза и считал себя самым счастливым человеком на белом свете.

Анна смотрела на меня с улыбкой, темные брови ее подрагивали от волнения. Коснувшись пальцами моих щек, нежно погладила.

- Ну, миленький мой, ожил? √ ласково проговорила она.

- Спасибо ┘ Я люблю тебя, Аня, - просипел я, не отдавая отчета своим словам. заволновался, стал надрывисто икать. √ Люблю ┘

- З-знаю, - ответила она. Легкое заикание, приключившееся у нее со времени гибели капитана, так и не прошло.

- Откуда?.. Я же никому не говорил об этом.

- По глазам видела, - сказала Анна со вздохом.

- Эх, жаль, мелковат я для тебя, - продолжал я, неожиданно смелея.

Не отрывая взгляда от Анны, заметил, как на ее ресницах повисли две вытянутые, похожие на алмазные серьги, слезинки. Одна тут же капнула мне на щеку.

- Нет, миленький, ты нормальный, это я к-крупновата, - ответила Рожкова, не скрывая сожаления. Вытерев пальцем слезу на моей щеке, она поцеловала это место. Встала, глубоко вздохнула. √ Ну ты лежи, а я пойду √ д-дела. Санитара пришлю.

Повесив на плечи мои катушку и телефонный аппарат, прошла несколько шагов, обернулась и помахала мне рукой. Провожая ее долгим взглядом, я будто прощался с ней навсегда. Так оно и вышло √ больше мы не встретились. А в моих глазах доселе и видится ее ладная фигура, налитая девичья грудь, прилипшая к крутым бедрам мокрая юбка. И поцелуй ее будто жжет мою щеку ┘

┘ В тот день, когда у "Метрополя" встретилась мне незнакомка, я не находил себе места, долго перебирал фронтовые, с обкрошенными краями фотографии, хотя заведомо знал , что Рожковой на них не было. Долго потом стоял у запотевшего окна, всматриваясь в черную ночь. Я будто возвратился к тем далеким теперь дням. Вспомнил о фронтовых девочках. Они делали то же, что и мы. мужчины, а подчас больше. Но главное, что тогда редко замечалось, они невольно скрашивали нашу тяжелую молодость, давали любовь, пусть и короткую, выстраданную, но верную.






Проголосуйте
за это произведение

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
253211  2003-08-29 13:16:17
LOM /avtori/soldatov.html
- Рассказ эротичен и полон настоящей жизни. Что бы не говорили ханжи, но и на войне не обойтись без эротики, как впрочем, и без ратного подвига.

253214  2003-08-29 21:33:27
РТФ
- Сорокин плачет и рыдает, еротика достойная кет на. Я рад за вас православные.

253220  2003-08-30 10:06:31
Бизон Г-да РТФ и LOM
- Читатели.

Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100