TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

 

Иван Дубов

 

Старый палеозавр Иван Дубов

Вчера со мной приключился конфуз. Сидя в метро и упираясь взглядом в животы и противоположные части тела плотно стоявших передо мной людей, я задумался об очередной глобальной проблеме и не заметил, как уснул. Снилось мне что-то из былого: я сидел под деревом, а из тумана выходили люди и вполголоса со мной разговаривали, то и дело умолкая и прислушиваясь к шорохам леса. Внезапно нечто произошло, потому что мой мозг принял сигнал "тревога". Правая рука стремительно рванулась к верному "Томпсону", и тут я проснулся. Я сидел в вагоне метро и лихорадочно ощупывал колено соседки справа. Двое стоявших передо мной молодых людей с зелеными шевелюрами перестали жевать жвачку и глядели на эту сцену раскрыв рты. Моя соседка √ курносая и круглолицая девушка √ так растерялась, что не знала, что предпринять: отвесить оплеуху прилично одетому пожилому джентльмену или придумать что-нибудь пооригинальнее. Я убрал руку, извинился и вышел на первой станции.

Когда жизнь перестает волновать новыми впечатлениями и преподносить яркие события, на смену оскудевшей реальности приходят сны.

Не имею обыкновения брюзжать из-за печки на нынешние нравы. Я прекрасно понимаю: все изменяется, наши потомки не хуже и не лучше нас, а то, что они живут иначе, - что ж, это их жизнь, они ее лепят по своим понятиям. Досадно другое, то, что без сожаления отбрасываются нравственные ценности прошлого поколения, а взамен на пьедестал возносят не выстраданное и осознанное, а какую-нибудь новомодную "фишку", зачастую просто уродливую.

Это я так пригорюнился, потому что сижу и впитываю телевизор. На экране √ фрагменты видеосъемок, в которых люди падают с лодок в воду, спотыкаются на ровном месте или плюхаются лицом в торт. Предполагается, что это очень смешно: на заднем плане грохочет истерический хохот зрителей, достойный худшего сумасшедшего дома.

Мысленно плюнув, переключаю канал. Здесь интереснее: берут интервью у юной манекенщицы, победившей в каком-то их конкурсе. "Вы не представляете, как изменилась моя жизнь, - поведя дистрофичным плечиком, она прижимает руки к груди. √ Каждый день √ шоу, презентации, встречи с таки-ими людьми┘ Я мечтала об этом, и моя мечта сбылась. Я счастлива!" Девочка моя, где ж ты счастье увидела? Ходить по подиуму, закрутившись в диковинные тряпки, и вертеть попкой перед жирными котами √ это счастье? Жаль мне тебя, маленькая. Старый Иван мог бы кое-что порассказать тебе. Были, были у меня моменты.

Некто маститый в свое время изрек: "Счастье в борьбе". Самое смешное в его изречении то, что это действительно так.

┘Мы шли сквозь сельву, и индейцы присоединялись к нам целыми деревнями. Колонна росла с каждым днем. Полицейские кордоны сметались без задержки в пути, а мелкие гарнизоны разбегались еще до нашего появления. Цель √ дворец Стресснера. Крах режима приближался и казался неизбежным. Усталые лица ребят светились решимостью, глаза горели. Глядя на них, я ощущал волну восторга и упоения. К нам вернулась Сьерра Маэстра. Был ли я счастлив тогда? Глупый вопрос. Что может быть лучше ощущения братского единства, всеобщей решимости и готовности отдать жизнь во имя спасения людей от произвола зажравшегося тирана? Любовь и ненависть на пределе, дружба и честь, возведенные в абсолют.

А ты говоришь: "Я счастлива". Это счастье лягушонка, не видевшего ничего, кроме родного болота.

Пойду приму валерьянки, мне вредно волноваться. Врач так и сказал: "Думайте только о приятном. Смотрите по телевизору легкие передачи, получайте положительные эмоции". Вот и смотрю эти самые легкие передачи, а эмоции получаются совсем не те.

На кухне за столом сидит супруга и, водрузив на нос очки, читает газету. Ее интересует кулинарная страница, а тот кусок газеты, где политика, она отбросила подальше. Пока глотаю валерьянку, взгляд падает на газету. В углу √ фото Фиделя и крупным шрифтом что-то насчет коммунистической диктатуры. Текст мне не интересен, а фото √ плохонькое, низкого качества. Со свиданьицем.

Последний раз мы встретились, когда я сбрил бороду и собирал вещмешок в своем пустом номере. События предыдущих месяцев были цепью горьких разочарований, и чтобы положить этой цепи конец, я снова собирался в дорогу. Фидель приехал в гостиницу без предупреждения, вскарабкался ко мне на восемнадцатый этаж (лифт не работал, электростанцию еще не восстановили) и сделал последнюю попытку. Битый час он умолял меня остаться, сулил пост Сьенфуэгоса, твердил, что вынужден подчиняться обстоятельствам, но это временно, обвинял меня в близорукости, стучал кулаком по столу и ругался по-русски. Потом вдруг заплакал и крепко обнял. Я всегда доставал ему лишь до плеча и тогда уткнулся носом в его вонявшую сигарами бороду. Что-то дрогнуло в душе, и я сжал зубы, чтобы не расчувствоваться. Фидель отстранился и молча вышел.

На аэродром он не приехал. Че вылетел в Боливию днем раньше, а наш путь лежал в Парагвай. В то время экспорт революции еще не был охаян и заклеймен, и мы в приподнятом настроении грузили вещмешки и ящики в свой самолетик-этажерку, обмениваясь шутками и предвкушая будущую заварушку. На другом краю летного поля разгружался большой транспортный самолет, привезший в себе будущее Острова Свободы √ советских военных советников. Все были в одинаковых клетчатых рубашках, болгарских джинсах и с революционным блеском в глазах. Некоторый диссонанс вносили полковничьи животики и излишне выпяченная простоватость в манерах. Адьос, мучачо, революцию делают фанатики, а плодами пользуются┘

В тот раз мы проявили легкомыслие и были жестоко наказаны. Нельзя забывать, что враг не спит в шапку и иногда учится на прошлых ошибках. Когда нас расстреливали с вертолетов, уже было поздно что-либо исправлять. Я получил в спину пулю от М-60 и решил, что все кончено. Но у меня были два ангела-хранителя √ те двое гуарани, что, хрипя от усталости, тащили меня на себе через чащобу. Я даже не помню их лица: приходил в сознание на минуту √ перед глазами мелькали листья и ветки √ потом снова забывался. Очнулся от острой боли, когда меня запихивали в какой-то летательный аппарат. Тут же мне что-то вкололи, и я с головой погрузился в теплую воду Поросячьей Бухты, а вынырнул уже в госпитале.

Это была маленькая частная клиника на окраине Буэнос-Айреса. Мне отвели отдельную палату, где я и провалялся больше месяца. Над головой у меня было написано, что я получил травму, свалившись по пьянке с лошади, а фамилия моя √ не то Хименес, не то Мартинес. Все это время ко мне наведывались только трое: врач √ угрюмоватый блондин с немецким именем Курт, медсестра и Эмилия Борхес. Эмилия усиленно меня кормила, считая, что таким образом я быстро поправлюсь и наберусь сил. Через три недели я уже не мог смотреть на мандарины и агуакате и втискивал их в себя, только чтобы не огорчить Эмилию. В благодарность за заботу я рассказывал ей о наших подвигах, старательно обходя кровавые и некрасивые эпизоды. Эмилия слушала раскрыв рот и восхищалась нашим мужеством. Думаю, что мне не следовало врать ей: война √ штука грязная и жестокая, и люди должны знать правду о ней. Чтобы решиться на войну, нужно иметь действительно веские причины. Но лакеи от пропаганды любят приукрашивать ее и воспевать, чтобы легче было посылать солдат в мясорубку.

Все это я думаю уже сейчас, спустя годы. А тогда мне нравилось быть героем в глазах красивой девушки. Где она сейчас? Нам даже не довелось попрощаться. Люди Перона что-то обо мне пронюхали, и мне пришлось уносить ноги в трюме большой туристической яхты, шедшей в Монтевидео, а оттуда √ в Пунта-дель-Эсте.

 

Не отрывая взгляда от газеты, супруга сообщает:

- Я тут отыскала чудесный супчик. Вадиму должно понравиться.

Вадим это наш сын. Он живет отдельно от нас вместе со снохой и внучкой. Сегодня мы ждем их к обеду, вот супруга и решила блеснуть кулинарным изыском.

С сыном у меня отношения прохладные. Он убежден, что все годы моего отсутствия я примитивно скрывался от уплаты алиментов. Я не стал его разубеждать: во-первых, ненавижу оправдываться, даже если тысячу раз прав, даже если учесть, что я просто не знал о его существовании, во-вторых, не думаю, что встретил бы понимание с его стороны, если бы рассказал ему о своей жизни. Он живет в другом мире √ целыми днями расхаживает с телефонной трубкой возле уха, что-то покупает и перепродает. Торгаш.

Со снохой мы живем дружнее. С первой встречи она вызвала у меня непроизвольную симпатию, сильно повлиявшую на наши дальнейшие отношения. Наверное, так вышло потому, что она немного похожа на Клаву. Клава, Клавочка┘ Карамба, что за день сегодня, сплошные воспоминания.

 

С Клавой нас познакомил Карлос Саура. Нет, если уж вспоминать, то с самого начала. А началось все с того, что Хуан Карлос зазвал меня на выходные к себе на Ибису. Я был не прочь хоть пару дней пожить в безмятежном покое и приглашение принял. В прошлый раз Хуан Карлос удивительно тонко прочувствовал красоту холостяцкого застолья и теперь решил повторить приятный опыт. Прогнав повара на выходные навестить семью на материке, он отдал прислуге совершенно четкие указания, в результате чего моему взору предстал великолепный стол √ поле предстоявшей битвы.

В качестве снарядов для разминки фигурировали сантандерские огурчики √ тверденькие, зелененькие, пупырчатые. Следом должна была наступать легкая пехота - пуэррос в маринаде, а также кавалерия √ салат из анчоусов и бонито. Решающий удар отводился камбале в грибном соусе при поддержке артиллерии √ оливок, фаршированных креветками с сыром. И, наконец, кульминационным моментом сражения должны были стать куропатки по-алькантарски √ чудо, родившееся на свет в результате скрещивания орнитологии и кулинарии.

Весь этот божественный натюрморт венчал запотевший штоф "смирновки". "Estupendo!" √ констатировал я, и мы поспешили налить по первой.

К сожалению, прекрасно начавшийся день был совершенно испорчен неожиданной новостью: преставился каудильо. Хуан Карлос поставил на стол уже поднесенную ко рту рюмку и умчался в Мадрид. Я остался один на огромной вилле, если не считать слуг и охранников, на которых я то и дело натыкался, слоняясь по пустым комнатам.

В углу столовой сиротливо стояла картонная коробка, а из нее выглядывали белые пластмассовые пробки бутылок. Я снова взглянул на заставленный яствами стол, вздохнул, надел плащ и вышел.

Ноябрь на Ибисе не то, что ноябрь в Москве, но ветер с моря дул холодный. Я бродил по берегу, слушал вопли чаек и поглядывал в сторону близлежащих домов. За одной из оград я обнаружил старика Сальвадора, расхаживавшего среди кустов в халате умопомрачительных расцветок. Хотел было уже окликнуть, да передумал: ну его, мне его чудачества непонятны, да и собеседник он не ахти какой. Отвернувшись в сторону моря, чтобы не встретиться взглядом с этим чокнутым, я пошел дальше.

Метрах в ста впереди обозначился мрачноватый субъект в плаще нараспашку, шедший во встречном направлении. Я предложил ему закурить, слово за слово √ разговорились. Он представился: Карлос Саура, скромный работник киноискусства. Посредственность, которая тщетно пытается это опровергнуть. Вышел подышать морем, так как покинуло вдохновение и обуяли тяжкие мысли. Я не замедлил сообщить, что имею запас хорошего средства от тяжких мыслей. Он немного помялся, но выразил заинтересованность.

На виллу Карлоса не пустили охранники. Я не стал спорить (работа у них такая), зашел внутрь, набрал с собой что смог, и мы отправились к Карлосу. Он оказался неплохим, вполне компанейским парнем, немного нытиком, но для испанца это норма. Мы славно посидели, потом продолжили на следующий день, в воскресенье. К воскресному вечеру Карлос успел выучить несколько русских выражений, заочно полюбил Россию и предложил махнуть с ним в Барселону, где намечалось подпольное собрание местной богемы по поводу упокоения дона Франсиско.

"Подпольное собрание" оказалось банальной вечеринкой с обильным возлиянием. Присутствовало несколько знаменитостей европейского масштаба, что придавало сборищу налет великосветскости и некоторый шарм. Я примкнул к кучке художников-авангардистов и вместе с ними активно осушал стаканы с коктейлями. Вот тут-то я и услышал за спиной голос Карлоса:

- Иван, я хочу представить тебя Клаудии. Клаудиа, это Иван.

Я обернулся.

Оказывается, я уже минут десять хожу по комнате из угла в угол, засунув руки в карманы и глупо улыбаясь. Забегал, старый козел, завспоминал, заколотилось сердчишко, даже валерьянка не действует. Как же мне описать тот момент, когда мы с Клавой стояли и смотрели друг на друга, а между нами в стельку пьяный Карлос пытался воспроизвести "Падмасковние вьечера"? Ничего не получается, в голову лезет: "Есть женщины в русских селеньях┘", "Шаганэ ты моя, Шаганэ┘", "Средь шумного бала┘" и прочая неуместная классика. Короче, влюбился Ванюшка безумно и бездумно, влюбился настолько, что, когда она утром улетела во Францию, я помчался за ней следом, позабыв про всякую осторожность.

Клава, наткнувшись на меня в Канне, засмеялась и предложила сопровождать ее на какое-то мероприятие. Опять была обильная выпивка, кинодеятели так и вились вокруг Клавы, но я очень успешно их отпугивал. Поутру, проснувшись в ее номере, я вспомнил, сколько раз за вечер меня сфотографировали, и схватился за голову. "Гости" могли прибыть в самое ближайшее время. Быть личным врагом сразу нескольких диктаторов √ дело хлопотное.

Я пустил в ход все свои дипломатические способности, и мне удалось уговорить ее тайком уехать в Авиньон. Мы поселились в маленьком пансионате на окраине, спрятавшись от мира в квартале, состоявшем из маленьких и аккуратных, словно игрушечных, домиков.

О, дни блаженного забытья, когда не ходишь, а летаешь, не говоришь, а молвишь, не дышишь, а вдыхаешь, и хочется любить весь мир! Шерше ля фам, ей-богу!

У нее была восхитительная привычка, этакая маленькая женская уловка: не отличаясь ни высокой образованностью, ни особой остротой ума, она, когда попадала в затруднительное положение и не знала, что сказать, пускала в ход свою многозначительную таинственную улыбку. Собеседник сразу же приходил к выводу, что Клава могла бы ой как много рассказать на затронутую тему, но предпочитает промолчать. Эта знаменитая загадочная улыбка была растиражирована миллионами штук на плакатах, журнальных фото и в фильмах. Глядя на нее, непосвященный вполне мог подумать, что Клава √ образец кротости и душевного покоя.

Признаться, я сам довольно долго пребывал в таком заблуждении, пока в один прекрасный день сицилийский темперамент не вырвался наружу и забил мощным фонтаном.

Клава узнала, что в Ницце намечается очередной светский раут, и забегала по номеру, разбрасывая повсюду предметы одежды, косметику и меха. Мне было предложено немедленно взять напрокат смокинг, иначе я не буду допущен в святилище. Я робко попытался воспрепятствовать этой поездке, но Клава была неумолима. "Там будут нужные люди, Ванья. Я не могу позволить себе роскошь сидеть здесь взаперти. Меня просто забудут, а на мое место найдется много желающих". Вот он, жестокий мир шоу-бизнеса. Через два часа мы выехали в Ниццу.

Вечер начался со скучнейшей церемонии: чествовали какого-то лысого старикана с итальянской фамилией. Вокруг него вился целый рой кинокрасавиц, боровшихся между собой за право завладеть его вниманием. Клава приняла активное участие в борьбе, а я остался в грустном одиночестве. Но не надолго √ отведав парочку коктейлей, я приободрился, завел беседу с┘ не помню с кем, потом стало вполне весело, я шутил и болтал с дамами о всякой чепухе, пел с кем-то в дуэте под гитару, рассказывал анекдоты, спорил о политике и нефтяном кризисе.

Клава прогуливалась под руку со своим лысым итальянцем и время от времени бросала на меня внимательные взгляды. Я не придал этому особенного значения, так как был увлечен беседой с одной из дам, обладательницей великолепных форм и острого язычка.

Окончание вечера мне не запомнилось: сразу за беседой с языкастой брюнеточкой я вспоминаю себя на заднем сиденьи такси, а потом я проснулся в нашем номере около полудня следующего дня.

Чувствовал я себя совсем неважно. Вывод: надо быть осторожнее с коктейлями. Собрался с духом, встал с постели, стянул с себя смокинг и направился в душевую. Душ принес некоторое облегчение. Я побрился, привел себя в человеческий вид и сел завтракать с Клавой.

Клава поглощала завтрак молча, чему я порадовался: разговаривать было тяжеловато. Но все же она заговорила.

- Как ты себя чувствуешь, Ванья? √ сочувственный взгляд и знаменитая улыбка. В улыбке было что-то зловещее.

Я не успел ответить, но мой ответ ей не был нужен. Последовало еще несколько вопросов, касавшихся прошедшего вечера. Как мне понравился такой-то, что я думаю о том-то. Всё с улыбочкой и нежным голосом. Но с каждым вопросом тон голоса повышался и наконец достиг весьма пронзительных высот. Тут-то она и выдала:

- О чем это ты весь вечер ворковал с Софи? Что такое интересное ты обсуждал с этой кривлякой?!

Затем √ длиннейшая тирада по-итальянски, из которой я не понял ничего, потому что, во-первых, произнесена она была с невероятной скоростью, а во-вторых, половина слов была из тех, что в словарях не встречаются. Но это было еще не все. Я едва успел увернуться от летящей в голову тарелки, а она уже замахивалась кофейником.

Чего я точно не умею в этой жизни, так это сражаться с женщинами. С неприсущей мне поспешностью я влетел в душевую и там заперся. Снаружи гремели итальянские ругательства, а в дверь ударялись всевозможные предметы. Я боялся, что дверь может не выдержать, и мне придется иметь дело с разъяренной пантерой. К счастью, снаружи раздался стук: горничная была обеспокоена необычным шумом в номере. Все стихло, и через некоторое время я отважился высунуть нос из душевой.

Громы и молнии стихли, гроза перешла в стадию ливня. Женские слезы √ не самая приятная картина, но, по крайней мере, на мою жизнь и здоровье уже не покушались. Мирные переговоры прошли успешно, солнце вновь засияло на моем небосклоне. Было решено пойти прогуляться по берегу реки, и Клава принялась ворошить свой гардероб. Я же надел плащ и спустился вниз, где присел полистать свежие газеты, пока Клава оденется.

C улицы послышался звук подъехавшего авто, хлопнула дверца, и в дверь ворвался возбужденный мужчина, небритый и взлохмаченный. С первого взгляда я узнал Кристальди: Клава хранила семейную фотографию в портмоне и как-то показала ее мне. Он бросился к консьержу и спросил, в каком номере проживает Клава. Тот невозмутимо поинтересовался личностью вопрошающего и получил в ответ: "Муж!" и замысловатое ругательство. Узнав номер комнаты, Кристальди метнулся к лестнице и застучал каблуками по ступенькам. Консьерж бросил на меня быстрый взгляд и опустил глаза.

Нетрудно было представить, что происходило в это время наверху. Все мужья очень не любят, когда им намекают на рога, а итальянцы относятся к этому особенно болезненно. Я положил газету на столик, встал, застегнул плащ и вышел. Путь мой лежал на автобусную станцию.

Все возвращалось на круги своя, муж явился, чтобы вернуть загулявшую Клаву в лоно семьи. А чего я ждал? У нее была семья, дети, карьера в кино √ совсем немало. Что мог предложить взамен я, лицо без определенного места жительства, "бомж"? Недолговечность нашей связи была предопределена в самом ее начале.

Переполненный такими грустными мыслями, я добрел до автостанции и направился к окошку кассы, чтобы купить билет куда-нибудь, хоть к черту на кулички. Отсчитывая деньги, я увидел в стеклянном отражении невысокого месье, стоявшего неподалеку и пристально меня разглядывавшего. С рассеянным видом я обернулся и как бы случайно посмотрел на него. Месье тут же отвернулся и с подчеркнутым интересом принялся читать расписание рейсов на стене. От него на версту разило спецслужбами.

Я громко попросил билет до Лиона, после чего зашагал в сторону мужского туалета. К счастью, там имелось широкое окно, выходившее в сторону шоссе, и открыть его было нетрудно. Ищите да обрящете.

 

Мы сидим всем семейством за столом √ я, супруга, сын, сноха и внучка √ и с аппетитом хлебаем "чудесный супчик", приготовленный супругой. В паузах между ложками сын с восторгом рассказывает о недавнем визите к старому приятелю. Приятель хорошо "раскрутился": перечисляются предметы новой мебели, видео-, аудио- и другие атрибуты сытой жизни.

Я спрашиваю :

- Это какой же Пальцев? Тот, что ворованными запчастями торговал?

Вопрос неудачен. Сын недовольно морщится и отвечает назидательным тоном:

- Папа, какая разница, как человек делал стартовый капитал? Не сомневайся, сейчас все законно и прилично. И вообще, если хочешь знать, деньги не пахнут.

Все молча утыкаются в тарелки, не поднимая глаз. Я сдерживаю в себе порыв трахнуть кулаком по столу и, сославшись на головную боль, выхожу из кухни.

Сын √ мое самое большое разочарование в жизни. Кроме внешнего сходства, в нас нет ничего общего.

"Деньги не пахнут". Это же надо такое придумать! Еще как пахнут!

Прекрасно помню, как выглядела гора зеленых купюр, выглядывавшая из раскрытой спортивной сумки. Я стоял и смотрел на эту гору, а с другой стороны стола стоял Карлос √ не тот Карлос, совсем другой √ и смотрел на меня, ощупывал мое лицо своими вечно припухшими карими глазками.

- Ты знаесь, Иван, война ведет к потерям не только с их стороны, но и с насей, - продолжил он. За годы жизни в Союзе он так и не научился произносить шипящие. √ Недавно я потерял человека, который отвечал за связи с басками, и исю ему замену. Мне рекомендовали тебя, сказали, сто ты хоросий воин и верный товарис.

Я молча смотрел на деньги. Какой же гад ему меня рекомендовал?

Он кивнул на деньги:

- Здесь два миллиона. На первое время хватит. А будут трудности √ договоримся. Мы ведь земляки.

Он улыбнулся. Землячок по кличке "Шакал". Безжалостный мясник.

Я не сводил глаз с кучи долларов. Эти деньги не просто пахли, они смердели. Это был запах человеческих внутренностей, мозгов, разбрызганных по стенам парижского вокзала. Союз с Шакалом мог лишь присниться в кошмарном сне, для реальности это было слишком мерзко.

Карлос ждал ответа. Дальше молчать было нельзя, и я заговорил, тщательно подбирая слова:

- Знаешь, Ильич, я уже давно не тот, кого тебе рекомендовали. Силы не те, реакция ослабла, память подводит. Пора мне на заслуженный отдых. Поселюсь где-нибудь на краю света, буду рыбу ловить и писать мемуары. А на это место поищи кого-нибудь помоложе.

Теперь улыбочка. Вот так, хорошо. С Шакалом не следует разговаривать в резком тоне: этот подонок может вспылить и шлепнуть на месте, с него станется.

Он продолжал изучать меня взглядом, но уже не улыбался. Потом протянул руку к сумке, застегнул "молнию" и перебросил сумку через плечо. Уже у двери обернулся:

- Ты висе-таки подумай, Иван. Я найду тебя недели через две.

Я заставил себя кивнуть. Он махнул рукой и вышел, а я вздохнул с облегчением. Ищи меня через две недели!

Я подошел к окну. Шел тяжелый мокрый снег, и Вена была прикрыта словно гардиной ровной белой пеленой, состоявшей из крупных как клочья ваты хлопьев. Внизу по штрассе струились два встречных потока деловито гудящих жуков-машин. Темно-синий жук подрулил к подъезду, из подъезда вышли три серые фигуры √ одна из них с сумкой через плечо √ и сели в машину, которая тут же отъехала. Что отнюдь не означало, что Карлос оставил меня в покое. На лестничной площадке мог поджидать незаметненький человечек с керамическим пистолетом наготове, а к двери квартиры мог быть прикреплен маленький кусочек пластида, способный разнести весь шестой этаж большого старинного дома. Одной-двумя жизнями больше или меньше √ для Шакала это не имело значения.

Но не об этом думал я, стоя у окна и глядя на заснеженную улицу. Из глубины души всплыла давно зародившаяся, но до сих пор бывшая неясной мысль. Теперь она приобрела четкость и полную определенность: я хотел вернуться домой. За спиной были годы, заполненные большими и мелкими событиями, странствия, встречи, минуты упоительной радости и месяцы тяжких страданий. Впереди √ значительный кусок жизни, как я рассчитывал. Было бы здорово прожить его обычным человеком, рядовым обывателем, читающим у камина интересную книгу или пьющим пиво у бочки с приятелями. Я мечтал о том, что раньше презирал┘

Услышав рядом шорох, вздрагиваю от неожиданности. Внучка. Тихонько подкралась сзади, хотела испугать, мошенница. Видя, что сюрприз не удался, вздыхает и усаживается ко мне на подлокотник кресла. Вот кто меня радует на старости лет. Умница-красавица. С ней я общаюсь почти на равных и многое о себе рассказываю, не всё, конечно. Она говорит: "Наши мальчишки в классе такие скучные. Ни поговорить с ними, ни обсудить что-нибудь серьезное невозможно. Натянет кожу, серьгу в ухо нацепит, татуировку наколет и ходит как король: "Смотрите, я крутой". А сам до сих пор писать грамотно не научился. Тоска зеленая. Вот ты, дед, другое дело, ты действительно крутой. Ну, был крутым, а сейчас состарился. (Вздох) Как я бабушке завидую! Нынче такого мужчину встретить √ полный невозможняк". Я посмеиваюсь, а самому приятно.

Сейчас она теребит челку √ явно хочет что-то сказать, слова подыскивает. Я терпеливо жду. Наконец она начинает:

- Дед, ты не сердись на него. И не обращай внимания. Он запросто может глупость сказать, а потом сам на себя злится. Его еще мама дома пропесочит, так что не расстраивайся.

- Да я и не расстраиваюсь, - вру я. √ Обидно только, что не понимает он простейших вещей. А когда я пытаюсь его поправить, навести на верную мысль, он ерепенится. Считает, что он уже все понял и все знает, а я √ пережиток прошлого, ископаемое, бронтозавр какой-нибудь.

Она смеется:

- Не-а, дед, ты не бронтозавр, на тебя не похоже. Ты скорее палеозавр.

- Почему?

- Потому что звучит поэтично. Па-а-ле-о-завр. Красиво. Ты знаешь, как он выглядел?

- Нет.

- И я не знаю. Он, наверно, был с крыльями и большими грустными глазами.

- Почему грустными?

- Ну┘ - она морщит лобик в задумчивости. √ Ну, потому что он знал, что вымирает, и ему было жалко, что все кончается. Ой, дед, что с тобой, тебе плохо? Я щас валерьянку принесу.

- Не надо, не неси. Это пустяки, экстрасистола. Ты иди в компанию. А я посижу один в тишине, и все пройдет.

Она послушно уходит, а я остаюсь один. Мне действительно хреновато, но за валерьянкой не пойду, обойдется.

Грустно тебе, палеозавр, что кончилась твоя эпоха, а то, что идет на смену √ чужое и для тебя малопонятное.

Нет, не буду хандрить, не о чем мне жалеть. Жизнь у меня была красивая и по-своему счастливая. Всё в ней было: и борьба, и любовь, и души прекрасные порывы. Каждому бы такую жизнь прожить.

Хотя┘ Об одном все же жалею. Жалею, что нет со мной моих ребят, что растерял я их по горам, лесам и большим городам. Простите меня, парни, не знаю за что, но вину чувствую.

Весь свой век я прожил безбожником, но как же легче, как радостнее становится, когда подумаю, что не канули они в черную пустоту, а просто встали и ушли туда, в другое измерение, где нет ни злобы, ни подлости, а только поют птицы и цветут цветы. Может быть, сидят они сейчас на облаке, вечно молодые, и, посмеиваясь, глядят сверху, как состарившийся и сгорбившийся Иван доживает свой век. А я трясусь в троллейбусе, стираю носки, стою в очереди за кефиром и думаю: "Всё нормально, парни, всё очень хорошо. Не скучайте там без меня, а я особо не задержусь. Я скоро".






Проголосуйте
за это произведение

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
238214  2002-02-10 20:02:45
Ругатель
- Несомненно это винегрет из приключенческих боевиков, воспоминаний советских разведчиков, международных корреспондентов "Известий" (имя Клаудия вероятно подразумевает Клаудию Кардинале), старческого брюзжания и современных детективов с налетом сентиментальности и русской хандры. Язык не отличается изяществом или оригинальностью и будь повествование чуть длиннее, его можно было бы переименовать в "Джеймс Бонд Иван Дубов" с добавлением "на пенсии".

238304  2002-02-12 13:01:05
Ругатель Ругателя
- Да у Вас, критический вы мой, трудности великие с ассоциативным мышлением. Не винегрет это, кулинарный вы наш, а слоеный салат. И если уж искать аналогии, язвочка моя незаживающая, то не скользить по поверхности, а смотреть в суть. А при взгляде в суть, Зоркий вы Сокол, Джеймс Бонд здесь никак не померещится, а собственной персоной шевалье дАртаньян с усами и в шляпе. Пейте пиво у бочки, ниспровергатель эдакий, и читайте у камина газету ╚Известия╩, международные новости. А уж дедуктивные ваши способности, Эркюль вы Пуаро, поражают меня неимоверно. Это же надо, вот так запросто взять и узнать Клаудию Кардинале! Круто! А если бы вы еще маленько поднапряглись, Ниро Вульф похудевший, то и короля из династии Бурбонов бы распознали. С тем, как вы ругаете, Сирано мой длинноносый, никакие похвалы не нужны.

И все же: хороший рассказ, очень оригинальный.

238885  2002-02-17 19:37:32
Сергей
- О ПАЛЕОНТОЛОГИИ ИВАНА ДУБОВА Прочитал, проголосовал, и еще раз прочитал. И опять обострилось все то же чувство время вытирает из нашей жизни явления, о существовании которых мы не всегда и догадываемся. Не берусь обсуждать и, паче, осуждать те идеи, но каковы были Романтики! Быть личным врагом нескольких диктаторов это, согласитесь, покруче, чем пугать братвой на литературных сайтах. Да, жизнь меняется, и на смену приходит иная романтика может, и у бухгалтеров пульс наполняется ничуть не хуже. Но жаль, что с последними видавшими виды МИ-4 исчезло и гордое племя полярных авиаторов, которые летали в любую погоду, садились, где захотели, и появлялись как боги с небес. Ведь нынче, даже если звонкий голос по хриплому радио объявит ╚Магадан-Сеймчан-Кепервеем-Бараниха-Певек-Шмидт╩, наверное, уже не сгрудится толпа веселых и слегка датых мужиков. И публика не будет весело обсуждать в Сеймчане, почему из бочки Гена качает пиво, когда, по всем расчетам, уже должна идти вода. И крепкий парнишка не сообщит с серъезным видом, что он ╚с батей на Материк╩. Да, многое исчезает. Хорошо, что Иван Дубов поведал о своем ярком прошлом.

238886  2002-02-17 21:41:25
Крохобор
- По недосмотру редакции после слов родного болота и перед словами Пойду приму триста капель эфирной валерьянки! пропущено Сайва, приятель, спросит - и надо успеть ответить,.

238889  2002-02-17 23:06:31
Кот Вася
- В отличие от этого болтуна, я действительно знал одну сиамскую кошку, жутко похожую на К. Кардиналле. В таких сочинениях главное - детали. Флеминга читать многим интересно, потому, что если он пишет, что цена мартини на Ямайке - три пятьдесят, то так оно и есть. Наш автор, увы, не слишком трудолюбив. Детали надо копать и копать в прессе, на сети, опрашивать "шпионов", которым и действительно разрешали иногда разок съездить в загранку, а если и сочинять, то так, чтобы не поймали. Коммерческая детективная литература - тяжелый труд. Это дамы для дам могут легко писать, мужики - вредные создания.

238892  2002-02-18 00:59:48
калифорниец
- Плезиозавр? Да к тому же еще и замороженый...

Многое не пишет, да и другие тоже не пишут, так и помолчим... Вышел недавно романчик, про военных переводчиков в Йемене...

Отмороженые вполне удачно торгуют кофе из Бразилии, или продают редкие металы из России, да поговаривают, что держат? горнолыжный бизнес (ну уж точно имеют долю) в Альпах...

238900  2002-02-18 06:06:58
Сергей Коту Васе
- - В отличие от этого болтуна, я действительно знал одну сиамскую кошку, жутко похожую на К. Кардиналле. А это был не сон? "А в нем - постель, распахнутая настежь, А в ней - жена французского посла."

238902  2002-02-18 10:39:40
- Пастелью нежной разукрашен сон
И в нём - постель, распахнутая настежь,
А в ней - жена французского посла.
Постылая реальность отошла,
Оставив на посту будильник.

238907  2002-02-18 12:29:27
калифорниец
- а вот таких называют отморожеными Вот было бы интересно воспоминания почитать...

239829  2002-03-04 11:34:28
Барин
- Бывают моменты, когда погружаешься в воспоминания, отключившись от окружающей суеты, и делаешь все механически, а перед глазами словно кто-то прокручивает кинохронику на затертой и исцарапанной черно-белой пленке. Крупнозернистые, очень контрастные кадры: вот ╚бородачи╩ входят в Гавану, ослепительное солнце, пальмы качаются на ветру, множество радостных людей, негритята кривляются перед камерой, цветы в руках Фиделя. Кто бы мог подумать, что прошло уже сорок лет, а ведь все было словно вчера. Маленький островок на другом краю земли стал в одночасье близким и родным. ╚Куба, любовь моя╩ Под самым носом у американцев разгорался огонек новой, свободной жизни. Куба си, янки но! Веселые, жизнерадостные кубинцы выгнали своего диктатора без всякой помощи со стороны. Это было невероятно здорово. Мы влюбились в Кубу как в женщину, жадно читали все, что писали о тех событиях, восхищались ╚бородачами╩. Два лидера стояли над всем этим Фидель и Че. Они были настоящими символами новой эпохи, живыми легендами. Оба красавцы, все наши девчонки вздыхали по Геваре. Они давали нам то, чего не хватало здесь, дома. Планету брали в свои руки молодые, бескорыстные, романтичные. Куда до них было нашим неуклюжим дедам из Политбюро! Потом гигантская, невообразимо большая толпа на площади, где Фидель читает последнее письмо Че. Не помню точно, сколько там было: сто или все пятьсот тысяч человек. Сто тысяч плачущих людей. Они прощались со своим кумиром, а может быть, и с этим временем. Потрясающим, неповторимым по своей красоте временем. Мы дышали с Кубой одним воздухом, пели одни песни, мы были искренни и естественны в своих чувствах. Мы были молоды, и плевать мы хотели на курс доллара и маркетинги с менеджментами. Любой расчет был унизителен, хотелось строить города и дарить их людям. А теперь мы динозавры.

239830  2002-03-04 12:10:38
Сергей Барин
- Уважаемый Барин - крепкое рукопожатие от палеонтолога. Вчера любовался известной фотографией Че с сигарой, рассматривая вместе с друзьями фолиант о сигарах, кот. подарил им по случаю прощания. Были, были Люди! Вот и курим сигары, хорошие. Ashton Maduro (Dominica) - рекомендую!

239832  2002-03-04 12:24:27
Барин
- Уважаемый Сергей!

Приятно втретить единомышленника, пусть даже наше единодушие касется лишь уууузенькой ниточки из лохматого клубка жизни. Спасибо за сигары. Вы пробовали их под "Дайкири"?

239833  2002-03-04 12:54:08
Сергей Барин
- Уважаемый Барин, и мне крайне приятно быть единомышленником на пусть даже редких пересечениях в единодушии. Нет, допивали то, что оставалось в покидаемом доме. Не поверите, но с Кьянти (1996) оказалось даже очень славно... Еше раз крепко жму руку.

239834  2002-03-04 13:12:59
Сергей Барин
- Уважаемый Барин, пожалуй добавлю - дорожу даже редкими пересечениями. И не понимаю совсем тех людей, которые делают все, чтоб другие никогда не пересекались...

239835  2002-03-04 13:27:12
Барин
- Уважаемый Сергей!

Я тут покопался в ДК и обнаружил у Вас цитату из "Островов в океане". Должен сказать, что это одна из моих любимых книг. Такими вещами как "Острова" заболеваешь и это уже неизлечимо. Мне искренне жаль молодое поколение, которое с пеленок приучают к коммерции и расчету. Их лишают прекрасных мгновений. Мы были богаче, вообще - мы жили на большую ногу, мы позволяли себе роскошь бескорыстия, а они этого лишены. Лучше ли становится мир? Сомневаюсь.

239841  2002-03-04 14:18:04
Сергей Барин
- Уважаемый Барин - рад нарастающему единодушию. Все ж и редкие пересечения ведут к большему пониманию. Поэтому двумя руками - за них! Еще раз поднимаю их и за роскошь бескорыстия. Сам не могу излечиться от Островов. Но тут вот считают, что Хэмингуей и не писатель вовсе...

Цитировал по памяти, не судите строго - может, соврал.

Вижу сквозь монитор електронный кулак своего босса - пора вернуться к работе.

Всего доброго Вам и всем собеседникам ДК. Приятных бесед!

239847  2002-03-04 14:51:39
Paleosuchus
- Да были люди в наше время ...

239850  2002-03-04 15:27:30
Сергей Paleosuchus
- Дорогой Paleosuchus, а Вы не в родстве с Бентозуховыми из-под Рыбинска? или в других добрых отношениях???

239851  2002-03-04 15:49:42
Paleosuchus
- Дорогой Сергей,

я же не лабиринтодонт из эотриаса, нет не в родстве.

239854  2002-03-04 16:20:14
Сергей Paleosuchus
- Дорогой Palаeosuchus - спасибо, понял как "в добрых отношениях". Жму руку!

PS. Перейдите на приличествующее Вашему статусу написание собственного имени.

242116  2002-04-15 12:38:33
Мистер Х
- А мне довелось несколько раз встречаться с Карлосом-Шакалом, когда он еще в Москве учился. Правда, тогда Шакалом-Карлосом он еще не был. Если бы знал, что будет дальше, сфотографировался бы, что ли, на память. Вообще, информация о нем крайне скудна. Знаю, что он отбывает пожизненное не то в Англии, не то во Франции. Был художественный фильм "Тайна личности Борна", но там он сам на себя не похож, какой-то киношный злодей. Если кто-нибудь что-нибудь знает о бывшем террористе ╧1, я буду благодарен за информацию или ссылку.

242224  2002-04-16 15:34:40
Андраник
- Д Л Я М И С Т Е Р А Х

Карлос свое последнее слово, которое он произносил без бумаги, закончил словами: "Боритесь с макдональдизацией человечества!"

Его сдал горбачев.

242232  2002-04-16 16:56:06
Жан-Клод
- Андранику

То, что Карлос сказал такую замечательную фразу, не снимает с него ответственности за преступления.

243976  2002-05-20 11:23:49
Жан-Клод
- Вот где русская душа! Если дружить, так уж с Фиделем, пить водку - так с королем, любить - так первую красавицу, посылать на ... - так Карлоса. На таких людях держится Русь. А то привыкли изображать русских, как неких мятущихся слизняков, мучительно размышляющих, сколькими пальцами молиться, ставить штампик в паспорт или не ставить, называть евреев жидами или жидов евреями...

243977  2002-05-20 11:56:31
Сергей
- И я искренне рад, что этот рассказ наверху!

243981  2002-05-20 13:28:29
Yuli
- Уважаемый Кверти, Ваше требование к писателям соблюдать баланс в изображении отрицательных свойств различных общественных групп и таким образом поддерживать справедливость, абстрактно говоря, тоже справедливо, но противоречит свободе творчества. Лев Толстой, например, явно идеализировал крестьянство, и этим способствовал русской революции и последующему уничтожению крестьянства. Это великий грех, но Толстого не принято в нем упрекать, так как люди понимают, что писатель свободен в своем творчестве. Считается, что слово - это еще не преступление, и если бы Гитлер только написал "Майн кампф", но никого бы не убил, возможно он остался бы в памяти людей всего лишь посредственным писателем, а не преступником.
Как человеку, не чуждому естественных наук, Вам стоит задуматься о том, что любое творчество нарушает баланс, снижая, в той или иной степени энтропию. Даже дурацкий рекламный стишок, призывающий пить колу наносит тем самым урон владельцам акций пепси. В любой системе, обладающей внутренними связями нельзя избирательно воздействовать на какую-то часть, не задевая целого.
В человеческом обществе справедливости нет, и быть не может по определению, так как совершенная справедливость означает смерть, как и любое равновесие. Суть в том, однако, что деятельность людей определяется с одной стороны моралью, то есть правилами, позволяющими минимизировать суммарный вред, а с другой стороны - человеческими эмоциями, так называемыми желаниями, составляющими основу жизни.
И мораль, и эмоции несовершенны, ибо совершенство есть смерть. Писатель, напротив, живой человек, по определению, более "живой", чем неписатели, и здесь и находятся корни права на свободу творчества.

243988  2002-05-20 14:27:32
qwerty
- Юлий Борисович! Ну, быть может Вы правы, и тогда Надежда тоже по своему права...

244092  2002-05-21 15:11:47
Андраник
- Перечитал рассказ: очень хорошо!

Не могли бы Вы, уважаемый автор, поделиться и другими Вашими воспоминаниями; разумеется, теми, в которых не разглашается государственная тайна.

"Malvinas - Arhentinas!"

244094  2002-05-21 15:22:21
Кот Вася
- Похвала Андраника - нечто вроде пьяного поцелуя.

Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100