TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение


Русский переплет

Романы и повести
26.I.2012

Борис Дьяков

 

 

Я видел солнце

 

(Страницы из дневника футболиста.

История необычной любви)

 

Повесть

 

Вступление

 

В горнице моей светло.
Это от ночной звезды.
Матушка возьмет ведро,
Молча принесет воды...

Николай Рубцов

 

-Дорогой мой Сашенька! Вот и родила я нам сыночка! Счастье-то какое! Я ещё слабая, потом поговорим, как назовём нашего малыша. Пусть счастливым будет он! Спасибо тебе, что принёс в роддом баночку молочка и ситного. Здесь кормят хорошо, но я молоко выпила и ещё поела, и молоко у меня к груди сразу прилило. И сынка мне принесли как раз, кормить. Если сможешь, ещё когда-то приди, я тебе опять напишу, расскажу о сынке. Целую тебя, мой дорогой!

-Дорогая моя, жена! Как я рад, что ты родила сынка. Сейчас он совсем маленький, а скоро вырастет и будет у него счастливая жизнь. Время у нас сейчас такое: жизнь идёт вперёд! У всех нас жизнь будет хорошая, очень хорошая! Заживёт наш сынок: учиться будет, спортом начнёт заниматься, потом работу интересную найдёт. В отпуск на море будет ездить, хорошо одеваться будет. Мотоцикл мы ему купим! С коляской. Да, имя мы ему дадим красивое. И сам он будет красивый, и девчонки будут за ним бегать! Потом хорошую жену себе выберет, и внуки у нас с тобой появятся и всё у нас всегда будет хорошо! Ты береги себя, и корми сына хорошо. Целую тебя крепко, крепко! Скоро опять приду, молока принесу, а может и яблок. Твой Саша.

7 декабря 1932 г.

 

Часть 1

 

Дремлет на стене моей
Ивы кружевная тень.
Завтра у меня под ней
Б
удет хлопотливый день.

Николай Рубцов

 

 

25 апреля 1954 г.

Решено! Сегодня начинаю вести дневник. Впереди большая жизнь, меня приняли в московское "Динамо"! Сколько лет я мечтал, чтобы попасть в такую команду. Ещё в 1950- м, когда меня взяли в Динамо (Молотов), я надеялся пробиться наверх, но робко так надеялся. Я ведь уже видел на поле Федотова, Боброва, Бескова... А смогу я стать таким?! Или останусь на всю жизнь подчищалой?! Нет, подчищалой неинтересно! Выходить через две игры на третью и забить пару голов за сезон- нет, так я не хочу! Помню, отец сказал мне, когда я объявил, что ухожу в "Динамо" (Молотов):

-Гена, знаешь поговорку: "У отца было три сына: двое умных, а третий- футболист". Не получится ли так и с тобой? Ты хочешь стать классным футболистом, ведь ты- максималист! Но у тебя при этом слишком добрый характер и ты не сможешь ходить по головам. А посмотри, как рубятся твои футболисты на поле, многие из них умышленно бьют противников и наносят травмы. Ты разве кого- то ударишь, тем более- на виду у всех?! Ты отличный спортсмен: в высоту 185 см взял! В пинг-понг, как играешь! А как в бильярд всех задрал, у дядьки, когда были в гостях! Я то ведь - бильярдист тоже от бога! Эх, Гена, поступай в какой-то институт лучше: память-то у тебя колоссальная, и внешность- слава богу. Вижу я, как девки со двора на тебя заглядываются. Подумай!

Я тогда стал настаивать на своём и мама поддержала. Отец потом согласился. Ничего, дорогие мои, вы ещё посмотрите, на что я способен!

 

31 июля 1954 г.

Да, Москва это не Молотов! Тяжелейшие тренировки! Михей гоняет нас, как прОклятых. А ведь я, как правило, только за дубль выступаю. Но в основу пару раз на замену выпускали! Михей и за дублем следит, великий тренер! "Динамо" на чемпионство наметилось.

По-разному складываются отношения с игроками. Иные, из ветеранов, могут сунуть свою сумку с формой и обувью: дескать, молодой,- неси. Как в армии... Собственно, это и есть внутренние войска. У ветеранов- офицерские погоны. Многие учатся в институтах, в основном, будут педагогами- физкультурниками. По отдельным репликам понимаю, ребята в институты ходят редко. Да, знаний, играя в футбол, много не получишь.

Сдружился с Лёвой, отличный парень! Вратарь. На три года старше меня и играет в основе постоянно (вытеснил Хому!), но и не думает задаваться. С ним и о женщинах можно поговорить, и даже, вырвавшись в город, "тяпнуть" спиртного. Но меру мы в таких случаях знаем. Лёвка, правда, ещё и курит: глушит "Беломор", после выпивки, так одну за другой и тянет. Говорит, в тринадцать лет, в войну, пришёл на завод, штамповал корпуса к гранатам, и, чтобы не оттяпать пальцы, начал курить. Так не заснёшь! А ведь работал по 12...16 часов. Я даже позавидовал ему: много он в войну для страны сделал, а я ещё маленький был. Но вот сейчас у него ещё и желудок болит: язва наметилась. Я представляю, как он, когда в броске мяч отбивает, а потом падает боком и животом на землю, какую боль испытывает. Поэтому он и не прочь немного водки в желудок влить, чтобы боль загасить. Михей ему и курить разрешает, так как видит, что у Лёвы проблемы. Но какая реакция! Как Лёвушка поле видит! Да и в сборную его уже приглашали. Тресну, но буду вместе с ним на поле выходить!

 

1 декабря 1954 г.

Вот это, да! "Динамо"- чемпион!!! Я с первого захода стал чемпионом! Правда медаль мне не положена: я за основу сыграл всего пять матчей, но это ничего... Всё ещё впереди! Когда в "Динамо" был банкет по поводу победы, многие приняли на грудь довольно много. Лёва много выпил, но по нему это было не очень заметно. А я тоже хорошо приложился и окосел. Ко мне подошёл Михей, обнял.

-Так и держись, красавец! В следующем году ты далеко шагнёшь, я тебя буду в основу ставить. Будущее за тобой! Ты даже в этом сезоне успел забить два гола. Ребята к тебе привыкли. Квартиру скоро дадим или, хотя бы, комнату.

Потом меня Лёва потащил ещё выпить... Я смотрел на высоких милицейских чинов: все были в восторге! Спиртное лилось рекой...

..............................................................................................

 

Год спустя. 1 декабря 1955 г.

Вот так! "Динамо" опять чемпион! Михей всегда ставил меня на игру и в 20 матчах я забил 9 голов! Это очень хорошо! Да, будущее за мной! Весь мир у моих ног... Или, чуть позже, будет ещё мир у моих ног.

Со всеми ребятами сдружился, отличная у нас команда. Иногда, когда давали выходные, мы с Лёвой ездили на рыбалку. Бутылочку брали, даже не одну. Лёва уже крепко в сборную вошёл и продолжает прогрессировать. Как он на выходах заиграл! И он считает, что некоторое количество водки и несколько "беломорин" в день здоровью не повредят. Ах, Лёвка, друг ты мой дорогой! Ты уже и в партию коммунистов поступать собрался, и жениться хочешь...

А вот с учёбой у нас всех было хуже... Зато очень хорошо с девушками! И главное- не забывать, что в следующем году Олимпийские игры. Чем чёрт не шутит?!

А что же, действительно, Олимпиада? Появились ещё молодые отличные ребята. Как быстро Эдик из "Торпедо" сыгрался с Валей Ивановым. Валька в свои 21 год владеет высочайшей техникой, удар у него отличный, а как поле видит! Но Эдька удивил: ещё 19 не исполнилось, но на поле делает всё, как хочет. И понимают они друг друга с пол- оборота! Эдик ещё и таран, рвёт любую защиту, как будто там играют мальчики. А ведь есть ещё Мкртыч и Толя Ильин из "Спартака"... Вот и пробейся тут в сборную на Олимпиаду!

...........................................................................................................

 

31 декабря 1956 г.

 

Подведём итоги. Для советского футбола 1956 год- начало времени великих побед! Чемпионы Олимпиады! А как играли... Видел в спортивной хронике, как Толя Ильин в падении в финале победный гол забил. Я бы так не смог! А Лёвка наш- герой, теперь один из лучших вратарей мира. Эдик с Валей Козьмой такой боевой дуэт показали! И те, кто старше не подкачали: Мкртыч, Сальников, наш Рыжкин, Исаев; а Коля-то Паршин, Коля со сломанной ключицей играл! Но я не играл... Для меня прошедший год- провал. Ну, забил за "Динамо" ещё пять голов и почти все матчи сыграл в чемпионате СССР, но на Олимпиаде не играл. Сегодня сверлит меня мысль: может с футболом пора заканчивать?!

Играю за "Динамо" три года, голы забиваю, тренеры сборной ко мне присматривались. Комнату 11 метров квадратных получил на Маяковке. Но с соседями. Читаю много. Память хорошая, Пушкина практически наизусть помню. Сколько фильмов интересных здесь пересмотрел! И в театры регулярно ходим всей командой. Недавно во МХАТе были на "Мёртвых душах". Кого только там не видел: Грибов- Собакевич, Борис Ливанов- Ноздрёв, Белокуров- Чичиков... Нас и в театре многие узнают, молодые женщины всё время оглядываются. Да, романчики всё время возникают... Но пока так и не нашёл для себя настоящую подругу. Стал серьёзно заниматься немецким языком. Но это всё лирика... А вот, что с футболом делать?! Или я паникёр и для 24 лет я добился неплохого результата?! Но Эдик Стрельцов в 18 лет стал Олимпийским чемпионом! Пусть следующий год для меня станет определяющим. Или- или...

Возможно отец был прав: футбол футболом, но я пока не стал ни педагогом, ни инженером, ни врачом... Нет у взрослого мужика пока ещё настоящей специальности. Во время футбольных матчей я получал часто удары и толчки, набралось много болячек. Я не могу отвечать тем же, хотя я и не являюсь непротивленцем злу насилием. Просто мне жаль тех ребят, что бьют меня во время игры, а после могут чуть ли не обнимать Гешку - отличного парня, и смотреть дружески мне в глаза. Ну не хочу я причинять боль никому! А смогу ли я нормально работать потом, получив на футболе все свои шишки и тумаки, свои лёгкие и тяжёлые травмы!?

Часть 2

Буду поливать цветы,
Думать о своей судьбе,
Буду до ночной звезды
Лодку мастерить себе...

Николай Рубцов

 

Декабрь 1957 г.

 

Вот так, летим в Бразилию! "Динамо"- опять чемпион! Я забил десять голов в двадцати играх, и это очень хорошо! И это ещё не всё: я сыграл за сборную СССР против Польши и меня похвалил Г.Д.Качалин- старший тренер сборной. Ещё в начале года я подумывал: не пора ли заняться напрямую карьерой (пусть "карьера" и некрасивое слово). Но всё-таки легко её не "схватишь", да и сезон прошёл очень для меня хорошо. В следующем году будет чемпионат мира по футболу в Швеции. Сейчас посмотрим, как дело пойдет в Бразилии, пусть там и товарищеские игры. Так сказать, награда "Динамо" за отлично проведённый чемпионат.

...Ах, Бразилия, Бразилия, экзотическая страна! У нас холод, а здесь жарища. Все пляжи забиты людьми: купаются, загорают, играют в футбол. А когда работают?! Рио-де-Жанейро, мечта Остапа Бендера: люди ходят во всём белом... Нет, и в цветном тоже. Надо же, как нам повезло: играем с "Васко да Гама".

Нас расположили в хорошей гостинице: не то, что в союзе. Отличная обслуга! Шоколадные мулаточки делают всё молниеносно. Нам всем заранее накрутили хвоста, чтобы не вздумали даже ущипнуть хоть одну из них. А то будет международный скандал! Сегодня двойная тренировка, а завтра - игра. Потом небольшой отдых... Надеюсь попасть на хороший джазовый концерт. Хотя суточные, конечно, ерундовые. Надо ещё купить пару модных галстуков, хороший одеколон...Пластинки Глена Миллера, Армстронга, Пресли... Ну, почему такие маленькие суточные?!

На первом этаже гостиницы расположен ресторан, где нас кормят. Острая пища, не такая, как дома. К ресторану примыкает небольшой магазин, там продают фарфоровые изделия и ещё кое-какую сувенирную мелочь. Заглянул туда, но для покупки ничего не выбрал. Зачем мне фарфор? Хозяйка магазина, женщина лет пятидесяти, как-то странно на меня смотрела. Никогда не видела никого из страны большевиков? Кстати, она не похожа на бразильянку. Мне показалось, что из-за портьеры на меня ещё кто-то смотрел... А, ладно! Завтра игра! В день моего рождения...

7 декабря 1957 г.

В день своего 25-летия я сделал отличный подарок: и себе, и московскому "Динамо". Бразильский футбол мы знали ещё пока плохо, играли с листа, но выглядели не хуже хозяев. Ух, техничные ребята, бразильцы. И тактика игры у них непонятная для европейцев. Но мы выглядели не хуже, а фортуна долгое время была на нашей стороне. После матча я не смог даже вспомнить, кто сделал мне великолепную длинную передачу в первом тайме. Боря Кузнецов? Витя Царёв? С левого края, из глубины... Несколько стремительных моих шагов и мяч оказался у меня на подъёме ноги, а одновременно с этим я увидел ближнюю "девятку" ворот противника. Удар-р-р! В следующее мгновение мяч, как ядро влетел по назначению! И вратарь даже не успел поднять руку... Гол-л-л!!! Как заревели трибуны, как обнимали меня мои ребята! Даже Лёва из ворот прибежал...

Было бы справедливее, если бы нам удалось выиграть этот матч, но второй тайм у нас шёл тяжелее: позади тяжёлый сезон, тяжёлая дорога, сдвиг по времени... И уж очень хотели бразильцы отыграться! Лёва превзошёл себя: каждый отбитый им мяч сопровождал рёв болельщиков. А их на "Маракане" собралось в тот день 95 тысяч. Мы всё-таки пропустили ответный гол, но, когда обе команды уходили с поля, нас сопровождал шквал аплодисментов. СССР - это сила!

Вечером, в ресторане гостиницы, хозяева организовали что-то вроде банкета. Они привели своего переводчика, он обрушил на нас уйму комплиментов. Пытались налить ребятам хотя бы лёгкого вина, но Михей не разрешил. Потом смилостивился и сказал, что можно выпить тренерам, врачу, массажисту и пр. и мне, как забившему прекрасный гол. Выпили, заиграл оркестр, стали отплясывать местные танцоры. Михей вдруг сказал:

-Генка, идите с Борей Кузнецовым, сбацайте им степ. Пусть знают, что русские люди из себя представляют.

Мы вышли и сбацали... Восторг был сумасшедший... Мы с Борькой на домашних посиделках частенько выдавали степ, хотя он в союзе не приветствуется.

Потом подошёл переводчик и спросил, могут ли русские спеть что-то на своём языке? Мы спели хором "Катюшу", потом "Калинку". Кто-то сказал:

-Давайте споём "Бамбьера росса".

Но Михей заметил, что "Бамбьеру" поют, в основном" анархисты, к тому же бразильцы больше португалоязычные.

-Вы бы ещё "Яблочко" шаркнули. Революционеры!

Мы посовещались, и решили, что пора перейти к общим танцам. Вдруг я почувствовал, как кто-то взял меня за руку... Передо мной стояла хорошенькая девушка лет двадцати. Неожиданно она сказала по-русски, почти без акцента :

-Пригласите, пожалуйста, меня на танец!

Меня часто об этом дома просили наши девушки и, скоро я становился победителем. Но, здесь! Откуда? Я спросил:

-Кто Вы? Тоже из СССР? Как Вас зовут?

-Нет, я местная. Меня зовут Наташа. Семьи моих родителей эмигрировали из России после 1917 года. Здесь, в Бразилии, родители познакомились и поженились, потом родилась я. Они владеют магазином фарфоровых изделий, в котором Вы уже были. Дома мы разговариваем только на русском языке. А вот и моя мама.

Девушка кивнула в сторону той женщины, лет пятидесяти, которую я видел в магазине, смежном с гостиницей. Женщина широко улыбнулась и помахала мне ладошкой.

Я танцевал только с Наташей, смотрел в её бездонные голубые глаза. Она выглядела немного грустной.

-Я ещё не спросила, как тебя зовут? Давай на "ты".

-Давай. Родители дали мне редкое для России имя: Генрих.

-Теперь продолжим танцевать...

Но время неумолимо... Надо было расходиться по своим номерам.

-Почему ты выбрала меня в качестве партнёра по танцам?

-Я обратила на тебя внимание в день вашего приезда: ты самый красивый в команде. Лицо у тебя мужественное, ты стройный и сильный. Мне очень редко здесь доводится говорить с соотечественниками. Я понимаю, вы скоро уедете, а я кажется немного в тебя влюбилась. С первого взгляда...

Дома женщины уже не один раз верещали мне о любви, но я оставался почти всегда холоден, а уж если увлекался, то совсем ненадолго. А здесь слова Наташи меня просто сразили. Я опять заглянул в самую глубину её глаз: они были полны слёз. Я поцеловал её маленькую ладошку, неожиданно она поцеловала меня в щёку...

-Родители позволяют мне брать нашу машину. Хочешь, я покатаю завтра тебя по городу, покажу достопримечательности, потом заедем на пляж. У тебя завтра будет тренировка?

-Она закончится часов в 11. Потом мы свободны. Может, возьмём ещё кого-то из моих ребят?

-Нет, только вдвоём...

 

8 декабря 1957 г.

 

Тренировка закончилась ровно в 11, ибо уж очень было жарко. Ребята стали стремительно собираться по группам, каждая за своими товарами. Я, сделав честные глаза, двинулся на улицу. По дороге столкнулся в дверях с хитрым Михеем. Он погрозил мне пальцем:

-Смотри у меня, дон Жуан!

-Всё будет нормально, Михаил Иосифович!

Вот и маленькая открытая машина, с водительского сиденья на меня смотрела улыбающаяся Наташа.

Мы носились по Рио, и иногда мне казалось, что мы вот-вот "боднём" какую-нибудь машину или придавим какого-то местного жителя. Но в последнее мгновение Наташка исправляла ситуацию.

Потом она подвезла меня к какой-то маленькой закусочной и нам мгновенно подали всякие вкусности и очень холодную минералку. Подкрепились. Честно говоря, я предпочёл бы вернуться в гостиницу: впечатлений уже на сегодня хватало и нас просили надолго не отлучаться.

-Сейчас поедем на пляж, и ты по дороге расскажешь мне, как вы там живёте в Союзе.

Ладно, рискнём. Нельзя же отказать такой прекрасной девушке! Наташа стала задавать вопросы. Представление о нашей жизни было сильно искажено. Я объяснял ей, что мы с честью пережили войну, хотя и бедствовали. Не сидело полстраны в лагерях, хотя и здесь были перегибы. Я сам жил не в казарме, хотя и комната у меня была небольшая. Думаю всё-таки в институт поступать в следующем году, хотя и не решил в какой. Рассказал о родителях...

-Я хочу в русский институт поступить, но тоже не решила в какой. Может в московский университет? Родителей почти уговорила...

А вот и пляж... Пляж не в таком понимании, как у нас. Здесь пляж может тянуться на много километров. Мы проехали на машине довольно далеко, пока не нашли уединённое место. Так хотелось скорее в воду, мы начали скидывать одежду. Я взглянул на Наташу... Вот это да! Её купальник напоминал две узкие полоски оранжевой материи. У нас за такой купальник могли бы с позором удалить с пляжа и объявить выговор по комсомольской линии. Наташа схватила меня за руку:

-Скорее в воду!

Мы купались очень долго, девушка отлично плавала. Однажды я не выдержал, обнял её и поцеловал в губы. Наташа крепко обняла меня за шею и не думала отрывать свои губы от моих. Так повторялось много раз и мои пальцы стали прикасаться к округлым частям тела Наташки. Она смеялась и не думала обижаться. Потом вдруг сказала:

-Начался отлив, нас может унести в море...

Я не слишком большой специалист в отливах... Хотелось ещё поплавать. Но, однако, как мы далеко отплыли от берега! Мы повернули обратно и тут же поняли, какую силищу представлял собою отлив. Несколько минут я изо всех сил выгребал и через каждые пару взмахов хватал Наташу за руку и дёргал её в сторону берега. Но продвижения не было! И тут Наташа закричала:

-Генрих, это конец!

Меня охватило отчаяние: час назад получить прилив счастья, а сейчас умирать так нелепо... Русские всегда славились богатырской силой... Я закинул руки Наташи себе на шею, сорвал с неё лифчик и завязал его на кистях и пальцах, чтобы они не соскочили. Я широко раскрыл рот, чтобы захватывать как можно больше воздуха и стал загребать изо всей силы...

Не помню, как долго это длилось... Я не видел берег... И вдруг пальцы ног моих за что-то задели. Ещё пару раз загрёб, и ступни упёрлись в песок. И тут же я увидел, что голова Наташи находится под водой. Я схватил девушку за талию и из последних сил вытолкнул её вверх... Слава Богу, она сделала глубокий вдох! Теперь я шёл, и не помню, как долго... Временами волна пыталась утащить нас обратно, и я снова начинал загребать руками. Наконец, и колени мои опустились на песок. Ещё несколько титанических усилий и я вынес Наташу на песок пляжа. Мы упали...

Сколько времени так прошло, я не знаю. Наконец, я поднял голову и всмотрелся в Наташу, лежавшую рядом. Она прикрывала груди ладонями и смотрела на меня широко раскрытыми глазами. Я осмотрелся, где же машина? И машины, и людей рядом не было видно... Я развязал лифчик Наташи на кистях её рук и не без труда вернул его туда, где он должен быть. Мы встали и принялись оглядываться по сторонам, но уже вдвоём... Наконец, Наташа показала рукой куда-то и мы пошли, загребая песок ступнями... Вот и машина... Открыли дверь и свалились на сиденья, тесно прижавшись друг к другу.

Через какое-то время я почувствовал, что Наташа приподнялась и стала что-то искать. Потом я почувствовал, как моих губ коснулось горлышко бутылки. Через мгновение живительная влага потекла мне в рот: это был ликёр. Потом несколько глотков сделала Наташа. Через пару минут мы сидели, обняв друг друга. Девушка достала откуда-то конфеты и печенье и мы с жадностью стали их поглощать, запивая остатками ликёра. Мы посмотрели друг на друга...

Ликёр встряхнул нас, немного вернулись силы. Я посмотрел по сторонам: никого рядом не было видно. Я опять снял с Наташи лифчик... Какие нежные маленькие сосочки оливкового цвета! Я принялся их целовать... Через минуту мы откинули спинки сиденья и легли... Ещё через несколько минут Наташа слабо застонала в моих объятиях...

Нескоро мы собрались ехать обратно, Наталья совсем устала и ослабела. В конце концов, я сел за руль незнакомой машины, и некоторое время вёл сам. Когда стали часто попадаться полицейские- регулировщики, Наташа повела сама. И вот мы у ворот нашей гостиницы. Я осторожно вывел Наташу, и мы вошли внутрь.

К моему удивлению никто не бросился ко мне с укорами и упрёками. Но лица у многих были обеспокоенные. Спустя несколько минут я всё понял. Днём многие ребята, после посещения магазинов, тоже пошли на пляж. Там внезапно накатила огромная волна и закрутила нескольких наших, а особенно под сильный удар попал наш второй вратарь 24-летний Володя Беляев. Когда вода схлынула, он лежал без сознания. Хорошо, что наш врач был с ребятами, Володе стали делать искусственное дыхание. Наконец откачали и увезли в гостиницу. К нашему возвращению бледный, с потухшим взглядом, Володя, уже начал ходить.

Было уже поздно, но ввиду катаклизма с Володей, ужин задержали. Наконец мы расселись за столами. Я раздумывал: как мне найти Наташу и поговорить с ней, ведь мы завтра уезжаем?! Придётся идти к ней домой, это рядом с гостиницей... А вдруг она так обессилела и сейчас уже спит? А уезжаем мы рано... И может быть навсегда...

Неожиданно вопрос решился. Открылась дверь, соединяющая ресторан с магазином изделий из фарфора и на пороге появилась Наташа со своими родителями. Она была бледна, но пыталась улыбаться...

-Дорогие друзья! - громко сказала мама девушки. - Прошу вас выслушать меня! Несколько часов назад господин Генрих, находящийся сейчас здесь, спас мою тонущую единственную дочь. Вы даже не можете представить, как мы, родители, благодарны ему. Мы благодарны и всем вам, советским людям. Мы несколько дней общались с вами, и вы теперь для нас друзья. Мы не забудем вас, а если случится, то с удовольствием встретимся с вами в дальнейшем. Дай Бог, чтобы дружба между нами крепла! В знак благодарности наша семья просит принять от нас для вашего стола некоторые вкусные вещи. Кушайте и пейте на здоровье!

Наташа сидела рядом со мной. Нас и так здесь кормили хорошо, а сегодня было просто коммунистическое изобилие. Наташа из бутылки минералки наполнила мой бокал. Я сделал глоток и чуть не поперхнулся: в бутылке была водка!

-Это только в твоей бутылке, - сказала Наташа.

Я налил Лёве, Боре Кузнецову, "утопленнику" Беляеву... Ребята повеселели... Потом мама подала ещё бутылку "минералки" и ещё. Михей издалека с удивлением смотрел на нас... Заиграл оркестр.

...Мы с Наташей лежали на огромной кровати в её комнате. Девушка тихонько плакала:

-Ты вернёшься сюда, ко мне?

-Наташенька, я сам, по собственному желанию, не смогу сюда приехать. Меня не выпустят. Уже больше четырех лет, как нет Сталина, но меня всё равно никто не отпустит сюда. Если только "Динамо" опять вернётся или я приеду сюда со сборной СССР.

-Останься здесь, со мной, Геночка.

-Наташа, я русский. Ты тоже русская, но я ещё и советский человек. Если я здесь останусь, мои родственники и друзья будут считать меня предателем. Я так не смогу. Надо искать другие варианты.

-Тогда я приеду к тебе, в Москву. Ты только жди! Я буду писать тебе каждый день.

17 января 1958 г.

 

До сих пор не пришёл в себя после Бразилии. Наташка снится мне каждую ночь. Но я так и не понял главного: люблю ли я её?! Всё произошло мгновенно, с первого взгляда. Наташа стала писать мне, почти каждый день. Она, наверняка, пишет каждый день, но часть писем, я думаю, перехватывается. Странно, что эти доходят. Хотя в них нет ничего криминального: только слова о любви. А я писать не могу... Не знаю, что можно писать девушке, которую, в общем-то бросил... Ведь шансов на встречу практически нет...

 

25 января 1958 г.

 

Меня вызвали... Туда. Предварительно накануне вручили повестку под расписку. Я прибыл в известное здание, мне указали нужный кабинет. За столом сидел пожилой, седой полковник. Он долго рассматривал меня... Потом спросил фамилию, имя, отчество и пр.

-Да, молодой человек, видел я тебя на футболе; потому и поручили мне с тобой поговорить. Люблю я футбол. Давай-ка поговорим о тебе.

-В чём меня обвиняют, товарищ полковник?

-А почему ты решил, что тебя уже в чём-то обвиняют? Сам чувствуешь, что рыльце у тебя в пушку?

-Ну, раз сюда вызвали...

-Вот, что сынок! Письма тебе стали приходить из Бразилии. Ты ведь знаешь, что это хоть и довольно бедная, но капиталистическая страна. Революция там произойдёт ещё не скоро.

-Письма я, конечно, все прочитал, те, что получил. Это личные письма. Мне пишет молодая девушка, ей всего 20 лет.

-А что, если её к тебе подослали? Положи руку на сердце: она уговаривала тебя остаться в Бразилии?

-Ещё до того, как она МОГЛА бы попросить меня остаться, я сказал, что всегда буду жить в СССР.

-Значит, намёк от неё всё-таки был?! - Полковник нахмурил седые брови и надолго замолчал. - Вот, что я тебе скажу, сынок. Парень ты кажется хороший, честный. Я о тебе почти всё знаю, давай договоримся, что ты от меня в дальнейшем ничего скрывать не будешь. Напиши ты этой девчонке: пусть отстанет от тебя. Понимаешь, они всё-таки нам враги. Она из семьи эмигрантов, а они СССР ненавидят. Они наверняка прошли обработку в спецслужбах США. Они тебя под монастырь подведут или уговорят тебя уехать к ним. Нет, не уговорят? Ну, смотри! Ненавижу я этих капиталистов, этих эмигрантов. У меня ведь сын есть... был... Он офицером был, окончил пограничное училище КГБ. Он погиб на границе год назад, ему тоже было 25 лет. Это всё наши враги сделали... И ты бойся их... Сейчас я даю тебе руку, давай останемся друзьями. Подумай о том, что я тебе здесь говорил.

Я шёл домой и моя перегруженная голова разрывалась. Надо же, двадцатилетнюю девчонку можно представить чуть ли не шпионкой. Вообще-то старый полковник неплохой мужик и даже вызывает сочувствие. Лет тридцать, наверное, на линии огня, сына недавно потерял. Ну, а мне-то что делать?

Ах, Наташа, Наташа... То что произошло у нас с тобой было так прекрасно и мгновенно, что я не успел ничего понять. И подумать не мог: правильно ли я поступаю? Наверное, неправильно... Ведь, похоже, я не люблю тебя... Что делать? Отвечать на твои письма? Обратиться в высшие инстанции, сказать, что ты не шпионка, и мы любим друг друга (любим ли?), попросить, чтобы тебе разрешили сюда приехать? И мы будем жить на моих 11 метрах, я буду получать свою средненькую зарплату, Наташа будет ругаться и даже драться с моей отвратительной соседкой, и будем ходить по субботам в баню, потому что ванная комната вся загажена и т.д. и т.п. Нет, это не выход! Если я так могу жить, то ты так жить не сможешь. Нет, не получится у нас ничего...

А ведь в этом году чемпионат мира по футболу. А если выиграть его, может что-то изменится?!

25 февраля 1958 г.

 

Наташа перестала писать. Наверное, поняла, что меня "прижимают" или, что я забыл её. Но я не забыл...

Я долго размышлял опять над вечным вопросом: что делать? Как это ни странно, оставалось играть в футбол. Мне надо любой ценой попасть на чемпионат мира и хорошо там "отметиться". Получить бы потом ЗМС - заслуженного мастера спорта, потом улучшили бы жилищные условия: дали бы отдельную квартиру, увеличилась бы существенно зарплата. Все наши после победы на Олимпиаде 1956 г. шагнули далеко вперёд. Многим дали ещё возможность купить машину.

Но на чемпионат ещё надо попасть. Конкурентов много. Эдик Стрельцов с Валей Козьмой наверняка попадут. А с кем мне соперничать? С Мкртычем Симоняном? А наш Алик Мамедов, как силён. И ведь ещё у нас появились Численко и Короленков, их наверняка скоро вызовут в сборную. А ведь есть ещё Толя Ильин, Исаев, Татушин. Вот и пробейся тут...

Наташенька, нам в Швеции предстоит играть с твоими бразильцами. Надеюсь, ты увидишь меня в игре.

 

 

 

Май 1958 г.

Тренируемся с невиданными нагрузками. Надо стать чемпионами. Любой ценой. Пусть вечером мы чувствовали себя выжитыми лимонами. Ждали, когда назовут окончательный состав.

Несколько раз меня пытался разговорить Лёва.

-Ты что всё время такой мрачный, Геныч? Всё Наташку свою вспоминаешь? Хорошая девчонка, я даже тебе немного завидовал... Но дело ваше было безнадёга! Ну не мог же ты предать и там остаться?! А её к нам никто бы и не пустил: она из эмигрантов! Ну вот, если чемпионат мира возьмём и ты себя на нём проявишь... Может кто-нибудь словечко и замолвит. А знаешь, Генка: вот ты красавец, не то, что я! Может тебе на дочери Михея жениться? Тогда в твоей жизни будут только светлые полосы...

-Ой, Лёвушка, сейчас не до этого... Будем играть!

...В самом конце мая случилось невообразимое... Накануне был день отдыха и многие ребята поехали оттянуться. Я остался, настроение было никудышнее... Нога болела... Состоялась уже следующим утром тренировка, Эдик Стрельцов её прогулял. Потом я решил показаться врачу. Когда вышел от него с забинтованным коленом, вдруг увидел Эдика, Гавриила Дмитриевича, Лёву, а вокруг них несколько мужчин в штатском, но с военной выправкой. Потом они повели Эдика к "чёрному воронку", а за ними вели ещё и Борьку Татушина, и Мишу Огонькова...

Июнь 1958 г.

 

Ну, что за дьявол! Не могу я поверить, чтобы Эдик Стрельцов мог скатиться до изнасилования. Парень, конечно, рисковый, и выпить любил, но такое... Какую пакость нам подбросили перед чемпионатом мира! Что-то здесь не то... А пока среди тренеров скверное настроение, да и среди игроков тоже.

.......................................................................................................

Итак будут отсутствовать: Стрельцов, Огоньков, Татушин.

.......................................................................................................

Мне достался счастливый номер: 21(очко!)

.......................................................................................................

Выезжаем в Швецию...

.......................................................................................................

Началось!

Выиграли у Австрии, ничья с англичанами. Впереди - 15 июня - мои любимые бразильцы. Но я пока не играл...

Накануне нам встречу организовали с ребятами из сборной Бразилии. С кое-кем были уже, как старые друзья. Меня хлопали по плечам, напоминали о том, как я забил гол в прошлом году на "Маракане". Были и незнакомцы. Удивил нас невысокий, кривоногий Маноэль Гарринча. Он, ко всему прочему, был очень симпатичный, как киноактёр. А вот одна нога у него ещё была и короче другой. Он был мрачен, переводчик сказал, что Манэ хочет играть, но его пока держат в запасе. Как и меня. Расставались мы, как друзья... Переводчик пожал мне руку и я почувствовал, что в моей ладони осталась записка.

Неужели!? Наташа...

Я отскочил в сторону и развернул записку.

"Здравствуй, милый! Я понимаю, почему ты мне не отвечаешь. Тебе трудно и мне очень тяжело. Я понимаю, ты не сможешь приехать ко мне. Хотела приехать в Швецию на чемпионат, но родители против. Они считают, что главное должен сделать мужчина. Они не знают, что у нас с тобой было. Я устроилась на работу в фирму, где хорошо платят. Хочу накопить денег и приехать в Москву учиться. Этому родители не будут мешать. Или я уеду без их разрешения. Люблю тебя! А ты можешь написать мне из Швеции, никто не узнает. Целую тебя, мой милый."

Я бросился к машинам, куда сели бразильцы. Та, где сидел переводчик, ещё не отъехала.

-Вы не можете подождать, пока я напишу ответ?

-Нет.

-Тогда передайте той девушке, что я люблю её...

Он улыбнулся и кивнул.

...................................................................................................

А потом был кошмар в матче с Бразилией. Меня опять не поставили на игру, а у бразильцев вышел, наконец, кривоногий Гарринча. Он творил на поле что-то страшное: его короткая нога позволяла ему делать потрясающее обманное движение, и защитник оставался сразу метров на пять сзади. Я видел искажённое лицо Бори Кузнецова... Но не только Манэ Гарринча блистал: чудеса на поле творил и молоденький Пеле. Да и все остальные выглядели отлично: великая команда, и родилась как-то незаметно. Мы проиграли всего 2:0, но это только благодаря Лёве: могло бы быть и 5:0.

У нас ещё оставался шанс... Мы выиграли у Англичан в переигровке, но в четверть финале не хватило сил на Швецию. И я не играл, не играл, не играл...

Наташе письмо я так и не послал... Почему?

.........................................................................................................

Декабрь 1960 г.

 

... Время летит, мне уже 28. Я чувствую себя почти стариком. В 1959 "Динамо" опять чемпион. Но этот 1960 год дался тяжело... Виктор Александрович Маслов сделал из "Торпедо" красивую машину. И это без Эдика. А Валя Козьма выше всех. Я даже размечтался: сыграть бы с ними вместе, хоть один сезон.

Киевляне тоже прибавили и очень мощно. Вот и получилось, что наше "Динамо" заняло только третье место. Михея попросили уйти... По-моему это глубокая ошибка. На его место назначили Всеволода Блинкова, но это не та фигура. Отличный мужик, но не орёл...

Видимо, мне пора закругляться... С футболом.

Наташа не пишет. Женщины преследуют. Но я по-прежнему одинок.

Да, сборная СССР чемпион Европы. Отметились в ней и динамовцы. Но не я...

Часть 3

 

Красные цветы мои
В
садике завяли все.
Лодка на речной мели
Скоро догниет совсем.

Николай Рубцов

Май 1961 г.

Начался новый сезон и пошли проблемы. Не идёт игра и всё тут... Лёва после травмы сидит дома. Хорошо, что с Димоном Шаповаловым у меня дружба. Число и Король - тоже отличные ребята, но они ещё молодые.

 

Август 1961 г.

 

Вроде бы разыгрались: последние встречи выигрываем, но больше терять очков нельзя, иначе не войдём в финальную десятку. Хорошо, что Лёва поправился и в строй вошёл, а то Володя Беляев тоже с тяжёлой травмой. Я-то за последние две игры пять голов забил, причём мы киевское "Динамо" придавили 5:0!

..................................................................................................

Вот и московский "Спартак" повержен: 3:1. Как Число играл! Осталась одна игра.

..................................................................................................

Тьфу! Какой позор! Последнюю игру проиграли... Теперь лучшее место для нас одиннадцатое. С Димой Шаповаловым идём в ресторан.

3 Сентября 1961 г.

 

Такого позора я не ожидал. Нас с Димой вызвали на общее собрание. Мы и сами собирались нести повинные головы...

-Где гуляете, сукины коты? - Я даже вздрогнул от грубого голоса Лёвы. Блинков почти всё время молчал, нас "чистили" остальные. От Лёвы я такого не ожидал...

-Думаете, "Динамо" развалилось? Думаете, если в этом году у нас 11 место, это вечный позор? "Динамо" - организовано ещё с помощью товарища Дзержинского. Наша родная коммунистическая партия, наше правительство, весь наш народ делают всё, чтобы наш советский спорт был самым лучшим в мире, чтобы наши спортсмены жили хорошо, учились, становились тренерами, а вы водку пьянствуете? ТрУсы, предатели, слабаки! Не нужны вы нам!

Потом выступали руководители, маленькие и большие. Решено было отправить нас с Димой Шаповаловым играть на периферию, но нынешних званий не лишать. Я написал рапорт на отпуск и Дима тоже...

Когда вышел на улицу, увидел Лёву. Он стоял и затягивался "Беломором" словно хотел загнать дым на самое дно лёгких. Мы подшагнули друг к другу и подняли руки для рукопожатий, но поняли одновременно, что сегодня этого не надо делать...

 

17 Сентября 1961 г.

 

Я пил уже две недели... Надо было собираться в Киров, где мне предстояло играть в местном "Динамо". Когда кончалась водка, я звонил кому-то, из пытавшихся курировать меня дамочек и просил принести спиртного... И они прибегали... Но вот сегодня никто ещё не пришёл. Я стал выгребать остатки денег из карманов... И тут в дверь позвонили. Ага, кто-то всё-таки пришёл! Я хотел выйти, но услышал шаркающую походку своей противной алкоголички- соседки.

-Здравствуйте, мадам! Здесь проживает господин Генрих Федосов?

Кто это??? Чей это знакомый нежный голос с акцентом???

-Здравствуй, мамзель! Генка-футболист здесь проживает, но никакого Генрыка я не знаю. Он пьёт уже много дней. С девками (было произнесено другое, неприличное слово) запрётся и квасит целыми днями. Из команды-то его попёрли. А ты кем ему приходишься, красавица?

-Гена мой друг, а сама я приехала сюда из Бразилии учиться в университете Дружбы народов.

-Ну и пьянь, и потаскуна ты выбрала себе в друзья! Он не одну юбку не пропускает.

-Я не знаю, почему вы говорите о Гене такие гадости. Его помнят и уважают многие в нашей стране: привет ему из Бразилии шлют господа Пеле, Загало, Гарринча!

-Не знаю я никакого Гаррыныча, наверное, такая же пьянь, как Генка!

-Покажите мне, пожалуйста, где его дверь...

-Ох, какая приставучая, вот его дверь.

Я мгновенно задвинул задвижку и навалился всей тяжестью тела на дверь. Нельзя, чтобы Наташа меня увидела в таком скотском состоянии!

Она долго стучала в мою дверь и умоляла открыть. Потом сказала:

-Кажется, он всё-таки ушёл. Я ещё буду приходить к нему.

Я услышал её лёгкие шаги, хлопнула дверь. Бросился к окну... Лёгкая грациозная фигурка прошла под окном. Я схватил чемодан и стал стремительно набивать его одеждой... Скорее в Киров!

 

1961- 1966 г.г.

 

... Пять лет прошли, как в каком-то угаре, хотя практически не пил. Боялся, что найдет меня Наташа и увидит, во что превратился кумир. Я путешествовал по городам: Киров, Ярославль, даже Ухта... Где-то просто играл, где-то ещё и тренировал. В основном никакого удовлетворения: это всё низшая лига! Но я прекрасно понимал: позовут обратно в класс "А", я уже не сдюжу. Время удач и красивых голов для меня прошло.

Когда заезжал в мою комнатёнку в Москве, сразу спрашивал у соседей: приезжала ли ещё Наташа? Да, приезжала. Больше года она искала меня, а я прятался в других городах, в маленьких клубах. Но неужели я просто боялся того, как Наташа увидит этого неудачника и схватится за голову? Я сам так и не разобрался в своём отношении к Наташе. Наверное, я просто недостаточно любил её...

За это время было несколько случайных интересных встреч с теми, кто раньше был соперником на поле.

Шёл однажды по Москве, вдруг меня схватил и оторвал от земли здоровенный, толстый, лысый дядька. Стал трясти меня: "Генка!" Я отстранился: Бог ты мой, да это же Эдик Стрельцов! Вернулся! Он потянул меня выпить в какое-то кафе.

-Тренируюсь, разрешили играть за дубль. Я ещё всем покажу, кто такой Стрелец!

-Эдик, но лишнего веса ты много набрал!

-Ничего, зато мотор, как новый! Рывок делаю, метров на 50 хватает меня. Я ещё не сказал в футболе последнее слово. Зря ты, Гена, так рано ушёл. Надо было бороться! Я, когда видел тебя на поле, любовался тобой!

Бог ты мой, Эдик мной любовался! А я уже сказал в футболе своё малозаметное последнее слово. Хочется забыть о футболе навсегда!

........................................................................................................

За последние годы я редко встречался с Лёвой, а если виделись, то на людях. Я видел, он хочет мне что-то сказать, но мешали нам. В общем-то, он был прав, когда в 1961 г. нас с Димой Шаповаловым выгнали. Лёва - фанатик футбола, его рыцарь. А я слабее, для меня футбол так и не стал путеводной звездой. Как я радовался в 1963 г., когда ему вручили "Золотой мяч"- главную европейскую футбольную награду для лучшего футболиста года. Нет у меня на него обиды!

Когда вырвался летом из Ухты, я присутствовал на вечере встречи спортсменов со студентами института Народного Хозяйства им. Плеханова. Начались потом танцы. Нас с Борей Кузнецовым попросили опять исполнить степ. Мы были не в форме, давно уже этим не занимались, и настроения не было. Но всё-таки вышли. Нам с восторгом аплодировали... Начались танцы и ко мне подошла хорошенькая девушка:

-Потанцуйте, пожалуйста, со мной!

Я вздрогнул: именно так произошло девять лет назад моё знакомство с Наташей...

А эту девушку звали Зина. Мы стали встречаться.

Когда я первый раз привёл Зину к себе домой, нам навстречу вышла, конечно, моя противная соседка. Недавно у неё был инсульт, она еле ковыляла. Долго рассматривала Зину:

-Ох, какая хорошенькая. Ты береги его, а то он невезучий...

Потом мы с Зиной поженились...

 

1974 г.

 

Мы жили прекрасно, родилась дочь, получили, наконец, отдельную квартиру в Орехово- Борисово. Зина попросила меня оставить футбол и в 1972 г. я согласился (я к тому времени уже несколько лет работал в разных командах тренером). Футбол так и не принёс мне удачи. Хотя... Без футбола я не встретил бы Зину... И Наташу...

Увы, тренерская карьера мне не удалась. Друзья говорили, что я слишком добрый для этого. На воспитанников надо иногда и надавить, заставить их прыгнуть через голову... Кто-то из тренеров учит их наносить предательские удары из-под тишка... Ноги и рёбра у меня и сейчас болят...

Зина хорошо двигалась по службе, неплохо зарабатывала. Она уговорила меня не пытаться делать какую-то карьеру, а просто найти для себя приемлемую работу. И я устроился механиком в магазин "Свет", заодно выполняя и роль грузчика. Не слишком интеллектуальная работа, но справлялся я с ней, конечно, хорошо.

Чем же для меня был футбол? Игра, позволившая мне побывать в разных странах мира, позволившая иметь много друзей, которые любили и уважали меня, а я их. Я слышал гром аплодисментов и дикие вопли болельщиков на стадионах, видел иступлённых болельщиц у подъезда, улыбающееся большое начальство. Но самое главное: когда я с друзьями выходил на зелёное поле стадиона, над моей головой, высоко в небе я видел солнце!

Однажды, в конце ноября 1974 я вышел на крыльцо своего магазина "Свет", чтобы глотнуть немного свежего воздуха. Напротив крыльца остановилась машина такси, и из неё вышел высокий мужчина. Он посмотрел на меня и сразу тяжело двинулся в мою сторону. Лёва! Мы молча крепко обнялись...

-Гена, как давно мы не виделись.

Мы долго рассматривали друг друга. Лёва сильно прибавил в весе, поседел, на лице добавилось много морщин.

-Ты, Генка, отлично выглядишь: стройный, подтянутый. А я вот сдаю...

-Сдаёшь, потому что куришь много и работа у тебя нервная.

-Ладно, об этом потом поговорим... Ты скажи: всё ещё обижаешься на меня, за то, что я тогда, 13 лет назад, выступил против тебя и Димона, и вас отчислили?

-Сначала обиделся, а потом понял: ты, конечно, был прав, не так я футбол любил, чтобы мне такие выходки прощать можно было. И было мне тогда уже 29 лет, не то время, чтобы карьеру продолжать...

-Что, жалеешь, о времени на футбол убитом? Вижу, карьера тебе не удалась? Грузчиком работаешь?

-Грузчиком работаю и механиком. Ко мне в магазине относятся с уважением. Дома меня любят... И, знаешь... Где-то моя жизнь не удалась, но... Я ВИДЕЛ СОЛНЦЕ!

-Пойдём, посидим, выпьем. Я отпрошу тебя на сегодня у твоего начальника.

-Вижу тебе сейчас плохо. Значит надо выпить. А как-нибудь потом съездим на рыбалку!

Мы опять крепко обнялись...

Директор магазина увидел Лёву и чуть-чуть не упал от неожиданности. Он, конечно, меня отпустил.

Мы зашли в какое-то кафе, взяли выпить, закусить... После нескольких рюмок Лёва немного успокоился.

-Знаешь, Гена, у нас ведь беда случилась: погиб Толя Кожемякин в 21 год. Такого способного парня я больше не видел. Разве что Стрелец ему не уступал... А я начальник команды и меня, как ослабившего работу, (Толя ведь на подпитии был) теперь снимают... Тяжко...

-Лёва, к сожалению, наша жизнь состоит из взлётов и падений. Ты- сильный, ты- прорвёшься...

Разговор затянулся... Мы ещё выпили, потом ещё и ещё... Лёва вдруг взглянул мне в глаза:

-Знаешь, меня нашла как-то твоя Наташа... Сказала, что иногда по работе бывает в СССР. Спросила о тебе...

-В случае если опять... Передай ей, что я виноват перед ней и прошу у неё прощения. Скажи, у меня жена и дочь...

 

25 марта 1990 г.

 

Похоронили Лёвушку... Как тяжело... Скоро и всем нам... Лёва в нашем футболе самый великий... Наверное ещё Федотов с Бобровым и Стрельцов... Удивил Маслачена: пытается в узком кругу доказывать, что способностей у него было не меньше, просто Лева работал в тепличных условиях... Это Лёва-то в тепличных!?? Он себе рак набил своими бросками. Я у Маслачены помню всего 2-3 игры высокого класса, когда он прыгнул выше головы. А Лёва большую часть игр с 1954 г. до 1966 г. провёл так, что приходилось только мечтать... Лёва велик!

И ещё одна мысль меня волнует: я не могу забыть лицо той пожилой женщины, что всё время смотрела на меня на похоронах. Господи, мы и виделись-то только в 1957 г., т.е. 33 года назад... Неужели, неужели, неужели?... Почему я не подошёл к ней? Опять испугался?

Заключение

 

 

В горнице моей светло.
Это от ночной звезды.
Матушка возьмет ведро,
Молча принесет воды...

Николай Рубцов

 

В комнате, заполненной книгами и спортивными наградами, лежал на кровати изможденный человек.

-Геночка, к тебе корреспондент пришёл, но я думаю, его не надо пускать, ты очень устал...

-Мама, ладно пусти его на минутку, я скажу пару слов...

-Дорогой, Генрих Александрович, Вы известный футболист, вчера Вам исполнилось 73 года. Мы поздравляем Вас с этой датой...

-Молодой человек! Сил у меня осталось совсем мало. Через несколько дней меня отправят в хоспис, где за мной будет ухаживать и моя любимая жена, это я её мамой назвал. Передайте моим друзьям, что я любил их и продолжаю любить. И ещё: скажите им, что Я ВИДЕЛ СОЛНЦЕ...

 

 

20 декабря 2005 г в Москве на 74-м году ушел из жизни трехкратный чемпион и неоднократный призер чемпионатов СССР в составе московского "Динамо", мастер спорта Генрих Александрович Федосов.

 


Проголосуйте
за это произведение

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
298835  2012-01-26 18:19:10
Чазов Вадим
- Дорогие друзья.
Спасибо Автору. Спасибо за трепетное отношение к героям повести.
Как восхитительно он умеет сказать о любви!
С поклоном, Вадим.

298841  2012-01-26 21:56:54
Борис Дьяков- Алле Поповой, Вадиму Чазову
- Большое спасибо, друзья!

303410  2013-01-17 17:15:14
Ломоносовцы /avtori/popova.html
- Уважаемый Борис Викторович, поздравляем Вас с Днём Рождения!
Здоровья, удачи в жизни, радости творчества.
Ваши читатели и почитатели.

303412  2013-01-18 06:40:35
Борис Дьяков- ломоносовцам.
- Спасибо, друзья!

Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет" 2004

Rambler's Top100