TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение


Русский переплет

Человек в пути
19.XI.2008

Борис Дьяков

Рот фронт! Или, как мы в армии с немцами служили

 

Игорь лежал в окопе между двумя немцами: Альбрехтом и Руди. Собственно, это был и не окоп, и не траншея, а просто мартовский дальневосточный снег раскидали и вытоптали еще рано утром, когда было темно, и залегли там, чтобы с китайской стороны взвод разведки не могли заметить. Часть бойцов вскоре направили вперед, ближе к театру военных действий, и связь с ними быстро прервалась. Было уже совсем светло... 15 марта 1969 г. ...

2 марта китайцы нанесли предательский удар по бойцам заставы Стрельникова. Когда командиру сообщили о том, что на Даманском скрытно находится много китайских солдат, он повел часть своей заставы, тремя группами, чтобы выдворить нарушителей с советской территории. У наших бойцов даже магазины с патронами не были прищелкнуты к автоматам: Стрельников опасался, чтобы кто-нибудь из его ребят, не выдержав провокационных действий китайцев, случайно не пальнул в сторону бывших коммунистических союзников. А те сразу открыли огонь, почти в упор...

... Альбрехт и Руди из поволжских немцев. Альбрехт - дембель, ему осталось служить каких-то два месяца. Руди отслужил, как и Игорь, всего пять месяцев. Между новобранцами и старослужащими дружба не практикуется, но единая национальность сближает: Альбрехт и Руди иногда позволяли себе дружеские разговорчики в свободное от несения службы время. Впрочем старший сержант Альбрехт уже совершенно обленился к концу службы и предпочитал не заниматься ею совсем. По казарме он ходил в тапочках, выставив сытый живот и спустив бляху ремня до самого мужского достоинства. А сегодня его раздражало то, что приходится лежать в снегу: хоть и в бушлате, и в ватных штанах, а холод все равно пробирал: на Дальнем Востоке месяц март - это зима. И Альбрехт подкалывал Руди...

- Дурак, ты, дурак, Витька! Ну, зачем перед армией женился? Да еще и ребенка успел завести... После родов, когда женщина выправится и научится с ребенком обращаться, и успокоится, и растолстеет - ей потом мужика захочется и она тебе рога наставит. А ты здесь, и сейчас может в бой пойдешь, а она - там - развлекается...

Светло-рыжий, веснушчатый Владимир Альбрехт, смотрел хитро прищуренными белесыми, с голубизной, глазами на здоровенного Виктора Руди и ждал, когда тот начнет психовать. Старшему сержанту было скучно даже здесь - почти на передовой - и он не чаял: как бы быстрее прошли два оставшихся месяца. А Руди зло сопел, но сдерживался: сорваться на старшего сержанта - это в армии преступление, и он понимал, что Альбрехт его "подначивает" от нечего делать... В конце концов он не выдержал и отполз на пару метров, так, чтобы Игорь оказался между ним и старшим сержантом. Альбрехт, довольный, скалил прокуренные зубы...

- Какие же они немцы? - думал Игорь. - Они уже давно стали русскими...

А вдали бой разгорался... Китайцы и не думали оставлять Даманский и отвечали на огонь советских "ревизионистов"- огнем из автоматов и минометов. Наши двинули вперед танки, но скоро один из них (новый Т-62) был подбит и в нем погиб полковник Демократ Леонов. Надо было предпринимать решительные действия, но Москва растерянно молчала, видимо руководство страны хотело все-таки миром закончить конфликт с "братской" коммунистической державой...

Когда вдали стреляет автомат, кажется, что кто-то дощечкой стучит быстро- быстро по таким же дощечкам. Когда стреляют множество автоматов и периодически грохают минометы и гранатометы, то все это сливается в один долгий, противный грохот. Игорь тщательно всматривался, как там - в дали - держатся наши разбросанные группки пограничников. Пора было идти на помощь...

Неожиданно совсем рядом раздалась крепкая русская ругань, хотя и еще кто-то подвывал на незнакомом языке. Через пару минут в снежный окоп ввалились бойцы из ушедшей ранее половины взвода разведки. Заодно они втащили пленного китайца, тот был бледен и испуганно вращал глазами. Один из наших - старшина Михаил Мирошник - тоже был смертельно бледен, голова его была перевязана.

Наши рассказали, что все-таки вступили в перестрелку с китайцами, хотя получили задание: только вести наблюдение и держать связь с главными силами. Была даже рукопашная схватка, в которой положили нескольких китайцев, а одного взяли в плен. Старшина Мирошник получил легкое ранение и к тому же - контузию. Один наш разведчик погиб.

Лейтенант (командир взвода) сказал:

- Альбрехт, бери с собой двоих, тащите китайца в тыл. Пусть там трофей допрашивают, может узнают, что-нибудь полезное.

Неожиданно старший сержант поморщился и сказал:

- Разрешите нам остаться, товарищ лейтенант. Мы все здоровые, можем пригодиться; видите, как дело складывается... А китайца отведет старшина Мирошник, он уже очухался.

Все посмотрели на старшину, ему действительно стало лучше: щеки порозовели. Он был мал ростом и очень худ, этот отчаянный еврей из Биробиджана. Евреев, кстати, в армии на Дальнем Востоке служило много. Мирошник много лет занимался борьбой, был мастером спорта в весе "мухи" (до 47 кг). Его любил и уважал сам генерал-лейтенант Драгунский. А в Хабаровске над ним взял к тому же опеку "вечный" капитан Берман - большой специалист по восточным единоборствам, что в то время у нас было редкостью.

Мирошник кивнул, кинул в рот несколько ягод лимонника, которые всегда носил с собой; потом встал, поменял магазин в автомате и показал китайцу концом штыка: "Иди". Тот вобрал голову в плечи и пошел, оглядываясь через каждые несколько секунд.

Лейтенант собрал бойцов и сказал:

- Вот, что, братва! Связи с нами никто уже давно не держит, а погранцам нашим приходится туго. Вот и танк наш подбитый уже под воду ушел. Какой толк от того, что мы здесь лежим? Еще насморк схватим! - Он весело оскалился. - Но я хочу спросить: все ли готовы идти за мной? Если, кто не хочет, он в праве остаться... Таких я попрошу поднять руку...

Наступила гробовая тишина, руки никто не поднял.

- Проверить оружие и амуницию, оправиться. Через пять минут выступаем...

Но тут, со стороны, куда ушел Мирошник с китайцем, раздались длинные автоматные очереди.

- Альбрехт! - крикнул лейтенант. - Бери двоих, проверь, что там у Мирошника...

Альбрехт кивнул Игорю и Руди, и втроем, не скрываясь, во весь рост, они побежали в направлении выстрелов. Через несколько минут уже были на месте. Старшина Мирошник сидел на снегу, обхватив голову руками. Тело китайца, развороченное пулями, валялось в стороне...

- Бежать он пытался... - пробурчал Мирошник, но было ясно, что убил он китайца в ярости от того, что тот и его соплеменники натворили, убивая Стрельникова и его бойцов (фотографии совершенно обезображенных тел советских воинов показали в наших воинских подразделениях).

Прошло еще несколько минут и взвод разведки готов был идти на подмогу. Мирошник тоже встал в строй. Лейтенант в бинокль последний раз осматривал путь возможного передвижения, но тут с высотки, приблизительно в километре от места дислокации взвода, ударили дружно установки "Град". Реактивные снаряды мощно распороли воздух и понеслись к позициям китайцев, неся за собою смерть... Долго вздымались столбы огня и дыма, мелькали кое-где маленькие фигурки в белых защитных халатах, а потом падали, словно бы сметенные смерчем. Ответный удар наконец-то был нанесен...

Участие Игоря, пусть даже косвенное, в событиях на Даманском, привело к тому, что через несколько недель он получил двухнедельный отпуск (не считая времени в дороге) и засобирался домой. Отпуск получил и Руди, и рассказывал всем, как он нагрянет домой, отведет душу с женой и сыном... А старший сержант Альбрехт, как всегда невозмутимый, покуривал на улице... Ему до дембеля оставалось несколько дней.

Прощаясь с сослуживцам, Игорь внимательно вглядывался в их лица: полный интернационал! Грузин Отари Чачуа, армянин Камо Саркисян, азербайджанец Рашид Асадов, еврей Михаил Мирошник (его от суда и наказания за расстрел пленного китайца спасло вмешательство генерала Драгунского). И наконец немцы - Руди, Альбрехт! Игорь поднял кулак к плечу и сказал: "Рот фронт!". Но кажется никто не обратил на это внимания...

Почти сорок лет прошло с тех пор... Распался мощный союз... А с Китаем наоборот стремительно улучшаются отношения. Кажется про Даманский уже давно забыли... Он уже принадлежит Китаю. Значит напрасно тогда лилась кровь, напрасно гибли бойцы?

После окончания службы Игорь ни с кем из сослуживцев не встречался: дела уже были другие, мирные. Карьера, женитьба, дети... Но армия снилась регулярно...

В середине девяностых пришлось закончить с инженерной деятельностью и устроиться на работу в охрану. Неожиданно там встретил Михаила Мирошника... Тот после окончания военной карьеры осел в Москве.

Часто и подолгу вспоминали давно прошедшие события... Особенно, если после смены шли выпить пивка. Однажды Мирошник вдруг спросил:

- А, помнишь, Альбрехта? Я с ним долго переписывался, даже встречался. Не слишком здесь у него жизнь удалась, как стали в Германию отпускать, так он и уехал...

- Да какой же он немец? Душа-то у него русская, сколько лет здесь жил, как он там жить сможет? Зачем уехал?

- Уехал он, потому что здесь не нужен был... - сказал Мирошник. - Многие уехали. Даже такой великий тренер по тяжелой атлетике, как Рудольф Плюкфельдер, и тот уехал... Я тоже думал в Израиль двинуться, но лет мне уже много и денег я не нажил... Да вот на русской женился, сын у меня... Теперь я и сам русским стал. Да, какая разница, кто ты: русский, немец, еврей или грузин? Главное, чтобы был нужен там, где живешь... Чтобы не считали тебя мусором... Вот такой интернационал... Давай еще выпьем... Рот фронт!

В знак согласия Игорь прижал правый кулак к плечу...

 


Проголосуйте
за это произведение

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
284724  2008-11-19 21:43:27
Сергей Герман
- Когда то я жил в Омске на ул. Стрельникова, того самого, Героя Советского Союза Ивана Стрельникова. Помню и хронику о острове Даманский. Борис, конечно же голосую за Ваш рассказ, прежде всего потому,что Вы пишете о настоящих героях, положивших жизни ради долга, присяги, своих товарищей. Слишком уж много в последние годы вылили грязи на русского солдата, забыв о том, что многие не учавствуют в войне благодаря тому же солдату...

284727  2008-11-19 22:47:52
Борис Дьяков- Владимиру Эйснеру и Сергею Герману
- Владимир, Сергей, спасибо за отзывы!Должен сказать, что еще года 3-4 назад снилось, как опять призывают в армию и направляют на Дальний Восток, а я никак не мог понять, почему в таком возрасте я опять нужен? Я служил в том самом артиллерийском полку Волочаевского Городка, но был тренажеристом (ПТУРсистом), а в тех событиях принимала участие батарея реактивных установок и взвод разведки. Когда-нибудь встретимся! Борис.

284733  2008-11-20 14:28:34
LOM /avtori/soldatov.html
- Дорогой Борис! По-моему рассказ удался. Правда, есть что сказать. Быть может, стоит официальную хронику поместить курсивом сразу под названием ╚2 марта китайцы нанесли предательский удар по бойцам заставы Стрельникова..., как историческую справку, тем самым не вплетать ее в ткань художественного повествования, чтобы избежать стилистических ошибок. Кстати, говоря о предательском ударе, Вы решительно навязываете читателю одностороннюю позицию, а ведь желательно, чтобы оценку дал читатель, пусть он даже будет китайцем. И просто необходимо избавиться в художественном тексте от официальной кондовой терминологии вроде театра военных действий. Это режет слух и сбивает картинку. Впрочем, это я по-хорошему придираюсь.

284743  2008-11-20 21:47:49
Борис Дьяков- Олегу
- Олег, спасибо за отзыв! Хочу уточнить: официальной хроники там все-таки нет- это я сам так нечаянно выразился. "Предательский удар"- у наших автоматы не были заряжены, а китайцы после внезапной стрельбы еще и зверски изуродовали и добили раненых. С уважением, Борис.

284914  2008-12-03 13:28:38
Антонина Ш-С
- Б. Дьяков: ╚Главное, чтобы... не считали тебя мусором...╩

Мне очень симпатична Ваша жизненная позиция.

Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет" 2004

Rambler's Top100