pokemon go TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Если бы мы всегда подражали в технологии Западу, Гагарин никогда бы не стал первым.

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

Борис Михайлович Денисов

 

Если бы стены умели говорить

В книге "Прогулки по Петроградской" (авторы А. К. Гречухин, Г. Н. Попов, изд. "Северная звезда". - СПб. 2002г., с.120) при упоминании о доме N11 на Ждановской набережной отмечается, "...осмотреть его двор сейчас вряд ли удастся. Здесь Военно-Инженерная Академия им. А. Ф. Можайского, на месте которой ещё в 1733 году была размещена учреждённая двадцатью годами раньше Инженерная школа, впоследствии..." Прервем цитату и расскажем подробнее, чем в книге, как школа оказалась в этом месте и что было "впоследствии".

В первые десятилетия 18-го века на берегу реки Петровки Санктпетербургского острова (сегодня это река Ждановка, Петроградская сторона северной столицы) располагался опоясанный деревянным забором так называемый "Инженерный дом". На его территории находились: полковая церковь, чертёжная, архив, модельная камора, госпиталь, караульня, изба для мастеровых и сторожей, амбары, обширный фруктовый сад и в конце двора жилые покои. В 1733 году все эти деревянные строения и постройки перешли в собственность Инженерного ведомства. В том же году Инженерную школу, арендовавшую две светёлки в постоялом дворе на Московской стороне, перевели в "Инженерный дом". В жилых покоях поселили преподавателей и кондукторов (инженерных вспомогателей, так их ещё иначе называли). На следующий год туда же, в казённые квартиры, поселили и учеников школы, которые до этого снимали "углы" в частных домах.

Инженерная школа при жизни своего создателя, Петра I, готовила отечественных специалистов для Инженерных войск. После 1725 года условия деятельности школы и качество обучения постоянно ухудшались, а время правления Анны Иоанновны "...в следствие различных обстоятельств было временем её окончательного упадка".

В 1735 году в северной столице создают артиллерийскую школу для "пушкарских детей". Новое учебное заведение стало именоваться Санктпетербургской артиллерийской школой. Ученики этой школы, так же как и Инженерной, офицерского звания после выпуска не получали. Казённого помещения школа не имела, а располагалась в частных домах на Литейной, против Артиллерийского двора, рядом с церковью святого Сергия Чудотворца. Казённые квартиры ученикам не предоставлялись.

Во второй половине царствования императрица Елизавета Петровна вспомнила о усилиях своего отца по созданию отечественной системы подготовки специалистов-офицеров для артиллерии и инженерных войск и повелела Начальнику артиллерии с главным начальствованием над Инженерным корпусом (организационно входившим в штат артиллерии) генерал-фельдцейхмейстеру П. И. Шувалову провести "улучшение устройства и преобразование подготовки специалистов" для этих видов войск.

Граф Пётр Иванович Шувалов, один из влиятельнейших людей Елизаветинского царствования, в педагогических науках находился под влиянием своего двоюродного брата Ивана Ивановича Шувалова, бессмертного основателя Московского Государственного университета, и вдохновляющего его М. В. Ломоносова.

В 1758 году генерал Шувалов представил государыне Елизавете доклад с обоснованием целесообразности объединения Артиллерийской и Инженерной школ в кадетский корпус. Интересная деталь: в тексте доклада нельзя не узнать умелого пера М. В. Ломоносова. В черновых бумагах Шувалова есть указание: "о науках писать г. Ломоносову". И действительно, сравнивая то, что в проекте касается собственно программы преподавания с подлинными сочинениями Ломоносова, нельзя не убедиться в полной тождественности не только мыслей, но и отдельных выражений.

С целью подготовки школ к преобразованию в Корпус Пётр Иванович 22 августа 1758 года приказал Канцелярии Главной Артиллерии и Фортификации соединить обе школы в одну. Учебное заведение получило название "Соединённая Артиллерийская и Инженерная дворянская (с 1761 года - шляхетская) школа". Располагалась она в помещениях бывшей Инженерной школы. Генерал-фельдцейхмейстер П. К. Шувалов взял новую школу под личную свою "особую дирекцию".

Покровительство видного государственного деятеля проявилось прежде всего в увеличении финансирования жизни и деятельности школы. Новые возможности позволили значительно улучшить содержание воспитанников. Произошли разительные изменения в процессе обучения: увеличилось количество и объём изучаемых предметов. Были приглашены опытные, известные в те годы преподаватели. Особое внимание, по требованию Петра Ивановича, обращалось на знание математических и специальных военных дисциплин, а также изучение родного и иностранного языков. Генерал-фельдцейхмейстер Шувалов считал, что назначение офицеров при их выпуске в различные места службы должно определяться не различием обучения, а единственно тем, "кто в которой службе, по склонности и приобретению в науке преимуществ, преуспевает". Учитывая педагогическую теорию высокопоставленного шефа, в школе обучение "артиллеристов" и "инженеров" проводилось по одной программе. С 1760 года, как итог всех произошедших положительных преобразований, выпускникам школы стали присваивать звание офицеров.

В 1759 году в Соединённую Артиллерийскую и Инженерную дворянскую школу инженер-полковник И. М. Голенищев-Кутузов привёл своего старшего сына - Михаила. Кутузов-старший с большой ответственностью готовил обоих сыновей к военной службе. (Младший сын, Семён, позже окончит ту же Соединённую школу.) Оба брата в домашних условиях освоили русскую грамматику, несколько иностранных языков, историю, географию, математические науки, основы инженерного и артиллерийского дела. По просьбе отца Михаил при поступлении в школу прошёл "освидетельство" уровня подготовки к учёбе. Экзаменатор выявил, что он "...в арифметике и геометрии довольное знание имеет, в фортификации название главнейших линий, углов и строениев довольно знает". 21 июня двенадцатилетний Кутузов зачисляется в школу. Через десять дней ему присваивают воинское звание капрал и, учитывая желание отца, отправляют домой. Необходимо напомнить, что основная часть учащихся находилась на полном государственном довольствии и жили они в "казённых квартирах". Небольшая часть школьников, выходцев из богатых семей, имела разрешение жить дома, на "своём коште", совмещая посещение школьных занятий с домашним изучением обязательных дисциплин.

r1
Орден Кутузова. Учрежден в 1942 г. (3-я степень добавлена в 1943 г.)

За успехи в учёбе, показанные за месяц пребывания в школе, капрал Кутузов возводится в новое звание - каптенармуса артиллерии. В декабре 1759 года генерал П. И. Шувалов по представлению начальника школы издал приказ о том, что Михаил Кутузов, который "...до инженерства имеет склонность в поощрение прочим сего числа произведён мною в инженерный корпус первого класса кондуктором...". Это звание присваивалось за успехи ученикам первого, выпускного класса. Будущий полководец, благодаря природной одарённости и привитого отцом серьёзного отношения к выполнению порученного дела, трёхлетнюю программу обучения одолел за полтора года. 28 февраля 1761 года Михаил Голенищев-Кутузов производится в инженер-прапорщики и направляется для прохождения службы в Инженерный корпус.

Короткий комментарий по поводу срока обучения великого русского полководца. В те годы военное учебное заведение давало общее и военное образование. Поступившие на учёбу мальчики имели разные уровни грамотности. Поэтому допускалось в течение одного учебного года, при успешном усвоении учебной программы, оканчивать несколько классов. Подобное случалось довольно часто. Так, известный герой Отечественной войны 1812 года партизан генерал-лейтенант Александр Николаевич Сеславин в феврале 1798 года в возрасте 13 лет был произведён в подпоручики и выпущен в лейб-гвардии артиллерийский батальон. Можно привести ещё ряд примеров.

Нередко встречались противоположные случаи - ученики обучались большее количество лет, чем предусматривалось программой. Только во второй половине XIX века появился приказ Главного Начальника военно-учебных заведений, в котором говорилось, что "все оставшиеся в классе два года и невыдержавшие удовлетворительного экзамена для перевода в следующий класс, должны быть исключены из корпуса".

В 1762 году императрица Екатерина II разрешила преобразовать школу в корпус. Одновременно она повелела в добавление к табельному финансированию в связи с переформированием "в первые два года помоги делать по 20 тысяч рублей в год". Действительно, в учебном заведении были произведены большие преобразования и уже к концу XVIII века Артиллерийский и Инженерный шляхетский кадетский корпус по своему устройству и учебным программам стал приближаться к Сухопутному Кадетскому корпусу (образован в июле 1732 года). По новой учебной программе стали больше внимания уделять изучению общеобразовательных и общевойсковых предметов за счёт сокращения часов обучения "титульных" предметов: артиллерии и инженерного дела. Из школы после отбора в корпус перевели только 85 из 146 школяров.

Кадетский корпус - учебное заведение закрытого типа. В новом корпусе, несмотря на дворянское происхождение воспитанников, условия жизни были достаточно суровые. Занятия проводились в два этапа: с 7.00 до 11.00, после перерыва с 14.00 до 18.00. Распределялись кадеты по ротам. В каждой роте круглосуточно находился дежурный офицер. Всем офицерам вменялось в обязанность внушать кадетам необходимость соблюдения правил нравственности и субординации, запрещать неблагородные игры, вселять желание к наукам.

За нерадивость наказывали: заносили на чёрные доски, снимали на разные сроки погоны. За обыкновенные проступки наказывали фухтелем (т.е. рапирой обшитой сукном), в случае большой вины - пороли розгами перед строем. Решение об экзекуции принималось, видимо, многими начальниками, поэтому с 1792 года никому не разрешалось наказывать воспитанника "телесно" без ведома начальника корпуса.

Поощряли воспитанников так: фамилии отличников заносили на Красную доску, награждали похвальными листами и книгами, производили в унтер-офицеры и фельдфебели (после 1863 года в военной гимназии с приставкой вице-). Эти правила, с небольшими вариантами, сохранялись все годы существования учебного заведения.

По штату 1784 года в корпусе полагалось иметь три роты, каждая по 133 человека. На учёбу принимали мальчиков 10-11 лет, имеющих знания в объёме начальной школы. Хорошо окончивших выпускали подпоручиками и прапорщиками. Неуспевающих - в артиллерию сержантами или в инженерные войска инженерными кондукторами.

В 1794 году Екатерина II утвердила проект строительства для корпуса каменного здания взамен обветшавших деревянных строений. Решено было на предстоящие работы отпускать ежегодно по 10 тысяч рублей.

В плане новое здание выглядело замкнутым четырёхугольником. 22 мая 1795 года состоялась торжественная закладка первого здания, в котором предполагалось разместить учебные классы. В основание стены заложили металлическую доску с надписью:

Е к а т е р и н а II усердная распространительница просвещения в обширной Своей Державе, прещедрая основательница сего военного училища повелела воздвигнуть оному сие каменное здание по представительству Господина Генерал-Фельдцейхмейстера Графа Платона Александровича З у б о в а, который и заложен в 22 день Мая 1795 г. при директоре сего училища Артиллерии Генерал-Поручике П е т р е М е л л и с и н о

В том же году корпусу передали ветхие строения ранее принадлежавшие Корпусу чужестранных единоверцев. Это означало, что территория корпуса увеличилась на 250 сажен (порядка 550 м) по берегу реки Петровки и на 160 - 200 сажен (порядка 450 м) в глубину от берега.

В октябре 1796 года, за месяц до кончины императрицы, новые классы были готовы, торжественно освящены и в них начались занятия. Кроме классов в здании располагались: конференц-зал (несколько позже в зале разместили музей), под ним - танцзал, католическая и лютеранская церкви. Напомним, что по требованию Екатерины II четвёртая часть учебных мест резервировалась для детей эстляндских и лифляндских дворян. Строительство здания и его окончательная отделка обошлось казне в 51 676 рублей.

Очередные два фаса корпусного четырёхугольника, предназначенных для кадетских камор (т.е. комнат), начали возводить в мае 1800 года. К этому времени, в связи с увеличением числа учащихся, архитектор Демерцев внёс ряд изменений в проект строительства. Так, танцзал переоборудовали в классы. К построенному фасу с обеих сторон сделали пристройки. В одной разместилась летняя караульня, а над ней - библиотека (к 1817 году в ней было собрано 5 000 томов), в другой внизу стало два младших класса, над ними - чертёжный класс.

В 1803 году заложили четвёртый, замыкающий четырёхугольник, фас. (В настоящее время его фасад выходит на улицу Красного Курсанта.) В этом здании после окончания строительства разместили квартиры корпусных офицеров, столовую и кухни.

В том же году в один уже отстроенный фас ввели две кадетские роты. В правом фасе оборудовали две церкви: в нижнем этаже тёплую во имя Великомученицы Екатерины, над ней ? холодную во имя Александра Невского. В 1820 году эту церковь сделали тёплой, а нижнюю упразднили и помещение передали музею, т. к. его разросшаяся коллекция уже не вмещалась в одном зале.

Все здания, кроме Главного, выходящего фасадом на набережную реки Ждановки, были двухэтажные. Внутренний двор использовался для строевых занятий, смотров и парадов. Всё строительство закончилось не ранее 1806 года и обошлось казне в 359 654 рубля.

О более поздних перестройках и других служебных строениях говорить не будем. Закончим рассказ о стенах и вернемся к жизни, которая проходила за этими стенами.

Император Павел I в 1800 году переименовал Сухопутный корпус в Первый, а Артиллерийский и Инженерный - во Второй кадетские корпуса (далее 1-й КК и 2-й КК).


Этот акт активизировал процесс создания двух однотипных учебных заведений. В 1801 году император назначил своего сына, Великого Князя Цесаревича Константина Павловича, шефа 1-го КК, и шефом 2-го КК. Цесаревич особое внимание обращал на строй и дисциплину. За годы шефства Константин Павлович повысил штатные звания офицеров корпуса на одну ступень в сравнении с однотипными должностями в армейских частях, предоставил выпускникам обоих корпусов право выбора места и рода войск дальнейшей службы и к 1805 году завершил полную унификацию 1-го и 2-го корпусов.

Изменения, произошедшие с учебным заведением за 1762 ? 1801 годы, имели и негативные стороны: резко сократился выпуск офицеров в Инженерные войска. Кризис с подготовкой специалистов для этого рода войск был разрешён созданием новой специальной Инженерной школы в 1804 году (см. подробнее: сайт http://www.pereplet.ru/text/denisov/inzh.html).

В 1816 году по новому штату в корпусе число учащихся увеличилось до 700 человек. Они разделялись на 5 рот: одна гренадёрская, три мушкетёрских и одна резервная.

При Николае I резервная рота стала именоваться неранжированной, в неё зачисляли мальчиков 10-12 лет. Остальные, ранжированные роты, по возможности комплектовались учениками одного возраста. Кадеты этих рот имели ружья, полную амуницию, участвовали в ротных и батальонных учениях, для них с 1829 года организовывали лагерные сборы и практические походы. Кроме обязательных общеобразовательных и военных дисциплин, которые изучали в предыдущие годы, по требованию императора ктивно учили кадет лазить, плавать, фехтовать, в старших классах - вольтижировке. В царствование Николая I во всех военно-учебных заведениях, в том числе и во 2-м КК, большое внимание уделялось обучению любимому делу Павла I и всех его сыновей - фронту, маршированию и деланию различных приёмов с ружьём. Новый штат в 1830 году установил численность роты - 120 человек (следовательно численность корпуса составляла 600 человек). В роте полагалось иметь шесть офицеров: командир роты - капитан, его заместитель - штабс-капитан, четыре поручика. В помощь офицерам из числа старшекурсников назначались унтер-офицеры и фельдфебель роты.

r1
Батальон кадет 2-го кадетского корпуса со знаменем перед главным (позднее - церковным) подъездом здания корпуса. Начало 50-х годов XIX века.

В 1836 году срок обучения составлял 8 лет и делился на три курса: подготовительный - два года, основной - четыре года, специальный - два года. На специальном курсе кадеты получали военные знания в объёме необходимом для получения офицерского чина. Лучших выпускников направляли в гвардию, хорошо усвоивших курс, но не способных к военной службе производили в чин 12-го или 14-го класса и обеспечивали деньгами на "прогон" к месту работы. Неисправимые двоечники (по современной терминологии) отправлялись нижними чинами в армию.

Шефами корпуса с момента его образования являлись члены Дома Романовых, да и сами императоры о нём не забывали. Александр I приезжал инспектировать ход строительства зданий для корпуса. Николай I в 1836 году по случаю своего сорокалетия пожаловал корпусу прекрасно исполненные в полный рост портреты императора Петра Великого с надписью "Основателю Санкт-Петербургской инженерной школы", императрицы Екатерины II - "Учредительнице 2-го Кадетского корпуса" и Генерал-фельдмаршала князя Кутузова-Смоленского, знаменитого воспитанника этого учебного заведения.

Размеренную, с выработанными за долгие годы правилами и обычаями, жизнь корпуса резко изменила военная реформа 1860 - 1870 годов, проводимая с целью разделения военного и общего образования. 2-й КК первым из учебных заведений претерпел реформирование. Уже в 1863 году его старшие классы выделились из корпуса и убыли на формирование военных училищ. Младшие классы преобразовались во 2-ю военную гимназию (2-я ВГ), задачей которой являлось "подготовление соответственно воспитанных, прошедших средний учебный курс молодых людей для пополнения специальных военно-учебных заведений". В гимназии отменялись роты. Воспитанников разделили на учебные группы по возрасту. Военных воспитателей заменили гражданские педагоги. К слову, преподаватели для всех военных гимназий обучались на специальных курсах, созданных при 2-й ВГ.

Первоначально учебный курс продолжался 6 лет, как в подготовительном и основном классе корпуса. Обучалось 300 человек, затем число военных гимназистов увеличилось до 350 человек, а срок обучения с 1873 года стал семилетним, как в реальных училищах Министерства просвещения. Военные гимназии считались лучшими среди средних учебных заведений. 91% выпускников поступал в военные училища.

В 1882 году Александр III "принимая во внимание вековые заслуги бывших кадетских корпусов" вернул военным гимназиям это наименование. 2-я ВГ после 19 лет деятельности вновь становится 2-м Кадетским корпусом. Корпус представлял собой батальон трёхротного состава численностью 350 человек. С 1-го января 1897 года добавилась ещё одна рота, а численность возросла до 500 кадетов. В штат корпуса входили офицеры в следующем количестве: инспектор - 1, его помощник - 1, четыре командира рот, 22 офицера-воспитателя. Директор корпуса имел чин генерала. В обязательную программу старших классов включали строевые занятия. В последних классах обращалось большое внимание на возможно широкое участие кадетов в образовательных экскурсиях как по России, так и за границей. С 4-го класса обязательными являлись прогулки-экскурсии по программе "юных разведчиков". И всё же, возвращённое наименование "кадетский корпус" не меняло главной сути учебного заведения: он оставался, как и военная гимназия, средним общеобразовательным заведением, которое готовило учеников к поступлению в Военные училища.

В первое десятилетие 20-го века в жизни 2-го КК произошло событие, суть которого заключалась в следующем. Долгие годы между Первым и Вторым кадетскими корпусами длилась тяжба о том, который из них возник раньше. Если брать за точку отсчёта наименование "корпус", то первенство принадлежит 1-му КК: он носил это название со дня своего создания, с 1732 года. Соединённая Артиллерийская и Инженерная шляхетская школа (в последствии 2-й КК) удостоилась именоваться корпусом только через тридцать лет, в 1762 году. Многолетняя борьба за право включить в стаж деятельности учебного заведения годы существования военных школ его образовавших закончилась в пользу 2-го КК. 31 января 1910 года вышел Указ, в котором "Государь император Высочайше повелеть соизволил" отдать 2-му кадетскому корпусу старшинство со дня создания Петром I Инженерной школы - 16 января 1712 года. Высочайшим приказом по военному ведомству "За долголетнюю и плодотворную деятельность" корпус стал именоваться Вторым кадетским Императора Петра Великого корпусом. (В нашем рассказе он останется 2-м КК.) По случаю таких важных событий вышел в свет ряд книг, посвященных истории корпуса (названия некоторых из них приведены в Списке использованной литературы). История учебного заведения охватывает период, за который на престоле Российской империи восседали тринадцать представителей Дома Романовых. Естественно, что за этот срок среди выпускников было немало видных личностей. Отдадим должное уважение им всем, но, кроме уже упомянутых в тексте, называть их не будем.

В августе 1917 года Временное правительство реорганизует 2-й КК в военную гимназию. Гимназия, претерпев ещё большую демилитаризацию, чем в 1863 году, просуществовала только один год. 14 июля 1918 года Главный комиссар военно-учебных заведений Российской республики издал приказ N134, в котором говорилось: "Во исполнение декрета С.Н.К. ... об объединении учебных и образовательных учреждений и заведений всех ведомств в ведомство НК по Просвещению - все подведомственные Военному Учебному Управлению гимназии военного ведомства... с 15 июля с/г передаются в ведение Н.К. по Просвещению" [Российский Государственный военный архив (далее РГВА), фонд 62, оп. 1, дело 337, с. 228].

Превращения военной гимназии в гражданское учебное заведение, убеждён, не произошло: здания 2-го КК остались в ведении Квартирно-эксплуатационного Управления военного гарнизона города Петрограда, а военные гимназисты после летних каникул в него просто не возвращались, 2-я военная гимназия тихо и незаметно прекратила своё существование, поставив последнюю точку в истории первой Инженерной школы, образованной Петром I в начале 18-го века.

Следующий постоянный арендатор зданий определился только через семь месяцев: 28-го февраля 1919 года появился приказ N7 Главного Управления военно-учебными заведениями Петроградского военного округа о формировании в здании бывшей 2-й гимназии Военного Ведомства на Ждановке Четвёртых Советских пехотных курсов.

1 марта организационная группа приступила к выполнению приказа. В её состав входили: начальник создаваемых курсов, его заместитель, командир роты (все ранее служили на 1-х Пехотных Петроградских Советских курсах) и три командира взводов - выпускники 2-х Советских командных курсов.

2 марта приказ N2 по курсам объявлял о создании комиссии для приёмки зданий бывшего 2-го КК, всего имущества и инвентаря и ставил перед ней задачу "немедленно приступить к приёмке, попутно выясняя необходимость неотложных работ по ремонту и санитарному состоянию всех зданий и помещений."

За полугодовое безхозное пребывание помещения бывшей гимназии пришли в запустение. До прибытия курсантов требовалось сделать очень многое. Пришлось даже принимать на временную работу уборщиков помещений и чернорабочих. Объём неотложных работ был настолько велик, что первые 80 человек из них были уволены только через две недели.

1919 год - это второй год Гражданской войны. Для вновь формируемых частей требовались новые командные кадры. Поэтому численный состав 4-х курсов быстро увеличивался: март 1919 года - одна курсантская рота, середина этого года ? четыре роты, середина 1920 года - шесть рот, в которых обучалось более восьмисот курсантов.

В процессе становления учебного заведения приходилось решать целый ряд проблем. Например, жилищный вопрос. Росло число курсантов и, как следствие, росло число командиров, преподавателей военных предметов. Для решения этой проблемы была создана комиссия с задачей проверить всех живущих в квартирах в бывших зданиях 2-го КК и флигеле по Офицерскому переулку ╧ 7/12, а также принять меры к выселению посторонних не состоящих на службе на курсах.

Из содержания приведенного приказа можно извлечь интересную для нас информацию: какая-то часть служащих военной гимназии стала работать на курсах. Что вполне естественно ? на хлеб надо было зарабатывать. Работники лазарета, библиотеки, кухни, техники обслуживающие здания, преподаватели русского языка и арифметики и т.д. Все эти лица, напомню, работали ранее в учебном заведении, которое более полувека не давало военного образования своим воспитанникам. Поэтому они никак не могли возродить и тем паче культивировать традиции 2-го КК. Необходимо учитывать, что в те годы при приёме на учёбу (и работу) на социальное происхождение обращали больше внимания, чем на уровень образования.

По приказу РевВоенСовета Республики N1227 от 29 июня 1920 года Четвёртые курсы получают другой номер и становятся Шестыми, сохранив своё наименование полностью. Курсы являлись детищем своего времени: курсанты сочетали учёбу с участием в боях против армии генерала Юденича, белоэстонцев и белофинов, угрожавших городу - колыбели революции. На Южном фронте сражались две сводные бригады Петроградских курсантов, в числе которых были и представители 6-х (4-х) курсов. О курсантах тех лет очень образно говорится в стихотворении Владимира Луговского "Курсантская венгерка":

Сегодня не будет поверки, Горнист не играет поход. Курсанты танцуют венгерку, - Идет девятнадцатый год. В большом беломраморном зале Коптилки на сцене горят, Валторны о дальнем привале, О первой любви говорят. . . . . . . . . . . . . . . . . . . Летают и кружатся пары - Ребята в скрипучих ремнях И девушки в кофточках старых, В чиненых тупых башмаках. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . И холодно в зале суровом, И надо бы танец менять, Большим перемолвиться словом, Покрепче подругу обнять. - Ты что впереди увидала? - Заснеженный чёрный перрон, Тревожные своды вокзала, Курсантский ночной эшелон. Заветная ляжет дорога На юг и на север - вперед. Тревога, тревога, тревога! Россия курсантов зовёт! . . . . . . . . . . . . . . . . . . . И шелест потертого банта Навеки уносится прочь, ─ Курсанты, курсанты, курсанты, Встречайте прощальную ночь! Пока не качнулась манерка, Пока не сыграли поход, Гремит курсовая венгерка... Идет девятнадцатый год.

В конце 1922 года курсы производят последний выпуск Красных командиров. Курсантов не успевших закончить курс обучения, часть преподавателей и командиров перевели в 100-ые пехотные курсы в Кронштадт. Всех других военнослужащих, командиров и преподавателей, откомандировали к новым местам службы, гражданских служащих уволили. 7 декабря 1922 года начальник курсов докладывал "...с сего числа курсы полностью расформированы". Просуществовали они не долго - 3 года и 8 месяцев. Память о 6-х (4-х) Советских пехотных Петроградских курсах сохранилась только в архивных документах (см. РГВА, фонд 25123, опись 1, дело 3), а теперь и в этой части статьи.

Освободившиеся помещения бывшего 2-го КК в декабре того же года занял новый "казармосъёмщик" - Школа техников-механиков Красного Воздушного Флота. Это одно из названий вуза: с 1919 по 1939 год его переименовывали 13 раз, последовательно называя школой, училищем, курсами усовершенствования и в зависимости от места дислокации - Киевскими, Московскими, Петроградскими, Ленинградскими ( см. РГВА, фонд 35554 ). Но! При каждом изменении наименования неизменным оставался профиль учебного заведения. Сохранялся командный, преподавательский состав и те кого обучали во время переименования.

r1
Эмблема авиационных техников в 20-х годах.

История Школы началась, по современной терминологии, в ближайшем зарубежье. В мае 1919 года по приказу ╧ 469 Наркома по Военным делам Украины началось создание первой на всей территории бывшей Российской Империи авиационно-технической школы. Занятия в Киевской Школе Авиационных Техников и Механиков Красного Воздушного Флота Украины начались 5 июля. Обучалось в школе 37 учеников. Торжественное открытие состоялось 12 июля того же года.

В конце августа Школу эвакуируют в Москву (возникла угроза захвата Киева войсками генерала Деникина). В первопрестольную прибыло только 22 ученика. Школу поселили в доме на Елоховской улице. При проведении практических занятий использовалась учебная база Московского высшего технического училища (МВТУ).

В январе 1921 года школа произвела первый выпуск специалистов - 12 человек. В том же году приказом РВСР ╧ 539 школа перешла на новый штат: ей устанавливалось иметь 340 курсантов и 93 преподавателя. Места в Москве разросшемуся учебному заведению не нашли и отправили в Петроград. Северная столица школу встретила холодно: с мая 1921 года по декабрь 1922 года она пять раз меняла место пребывания.

Можете представить какой восторг вызвал у командования и преподавателей переезд в военный городок на р. Ждановке, освободившийся после расформирования 6-х Советских пехотных курсов. После полуторогодового существования в тесноте и неудобстве появилась возможность воплотить в жизнь самые смелые планы организации учебного процесса. В новых помещениях разместились все отделы и службы, общежитие курсантов, все учебные классы, лаборатории и производственные мастерские, нашлись свободные квартиры для преподавателей. (Видимо жилищная комиссия пехотных курсов в 1919 году потрудилась на славу.)

В одном документе тех лет рассказывалось: "В помещении домовой церкви на стенах висели мраморные мемориальные доски с фамилиями воспитанников 2-го КК, геройски погибших во славу русского оружия. Среди них было много имён участников Отечественной войны 1812 года и героической обороны Севастополя в 1854 ? 1856 годов. Эти высеченные на мраморе имена славных офицеров русской армии вызывали чувства глубокого уважения и гордости за русских людей, отдавших жизнь за наше Отечество".

Школа постоянно прогрессировала как учебное заведение. После ряда переименований в мае 1938 года (приказ НКО ╧ 067) она была преобразована в 1-ое Ленинградское Военное Авиационно-Техническое училище имени К. Е. Ворошилова, а в ноябре 1939 года - в Ленинградские Авиационно-Технические Курсы Усовершенствования ВВС КА. В августе 1941 года курсы эвакуируются из Ленинграда и, как оказалось впоследствии, навсегда покидают с большой любовью обустроенный военный городок на набережной реки Ждановки.

После окончания Великой Отечественной войны комплекс учебных зданий авиационно-технических курсов заняло другое авиационное военное учебное заведение. Коротко о том, почему это произошло, и о вузе.

В марте 1941 года в рамках выполнения постановления ЦК ВКП(б) и Совнаркома СССР "О реорганизации авиационных сил Красной Армии" была создана Военно-воздушная академия. Базой её формирования стал Ленинградский институт инженеров Гражданского Воздушного Флота (ЛИИ ГВФ). В военное ведомство перешли не только территория института, здания, учебные лаборатории, всё наличное оборудование - в академию перевели большую часть преподавателей, а студенты годные к службе в Красной Армии стали первыми её военными слушателями. Процесс преобразования гражданского вуза в военный много времени не занял. Уже 27 марта приказ Наркома Обороны СССР ╧ 0182 объявлял о создании Ленинградской военно-воздушной академии Красной Армии. 27 марта стало официальным Днём годового праздника

r1
Здание 2-го кадетского корпуса на улице Красного Курсанта. в 20-х годах.

В августе 1941 года академию эвакуируют в столицу Марийской АССР. Весной 1945 года выяснилось, что возвращаться из эвакуации некуда: комплекс зданий Авиагородка под Пулковом, в которых до войны размещалась академия, сильно пострадал от артобстрелов и бомбёжек. Нашли выход - предоставить академии здания, в которых до войны размещались Ленинградские авиационно-технические курсы ВВС и Второе Ленинградское авиационное училище имени Ленинского комсомола. Так что наш "главный рассказчик", здания 2-го кадетского корпуса, сегодня являются частью комплекса зданий ВИКУ - Военного инженерно-космического университета (так с 1998 года называется академия созданная в 1941).

Прежде чем поставить заключительную точку в данной статье, думаю, надо рассказать ещё одну историю, связанную с домом ╧ 11 на Ждановской набережной.

В газете "Красная звезда" от 25 января 1997 года была опубликована статья, в которой говорилось, что ВИКУ является прямым наследником первой Инженерной школы образованной Петром I в 1712 году. Она так и называлась "Инженерно-космическая: отчёт от Петра".

Статья породила целый ряд вопросов. Например. Каким образом последний наследник школы Петра I - 2-ая ВГ, исчезнувшая без следа в бурных событиях 1918 года, умудрилась передать кому-то "фамильное" право на наследие своей истории? Почему наследником назначен ВИКУ, а не, например, Артиллерийская или Инженерная академии? Почему вопрос о наследниках возник не в год образования Ленинградской военно-воздушной академии (ныне ВИКУ), а позже на целых полвека, в 1994 году. В конце концов, каким образом среднее образовательное учреждение, 2-я военная гимназия (2-й КК), стало основой высшего специального учебного заведения? Мышь родила гору!

Попробуем ответить на эти вопросы.

Мы рассмотрели истории четырёх вузов: 2-го кадетского корпуса, 4-тых (6-тых) Советских Петроградских пехотных курсов, Ленинградских авиационно-технических курсов усовершенствования ВВС и рассказали о том, как родилась Ленинградская военно-воздушная академия (ныне, напомню, это ВИКУ). Разные судьбы, различная профессиональная специализация, своя независимая друг от друга жизнь. Единственное, что их "объединяет" - это казарма. Первые три из перечисленных вузов в разные годы раполагались в военном городке на набережной реки Ждановки. С 1945 года этот городок является частью комплекса зданий ВИКУ. Идея соединить в одно целое названные выше разноплановые и разномасштабные военные учебные заведения, используя для этого метод "родство через жилплощадь" - это не ноу-хау. Здесь должен быть какой-то другой термин.

Отвлечёмся на минуту от этой истории. Рассмотрим нейтральный пример. В Москве по адресу Кутузовский проспект, 25 с середины 50-х годов прошлого века располагался кинотеатр (если не изменяет память) "Призыв". С 1992 года в этом здании находится Театр кошек. Его руководитель господин Куклачёв не требует, чтобы год открытия "Призыва" считался годом рождения его театра. Что вполне естественно, последовательное расположение разных учреждений в каком-либо здании - это история здания, а не общая история его арендаторов. В упомянутой выше статье "отчёт от Петра" - это непреднамеренная, но однозначно ошибочная подмена двух разных историй.

Извините, но ещё раз о методе "родство через жилплощадь". Недалеко от станции метро "Филевский парк" в 1976 году установлена мемориальная стела в честь 50-летия Первой гвардейской, Пролетарской, Московско-Минской дивизии, награждённой орденами Ленина, Красного Знамени, Суворова и Кутузова. После окончания войны она располагалась в казармах, построенных задолго до победного 1945 года. Немецкая дивизия, которой до 2-й мировой войны принадлежал военный городок, принимала участие в войне против России ещё в 1812 году. На основе метода "родства через жилплощадь" получается, что прославленная советская дивизия должна (или имеет "право") включать в свою историю и участие, в составе французской армии к тому же, в Бородинском сражении. Как вам нравится такая трактовка событий минувших лет?

Без примеров. Смоделируем такую ситуацию. 1945 год. Академия возвращается к месту довоенного расквартирования в Авиагородок под Пулковом. Зададим два вопроса:

- Родилась бы в этом случае сама идея о исторической связи ВИКУ с первой русской Инженерной школой, основанной Петром I ?

- Какие доводы приводили бы в обоснование этой идеи?

Ответы на эти вопросы предлагаю дать самим читателям.

Самое непонятное в легенде о связи ВИКУ с первой Инженерной школой это приказ Министра Обороны РФ N311 от 22 сентября 1994 года. Данным приказом академии (ныне университету) отдано старшинство со дня учреждения школы. Академия также была признана преемником не только инженерной школы, но и других военно-инженерных учебных заведений, которые ведут свою родословную от нее. Был установлен годовой праздник академии - 16 января. (Какие военно-инженерные учебные заведения имеются в виду - не ясно.)

Приказ 1910 года, по образцу которого написан приказ 1994 года, отдавая старшинство 2-му КК с 16 января 1712 года, во-первых, имел для этого историческое обоснование, во-вторых, исходил от самодержца Всея Руси, т.е. являлся Государственным Законом. Приказ N311 - документ ведомственный┘В 1998 году, четырьмя годами позже его издания, в С- Петербурге проходила научная конференция по проблемам авиации. В докладе о истории Академии гражданской авиации говорилось, что "в 1941 году лучший вуз Аэрофлота, Ленинградский институт инженеров ГВФ, стал основой для создания Ленинградской военно-воздушной академии (ныне Военно-инженерная космическая академия имени А. Ф. Можайского)". Далее в докладе отмечалось: "Этот факт практически никак не повлиял на существование петербургской научно-педагогической школы подготовки авиационных специалистов, поскольку традиции школы как духовного сообщества передаются через научный коллектив и отдельные личности. Научный же коллектив ЛВВА по-прежнему сохранял в своём ядре наиболее яркие личности из числа профессоров и преподавателей ЛИИ ГВФ" [см. Тезисы XIX годичной конференции Санкт-Петербургского отделения Российского Национального комитета по истории и философии науки и техники (23 - 28 ноября 1998 года) Выпуск XIV. СПб, 1998].

Чётко и ясно. Год рождения ВИКУ - 1941, исторические связи - Ленинградский институт инженеров ГВФ. Всё остальное - фантазия на заданную тему.

Вернемся к приказу от 22 сентября.

Приказ с таким текстом мог появиться только в середине последнего десятилетия ушедшего века. В период, когда в стране создалась сложная экономическая ситуация, процветала безудержная приватизация, нарастал тревожный процесс суверенизации, когда многие граждане трудно расставались с привычным прошлым и испытывали некоторую растерянность перед неопределившимся ещё своим положением в будущем. Все вместе взятые проблемы вызвали у одних людей непреодолимое желание чего-нибудь приобрести, у других появилось настроение, именуемое сегодня термином "пофигизм".

Представители обеих групп, как я думаю, были среди тех, кто составлял текст приказа, и тех, кто готовил проект приказа к подписанию в высоких кабинетах. Первые, видимо, считали, коль нельзя приватизировать здания бывшего 2-го КК, то можно попытаться поступить так с их историей. Вторым, скорее всего, было совершенно безразлично что приватизируют: чью-то историю со времен Петра I или самого императора.

Приказ не соответствует историческим реалиям, заменяя действительное желаемым. Поэтому он не корректен, прежде всего по отношению к лицу его подписавшему (выражаясь не парламентским языком, его просто подставили).

Приказ не корректен по отношению к 28-ми военным учебным заведениям в наименованиях которых содержится определение "инженерное" (подсчитано, без вузов ВМФ, по Постановлению Правительства РФ N1009 от 29 августа 1998 года "О военных образовательных учреждениях профессионального образования МО РФ"). Судите сами. Инженерная школа, образованная Петром I, явилась первым шагом к созданию отечественной системы подготовки военных инженеров. Каждый последующий шаг развития науки и техники подвигал эту систему к дальнейшему развитию, открытию инженерных вузов новой специализации. Поэтому все современные военные инженерные учебные заведения имеют равное с ВИКУ основание считать первую Инженерную школу своей праматерью. Требование приказа признать им старшинство ВИКУ - это что-то от армейской "дедовщины".

Приказ не корректен по отношению к самому ВИКУ. Газета "Красная Звезда" в упомянутой выше статье писала, что в университете за последние 30 лет в связи с ракетно-космическими исследованиями подготовлено 150 докторов наук, свыше 900 кандидатов наук. Более 40 учебников, авторами которых являются учёные вуза, изданы за рубежом. В день космонавтики, 12 апреля 2003 года, с телеэкранов прозвучало, что ВИКУ можно назвать "Колыбелью Отечественной космонавтики". Поэтому желание приписывать к заслуженной славе вуза чужие деяния и историю равнозначно выражению сомнения значимости того, что сделано профессорско-преподавательским составом и выпускниками ВИКУ с момента его формирования в 1941 году до дня подписания приказа в 1994 году.

Уверен, что претензия на "старшинство" на основе весьма вольного обращения с реальными историческими фигурами не так безобидна, как может показаться, с точки зрения нравственного воспитания офицеров - Защитников Отечества. Этот процесс не должен допускать ни единой фальшивой ноты.

Всё изложенное выше свидетельствует о том, что приказ N311 от 1994 года заслуживает быть отменённым. Ходатайством об этом может служить данная статья. (Просьба к тем читателям, которые имеют возможность довести статью до лиц способных посодействовать его отмене, сделать это.)

И последнее. Стоило ли поднимать вопрос о претензиях на родословную от школы Петра? Ответ однозначен - да! Подгонять исторические факты под свои сегодняшние желания - занятие неблагодарное. Правда всё равно, рано или поздно, выйдет на свет. В поддержку такой уверенности приведу слова Председателя Конституционного суда России Валерия Зорькина (Журнал "Итоги" N9 от 4 марта 2003 г., с. 14): "Историю нельзя переписать".

Автор глубоко признателен Александру Николаевичу Шведову за помощь при подготовке материала.

Полковник в отставке Б. М. Денисов.

SSYLKA 1 Территория, расположенные на ней здания, история Авиационного училища, как и истории Военно-теоретической школы Красного воздушного флота и других военных учебных заведений ранее располагавшихся на этой территории никакого отношения к рассматриваемой нами истории 2-го КК не имеют.
Проголосуйте
за это произведение

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
268581  2006-08-22 19:07:27
-

268591  2006-08-24 10:20:29
ОС /avtori/soldatov.html
- Добрая память


Rambler's Top100