TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

[ ENGLISH ] [AUTO] [KOI-8R] [WINDOWS] [DOS] [ISO-8859]


Русский переплет

Константин Черепанов

 

 

 

МОРСКОЕ РЕТРО

 

Нас качали упрямо эти волны седые,
Поливал сверху дождь, лил ведро за ведром,
Но мы знали упрямо, что мы - волки морские,
Как прошли мы весь мир, так к России дойдем!

 

О, ее берега не устали нам сниться.
Нас качало в туманах безбрежных морей.
Этот дождь бесконечный будет литься и длиться -
Не сломить ему русских суровых людей.

 

Лишь порою тоска подбирается странно,
Схватит сердце и жмет его крепкой рукой.
Пусть играют в тавернах жестокие танго, -
Слышу я только голос родной и простой.

 

О Россия, Россия! Твои дали в тумане.
Нам полгода идти до кронштадских дождей.
Поднимает Борей беспощадные длани,
И грозит Посейдон все трезубцем сильней.

 

 

ОСЕНЬ В КЗЫЛ-ТАУ

(танго)

 

Здесь сосны строго вертикальны,
И небо синевой полно.
И сосны, словно линий кальки,
Проходят чрез мое окно.

 

Там за окном, играет ветер
И легко гонит облака.
Сияет солнце, щедро метит
Их стройно белые бока.

 

Что за чудо - эта осень!
Как много солнца, тишины.
Смотреть бы вечно в эту просинь
И видеть только неба сны.

 

И местность станет вдруг хрустальной,
И тонко зазвенит она.
И в тишине той музыкальной
Услышу вдруг колокола.

 

...Но лист увядший, словно эхо,
Напомнит резко мне о том:
Чертеж незримый - только лета,
Лета память за окном!

 

Д. Лейбину

МАРШ

 

Двести лет я просидел в окопах.
Стал я старый, ржавый и седой...
Помню я себя в маршбате, в ротах,
Перед самой первою весной...

 

Двести лет нам звонко пели трубы.
Двести лет в ушах звенела медь.
Были, были мы сердцами грубы,
И была нам хорошо знакома спесь.

 

И тогда мы шли сквозь все преграды,
Все сметая на своем пути.
Как ни желанны были нам награды,
Мы не их стремились обрести.

 

А теперь - мы горды и угрюмы,
В сердце яростно клокочет злость.
Как безжалостно терзают думы
Нашу старую и высохшую плоть.

 

И мучительно вонзают раны
В мозг, и в нерв свой раскаленный крик.
Нам ненавистно званье - ветераны -
В ушах обломком - резкий бомбы визг.

 

И вдруг настанет, как сигнал, минута,
Когда вся жизнь - небытие, ничто!
И прошлое как сброшенные путы,
И, словно горький стон, вопрос: "За что?!".

 

 

"Старик-бродяга жалуется горько:
"Вся наша жизнь - ошибка и позор"

 

Я стар и слаб. Я немощен. С годами
В моих глазах нет прежней остроты.
И гаснет мир, с ушедшими друзьями
Смыкает круг мне царство темноты.

 

Я жил, я был, я многое изведал -
Любовь и страсть, и битвы, и войну.
И знал я счет преградам, и победам,
Как я отныне знаю Тишину.

 

Но тишина!.. Доныне горький жребий.
И жизнь моя! Как мой прекрасный сон.
В пестром, шумном мире я ли не был?..
И из груди моей не слышен стон.

 

И этот сон, что длится день за днями,
И ночь за ночью вижу наяву.
Я вижу все с открытыми глазами:
Я снова падаю и гасну на скаку!

 

Но сон уйдет! И я глаза открою
И въявь, в упор! увижу тишину.
Она стоит, стоит везде со мною
И знаю я, что я в нее уйду!

 

Нет, жизнь была жестокой и бесцельной,
И в мире, нет, не стало меньше зла.
Нет ничего прекрасней, беспредельней
И прощальнее отравы сна.

 

 

И.И.

Изначальную боль души
    вдруг во мне всколыхнула ты
И не знал я такой тоски -
    изначальную боль души.
Это солнца благостный свет,
    это - дождь шлет ритмичный привет,
И в тумане темнеющем дня
    первородно болит душа.
Я приемлю этот туман,
    не приемлю этот обман.
И скажи, почему вдруг ты
    всколыхнула всю боль души.
Почему за окном всю ночь
    капли слез все роняет дождь.
Почему так красен закат,
    что не красен он, а кровав.
Почему этот солнца луч,
    прорывающийся из-за туч,
Что и благостен мне, и мил,
    но всю душу мою истомил?
Да, я знаю, знаю ответ, -
    нам так мало осталось лет -
Слишком хрупок вечерний свет,
    бесконечный вечный секрет.
    Я запомню тебя такой,
    я запомню тебя через боль,
Потому что не снять с креста
    умирающего Христа,
Потому что в душе твоей
    много нежности, все сильней
Разрастается эта боль,
    сотворяемая тобой.
...Изначальную боль души
    вдруг во мне всколыхнула ты
И не знал я такой тоски -
    изначальную боль души.

 

 

И.И.

ПРИГЛАШЕНИЕ НА КАЗНЬ

 

Я приглашаю тебя на казнь
Мою, ты увидишь это.
Увидишь, как гаснет на плахе страсть,
Рождая - на миг! - поэта.

 

Это будет подарок мой скромный тебе,
На миг - до скончания века.
И гордая радость не смолкнет в душе...
Как слабы все мы, человеки!

 

И только тоскует, тоскует душа,
Летая, кричит от боли.
Ах, тело распятое - тело Христа
Ослабло без горней воли.

 

Удар топора - был силен он и прост,
И гвозди впивались с хрустом.
По лицам смотрящих прошел мороз,
Но было им грустно?

 

Я приглашаю тебя на казнь
Мою, ты увидишь это.
Смотри же бесстрастно, и слезы не трать.
...О сладостный миг поэта!

 

 

ЗА КНИГОЙ В ЖАРКИЙ ПОЛДЕНЬ...

 

Неподвижно идут облака.
Тишина. Беспредельное небо.
И листает устало рука
Не страницы, а те облака.

 

Это тень их ползет по страницам,
Это - мудрость сияния дня.
И как в небе спокойно вам спится,
И что знаете вы, облака?

 

Знак вопроса ползет в бесконечность
И цепляется за горизонт.
Он бессмысленен, где только вечность
Полный звезд раскрывает свой зонт.

 

Ну, а в книге усталые знаки
Распадаются в кассу, звеня,
Оставляя лист белый бумаги,
Стол похожий на облака.

 

Я листаю страницы ли книги
Или белые все облака?
Это сбросив оковы, вериги,
Отдыхает устало душа...

 

Знак вопроса ползет в бесконечность.
Неподвижно идут облака.
Тишина. И усталая вечность
Отдыхает, устало звеня.

 

 

А. Вертинскому

СТАРАЯ ПЛАСТИНКА

 

Интонации медленный стон
Под надрывный напев гитары...
И голос с пластинки черной, то он
Александр Вертинский, не старый.

 

В путь пошла неведомый игла,
И пластинка опять закружилась.
И над городом тихая мгла
Так спокойно спустилась.

 

"Ваши пальцы пахнут ладаном..."
"Сердце вам... принцесса Ирэн..."
"Ничего, теперь, не надо нам..."
"И, приветствуя радостный плэн..."

 

И рыдал на подмостках растроганно
Черно-белый опять Арлекин...
И сидела там девочка строгая
Все забыв. Для нее он один

 

Напевал эту грустную сказочку,
Где пажи, и принцесса, король...
Где роняя негромкую вазочку,
Причиняют столь острую боль.

 

"Вы так мило танцуете, милая...
С бледным герцогом сказочных лет...
Оба нищие мы... и унылые...
С мертвым принцем опять менуэт..."

 

Ах, пластинка, кружение мерное,
Тихий голос с надрывом поет...
И гитара, как спутница верная,
Завлекает в волшебный полет.

 

"Ах, вчера умерла моя девочка бледная..."
Арлекин над толпою дрожащий встает...
Тихо гаснет прожектор и мертвенно-бледная
Опустело луна над пространством взойдет.

 

Арлекин опускает гитару усталую...
Детский взгляд беззащитный мальчишеских глаз:
Ваш бант я запомню и тонкую талию
И про вас со стены я спою много раз...
 

Тихо встанет пластинка, закончив кружение,
Только голос не гаснет в ночной тишине...
Александр Вертинский... Легко наваждение -
Бледный мальчик поет в зачарованном сне:

 

"Ах, вчера умерла моя девочка бедная,
Моя кукла балетная в рваном трико,
В керосиновом солнце закружилась, победная,
Точно бабочка бледная, - так смешно и легко!"

 

 

БАЛЛАДА О ДРУГЕ

 

Он ушел на рассвете...
Лишь качнулись ветви
За исчезнувшим вдруг плечом.
Только не было песни...
Тихо плыло небо,
Мы пока еще были вдвоем.

 

...Сквозь туманы и дали
Там, в России, далеко,
Где в березах плескался ярко-красный закат,
Шли они, продираясь
Сквозь кустарники жестко,
Тихо падали звезды на глазах у солдат.

 

Только было им сложно,
Вдруг очнувшись от песни,
Увидать кишлаки незнакомой страны.
Увидать эти горы,
Услыхать эти песни,
И почувствовать в горле камень горькой тоски.

 

И, однажды, на взлете,
На порыве знакомом,
Чтоб укрыться за камень, что стоял в стороне,
Вдруг понять, что в полете
Эта пуля, что комом,
Горьким комом из горьких, тихо встанет во мне.

 

Это было начало
Всех начал и конец.
Только нота звучала...
Мир погас и исчез.

 

...Он ушел на рассвете,
Лишь качнулись ветви
За исчезнувшим вдруг плечом.
Только не было песни,
Тихо плыло небо...
И движение веток, словно память о нем.

 

 

П. Деркачу

МОЛИТВА В ДЕНЬ АНГЕЛА

 

Ангел в сини, ангел светлый -
Свет прозрачный в вышине -
Ангел, милый и безгрешный,
Я, как свет, рожден в тебе.

 

Ангел, видишь, в час заката
Мыслью я склонен к тебе.
Ангел, милый, в сердце - свято
В предвечерней тишине.

 

Ангел легкий, в сердце боли,
Обостренной, больше нет.
Ангел, милый, я в неволе
Пребывал так много лет.

 

Я не слышал легких песен,
Колокольных вечеров
Не видал я, мир так тесен -
Был я к молитве не готов.

 

Только ныне, в час заката,
В предвечерней тишине,
Ангел светлый, как когда-то,
В детстве, ты слетел ко мне.

 

Вижу легкий свет, чудесный.
В сердце: радость - тишина.
Мне не надо мира, песня,
Как молитва у окна.

 

Ангел легкий, в сердце боли,
Обостренной, больше нет.
Ангел, милый, я в неволе
Пребывал так много лет.

 

Ангел, видишь, в час заката
Мыслью я склонен к тебе.
Ангел, милый, в сердце - свято
В предвечерней тишине.

 

Ангел в сини, ангел светлый -
Свет прозрачный в вышине -
Ангел, милый и безгрешный,
Я, как свет, рожден в тебе.

 

 

 

ИЗОБРАЗИТЕ НАМ, ПОЭТЫ, КРАСОТУ

Булату ОКУДЖАВЕ

По мотивам "Живописцы, окуните ваши кисти..."

 

Изобразите нам, поэты, красоту!
Вы нам дайте ваши чувства, ощущенья
И мы увидим, мы поймем, нам по плечу
Тех небес высокое волненье.

 

Ну, скорее же, поэты смело в бой!
Постигайте, понимайте, не жалейте
Или даже - даже жертвуйте собой
Тем сильнее будет наше потрясенье.

 

Вот шпага, вот вам тросточка, перо -
Протыкайте, погибайте, вызывайте -
Гнев от сильных мира, - от него
И от любви несчастной вы страдайте.

 

Ну, поэты, мы вас любим - ждем опять,
Ваше слово - наши ощущенья.
Вы заставьте, вы заставьте нас страдать,
Испытать прекрасные мученья.

 

Вы, поэты, нам пишите о любви,
О любви высокой и прекрасной,
Вы, поэты, подарите нам стихи,
О жизни вашей - страстной и ужасной.

 

Ну, скорее же, поэты, смело в бой,
Мы осыплем вас цветами и деньгами,
Ну, а если кто пожертвует собой
Мы распнем его высоко - над домами!

 

 

 



Проголосуйте
за это произведение

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
226206  2001-01-25 18:35:11
Заратустра-плясун
- Это не стихи, это нечто иное...

226207  2001-01-25 19:05:43
ma
- Uvi, otkrovenno ne ponravilos'. Avtoru sleduet ser'ezno rabotat' nad yazikom i melodikoy stiha.

226209  2001-01-25 20:24:30
Мария К.
- На мой непросвещенный взгляд - это нормальное прочувствованное диалетанство, когда стиль не поспевает за мыслью и подменяется штампом. Местами просто смешно, хотя сам автор убийственно серьезен...

226210  2001-01-25 21:20:11
Yuli
- Меня занимает обсуждение стихов Черепанова.

226211  2001-01-25 22:32:50
ma
- A menya - net.

226219  2001-01-26 11:42:19
ВМ
- Хочу сообщить, что Мария Кондратова не принимала участия в судьбе стихотворений Черепанова.

227093  2001-02-27 01:29:33
Олег Любимов
- "И грозит Посейдон все трезубцем сильней". - по-моему слабая строка и даже, к сожалению, очень слабая и, к печали сказать, таких строк много, но радовать должна, наверное, искренность...

Русский переплет



Aport Ranker


Rambler's Top100