TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

 

Александр Бондарь

 

НОЧНОЙ КАБАК

"Стоит швейцар за дверью с мраморным лицом. Вхожу в ночной кабак я в поисках удачи. Я улыбнусь ему и прошепчу "Без сдачи." И он мне сделается другом и отцом.

...Ночной кабак. Табачный полумрак. Ночной кабак - то боевик, то мелодрама... "

Из песни Н. Ступишиной

"Выпей рюмку, закуси и другую попроси. И грустить, вдруг, станет ни к чему. Хрен, пельмени, холодец. И поет всю ночь певец - про любовь, Одессу и тюрьму."

Из песни группы "Дюна".

В воздухе пахло вкусной едой и сигаретным дымом. Музыка играла громко, но неназойливо. Пары медленно и устало плавали под красивую, сентиментальную мелодию "Лесоповала" "А Белый Лебедь на Пруду..."

Таинственный белый лебедь, где-то, в далекой и загадочной России, качал "павшую звезду", а захмелевшая от двух бокалов шампанского Катя смотрела на эти танцующие пары и представляла себе звезду и лебедя. Прямо напротив нее, очень толстый еврей разламывал вкусного по виду цыпленка. Его толстые пальцы снимали поджаристую куриную кожицу, и на тарелку блестящими каплями стекал жир. Яркие фонарики под потолком крутились, разбрасывая в зал, во все стороны, живые, праздничные огоньки. Огоньки эти, играя, отражались в расставленных на столах бутылках. На столе, перед Катей, торжественной горкой располагалась лососевая икра. Маленькие аппетитные икринки тоже блестели, отражая игру ресторанных огней. Кате делалось тепло и весело от этого игривого блеска.

Ресторанный вечер двигался своим порядком. Катя сидела в компании, праздновавшей победу очередной русско-торонтской "мисс". Конкурс красоты завершился четыре часа назад, и сейчас разогретая компания вела разговор о планах на будущее. Точнее, разговор вела сама поддатая "мисс", а все остальные ее терпеливо слушали. "Мисс", раскрашенная, как индейский шаман и глупая, как пробка из-под винной бутылки, спотыкающимся, неуверенным языком рассказывала, что намерена в ближайшем же будущем отправиться в Голливуд и покорить там всех. Она опасалась Винону Райдер и Кэтрин Зету-Джонс, видя их своими ближайшими конкурентками. Вспомнив о Камерон Диас, она только презрительно скривилась, сказав, что та - бездарная дура и ни на что не годна.

Катя отвернулась - ее давно уже не интересовали эти пьяные речи. Она слушала слова песни.

Плавно качалась мелодия, передвигались пары, официанты двигались по залу туда-сюда. Русский ресторан, - начинала понимать Катя, завороженно оглядываясь вокруг, - это не просто место, где слушают музыку, пьют и поглощают еду. Это - большее. Здесь свой, особенный, образ мира, своя цельная философия, свое, совершенно свое мироощущение... Но чтобы понять это, для этого нужно сюда прийти, выпить одну-две рюмки и послушать музыку. Без этого не поймешь.

Закончилась песня, и внезапно закончился монолог подвыпившей "мисс" - "красавицу" стошнило прямо в тарелку, и ее увели в туалет, приводить в чувство.

Судя по всему, вечер завершается, - поняла Катя. - Идем домой.

Она оказалась здесь почти случайно. Ее пригласили на конкурс "поболеть" за одну из участниц. От нечего делать Катя согласилась. Вопреки ее ожиданию, шоу оказалось нескучным. "Красавицы" демонстировали публике свои прелести - как подлинные, так и мнимые. А жюри думало. В конце концов каждая из участниц получила по титулу. Самая некрасивая - "мисс интеллект", а самая глупая - "мисс очарование". В заключении перед публикой выступили местные кавээнщики, и очень здорово подняли всем настроение. Публика разошлась, а Катя оказалась в этом ресторане, в компании нетрезвой победительницы и ее друзей.

По столам разносили горячее: пельмени и шашлык. Оркестр начал новую песню. С эстрады звучал ресторанный хит Гарика Кричевского "Привокзальная". Катя разложила у себя на тарелке исходящие ароматным паром пельмени и уже прицелилась вилкой в один крупный, жирный, нахального вида пельмешек, как в самое ухо услышала:

- Девушка, можно вас пригласить?..

Вилка в руке вздрогнула от неожиданности, Катя обернулась. Очень коротко подстриженный молодой человек, в джинсах и кожаной куртке, незаметно и быстро подошел сзади - Катя увидела его не сразу. Молодой человек улыбнулся, и Катя невольно смутилась. Из туалета вернулась "мисс". Точнее, ее привели. "Королева красоты" выглядела сейчас безобразно: по ее перемазанному лицу стекали мутные капли какой-то косметической дряни. Судя по ее беспокойным, блуждающим глазам, "мисс" до сих пор тошнило. Она быстро оглядела молодого человека в бандитской куртке и потом - Катю. "Красавица" явно собиралась сказать вслух какую-нибудь гадость. Катя не стала дожидаться этого момента. Она быстро поднялась с места.

- Конечно, можно.

Молодой человек взял Катю за руку. Голова у нее, вдруг, закружилась, все поплыло куда-то, замелькало, замельтешило... Катя старалась не подать виду. Только про себя удивилась: какая большая и какая сильная рука у незнакомого кавалера и какая удивительно красивая мелодия - Катя слышала эту песню не раз, но никогда не замечала... Все вокруг понеслось и затанцевало - столы с едой, официанты в парадных костюмчиках, публика, однообразно жующая...

- Как тебя зовут? - Услышала Катя в ухо.

"Как меня зовут? - Подумала она. - Как?.."

Коля потушил сигарету.

- Сколько ты хочешь?

Дима прищурился.

- Три четверти. - Спокойно ответил он. - Это честно. Без меня ты этого лоха не сделаешь. Только со мной.

- Если соглашусь, то я сам лох. - Коля медленно, не спеша, встал с места.

- Две трети, - сказал Дима. - Хорошо, уговорил.

- Я тебя не уговаривал. - Коля покачал головой. Он стоял, спрятав руки в карманах и глядя сверху вниз на своего будущего напарника. - Я не буду тебя уговаривать. И торговаться тоже не буду. Все просто. Или половина, или я пошел.

Он стоял с таким уверенным и с таким решительным видом, что Дима поверил - действительно не будет торговаться. Дима повертел головой. Размышляя, достал сигарету из пачки, размял ее зачем-то, потом сказал:

- Договорились. Половина.

Коля довольно улыбнулся и опять сел в кресло. Дима положил сигарету на столик и отхлебнул кофе. Потом критически разглядел свой стаканчик, повертел его в руке. Они сидели в кафе "Starbacks" - кофейный "Макдональдс", одно из самых популярных и самых раскрученных кофейных сетевых заведений в Северной Америке. Кафе эти отличаются изнутри красивым современным интерьером, и заглядывает сюда на чашку кофе, в основном, публика небедная. Эмблему "Starbucks" можно увидеть во многих американских кинопроизвениях. Герои американского кино тем больше любят этот сорт кофе, чем больше компания вложила финансов в тот или иной фильм.

- Че-то мне этот "Starbucks" не очень, - сказал Дима. - Первый раз его попробовал. Больше не буду.

- Помои, - сказал Коля. - Они никогда старый кофе не выливают, вообще ничего не выливают. Смешивают со свежим.

Он поставил свой стаканчик на стол. Потом добавил:

- Мне нравится "Tim Hortons". И "Second Cup".

Дима отпил сразу полстакана и задумчиво почесал нос.

- Завтра. - Сказал Коля, кивнув. - Завтра ночью.

Сеня приехал из Молдавии, как беженец от местного, молдавского, антисемитизма, приехал четыре года назад. Дома у себя он был завскладом и звали его Семен Борисович. Здесь он стал владельцем собственной бензоколонки и называли его теперь Сеней. Это был толстый, уже немного седой, пятидесятилетний мужик с пропитой физиономией.

Бензоколонка его размещалась в тихом русскоговорящем районе Северного Йорка по соседству с несколькими русскими магазинами. Пробегающие мимо авто самых разных, дорогих и дешевых, марок останавливались и заворачивали к Сене. Приветливый, плохо говорящий по-английски, дядька улыбался водителям, которые выходили расплатиться за бензин и купить бутылочку коки или пакет чипсов.

Когда Сенин бизнес пошел в гору, он начал нанимать работников. Приходили люди, разные - в основном, свежая, новоприехавшая из России публика. Английский они, как правило, знали еще хуже Сени, и тот, глядя на них, чувствовал себя старожилом.

Работникам Сеня никогда не платил. Он договаривался с каждым, что одну неделю будет бесплатно учить его, а после возьмет на работу и тогда только начнет платить деньги. "Доллары. - Улыбаясь, говорил Сеня. - Не рубли." И через недедю выгонял работника. Давал объявление в местной русской газете и брал следующего. Потом весь этот круг повторялся. Сеня считал себя умным евреем. "Глупые, - говорил он, - сидят в Израиле."

Один раз работник, прошедший очередное такое недельное "обучение" у Сени, вскрыл на прощанье шины его "Тойоте". Сеня только пожал плечами. А что тут скажешь?..

Cпустя пару месяцев случилась вещь еще более неприятная, но Сеня об этом пока еще не знал. Один из тех, кого он этим своим обычным способом прокатил - программист-неудачник тощей наружности, который приходил на работу с томиком Бродского за пазухой, на прощанье устроил Сене пакость. Не зная еще, но уже догадываясь, что его поджидает дальше, тощий программист сделал тихонько копии со всех Сениных ключей. "Чтоб не так обидно было потом," - говорил он себе. Скопированными оказались даже ключи, которые Сеня держал в закрытом от других ящике.

Спустя пару дней произошло то, что и должно было произойти. Копии Сениных ключей были проданы Диме; проданы по дешевке, ибо бывший Сенин работник не хотел наживы - он хотел справедливости.

Дима, опытный карманник, боялся идти на дело один. Здесь пахло гоп-стопом и, по идее, надо было пригласить в компаньоны опытного гопника. Трудность состояла в том, что работала бензоколонка круглосуточно, и залезть внутрь можно было только в чье-нибудь там присутствие. Дима же, хоть и носил в кармане пистолетное дуло, ни разу еще его не доставал.

От бывшего Сениного работника Дима знал, что Сеня ходит в банк каждый день утром и относит туда суточную выручку. (Сам Сеня работал днем - ночью на бензозаправке сидел очередной, нанятый на неделю, бесплатный работник.)

- Надо подождать до четырнадцатого, - сказал Коля, выслушав все это. - Фэнксгивинг этот. Канадолы три дня будут бухать, все банки будут закрыты.

Четырнадцатое наступит через две недели.

- У этого лоха, - продолжал Коля, - бабки там соберуться за три дня, за весь лонгвикенд. Как раз время будет его щипнуть.

Дима наклонился и почесал подбородок. Они сидели в баре, в даунтауне. Стояла субботняя ночь, и даунтаун пьянствовал. Мимо, туда и сюда, проплывали кружки с пивом, и коктейли с торчащими в них трубочками. Кругом раздавалась пьяная речь. На улице, мимо окна, пробегали такси, развозившие домой ужратую публику. У выхода деловито переминались несколько нищих. Они ждали момента, когда бар закроют, и пьяная, веселая толпа окажется на улице. Говорят, нищий в таком районе и в такую ночь зашибает побольше, чем иной рабочий на фабрике за четыре дня.

- Идет, - согласился Дима. - Подождем две недели.

Они специально выбрали бар, где никто не понимает по-русски.

- Подумай, где ты потом будешь отсиживаться. - Сказал Коля. - На дно надо будет прилечь. Недели на полторы.

Мимо окна проследовала бухая толпа "золотой молодежи". "Улю-лю-лю-лю-лю-лю! - Остановившись, закричал один из них на всю улицу. Ему ответил чем-то подобным пьяный юнец из проезжавшего мимо авто. Мальчишка, до пояса высунувшийся из окна, кромко орал, размахивая своей курткой.

Коля огляделся. Прямо напротив сидел толстый канадец. Выпучив глаза от напряжения, он жевал здоровенных размеров гамбургер. Гамбургер не пролезал в рот, и куски падали на залитую пивом скатерть.

- Пощипать бы этих жирных канадолов, - мечтательно произнес Коля. - Бабок до задницы. Сало из ушей лезет.

Расставшись с Димой, Коля решил в одиночестве прогуляться по ночному даунтауну. Они просидели в баре до самого last call (последний звонок) - каждую ночь, без пяти минут два, бармен обходит публику с последним предложением налить спиртного; после двух часов наливать спиртное в публичных заведениях по онтарийским законам запрещено.

Сейчас часы на руке у Коли показывали три, но спать ему не хотелось, хотелось приключений.

Коля решил снять проститутку. Он залез в карман и, пересчитав деньги, решил, что на развлечение хватит.

Торонтские проститутки пользуются дурной славой. Первое, что проститутка обычно делает - она старается улизнуть, прихватив деньги клиента. Коля попал один раз на это и после у него появился свой способ общения с местными "солдатками любви". Он так и говорил: "У меня есть свой способ". Но в чем этот его способ заключается, не объяснял.

Проститутки в Торонто имеют два своих района: один на Черч стрит, другой на Западной Квин стрит. На Церковной улице (в переводе - Черч стрит), больше известной своим педерастическим районом и ежегодными гей-парадами, собираются проститутки-элита. Они вымыты, надушены и стоят дорого. На работу они выходят организованно-дружно, в одно и то же время - то время, когда закрываются бары, и пьяная публика вываливает в поисках увеселений. Проститутки с Queen Street West на них не похожи совершенно - это опустившиеся создания, конченные наркоманки и на улицу они выползают тогда, когда появляется потребность принять "дозу". Кроме проституток, на Queen Street West ошиваются также разного рода "коробейники": здесь за вполне гуманную сумму можно приобрести и пучок травы и пару колес и, вообще, что захочешь - поэтому обслужившей клиента проститутке не приходится после далеко ходить. Впрочем, выглядят обитательницы Queen Street West соответственно, и соответственно стоят - цены на интимные услуги здесь раз в шесть ниже, чем на Церковной улице.

Коля направлялся на Черч стрит. Он поймал такси - даунтаун круглые сутки кишит этими оранжевыми авто. Водитель - индус в сикхской чалме хорошо понял, зачем молодому человеку приспичило ехать на Черч стрит в это время суток. Он только улыбнулся понятливо, но говорить ничего не стал.

Приехав на место, Коля отпустил такси. Он сразу же увидел двух девок в соответствующих нарядах. Коля направился к ним. Одна, некрасивая худая мулатка, увидев приближающегося Колю, расплылась в широкой, якобы похотливой улыбке. Вторая, повернув голову, рассматривала его с интересом.

- How much? - Простая фраза, с которой всегда начинается общение с представительницами этой уважаемой профессии.

- 200 долларов в час. - Хриплым голосом ответила мулатка. - Миньет - 100... Какой красавчик...

Мулатка шагнула к нему и, протянув руку, пощупала у Коли между ног. Потом опять улыбнулась. Коля тоже улыбнулся. Он понял, что страшноватого вида мулатка его не интересует. Рассмотрел ее более скромную напарницу и... тут же понял, что видит переодетого гомика. "Мать твою..." - подумал Коля. А вслух сказал:

- May be another time.

Улыбнувшись стыдливому гомику и нахальной мулатке, он поспешил слинять.

"Ничего, - думал про себя Коля, - еще не так поздно. Походим малость." Он знал, что после четырех искать здесь кого-нибудь бесполезно. Те шлюхи, которым не повезло, и они остались в эту ночь без работы, идут домой спать.

Но долго бродить ему не пришлось. Прямо за поворотом Коля увидел молодую особу в специфически короткой юбке и чрезвычайно длинных ярко-красных сапожках. Коля направился к ней.

- How much? - Опять спросил Коля вместо приветствия.

- 200 долларов в час, - ответила та, быстро оглядев молодого человека. - Миньет - 100.

- Миньетом пусть педики занимаются. Я хочу нормальный секс.

- 200 долларов - час. - Проститутка говорила совершенно спокойным тоном - так, словно бы продавала бананы.

- Идет, - Коля кивнул. - Сделаешь хорошо - получишь еще двести.

- Отлично. Я поймаю такси, и едем в отель.

- Нет. - Коля покрутил головой. - Я не хочу в отель. Я хочу здесь.

- Где здесь? - Удивилась проститутка.

- Здесь. - Коля показал рукой на подъезд ближайшего здания.

Потом достал из кармана деньги. Отсчитал десять двадцатидолларовых бумажек и небрежно помахал ими в воздухе.

- Идем?

Зрачки у проститутки забегали: она следила взглядом за порхающими купюрами.

- Хорошо, - согласилась она. - Деньги вперед.

- Держи. - Коля протянул бумажки, и они очень быстро перемахнули в кармашек уличной девки. - Я напоминаю: сделаешь хорошо - получишь еще столько же.

- Как тебя зовут? - Спросила проститутка, пока они шли. - Я - Лора.

- Очень приятно. - Ответил Коля. - Меня зовут Джон.

- Джон? - Не поверила проститутка Лора. - У тебя такой акцент... Ты откуда?

- Из России.

- В России есть Джоны? - Лора удивилась еще больше.

- Каждый второй. - Ответил Коля.

Они оказались в подъезде. Здесь никого не было: кругом пусто и тихо. Луна смотрела в окошко. Слышно было, как по улице пробегают редкие машины. Коля управился меньше, чем за полчаса.

- Ну как? - Спросила проститутка, жадно моргая. - Как это было?

- Замечательно. - Коля полез в карман.

Лора следила глазами за движениями его руки, но все дальнейшее произошло слишком быстро. Коля выхватил пистолет и точным, резким ударом огрел проститку в темя. Та сползла на пол, не произнеся ни звука. Коля залез ей в кармашек и выгреб все, что там имелось. После полазил по другим кармашкам, отыскав еще несколько долларовых бумажек.

Оглянулся. Никого нет. Проститутка неподвижно лежала на каменном полу. Перешагнув через нее, Коля вышел на улицу.

Здесь тоже было пусто. Мимо проносились равнодушные такси с желтыми огоньками на крышах. Завывал пронизывающий мокрый ветер. Коля не стал задерживаться. Он отправился восвояси вдоль по темной, притихшей до утра, улице.

Это и был Колин способ общения с проститутками.

Стояло тихое, раннее утро. Холодный, белый туман выполз на серые улицы "русского" Северного Йорка. Машины проскакивали, выныривая из серебряной мглы. Их фары передвигались сквозь пелену неяркими желтыми точками.

На бензозаправке в этот час было пусто. Сеня сидел в кресле и бессмысленно лупал глазами. Глаза у него смыкались. Сене хотелось пройтись в ближайший "Tim Hortons" и взбодриться стаканчиком крепкого, горячего кофе, но боязно было оставить пост. Надо дождаться смещика. Уже скоро. Полтора часа с небольшим. Он помотал головой, чтобы не уснуть.

И в этот момент Сеня ясно услышал щелканье замка снаружи. Сначала он подумал, что это ему снится. Сеня повернул голову и не мигая смотрел на дверь. Нет, не снится. Замок в двери явственно поворачивался. Сене уже не хотелось спать. По спине противными тараканами побежали мурашки. Глазами неподвижными, как у манекена, Сеня смотрел на дверь.

Потом словно проснулся. Его рука полезла в карман, где лежал сотовый телефон. Пальцы тряслись и не хотели слушаться.

Дверь распахнулась. Сеня увидел двух здоровенных жлобов, которые, словно ужасные привидения, выросли на пороге. Сеня опять застыл. Лицо его стало белым, на лбу выступила одинокая капля пота.

Сеня рванулся и, что было силы, завизжал удивительно тонким, истеричным и пронзительным голосом - словно баба, которую собрались насиловать пьяные мужики. Рука его беспомощно разжалась, и сотовый телефон полетел на пол.

Однако долго кричать Сене не дали. Коля быстро вытащил пистолет. Рукоятка взлетела в воздухе и опустилась Сене на макушку. Тот коротко вскрикнул и почти бесшумно сполз вниз.

- Давай быстро, - Коля спрятал пистолет. - Где у него бабки лежат?

Дима прошелся по комнате, оглядел все. Потом подошел к столу. Дернул один ящик, другой. Третий ящик, самый солидный и самый представительный по виду, не открывался.

- Погоди. - Коля достал из кармана толстую финку и шагнул вперед. - Щас я.

Финка, изогнувшись, пролезла в щель, напряглась. Щель затрещала от натуги. Потом не выдержала, треснула. Коля распахнул ящик. Ящик был плотно набит купюрами.

- Нормально. - Коля вытер рот и спрятал в карман финку.

- Эй... посмотри. - Дима отошел назад, указывая пальцем на лежащего Сеню. - Посмотри... он это...

Коля подошел ближе. Сеня с серым лицом лежал на полу неподвижно. Даже слишком неподвижно. Видно было, что он не дышит. Коля пощупал пульс. Пульса не было.

- Сдох??.. - Голос у Димы дрожал. - Че, сдох, да?? Сматываемся отсюда!

Коля быстро ощупал мертвого Сеню. Нашел бумажник и спрятал его у себя в кармане. Потом вернулся к столу. Выгреб все купюры и начал рассовывать их по карманам. Дима стоял неподвижно. Он не мог отвести глаз от мертвого тела с серым, как резиновая маска, лицом.

Они остановились на ближайшем пустыре. Вокруг - гаражи и какая-то странная, полузаброшенная стройка. Людей не видно. Дима не мог перевести дух.

- Теперь разбежимся. - Сказал Коля. Он вышкреб из карманов все деньги и как мусор, как грязь, ссыпал их на землю - купюры вместе с монетами. Ветра не было, и купюры не разлетелись. Туда же бросил добытый из Сениного кармана кошелек. - Делим все пополам.

Дима вдруг проснулся, ожил.

- Пополам!? - Он отошел назад. - Пополам!? Ты меня под мокруху подставил и теперь "пополам"?! - Рука его проворно нырнула в карман. - Щас те "пополам" будет!

Коля прищурился. Сделал два шага вбок.

- Че ты хочешь?..

Дима выдернул пистолет, но Коля выстрелил первым. Ствол, который он держал в вытянутой руке, точно и уверенно вздрогнул один единственный раз. Дима упал на землю. Его пистолет отлетел в сторону. Коля опустил дуло. Дима пошевелился, открыл рот и тут же уронил голову.

Стало тихо.

Очухавшись, Лора медленно поднялась на ноги. Потерла рукой голову. Проверила все свои кармашки, убедившись, что там пусто. И тогда начала ругаться. Она вспоминала самые грубые мужские ругательства, какие ей только были известны. Лора ругалась бессильно, тихо, и потому еще более злобно. Она уже знала, что сейчас будет делать, знала, к кому пойдет.

...Анджей Ковальский приехал из Польши пять лет назад. В Польше он работал на стройке. Работа, которая требовала от него неслабой мужской силы и мужской выносливости, почувствовать себя именно мужчиной не давала. Анджей скорее чувствовал себя дурным ишаком, на котором другие, более умные, ездят, сколько хотят ездить. Он тихо ненавидел свою работу и своих начальников. Но как-то изменить жизнь пока не пытался.

Случай улыбнулся ему. Представилась возможность эмигрировать в Канаду. Страна эта издалека смотрелась каким-то волшебным краем, сверкающим своими разноцветными, неземными огнями. Не хотелось верить, что находится она все на той же самой планете, где тянут свое безрадостное существование другие, менее везучие страны. Странной ошибкой казалось, что этот фантастический, нереальный рай существует не где-то, в далекой галактике, а сравнительно рядом, хотя и отгороженный плотными таможенными кордонами и свирепыми армиями сторожевых псов - иммиграционных чиновников, готовых в куски порвать любого, кто попытается проникнуть через границу без их на то разрешения.

Анджей спаковал чемоданы.

В Канаде он сначала попробовал заниматься тем же, чем занимался в Польше, и чем заняты почти все живущие в Канаде поляки - то есть, ишачить. Но не то, чтобы ему как-то вдруг разонравилось это занятие - оно ему никогда не нравилось; просто Анджей почувствовал себя в какой-то момент человеком. И решил: "Хватит". Хватит.

Хватит давать другим что-то и после, униженно скрючившись, просить взамен то, что тебе и так положено. И, вообще, хватит давать. Пора брать.

Сказки про всеобщую канадскую честность быстро развеялись, и Анджею стало ясно: в этой стране хорошо живут те, кто соблюдает законы, хуже и беспокойнее те, кто законы нарушает, но лучше всего тем, кто законы обходит. Между "обходить" и "нарушать" - огромная смысловая разница. И хорошо тому, кто эту разницу понял.

Анджей устроился на работу в полицию. "Пора, - говорил он себе, надевая форму констебля. - Пора. Жизнь и так мне уже должна до хрена и больше. Пора начинать вытряхивать накопившиеся долги."

Анджей знал, что поляки не любят своих единокровных братьев из числа полисменов. Не потому, что в большинстве жулики; скорее, наоборот. Просто, канадские полицейские польской национальности выслужили себе чересчур дурную славу. Анджей поплевывал на всех свысока. "Я не кинозвезда, - говорил он, - чтобы меня любить."

С Лорой он познакомился во время одного из полицейских рейдов. Проституция в Канаде запрещена, но полиция редко устраивает облавы на проституток, полагая, видимо, корень зла в их потенциальных клиентах. Частенько какому-нибудь похотливому мужичку смазливая девочка, которую он только что снял, показывает удостоверение. Мужичок сникает: его ждет полицейский фургон, камера и составленный полисменами грозный протокол. И поделом! Пусть земля горит у таких под ногами. ...Но иногда шерстят и самих тружениц легкого поведения. Анджей с напарником в тот раз усадили Лору в машину и повезли в направлении полицейского участка. А дальше у Анджея проснулась похоть. Они с напарником предложили девочке: часок совместного развлечения - и красотка на свободе. Либо... Лора выбрала первое.

Анджей помог ее отмазать. По договоренности она стала его постоянной уже подстилкой. Лора имела его покровительство, а взамен Анджей имел саму Лору два раза в месяц. Все были довольны, всем было хорошо.

...Лора дожидалась его в "Coffee Time" - среднего уровня сетевое заведение. (Большая часть кафетериев сети "Coffee Time" работает двадцать четыре часа в сутки и предлагает клиентам, которым почему-либо не до сна, стакан кофе и кекс. Или пончик. Или сэндвич. Или еще что-нибудь. Кому что нравится.)

Лоре не хотелось есть и не хотелось кофе. Ей хотелось кого-нибудь убить. Но чтобы не привлекать внимания посторонних (в кафе, как это ни странно, сидели еще пара человек) она купила маленький стаканчик черного кофе без сахара, отхлебывала его и пустым, потерянным взглядом смотрела на ночную улицу.

Но, вот, рядом с кафе притормозил полицейский автомобиль. Лора угрюмо стиснула стаканчик в руке и опять перебрала в уме все те ругательства, какими она осыпет голову неприсутствующего здесь русского грабителя со странным для русского именем Джон. Но от вспыхнувшего эмоционального напряжения у Лоры разболелась голова - то место, куда она получила немилосердный бандитский удар, и Лора, сморщившись, принялась тереть макушку. Когда в кафе вошел Анджей, у Лоры был жалкий и совершенно не воинственный вид.

- Скотина, - проговорила она негромко, и Анджей поначалу даже не понял, кого она имеет в виду. - Скотина - он отнял у меня все деньги... Посмотри. - Лора показала Анджею свою макушку.

Анджей из вежливости посмотрел, но ничего там не увидел. Макушка, как макушка.

- Вот, скотина. - Лора покачала головой. - Убить бы его...

- Поехали. - Анджей встал с места. - Поехали в участок. Сделаем его портрет. Обьявим в розыск.

- Но как?.. - Лора подняла голову. - Как? Я ведь...

Анджей покачал головой.

- Ерунда. Я все сделаю. Обычное ограбление. Никакой проституции. Он отвлек тебя разговором, отозвал в сторону... Короче, поехали. Я знаю, что делать.

Лора покорно поднялась с места и, оставив недопитым стаканчик, вышла следом за ним.

Коля сгребал землю. Сгребал руками. Он сходил в ближайший "Canadian Tire" и купил там лопату. Боялся, что за это время приедет полиция - все-таки, выстрел прозвучал достаточно громко. Но полиция не приехала. Очевидно, никто не обратил внимания на странный грохот со стороны мертвого пустыря.

Когда яма оказалась достаточно большой и вместительной, Коля спихнул туда тело убитого, сверху бросил лопату. И начал засыпать землей. Он проголодался, устал, хотелось выпить кофе. Но делать перерыв Коля не мог. Надо было закончить как можно скорее.

Подул сильный, пронизывающий ветер. Холодало. В воздухе закружились первые, ледяные снежинки. Обмороженными руками Коля сваливал в яму твердые земляные комья.

Наконец, работа была кончена. Коля прошелся еще раз по пустырю. Все чисто. Никаких следов. Ничто не указывало на то, что еще только полчаса часа назад здесь лежал чей-то остывающий труп.

Переселение русских в Северную Америку началось задолго до большевистской революции. Но самая первая массовая волна их сюда хлынула именно после семнадцатого. Люди бежали от жестоких комиссаров в кожанках и зачастую ничего не привозили на свою новую родину, кроме единственного, что удалось спасти - своей маленькой, затравленной жизни.

Вторая волна хлынула во время второй мировой. Те, кто побывал под немецкой окуппацией не ждали ничего хорошего от советских властей. Они бежали вслед за немецкой армией, бежали не потому, что очень любили немцев, а потому только, что наступающие "освободители" с кровавыми красными звездами на железных касках были еще страшнее. Многие из этих несчастных, попавших в руки англо-американских союзников Сталина были потом выданы ими большевикам и без следа растворились в бездонной чаше ГУЛАГа. Однако, кто-то выбрался и осел здесь, в Канаде и в Соединенных Штатах. Их было немало. В североамериканских городах появлялись целые русские районы - районы из тех, кто только что сбежал из плотно опутанного колючей проволокой СССР. Они открывали здесь русские церкви и школы, фабрики и магазины.

Потом, уже в семидесятых, случилась третья волна. Огромное множество евреев, настоящих и ненастоящих, покатило из СССР мимо Израиля. Фарцовщики и уркаганы, мелкие жулики и рыночные торговцы делали свою давно умершую бабушку чистокровной еврейкой и спешно паковали чемоданы, собираясь в далекий и загадочный Новый Свет. В Америке очень скоро в ходу появился термин "русская организованная преступность".

Четвертая эмигрантская волна обозначила собою конец краснозвездного молоткасто-серпастого монстра, когда-то располагавшегося на одной шестой части суши земного шара. В Канаду плотной, уверенной толпой повалили солидные и уважаемые люди из рухнувшего СССР. Здесь были проворовавшиеся чиновники, бывшее советское начальство, не сумевшее найти себя в новой пост-советской действительности, скороспелые бизнесмены, удиравшие из страны тогда, когда дома на них уже заводили уголовные дела. Все это высшее общество тащило за собой на свою новою родину чемоданы, набитые добычей - все то, что удалось прихватить на родине старой. Кроме них в приоткрытую канадцами узкую щель просочилось также, несмотря на старания строгих иммиграционных чиновников, известное количество разной мелкоты: всякие программисты, инженеры, математики, журналисты, писатели, художники и прочая, подобная им, никчемная и безденежная шушера.

Катя приехала из Москвы. В Канаде она жила три года. Ее отец, Дмитрий Степанович, был инженером по профессии и потому подделывать диплом ему не пришлось. Он начитался иллюстрированных изданий, где жизнь в этой далекой заокеанской стране представлялась заповедным раем. "Надо ехать," - решил он. Жена была одного с ним мнения. Дочка Катя подпрыгивала от восторга и заранее прощалась с друзьями.

Дмитрий Степанович направился прямиком в канадское посольство. Он увидел здание, размещавшееся в Арбатском переулке - из тех, которые большевики отнимали когда-то у дворян. Над зданием полоскалось бело-красное знамя с кленовым листом, и бродили неприветливые ребята в одинаковых костюмах и с рациями. Посольство встретило Дмитрия Степановича не слишком любезно. Его даже не пустили внутрь. Пришлось под холодным проливным дождем выстаивать среди кучки таких же промокших людей, поеживающихся и жадно следящих за неподвижно закрытой посольской дверью. Внутрь пускали только тех, кто на входе показывал канадский паспорт. "Мы тут не очень нужны," - подумал Дмитрий Степанович. И тут же вспомнил ярко-иллюстрированные рекламные проспекты. "Но, ведь, приглашают же!" - Подумал он следом.

Внутри посольства русский чиновник не захотел с Дмитрием Степановичем долго разговаривать. "Заполняйте аппликацию, платите и ждите ответа. Здесь все инструкции." Он брезгливо протянул Дмитрию Степановичу бумаги. И добавил: "Я думаю, вам откажут. Сейчас всем отказывают." "Я инженер. - Заикнулся было Дмитрий Степанович. - У меня опыт..." Чиновник окинул его уничтожающим взглядом. "Там этих опытных инженеров - хоть задом ешь. На велфере все сидят и колбасу в супермакетах воруют..."

Дмитрий Степанович аж поперхнулся от возмущения, но ничего не сказал - побоялся. "Сопляк! - Ругался он себе под нос, когда оказался на улице. - Хам недоношенный! Канадцем он стал, видите ли! Сам небось и за пределы Москвы никуда не ездил!"

Он пошел к адвокату. Адвокат выслушал его сочувственно, покивал и вместе с ним горячо отругал хамовитого чиновника. А после поинтересовался, какими средствами располагает Дмитрий Степанович - глаза иммиграционного юриста при этом вопросе тихо и заинтересованно блеснули.

Оказалось, что средства у Дмитрия Степановича невеликие, но, если надо, то он готов продать "Жигули" и квартиру, переехав в более скромную. "Зачем вам вообще квартира? - Удивился адвокат. - В Канаде новую купите." "Я пока еще здесь," - резонно ответил Дмитрий Степанович.

Адвокат объяснил ему, что все, в сущности, просто. Посольские чиновники, как и любые другие чиновники, любят деньги. И это - тот золотой ключик, которым здесь открывается любой замок. Просто так взятку они не возьмут -только через кого-то. И этим кем-то - адвокат широко улыбнулся Дмитрию Степановичу - он с радостью станет. Если нет - живите тогда в Москве. Адвокат равнодушно пожал плечами.

Дмитрий Степанович шел домой, весь переполненный противоположными чувствами. Что делать и как быть? Соглашаться? Но это же криминал! Дмитрий Степанович в жизни своей подобными вещами не занимался. И он опять вспомнил иллюстрированные рекламные проспекты. "Но, ведь, приглашают же! Зовут, можно сказать... Уговаривают..." Ехать - решил он. Ехать!

Адвокат не обманул Дмитрия Степановича. Прошло около года, и тот самый русский чиновник поздравил его со статусом постоянного жителя самой прекрасной в мире страны. Чиновник этот больше не хамил, он улыбался. "Не ему ли в карман пошли мои деньги?" - Подумал про себя Дмитрий Степанович.

Канада понравилась сразу же. Понравилась всем - и Дмитрию Степановичу, и жене, и дочери. Чистые улицы, вежливая публика с откормленными лицами, богатые, заваленные всем чем угодно прилавки. Приятно было ощущать свою избранность, свою принадлежность к сытым мира сего.

Дмитрия Степановича особенно удивили канадские водители, уступающие дорогу пешеходам, и еще - когда незнакомые люди на улице приветливо здоровались с ним, стараясь показать свое благорасположение. Всю свою жизнь проживший в Москве, Дмитрий Степанович понятия не имел, что подобные вещи уже давно являются нормой в европейских странах - включая и некоторые страны бывшего соцлагеря, и что не только чопорные, высокомерные англичане, но и вчера еще коммунистические поляки между собою считают канадцев неотесанными примитивными дикарями.

Пару недель семья наслаждалась жизнью. Втроем они ходили по ресторанам и кафе, дегустировали различные блюда. Начали со знаменитого и дорогого в Москве "Макдональдса", потом ознакомились с китайской, японской, корейской и вьетнамской кухней. И напоследок, посетили несколько, уже неприлично дорогих, русских ресторанов. Посмотрели "Wonderland", сходили один раз в театр - на заезжий бродвейский мюзикл и один раз в кино (ничего не поняли, но остались довольны).

Деньги, привезенные из России (свою новую, уже плохонькую, московскую квартиру Дмитрий Степанович, уезжая, все-таки, продал), стремительно таяли. Пора было искать работу. Дмитрий Степанович попробовав предложить себя в одно и в другое место, очень быстро увидел, что его английский находится на совершенно неудовлетворительном уровне. Кроме того, местный american english, в канадском его варианте, довольно сильно отличается от европейского английского, который Дмитрий Степанович учил и который он, как считалось, знал в Москве.

У супруги его и у дочери Кати дела с этим обстояли не лучше, и всем пришлось записаться на курсы. Лучше всего учение пошло у Кати. Через год она уже довольно свободно "спикала", а с помощью появившихся у нее здесь русскоязычных подруг так же уверенно и быстро освоила приличный набор неприличных канадских ругательств и могла легко объясниться на местном уличном диалекте. И это в то самое время, когда Дмитрий Степанович, тяжело наморщив свой стареющий лоб, старательно учил правильные и неправильные английские глаголы.

Что же касается его супруги, то для последней новый язык вообще оказался непреодолимой стеной. Помучившись, она бросила. Зачем напрягаться, решила, если не идет? Она читала бесплатные русскоязычные газеты, где недоучившиеся литераторы плохим русским языком пересказывали ей содержание недоступных для нее из-за языка англо-канадских и недоступных из-за цены российских изданий.

Шло время. Катя заканчивала школу. Она считала себя "не-оканадившейся" и гордилась этим, но родители чувствовали себя в ее обществе неуютно. У Кати появился хахаль - семнадцатилетний венгр Майкл, похожий внешне на наркомана. Майкл был студентом и брал какой-то курс в UofT.

Дмитрий Степанович и его супруга не любили Майкла, и пытались сказать об этом Кате. Катя их игнорировала. Майкл тоже. Появившись в квартире, он, не оборачиваясь, проходил мимо Дмитрия Степановича и супруги, на ходу громко произнося "Хай!". И сразу же, не дожидаясь ответа, шел с Катей в ее комнату. От него всегда пахло анашой, из носа торчало кольцо, а из-под рубашки нахально свисала широкая, не его размера, майка.

Майкл уходил, вытирая рукой губы, и бросив на ходу "Бай!" Дмитрию Степановичу и его жене. А на кухне, в мусорке, демонстративно появлялся использованный презерватив - это Катя, которая хоть и была уверенна, что родителей-совков не переделать, но все-таки пыталась, по мере возможности, приучать их к культуре и цивилизации.

Дмитрий Степанович и его супруга сидели на велфере. Супруга давно на все махнула рукой, а Дмитрий Степанович еще пытался разыскать работу. Он старательно рассылал везде свои письма-resume, где расхваливал себя до небес. Ответа или не было или был, но не тот ответ, на который расчитывал Дмитрий Степанович. Надежда его постепенно таяла, катастрофически уменьшаясь в размерах.

В конце концов ему надоело. Хватит, - решил он. - Надо заняться любой другой работой, пусть не престижной, пусть немного унизительной - любой работой, где ему, Дмитрию Степановичу, будут платить деньги.

Он устроился на фабрику. Сначала было немного страшно. Фабрика ассоциировалась с чем-то неприятным, грязным и совершенно плебейским. Воображение Дмитрия Степановича рисовало ему окружение пропитых морд, отборного мата, грязной и вонючей одежды. Он представлял себе заплеванные цеха, полные угрюмых, опустившихся субъектов.

Однако эти предположения оказались неверными. Дмитрий Степанович оказался в среде товарищей по несчастью - среди многонационального русскоязычного рабочего коллектива фабрики не было никого, кто не имел бы хоть незаконченного высшего образования. Казалось, что все это - какой-то странный научно-исследовательский институт, выехавший сюда для прохождения трудовой практики.

Дмитрий Степанович сначала даже приободрился, но ненадолго. Единственный, кто не имел не только высшего, но и школьного образования, был supervisor Боря. Он, кроме того, был единственным здесь, кто постоянно и громко ругался.

- Эй, ты, козел калечный! - Кричал он, увидев, что Дмитрий Степанович недостаточно резво приподнимает пятидесятикилограммовый мешок. - Ты, че, блин, думал, тут за так бабки платят? А ну, блин, взял этот мешок и бегом отнес его наверх! Понял меня, петух?!..

И Дмитрий Степанович, издавая глухой, еле слышный стон, тащил мешок на второй этаж. К концу дня лицо у Дмитрия Степановича сделалось мертвенно-бледно-зеленым. Болело сердце, до этого всегда здоровое, не сгибалась спина. Он решил уволиться.

Прийдя домой в этот вечер, он лег на диван, закрыл глаза и подумал, что больше всего ему сейчас хочется: этой-вот ночью, тихо и незаметно умереть.

Катя не ночевала дома неделями. Где и у кого она бывает, говорить отказывалась. У Дмитрия Степановича появилась тихая, добрая мечта. Ему хотелось выследить кого-нибудь из ее друзей и аккуратно придавить его на ночной улице. А труп спрятать. Он иногда думал об этом часами, рисуя себе все натуралистические подробности будущего убийства. Дмитрий Степанович понятия не имел, где он возьмет оружие, и хорошо знал, что никого он никогда убивать не будет. Но мысли об этом доставляли ему столько несказанного удовольствия, что отказать себе в праве хотя бы помечтать, он не мог.

Однажды, видя, как Катя, собирающаяся на какую-то очередную студенческую вечеринку, щедрой рукой кладет в кармашек презервативы, Дмитрий Степанович не выдержал. Он поднялся, шагнул вперед и преградил Кате выход.

- Ты никуда не пойдешь, - сказал он уверенно. - Я тебя не пускаю.

Катя сделала шаг назад.

- А кто ты такой, вообще? - Спросила она спокойно.

Дмитрий Степанович побагровел.

- Кто я такой?! - Выдохнул он. - Кто я такой?!..

Рука его поднялась в воздух, готовая опуститься и с размаху пройтись по физиономии дерзкой девчонки.

- Я тебе сейчас покажу, потаскуха, кто я такой...

Катя на мгновение сжала губы. Она не двигалась с места.

- Ударь. - Сказала она негромко. - Ударь. Я сразу же наберу 9-1-1, и ты уедешь. Ударь.

Дмитрий Степанович остолбенел. Рука его опустилась. Он сел на диван, не видя и не слыша вокруг себя ничего.

Прошло несколько минут. Он сидел один. Кати уже не было в квартире. Никого не было (супруга ушла в магазин за хлебом).

Дмитрий Степанович подошел к окну. Там, кружась, опускался снег. Тихая и торжественная картина. Все засыпано снегом. Прохожие передвигались медленно, боясь упасть. Дмитрий Степанович вспомнил Москву. Там, наверное, тоже холодно, но только снега больше. Дмитрий Степанович смотрел на снег, на людей, на дома, на машины.

- Зачем я сюда приехал? - Спросил он себя вслух. - Зачем?..

И не получил ответа.

Перед католическим Рождеством у Дмитрия Степановича появилась новая возможность подзаработать. По всем городам Онтарио проходили парады Санта Клауса.

По улице торжественным и веселым шагом следует праздничная процессия. Здесь все - и разряженный оркестр, и акробаты, и циркачи-гимнасты, и клоуны, обязательно мэр города, представители городского полицейского департамента, городской пожарной охраны. Замыкает шествие сам Санта Клаус в огромных санях. Он машет рукой зрителям и громко повторяет одни и те же фразы:

- Merry Christmas! Йо-хо-хо! Merry Christmas everybody! Йо-хо-хо!

Эту роль играет обычно нанятый на один день алкоголик, которому и притворяться не нужно, что лицо у него красное.

Дмитрия Степановича пригласили сюда продавать сахарную вату. Пригласил дружелюбный алжирец, который имел свой небольшой хот-договый бизнес, а в Рождество подрабатывал тем, что продавал сладости.

Работа Дмитрия Степановича сводилась к следующему: он шел по тротуару, вдоль рассевшихся зрителей и, словно знамя, нес перед собой тяжелую палку, обвешанную яркими разноцветными кульками со сладкой ватой. Время от времени то один, то другой зритель останавливал Дмитрия Степановича знаком и спрашивал "How much?" Потом на пальцах показывал, сколько пакетов он хочет (покупатель искренне хотел этим облегчить жизнь Дмитрию Степановичу, ибо предполагал у него интеллект макаки - а иначе как объяснить, что тот занят подобной работой?)

Даже сам алжирец-работодатель не выдержал и, увидев Дмитрия Степановича в этом потешном облике - с красным от мороза, замученным лицом и со здоровенной клоунской палкой в руках (можно было подумать, будто добрый Дмитрий Степанович намеренно решил своим видом повеселить скучных канадских ребятишек), сказал задумчиво:

- А когда-то вы были могучей и великой страной... Вас боялись...

Дмитрий Степанович ничего ему не ответил.

Вместе с алжирцем они посмотрели Маркхам. Собственно, кроме самого парада, они ничего здесь не увидели. Хотя центр Маркхама, где проходил парад, смотрелся очень даже симпатично. Небольшие двух-, трехэтажные дома, явно построенные в девятнадцатом веке, в том же самом стиле уличные фонари - все это переносило Дмитрия Степановича туда, в девятнадцатый век, и он чувствовал себя каким-то странным, нелепым персонажем ни то Диккенса, ни то Конан Дойля.

Он заработал за день пятьдесят долларов, но чувствовал себя под конец, как побитая палкой собака. Расставшись с алжирцем, который привез его в Торонто и выгрузил в центре - возле Янг стрит, Дмитрий Степанович выпил стакан кофе в "Tim Hortons" и вышел на улицу. Потеплело, и снег начал таять. Прохожие оставляли своими ногами на засыпанных белых дорожках мутно-грязные следы.

- Я ненавижу эту страну, - подумал про себя Дмитрий Степанович, и ему как-то неожиданно тепло стало от этой, такой простой, такой несложной, фразы. - Я ненавижу эту страну. - подумал он еще раз.

Он вспомнил, как тяжело и безденежно ему жилось в Москве, когда они, вдвоем с супругой, еле-еле вытягивали от аванса к зарплате. Потом, когда Дмитрия Степановича взяли на работу в богатую частную фирму, их жизнь изменилась, и Дмитрий Степанович даже купил "Жигули". Надо ли было тогда уезжать? Ведь, все шло так безоблачно...

А, может, вернуться? Дмитрий Степанович на мгновение представил себе засыпанную снегом Москву... И тут же понял, что - нет, не вернется он никогда. Его жизнь, в сущности, уже кончена. И она кончена здесь, в этой холодной, сытой, раскормленной, словно здоровенный тупой кабан, стране.

Примерно неделю Коля отсиживался. Он хорошо знал, что полиция после суток коротких и активных поисков свежего преступника сбавляет свою прыть. И чем дальше, тем больше. Коля снимал комнату в подвале частного дома в Воне, недалеко от перекрестка Steels и Bathurst, где хозяйка не знала даже его настоящего имени.

Чувствовал он себя сейчас неважно. Коля каждый раз вздрагивал, услышав шаги. Он понимал, что это просто очередной жилец пришел домой с работы, но ему казалось, что отряд констеблей уже заявился по его душу. Хотелось пропустить рюмку-другую, но алкогольных запасов в холодильнике не было, а ближайший LCBO располагался достаточно далеко.

Коля заварил себе крепкий чай, всыпал туда несколько ложек сахара - и так сидел, потягивая чай и дожидаясь констеблей.

...Прошла неделя. Констебли не заявились. Коля вздохнул спокойно. "Гуляем!" - Решил он. И отправился в ближайший русский ресторан, где принял на грудь несколько рюмок водки, после чего ему стало необыкновенно хорошо, и на глаза попалась очень красивая светловолосая девушка, которая сидела, залумчиво склонив голову и слушая музыку, или, может, думая просто о чем-то о своем, о девичьем.

Очарованный Коля отодвинул от себя тарелку с вкусными пельменями и направился к девушке. Как будто бы специально оркестр заиграл красивую, плавную мелодию. "Привокзальная" Гарика Кричевского приглашала публику на медленный парный танец.

- Девушка, можно вас пригласить?..

Красавица вздрогнула, словно бы проснулась.

- Конечно, можно.

Коля взял ее за руку, и они пошли туда, где плавно, в такт мелодии, перемещались пары.

- Как тебя зовут? - Спросил Коля красивую девушку.

Та ответила не сразу. Катя повернула голову и внимательным, кошачьим взглядом, смотрела на молодого человека. Она смотрела прямо в глаза, смотрела, не мигая. Коля улыбнулся.

- Катя. - Сказала девушка, улыбнувшись в ответ. - А тебя как?

Дмитрий Степанович проснулся, услышав шум в прихожей. Он медленно встал с постели. Шум делался все яснее и конкретнее. Из прихожей доносились два голоса - один Кати, а другой мужской. Оба голоса были очень пьяными.

Дмитрий Степанович подошел к двери и осторожно выглянул. Катя, сняв куртку и бросив ее на пол, обнималась с неизвестным Дмитрию Степановичу молодым человеком уркаганской наружности. Дмитрий Степанович закрыл дверь.

Поздним утром Дмитрий Степанович вышел в ванную. Он умылся и почистил зубы, без удовольствия глядя на себя в зеркало. "Каждый прожитый день, - подумал он, - это приближение смерти. Каждый прожитый день - и мне остается жить на один день меньше." Подобные мысли лезли ему в голову обычно с утра, и Дмитрий Степанович даже не старался их гнать.

Умывшись, он осторожно подошел к Катиной комнате. Остановился, взявшись за дверную ручку. Любопытно было взглянуть на нового хахаля. Дмитрий Степанович в задумчивости пожевал губы. Потом медленно, стараясь не производить шума, открыл дверь.

Катя и ее хахаль лежали, обнявшись, полуприкрытые простыней. Оба спали. Дмитрий Степанович сморщился от отвращения и уже хотел закрыть дверь, как взгляд его упал на подозрительной наружности бугорок - что-то, оттопыриваясь, лежало в кармане кожаной куртки Катиного хахаля... Неужели, пистолет?.. Настоящий... Неужели же?.. У Дмитрия Степановича сперло дыхание. Повинуясь какому-то неясному, но решительному инстинкту, Дмитрий Степанович подошел ближе, наклонился, потрогал...

Пальцы его нащупали холодную сталь пистолетного дула. Дмитрий Степанович задрожал. Дрожь эта вышла настолько шумной, что он испугался - как бы кого-нибудь не разбудить. Он быстро прошелся по остальным карманам куртки и в одном из них отыскал толстую, солидную финку.

Он стоял в нерештельности, разглядывая в руках две свои страшные находки. Что с этим делать? Сейчас или Катя или ее хахаль - кто-нибудь из них проснется.

Наконец, нашлось компромисное, прмежуточное решение. Пистолет Дмитрий Степанович положил обратно в карман кожаной куртки Катиного хахаля, а финку спрятал в кармане своей пижамы.

Потом быстро, стараясь не шуметь, вышел.

Обнаружив пропажу финки, Коля удивился, но отец девушки, с которой он вчера познакомился в ресторане, был последним, на кого Коля мог бы подумать. В конце концов он решил, что, очевидно, финка просто выпала из кармана. Мало ли где? Ведь он нажрался вчера очень прилично...

Проснувшись, они выпили с Катей чаю - одни, без Катиных родителей; те сидели, забившись в своей комнате и старались не выходить даже в уборную. Коля чувствовал себя отвратительно - в голове гудело, а чай поглощался незаметно - чашка за чашкой; хотелось не столько чаю, сколько просто чего-нибудь жидкого. Выпив последнюю чашку, он аккуратно погладил Катину руку, Катя ответила ему кротким, усталым взглядом.

Коля поднялся, накинул куртку. Потом взял Катю за плечи, посмотрел ей в глаза.

- Катя, - спросил он, - будешь меня любить?

- Буду, - ответила Катя. - А ты?

За окном свистел ветер. Там разыгралась настоящая пурга - хлопья белого пушистого снега, переворачиваясь и кружась, поднимались кверху. И в этом холодном, яростном танце тонуло все - и дома, и деревья, и крохотные, беззащитные фигурки одиноких прохожих.

Дмитрий Степанович разглядывал финку. Она казалась ему живым существом - грозным и сильным когда потребуется, но молчаливым и тихим сейчас. Дмитрий Степанович осторожно брал ее за рукоять, и все невысказанные обиды острой горячей волной поднимались в душе. "Смерть им! - Убежденно твердил он себе под нос. - Смерть!" Кому смерть - он не разъяснял, но все было понятно и без разъяснений.

Дмитрий Степанович их ненавидел. Он хотел их убивать.

Они ходят по улицам, они населяют университетские кампусы, ими переполненны дискотеки и ночные клубы, они спят с Катей, они сделали из этого доброго замечательного создания грязную публичную девку, их показывают в криминальных новостях, они шествуют на гей-парадах, они сидят, развалившись, в метро, и их грязные башмаки пачкают сиденья. Едва ли их можно уничтожить, но их надо уничтожать. Уничтожать по одному.

От этих мыслей у Дмитрия Степановича краснело лицо, и лоб покрывался потом. Смерть им всем. Смерть.

Ненависть сжимала Дмитрия Степановича в свои тиски, брала за горло и начинала душить. Он приподнимался, вставал с дивана и просто ходил взад-вперед по комнате. Ходил, слегка размахивая руками - так, словно бы делал физзарядку. На самом же деле, Дмитрий Степанович хотел успокоиться. Он старался успокоиться и не мог.

Никому, даже жене, он не говорил о своих проблемах. Никто не знал, что в вещах у него спрятана украденная финка. Дмитрий Степанович подходил к буфету и наливал себе неполный стаканчик. Выпивал его залпом и после садился в кресло. Голова шла кругом, и он сжимал зубы от ярости: он воображал себя в эту минуту могучим терминатором - ни то Шварценеггером, ни то Брюсом Уиллисом; два здоровенных ствола в руках, гремят все вокруг разрывающие пулеметные очереди, и пачками валятся - они, нелюди, освобождая тем самым воздух для нормальных, здоровых людей.

Стоял поздний вечер. Вечер двадцать четвертого декабря - католико-протестантско-англиканский сочельник. Но природа игнорировала этот факт, и погода была совершенно не рождественская. Природа, словно бы, намекала, что не знает и не признает католических праздников. На чистом небе блестели звезды, одинокая луна печально желтела, глядя сверху на большую, черную, усыпанную серебрянными точками, землю. На самом горизонте, между расступившимися многоэтажками, уютно сверкали далекие, непонятные огоньки. Было холодно, пронизывающий ледяной ветер приносил крохотные, редкие снежинки, как будто бы говоря: "Это все. Больше снега не будет. Ждите настоящего Сочельника."

Катя и Коля сидели на лавочке.

- Видишь вот эту звезду? - Катя показала мизинцем в забрызганное крохотными звездочками ночное небо.

- Которую?

- Вон ту.

Коля напрягся. Звезд было столько, что он не мог понять, на которую указывает ему Катя.

- Яркая звездочка. Очень яркая. Вон там, вот. Смотри...

- Вижу, - согласился Коля. Он видел большую, яркую звезду. Она ослепительно блестела на небе и казалась отсюда, из нашей галактики, каким-то очень далеким инопланетным солнцем. Кто знает, может быть эта далекая звезда освещает путь другим человекоподобным существам, живушим на другом конце бесконечной вселенной? Существам, быть может, очень похожим на нас и о которых мы здесь ничего никогда не узнаем?.. Интересно, существа эти тоже живут под властью Зла и точно так же проводят время в непрерывной войне каждого с каждым, уничтожая друг друга и поклоняясь дьяволу?..

- Видишь?

- Вижу.

- Яркая?

- Очень яркая.

Коля подозревал, что говорят они, все-таки, о разных звездах, но проверить было непросто.

- Это будет наша с тобой звезда, - сказала Катя. - Где бы ты ни оказался, ты должен посмотреть на нее и вспомнить, как сильно я тебя люблю. Договорились?..

Коля посмотрел на звезду. Та сияла, бросая далекой планете и незнакомым маленьким существам свой призрачный нереальный свет.

- Хорошо.

- Ты будешь помнить об этом?

- Буду.

- Ты обещаешь?

- Да.

Неделю назад Катя устроилась на работу в "Coffee Time". Хозяином кафе был вежливый толстый араб. Он никогда не грубил Кате и никогда не пытался к ней приставать. Платил - столько, сколько и везде. Кате нравилось.

В ее обязанности здесь входило приготавливать кофе в большом кафимейкере и холодный напиток из сухих порошков. А еще - кексы. (Тесто хозяин привозил уже готовое, в больших ведрах, и Кате оставалось только, разлив тесто по формочкам, заложить в печь.) Сэндвичи из хлеба и из бубликов хозяин готовил сам.

Публика Кате тоже нравилась. Клиенты вежливо ей улыбались и обсуждали с ней погоду - вчерашнюю, позавчерашнюю и сегодняшнюю. Некоторые рассказывали свою жизнь. Жизни у клиентов тоже были всякие - интересные и не очень. Но погода оставалась здесь главной темой. Катя уже знала, что причиной этому являются канадские цены на образование: выходит так, что погода - тот единственный предмет, о котором местные аборигены в состоянии компетентно высказываться.

...Однажды, холодным утром, когда выдался сильный снегопад - такой сильный, что Катя еле добралась до места работы, в кафе зашел низенький толстый мужчина. Мужчина этот смотрелся до такой степени неприметно, что Катя никогда бы не смогла сказать, видела ли она его раньше. Он был одет в серый, явно дорогой костюм и держал в руках черный кейс.

Клиентов в кафе не было. Катя сидела одна. Она сварила кофе, налила маленький стаканчик себе и тихо потягивала его, глядя на падающий за окном снег. В печке готовились кексы. Пахло горячим тестом и свежим кофе.

Толстенький человечек подошел к стойке. Катя поднялась с места и пошла навстречу ему. В кресле осталась лежать книжка Пелевина.

- Что у нас сегодня на завтрак? - Улыбнулся толстяк своими аккуратными белыми зубами, построенными, словно солдаты, в два правильных ряда. - Какой-нибудь special?

Но Катя уже поняла по его костюму, что никакой special толстяку не нужен. Ему нужен повод заговорить. Она улыбнулась в ответ.

- Нет, к сожалению. - Сказала Катя. - Но есть комплексные обеды. Вот, например - яичница с жареной картошкой, поджаренные гренки с джемом и кофе. Или...

Толстяк слушал чрезвычайно заинтересованно: так, словно бы Катя пересказывала ему сейчас сюжет увлекательнейшего боевика. Он не перебивал и не задавал никаких вопросов. Наконец, Катя закончила перечисление обедом из жареной рыбы с картофелем стручками, супа и все того же кофе.

- Простите, а вы замужем? - Спросил толстяк так, словно бы это и был вопрос, который единственно следовало задать после всего услышанного от буфетчицы. Потом он достал бумажный платок и протер глаза, которые, вдруг, начали слезиться.

Катя слегка удивилась нахальству маленького толстенького человечка и, улыбнулась вежливо.

- Нет, - сказала она, но у меня есть жених.

- Это не важно, - толстячок уверенно покачал головой и спрятал грязную салфетку в карман. - Я очень богатый. Очень богатый. У меня есть куча денег.

Катя не выдержала и засмеялась.

- Что тут смешного? - Толстячок обиделся. - Я вас покупаю, а вы смеетесь...

- Что... что вы делаете?.. - Катя застыла удивления. Не послышалась ли ей последняя фраза странного и смешного толстячка?

- Нет, - толстячок покачал своей маленькой головой еще увереннее. - Вам не послышалось. Я вас действительно покупаю. Сколько вы хотите денег? - Он достал огромный бумажник - по виду такой же толстый и такой же разбухший от содержимого, как и его хозяин. - Назовите сумму. Сколько?..

Дмитрий Степанович вышел на улицу. Он брел неспеша, опустив голову, и внимательно, исподлобья, вглядываясь в прохожих. В его пустых глазах не было ничего. Взгляд задерживался то на одном встречном, то на другом. В кармане у Дмитрия Степановича была спрятана финка. Он шел убивать. Он выбирал жертву.

Пришел вечер, спустилась ночь, и Дмитрий Степанович понял, что не уснет сегодня, если ночь эта не станет для кого-то из них последней. Он поворочался в постели, сказал что-то невнятное сонной супруге, оделся, положив в карман финку, и вышел на улицу. Все. Сегодня это случится. Сегодня ночью.

Дмитрий Степанович выбирал взглядом одного, всматривался, потом отпускал. Он не знал, на ком остановится. Не знал, кого выбрать.

Вот, четверо панкообразных молодых людей, хорошо поддатых, прошли мимо, не замечая Дмитрия Степановича. Вот прошел drag queen (так называют в Торонто одевающихся в женское шматье педерастов - без них не обходится ни один торонтский гей-парад; drag женские тряпки, queen - королева.) Прошли две лесбиянки в мужском тряпье и с мужскими мордами - прошли нежно держась за руки. Дмитрия Степановича обдало плотным запахом марихуаны: это проследовала целая толпа в жутковатых нарядах, в какие одевается обычно торонтский молодняк: висячие штанишки из магазина "Три толстяка", при этом разодранные, кольцо в ухе, в носу, а когда и в губе, педерастическая прическа, лоховская майка, нагло выглядывающая из-под рубашки и спущенная до колен. Один из этих веселых молодых козляток отделился от стаи, завернул в телефонную будку и расстегнувшись, помочился. После наскоро застегнулся и побежал догонять товарищей.

К Дмитрию Степановичу подошел ободранный и вонючий негр с большими, печальными, как у голодной собаки, глазами. Он поинтересовался, нет ли у того лишнего доллара на чашку кофе. Оглядев кофемана, Дмитрий Степанович порекомендовал ему идти на фабрику. Негр выругался (из всей его тирады Дмитрий Степанович разобрал только "белые свиньи"), после чего удалился.

Даунтаун жил бурной ночной жизнью. И отбросы канадского общества со всех дальних концов стекались сюда, желая принять в этом участие. Но только, вот, не понять было - где само общество, а где его отбросы.

..Кто-то из них должен подохнуть сегодня. Кто-то один. Должен обязательно. Кто? Дмитрий Степанович оглядывался. Кому здесь всадить нож? Чьи кишки выбросить на тротуар? Кто сегодня подохнет?..

Дмитрий Степанович свернул на одну из маленьких улочек, ведущих к Черч стрит - сердцу гомосексуального Торонто. И сразу же на глаза ему попалась афишка, наклеенная поверху другой, уговаривающей не нападать на Ирак: разоблачающийся мужичок зазывал посетить мужское стриптиз-шоу.

Дмитрий Степанович пересек "Церковную улицу" и прошел мимо педерастического кафе "Оскар Уайльд". Здесь остановился: он увидел на улице человека, которого узнал. Узнал сразу же. Это был Майкл. Тот самый.

Майкл вышел из голубого кафе в обнимку с другим геем. Они остановились и принялись целоваться прямо на улице. Дмитрия Степановича перевернуло от отвращения. "Скотина, - беззвучно шептал он про себя. - Грязная, паршивая скотина." Он подошел ближе, стараясь не обратить на себя внимание. Посмотрел пристально - так, словно бы прицелился взглядом.

Да, это он. Самый настоящий Майкл. Ошибки здесь быть не могло. Дмитрий Степанович, опустив голову, отошел дальше. Он боялся, что Майкл заметил его. Но быстро понял, что Майклу ни до чего не было дела. Кроме того, оба гомосека были хорошо пьяны.

Дмитрий Степанович наблюдал. Он готов был ждать столько, сколько понадобиться. Но ждать долго ему не пришлось. Помиловавшись минут пять, педики разошлись. Один двинулся в одну сторону, другой в другую. Дмитрий Степанович сжал рукоятку ножа в кармане. Сжал так, что заболели пальцы. Пора.

Пора. Пора убивать.

Он шел по улице. Шел следом за Майклом. Они оказались уже за пределами Черч стрит. Здесь никого не было. Маленькая тихая улочка. Черные дома смотрели вокруг своими пустыми окнами. Ветер тихо свистел, шевеля ветки голых деревьев. Дмитрий Степанович шел, нагоняя Майкла. Расстояние между ними сужалось.

Наконец, они поравнялись. Дмитрий Степанович достал нож из кармана. Майкл обернулся и посмотрел. От ненависти Дмитрий Степанович застонал тихо. Взмахнул лезвием и нанес один быстрый удар. В сердце. Майкл вздрогнул, остановился. Он не успел понять, что произошло. Открыл рот и тут же свалился на землю. Дмитрий Степанович выпустил рукоятку.

Майкл был мертв. Он неподвижно лежал на тротуаре, глядя вверх глазами, широко раскрытыми от удивления. Рукотка ножа торчала из-под расстенутой кожаной куртки. Кровь тяжелыми пятнами появлялась вокруг.

Дмитрий Степанович протянул руку. Нож надо бы забрать. Отпечатков там не будет: он протер его еще перед выходом и не забыл надеть перчатки. Но все равно надо забрать нож. Надо.

Дмитрий Степанович не мог. Он протянул руку и так застыл... Заставить себя вытащить рукоятку из неподвижного мертвого тела казалось чем-то, что он не в состоянии был совершить. Ненависть прошла. Сейчас остались только страх и отвращение.

Страх и отвращение. Они брали его за горло своими корявыми холодными пальцами и начинали душить. Дмитрия Степановича качнуло. Он удержался. Он боялся, что сейчас упадет.

И Дмитрий Степанович не выдержал. Он побежал.

Он бежал вдаль по этой тихой пустой улице и стук собственных ботинок казался ему сейчас страшнее, чем что бы то ни было. Дмитрий Степанович убегал не от полиции. Он убегал от того, что совершил сам всего минуту назад. Он убегал от своего собственного кошмара и ужаса.

...Дмитрий Степанович остановился и пошел шагом. Навстречу ему попадались незнакомые, чужие люди. Они кричали громко и весело "Merry Christmas!", обращаясь к Дмитрию Степановичу. Тот знал, что сегодня - католический сочельник. И что часа через полтора начнется католическое Рождество. Но сейчас у него большие кровавые круги плавали перед глазами, и он понять не мог: с чем его поздравляют?..

...Дмитрий Степанович оказался в переполненном баре. Он сел за стойку и на плохом английском заказал себе кружку сладковатого ирландского эля. Опустошил залпом. Заказал вторую кружку. Отпил половину.

- Я убил. - Сказал Дмитрий Степанович негромко по-русски. И повторил, сам не зная, к кому обращается. - Я убил.

Веселая, празднично настроенная публика проигнорировала Дмитрия Степановича. Никто не понял его.

Коля пришел вовремя. Он посмотрел на часы. Половина второго. Оглядываясь, Коля подошел к стойке и взял кофе со сливками. "Tim Hortons" было его любимым кафе среди кофейных заведений Торонто. Он перепробовал кофе везде, где мог перепробовать и оставился на "Tim Hortons". Его вкус казался ему наиболее респектабельным и ассоциировался с тем, что французы называют bon tone. Поэтому, если нужно было назначить где-нибудь короткую деловую встречу, Коля всегда выбирал ближайший "Tim Hortons".

Сейчас ему предстояла встреча со знакомым наводчиком Борей. Борю он знал давно, и у того в Колиных глазах была репутация человека надежного. Коля прокрутил уже с ним несколько дел и знал, что Боря никогда не подводит. Он даже любил повторять, что еврею Боре доверяет больше, чем иному русскому.

Боря опоздал на десять минут. Он быстро взял себе стакан кофе и расположился за столиком, напротив Коли.

- Привет. - Сказал он, протянув ладонь. - Знаешь, кто такой Джон Черин?

- Джон Черин? - Коля поморщился. - Кто это?

- Телеведущий. На СиСиБиСи работает. Ведет там спортивные репортажи.

Коля покачал головой.

- Я местное ТэВэ не смотрю. Там кроме фильмов смотреть нечего.

- Неважно. Я тоже не смотрю. У меня товарищ сейчас на СиСиБиСи работает. Он у них там - секьюрити. Короче, есть возможность у этого Черина машину увести.

Коля почесал пальцем затылок.

- Можно попробовать. А что этот товарищ предлагает конкретно?

- А конкретно... - Боря приподнялся на месте, - он ключи от машины вытащит. Отдаст мне. Я выйду и тихо передам тебе. Ты войдешь - я тебе дам все инструкции - будешь знать, куда заходить, куда потом идти, и где стоит машина. Делов там на полторы минуты, короче.

- Когда все это будет? - Коля повертел стакан в пальцах и аккуратно отпил.

- Завтра. Завтра перед обедом. Джон Черин на работу всегда с опозданием приезжает и в плохом настроении. - Боря щелкнул себя пальцем по горлу. - Дурная наследственность, короче. На ланч ходит поздно и никогда не берет машину. Ходит всегда пешком куда-нибудь рядышком: ну, не хочет человек за руль садится - руки у него трясутся с утра...

Коля кивнул.

- Эти проблемы мы знаем. - Он усмехнулся. - Знакомо все.

- Короче. - Боря хлопнул пальцами по столу. - Хочу предупредить. Одна фигня может возникнуть. Этот наш Черин может не приехать на работу.

- То есть как? - Коля не понял.

- Просто. В пике человек уходит. Дня на три. Периодически. И никогда точно не знаешь, то ли это будет сегодня, то ли завтра.

- У него, че, так это проблематично?

- Да ты чего? - Боря улыбнулся. - Ты телевизионщиков не знаешь? И вообще всех этих журналюг?.. Хотя, на СиСиБиСи люди спокойные, в целом, работают, сдержанные. Вот, на ТаунТиВи - там да, там народ наливает себе, там - я понимаю, а тут... - Боря махнул рукой, - трезвенники, можно сказать. Три-четыре дня - не больше. ...Ты редактора газеты "Торонто Мун" знаешь? Этого - ... фамилия, блин, из головы выскочила...

- Не знаю...

- Крепчайший мужик, - Боря уважительно покачал головой. - Глыба, а не человек. Человечище, можно сказать... Ведро рома за один присест вытягивает. Без закуски. - Он утвердительно кивнул. - Глаза у него потом становятся - как тульские пряники. ...А вот, заместитель его совсем не пьет. То есть, совсем. Прям как младенчик. - Боря провел рукой по столу. - Ни капли. Только пепси-колу и яблочный сок. Он подшитый - у него ампула торчит в заднице. Он на героине с кокаином сидит.

- Ладно, - Коля отпил из своего стаканчика. - Это все классно, но что делать, если этот козел уйдет в запой на три дня?

- Не должен. - Сказал Боря. - По науке не должен. Он только сегодня из запоя вышел. Три дня его в редакции не видели, сегодня появился. Три дня - это его норма. И теперь ему еще дня два нужно: трезвым взглядом, так сказать, на мир посмотреть. Так что, завтра можешь двигать. Два дня у нас есть.

- Подожди. - Коля покачал головой. - Не гони так. Мне время надо - подготовиться...

- На фига тебе готовиться?! - Боря аж привстал. - По любому, тебе не стоит у редакции лишний раз крутиться. Зачем, чтобы тебя там видели? Тебе это ни фига не надо. Пришел, забрал машинку и поехал себе. Завтра ты уже в Монреале будешь. Продашь ее там и вернешься себе спокойно. С бабками и без машинки. Этот Черин тоже суетиться сильно не будет. Ему оно тоже не надо. У него все хозяйство застрахованно...

- Застрахованно?..

- Застрахованно.

- Это точно?

- Абсолютно. Он тихо молиться будет, чтобы тебя легаши не сцапали.

- А ты откуда все знаешь? - Коля с сомнением разглядывал компаньона.

- Знаю. - Боря улыбнулся. - Дядя Йося рассказал.

- Кто рассказал?..

Боря засмеялся.

- Слушай, - он привстал и дружелюбно похлопал Колю по руке. - Ты мне скажи, я тебя хоть раз подводил?.. Хоть один раз?

Коля кивнул.

- Но ты знаешь, что с тобой будет, если это - подстава...

Боря поморщился.

- Колян, расслабся.

Допив кофе, они встали.

- Я не пойму, - сказал Коля. - А у этого деятеля семья есть? Как они смотрят на эти его... - Он щелкнул себя по горлу.

- Никак не смотрят. - Боря застегнул куртку. - Нет у него семьи. Он в молодости, говорят, славно попедерасил - даже чуть под суд раз не попал, за совращение мальчиков. Его высокие покровители отмазали. Позвонили там кому надо и приказали тихо тормознуть дело. Но это давно было...

- А сейчас?

- А сейчас все. Сейчас у него кроме бутылки уже ничего не стоит. Называется "Прощай, молодость!"

И Боря театрально помахал кому-то рукой.

Через несколько дней Катя узнала о смерти Майкла. Ей позвонили из полиции и попросили прийти. Констебль с неприятной физиономией и с сильным славянским акцентом допрашивал ее, задавая вопросы: как давно она знает убитого, в каких они были отношениях и так далее и тому подобное.

- Знала несколько месяцев... Он был моим бойфрендом.

- То есть, он трахал тебя?

Катя внимательно посмотрела на констебля. Тот продолжал писать, не поднимая головы. Катя не отвечала.

- У тебя проблемы со слухом? - Спокойно поинтересовался констебль.

Потом он поднял голову.

- Ты будешь отвечать, сука, или тебя засадить в камеру?..

Катя на мгновение застыла - она пережевывала услышанное. Потом встала.

- Я требую моего адвоката. Я отказываюсь отвечать на вопросы. - Выговорила она холодным, металлическим голосом. - И потом... меня, что, арестовали?

- Пока не арестовали. - Констебль покачал головой. - Но это легко устроить. Очень легко. А насчет адвоката... - Он одной рукой протянул ей телефонный аппарат. - Пожалуйста. Звони прямо сейчас... Звони, если хочешь проблем.

Катя опустила голову. Она почувствовала, как колючий неприятный холод пробирается по телу. Которому из адвокатов она будет звонить? Скольких адвокатов она, вообще, знает?.. Катя начала вспоминать... Нет. Не знает ни одного. И кому тогда звонить? Кому?..

Констебль поднялся, подошел к ней и резко, с размаху, ударил ее по щеке. Потом вернулся, сел в свое кресло и, как ни в чем ни бывало, продолжил писать.

- Все понятно? - Спросил он совершенно спокойно.

- Понятно. - Ответила Катя, подтерев рукой окровавленную губу.

Ей и в самом деле все стало понятно. Катя с самого начала не сомневалась в том, что ей известно, кто убил Майкла. А какие тут еще могут быть версии? Всего одна. Этот красавчик и бандит Коля выследил ее бывшего бойфренда, несчастного придурка Майкла и в припадке ревности порешил его... Зачем? Зачем он это сделал? Майкла она и так бросила. Этот гомик по любому ни на что не годен в постели. Канадские мужики, вообще, в постели мало чего умеют, но Майкл ко всему этому обладал еще и паскудной манерой: он занимал деньги у женщин, с которыми спал. Мало того, что не содержал ее, свою гелфренд, как это делают все нормальные канадцы, которые удовлетворять женщин по другому просто не могут, а он сам - педик и импотент, нагло выкачивал из нее средства. У Кати в итоге было ощущение, что ее имеют и имеют во всех смыслах... Но это по большому теперь не важно. Майкл, обиравший Катю, лгавший ей, что будто бы любит, а сам раздававший ее деньги гомосекам, и в их "высшем обществе" наверняка издевавшийся над ней, конечно подлец. Но заслужил ли он смерти? Заслужил ли он, чтобы его прирезали как свинью в темном пустом переулке - и оставили там валяться с ножом между ребрами, на грязном асфальте (Катя видела фотографии) - валяться, пока его не найдут констебли?.. Не заслужил. И Катя в этом не сомневалась. Тогда почему она должна отвечать за чьи-то грязные дела? Почему она должна сидеть здесь, на этой неуютной и твердой скамейке, почему она должна терпеть издевательства и оскорбления этого мерзкого урода, который уверен, что полицейская форма возносит его над всем родом человеческим? Почему ее должны здесь избивать? Какое преступление она совершила? Какие грехи?.. Катя не знала за собой никаких преступлений, она не знала за собой никаких грехов. Тогда почему все это?.. За что?

И Катя тихо, неуверенно шевеля губами, произнесла:

- Я знаю...

Констебль поднял голову.

- Я знаю, кто убил Майкла.

Коля редко заглядывал в канадскую прессу, редко смотрел канадское телевидение. Хоть он и сторонился политики, но ложь и неискренность - они видны за версту. Обманываться в них способен тот только, кто хочет заранее, чтобы его обманули. А ложь - ежедневная и желанная гостья в канадских СМИ. Нельзя сказать, чтобы там совсем не просачивалось ни капли правды. Просачивается. И кому уж очень сильно захочется, тот сможет выцедить себе эти несколько капель. Правда попадает в канадскую прессу и на экран канадского ТэВэ, но она здесь играет роль очень бедной и очень далекой родственницы, которую то ли действительно из жалости, то ли чисто из барских чувств, пригласили на чашку вчерашнего чая. Вот, она и сидит с краю стола; сидит тихо и рот открывает только тогда, когда ей позволено - она прирученна, послушна и хорошо знает свое скромное место. Все же остальные места на страницах канадских изданий и в канадском теле- и радио- эфире занимает пестрое, разукрашенное, яркое, цветное вранье.

Управляют канадскими СМИ твердокаменные ребята, собачьими своими повадками живо напоминающие совдеповских коммиссаров. Они хорошо знают, для чего нужны СМИ. И они легко могли бы, конечно, не вслух, конечно, не для публики - для себя, перефразировать того самого, процитированного французским классиком римского кардинала и сказать с улыбкой, что истинное назначение средств массовой информации - скрывать от бараньего общества реальное положение вещей.

Коля считал всю публику, занятую в этой малопочтенной индустрии массового одурачивания, сволочами и потому не мучился сейчас никакими моральными проблемами. По человечески он даже жалел, что авто Джона Черина застраховано: ему было бы приятнее думать, что тот, выдрав из своего умного черепа половину седых волос и расколотив от бессильной ярости унитаз у себя дома, уходит, в поисках успокоения, во внеочередной и долгосрочный запой. Но, увы: Коля был реалистом и хорошо понимал, что, очевидно, этот пьяный козел сам заказал свою машину, и поэтому ничего, кроме коварной радости он не испытает. Плакать будет страховая компания - ведь ей придется оплачивать Черину покупку новой машины (которую через год-два уведут точно также). Да и то несерьезно. Эти ребята умеют считать деньги и, прогадав на одном, они выгадают на другом и выгадают вдесятеро больше, чем прогадали. Кроме того, Черин наверняка намекнет легавым, чтобы те не особенно старались, разыскивая пропажу. По крайней мере - он явно не станет на них наседать с требованием удесятерить обороты.

Короче говоря, Коля рассудил, что работа ему предстоит почти без риска. Откажется от такого предложения только дурак.

На следующий день, в назначенное Борей время, Коля прохлаждался на лавочке, у подножия СиЭнТауэр, неподалеку от редакции СиСиБиСи. Он скушал хот дог, выпил банку пепси-колы, потом просто так, без всякого занятия, прохаживался туда и сюда, делая вид, будто разглядывает тысячу раз уже им виденные картины городского центра и смотрел, как праздные, обвешанные фотоаппаратами туристы снимают друг друга на фоне больших стеклянных зданий, из каких и состоит в основном торонтский даунтаун, и кормят булками прожорливых, глазастых чаек.

Коле надоело. Он нервно смотрел на часы. Назначенное Борей время прозвучало вчера достаточно расплывчато, и Коля теперь запросто мог дожидаться его часа полтора.

Он решил купить стакан кофе со сливками, чтобы ожидание не казалось таким тоскливым. Он вошел в кафе: здесь в этот час было полно людей. Коля встал в очередь.

Самыми колоритными из всей публики оказались двое прилюдно целующихся педерастов. Остальные, сколько их было в кафе, усиленно не замечали происходящего. Кто-то с интересом читал газету, кто-то с не меньшим интересом разглядывал свою обувь, а кто-то просто смотрел в окно. Один из гомиков, наклонившись, начал расстегивать своему бойфренду ширинку, и Коля понял - сейчас начнется то, что и в Торонто увидишь нечасто. Публика явно это тоже поняла, потому как, хоть и не смотрела в сторону гомосеков, но как-то внезапно занервничала. Господин, до этого внимательно читавший свежий номер "Toronto Star", спрятал газету и прянялся непряженно изучать перечень предложенных к кофе сэндвичей.

Кому и в самом деле не было никакого дела до происходящего вокруг - так это самим гомосекам. Штаны одного из них уже оказались расстегнуты, и... началась откровенно порнографическая сцена.

- Полицию бы сюда... - глухо, сквозь зубы выговорила пожилая дама.

- Полиция не приедет. - Очень спокойно ответил ей солидного вида господин ее возраста. - Вот если бы это были натуралы...

Но полиция появилась. И совершенно неожиданно. Коля как раз подошел к стойке и готовился уже открыть рот.

- Руки вверх и ни с места! - Несколько констеблей появились откуда-то сразу - появидись они словно бы отовсюду, моментально наполнив собою все небольшое пространство кафетерия.

Коля медленно обернулся. Сомнений не оставалось - это пришли за ним. Три пистолетных дула, не мигая, разглядывали его с короткого расстояния. Все мысли о сопротивлении и о побеге моментально отпали. Какое еще сопротивление? Тут одно неверно истолкованное полисменами движение может легко стоить ему жизни!..

Коля медленно поднял руки. Несколько человек в форме и без подбежали к нему. Кто-то бубнил ему что-то насчет адвоката и каких-то там прав. Его наспех, торопливо обыскивали. Пистолет во внутреннем кармане вынырнул и так же быстро уплыл...

А Коля находился в мутной, тяжелой прострации. В мозгу у него неотвязно стучал все один и тот же, неприятный, но требовавший ответа вопрос. КТО ЕГО СДАЛ?.. КТО?

Таня Митина понятия не имела, зачем она учавствует в конкурсе красоты. То, что из нее никогда не получится классная фотомодель, Таня не сомневалась. Хотя и напускала на себя важный вид перед друзьями и родственниками.

Жила Таня одна. Отец бросил их и катался сейчас где-то по бескрайним просторам Соединенных Американских Штатов. Казалось, он уже успел прочно забыть, что в далекой, продрогшей от холода Канаде у него есть жена и дочь. Таниной матери тоже не сиделось спокойно на месте. Антисемитка по национальности (девичью - разумеется, еврейскую, фамилию матери Таня узнала совсем недавно), она проводила время в Москве, где поперезнакомилась уже с огромным количеством самых разных деятелей патриотической ориентации. Она написала книгу "Последняя Истина", где разоблачила не только евреев, но и всех остальных тоже, а в том числе и христианскую веру в любых ее проявлениях. Книгу эту она уже успела предложить во все известные и не очень, патриотические органы печати и издательства. Тамошние редакторы ознакомились с текстом, и чтобы не говорить "бред собачий", находили другие, более вежливые определения. В конце концов, Танина мама, сделала для себя вывод, что все эти редакторы - законспирированные жиды, цель которых раскалывать и разрушать изнутри монолитное патриотическое движение. А как объяснить по другому, что ее гениальный труд - плод бессонных ночей и долгих, мучительных размышлений, словно губка впитавший в себя мудрость многих веков, так и остался неопубликованным?..

Сама Таня вела иной, куда более спокойный образ жизни. Хотя она и писала во всех анкетах, что по профессии является фотомоделелью, но к этой профессии Таня причисляла себя сама. На жизнь она зарабатывала иным, более скромным способом. Она давала в местные русскоязычные газеты объявления, где предлагала оставить в ее, Тани, "добрые руки" питомца собачьей национальности. Разумеется, "за умеренную плату". Число постоянных клиентов медленно, но уверенно росло, и, вот, Танина квартира уже походила на веселый собачий колхоз. Хвостатые клиенты бегали по квартире, роняя шерсть, и громко гавкали, общаясь друг с другом. Они заменяли Тане общество поклонников и фоторепортеров. Уходя из квартиры, она оставляла включенным на достаточную громкость телевизор - иначе собачья публика начинала нервничать и протяжно выть, вызывая тем неудовольствие ближайших соседей.

Иной раз выть хотелось самой Тане. Она смотрела с балкона на далекую, оставленную жителями Луну, и вся ее пустая никчемная жизнь, словно выброшенная на мусорник скучная книга, пролистывалась сейчас наспех.

"Зачем я живу? - Спрашивала себя Таня. - Какая глупость и какая идиотская ошибка! Меня родили в этот мир и даже не спросили моего согласия..." А если б спросили? Да она тысячу раз прокричала бы "Нет!" из проклятой материнской утробы. Тысячу раз. Пока бы, наконец, от нее не отстали. Но есть и другой выход. Если она, умрет - то тогда все. Тогда полный и абсолютный конец. Ее уже не родят обратно. Ее уже не вернут никогда в этот ужасный мир. Конец всего. Всего, что может быть и чего быть вообще не может. Вечная, блаженная пустота. Пустота, в которой не будет уже никаких следов этого гадкого и такого надоедливого мира. Там никаких вообще миров не будет. И ее, Тани, тоже там не будет. Там ничего не будет. Вообще ничего. А ее, Тани, не будет и здесь тоже. Ее не будет нигде. Нигде. Нигде...

И Таня закрывала глаза от удовольствия. Что может быть приятнее будущего вечного небытия? Блаженного небытия. Вечный отдых, вечный покой. Ведь истинный отдых - только тогда, когда ты не знаешь, что это отдых. Когда ты вообще ничего не знаешь, и когда ты ни о чем не думаешь. Ничего... Ни о чем...

И Таня подходила и бросала один только взгляд - страшный взгляд в эту страшную пустую бездну, открывающуюся с ее балкона. Таня смотрела вниз и видела далекие автомашины и крохотные фигурки людей. Все это казалось с высоты игрушечным, ненастоящим, как и вся Танина жизнь.

Но этот взгляд ее отрезвлял. Мысль о том, что, вот, она, Таня будет лететь с высоты балкона, а эта неприятная зеленая трава внизу будет все увеличиваться и увеличиваться, она будет становится все ближе и ближе, ближе и ближе...

У Тани перехватывало дыхание. Она несколько раз встряхивала головой и опять смотрела вверх, на Луну. И опять ей хотелось негромко выть. Как собаке.

- Ну че, будем признаваться? Или будем в дурку играть?..

Коля посмотрел на разложенные перед ним фотографии.

- Я не знаю этого человека. - Он отвернулся и посмотрел в пол.

Лажа. На него хотят повесить обыкновенный глухарь. Не могут найти настоящего убийцу и вешают на него. У мусоров это в порядке вещей. Легавые - они везде одинаковы. В России, в Канаде или в Америке - один хрен. Коля по своему богатому опыту общения с теми, кто охраняет общественный порядок, знал, что занимаются этим как правило люди, у которых не хватило духу самим стать уголовниками. И потому в душе они уголовниками себя и чувствуют. Коля отлично, с полуслова, понимал их. А они понимали его. Опять с полуслова. Всем тут было ясно, что, в сущности, делом глупого случая является то, что именно Колю допрашивает сейчас вот этот, вот, приблатненный констебль, где-то напоминающий налетчика с Молдаванки, а не наооборот. Могло бы быть и иначе, в самом деле...

- И нож это тоже не твой?..

Коля повернул голову, посмотрел и... тяжело моргнул. Свою финку он не узнать не мог. Но как? Как это могло произойти?.. Его финкой, без следа исчезнувшей в ту самую ночь, когда он загулял в ресторане, когда он познакомился с Катей... Этой, вот, самой финкой кто-то кого-то прикончил. И вешают это все на него. Как это могло произойти?.. Коля напрягся и, чтобы скрыть волнение, взял себя в руки. Даже протер пальцами лоб.

- Начальник... - сказал Коля и глупо улыбнулся, покачав головой.

- Что, "начальник"? Твой нож или нет?

- Нет.

- А это? - Констебль быстрыми, уверенными движениями разложил перед ним на столе новую пачку фотографий. - К этому ты тоже не имеешь отношения?

Коля посмотрел. И узнал. Он не мог не узнать. Там мертвый Сеня лежал посреди вывороченных на пол бумаг, среди развороченных ящиков.

- Один человек, прогуливавшийся рано утром со своей собакой, услышал подозрительный шум со стороны бензозаправки. Он подошел ближе и увидел двух человек, появившихся из двери. Преступники в спешке не заметили его, но зато он рассмотрел их прекрасно. Мы составили фотороботы по его описаниям. Вот, взгляни...

Коля узнал Диму. Можно было узнать, хотя в лице у того в варианте полицейского фоторобота показалось что-то ненасытно зверинное.

- Знаешь этого человека?

Коля покачал головой.

- Нет. Впервые вижу.

- А этого вот?

На Колю смотрело с рисунка его собственное лицо. Отпираться было бессмысленно. Коля опустил голову.

- ...И самое интересное. - Констебль приподнялся. - У нас есть данные экспертизы. И ты знаешь, что они по этому поводу думают? Знаешь, что?

Коля, не отрываясь, смотрел на констебля.

- Нет, они даже и не думают. Они уверенны, что объединяет оба эти случая вот этот, вот, нож. Да, этот нож. Этим самым ножом действовали и здесь, и здесь тоже.

Коля молчал. Он рассматривал стену полицейского кабинета. Констебль улыбнулся.

- Молчишь? Молчи. Я бы на твоем месте тоже молчал. Ты к нам попал, я тебе скажу, всерьез и надолго. Под старость, может, выпустят. Тихую, дряхлую смерть на свободе встретить.

Он убрал все бумаги в стол.

- Майкла этого я не убивал, - сказал, наконец, Коля. - А бензозаправка - это был несчастный случай. Мы не хотели его мочить. Он сам...

- Неужели? - Констебль покачал головой. - Сам умер? Какая незадача!.. От старости, наверное, или, может, тяжелая болезнь подкосила?

- Мы его не убивали! - Коля закричал, вцепившись пальцами в стул. - Мы там несколько тысяч всего взяли! На хрен нам было его убивать!?

- А я знаю? - Констебль сложил на столе пальцы. - Я знаю, на хрен ли вам его убивать было? - Он пожал плечами. - Убили...

- Вранье! - Не выдержал Коля, хотя и знал, что полицейские - народ обидчивый, и разговаривать так с ними не рекомендуется. - Врешь ты все! Что там эти эксперты твои говорят?! Что?! Говорят, что мы зарезали его?! Задушили?!.. Да?! Это они говорят?!..

Констебль быстро поднялся, сделал шаг и со всей дури съездил Коле кулаком в ухо. Тот сполз на пол. Констебль стоял, разглядывая его. Коля поднялся и сел в кресло опять.

- Кричать, - очень спокойно заметил констебль, - здесь разрешается только мне. Тебе не разрешается. И, пожалуйста, помни об этом, если не хочешь остаться к концу следствия без зубов.

Коля молчал.

- А эксперты - твоя правда, они говорят, - продолжал констебль так же спокойно, - что умер этот бензозаправщик от разрыва сердца. От страха умер. Но это еще не значит, что ты никак за его смерть отвечать не будешь. Будешь отвечать. У нас это называется "непреднамеренное убийство". А это, вот, - он опять достал фотографии мертвого Майкла, - это никак, я думаю, непреднамеренным убийством не назовешь. Ты это для себя можешь называть так, как захочешь, но решение, в конце концов будут выносить присяжные.

- Повторяю, - сказал Коля, - я не знаю этого человека.

- Правда? - Констебль прищурился. - А эту мадам ты тоже не знаешь?

Констебль бросил на стол Катино фото. Катя красиво улыбалась с фотографии. Улыбалась трогательно и наивно, как маленькая девочка. Коля молчал.

- Знаешь или нет?

Коля не отвечал. Он смотрел, не отрываясь, на фотографию. Потом, с усилием оторвав взгляд, посмотрел на констебля. Тот улыбнулся.

- Так, стало быть, знаешь?..

- Знаю.

- Замечательно. И она тебя тоже знает. Почитай, что она тут написала.

Констебль протянул Коле ксерокопию Катиных показаний. Все было написано ее рукой - Коля не мог не узнать почерк. Внизу стояла подпись. Катина подпись.

Коля пытался читать этот текст, но строчки расплывались перед глазами, бегали, пропадали. У него задрожали руки. Это конец. Это смерть. Он не ждал такого предательства. Так вот, кто его сдал легавым... Вот, кто... Но почему? Почему? Почему?.. Коля не знал ответа. Он пытался читать текст и не мог читать. Не мог.

Он положил листок на стол. И закрыл глаза. Это уже конец. Это уже все. Уже не важно, что произойдет дальше.

- Кстати, куда делся твой друг? - Спросил констебль, убирая бумаги в стол. - Тот, с которым вы бензозаправку вместе брали. У нас и к нему масса вопросов имеется.

- Он мне не друг, - сказал Коля. - Случайно познакомились в ресторане. Сделали дело, разделили добычу и разбежались. Все.

- Все?

- Все.

Констебль усмехнулся, приподнимаясь с места.

- Нет, - сказал он. - Не все.

Он подошел ближе, и Коля получил с размаху второй резкий удар - в то самое ухо. Коля скривился от боли. Констебль, улыбаясь, размял пальцы.

- А знаешь, почему не все? - Спросил он. - Знаешь?

Он резким движением достал из кармана фотографию. Коля узнал проститутку Лору. - Это моя гелфренд, - сказал констебль. - Узнаешь?..

Ковальский спрятал фото.

- Это не важно. Главное, чтобы она тебя узнала. А я тебя узнал. Ага. - Он кивнул. - Мы, ведь, тоже с ней фоторобот сделали. Трудно было не узнать. Завтра у тебя с ней встреча. Так, что твои неприятности, мой друг, продолжаются.

Он развернулся и наотмашь ударил Колю по лицу.

- Это тебе за Лору. - Сказал он. - Но это только аванс. Остальное ты сейчас получишь. Но не от меня уже.

Анджей Ковальский надавил кнопку.

- Тарас? - Спросил он. - Давай. Клиент готов. Ждет тебя с нетерпением.

Коля весь сжался. Он понял, что сейчас будет. Среди полицейских Торонто самая отвратительная репутация у поляков и украинцев. С поляком он уже пообщался. Теперь на очереди украинец.

Дверь раскрылась, и здоровенный детина с дубиноподобной физиономией появился на пороге. Он с интересом оглядел притихшего Колю. От того не ускользнуло содержание его взгляда: полисмен по имени Тарас рассматривал свою жертву с чисто профессиональным любопытством - так, как если бы перед ним лежала новенькая, ни кем еще не опробованная боксерская груша.

- Давай раскалывай гостя. Сделай его чуток разговорчивей. - Сказал Ковальский, вставая с места. - Все зубы я тебе выбивать не разрешаю. И половину тоже не разрешаю. А треть - твои. Ковальский достал пачку и точным щедчком выбил оттуда одну сигарету. Но только не убей его, смотри. А то ты можешь... - Ковальский по доброму улыбнулся.

Коля закрыл глаза и увидел Катино лицо. То самое лицо с фотографии, которую ему только что показывал полисмен. Катя наивно улыбалась - улыбалась так, как улыбается маленький ребенок, еще не знающий законов этого жестокого, грязного мира и потому готовый принять все вокруг него за чистую монету, ребенок, которому неведомы еще понятия лжи, обмана, неискренности.

"Я убью ее, - сказал Коля про себя. - Пусть я только выберусь из этой могилы. Пусть только выберусь. Я разыщу ее и убью. Разыщу, где бы только она не спряталась. Разыщу и убью".

Когда Колю доставили в камеру, он уже еле переставлял ноги. От боли раскалывалось все тело. Изо рта текла кровь. Треть зубов во рту, как и пообещал пунктуальный Ковальский, отсутствовала. Коля дополз до своих нар и залез на них.

Он хорошо знал, что жаловаться на полицейских - такое же пустое и бессмысленное занятие, как жаловаться на плохую погоду. Как следует отметелив Колю, они вызвали "Скорую помощь" и доложили, что допрашиваемый вел тут себя крайне неспокойно, без конца падал и колотился головой о твердый каменный пол. Врачи "скорой", приехавшие сюда не впервые, и привыкшие уже к тому, что клиенты полицейского отделения редко ведут себя по другому, бегло и без интереса осмотрели травмы, полученные разгоряченным самоистязателем, затем оказали ему первую, полагавшуюся по правилам, помощь. После чего уехали. А Колю отволокли в камеру. Где он и лежал теперь.

Из всего, что сказал Ковальский во время экзекуции, на Колю произвело впечатление одно. "Мне наплевать, - бросил тот мимоходом, - если и не ты убил этого Майкла. Убил другой, а сидеть будешь ты. Какая разница? У вас, уркаганов, всегда за душой какие-нибудь неизвестные нам грешата водятся. Может, и за тобой есть какой-нибудь неизвестный нам труп. Ведь, есть. А?.. Я таких как ты ловлю уже не один год. Отлично вас знаю. Ты за это дело отсидишь, но зато не отсидишь за то другое, которого мы не знаем. Поэтому не говори нам тут про темную несправедливость."

"А, ведь этот козел прав, - думал Коля. - Прав." Он вспомнил уже, наверное, порядком разложившийся труп его несчастного подельника Димы." "Да, прав легавый... "

Он лежал на нарах, стараясь не шевелиться, чтобы не причинять себе лишней боли. То ли измученность, то ли впрыснутый ему врачами "скорой" какой-то успокаивающий наркотик - а скорее всего это вместе подействовало, и Коля сам не заметил, как провалился в тревожную и бессознательную темноту.

У Кати началась новая жизнь. Ее роман с толстым канадцем по имени Джон шел полным ходом. Джон не встречался с ней каждый день - он был слишком для этого занят, но два раза в неделю, когда ощущал сексуальную потребность своего пухлого организма, он набирал номер Кати. И где бы ни была его гелфренд в этот момент, и чем бы она ни занималась, она обязана была все бросить и стремглав лететь к своему ненаглядному бойфренду.

- Итак. - Начинал тот. Джон был деловым человеком во всем, и потому любил сразу же составить небольшое расписание. Без расписания он ничего не делал. Вообще ничего. Раве что только хождение в туалет - единственное, что он делал вне каких бы то ни было расписаний. - Cейчас мы идем с тобой в кино. Потом в ресторан. Потом мы идем ко мне домой, и я буду тебя трахать.

Составленному расписанию он следовал всегда очень ревниво. Зато ни разу не поинтересовался, есть ли у Кати другие бойфренды, или же он у нее один. Что не один - Джон об этом догадывался. Катя раз сама, не выдержав, спросила у Джона, что он думает на этот счет. "Мне не интересно. - Ответил Джон. - Это твоя личная жизнь."

Не интересно ему также было и другое. Он ни разу не спросил у Кати, нравится ли он ей. Как мужчина. Катю интересовал и этот момент. "А какая разница? - Честно ответил Джон. - Женщины редко спят с теми, кто им нравится." И добавил уже совсем обидное: "Каждая женщина в душе проститутка. Вопрос не в ее честности, вопрос в цене, которая ее устроит. Честными женщинами называют тех женщин, которые не пользуются спросом. И еще тех, которые слишком много запрашивают."

Катя спросила, и оказалось, что свои теории Джон строит на основе личного опыта. Он и не скрывал этого. Просто, Джон - простая и откровенная душа, не встречал еще женщин, которые своим поведением опровергли бы его теоритические построения.

- А как, все-таки, быть с теми женщинами, которые вообще не продаются? - Задала вопрос Катя, которой было обидно за свой пол.

- Не продаются? - Не понял Джон. - Это как?..

Он водил ее по дорогущим ресторанам и клубам - где прежде никогда не ступала ее нога. И Катя, глядя на все это канадское великолепие, думала: "Зачем человек живет? Разве не ясно зачем? Для богатства! Он живет для того, чтобы вкусно есть, мягко спать, красиво одеваться. И еще чтобы наслаждаться, наслаждаться и наслаждаться. Наслаждаться всеми возможными путями. Любовь, честь, совесть - в этих ничтожных словах смысла еще меньше, чем букв. Забудь о них, если ты действительно хочешь земного счастья. Счастье - оно вот здесь. Оно в наслаждении. Бери его, бери, пока дают. Бери, пока не передумали. И пользуйся, пока не отняли. Бери столько, сколько ты сможешь унести. Бери, ибо дают сегодня, сейчас, вот в эту минуту. Завтра не будет. Бери."

Прошло два дня. Коля уже слегка размял свои побитые кости, и все больше ходил - ходил взад-вперед по камере. Так запертый волк ходит туда и сюда по своей клетке.

Колина голова была сейчас занята только двумя вещами. Свобода и месть. Свобода и месть. Свобода и месть.

Коля хотел на свободу, и он хотел отомстить.

Однажды за Колей пришли. Двое констеблей появились в его камере рано утром и сказали, что он должен собираться. Коля не стал их ни о чем спрашивать, хотя голова его лихорадочно работала. Куда везут? В другую тюрьму?

Коля оказался в просторном полицейском автобусе. Вместе с ним перевозили также двух негров с уголовными мордами. Негры не выглядели особенно разговорчивыми и приветливыми. Они угрюмо разглядывали зарешеченные виды проносящиеся за окнами полицейского автобуса. Впереди сидели двое полисменов. Один из них - водитель, и Коля его видел впервые, а увидев второго - ураинского мордоворота по имени Тарас, Коля тихо и больно скрипнул оставшимися в живых зубами.

Они въехали в черту Торонто. Автобус проносился по запруженным улицам города, и Коля смотрел в окно. Он видел суетящихся, куда-то спешащих людей и думал о том, что, в сущности, весь этот замечательный мир демократического Запада - не что иное, как тюрьма и есть. Сытая, комфортабельная тюрьма. Тюрьма, в которой тебя хорошо кормят, и в которой тебя не бьют озранники. Но, все-таки, это тюрьма. Ты не свободен здесь с самого начала. И тот, кто не ворует, вынужден заниматься принудительно-добровольным общественно-полезным трудом. А кто не желает этим трудом заниматься - тот очень быстро оказывается за бортом нормального существования.

Кладбищенские Колины размышления были прерванны чем-то, совершенно неожиданным. Автобус остановили. Человек в полицейской форме подошел к водителю и начал кричать ему что-то быстрое и непонятное. Коля не проявил интереса. Он отвернулся.

Но тут же повернулся опять. Трое громил с дулами наготове заскакивали в автобус. Четвертый - переодетый полицейским, держал на прицеле двоих полисменов. Коля проглотил слюну. Что это еще такое?

Громилы сняли с негров наручники и кандалы с их ног, за чем последовали короткие и сдержанные мужские объятия.

- Эй! - Закричал Коля, вскакивая. - Меня тоже!..

Один из громил не стал долго думать - он бросил Коле ключи. Тот быстро, не теряя секунд, освободился. Затем огляделся. Ни негров, ни освободивших их громил уже не было в полицейском автобусе. Двое полисменов сидели, прикованные к поручнями. Коля быстро подошел к Тарасу. Тот посмотрел на него, и глаза его тяжело сверкнули от ненависти. Коля, словно кастет, надев на пальцы наручник, с размаху, что было силы, звезданул его в здоровенную, кабанью челюсть. Тарас обессиленно уронил голову, сплюнув на пол окровавленные обломки зубов.

Ночной звонок разбудил Катю. Она пришла домой час назад, легла спать и уже, соприкоснувшись с подушкой, успела провалиться в мутный и тревожный рой беспокойных сновидений.

Сначала, проснувшись, она несколько секунд не погла понять, где она, и что с ней происходит. Катя, тяжело моргая, разглядывала разрывающийся телефон. Родители спали в соседней комнате и, судя по всему, ничего не слышали.

Наконец, сообразив, она схватила трубку. Та непослушно выскользнула из ее пальцев и со стуком упала на пол.

- Але? - Испуганно произнесла Катя, подняв трубку с пола и поднеся ее к уху.

- Да, але. - Это был Ковальский.

- Что вам нужно? - До Кати дошло, что происходит, и она захотела выругаться. - Зачем вы звоните в такое время?

- Твой друг убежал, - сказал Ковальский. - Сегодня днем. Он на свободе.

Катя молчала. Она переваривала. Желание ругаться с констеблем пропало как-то очень быстро, и Катя испытывала сейчас только страх - ничего больше.

- Как сбежал?.. За-зачем сбежал?..

У Кати заплетался язык. Трубка в руке дрожала.

- Не понравилось ему, наверное, у нас. - Спокойно сказал Ковальский. - Вот и сбежал... А ты знаешь, где он может сейчас быть?

- Понятия не имею. А мне... что мне делать?

- Что делать? - Ковальский зевнул. Ему явно хотелось спать, и ночное дежурство было не в радость. - Откуда я знаю? Витамины С глотать. Говорят, для здоровья полезно. Ты точно не знаешь, где он может прятаться?

- Не знаю! - Выдохнула Катя. - Не знаю! Помогите мне! Помогите! Пожалуйста! Защитите меня! Вы же полиция! Вы же должны помочь! Вы же не можете меня бросить!

- Телохранителей себе найми, - сказал Ковальский. - Они тебя будут охранять. Запиши мой телефон. Если твой друг появится, и если ты останешься в живых, то звони - мы его арестуем... Записывай.

- Вам же деньги платят. - Катя рыдала в трубку. - Вам же за это платят деньги. Ведь, это ваша работа. Ваш долг. Вы должны помогать людям. Вы должны защищать их...

- Записывай телефон. - На Ковальского ее речь не произвела ровно никакого впечатления. - Записываешь?

- Я вас ненавижу, - сказала Катя, вдруг успокоившись. - Я ненавижу вас. Вы еще хуже бандитов. Вы хуже, чем этот Коля...

Она бросила трубку на рычажок. Потом вскочила. "Сволочи, - повторяла она про себя. - Грязные сволочи. Скоты. Твари. Мерзавцы."

Она бегала по квартире и, суетясь, собирала вещи. Она не знала еще, куда пойдет и к кому, но знала точно, что дома она оставаться не может.

Зазвенел телефон. Катя остановилась. Глотая слезы и вытаращив глаза, она смотрела на аппарат, который, как ей казалось, сейчас разорвется от злости. Но, наконец, он замолк. Стало тихо. Больше ничего не нарушало тишины вокруг. Было слышно только, как за окном пронзительно и надрывно свистит ветер.

...Катя вышла из дома спустя четыре минуты. Она быстро побросала в небольшую сумку те вещи, которые ей, как она ожидала, могли понадобиться.

В подъезде Катя остановилась. Она представила себе, что Коля может дожидаться ее где-нибудь в темном углу. Хотя здравый смысл и подсказывал, что Коля не стал бы заявляться теперь, ночью, а заявившись, точно бы не стал караулить ее в подъезде, но Кате было не по себе. Кате было страшно. Коля мерещился ей на каждом шагу.

И только, оказавшись снаружи, она ощутила в себе некоторую смелость.

Шумно вдохнув воздух ночной улицы и сжав пальцами сумку с вещами, Катя бегом припустила отсюда прочь.

Она переночевала у подруги Лены - та сделала большие, испуганные глаза, когда Катя рассказала ей всю свою историю. Она долго не могла уснуть, и ночь прошла беспокойно, Но утром, выпив крепкого кофе и поговорив с подругой, Катя успокоилась. Какая она дура, в самом деле! Неужели же Коля, которого сейчас ловит вся торонтская полиция, не имеет больше других забот, кроме как сводить счеты с ней.

Лена ушла на работу (она работала продавщицей в супермаркете), а Катя побродив туда и сюда по пустой квартире, успокоилась окончательно. И легла спать.

Выспавшись, она поднялась, приняла душ, почистила зубы. Неприятные мысли опять полезли в голову. Уже вытирая волосы, Катя приняла окончательное решение. Нет, она не будет полагаться на слепой, ненадежный случай. Конечно же, хорошо, если Колю заловят быстро, и он опять вернется к себе домой, то есть, в тюрьму. Но а если нет? Если не заловят?.. Катя решила приобрести пистолет.

Она знала одного торговца оружием. Патлатый наркоман Женя с кольцом в ухе был обязательным участником всех русскоязычных тусовок. Сегодня - тридцать первое декабря, вечер, и Катя знает тусовку, в которой Женя скорее всего будет встречать Новый Год. Надо пересечься с ним. Перед этим нужно увидеться с Джоном и взять у него денег. Вот и все.

Катя вытерла волосы, потом подошла к телефону.

- Але. Ты?.. Приветик! - Весело крикнула Катя, узнав голос Джона. - Я денег хочу. Очень нужно. Дашь?

- Сколько ты хочешь?

Быстро договорились. Найти Женю было труднее. Тем более, в такой день и в такое время. Катя позвонила на один телефон, где Женя теоритически мог быть, позвонила на другой, позвонила на третий. На четвертом Женя отыскался.

- Мне нужен ствол. - Сказала Катя просто и прямо.

- Чего нужно? - Женя любил косить под придурка.

- Ствол от пылесоса. - Сказала Катя, которую такие манеры всегда раздражали. - Пылесос у меня поломался. Ствол хочу починить.

- Ну... пылесосы у нас у всех ломаются. Скока у тебя бабок есть?

- А сколько надо?

Договорились о месте и времени встречи. Катя положила трубку и глянула в окно. Там, за окном, темнело. Город готовился к встрече еще одного Нового Года. "Ничего, - сказала Катя себе. - Ничего. Мы тоже драться умеем. Не слабаки."

Когда Катя появилась здесь, вечеринка была в разгаре. Довольно типичное russian party. Хотя до непосредственного наступления Нового Года было еще далеко, но веселье уже катилось своим чередом. Катя вошла в квартиру, переступив через пьяного, и двинулась туда, где по ее предположению должна была находиться living room.

Несколько фигур, явно хорошо поддатых, пританцовывало под какую-то совершенно немелодичную гадость. Три гомосека лежали в углу. Они целовались и облизывали друг друга. Им было так хорошо вместе, что они никого вокруг не видели и не слышали. Вокруг валялись опорожненные бутыли, и стоял плотный дым марихуаны.

В одной из комнат Катя увидела Таню Митину. "Красавица" сидела одна на диване и прихлебывала из горла бренди. Судя по выражению ее лица, думала она о чем-то горьком и безысходном. Узнав Катю, Таня нехотя, кивком, поздоровалась.

Наконец, Катя оказалась на балконе. Здесь тусовались еще несколько молодых представителей русскоговорящего Торонто.

- В Израиле офигительно, - рассказывал парень в рваной джинсовой куртке, похожий ни то на панка, ни то на бомжа. - Там такая водка...

В его собеседнике Катя узнала Женю. Тот обернулся.

- А... чувиха моя родная. Явилась?

Потом дружески похлопал по щеке своего товарища, который так и не успел рассказать про израильскую водку.

- Короче, Гриша, замолк. Жди меня. - Он небрежно взял Катю за рукав. - И я вернусь.

Они направились в туалет. Дверь туда была незаперта; Женя толкнул ее, но внутри оказались две облизывающиеся лесбиянки. Пошли в ванную комнату. Там увидели молодого человека, свесившегося над ванной и выворачивавшего туда содежимое своего желудка. Пришлось идти на кухню. Здесь, примостившись головой к грязной тряпке для пола, спал пьяный. Он сладко посапывал и улыбался во сне.

- Достали, блин, - сказал Женя. - Уединиться нельзя.

Он приподнял пьяного за одну ногу и выволок его в коридор, прикрыв за ним дверь. Потом извлек из кармана большой черный пистолет.

- "Беретта", - сказал он. - Современная марка. Такими вооружены у нас, в Канаде, сотрудники частных охранных фирм. Двенадцать зарядов. Отличное оружие.

Женя раскрыл обойму. Аккуратные патроны, готовые для стрельбы, стояли, тесно прижавшись один к другому. Катя смотрела на оружие с невольным почтением. Она молчала. В кармане куртки ее пальцы мяли теплые, хрустящие купюры - деньги, которые час назад дал ей Джон.

- Ну? - Спросил Женя, пряча пистолет в карман. - Сколько у тебя бабок?

Таня вернулась к себе в комнату. Только что она тихонько проследовала на кухню за Женей и Катей. После стояла под дверью и, навострив оба уха, напряженно ловила все долетающие оттуда слова.

Потом, когда разговор закончился, ушла опять в ту комнату, где до этого сидела в одиночестве. Но бутылка ее больше не интересовала. Таня поставила ее на тумбочку и принялась ходить из угла в угол.

"Так вот, оно что значит, - говорила себе Таня.- Вот, оно значит что... Пистолетами, значит, торгуем. Бандиты тоже мне, блин..."

Прийдя на новогоднюю вечеринку, Таня быстро определилась здесь и устроилась в одной из комнат, избрав себе общество еще полной бутылки. Из всей публики, собравшейся тут, бутылка ей показалась наиболее приятной личностью. Но отпив четверть, Таня увидела, что чем больше она пьет, тем мрачнее становятся ее думы.

Таня решила, что этой, вот, ночью она должна что-нибудь здесь сотворить. Или покончить с собой, или сделать кому-нибудь гадость. Одно из двух. Таня думала и определялась.

Увидев появившуюся в квартире Катю, она слегка ожила и без всякой мысли, повинуясь какому-то внутреннему, зовущему ее голосу, последовала за ней. Услышав разговор между Катей и Женей, Таня вернулась в ту же комнату, полная самых разных идей. Минут двадцать она ходила туда и сюда, раздумывая, как ей использовать теперь ее новые знания.

Потом решив, что ничего особенного тут не придумаешь, она подошла к телефону и набрала 911.

- Слушаю, - услышала Таня голос оператора.

Таня проглотила слюну и сказала тихо, дрожащим голосом:

- Дайте мне полицию. Я хочу сделать заявление.

Катя вышла во двор. Здесь никого не было. Она подобрала валявшуюся на земле пустую банку из под "Спрайта". Установила ее и вытащила пистолет.

Когда-то Катя неплохо стреляла.

Она смерила расстояние от банки до пистолета. Вскинула дуло и быстро прицелилась. Выстрел - и банка улетела в сторону. Катя улыбнулась про себя. Отлично. Она не промахнется.

Она огляделась. Никакого движения вокруг. Очевидно, все, кто услышал выстрел, приняли его за преждевременное начало будущего новогоднего салюта.

Катя подошла ближе - туда, откуда видна была разорванная ее пулей банка. Катя снова прицелилась. Опять выстрел - и опять банка отлетела.

Отлично. Катя представила себе лицо Коли. Рука ее сама, чисто машинально, приподняла дуло. Пальцы напряглись. Курок был живой и теплый. Указательный палец, на курке, нервно подрагивал.

Нет, она не промахнется. Катя спрятала оружие в карман. Не промахнется.

Джон ждал Катю в машине.

- Куда поедем? - Спросил он, когда та усаживалась.

- Куда хочешь, - Катя пожала плечами.

- Куда я хочу? Хорошо.

Джон задрал рубашку, обнажив бурную, густую растительность, расположившуюся у него на животе. Пухлые пальцы Джона принялись с любовью и с наслаждением расчесывать эти заросли, и по салону распространился отвратительный, зловонный запах.

Катя молчала. Она хорошо знала, что Джон пользуется самыми дорогими французскими одеколонами и тщательно моется дважды в день. Причиною неприятного запаха были какие-то неясные ей генетические проблемы, которыми страдал Джон.

- А куда я хочу? - Прекратив чесаться и заправив рубашку, Джон задумался. - Кстати, а где то голубое платье, которое я тебе купил, а? Где оно?

Катя фыркнула.

- Оно дома.

- Ну так поехали, заберем. Поехали.

Катя открыла было рот, чтобы выдать любой предлог не ехать домой. Но она увидела, что машина уже мчится по мостовой. Джон, видевший в ней, в Кате, только вещь, дешевую игрушку, не стал бы принимать никаких возражений против своего каприза. В этом Катя, уже успевшая узнать Джона, не сомневалась.

Таня вернулась домой. Настроение было отвратительным, хуже, чем обычно. Маленькая гадость, - поняла для себя Таня, - не поднимает существенно настроения. Только немного и только на время.

Таня прошлась по пустой, скучной квартире. Собаки сновали взад и вперед, не замечая Тани. Я даже здесь никому не нужна, - подумала она. - Даже дома я лишняя.

Она присела на диван, глядя на бегающих по комнате веселых животных. И, вдруг, поняла. Поняла ясно и четко. Не будет у нее никогда другой жизни. Никогда не будет. Вот эти собаки, собаки, у которых есть хозяева, и для которых Таня была и останется совершенно чужой - эти, вот, собаки останутся навсегда ее обществом.

"Надо закончить эту жизнь, - сказала себе Таня. - Надо закончить ее сегодня, и тогда завтра уже нечего будет заканчивать."

Она поднялась и пошла на кухню. Самый лучший способ - это повеситься. Тихая, блаженная смерть. Добрая и домашняя. Веревка нежно обнимет твою шею, слегка сожмет... Почти никаких мучений. Последнее, что увидят твои гаснущие навсегда глаза: родные стены родной квартиры. Все.

Смертепоклонница Таня, интересовавшаяся всем, что так или иначе связанно с концом этой земной жизни, когда-то прочитала книжку, где автор очень подробно и занимательно расписал повешение. (Таня успела забыть английскую фамилию автора, запомнила только его умное лицо с выпученными глазами, на обложке.)

Из книжки она узнала, что повешение бывает двух видов. Повешение с короткой веревкой и повешение с длинной веревкой. Короткая веревка - это наимение приятное из возможного. Лучше всего, когда веревка длинная. Тогда тело, пролетевшее в воздухе с метр, а то и больше, останавливается так сильно и резко, что шея несчастного не выдерживает. Мгновенная смерть. Чрезвычайно гуманная и цивилизованная.

С короткой же веревкой все получается, увы, не так быстро и не так приятно. Хорошо еще, если намыленная веревка, стянувшись в петлю, лишает повешенного возможности дышать и тогда - смерть от недостатка воздуха. (Постепенно умирает лишенный кислорода мозг.) Пять-шесть минут. Гораздо хуже, если веревка стягивается не до конца. Повешенный получает возможность вдохнуть, что, однако, его не радует. Кровь, которая набивается в кровеносные сосуды головы, уже не имеет выхода. Чернеет и опухает лицо. Язык, громадный и синий, вылезает наружу (иногда лопается.) Затрудненное дыхание и нарастающая головная боль. Участки мозга отключаются один следом за другим. Неприятно. В результате - небыстрая и непростая смерть от кровоизлияния в мозг (медленно, по одному, лопаются в мозгу кровеносные сосуды). До сорока пяти минут. Фу!..

Таня понимала, что организовать себе длинную веревку в домашних условиях она не сможет. Только короткую. Но и висеть с высунутым до пола языком тоже не хотелось. А, значит, веревку надо было намылить как следует. Вот оно как! Кто-то там не знает всех этих незатейливых, добрых хитростей и будет зря мучиться, но Таня не такова!

Она достала из кухонного стола зараннее припасенный для этой невеселой цели моток веревки, взяла кусок мыла и принялась старательно веревку намыливать. Два пса подбежали к Тане и начали с любопытством обнюхивать ее колени. Таня не обращала внимания. Она была всецело поглощена своей работой.

Наконец, намыленная веревка свернулась в петлю. Другой конец ее был прикреплен к люстре под потолком. Таня залезла на стул и надела петлю. "Как замечательно и как просто, - думала она. - Какой нежной кажется петля. Какое гениальное изобретение. Один только шаг - и вся эта кошмарная, никому не нужная жизнь навсегда кончена."

Таня вздохнула. Поглядела вокруг. В последний раз она видит эту свою кухню. В последний раз.

Она сошла с табурета.

...То, что произошло в следующее мгновение, показалось фантастическим и нереальным ночным кошмаром - таким жутким кошмаром, который вообще не с чем было сравнить. Весь мир в это мгновение перевернулся от черной, непереносимой режущей боли и от внезапно нахлынувшего отовсюду смертельного ужаса с каменным искаженным лицом. Какая-то страшная, чудовищная, железная рука ухватила Таню за горло.

Та хотела вскрикнуть от дикой боли, но крика своего не услышала. Казалось, это невидимый рязъяренный демон вцепился своими когтями и яростно душит, душит, душит ее. Когтистая рука впилась намертво, раздирая кожу, кромсая живое мясо, вырывая нервы и мускулы. Страшный демон с воспаленными пустыми глазами смотрел ей в лицо и продолжал сжимать свои адские когти. Таня извивалась всем телом, под ногами чувствуя только пустоту.

Инстинктивно она протянула ладони, чтобы оторвать от своего горла эту вцепившуюся страшную чужую руку. Но не могла оторвать. Безжалостная рука, словно бы прочитав ее намерения, стиснула Танино горло еще сильнее, еще невыносимее.

Хотелось вдохнуть.

Но воздуха не было.

Не было!

Его не было вообще!

Его не было ни одной капли!

Ни одной капли!.. Острой, горячей, разрывающей болью отозвались судорожно сжимающиеся пустые легкие. Невыносимая тошнота сдавила череп. Весь Танин мозг рвало на части одно единственное и невыполнимое сейчас желание.

Воздуха!

Воздуха!

Воздуха!

...И в этот момент треснуло что-то над головой. Таня почувствовала под ногами твердый пол. Она рванула веревку в сторону. И дышала, дышала, дышала...

Прошло несколько ужасных минут. Таня не стояла на ногах, она падала. Пальцы, которыми она держала недодушившую ее веревку, были в крови. Таня попыталась снять петлю, но не могла. Она посмотрела вверх. Не выдержала и надорвалась люстра, к которой Таня прикрепила петлю.

Подергав головой, Таня попробовала освободиться. Но не могла. Петля оказалась теперь недостаточно тугой, чтобы задушить Таню, но не настолько свободной, чтобы та могла ее снять.

Вокруг Таниных ног весело пробегали равнодушные собаки. Они, остановившись, нюхали ее. И, помахав хвостом, бежали себе дальше. Таня заскулила от боли и от холодного бешенства.

Она простояла так минут десять. Наконец, ей стало ясно: умереть она не хочет. Хочет жить. Ясно ей стало и то, что освободиться без посторонней помощи она не сможет.

- Помогите! - Закричала Таня слабым и хриплым голосом. - Помогите!

Болела голова, страшно болела шея, тошнило, грудь просто раскалывалась от тупой боли.

- Помогите! - Таня плакала от отчаяния.

Потом подобрала слабой рукой грязную ложку, брошенную ей на столе во время обеда и принялась стучать ложкой по столу. Что было силы.

Стучала с перерывами. Передыхала минуту-другую и после стучала опять.

...Таня не знала, сколько прошло времени: час, два или еще больше. В дверь позвонили.

- Помогите! - Что было силы закричала Таня. - Помогите!

И ее металлическая ложка застучала по столу еще резче, еще настырнее.

- С вами все в порядке? - Услышала Таня с той стороны двери настороженный голос соседки.

- Помогите! - Ответила она своим слабым придушенным криком. - Помогите!

Соседка ушла. Таня слышала ее удаляющиеся, мерно топающие по коридору шаги.

- Помогите!..

Через пятнадцать минут в дверь позвонили снова. Звонок был чрезвычайно долгий и назойливый.

- Полиция! - Услышала Таня. - Открывайте немедленно!

Прозвучал грохот, и дверь рухнула, как подкошенная. Вошел полисмен с пистолетом наготове, который он держал двумя руками. Констебль нервно оглядывался по сторонам. Неспеша подошел к Тане.

- С вами все в порядке, мисс? - Анджей Ковальский опустил дуло. - Где они?

- Никого нет. - Устало ответила Таня. - Я пыталась повеситься...

Ковальский замер на минуту, соображая. Потом спрятал оружие в кобуру. Он посмотрел на Таню и все понял.

С детских лет у маленького мальчика Анджея Ковальского была мечта - мечта, которая так и осталась нереализованной.

Анджей хотел убить. Убить человека. Все равно кого.

Он много раз уже делал это во сне и еще большее число раз проделывал в своем воображении.

И вот сейчас, сегодня, рассматривая Танины глаза, Анджей понял: его жертва, его первая и, быть может, единственная жертва здесь, перед ним. Она стоит и смотрит, покорно и безропотно дожидаясь своей участи. Все. Тот страшный, роковой миг пришел.

Не говоря ни слова, Анджей подошел к Тане вплотную, двумя руками взял веревку и, вдруг, что есть силы, стянул эту веревку на горле. Девушка забилась от внезапной боли, от ужаса и от полного непонимания происходящего...

Анджей держал крепко веревку и напряженно всматривался в глаза своей жертве. В выпученные от смертельного ужаса глаза.

Вот, сейчас эти глаза застынут, погаснут. И навсегда закроются. Сейчас.

Прошла минута.

Анджей отпустил веревку. Он и сам не понял, что произошло. Какой-то спрятанный в самой глубине его мутного сознания инстинкт, может, инстинкт далеких, умерших предков - вдруг, ясно и четко сказал "Нет." Нет. И Ковальский подчинился.

Он отошел назад. Что он только-что хотел сделать? Понимал ли он, вообще, что делает? Что плохого ему сделала эта несчастная девушка, которую он и видит-то в первый раз?..

Чтобы избавиться от наваждения, Ковальский решительно помотал головой. Нет, он не испытывал сейчас мук совести. Он вообще не знал, что это. Но какое-то страшное и могучее внутреннее табу, вдруг, проснулось, и Ковальский понял, что он не в силах ему противиться.

Он открыл кухонный стол, достал большой, остро наточенный нож и одним движением перерезал веревку над головой у Тани. Нож бросил на стол.

После чего обернулся и, не говоря ни слова, вышел.

Полуживая Таня, тихо застонав, опустилась на пол.

Дмитрий Степанович вышел из бара. Он было хорошо пьян. Ноги подкашивались, не желая ступать прямо и правильно. Дмитрий Степанович сидел в баре до тех пор, пока не объявили last call. Сидел, пока посетителей не начали вежливо выпроваживать. Публика уже расходилась, а Дмитрий Стрепанович все еще сидел, разглядывая дно пустого стакана.

Но когда к нему подошел официант, Дмитрий Степанович не стал скандалить и требовать еще выпивки. Он отодвинул пустой стакан в сторону и, застегнув пальто, направился к выходу.

Дмитрий Степанович понятия не имел, куда он сейчас направляется. Нетвердые ноги притащили его в южный downtown. Улицы пустели, фонари горели ни для кого. Редкие машины равнодушно проскакивали мимо Дмитрия Степановича.

Остановившись на тротуаре, он задрал голову вверх. Неподвижные громадины - мертвые монолиты из камня, стекла и металла угрожающе обступали его вокруг. Дмитрий Степанович напряженно и мучительно вглядывался - вглядывался в самый-самый верх громадных немых зданий.

Там, на верхних этажах, горели окна. И Дмитрию Степановичу казалось, что он различает движущиеся, еле видимые отсюда, силуэты.

Он знал: это небожители, боги мира сего. Они решают за простых, маленьких смертных людей, как им жить, во что верить, каких взглядов придерживаться, какой следовать моде. Это они, трудясь день и ночь, производят на свет ежедневно десятки тысяч, таких, как Майкл.

Дмитрий Степанович убил одного. И что дальше? Он убьет всех? Не убьет.

Он опустил голову и посмотрел на свои сморщившиеся, стареющие руки.

Но, может быть, мир сделался лучше и чище после этого убийства? Нет. Дмитрий Степанович уверен был, что нет. Мир стал еще чуточку гаже, грязнее и отвратительнее.

Дмитрий Степанович опять задрал вверх голову. Ему показалось, что он снова видит этих богов. Хотелось крикнуть им, туда, слова проклятия и неприязни. Пусть они, там, знают хотя бы, что он, Дмитрий Степанович о них здесь думает.

Но он не стал кричать. Понял, что его не услышат. Никто не услышит. Никто на этой пустой улице.

Дмитрий Степанович огляделся. Монолитные громады-здания рассматривали его презрительно и высокомерно. "Смирись. - Говорили они ему. - Смирись, смертный. Смирись и пади ниц." Перед тобою Система, - говорили громады, - Система, выкристаллизовывшаяся столетиями, Система, породил которую сам Отец Зла. А что можешь ты? Что можешь ты сделать против? Что можешь ты сделать своими маленькими трясущимися руками? Ты -таракан, ты смеешь ненавидеть тех, кто никогда не узнает о твоем существовании. Что можешь ты сделать против титанов, ты, микроб, со своей ничтожной, микроскопической ненавистью?..

И Дмитрий Степанович, опустив голову, зашагал прочь своей спотыкающейся, смешной походкой.

Припарковав машину, Катя с Джоном вышли на улицу.

- Давай быстро, - сказала Катя, которая нервничала и которой не по себе было тут, у своего подъзда.

Колю они заметили не сразу. Тот вышел из темноты, держа руки в карманах. Негромко окликнул Катю.

Это была случайность, что он оказался здесь. Коля действительно прятался сейчас по темным углам от полиции. Он увиделся со знакомым дантистом-нелегалом, который кое-как, наспех, вставил ему выбитые в полицейском участке зубы. К новым зубам Коля привыкнуть никак не мог.

- Катя! - Крикнул он, быстро подходя сзади.

Та обернулась. И окаменела. Джон тоже обернулся.

Коля сам не знал, зачем он пришел сюда. Просто пришел и все. И увидел Катю. Он посмотрел на небо и секунды две искал там звезду. Ту самую. Но звезды не было: она погасла или, может быть, улетела на другой край вселенной. А, может, ее и не было никогда, этой звезды? Может, она погасла задолго до их, Коли с Катей, рождения? И только обманчивый свет от нее шел и шел к их далекой планете...

Катя отступила назад. Она нащупала пистолет в кармане.

- Ты сдала меня легавым. - Сказал Коля.

Катя молчала. Она взвела пальцем курок.

- Ты сейчас сдохнешь. - Коля медленно вытащил дуло.

Джон побледнел.

- Я-я в этом н-не участвую, - проговорил он быстро, заикаясь и беспомощно оглядываясь по сторонам.

- Как ты могла это сделать? - Коля опустил голову. Пистолет дрожал у него в руке. - Я ведь любил тебя. Я тебя на самом деле любил. Кроме тебя, у меня по жизни больше никого не было. Это подло - продавать тех, кто тебя любит.

- А кто ты такой, вообще? - Вдруг проснулась Катя. - Кто ты такой, чтоб тут читать мне мораль?

- Я? - Коля пожал плечами. - Я - никто.

- Ты не никто. - Катя покачала головой. - Ты шакал. По жизни шакал. Питаешься падалью и гнилой кровью. Тебе только кажется, что у тебя есть какая-то там своя мораль. Нет ее у тебя. Вообще нет. Ни своей морали нет, ни чужой. Ты - как животное, как зверь в лесу...

Коля зло усмехнулся.

- Я зверь и есть, - охотно согласился он. - Шакал - да. Все правильно. И ты знаешь, какая у меня по жизни религия, знаешь? Ты знаешь, во что я верю?..

Катя отошла еще назад. Ее рука крепко держала пистолетную рукоятку. Сейчас она внезапным рывком высвободит пистолет из кармана. И сразу же нажмет курок. И не промажет.

- Я верю, что кто-нибудь, когда-нибудь заплатит за все мои грехи. За каждый мой грех, который я уже совершил и совершу еще, за каждую сделанную мной мерзость, за каждую подлость - три шкуры сдерут с гада. Сдерут без всякой жалости. Вот она, моя религия. Я буду жить с этой верой и с этой верой подохну...

Катя выхватила пистолет. Громыхнуло дважды. Колин выстрел ударил на мгновение раньше, и Катина пуля, выпущенная позднее, ушла в пустоту.

Катя неподвижно лежала на тротуаре, разбросав в стороны руки. Бесполезный теперь пистолет валялся рядом. Джон задрожал и упал на колени. Коля навел на него дуло.

- Не убивай, - проговорил тот хрипло и почти шепотом. - Не убивай! Я, ведь никто. Вообще никто. Я - букашка. Что тебе толку от моей смерти? И что кому от нее толку? Вот, хочешь, я тебе поклонюсь? До земли. Хочешь?.. - И Джон упал лицом вниз и принялся целовать губами грязный, холодный асфальт.

- Не убивай. - Шептал он, - Не убивай.

Потом приподнялся. Огляделся проворно и увидел несколько аккуратных черных пластиковых пакетов с завязанным внутри мусором.

- Хочешь, я в этот пакет залезу? Хочешь? Ведь, он для мусора, а я - мусор и есть. Человеческий мусор. Я помещусь! Не веришь?..

Коля опустил пистолет. Он смотрел, как Джон энергичными движениями разрывает пакет и залазит внутрь, вытряхивая содержимое, которое сразу же улетело куда-то, подхваченное порывистым свирепым ветром. "Только не убивай, - повторял Джон, - только не убивай."

...Коля стоял один на пустой улице, среди одинаковых, равнодушных домов. Пистолет он спрятал в карман. В нескольких шагах от него лежала на тротуаре мертвая Катя. Черная кровь лужей стекала на землю, смешиваясь с коричневой грязью улицы. Рядом дрожал, кутаясь в мусорный мешок Джон. Ветер со свистом пролетал вдоль ночной улицы и без интереса перелистывал грязные страницы выброшенной кем-то согодняшней газеты.

Коля повернулся и пошел прочь.

 

Торонто-Миссиссага,

2002-2003 гг..






Проголосуйте
за это произведение

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
252918  2003-07-27 00:15:42
LOM /avtori/lyubimov.html
- "Зачем я живу? - Спрашивала себя Таня. - Какая глупость и какая идиотская ошибка! Меня родили в этот мир и даже не спросили моего согласия..." А если б спросили? Да она тысячу раз прокричала бы "Нет!" из проклятой материнской утробы.



Вот такие мысли посещают эмигрантов из России - героев детективной повести Александра Бондаря.

252924  2003-07-27 21:35:40
Линда
- Уважаемый ЛОМ,подобные мысли,осмелюсь уточнить,посещают определенный круг эмигрантов из России-вэлфарщиков и лузеров,к которому,судя по всему и относится автор низкосортного детектива.

253449  2003-09-16 07:39:31
Михаил
- Правда то, что это общество вблизи или изнутри несколько отличается от красивой обложки. Это может быть неприятно читать, но это все тут есть. Эмоциональные состояния героев Дна переданы правильно. Добро пожаловать в мир свободы..

253451  2003-09-16 13:30:22
Каменный Guest
- Унылая подростковая дребедень. Даже неудобно здесь такое читать. Лучше бы редактор чего-нибудь еще отсканил. Три куска воспоминаний о Шукшине - просто подарок

254094  2003-11-01 07:17:34
XBOCT
- Первый раз я нашел в интернете такую точную схему жизни Торонто. Как с описательной точки зрения так и с эмоциональной. Конечно, все несколько минорно, но мне понравилось. Читал не отрываясь.

Но чтобы еще больше походило на Тарантиновский стиль - надо было бы вставить пару не шибко глубокомысленных анекдотов и пару незамысловатых сюжетных линии, в которых еще кого-нибудь грохнули бы. А что бы смахнуть на Достоевского неплохо было бы грохнуть Джона, посадить Колю и огорошить читателя парой сотен страниц переживаний кого-нибудь из героев. Автор пошел своим путем, несколько упростив. Да и с переживаниями - они несколько однообразны у всех героев, хотя слова для их передачи подобраны точно. Я не являюсь литературным критиком, тем не менее эту вещицу я прочитал на одном дыхании и не жалею. Читать это здесь, в Торонто, глядя на вывеску Тим Хортонс - есть в этом что-то очень личное. Ощущение некой брутальности происходящего. В этом есть правда. А по поводу лузеров и велферщиков - есть категория читателей, для которых мир разделен на две неравных половины: на успешных людей и на лузеров. И те, кто принадлежит такой категории - счастливейшие люди. Они нашли себя в жизни и ни когда не потеряют. Только на этом сайте делать им нечего. Читали бы годовой отчет, выписку из банковского счета, инструкцию от микроволновки или хотя бы пейджер, на худой конец.

265768  2005-09-12 23:06:58
DRY_GIN_2
- Почему Коля, снимая проститутку представился Джоном. и в Конце рассказа Джон (настоящий) залазит в мусорный мешок?

Афтар наверное хотел показать читателю, что таким образом разрушилась мечта Коли стать Джоном и радоваться Канадскому счастью, а может наоборот, Коля понял наконец путь к этому счастью и тогда в следующих главах он по идее должен будет (лет через 10) купить девушку из Тим Хортонс, таитянку. А когда хахаль этой таитянки захочет ее зарезать, он ее защитит, а хахаля того таитянского убьет, тем самым будет показана глубина русской души..

266071  2005-10-28 22:24:23
boris
- Полный отстой! К литературе - отношения не имеет: не сумел заставить себя дочитать до конца. К жизни - тоже: хорошо знаю Канаду и канадцев.

Сказки униженных и оскорбленных для еще более униженных и оскорбленных. Good luck, loosers!

266077  2005-10-29 02:51:57
Четатель из мрачное городо Торонты www.privet.com
- мдя... судя по кол-ву орфографических ошибок, какой-то недоучившийся ПТУшник-графоман.

кароче... аффтар жжот ! пеши исчо !

твой четатель

266152  2005-11-06 18:34:02
alxlabs
- Мда..да и о Торонтл автор знает по-наслышке...В какой подъезд он затащил проститутку? Почему чудак сидел утром на бензоколонке запершись? Где в Норс Ерке есть пустырь с заброшенной стройкой и гаражами вокруг? Копы ведут себя очень вежливо..дальше я дочитать не смог

266405  2005-12-08 00:27:07
Череп xxx
- паржал. асобинно панравилось апесанийе вечеринки где катя купила песталет. эдакий дадаизм. или жыстокийе фантазийи афтора с нислабыми комплексами.

написано слабавато с художэственной точки зренийа и неубедительно с фактической. например - пачиму бывалый уркаган коля так быстро раскололся на предмет своево пера каторым завалили майкла? на нем то не было ево пальцэф. дальшэ - на одной токо основе каковото фотопортрета ево раскололи и палучили презнанийе о том шо он кокнул заправщика? ладно-б он застрелил заправщика можна было бы пулю к волыне привязать. а так - нифига. максимум за шо колю бы закрыли - незаконнойе храненийе/ношэнийе валыны. ну итд.

266435  2005-12-11 00:29:16
Fuka
- chrez mernoe upotreblenie TIm Hortonsa i td vizivaet legkoe razdrozhenie!

Tipical Russian Party- lezbiyanki i pidari celuyushie drug druga? Aftor mudak! gde on voobshe russkih pidarov v Toronto videl?

Policeiskie izbevayushie na doprosah-Aftor slishkom mnogo kino nasmotrelsya!

Fotomodel' razvodyashaya v dome sobak-Aftor nikogda neobshalsya s podobnim tipom lyudei, marazm prosto.

Krome imen John eshe est' i drugie imena.

seredina rasskaza interesnaya, dal'she polnui otstoi!

nezakonchennui rasskaz!

3 out of 10

268024  2006-05-28 08:11:31
Obapl
- Сивой кобылы сон.....

277646  2007-10-31 05:19:56
Эвелина
- Очень хорошая штуковина. Прочитала сама, дала прочитать маме - она у меня образованный человек и придирчивый читатель. Обеим понравилось. Ошибки орфографические тут ни при чем, многие талантливые люди пишут с ошибками. Торонтская жизнь описана верно, и не только велферщиков, а вообще всех. Еще не все ужасы и рассказаны. Молодец, Александр. Никого не слушайте и пишите дальше. А эти завистливые мелкие иммигрантишки пусть обольются слюной зависти и злобы. Сами-то они даже рекламное объявление о своем бизнесе без посторонней помощи составить не могут.

279486  2008-02-10 07:45:43
Харитон Собакин не знаю
- Ребята,давайте жить дружно и не обзывать друг друга лузерами. И ещё вопрос уважаемому автору:насколько мне известно,всё,что вы тут изложили-является банальным вымыслом.По крайней мере вы так мне сказали по телефону. А про более удачливых русскоговорящих эмигрантов вы что-нибудь готовите к выпуску?

290459  2009-10-30 09:08:30
Чудик
- Какая-то ня, чесслово! С трудом дочитал до половины, дальше - "ниасилил". Гораздо лучше у аффтара выходит писать "римейки", оно и понятно: берешь готовый текст другого автора, заменяешь имена, пол героев, еще кое-какие детали - и готово. Быстро и дешево!

291111  2009-12-30 09:44:15
Vlad
- Бред. Автор, не трать время. Ни свое ни наше!

294093  2010-10-15 16:31:33
- уменя хорошо вроди деня сегодня прии шает кнам искийва

Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100