TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Если бы мы всегда подражали в технологии Западу, Гагарин никогда бы не стал первым.

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

[ ENGLISH ] [AUTO] [KOI-8R ] [WINDOWS] [DOS] [ISO-8859]


Русский переплет

Владимир Бондаренко

ПЛЕБЕЙСКАЯ ПРОЗА СЕРГЕЯ ДОВЛАТОВА

Мразь или ворованный воздух

Как все-таки представлять Сергея Довлатова ?

Когда-то один из русских классиков писал : "Все произведения мировой литературы я делю на разрешенные и написанные без разрешения. Первые это мразь, вторые - ворованный воздух".

Если принять это утверждение за аксиому, то все творчество Сергея Довлатова окажется между мразью и ворованным воздухом. Чего больше? "Он пил как лошадь и нарывался на истории... Он портил перо х...ней в газетах" - злобно пишет о нем Михаил Веллер. И продолжает, говоря уже об американском периоде: "И вот теперь он в Штатах, все его книги опубликованы. Но там это... никому он там не нужен".

Такое отношение к Довлатову достаточно широко распространено "Я усомнился и стал читать Довлатова и пришел к выводу, что такую прозу можно писать погонными километрами". Или в другом месте "Хочешь писать - сиди пиши. Хочешь печататься - расшибайся в ле пешку и печатайся. А вот если кто хочет именно быть писателем - то есть выступать перед читателями, не ходить на службу, захаживать в редакции на чай и коньяк, ездить по миру, вести беседы в домах творчества... - провались он пропадом... Ущемленное самолюбие и знак причастности к литературному процессу. Пар в свисток - сублимация... Примерно такой оценкой творчества Довлатова я поделился с хорошо знавшим его Лурье. И открыл в нем радостного единомышленника".

Еще один из наставников Довлатова И. Меттер добавляет: "Я порой мог судить о его литераторской морали, он ею, к сожалению, пренебрегал". Еще один ленинградский мэтр Давид Дар прямо-таки наводнил Ленинград призывами хорошенько избить Довлатова.

В чем дело? Почему столько жестких оценок от людей, вспоивших и вскормивших писателя, от таких же фрондерствующих, эмигрирующих? Злобная полемика сопровождала его повсюду. В Америке Седых, один из столпов эмиграции, главный редактор "Нового русского слова" назвал его публично "лагерным вертухаем". А уж молва разнесла слух, что служа в конвойных войсках надзирателем, Сергей Довлатов лично избивал Александра Солженицына.

Конечно, одной из главных причин постоянной полемики является сама форма довлатовских повествований. Этакая псевдодокументаль ность, приблизительная вспоминательность, когда в свои шальные рас сказы он вставлял абсолютно подлинные имена. Даже скандальный ка таевский мовизм "Алмазного венца" был прикрыт псевдонимами. Вер-тухай Довлатов поступал с писательскими знаменитостями проще, также, как с зэками в лагере в его "Зоне", расположенной в республике Коми. О том же Веллере: "Что делается с сов. литературой? У нас тут прогремел некий М. Веллер. Я купил его книгу, начал читать и на первых трех страницах обнаружил: " Он пах духами" (вместо "пахнул"), "продляет" (вместо "продлевает" ). Что это значит?".

Когда Василь Быков подписал письмо против Солженицына, Довлатов предположил: "Может быть, он хочет выпустить свой четырехтомник?" Работая в пушкинском заповеднике, он без злобы, но достаточно цинично высмеивал выдумки Гейченко. Когда вышел "Заповедник" Довлатова, старожилы обидчиво переживали, встречая себя на страницах повести.

Ленинградский журнал "Костер" замирал, слушая по "Свободе" очередной рассказ Довлатова о своей работе в "Костре". Кого-то потом таскали на ковер в обком и КГБ, кто-то, изображенный стукачом, потрясал кулаками в интеллигентских компаниях... "Он в своей прозе приписывал мне чужие каламбуры". (С.Вольф) "Я в самом деле один из персонажей этой... книги. И как персонажу мне "неуютно"(А.Найман)...

Он не стеснялся ошибаться, а может быть, даже делал это преднамеренно. Он как бы сознательно спутал все жанры: мемуары, новеллу, эссе, анекдот. По сути, конечно, это был аморальный прием. Откуда эта сниженность критериев ?

Василий Шукшин писал: "Самое мелкое, что может быть, это рассказ-анекдот" .

Довлатов в центр таких анекдотов ставил людей из своего круга. Он как бы бил по своим - по всей интеллигентско-диссидентствующей братии. На его булавки нанизывались Приставкин и Битов, Горбовский и Евтушенко, Наум Коржавин и Лимонов. Этакий "новый журнализм". Может быть, единственное, что изобрела третья эмиграция, "Новый журнализм" - Эдуарда Лимонова, Валентина Пруссакова, Александра Глезера, в чем-то Саши Соколова, Александра Зиновьева, позднего Виктора Некрасова, и, конечно же, самого Сергея Довлатова. Принципы поэзии, перенесенные в прозу. Герой Лимонова - Эдуард Лимонов. Герой Довлатова - Сергей Довлатов. "Я и все вокруг меня" . В пьяном бреду, в постели, на симпозиуме, в драке. Все знакомое вываливается на читателя. "Нон фикшен" - документальная проза, где в центре сам автор.

А если автор любит или приучен всей советской своей жизнью - привирать, напустить лжи и туману?

"Так вот, я рассказчик, который хотел бы стать писателем". Но ненадежного рассказчика не печатают. Что делать? Возненавидеть окружающих, а самому найти возможность печататься.

"Приставкина читать не буду. Я их не читаю уже лет двенадцать. Не думаю, что за это время они превратились в Шекспиров".

Самый главный парадокс анекдотической прозы Довлатова в том, что изначально, с первых шагов, находясь в окружении либе-ральствующей интеллигенции, и совершенно не зная почвеннического направления современной русской культуры, весь свой сарказм, весь наработанный цинизм, всю конвойскую беспощадность он вымещает на этом окружении. Этим он на самом деле похож на Чехова, беспощадно высмеивающего беспомощных и вялых дядей Ваней, трех сестер и прочих обитателей вишневых садов. Только у Довла-това эпоха другая, и интеллигентность не та... Русский почвенный мир ему незнаком. Ему как бы внушили, что это - чужой мир. Ему как бы внушили, что в основе деревенской прозы "безнадежное, унылое, назойливое чувство. Худосочный и нудный мотив: "Где ты, Русь?! Куда все подевалось?!" Но вот Довлатов незадолго до отъезда из России, уже состоявшимся в эмигрантских кругах писателем, "решил, наконец, выяснить что это за деревенская проза? Обзавестись своего рода путеводителем... раскрыл серый томик Виктора Ли-хоносова"...И что же? Конечно, мироощущения своего кланово упакованный писатель уже изменить не мог. Конечно, плач по деревне и "целомудренная стыдливость чувств" ему остались чужды, но удивительно, как этот законченный циник высоко оценил художественный дар Виктора Лихоносова. "Хороший писатель. 'Талантливый, яркий, пластичный. Живую речь воспроизводит замечательно."

Такого комплимента от Довлатова не дождались ни Битов, ни Аксенов. Разве что его единственный кумир Иосиф Бродский и Виктор Некрасов, к которому Довлатов относился с большой нежностью и теплотой, дождались от него столь высоких оценок. Довлатов аж сам себе поразился: "Услышал бы Толстой подобный комплимент"' Может быть, он срывал злость на своих либеральных сотоварищах, видя их и свою постоянную циничную двойственность, постоянное переодевание идеологических одежд? Он ненавидел перевертышей. Поэтому он ненавидел и себя. Поэтому он и опустился на дно цинизма и плебейства, видя там большую чистоту и истинность своего земного существования, чем во всей сволочной кривляющейся интеллигенции.

По сути, он был выродком среди них. Он подчинялся до поры до времени, а потом вырывалось: "Плебей! Ничтожество! Жалкий провинциал!" Это была самооценка. Такой же часто была и оценка других: Владимир Максимов, печатая его в своем "Континенте" заметил: "Довла-тов, конечно, ничтожество, но рассказ смешной, и мы его опубликуем".

Он нес в себе плебейство, как вызов. Он пишет о себе: "Растущая тяга к плебсу". Он плевал на вкус, он желал быть блудным сыном века, плевал на "нормальных людей".

Я уверен, не из красивости и эпатажности, не изображая подонка, а будучи им, воруя у друзей, безбожно подставляя их, устраивая скандалы, он не столько с властью боролся, сколько с культурным обществом".

"Я лет с двенадцати ощущал, что меня неудержимо влечет к подонкам." В другом месте: "Всю сознательную жизнь меня инстинктивно тянуло к ущербным людям - беднякам, хулиганам, начинающим поэтам. Тысячу раз я заводил приличную компанию, и все неудачно. Только в обществе дикарей, шизофреников и подонков я чувствовал себя уверенно".

Он распространял беспокойство вокруг себя, но мазохистскому интеллигентскому обществу семидесятых-восьмидесятых это нравилось.

В сущности он и победил как писатель плебеев. Он победил неожиданно для себя, уже после своей смерти, именно поэтому стал популярен. Ни нравоучений, ни поучений, ни умных слов, ни усложненной стилистики. Он бросил свое плебейство в массы, и массы сегодня его уже почти полюбили, а интеллигенты как всегда всему нашли свое умное объяснение.

Откуда плебейство? Откуда утонченный цинизм? Вернемся к заголовку первой главы. Мразь или ворованный воздух Чего больше? Где мразь? А где ворованный воздух?

Литературная поденщина

Каждый выбирает свою судьбу. Друг Довлатова с некоторой печалью вспоминает: "В молодые годы Владимир Марамзин настоя тельно советовал мне не бросать инженерную деятельность, которая меня кормила, а писать по вечерам. "Иначе, - говорил он, - тебе все равна придется зарабатывать на жизнь, но уже тогда какой-нибудь литературной поденщиной, а для писателя это плохо, потому что и "литература" и "литературная поденщина" из одного места берутся. Сергей Довлатов, наоборот, считал, что настоящему писателю надо решиться на литературную судьбу". В чем заключалась литературная судьба Довлатова? Почему он так решительно незадолго до смерти пишет другу в Петербург: "Повсюду валяются мои давние рукописи, устаревшие, не стоящие внимания... Самое дикое, если что-то из этого хлама просочится в печать, это много хуже всяческого непризнания... Мой страх перед возможностью такого дела столь велик, что я готов быть смешным..."

Кто же прав: Марамзин или Довлатов? Чего страшится Довлатов? Были горы неопубликованных материалов, но были же и опубликованные, они раскроют нам загадку довлатовского страха. Говоря про современную русскую литературу, Довлатов отмечает, что "в русской литературе на нынешнем этапе можно обнаружить одновременно черты бесспорного величия и несомненного убожества". Несомненное убожество он находил в себе самом. Убожество постоянного профессионального газетного поденщика, пишущего на любую тему и в любое время. Из ныне известных писателей, пожалуй, трудно найти столь откровенно продажного халтурщика, нежели Довлатов. Он проработал в Ленинграде в многотиражках "Знамя прогресса" и "За кадры верфям", в самой официозно-партийной таллинской "Советской Эстонии"... Писал за колхозниц письма Брежневу, о строителях и новаторах, о фронтовиках и комсомоле... Даже в рецензиях на вышедшие книги преобладали отзывы о воспоминаниях старых большевиков и о тяжелых буднях португальских коммунистов. Довлатовские шедевры того времени на уровне: "Написано еще одно произведение о гражданской войне и революции - мы снова убеждаемся в неисчерпаемости и величии темы".

Позже в повести "Компромисс" он издевательски опишет оборотную сторону этой халтуры. Пьянки с секретарями райкомов, ложь и жестокий цинизм по отношению к своим героям, всем этим дояркам, строителям и изобретателям. Он врал километрами, придумывая героев-передовиков, сочинял про неведомые трудовые династии, разоблачал и возвеличивал. Даже брат Довлатова, имевший две судимости, из них одну за непредумышленное убийство в автомобильной катастрофе, как-то сказал Сергею: "Займись каким-нибудь полезным делом. Как тебе не стыдно?.. Я всего лишь убил человека... А ты?" Вот уж где настоящая амбивалентная проза. Довлатов эту свою - "сучность" сам же и описывает.

"Журналистом я стал случайно. А потом, потеряв честь и совесть, написал две халтурные повести о рабочем классе. Одну сократили до рассказа и напечатали в журнале "Нева". Она называлась "Завтра будет обычный день" - ужасная пролетарская повесть. А вторую я сочинил по заказу журнала "Юность". Эта повесть - "Интервью" -безусловно, ничтожное произведение". Он признается в написании двух повестей из категории "мрази", потому что они были опубли кованы. Улики налицо. Но в письмах и заметках Довлатова мелькают десятки других названий - цирковых, спортивных, рабочих по вестей. Марамзин оказался прав, литературная поденщина партий ных репортажей плавно перетекала в повести и рассказы. Уровень "мрази" рос и рос. "Я тогда жил в Ленинграде. Исполнял мелкую безымянную халтуру для крупнейшего партийного журнала". А ведь всплывет вся эта халтура, несмотря на все указания питерским друзьям! Смешно и цинично описывает все свои партийные халтуры Сергей Довлатов в "Компромиссе", раздеваясь перед читателями догола: "Он редактирует генеральские мемуары, пишет брошюру "Коммунисты покорили тундру". Это двоемыслие, эта амбивалентность своей простотой напоминает героев песенок Высоцкого. Куда до такой амбивалентности его московским сверстникам из "прозы сорокалетних" -Маканину, Кирееву. Фокусник-иллюзионист из партийных газет раскрывает секреты своих идеологических фокусов. Чего стоит фокус с письмом Брежневу от эстонской крестьянки, которая по-русски ни слова не знала. Похлопали по плечу, приняли в партию, комедь. Но ведь один из авторов комеди - Сергей Довлатов?! А смеются читатели над крестьянкой. Мол, дура и есть дура. Не случайно этот рассказ из "Компромисса" так полюбился западным издателям.

Его прозвали "трубадуром отточенной банальности". Если он надолго задержится в памяти русской литературы, то дотошные литературоведы и текстологи с неизбежность доберутся до всех его халтурных текстов, до всей тысячестраничной груды "мрази" и это "Академическое собрание сочинений Сергея Довлатова" может раздавить его самого. Не оправдаешься репрессиями, не оправдаешься сталинским диктатом... Никто над душой не стоял. Сам в поденщики пошел. Привычка к халтуре убивает писателя. Вот уже нет над Довлатовым ни обкомов, ни парткомов, Америка заключила в свои крепкие объятья. Вышли в свет три его главные книги: "Зона. Записки надзирателя", "Компромисс" и "Заповедник". Казалось бы, кончилось довлатовское дно. Пиша халтуру, творя халтуру, он в день своего 35-летия в Пушкинских горах, где работал экскурсоводом, на стене крупно написал: "35 лет в дерьме и позоре" . В своем дерьме и позоре. Он даже Пушкина не стеснялся перевирать на экскурсиях, маршруты сокращал, врал беззастенчиво дотошным экскурсантам. Халтура - как образ жизни. И коммунизм тут ни при чем. Пошли косяком его американские рассказы и повести. Что мы Видим? "В трудную минуту ослабел и продал Половцу за 1000 долларов несуществующую повесть "Иностранка". Сейчас я эту повесть в испарине строчу. Получается невообразимая х-я".

Может быть, это сознательное занижение собственного творчества? Еще в одном позднем письме: "Рассказ в "Континенте" - г-но, ты прав!" Если г-но, то зачем печатать? Если х-ня, то спускай в унитаз. Внимательный читатель, ознакомившись с этими самооценками Довлатова и самими произведениями, убедится, что самооценка писателя справедлива. Убедится, что большая часть американских произведений автора - вторичны, поверхностны и халтурны. Один из лидеров "нового журнализма", Довлатов, как и Лимонов, выдумывать героев не умеет. Сравните у Лимонова "Палача" и "Эдичку". Беллетризованная версия явно уступает искренним переживаниям самого автора. Так и у Довлатова его талант - обогатить, разукрасить или осмешить, окарикатурить реальность, увиденную им самим. Явный вымысел явно не удается. Что две "Сентиментальные истории", что "Иностранка" с выдуманным латиноамериканцом, выглядят убого. Впору Довлатову писать письмо с того света, чтобы и американские устаревшие рукописи не допускать до печати. Но, может быть, после советской цензуры расцвела на воле газетная публицистика Сергея Довлатова? Перед нами уже не "шестерка" в обкомовской газете, а главный редактор популярной русскоязычной газеты "Новый американец". Послушаем, что на эту тему сказал Иосиф Бродский: "Он жил литературной поденщиной, всегда скверно оплачиваемой, а в эмиграции и тем более... Это была подлинная, честная, страшная в конце концов жизнь профессионального литератора, и жалоб от него я никогда не слышал".

В отличие от запрещенных автором для перепечатки своих партийных халтур из советских газет, издевательски высмеянных им в "Компромиссе", издатели Довлатова не постеснялись опубликовать передовицы писателя из "Нового американца".

С удивлением мы обнаруживаем ту же литературную поденщину. Впору было писать "Компромисс" на американскую тему. На это обратил внимание даже такой почитатель и исследователь творчества Довлатова, как Игорь Сухих.

Он удивляется странной зеркальности советской и американской публицистики Довдатова.

"Колонки из "Нового американца" вроде бы не чета заметкам из "Советской Эстонии" и пишутся не под диктовку главного редактора и партийных органов. (Довлатов сам - главный редактор). Но здесь в бодрой, жизнерадостной манере проговариваются другие банальности. Тут есть и заигрывание с читателями, и комплименты новой родине, партии и правительству (в лице президента Рейгана), и новый старый интернационализм... Газета есть газета".

А сам Довлатов грустно замечает: "Если я делаю что-то заказное, пишу не от души, то это очевидно плохо".

Что заставляет талантливого прозаика вновь халтурить? Увы, здесь не обойтись без пресловутого "еврейского вопроса".

Деньги на "Новый американец" дал Довлатову и его друзьям богатый американский еврей. "Ему нужна была общественная репутация... деньги мы все же получили - шестнадцать тысяч". Этот богатый еврей сказал: "Я думаю, вы можете получить ссуду на издание еврейской газеты. Но это должна быть именно еврейская газета. Еврейская газета на русском языке для беженцев из Союза. Цель такой газеты - приблизить читателей к еврейскому Богу и сионистским традициям". Я попытался возразить:

- Нельзя ли использовать более общую формулировку? Например, "газета третьей эмиграции"? Без ударения на еврействе. А еще лучше - вообще не указывать, кто мы такие. Издавать еженедельник для всех, кто читает по-русски". К счастью для Довлатова, богатый еврей по-русски совсем не говорил, а его сотоварищ, бывший известный советский журналист, вышедший на этого спонсора, сказал с бешенством:

- Вы просто идиоты! Человек готов нам помочь. Он хочет, чтобы газета была еврейской. Вам жалко? Укажем сбоку микроскопическими буквами: "Еврейская газета на русском языке" и все... в конце концов, большинство из нас действительно евреи... А главное, иначе денег не получим". Спонсору же друг Довлатова сказал: "Мои друзья уже рвутся в бой... Нам кажется, еврейская газета должна быть яркой, талантливой, увлекательной... - (реплика Довлатова) Повело, - говорю, - кота на блядки!"

Не так ли сегодня организуются в Москве "Итоги", "Независимая газета" и прочие "Времечкй"? Не на таких же условиях Сорос финансирует Сергея Чупринина со "Знаменем"? Только нет в их рядах человека, обладающего глубинным плебейством Довлатова, который бы продался, но и высмеял бы сам себя!

Газета делалась интересная, но и продаваться приходилось еженедельно. "Старый друг позвонил мне из Франции: "Говорят, ты стал правоверным евреем? И даже сделал обрезание?"... Я ответил: "Володя! Я не стал правоверным евреем. И вовсе не делал обрезания". Он просто по-советски продолжал продаваться. Богатому еврею донесли: "Что это за гнусная антисемитская карта?! Там обозначены крестиками православные церкви... Карта Иерусалима..." - Крестоносцы построили в Иерусалиме десятки церквей... - Пускай ваши засранные крестоносцы издают собственный еженедельник! А мы будем издавать еврейскую газету. Без всяких православных крестов". В книге "Ремесло" Сергей Довлатов с грустной иронией описывает весь этот процесс избавления от американских иллюзий. Это его 'ворованный воздух". Но в газете он был вынужден заниматься привычной мразью, воспевать обстрелы Израилем ливанских территорий, которые осудили все страны мира, включая США. И везде Довлатов оказывался "ненадежным поденщиком". Ему не доверяли в советской партийной газете, не находя в нем истинной советскости. Ему не доверяли в еврейской газете его богатые спонсоры, не находя в нем истинного еврейства. Да и был ли он хоть чуть евреем по всем еврейским законам? Только отец у Довлатова был вроде бы евреем, да и то наполовину. У отца Довлатова тоже только отец был евреем. Пусть еврейские читатели высчитают и решат, насколько можно было доверять Сергею Довлатову общее еврейское дело. Сам Довлатов был всегда на подозрении. Ему надо было постоянно доказывать своим хозяевам свое несуществующее еврейство.

"Так кто же мы наконец? Евреи или не евреи? В Союзе нам жилось легко и просто. Еврейство было чем-то нехорошим, второсортным... Бывало, что люди утаивали свое еврейство... Нормальные люди вели себя разумно. Не орали без повода - я еврей! Хоть и не скрывали этого. И вот мы приехали. Русские дамы с еврейскими мужьями. Еврейские мужчины с грузинскими женами. Дети-полукровки... И выяснилось, что быть евреем не каждому дано. Что еврей - это как почетное звание. И вновь мы слышим - докажи! Предъяви документы. Объясни, почему ты блондин. Почему без затруднений выговариваешь "р"?.. Между прочим, это и есть расизм. Будь евреем. Будь русским. Будь грузином. Будь тем, кем себя ощущаешь. Но будь еще кем-то, помимо этого."

Видно крепко его достали, если уже стали поговаривать о его антисемитизме, юдофобии и черносотенстве. "Поминая в этой связи Арафа-та, Риббентропа, Гоголя..." - Вы самого Гоголя превзошли! Я ему ответил: - Твоими бы устами..."

Оправдываясь, Довлатов воспевает Израиль, аннексию Голландских высот, Сохнут и шахматиста Корчного. Что ему, впервой писать письма Брежневу? "Мы выражаем интересы шестидесяти тысяч беженцев из Союза. Наиболее жизнестойкой части советского еврейства". "Мы знаем, что Картер набожен, честен и благороден. Мы знаем, что Рейган тверд, принципиален и бережлив." Что еще требовать от честного поденщика? А ему в ответ: почему воспеваете русскую культуру? Почему не ругаете православие? У литподенщика начались сбои. Прямо как в Ленинграде или Таллине... "Повышенное расположение к своему народу - шовинизм. Заниматься самовосхвалением - непристойно. Восхвалять свой народ, принижая другие - глупо и стыдно... В Ленинграде у меня был знакомый - Гриша Певзнер. При слове "еврей" - лез драться... Гриша считал, что "еврей" - оскорбление... Но ведь мы-то уехали. Так что давайте чуточку расслабимся. Давайте при слове "еврей" не размахивать кулаками. Любовь к своему народу - естественное чувство. Люби на здоровье. Люби, но помалкивай. Чтобы не получилось -"Еврейское - значит, отличное!"...

Как после таких слов держать Довлатова главным редактором еврейской газеты? Сергей Довлатов, со своим плебейским нутром, был истинным демократом. Плебс - это и есть плебс. Кстати, этим он был очень похож на Высоцкого, да еще и с добавкой еврейской крови. Это делает их подозрительными и в кругах еврейства, и в любых других национальных этнических кругах. Изгои, выродки - истинные плебеи. Большой двухметровый гигант Довлатов, этакий бандюга, он на самом деле себя чувствовал лучше всего в питерской пивнушке или с таллинскими грузчиками в порту. Там был его широкий мир. Там был его бомжеский: яркий, подлый и честный, храбрый и трусливый, героический и трагический, предательский и сентиментальный мир близких ему людей. В этнической, недемократической еврейской среде он задохнулся...

"Я пытался участвовать в создании демократической газеты. Мой опыт был неудачным... "Новый американец" был преждевременной. ранней, обреченной попыткой... Мы объявили газету независимой и свободной трибуной... В ответ: - Не хотим... Хотим единственно верное учение!.. "Новый американец" утратил черты демократической, альтер-натавной газеты... Творческая свобода оказалась мифом.. Газета стала этнической, национальной. Через месяц сотрудникам запретили упоми нать свинину. Даже в статьях на экономические темы. Мягко рекомен довали заменить ее фаршированной щукой... С газетой покончено. Этс была моя последняя авантюра... Отныне я - благоразумный и нетребовательный литератор средней руки".

Никуда и никому не деться от того, что именно эмигрантская еврей екая клака расправилась с Довлатовым с большей жестокостью, чем любое КГБ. Также расправились в свое время с талантливейшим режиссером Анатолием Эфросом в Москве, тоже не подчинившимся условиям клаки. Я еще напишу когда-нибудь о том, как Анатолий Эфрос сидел у меня в кабинете в "Современной драматургии" и печалился по поводу дикой травли. Но это - другая тема.

В итоге заказная "мразь" не спасла писателя Сергея Довлатова. Н■ советские, ни еврейские хозяева так и не увидели в нем своего. Гора написанной "мрази" давила на его "ворованный воздух" свободной прозы. Сквозь заказные фальшивые мелодии то ли "семь сорок", то ли "Интернационала" едва слышно было его вольное "соло на ундервуде". Покончив с "Новым американцем", практически покончили с самим Довлатовым. Для его "мрази" в Америке хватало пространства, вокруг газеты постоянно шел шум, один скандал сменял другой. Выставки, диспуты, кипучая журналистская работа. Он поставил на ноги Вайля и Гениса - нынешних законодателей эмигрантской критики. Он в газеты воспитал целую дюжину молодых писателей... Вне газеты он стал задыхаться. Не было его героев. Ему была явно противопоказана эмиграция, ибо там нет того многочисленного русского плебса, бичей, бомжей, которые определяли его мир "ворованного воздуха". Он не был эстетом Набоковым, не был интеллектуалом Бродским, не был мастером вымысла, как Владимир Максимов, и уж совсем не был этническим еврейским писателем типа Давида Маркиша. Он жил в чистеньком районе еврейских мещан средней руки, и ему скучно и тоскливо было описывать их мирки - этих Берновичей и Габовичей из поздних рассказов "На улице и дома", "Третий поворот налево", "Мы и гинеколог Буда-ницкий". Единственный его ярчайший рассказ американского времени - это "Старый петух, запеченный в глине" - о неожиданной встрече в нью-йоркской полиции со старым уголовником Страхуилом, которого он когда-то охранял и конвоировал где-то под Сыктывкаром. Воздух местечкового, сытого еврейства, да еще с жутким провинциальным душком, так и не ставшего по-настоящему американским, замкнувшегося в своих брайтонских гетто - этот воздух не был "ворованным воздухом" плебейской прозы Довлатова. Тоска и горечь. Тоска и горечь... В советской подцензурной России он был веселым, смешным, ироничным, жизнерадостным выпивохой, скандалистом и желанным гостем. В Таллине он был королем, о нем до сих пор ходят легенды не только в русских, но и в эстонских кругах. Он один своими кутежами и грандиозными скандалами делал Таллин русским городом. Эстонцы даже не сопротивлялись такой оккупации. Впрочем, там у него и сейчас дочка растет...

В Америке вне своей среды он лишь пил и тосковал, тосковал и пил. "Приступы депрессии учащаются, именно депрессии, то есть беспричинной тоски, бессилия и отвращения к жизни... Ждать больше нечего, источников радости нет... Состояние такое, что я даже пробовал разговаривать со священником... Тоска в Америке смертная. Хоть из дома не выходи. "Идеализм полностью и окончательно заглох, даже от С. можно услышать "лишь бы деньги платили"...

Он пишет своему давнему ленинградскому другу Игорю Ефимову: "Общаться людьми почти совсем невозможно... Может быть, это антисемитизм, но я не готов воспринять такое количество чистокровных ев-

реев - и ни одного человека, хотя бы на секунду усомнившегося в своем совершенстве". Он жалуется и плачет: "Жизнь осложняется тем, что из этнического курьеза, который вызывает только презрительную симпатию, я перешел в категорию, где тебя уже можно не любить, враждовать с тобой, где идет борьба, где все разделено на лобби..."

Постепенно сквозь всю его опубликованную газетную "мразь" ты вглядываешься в трагического нелепого в ненужной ему эмиграции, простодушного героя, который начинает тебе ужасно нравиться... Но уже поздно.

Ему завидуют, он постоянно печатается в "Ньюйоркере", крупнейшем американском журнале, где печатается лишь американская литературная элита. Но чем эти публикации отличаются от таких же исковерканных в таллинской "Радуге"?" Рассказ, который появился в "Ньюйоркере" буквально на днях исковеркан цензурой, самой настоящей. Еврей плохим быть не может..." Все лучшее, написанное в Америке, как бы примыкает к его ленинградскому и таллинскому прошлому. Все худшее - это повторы, фальшивые, надуманные и скучные сюжеты вокруг Головкеров ("Встретились, поговорили") и Ариэлей ("Ариэль"). Тут ни любви, ни ненависти. Все-таки он был и останется чисто ленинградским вольным рассказчиком. Весь его "ворованный воздух" свободной литературы, все его герои - в России. В результате мы имеем "Зону", блестяще написанную надзирателем в уголовных лагерях республики Коми, и разбросанные приложения к ней, типа "Старого петуха"... "Компромисс" - издевательский рассказ в двенадцати частях о своей рабЬте в таллинской партийной газете, и опять же разбросанные приложения к этому эстонскому периоду своей грешной и веселой жизни, "Заповедник" о работе экскурсоводом в Михайловском, "Ремесло" -этакие признания питерского литературного неудачника, досье бродяги и хама на питерских писателей, заканчивающееся уже его последней неудачей в "Новом американце", откуда я уже щедро цитировал его ощущения эмигранта, "Наши" - история его семьи, его родословная, этакий "всхлип со смехом", и ностальгический "Чемодан".

"Филиал", "Иностранка" и другие чисто американские истории -сплошная писательская неудача, на которую также можно было наложить вето, как и на ранние производственные халтуры из "Невы", "Юности" и "Радуги"...

Мне он интересен еще и как лидер ленинградской ветви "сорокалетней прозы" семидесятых годов. В чем их особенность? Почему они так и не заявили о себе? Почему почти все эмигрировали, кроме, пожалуй, Валерия Попова? Не скажу, что они писали глубже и острее, чем "московская школа" - Владимир Маканин, Владимир Орлов, Владимир Кру-пин, Руслан Киреев, Анатолий Курчаткин, Анатолий Ким, Анатолий Афанасьев, Владимир Личутин и Александр Проханов... Прошло двадцать лет... Опубликовано все и у ленинградцев, и у москвичей. У ленинградцев почти все в эмиграции, за бугром, у москвичей почти все - в брежневские годы в крупнейших московских журналах. И где же оказалось больше "мрази" заказной, где больше вольного "ворованного воздуха"? Удивительно, но в Москве процент "мрази" оказался куда меньше... В чем загадка питерских последних героев советской литературы? В чем загадка питерского Сергея Довлатова?

Горожане

Сергей Довлатов спас свой талант тем, что даже самую грязную поденщину, самую заказную агитку сам же и описывал затем в своих анекдотах. Он весь - анекдотический реализм. Работа в газете и анекдоты о работе. Работа в заповеднике и анекдоты о заповеднике. Эмиграция - и анекдоты об эмиграции. Он делал свою жизнь анекдотической художественной реальностью. Примерно так же в Москве работает его сверстник Евгений Попов. Есть такая интонация и у Василия Шукшина, и у позднего Виктора Некрасова.

Что же не позволило анекдотическому реализму Сергея Довлатова прорваться в печать семидесятых годов?

Родившись в Уфе в 1941 году в семье актеров, но практически осознав себя с детства лишь в Ленинграде, куда семья вернулась из эвакуации после снятия блокады, Довлатов в жизнь входил уже в разгар оттепели. "Исповедальная проза", Аксенов и Гладилин, знакомство с американской литературой - Хеминтуэй, Сэлинджер, Фолкнер... Это поколение сформировало свои понятия о жизни, набросившись на книги. Еще не начав писать, они начитались, ускоренно пройдя путь от Диккенса до Алдайка и Фитцджеральда.

Они выросли в городе и на книгах. Как писал один из них: "Мы были ненасытными читателями... В нравственном отношении это поколение было среди самых книжных в русской истории, и спасибо, Тебе, Господи, за это... Книги стали первой и единственной действительностью, тогда как сама действительность считалась вздором и докукой... Это не было, как может показаться, еще одно потерянное поколение. Это было единственное поколение русских, нашедших себя, для кого Джотто и Мандельштам были императивами в большей степени, чем личное будущее". Поколение тех, кому сегодня под шестьдесят. Начинавшее с возвышенного романтизма, но пришедшее в литературу уже циниками, скептиками. Познавшее книги и усомнившееся в официозной лжи. Знакомый Довлатова вспоминает о нем: "Удивительно, что этот бывалый, все повидавший в жизни, прошедший огонь, воду и медные трубы человек был самым "литературным" из всех тех сотен литераторов, что довелось мне повстречать в жизни".

Книжность Сергея Довлатова и его сверстников сочеталась с ба-рачностью, коммунальностью и убогостью быта, который даже не снился многим москвичам. Это не школа Зощенко, это школа жутких ленинградских коммуналок, откуда вышел и сам Зощенко. Помню, был я дома у Иосифа Бродского, читал ему какие-то свои первые произведения. Огромная комната в коммуналке, в бывшей дворянской квартире, где он жил тогда, по-моему, вдвоем с матерью. Никогда бы его даже не поставили на очередь на квартиру. Комната-то метров сорок, а быт -коммунальный. Так и сочетались книги и очередь по утрам в общий туалет... Сергей Довлатов вспоминает: "Поколение моих сверстников -это, за редкими исключениями, нищие, то есть люди, которые годами, выходя из дома, подсчитывали, хватит ли у них мелочи на сигареты и троллейбус". Таким сформировалось последнее поколение советской литературы, последние ее герои. Из книжного мира они с опытом прозы модных американских авторов стали описывать окружающую действительность. "Я начал писать в самый разгар хрущевской оттепели, -пишет Довлатов. - Издавали прогрессивные книжки... Я мечтал опуб-ликоваться в журнале "Юность". Или в "Новом мире"... Короче, я мечтал опубликоваться где угодно. Я завалил редакции своими произведениями. И получил не менее ста отказов. Я не был мятежным автором. Не интересовался политикой. Не допускал в своих писаниях чрезмерного эротизма. Не затрагивал еврейской проблемы... Я писал о страданиях молодого вохровца (надзирателя в лагере - В. Б.), которого хорошо знал. О спившихся низах большого города. О мелких фарцовщиках... Я не был антисоветским писателем, и все же меня не публиковали. Я все думал - почему? И, наконец, понял. Того, о чем пишу, не существует. То есть в жизни оно, конечно, имеется. А в литературе не существует. Власти притворяются, что этой жизни нет".

Что в Москве, что в Ленинграде это поколение первым зафиксировало опаснейшее противоречие между тем, что было в жизни, и тем, что утверждалось. Зафиксировало потерю героя, потерю идеалов. В отличие от своих предшественников-шестидесятников, воспевавших романтику "Братских ГЭС" и покорителей целины, они стали молодыми художественными летописцами застоя. К своим сорока годам москвичи, минуя те же журналы, что и Довлатов, книгами прорвались в литературу. К сорока годам ленинградцы стали упаковывать чемоданы... В те же годы, когда мы в Москве в клубе книголюбов проводили свои первые встречи, закончившиеся этаким всеобщим сбором всех "сорокалетних с предъявлением своих претензий к писательской верхушке, в Ленинграде тоже сформировалось литературное содружество "Горожане" Довлатов рассказывает: "Мои рассказы попали к Игорю Ефимову Через него я познакомился с Борисом Бахтиным, Марамзиным и Губи ным. Четверо талантливых авторов представляли литературное содружество "Горожане". Само название противопоставляло их крепнущей деревенской литературе. Негласным командиром содружества равных был Бахтин. Мужественный, энергичный... Нередко иронизирует в собственный адрес...

Губин был человеком другого склада. Выдумщик, плут, сочинитель он начинал легко и удачливо... Последовал длительный тяжелый неус пех. И Губин, мне кажется, сдался... Марамзин сейчас человек известный, живет в Париже, редактирует "Эхо". Когда мы познакомились, он уже был знаменитым скандалистом. Смелый, талантливый, и расчетливый, Марамзин, я уверен, давно шел к намеченной цели. Его замечательную, несколько манерную прозу украшают внезапные оазисы ясности и чистоты... Ефимов - человек не слишком откровенный. Книги и даже рукописи не отражают полностью его характера. Я думаю, Ефимов - самый многообещающий человек в Ленинграде. (Сейчас живет в США - В. Б.)"

Они не боролись с режимом, они описывали реальность. Они любили слово, любили изящную словесность. Довлатов среди них был этаким слоном в посудной лавке, но они его приняли пятым членом содружества "Горожане". Тогда же Довлатов познакомился с Битовым, Ри-дом Грачевым, Иваном Сабило, Владимиром Арро, Воскобойниковым, Валерием Поповым, с поэтами Бродским и Рейном.

У москвичей в издательствах "Молодая гвардия", "Советский писатель", "Современник", оказалась щелочка для "ворованного воздуха" полноценной прозы. Этого хватало им на жизнь на "вольных писательских хлебах". Может быть, появлению этой щелочки способствовали не только большая снисходительность литературного и партийного начальства, но и массовый отъезд в эти годы за рубеж практически всех прозаиков-шестидесятников: Аксенова и Войновича, Гладилина и Вла-димова, Некрасова и Максимова. Небольшое разрешенное пространство для "ворованного воздуха" оказалось свободным. Его и заняли Орлов, Маканин, Киреев со товарищи.

В Ленинграде ситуация была противоположной. Либералы Вера Панова, Даниил Гранин, Юрий Герман, деревенщики Федор Абрамов, Глеб Горышин в представлении ленинградских властей полностью охватывали разрешенное для вольнодумства пространство. Никакой щели для молодых не было. Не случайно в Москву перебрался Андрей Битов, в Таллин - сам Сергей Довлатов. От политики не уйти. В Ленинграде традиционно был более жесткий цензурный режим. То, что разрешалось в Москве Евтушенко или Распутину, никогда не допускалось в суперофициозном Ленинграде. Не случайно и Валентин Пикуль оказался не ко двору и переехал в Ригу. Славянофил или западник, Кожинов или Лакшин одинаково не подпускались к ленинградским журналам...

В результате в Москве не только "сорокалетние", но даже крутой андеграунд типа Дмитрия Пригова и Всеволода Некрасова, даже грязный реализм Виктора Ерофеева и Владимира Сорокина, если не печатался, то как-то легально признавался, никто из них никуда не уехал. Самые кромешные "цветы зла" цвели в Москве, отказываясь от эмиграции.

В Питере вместо довольно широкой московской щели для "ворованного воздуха" существовало нечто иное. Как образно выразился Довла-тов: "Мне кажется, рядом с этой щелью волчий капкан установлен".

Потому и амбивалентность питерская перешагнула далеко за московские пределы. У москвичей разница между реальной жизнью и официозными стандартами скрашивалась этим "ворованным воздухом". В Питере надо было продаваться откровенно... или уезжать.

Даже скромный сценарий документального фильма о Бунине, написанный Довлатовым, был отклонен. Надо было продаваться сильнее, циничнее. Как пример, циничный Евгений Рейн ему пишет: "Наивный Сережа! Короче, ваш изысканный Бунин провалился. Мой неотесанный Шолохов оплачен и запускается в производство"... Так учитель Бродского учил и Довлатова: писать сценарий о Шолохове, а при этом обзывать его "неотесанный". Так был обозначен путь Довлатова к воспоминаниям о старых большевиках с циничными комментариями о них же в своих записях.

Очевидно, сказалась на дальнейшей судьбе ленинградских "сорокалетних" и куда большая этническая принадлежность к "симпатичному меньшинству", как иронично говорил Довлатов о культурной диаспоре Ленинграда. Поэтому, как только поехали из Союза евреи, двинулись вслед за ними, вместе с ними молодые ленинградские писатели...

Настоятельно помогал им в этом отъезде КГБ. Ленинградский КГБ вообще "повинен" в славе Иосифа Бродского. Об этом еще Анна Ахматова говорила. Ему делали биографию: как тунеядца отправляя в архангельскую ссылку, торопя с отъездом за рубеж. Не уехал бы за рубеж Бродский, я уверен, осталась бы и половина других. Он оказался мощным катализатором писательского отъезда. Интуитивно, Сергей Довлатов оттягивал свой отъезд как мог. Уехали разведенная жена с дочкой, он в это время работал в пушкинском заповеднике. Перед отъездом жена появилась в Пушкинских горах. "- Поедем с нами. Ты проживешь еще одну жизнь..

- Для писателя это - смерть.

- Там много русских.

- Это пораженцы. Скопище несчастных пораженцев. Даже Набоков - ущербный талант. Что же говорить о каком-нибудь Зурове!

- О чем мы говорим?! Все уже решено. В четверг я подаю документы... Вдруг почувствовал такую острую боль, такую невыразимую словами горечь, что даже растерялся. Я сказал: - Прости меня и не уезжай."

И вдруг вскоре после этого разговора, Довлатов едет сам к этим "пораженцам" и "ущербным талантам"... Свой отъезд описал, наверное, в пяти вариантах. Везде как причина - давление властей. Отказали в любой халтуре, отрезали от литературной поденщины, как тунеядца неделю продержали в тюрьме. Шла анд-роповская чистка интеллигенции, и ленинградцы, как положено, были впереди Москвы.

У нас после знаменитой встречи "сорокалетних писателей" в Ка-дашевском переулке тоже партком московского Союза писателей резко осудил нашу встречу чуть ли не как антисоветскую вылазку. Но неожиданно вмешалось высокое начальство из ЦК КПСС и травлю москвичей прекратили. В Ленинграде это поколение писателей успешно выдавливали. Вот почему кто-то замолчал, кто-то переехал, кто-то совсем уехал.

Когда литературные журналы и журналы всех направлений шумели о "московской школе" "сорокалетних", об амбивалентном герое, о лишних людях и несостоявшихся Гамлетах, никто не вспоминал ни о Риде Грачеве, ни о Валерии Попове, ни тем более о Довлатове... Хотя, если бы в Таллине не была бы рассыпана и все-таки вышла книга "Пять углов. Записки горожанина" в 1975 году, то, думаю, схожесть тем и настроений была бы замечена. Позже, в эмиграции, Сергей Довлатов придумывает себе в оправдание якобы полезность многолетнего непечатания: "Оглядываясь на свое безрадостное, вроде бы, прошлое, я понимаю, что мне ужасно повезло: мой литературный дебют был волею обстоятельств отсрочен лет на пятнадцать, а значит, в печать не попали те мои ранние, и не только ранние, сочинения, которых мне сейчас пришлось бы стыдиться".

Я совершенно не согласен с этим утверждением писателя. Это мое несогласие подтвердит, думаю, любой пишущий и печатающийся прозаик. Он эти целых пятнадцать лет нес в себе всю чепуху ранних произведений. С каждой новой книжкой в те же семидесятые годы он перерастал бы себя как писатель. Вся его удивительная разнополюсность прозы связана с долгим личным застоем, с затянувшимся непечатанием Он так и не насытился до смерти печатанием. Он рвался к массовом читателю. Его ленинградский веселый лозунг: "Долой Кафку, да здравствует Виталий Бианки!" - так и остался в силе до конца жизни. Он носил в кармане любимого Флобера, но мечтал о славе Джека Лондона. Не находя читателя, как он мог проверить истинность своих ощущений? Я уверен, в случае печатания он бы быстро перерос свой грубый всеотрицающий цинизм. Он был Гулливером в жизни, мог бы им стать в мире русского рассказа. Писатель, которого не печатают, долго носит в себе комплекс гения. А куда еще расти гению? Не случайно, оказавшись на западе и опубликовав там все свои книги, он иронизирует: "Гения... не вышло... Иллюзии рассеялись. Честолюбие улеглось... Видимо, я окажусь средним писателем".

Под конец жизни он полюбил это слово - середина. А ведь и "Зона" и все лучшие произведения давно были написаны... Он так из них никуда и не вырос... Какая уж тут польза непечатания? Сам с собой спорит: "В Ленинграде при всем ужасе было ощущение цели... Сейчас ощущение физического конца, предела". Он был блестящим устным рассказчиком, от долгого непечатания он так до смерти и не ощутил себя писателем: "Я считаю себя рассказчиком, не писателем... Рассказчик говорит о том, как живут люди, прозаик о том, как должны жить люди, а писатель - о том, ради чего живут люди. Так вот, я рассказчик, который хотел бы стать и писателем".

Он всегда рвался к простому, сочному, грубому языку и ненавидел всяческий авангардизм. Он считал, что люди придумывают сложности, потому что не умеют писать просто. Он всегда рвался к простому читателю. Я даже решил назвать эту статью "Плебейская проза Довлатова", думаю, что такое название не будет воспринято однолинейно. Думаю, сегодня Довпатов нашел бы своего читателя. Сегодня - его время. Но как зазвучали бы сегодня его новые байки? Что нашел бы нового он в нынешней "Зоне"? Он создал своего горожанина. Создал, как и все тогдашние "сорокалетние", своего амбивалентного героя. Это были люди городского дна. Довлатовская анекдотическая сага приводит сегодня в восхищение, перефразируя самого автора, или очень интеллигентную публику, которая как бы уходит с этой сагой в народ, как актеры МХАТа шли в московские ночлежки, когда ставили пьесу Горького "На дне", или очень неинтеллигентную, с размытыми нравственными критериями, со смещенными или колеблющимися понятиями о добре и зле. Эту размытость он описала своей "Зоне". Интересно, что в "Заповеднике", написанном задолго до ельцинских реформ, Довлатов передает один разговор с майором из КГБ, советующим ему рвануть отсюда, пока выпускают" . Умный майор, иронизируя над диссидентством, прогнозирует дальнейшее развитие страны после застоя: "Думаешь, органы не замечают всего этого бардака? Но где реальный выход? Допустим, взять и отменить колхозы... Но ты сперва узнай, что думают крестьяне? Хотят ли эту землю получить? Да любой крестьянин эту землю враз на чекушку махнет... Желаешь знать, откуда придет хана?... Вся карусель остановится. Заводы, фабрики, машинно-тракторные станции... А дальше придет новое татаро-монгольское иго. Только на этот раз - с Запада. Во главе с товарищем Киссинджером".

Если бы не время написания, то можно подумать, что этот майор сегодня высказывается в газете "Завтра".

Довлатов не лезет в политику. Он описывает своих героев, он рассказывает о том, "что он видел". Значит, тогда уже была простым героям видна гибельная перспектива. Но и тогда было видно, что диссидентскими усилиями невозможно найти выход.

"Я часто думаю, откуда такие берутся?! Эти голодные, недоучившиеся российские мальчики?... С гениальными картинами?! С романами вроде "Москва-Петушки"?! Кто их создает?... На голове у каждого художника лежит металлическая плита соцреализма. И давит многотонной тяжестью. Художник тоже напрягается, мужает. Кто-то, сломленный, падает. Кто-то превращается в атланта. Вот так. На голове у западного человека - сомбреро. А у нашего - плита"...

Плитой, перегородившей путь Довлатова в соцреализм, стала его первая книга "Зона". Был бы он поумнее, мог бы предвидеть сразу, что после "Зоны" все его компромиссы и заигрывания напрасны. Он не был злодеем-антисоветчиком. Просто у него оказался не тот жизненный опыт. Не случись у него неудачи с университетом, закончи он его спокойно, без авантюр любовных и жизненных, начни он с Пушкинского заповедника, с каких-нибудь записок мэнээса, в конце концов, с битовских горожан, со спортивных историй, и судьба пошла бы по-другому. Опыт конвойных войск для брежневского времени был явно нелитературен. Правильно сказал сам же писатель -как бы несуществующим.

Не он первый из писателей служил в конвойных войсках. Там служил и его сверстник Анатолий Ким, но это - писатель вымысла, метафорического мышления. Даже два "конвойных" рассказа Кима спокойно прошли сквозь брежневскую цензуру. Сейчас на ту же "конвойную" тему спокойно пишет роман за романом молодой писатель Олег Павлов, и уже хочется от него чего-то нового, развития героев и сюжетов...

Думаю, все мои размышления и сравнения московских "сорокалетних" с ленинградскими, в принципе справедливые, к Довлатову не имеют отношения. Он бы и в Москве с "Зоной" не прошел. Очевидно, он был все-таки обречен на свой путь...

Зона

Когда Довлатов пишет: ''Я давно не разделяю людей на положительных и отрицательных. А литературных героев - тем более. Кроме того, я не уверен, что в жизни за преступлением неизбежно следует раскаяние, а за подвигом - блаженство", в нем говорит опыт "Зоны". После "Зоны" он уже на всю жизнь смотрел другими глазами. И любовь к всяческим изгоям, босякам, бродягам - тоже после "Зоны". Он приучил себя к низким персонажам. Все его "неудержимые русские деграданты" типа Буша из "Компромисса" или Валеры Маркова из "Заповедника" -из галереи типов "Зоны".

Варлам Шаламов прав - лагерный опыт вреден всем - и заключенным, и надзирателям. Там люди не становятся лучше. И этакое искривление зрения, выпады аморальности, беззастенчивое обращение со знакомыми у Довлатова идут от его конвойного опыта.

Подлость становится как бы гарантом правды. Бьют - не лицемерят. Даже убивают - правдиво и просто. Даже следователь не нужен.

Такая "Зона" не нужна была даже на Западе. Писатель долго не мог ее опубликовать. Лагерная тема после Солженицына и массы его заменителей западному читателю надоела. С трудом Довлатову удалось доказать, что у него не про политику. А про человека. Он своей книгой доказывает какой-то третий поход к теме полицейского и каторжника, бандита. Если в нашей классической литературе от Достоевского и Чехова до Солженицына и Шаламова каторжник являлся трагической, страдающей фигурой, а охранник - монстром и злодеем, то в "полицейской" , криминальной литературе - полицейский - герой, который гоняется за злодеем и сажает его в тюрьму. Путь Довлатова - это подозрительное сходство охранника и заключенного. Один язык, одни привычки, одни приемы.

"Я обнаружил поразительное сходство между лагерем и волей. Между заключенными и надзирателями... По обе стороны запретки расстилается единый и бездушный мир. Мы говорили на одном при-блатненном языке. Распевали одинаковые сентиментальные песни. Претерпевали одни и те же лишения... Мы были очень похожи и даже - взаимозаменяемы. Почти любой заключенный годился на роль охранника. Почти любой надзиратель заслуживал тюрьмы." Конвойный опыт приучил его к злу, заложенному в любом человеке. Он вдруг понял, что меняются не люди, но обстоятельства. Бывают святые и "нелюди", но большинство может сегодня совершить подвиг, а завтра предать или убить... Страшный "по-шаламовски" опыт относительности всякой нравственности на всю жизнь подкосил Довлатова. Впрочем, похоже, сегодня этот опыт передается всей нации, всей стране.

Довлатов, как всегда, дает себе точную самооценку: "Не зная меня до армии, вы едва ли представляете, как я изменился. Я ведь рос полноценным молодым человеком. У меня был комплект любящих родителей... Все предвещало нормальную советскую биографию... Три года в университете слабо повлияли на мою личность... Я не знал, что именно тогда достиг вершины благополучия... Дальше все пошло хуже. Несчастная любовь, долги, женитьба... И как завершение всего этого - лагерная охрана".

Бывает, посмотришь в некую щель жизни и уже никогда не можешь вернуться к старому незнанию. "В такую же щель заглянул и я. Только увидел не роскошь, а правду... Я увидел, как низко может пасть человек. И как высоко он способен парить... Впервые я понял, что такое свобода, жестокость, насилие. Я увидел свободу за решеткой. Жестокость, бессмысленную, как поэзия. Насилие, обыденное, как серость"... Мир был ужасен. Но жизнь продолжалась. "В этом мире дрались заточенными рашпилями, ели собак, покрывали лица татуировками и насиловали коз. В этом мире убивали за пачку чая." При нем убивали, при нем замерзали. Надзиратели попадали в штрафбат, а освобожденные зеки становились тут же начальниками на лагерных стройках. Надо сказать, что никаких особых ужасов Довлатов в "Зоне" не описывал. Не то, что не придумывал, а даже из увиденного - изымал. Есть даже некое подобие героических поступков, есть доброта и жалость. Есть прекрасные офицеры... Думаю, те, кто служил вместе с Довлатовым, "Зону" прочитали одобрительно... Но куда деться от тотального пьянства? От избиений зэ-ков, по сути, чуть ли не необходимых для собственного выживания? Куда деться от сцены, когда герой осуждает себя, но идет в барак, где лежит пьяная и расхристанная баба?

"Я убедился, что глупо делить людей на плохих и хороших... На злодеев и праведников. И даже - на мужчин и женщин. Человек неузнаваемо меняется под воздействием обстоятельств. И в лагере - особенно."

И уже рецидивист Купцов поступает благороднее ефрейтора Фиделя, а там и сам герой в противоборстве с в'ором вынуждает Купцо-ва отрубить себе пальцы "по законам чести". Зэк Чичеванов сбежал за сутки до освобождения, ограбил в поселке ларек и дико напился... Подучил новый срок. Лагерная любовь. Лагерная смерть. Лагерное творчество. Ефрейтор Блиндяк перед строем: "Я сгнию тебя, падла, сгнию!" Капитан Токарь, пьяный, перед собакой Брошкой: "Брошка, Брошенька, единственный друг.'. Остальные в люди повыходили. Идиот Пантелеев в Генштабе. Райзман - доцент, квартиру получил.

Райзман и в Май еке получил бы отдельную квартиру". Потом эту собаку Брошку зэки съели, да еще героя вкусным мясом угостили... Чифиристы, артисты. Рецидивист Губин в роли Ленина. И это реальное - "Стреляйте в направлении меня".

Бессильные молитвы, спившиеся врачи, жажда жизни и равнодушие к ней. Мужество перед живым медведем и трусость перед сержантом. Мир перепутанных представлений. Можно было описать одни мерзости. Или эстетизировать, забыть, что лагерь - гнусен, как сделал Андрей Синявский.

А он выбирал эпизоды лагерной жизни, увиденные надзирателем. Ему даже в результате пришло ощущение, что он был "частью моей особенной, небывалой страны". Через зону он увидел всю жизнь. Через зэков и вохру он уже предвидел и эмигрантов в Америке, и партийных вожаков в Таллине, и ленинградскую богему. Спортсмен-десятиборц, боксер, двухметровый верзила превратился в постоянно рефлексирую-щего писателя.

"Для этого потребовались - нечеловеческие усилия. Для этого была выстроена цепь неправдоподобных, а значит, - убедительных и логичных случайностей. Одной из них была тюрьма. Видно кому-то очень хотелось сделать из меня писателя".

С ощущениями страны, как зоны, он уехал из России, чтобы убедиться в США, что весь мир - такая же "Зона".

Это лучшее, а в чем-то и единственно стоящее произведение Сергея Довлатова, написанное сразу же после службы в армии. Он хотел книгой изжить из себя зону. Получилось наоборот - зона определила всю его жизнь, вплоть до нелепого конца незадолго до своего пятидесятилетия.

Как человека зоны его ощущали и друзья. Иосиф Бродский писал: "Произведениям его - если они когда-нибудь выйдут полным собранием - можно будет с полным правом предпослать в качестве эпиграфа строчку замечательного американского поэта Уоллеса Ставенса: " Мир уродлив, и люди грустны". Это подходит к ним по содержанию, это и звучит по-Сережиному... Не думаю, что Сережина жизнь могла быть прожита иначе, думаю только, что конец ее мог быть иным, менее ужасным. Столь кошмарного конца - в удушливый летний день в машине "скорой помощи" в Бруклине, с хлынувшей горлом кровью и двумя пуэрториканскими придурками в качестве санитаров - он бы сам никогда не написал"...

Даже из "Зоны" он убирал лишние мерзости, мерзо-ть зоны досталя его в Бруклине

Русский писатель

Лидер либеральной литературы, журнал "Знамя" утверждай г: 'Таким образом "Зона" не произвела впечатление литературы". И на самом деле, как ни покажется парадоксальным, но "Зона" быстрее могла пройти в "Нашем современнике". А уж в "Москве" Леонида Бородина, которого добрым словом поминает Довлатов в своих эмигрантских заметках, она должна бы пройти на "ура!". Естественно, она выглядела бы абсолютно органично на страницах "Нового мира" Твардовского, рядом с прозой Виталия Семина, Александра Солженицына, Виктора Некрасова... И тогда судьба писателя пошла бы по-другому. Ленинградское окружение было ему не самое близкое. Скорее - вынужденное. Даже в своих буйных загулах он смотрелся бы проще, нормальнее - в компании с тем же Передреевым или Коротаевым. Так же, как тяготился Юрий Нагибин своим пребыванием в "Нашем современнике", своим соседством с Шукшиным, так же выглядел инородным телом зоновский плебей, вертухай Довлатов - среди Граниных, Меттеров и молодых вы-соколобых эрудитов типа Кости Азадовского. При них он был этаким "народным зрелищем", острой приправой к элитарному блюду. Это просчитывается в высказываниях его "бывших друзей", да и в письмах и заметках самого Довлатова. Недаром в эмиграции ему ближе по душе был одинокий пьяница Виктор Некрасов, а не прагматичные, хоть и им самим взращенные Вайль и Генис. Для самих же Генисов Довлатов всегда оставался "трубадуром отточенной банальности", то есть тем же плебеем.

Сказывалась разница прежде всего в самом подходе к литературе, и к осознанию самого себя. Довлатов всегда ощущал себя, мечтал о себе, как о русском писателе. Для других это звучало, почти как издевка.

Персонажи его были, как правило, самые что ни есть народные. Му-сии Пети... Он был связан ими. "Я люблю мои вериги, путы, цепи, хомуты, оглобли или шоры. Всей душой... те, кого я знал, живут во мне. Они - моя неврастения, злость, беспечность... Я - автор, вы - мои герои. Веришь ли, я иногда почти что кричу: "О, Господи! Какая честь! Какая незаслуженная милость: я знаю русский алфавит!"...

Занимаясь литературой, Довлатов все яснее чисто физически ощущал ее физиологическую подоплеку. Он доставал своих героев уже из себя, как бы рождал их заново. Кстати, также он смотрит и на критику, которую всегда высоко ценил. "Критика - часть литературы. Филология - косвенный продукт ее. Критик смотрит на литературу изнутри. Филолог - с ближайшей колокольни." Абсолютно согласен с таким утверждением.

69

Рожденные им герои живут в русском языке, и потому всегда Довла-тов настаивал на своем праве "быть русским писателем". Как считает Довлатов, национальность писателя определяет его язык, его "русский алфавит". "Я, например, хочу быть русским писателем. Я, собственно, только этого и добиваюсь." Естественно, гордясь русской литературой, он гордился и всеми его талантливыми выразителями, каких бы взглядов они ни были. Поэтому он всегда резко выступал против русофобских, примитивно антисоветских бредней эмиграции. Он всегда был противником литературы без корней. "Я не спорю. Советское государство - не лучшее место на земле. И много там было ужасного. Однако, было и такое, чего мы вовек не забудем... В общем, много было хорошего... Я уцелел-то благодаря эмиграции. Что не мешает, я думаю, любить покинутую родину..."

Работая в "Новом американце" он поражался лютой ненависти многих своих сотоварищей по эмиграции ко всему русскому. Его протест очень современен сегодня, когда такой же ненавистью переполнены телеведущие на НТВ: "Как умел, я восставал против национального самолюбования. Потому что химера еврейской исключительности для меня сродни антисемитизму... Я помню, откуда мы родом. Я благодарен Америке, но родина моя далеко. И меня смущает кипучий антикоммунизм, завладевший умами недавних партийных товарищей. Где же вы раньше-то были?.. Критиковать Андропова из Бруклина - легко. Вы покритикуйте Андрея Седых! (Это главный редактор "Нового русского слова", один из влиятельных лидеров еврейской эмиграции - В.Б.) Он вам покажет, где раки зимуют... Тоталитаризм - это вы. Вы и ваши клевреты, шестерки, опричники, неисчислимые моргулисы, чья бездарность с лихвой уравновешивается послушанием. И эта шваль для меня - постраш-нее любого Андропова. Ибо ее вредоносная ординарность несокрушима под маской безграничного антикоммунизма".

Когда эта шваль обрушивается на любой русский талант со своих антикоммунистических позиций, Довлатов готов даже заступиться за писателей, далеких ему. Он одним из первых дал отповедь клеветникам Маяковского, "в связи с бреднями о Маяковском." "Маяковский, например, следуя эмигрантским критериям, должен был написать похабные частушки о Ленине, распространить их в самиздате, затем попросить политического убежища во Франции и оттуда по западному радио героически критиковать Советскую власть... Маяковский служил не Советской власти, а своему огромному пластическому дару... Подобная же низость творится в эмигрантской прессе относительно Горького, Блока, Есенина. Клюева и Пильняка (убитых), Олеши, и даже в адрес Булгакова раздавались упреки насчет недостаточного антисоветизма "

Оказывается, при всей плебейской грубости Довлатов проводит дт ;ебя ясную нравственную черту. Так же как и его "лишние люди", соци альные аутсайдеры, он начинает чувствовать потребность в истине Оказывается, у него типичная судьба русского писателя. Он был лиш ним и ненужным и для официозной застойной элиты, и для русскоязычной, ненавидящей былую родину среды. Понадобился переезд в США, чтобы произошло переориентирование на русскую классическую литературу. Раннее влияние Хеминтуэя, Уитмена, Фроста и Сэлиндже-ра, напитавшее его индивидуальное личностное начало, сформировав шее первичное понятие личностной свободы, дополнилось и для его ли тературы, и для него самого постижением "Повестей Белкина" и при знанием, что "похожим быть хочется только на Чехова".

Думаю, в обращении к дегероизированным персонажам, к отбросан общества, к людям из "Зоны", он был изначально чересчур серьезен Либеральные друзья, тот же Андрей Арьев, делают из него театральный персонаж. Считают, что он не жил, а играл. Они социальную правду анекдота превращают в надуманное представление, где нет места реальности. Они навязывают ему игру в жизни и игру в искусстве. А он н лгал - не играя. Он катастрофичен, а не артистичен. Отрицая важность для него сюжета, важность характера - они хотят лишить его неизбывной русскости художника. Они хотят его сделать вненациональным и космополитичным писателем, а у него и космополитизм - особый, русский. Может даже - имперский, имперско-русский, влияния которого не избежал даже Иосиф Бродский. Как считает Довлатов, он всю жизнь безбоязненно и непредвзято воссоздавал историю человеческого сердца. Но эти сердца бились в людях, спившихся и полубезумных, потерявшихся и нищих, живущих в России. "Березы растут повсюду. Но разве от этого легче?

Родина - это мы сами. Наши первые игрушки. Перешитые курточки старших братьев. Бутерброды, завернутые в газету. Мелочь из отцовского кармана. Стакан "Агдама" в подворотне... Армейская махорка... нелепые, ужасающие стихи... Рукопись, милиция, ОВИР... Все, что с нами было - родина. И все что было - останется навсегда".

Какая уж тут театральная игра? Если бы он играл, как драматург Каплер, как Шатров в ленинских пьесах, .его заказная "мразь" не была бы столь фальшивой. Он халтурил скучно и нетеатрально, что говорит о полном отсутствии придуманного критиками артистизма. Он надышался "ворованным воздухом" "Зоны", но, увы, очень легко сдался примитивным заказам. После "Зоны" он не должен был этого делать. Он занизил свою мечту, и сам, подобно зэку Чичеванову сбежал из "зоны" за день до освобождения, ограбил свой же ларек, напился, накуролесил и сел снова в лагерь литподенщины. Незадолго до смерти он понял свою ошиоку: "Бог дал мне именно ти, и чем я вс^ жизнь его просил. Он сделал меня рядовым литератором. Став им, я убедился, что претендую на большее. Но было поздно. У Бога добавки не просят"...

Пронзительные, серьезные слова...

Пройдет время, и несмотря на все его личные запреты, издатели издадут все, что он когда-либо написал. Обогатит ли это русскую литературу и его самого или разрушит сложившийся образ? Кто знает. Рано или поздно все состоится... Сам Довлатов писал: "Ведь нашли все и откопали, мельчайшие газетные заметки Андрея Платонова вплоть до обработанных им писем"...

Так что окончательный образ писателя Сергея Довлатова еще впереди... Но, может быть, самая громкая его слава придет сегодня. Плебейская Россия воспоет своего трубадура. Будет смеяться вместе с ним над самими собой. Может быть, этот смех кому-то и поможет? Русский писатель Сергей Довлатов вернулся в Россию!

Проголосуйте
за это произведение

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
220911  1999-07-12 22:46:31
-

220930  1999-07-28 16:42:24
Антон
- Боюсь что Бондаренко настолько же бездарен насколько талантлив Довлатов

221013  1999-09-07 16:01:34
Антон Мак сименко
- Второе после "ножика сережи довлатова" Веллера эстетствующе-критикующее содержание. Прочитать, в общем, интересно, но, на мой взгляд, анализ таких тектонических талантов, как довлатов, смешон и излишен. Достаточнотого, что в предложении Доволатовавсе слова начинаются с разных букв. А автор анализирует причины и последствия...

221019  1999-09-08 03:05:15
Д.Крылов
- Я видел такое объяснение чередованию начальных букв в Довлатовских предложениях (все же это чередование, а не разные буквы). Он замыкал свое беспокойство на эту задачу. Мол, с этим только справлюсь и покатит. Это говорили про него Вайль и Генис. Мне это кажется правдоподобным.

221446  1999-12-07 08:17:26
РОККИ
- По моему вы сами плебей, чтобы судить о великих людях

221447  1999-12-07 08:21:18
Ваш сосед
- Я считаю, что плебей не может судить так великих людей.

222026  2000-04-19 13:48:20
Антон Шмалько
- К черту корректность. Человек, уровень языкового сознания которого застыл на уровне сочинений "Как я провел лето" (Большой двухметровый гигант и пр.), берется писать о литературе. И что за неизбывный моральный пуризм? Что за обличение литературной поденщины? "Насколько лучше играла бы Комиссаржевская, если бы приходила на репетиции после рабочей смены в цеху..." Есть две стадии взаимодействия со средой - плавать в дерьме и растворяться в нем. Некрасов тоже начинал с поденщины самого низкого пошиба. Стыдливо называть "ворованным воздухом" благосклонно разрешенные поделки "Современников" - просто смешно. Скорее уж, поминая Ильфа, "воздух был какой-то спертый". Не знаю, почему уж я так завелся, вообще говоря, бездарность того не стоит. Но в последнее время что-то уж слишком сильно завоняло портянками.

222030  2000-04-19 21:01:54
Д. Крылов
- Да нет, у Бондаренко вовсе не "Как я провёл лето". Если прочитать поаккуратнее, то видна попытка истолковать Довлатова. Конечно можно ёрничать по любому поводу...а можно ещё и требовать ёрничания ото всех. А Бондаренко как раз этого не делает. У него ведь написано со знанием довлатовского круга, с попыткой соблюсти литературный масштаб. И главное - есть оценка с моральных позиций. Что и может гневить тех, кто от морали как таковой отказался. Тем и пожелаем свободного плаванья или растворения и отметим, что их время уже проходит, как проходит время Довлатова. Если уже признавать, что всё дрянно, так уж давайте демократически, тогда уж всё без исключения. Почему делать исключения для своих кумиров?

222031  2000-04-19 22:31:15
Вадим
- Время хлумовых, нечипоренок, измайловых,бондаренок, крыловых и т.д. существует только на страницах Русского переплета. Это время графоманов, бездарей от других наук (физиков, историков, физиологов и т.д.- переместившихся для хоть какого-либо заработка в литературу и критику). Этих, вновь испеченных литераторов, не может не раздражать истинный талант. И талант Довлатова в том числе. Так что, господа-товарищи РП не надейтесь , ваше время никогда не заменит времени Сережи Довлатова.

222032  2000-04-19 23:53:37
Мария К.
- Вадим, не стоит так всех скопом и под одну гребенку...Не говоря уже о том, что писать для зароботка - не преступление. Статья талантливая, но... я например тоже считаю себя плебейкой и нимало того не стыжусь. Лучше уж плебейкой чем аристократкой (а выбор именно таков третьего не предлагают )Мытари мне милее фарисеев."Вы не продавались...А вас покупали?"

222033  2000-04-20 01:16:35
Д. Крылов
- Но тогда следует вопрос: а почему вы, Вадим без фамилии, сюда ходите? Чтобы защищать Довлатова от моих и Бондаренки нападок? Так во-первых, здесь никто на него не нападает, а пытаются его понять. Во-вторых, что за защита ваше карканье? Плохая защита. Не защита даже а сопли. (Довлатова обругали, а сами с ошибками пишут, так что ли по-вашему...) Словом вот вам мой совет. У этого журнала есть несколько тысяч читателей, которые сюда ходили и ходят. И будут ходить, вне зависимости от того, как здесь толкуют Довлатова. Так что если можете говорить по делу, то <b>подкрепите</b> свою мысль хоть чем-либо кроме соплей , а если нет, так не надо сюда. Умирайте за Довлатова где- либо в другом месте.

222039  2000-04-20 14:11:16
Мария К.
- Самое поразительное Юрий это полная тождественность интонаций у автора статьи и ее критика. Для первого - Довлатов - продажный плебей среди аристократов духа. Для второго пишущий физик, историк, физиолог - заранее бездарь, хотя для того чтобы судить о научной бездарности нужно как минимум ознакомиться с научными же трудами... И в том и в другом случае "взгляд с высоты птичьего полета". Особенно умиляет в статье ссылка на Веллера, чей пример со всей ясностью показывает, что одной только "непродажности" для литературы маловато. Веллер как писатель не крупнее Довлатова, но Сергей Довлатов не в пример добрее в своем творчестве. Так чего спрашивается было город городить и воспевать собственное бескорыстие?.. На том свете оно надо полагать зачтется, но на этом читатель будет судить по плодам. Статья воспевает высоты литературы типа "писатели - писателям"(Мне как читателю из упомянутых автором имен известны лишь немногие, возможно это меня не красит. но это так) Критик порицает литературу "физиков" в противовес чистым "лирикам", игнорируя тот очевидный факт что число читателей "Русского переплета" все-таки несколько больше числа его писателей... И все судят судят судят... Ну как тут не вспомнить народную мудрость моей исторической родины : "Не любо не слушай, а врать не мешай!" Или из более почтенного литературного источника: "Кто ты судящий чужого раба?" Кто мы такие, что бы судить, кто правильно распорядился своим талантом, а кто нет? Не мы ему этот талант дали не нам и судить.

222533  2000-07-06 20:33:23
Фатех Вергасов
- Привет! Ася Пекуровская обнародовала свои мемуары. Мой комментарий к ним на моей страницею Приятного чтения http://msnhomepages.talkcity.com/ReportersAlley/fatekhvergasov/

222891  2000-08-01 17:37:25
Геннадий
- Замечательная, умная статья. Хороший русский писатель Довлатов заслужил, что бы о нем так писали. Спасибо Владимиру Бондаренко. От поклонника РУССКОЙ литературы.

222900  2000-08-01 21:19:26
am
- Очень информативно. Спасибо.<br><br> Далее offtopic<br> Быкову<br> А вы, не случайно, не от бабелевского персонажа произошли - Савка Бык?<br> Не Быкову<br> Более всего умиляет в участниках "литературных форумов" не то, что они (в отличие от фЕМи) не воспринимают ничего, не от них исходящего, а то, что они не владеют русской речью. Видимо, для них это ненужные тонкости.<br> Не русские, а россияне; не сами по себе с чувством собственного достоинства, а в сравнении с теми, у которых оно вообще отсутствует и т.д.<br> >какое всё-таки отношение наши с вами замечательные качества имеют к обсуждаемой статье Сердюченко?<br> <i>Всё-таки</i> почитайте повнимательней Сердюченку, а потом и мой отклик на него.<br><br> "Пролетарскому писателю ни к чему интеллигентские нюансы. Его незамутнённому взгляду мир предстоит в чёткой и ясной определённости. Вооружённый классовым чутьём, он лучше иных шибко учёных профессоров видит и знает единственно верную и неколебимую правду - правду победившего пролетариата. И никакой интеллигентской болтовнёй, нытьём и подвываниями не удастся отвлечь его от решения определённой ему историческим материализмом задачи - быть выразителем и проводником генеральной линии своей партии, ведущей самый передовой в мире класс к установления гегемонии в планетарном масштабе."<br><br> К.Радек<br> "Задачи пролетарской литературы в условиях диктатуры пролетариата"

222902  2000-08-01 22:47:52
"женские персонажи РП"
- Ну, АМ, зачем же Вы всё испортили то? Только что говорили, что чуткие, тонкие и светские мы собеседники, а тут уж и речью оказывается не владеем и не воспринимаем ничего из сказанного Запутались Вы совсем. В трёх соснах заблудились.Статьи предлагаете перечитывать и высказывания Ваши. Да зачем же, если мы всё равно не воспринимаем сказанное кем угодно( т.е. всеми) кроме самих себя? А все - это кто? Вы, милейший?

222908  2000-08-02 15:06:16
Yuli
- Интересно, как еще совсем недавно совершенно крамольная в интеллигентских кругах мысль о симметричности советской и американской мерзости постепенно становится прописной истиной. Публика начинает понимать, что "совки" и штатские "демки" близки по повадкам. Довлатов в статье Бондаренко всего лишь персонаж, а главные герои этой статьи - авторское прозрение по поводу одинаковой ублюдочности брежневых и рейганов, развенчание мифа об американской "свободе" и внезапное понимание того, чем же на самом деле является американская "демократия". Ну, и как всегда, при любом прозрении достается еврееям. Евреев же американцы просто используют в пропагандистской войне против России, как в войне против сербов используют хорватов, или как далай-ламу с его монахами используют против китайцев. Существует, правда, противоположная точка зрения, некоторые считают, что это евреи используют американцев в борьбе с остальныи миром, но мне это кажется преувеличением.

223887  2000-10-10 10:03:57
-

224033  2000-10-20 15:29:13
Елена
- Скучно и даже не грустно... "Все плебеи, кроме я!" Плюс за Россию обидно, опять же... Она, как ни странно, тоже плебейская! Вот новость от таких людей, как автор:] Хотя "переплет", если приглядеться, русский! Пожелание: притесь от большого количества высказываний в ваш (да-да, именно так, с маленькой буквы) адрес, ведь именно за этим мы (в смысле, вы) родились таааакииие крутые и грозные (и наверняка еще и образование получили приличное - вон сколько книг перелопатили, даже Довлатова осилили!)

224468  2000-11-20 13:40:08
Макаренков Сергей Викторович
- Текст плохой. Автор ничего не понимает в написанном Долатовым. Фамилия Бондаренко, я полагаю, вообще ничего никому в России не говорит. А Довлатов пишет о том, что было. И если в деталях преувеличивает, то по духу вполне соответствует. И русский язык - хороший. Салют.

226491  2001-02-05 18:40:38
Раскин, Борис
- Хотелось бы узнать - кто такой В.Бондаренко, из какой он партячейки и где можно научиться так виртуозно переворачивать все с ног на голову. Автор статьи явно напрашивается на комплименты, которыми он награждает своего героя.

243820  2002-05-17 17:10:23
Денис
- Ну ты крут, я даже таких слов не знаю, в самом деле журналистикой занялся :-).

243823  2002-05-17 17:19:08
AVD
- А действительно - может кто нибудь подсказать, где можно прочитать эту статью Бондаренки? Давно хочу. Столь же давно она пропала с "Переплета".

244144  2002-05-21 19:30:29
ВМ
- Файл восстановлен!

244159  2002-05-21 20:50:52
Читатель
- Сколько радости у ВМ по поводу восстановления файла статьи Бондаренко, позорящей любой русский журнал. Именно с этой статьи РП заявил о себе как журнал недостойный и провокативный. Все возвращается на круги своя...

244160  2002-05-21 20:51:03
Читатель
- Сколько радости у ВМ по поводу восстановления файла статьи Бондаренко, позорящей любой русский журнал. Именно с этой статьи РП заявил о себе как журнал недостойный и провокативный. Все возвращается на круги своя...

244162  2002-05-21 21:06:47
Дедушка Кот www.prigodich.8m.com
- Много грустного, умного и дельного, но уж очень недобро, пожалуй, просто зло, не по-Божески как-то. Довлатов давно в Царствии Небесном. Ни разу в жизни не видел его трезвым.

244164  2002-05-21 21:09:42
Ольга
- Как "по-добренькому" отозвался Пригодич о Довлатове. "Никогда не видел трезвым" - или это о себе?

244167  2002-05-21 21:14:27
Дедушка Кот www.prigodich.8m.com
- Дорогие Ольга и Однокашник!

О себе, конечно, о себе, мои дорогие. Если не лень - полистайте мои стишки (там много про Бога и все стишки датированы).

244169  2002-05-21 23:09:12
paul korry
- Скучно, господа. И Довлатов скучен, и недоброжелатели его.

244171  2002-05-21 23:33:56
Кошка Катя
- Довлатов - замечательный писатель, один из лучших российских писателей 20 века. Бондаренко же пишет статью не столько о Довлатове, сколько о себе самом. В статье проглядывает и чрезмерная озабоченность еврейской тематикой, и озлобленность на мир и на себя самого, и, на мой взгляд, зависть и желание свести писателя на свой уровень. Последнее заметно гораздо меньше, чем у Веллера в "Швейцарском ножике Сережи Довлатова", все сделано тоньше, и статья существенно умнее. Для тех, кто читает внимательно: плебейская проза - это похвала. Но все равно грустное ощущение. Боже мой, неважно, сколько Довлатов пил, обижал друзей и знакомых или нет, был ли он к кому-то несправедлив. Это был все равно Писатель. А кто-то, допустим, выше и чище, морально устойчив, политически грамотен и в общество трезвости записан, но таланта от этого не прибавится... И, кстати, во всех довлатовских вещах чего нет - это злобы. Что бы он ни наблюдал. Есть просто абсурд жизни и мягкий юмор. Хорошо бы и пишущим и судящим о нем эту черту перенять.

244178  2002-05-22 00:25:16
Yuli
- Большинство суждений о литературе представителя одной из абстрактнейших наук, никак с литературой не связанных, уважаемой Кошки Кати, умнее и тоньше бормотания некоторых "литературных критиков". Главная причина этого настолько проста, что не все об этом вспоминают. Чтобы попасть, скажем, на физический факультет, ума всегда требовалось неизмеримо больше, чем для попадания в гуманитарии. Природа не делит мозги на "естественно- научные" и "гуманитарные". Ум - он един во всех ипостасях, а следствия этого простого факта довольно разнообразны. Почитайте некоторые заклинания "критиков" - уныло, серо, никакого следа яркой, самостоятельной, с пылу с жару, мысли. Пожалуй, образцом такой серой прозы являются труды господина - впрочем, не буду называть его имени, надоел он всем, хуже горькой редьки. Эти господа Доброедовы и Гриболюбовы старательно надувают щеки, апеллируя во все мыслимые инстанции по поводу непризнания их компетенции и талантов. Им и в голову не приходит, что имей они ум, пиши они лучше, ни у кого и вопросов бы не возникло об их компетентности.
И дело здесь вовсе не в "физиках и лириках". Дело совсем в другом, как уже было отмечено.

244181  2002-05-22 00:40:17
Дедушка Кот www.prigodich.8m.com
- Дорогой Юлий Борисович! Осмелюсь Вам робко возразить: для того, чтобы "попасть в гуманитарии" (ну, ясно не в Орловский пединститут) тоже нужно было обладать отчасти скромным умишком (грамотно писать, излагать убогие мыслишки и т.д.).

244184  2002-05-22 01:44:58
Вл.Резниченко
- МИЛАЯ КОШКА КАТЯ, осмелюсь предположить, что Вы ошиблись в выборе профессии, Вам бы литературным критиком быть!

Ваши соображения о творчестве Довлатова разделяю. А Бондаренко, хоть и не лишен способностей - закомплексованный, жалкий человек.

244185  2002-05-22 02:23:47
Вл.Резниченко
- УВАЖАЕМЫЙ ЮЛИЙ, как говорится, Платон мне друг, но истина дороже. Ваши суждения о том, что на физический факультет было поступить труднее, чем на гуманитарный, не соответствуют исторической реальности. Видимо, Вы не все знаете или что-то забыли.

Это мое замечание отнюдь не вызвано какими-то личными амбициями. Что касается меня, то я сдавал главный приемный экзамен в МГУ преподавателям мехмата (на отделение математической лингвистики). Иначе бы на филологический факультет ни за что бы не попал (принимали исключительно "рабочих и колхозников" со стажем трудовой деятельности). А на "естественных" факультетах была 20-процентная квота для выпускников школ. Так что не все зависело от "ума" абитуриентов.

Один из примеров существовашей в СССР системы отбора научных кадров...

244189  2002-05-22 07:46:47
обзиратель
- 23909 Г-н Юлий!
Вынужден специально для вас, как для опоздавшего ученика, повторить список имён литературных критиков, регулярно печатающихся в "Новом мире": Василевский, Боровиков, Новиков, Архангельский, Роднянская, Кублановский, Костырко, Кобрин, Басинский ... Я с удовольствием добавляю к этому блестящему перечню и регулярно непечатающегося в указанном издании Владимира Бондаренко.
Извольте не голословничать, а указать конкретно, к кому из указанных литературоведов и публицистов следует приложить вашу инвективу: "уныло, серо, никакого следа яркой, самостоятельной, с пылу с жару, мысли".

244191  2002-05-22 09:59:01
Графоман
- Поразительно...словно грунтуя холст для будущей картины, автор втирает в текст фоновое "мррразь". И уже на нем- окрасившим полотно эссэ в мокротно-желчный цвет - расчеркивает детали портрета. Неугасимая ненависть. Ненависть даже к уже мертвому человеку продолжает истеричным тиком подергивать перья врагов Довлатова. И вот они всё пишут, пишут, пишут...повторяясь и повторяясь. Хлюпая и чавкая сапогами в одном и том же "месиве пороков" Довлатова. Как те потешные борцы, что мусолят друг друга в чане с грязью. И злятся, и топают ножками, как капризные дети, разбрызгивая в стороны мелкие колючие слезки, досадуя: "Ну, от чего ж? От чего же этого Довлатова так любят?! Ведь он такой-сякой-разэдакий, да плюс вотэнтый! Алкаш, развратник, бездарь, жлоб, плебей, халтурщик!" А Довлатова все равно любят. И тех, кто любит его неизмеримо больше, чем тех, кто его истово ненавидит, ревнуя - МЕРТВОГО - к той славе, что пришла к нему посмертно. Как рано он умер! Как много он еще мог рассказать нам...Талантливые, нерядовые люди горят ярко и сгорают быстро. Но о них никогда не забывают. Довлатов слишком ярок. Не по силам истеричным критикам затереть и заплевать память о нем. Вы, В.Бондаренко, даже в своей ненависти скушны и суетливы. Ни нового чего не рассказали, ни старое не взбили в кружева. И эссэ свое написали, что гвоздем на заборе нацарапали.

244193  2002-05-22 11:36:02
Yuli
- Уважаемый АМ!

Говоря о "безликих критиках", я не имел в виду всю сеть, только нескольких господ, подвизающихся на Переплете, включая Вас. Возможно, такая малая выборка и не отражает полной картины, и я употребил прием генерализации, попытался найти объяснение тому, почему Ваши тексты выглядят столь непритязательно с интеллектуальной точки зрения. Если Вы помните, я предположил, что умственный уровень "гуманитариев" в доельцинской России был ниже уровня тех, кто занимался естественными науками.
Положение осложняется еще и тем, что разговаривая с Вами, я постоянно вынужден делать скидку на Ваши ограниченные способности, и если это мне не каждый раз удается, возникают недоразумения. Вам, Андранику, Шиншину следует примириться с существующим положением вещей, и постараться исключить из своих текстов безусловные утверждения, которые, в силу описанных выше обстоятельств звучат совершенно нелепо и превращают Вас в объект насмешек.

244200  2002-05-22 14:52:49
Историк литературы
- Отожествить Бондаренко с новомировскими критиками может только человек начисто обделенный литературным слухом. Бондаренко не критик. Это тип мерзости при литературе. Наглой и невежественной. Задача таких "критиков" состоит в прямом оскорблении авторов. Тем самым, привлекая внимание к себе. Ни один приличный журнал не печатал бы подобный текст. И то, что РП начал свою деятельность с печатания Бондаренко, а затем "вернулся" к нему - говорит, в первую очередь, об уровне редактора этого журнала. Весьма приблизительном.

244216  2002-05-22 17:02:46
Дедушка Кот www.prigodich.8m.com
- Глубокоуважаемый Графоман!

Выскажу робкое предположение: С.Довлатова любят люди которые не любят литературу, а любят жизнь. К примеру, люди, которые не любят поэзию, любят, как правило, стихи В.Ходасевича. Это я, пес смердящий, про себя и о себе.

244220  2002-05-22 17:14:47
Шиншин
- Андрееву

Г-н венский сантехник, вчера я прекратил общаться с вами лишь по просьбе ВМ. Упоминая сегодня мой ник, вы не только провоцируете меня, но и ПРОЯВЛЯЕТЕ НЕУВАЖЕНИЕ к ВМ, ПРИЧЕМ НЕУВАЖЕНИЕ ПУБЛИЧНОЕ. Поскольку вы обо мне ничего не знаете, любая ваша догадка о моей биографии очень напоминает шукшинское: "Ну, старуха, ты что ни скажешь, то как в лужу пернешь". А вдруг я, к примеру, закончил мехмат? Кстати, у столь нелюбимого вами Морозова, насколько я знаю, очень крепкое и негуманитарное образование.

244224  2002-05-22 17:30:27
Шиншин
- Каюсь, при всей своей литературной терпимости дважды пытался и дважды не мог дочитать до конца...

Самое забавное, что таким же макаром можно было написать о Достоевском. Одна рулетка и Апполинария Суслова чего стоят - а к ним можно было бы еще добавить а-ля бондаренковское "разнслась молва, что Довлатов, будучи вертухаем, избивал Солженицына" - "разнеслась молва, что Федор Михайлович изнасиловал десятилетнюю девочку, после чего она повесилась". Юридически не придерешься - "разнеслась молва", но... Мог бы критик написать нечто подобное и о Николае Васильевиче Гоголе - например, о молве, которая приписывала писателю некрофильские наклонности...

244225  2002-05-22 17:33:53
Дедушка Кот www.prigodich.8m.com
- Согласен с Сергеем Шиншиным...

244231  2002-05-22 17:54:01
Шиншин
- Этнографу

Для справки: стоимость печатания приблизительно 500 экземпляров книжки за свой счет составляет порядка доллара за страницу... Читать вас, бесспорно, приятнее, чем Юлия,но, честно говоря, столь же утомительно.

244232  2002-05-22 17:57:38
Шиншин
- Таперича, когда мы этого надоедалу сплавили, повторю свой пост

- Каюсь, при всей своей литературной терпимости дважды пытался и дважды не мог дочитать до конца...

Самое забавное, что таким же макаром можно было написать о Достоевском. Одна рулетка и Апполинария Суслова чего стоят - а к ним можно было бы еще добавить а-ля бондаренковское "разнслась молва, что Довлатов, будучи вертухаем, избивал Солженицына" - "разнеслась молва, что Федор Михайлович изнасиловал десятилетнюю девочку, после чего она повесилась". Юридически не придерешься - "разнеслась молва", но... Мог бы критик написать нечто подобное и о Николае Васильевиче Гоголе - например, о молве, которая приписывала писателю некрофильские наклонности...

244264  2002-05-22 22:16:39
историк макулатуры
- То, что Довлатов любим читателем - враньё. То, что он насаждаем пропагандистскими рупорами типа "Радио свобода" - хорошо известно. И объяснение этому единственное: Довлатов в самое горячее время являлся главным редактором аморейско-фашистского листка. Следовательно, уже занимает высокое место в табели о рангах. И просто обязан быть канонизированным. О том, что этот эпизод в его биографии неслучаен, читайте в исчерпывающем исследовании Владимира Бондаренко.

244266  2002-05-22 22:33:18
Шива Историку макулатуры или Обсирателю
- Врешь , "знаток" грузинских женщин. Читаем и почитаем. А ты узнаваем как бы ни подписывался. Подличаешь все и завидуешь.

244267  2002-05-22 22:35:52
Стеблов Юлию
- Кошка Катя уже спать пошла. И тебе, старому пердуну, пора на покой.

244278  2002-05-23 07:50:57
Графоман
- к 23947 (Wed May 22 17:02:46 2002) Уважаемый Дедушка Кот, скорей всего так оно и есть: Довлатова читают не столько в поиске эстетического наслаждения литературой, сколько из интереса и доверия к близким, понятным сюжетам, взятым из реальной жизни реальных людей. Один из героев Довлатова - сам автор, которого читатель вскоре начинает ассоциировать со своим старым, добрым, искренним приятелем, участие к судьбе которого он сохраняет уже на всю жизнь. Талант Довлатова в том, что он умел "влюбить" в своих литературных героев, сделать их "нашими" для многих читателей.

244300  2002-05-23 13:26:00
обзиратель
- Есть ещё одна причина, почему такой средненький автор, как Довлатов, активно пропагандируется нынешними главными редакторами. У многих из них биография схожа с довлатовской. Сначала они замазали себя самой непотребной советчиной. Потом ударились в оголтелый национализм. И, наконец, закончили банальным воровством и защитой "чеченского мальчика" Шамиля Басаева (или как его там). Дав пропуск Довлатову, они тем самым выписывают и себе индульгенцию, резервируя места на литературном Олимпе и, разумеется, у кормушки. Хотя, конечно, в данном случае речь должна идти об элементарной руконеподаваемости.

244307  2002-05-23 14:18:10
idem
- Здесь такая бестолочь собралась, что всё нужно объяснять построчно.
Большинство из нынешних литературных начальников добровольно участвовали в написании панегириков большевицким вождям. Когда пришла пора они "вспомнили" о своих этнических корнях и все как один отметились в националистической прессе. Некоторые даже успели пожить на исторической родине или, по меньшей мере, обзавестись двойным гражданством. Вот эти два пункта своей биографии они и хотят замазать с помощью такого симпатичного парня Довлатова, в которого только подонок посмеет бросить камень. Почему с помощью него особенно? Потому что у него как раз оба этих пункта ярко выражены и потому что он столь же как они одарённый. Наконец, следует проверить по спискам, откуда эта фамилия Довлатов (по матери). Ведь так назывался один из заместителей славного Лаврентия Павловича. А нынешние патриархи все как один комиссарско-чекистского происхождения - на манер нашего Резниченко.

244321  2002-05-23 16:00:57
Билли Ширз
- Горяч, однако, Бондаренко. Но во многом он, тем не менее, прав. Главное, что статус Довлатова в пантеоне искусников русской словесности неправомерно завышен. На панковский гребень разноцветной мутно-пенной литературной волны выбросил его крайне удачный исторический миг. Когда практически каждый чахлый литературный плевок в сторону заходящегося в маразме истеблишмента срывал бурные и продолжительные овации. Перелистывая недавно столь ценимого мной когда-то Довлатова, я почти перманентно морщился от еле слышной, тщательно припорошенной шутками-прибаутками нутряной фальши, вторичности и дешевизны на каждой странице, в каждом абзаце, в каждой строке.

244325  2002-05-23 16:51:47
Билли Бин
- "Перелистывая недавно столь ценимого мной когда-то Довлатова, я почти перманентно морщился от еле слышной, тщательно припорошенной шутками-прибаутками нутряной фальши, вторичности и дешевизны на каждой странице, в каждом абзаце, в каждой строке."

Кошмарная, совершенно нечитаемая, не по-русски написанная фраза. Учитесь нормальному языку у столь нелюбимого вами Довлатова.

244326  2002-05-23 16:53:17
Билли Бин
- Это я тезке адресовал - горячо себя любящему Билли Ширзу

244331  2002-05-23 17:39:16
Билли Ширз
- Ну, ежели вы Довлатова и подобных ему почитаете за иридиево-платиновый эталон совершенства, сообразности и отточенности русского языка (Платонову, например, с Пильняком до зияющих его стилистических высот - это ж, эвона, сколько надо было б карабкаться с кошками, альпенштоками и ледорубами!), то умываю руки и делаю ноги, смиренно освобождая ристалищное сие место для более просвещенных, сведущих и изощренных дискутантов.

244335  2002-05-23 17:57:13
Кошка Катя
- Уважаемый Дедушка Кот! (23947) Вы - парадоксов друг. Признаюсь, люблю жизнь, но люблю и литературу; люблю Ходасевича и поэзию в целом. Может, я скиф? Не приходило в голову противопоставлять Довлатова литературе. У него что еще поразительно, кроме способности запечатлеть абсурд и даже какого-то ласкового отношения к миру - это чувство меры. А жизнь чувства меры часто лишена... Жизнь, а не литература - это, например, Голсуорси: добросовестный, не особенно талантливый отчет об эпохе, это горсть камней, случайно набранная на берегу. Довлатов слишком избирателен - пустую породу он отсеивает.

244337  2002-05-23 18:25:18
Билли Ширз billyshears@mail.ru
- Для Кошки Кати:

Довлатов более чем избирателен. Он из этой самой пустой породы конфетку делает. Раскроешь фантик конфетный в сладостном предвкушении - а там ничегошеньки. Шутка такая плебейская. Из нашего коммунального детства. Зато вокруг все гогочут. Довлатов - он, ить, мастер народ потешать.

244339  2002-05-23 18:32:19
Билли Бин
- Кошке Кате

Уважаемая КК, с Довлатовым, вернее, с довлатовским стилем все очень просто: есть у человека слух - проза Довлатова ему по душе, наступил слон на ухо - он наезжает на Довлатова такими натужными и неуклюжими фразами как Билли Ширз.

244350  2002-05-23 19:04:44
Билли Ширз
- Билли Бину:

С довлатовским стилем все очень просто. Скажем, Драгунского он сумел обскакать на вершок-другой, а до Носова, увы, не дотянул сажени три-четыре.

244354  2002-05-23 19:16:05
Билли Бин
- Билли Ширзу

С вами, дорогой, еще проще, чем со стилем Довлатова: не может судить о чужом стиле человек, который сам стилем не владеет.

244371  2002-05-23 20:05:16
Билли Ширз
- "- Билли Ширзу

С вами, дорогой, еще проще, чем со стилем Довлатова: не может судить о чужом стиле человек, который сам стилем не владеет.

Билли Бин"

Билли Бину:

Вот оно даже как! Ну, а с вами тогда как же быть? Ибо ваш случай и крест гораздо более тяжек, нежели мой. Вы ведь не только стилем не обладаете, но и не освоили элементарную прототехнику - небанально преподносить зарождающиеся в недрах вашего полуинтеллектуального естества злобноватые, но по-детски беззубые и корявые пошлости и трюизмы.

247362  2002-07-18 08:53:14
Максим
- Какая дискуссия, Бондаренко, сотри это все и не позорься, это ж надо "плебейская проза", как язык-то повернулся, с удовольствием распечатаю, разомну и воспользуюсь... "не корректно"!

247364  2002-07-18 10:30:02
Yuli
- Уважаемый Максим! Что следует из Вашей короткой рецензии? Только то, что Вы не уважаете мнения других людей, и поэтому дискутировать с Вами, или просто общаться нецелесообразно.

247367  2002-07-18 11:40:35
Шиншин
- Ну и тоска же у вас, господа. А от этих помоев так и вовсе дурной запах.

247368  2002-07-18 11:48:17
-

247375  2002-07-18 14:38:59
Yuli
- Бродский и Довлатов - спорные фигуры в русской литературе. У них все как у настоящих писателей и поэтов, только ростом они не вышли, это как бы действующие модели литераторов в масштабе один к десяти. На мой взгляд, оба были лишены характера и стремления к свободе и знанию.

247386  2002-07-18 21:02:32
Дворцов
- Очень интересно было посмотреть сегодня по "культуре" фильм о Довлатове. Так сказать, встречный взгляд. Фильм смонтирован добротно, старательно, но... Бондаренко убедительней. В его статье не только фиксация болей, болезней, бед, но и попытки объяснения причин, а в фильме только их перечень. И много фальши от недосказанного "неудобного".

253001  2003-08-05 15:57:49
Юля
- Я даже не смогла прочитать всю статью до конца настолько она дышит ядом и завистью. Я с трудом сдерживаю себя в рамках приличия. Создаётся впечатление, что автор ненавидет не столько Довлатого-писателя, сколько Довлатого-человека. Я перечитала все его произведения, которые смогла найти в интернете. Он пишет легко, с самоиронией, без злобы. А такие как автор этой поганенькой статьи наверняка чистенький ханжа с кучей комплексов. И напоследок. Я рада, что открыла для себя СВОЕГО писателя. Поверьте я не одна. Жаль, что Довлатого больше нет, а то бы он вас хорешенько отчихвостил в своих биографичных произведениях. А сейчас конечно кусайтесь, псы!

253034  2003-08-10 08:05:48
Смекалкинд
- Беда Довлатова в том, что он был большим - ему надо было много есть; он не мог быть аскетом и функционировать в андерграунде, пришлось халтурить; этим он подрезал свой потенциал, а реализовать себя в эмиграции не успел.

253092  2003-08-19 13:24:28
Александра
- Julia! Я так рада, что тут хоть кто-то окатил ледяной водой этих зазнавшихся, злых, избалованных мамочками детишек!!! Спасибо тебе! Господа, если вы не способны быть выше злой(!) критики, да еще и очень смахивающей на грязь, вам ли открывать свои рты насчет Литературы?!! Впрочем, Довлатову не нужны защитники-он улыбается вам...

253093  2003-08-19 13:27:12
Александра
- Юля! Я так рада, что тут хоть кто-то окатил ледяной водой этих зазнавшихся, злых, избалованных мамочками детишек!!! Спасибо тебе! Господа, если вы не способны быть выше злой(!) критики, да еще и очень смахивающей на грязь, вам ли открывать свои рты насчет Литературы?!! Впрочем, Довлатову не нужны защитники-он улыбается вам...

253094  2003-08-19 13:35:25
Александра
- Юля! Я так рада, что тут хоть кто-то окатил ледяной водой этих зазнавшихся, злых, избалованных мамочками детишек!!! Спасибо тебе! Господа, если вы не способны быть выше злой(!) критики, да еще и очень смахивающей на грязь, вам ли открывать свои рты насчет Литературы?!! Впрочем, Довлатову не нужны защитники-он улыбается вам...

253312  2003-09-05 04:09:52
Иван Ильин http://www.livejournal.com/~illyn/
- Фармацевты работают в поте лица. Полные аптеки лекарств перспективных. А больные от лечения уклоняются

253337  2003-09-07 12:29:21
З.К.
- 3 сентября в Таллине открылась мемориальная доска на доме, где жил Довлатов. Идея установления доски родилась в сети (портал ДЕЛЬФИ, рубрика "Выходное чтиво") в январе этого года. Был создан общественный комитет, ...дело сделано. Несколько снимков можно посмотреть здесь: http://www.album.ee/?o=300052782&uilang=2

253359  2003-09-10 15:45:05
ПОХА http://graphoman.com/noxa
- Довлатов мне пофигистичен. И мне всё равно, "ругают" его или "хвалят" -- лишь бы статья была (для меня) познавательной. Дайте фактов и аргументов, а с авторской оценкой я уж как-нибудь сама или соглашусь, или нет. С Бондаренко я далеко не во всём согласна -- ха, ну ещё бы, мы (похоже) люди совершенно разных вкусовых качеств. Ну и слава богу, все люди разные и у нас какая-никакая, а свобода слова. Статья не показалась мне ни злобной, ни завистливой (обращаю внимание, что Бондаренко мне ещё более пофигистичен, я об нём вообще впервые слышу). А вот "защитники" Довлатова настораживают своей злобой, агрессивностью и бездоказательностью (одни эмоции, причём не самого высокого свойства). Ну, может, и есть исключения, но чтение ленты отзывов оставило именно такое впечатление.

Что, повторяю, странно, ибо Довлатов и круг его почитателей должен быть мне ближе, нежели Бондаренко (с которым, скорее всего, мы бы ругались самым плебейским образом).

Чудны дела твои, о Интернет!

253376  2003-09-11 07:39:37
Бизон
- ПОХА: все люди разные и у нас какая-никакая, а свобода слова.
Как раз главное, что показала "какая-никакая, а свобода слова" - то, что все люди до обидного одинаковы. Ну, почти как молекулы одного и того же химического соединения.

254105  2003-11-01 23:51:12
Мурунов
- ВСЕМ: извините, ребята, но дискутировать с вами я не буду. ни с кем. потому что вашим глупым спором вы унизили самих себя. обсуждать эту статью глупо. напишите свою - и все. это просто. а то... взрослые люди, а ведете себя как дети, честное слово. и читайте Довлатова. возможно, это поможет.

254113  2003-11-02 15:53:19
Марина Ершова
- Очень понравилась статья Бондаренко о Довлатове. Хороший язык, знание материала, а главное - уважение к Довлатову писателю и человеку. Ведь только уважение позволяет критику видеть разные стороны таланта. А видеть разные стороны - значит воспринимать талант живым. На мой взгляд, для писателя это самое главное, когда его воспринимают живым. Спасибо за статью.

266194  2005-11-11 15:15:18
curious_fly
- Злые Вы, читать противно.

266196  2005-11-11 19:36:49
Александр Воронин http://www.pereplet.ru/avtori/voronin.html
- Хороший человек Сергей Довлатов --------------------- Двадцать лет назад я, если и не как весь советский народ, то, по крайней мере, как часть его передовой интеллигенции по вечерам осторожно крутил ручку настройки радиоприемника, ловил радиостанцию ╚Свобода╩. Там Довлатов знакомым хрипловатым голосом читал свои рассказы, а я замирал от страха как бы не ушла волна, как бы не усилилась глушилка и слушал, восхищаясь языком, стилем, интонацией. Через несколько лет Перестройка и Гласность снисходительно разрешили мне прочитать ранее слышанные тексты. Довлатов не Жванецкий. Читать его можно, даже приятно. Но восторг в начале был, скорее, по инерции. А по прочтении повести ╚Иностранка╩ и вовсе прошел. Жизнь катилась дальше. Перестройка и Гласность закончились полной и окончательной победой радиостанции ╚Свобода╩, а Советский Союз скончался. Умер и Сергей Довлатов, так до конца и не посмевший сделать выбор, кем быть хорошим писателем ИЛИ хорошим человеком. О необходимости этого выбора он, видимо, понимал, может, потому и пил так. Еще спустя несколько лет веселые ребята из окрестностей Довлатова решили раздуть миф, прикинув, что чем больше фигура, тем больше тень от нее. И им в этой тени всем места хватит. Пусть себе стоят там, не будем их задевать. А то, что Довлатов так и не сделал свой выбор, бесспорно, говорит об одном он был хорошим человеком.

267648  2006-04-12 04:02:02
р
- Он гений.Это-как пить дать.Ну что с этим поделаешь.Его можно только исследовать.Довлатова, конечно, а не этого вашего Бондаренку. А то вдруг кто че подумает.

268934  2006-09-25 18:02:21
Николаевич
- "- Текст плохой. Автор ничего не понимает в написанном Довлатовым." Прав Макаренков С.В. А.Воронин пишет: "...Довлатов, так до конца и не посмевший сделать выбор, кем быть хорошим писателем ИЛИ хорошим человеком. О необходимости этого выбора он, видимо, понимал, может, потому и пил так. Еще спустя несколько лет веселые ребята из окрестностей Довлатова решили раздуть миф, прикинув, что чем больше фигура, тем больше тень от нее. И им в этой тени всем места хватит. Пусть себе стоят там, не будем их задевать. А то, что Довлатов так и не сделал свой выбор, бесспорно, говорит об одном он был хорошим человеком." Я думаю, что не выбирал он между "хорошим" писателем и человеком. Надуман этот тезис. Что касается тени, то места остается все меньше. Вот и В.Бондаренко отметился. Так и отмечается - в тени Высоцкого, Довлатова ...

272780  2007-04-08 16:05:20
Мария
- Мне было противно всё это читать. Похоже на тявкань Моски. Глупо плевать в человека, который уже не может Вам ответить. Не будь его - о чем бы Вы писали? Его имя сейчас кормит сотни таких, как Вы. Веллер - исусный болтун,пренебрегющий всем на свете, кто ещё этого не знает?!

272781  2007-04-08 18:41:37
Бабур
- МАРИИ. Согласен! С.Довлатов, Царствие ему Небесное, конечно, не Гоголь и не Чехов, однако - это явление в русской литературе. Имеет/имел стиль, чувство юмора и - главное - знал, о чём пишет. Был и на зоне, и в заповеднике. И рассказы его хороши, хотя он довольно часто повторяется. То, что был горький пьяница - это можно сказать и о Куприне, и о Есенине, и о Высоцком... А Мишей Веллером, по-моему, руководит, главным образом, элементарная зависть. Хотя и он человек не без таланта. Я его иногда вижу на канале RTVi. С уважением, Бабур.

272784  2007-04-08 21:12:33
AO
- Довлатов выше всех этих критиканов, которые примазываются к нему, завидуют его таланту или мстят ему вослед

273693  2007-04-27 09:16:33
Ashot Nadanian
- Ogorchaet ne to, chto Bondarenko pytaetsya razvenchat lyubimogo Dovlatova, a to chto delaet eto s takim udovolstviem. A tak, statya nebezinteresnaya.

279442  2008-02-07 09:05:52
Денис
- Уважаемый автор статьи, к сожалению не смог запомнить Вашего имени, но думаю это не суть. Ведь к своему счастью несколько лет назад открыл для себя замечательного, ироничного, тонкого и очень позитивного автора. Это наше национальное достояние, и спорить о достоинствах гениального повествования Довлатова не имеет смысла. Желаю Вам достичь мастерства моего любимого писателя, хотя это наверняка не возможно. С уважением,всех благ.

279455  2008-02-07 21:55:45
Тартаковский.
- Василий Шукшин писал: "Самое мелкое, что может быть, это рассказ-анекдот" .

>>>>>>>>>>>>>>>>>><<<<<<<<<<<<<<<<<<<<

Нет. Это жанр не рассказа, а новеллы. Мопассан "Ожерелье"...

279458  2008-02-08 01:50:52
Василий Пригодич
- Сергей Довлатов, действительно, писал плебейскую прозу. Это самая высокая похвала, высочайшая "планка", истинное признание, недостижимый эталон. Эпигонов у него много, но эпигоны и есть эпигоны.

280660  2008-04-14 23:15:17
Евгений
- Да, статья небезынтересная. Но "лесопилка" в Бондаренко взяла верх и статья вышла, мягко говоря, брутальная. Я сейчас пишу курсовую работу, связанную с творчеством Довлатова и стараюсь выкроить хоть немного статей не из серии "евреи о евреях". Имеет ли реальный вес в литературных кругах фамилия Бондаренко? Одно упоминание Веллера в качестве союзника автора статьи рождает здоровое подозрение. Общая атмосфера агрессии и цинизм, куда мощнее довлатовского заставляют не замечать несколько действительно достойных мыслей. Да и они, в свою очередь, являются лишь согласием со словами Сергея, который критиковал сам себя куда лучше "бондаренок".

280685  2008-04-15 15:20:45
Василий Пригодич
- Дорогой Евгений!

Если соблаговолите, взгляните на мою рецензию на книгу Веллера "Все о жизни". Там есть дельный абзац про Довлатова:

http://prigodich.8m.com/html/notes/notes.html

280702  2008-04-15 22:20:05
- Уважаемый Василий! Статья мне понравилась, чего, к сожалению, о творчестве М.Веллера сказать не могу. Особенно "улыбнуло" название :) Недавно я имел честь присутствовать в компании однокурсников вышеупомянутого. И там прозвучала ироничная фраза: "О чем бы мы не говорили, но вот уже много лет разговор заканчивается Веллером" =)))

280707  2008-04-15 22:37:19
Евгений
- предыдущий пост -мой. Забыл подписаться, прошу прощения.

280709  2008-04-15 23:01:05
Василий Пригодич
- Дорогой Евгений!

И я - однокурсник Михаила Веллера.

280711  2008-04-15 23:49:06
Либерал
- "довлатовское (на первый взгляд, свободное, отнюдь не принудительное) "неучительство" на самом деле несвободно и принудительно" - как принудительна истина. Ув. Василий Пригодич - спасибо!

280714  2008-04-16 01:54:53
снова
- почитал Пригодича об английских анектодах здесь услышал анектод в копилку Г-на Пригодича маленьктй, не член, всех удовлетворяет

280716  2008-04-16 01:59:19
снова
- это был скорее не анектод а загадка Валерий - не догадались кто это?

280717  2008-04-16 02:04:49
снова
- НАМ С ТОБОЙ ИЗ ЗАПЛЕВАННЫХ КОЛОДЦЕВ НЕ ПИТЬ! ПЛАН ТАКОЙ, НАМ С ТОБОЙ! Цой

280718  2008-04-16 02:05:47
снова
- не просто ЗАПЛЕВАННЫХ А ЗАПЛЕВАННННННННННННННННННННННННЫХ!

280719  2008-04-16 02:33:35
снова
- Сегодня кому-то говорят ДО СВИДАНЬЯ Завтра скажут - Прощай навсегда Заалеет сердечная рана Завтра кто-то, вернувшись домой застанет в руинах свои города кто-то сорвется с высокого крана Следи за Собой Будь осторожен! Следи за Собой

ЦОЙ

маленький, не член, всех удовлетворяет?

280720  2008-04-16 02:43:26
снова
- Ночь коротка цель далека ночью так часто так хочется пить ты выходишь на кухню Но вода здесь горька Ты не хочешь здесь спать Ты не хочешь здесь жить

Доброе утро последний герой!

280727  2008-04-16 15:32:12
Василий Пригодич
- Я, простите, не такой уж маленький: рост 185 см.

280728  2008-04-16 15:33:40
Василий Пригодич
- Дорогой Либерал!

Благодарю за высокое внимание.

280739  2008-04-16 23:22:19
снова
- Как Вы могли подумать, что загадка о Вас? Простите, это не так

280740  2008-04-16 23:53:28
снова
- Похоже приходится переформулировать загадку: Маленький, не член, не Г-н Пригодич, всех удовлетворяет Неужели ни одного ответа не будет?

280741  2008-04-17 00:14:32
снова
- По армяно-азербайджанскому конфликту Не трогайте армян И азербайджанцев тоже Лучше покушайте лепешки сготовленные в тандыре Всем сразу станет весело и хорошо А еще лучше запить это кушанье хорошим вином

280742  2008-04-17 00:17:44
снова
- Ашот СПАСИБО ВАМ ОГРОМНОЕ ЗА НОВОЕ СЛОВ В МОЕМ ЛЕКСИКОНЕ

азербайджанафобов

это очень занятный термин

280743  2008-04-17 00:21:18
снова
- Ашот и еще вопрос к Вам Как Вы относитесь к японцам, китайцам и другим более восточным нациям?

280744  2008-04-17 00:44:11
снова
- Ашот Мне очнь интересно есть ли бани (уверен что есть, конечно) в Армении и Азербайджане? Если они есть, то какие они? Как там греются-парятся? Наверняка это не так как в России! Пожалуйста не воспримите мой вопрос как издевку и тд Меня это действительно интересует! Как будет баня по армянски и по азербайджански? Поверьте, я азербайджано и армяно-фил Это совершенно искренне

280745  2008-04-17 01:34:00
снова
- ЗАГАДКА: Маленький, не член, не Г-н Пригодич, всех удовлетворяет Неужели ни одного ответа не будет?

280746  2008-04-17 01:50:49
Василий Пригодич
- Отгадка: действующий Президент РФ или избранный Президент РФ.

280747  2008-04-17 01:58:19
снова
- БРАВО! ПЯТЬ БАЛЛОВ! ПРИГОДИЧ- ПОБЕДИТЕЛЬ КОНКУРСА! МОГУ ЛИЧНО ВРУЧИТЬ ПРЕМИЮ PS. У ВАС ПОЛУЧИЛОСЬ СДЕЛАТЬ ЭТО КРАСИВО, РЕСПЕКТ!

280748  2008-04-17 03:18:19
снова
- Завтра день рождения Майка Науменко

280749  2008-04-17 03:44:36
снова
- ВЕСНА ПОСТОЯННЫЙ НАСМОРК ВЕСНА Солнце светит опять И я промочил ноги Весна! Я опять иду гулять

ЦОЙ

280750  2008-04-17 06:45:37
Ашот
- Дорогой Снова!
Вы похоже перепутали: за новое слово в лексиконе Вам следует благодарить другого человека. Я никогда не говорил азербайджанафобов.
Ваш вопрос насчёт китайцев и японцев странен. Но, тем не менее, отвечу: отношусь я к ним с большой нежностью.
Что там дальше?... А-а, бани... Есть ли бани (бахник на армянском) в Армении не знаю, так как давно там не живу.
... А лепёшки в тандыре и впрямь вкусны!
С уважением Ашот.

280775  2014-11-30 12:43:53
снова
- Ашот большое спасибо за ответы! Бахник? Наверное в русский язык это слово-баня- пришло с востока А о китайцах и японцах спрашивал из любопытсва Представить хотелось Ваше мнение

280776  2008-04-18 00:13:34
Ашот
- Да, в самом деле: баня и бахник - слова созвучные. Но мне трудно судить о происхождении этого слова.
А известна ли Вам этимология слова Карпаты? Официальные источники утверждают, что это славянское слово, означающее хребет. Но один мой знакомый лингвист (не армянин) говорил, что Карпаты - это скрещение двух армянских слов: кар (камень) и пат (стена). То есть - каменная стена.
Может Лора будет знать? Она однажды помогла мне разобраться со словом чечунчовый, подсказав, что родилось оно в китайском языке.

280777  2008-04-18 01:03:53
снова
- Ашот, нет конечно, я не знаю этимологии слова Карпаты То что Вы говорите звучит очень разумно У меня еще вопрос - каково в Армении принятое мнение о Римской империи Ну скажем, она воспринимается в позитивном или негативном плане? А может вообще никак не воспринимается. Тоже ответ.

280786  2008-04-18 14:07:44
Ашот
- Для Снова

Когда во время царствования Тиграна Второго (95-96 гг. до н.э.) распростёртая "от моря до моря" Великая Армения была одним из самых обширных и могущественных государств мира, Римская Империя явилась той силой, которая изменила такое положение вещей. В войне с Римом Армения лишилась почти всех своих территорий и вскоре была объявлена римской провинцией. Лишь после смерти императора Траяна (в 117 г.), царская власть в Армении была восстановлена.
Этот исторический эпизод - лишь малая часть того, что довелось претерпеть Армении от Римской Империи. Но об этом сейчас почти не вспоминают: уж слишком много времени прошло. Да и на кого обижаться? На призрак? Римской Империи давно нет, а Армения - какое-никакое, но государство.

280792  2008-04-18 15:35:41
Ашот
- Спасибо, Лора.

280813  2008-04-18 22:46:57
бозгурд
- Ашот, совсем не побоюсб этого слово но докозать что никакой великой Армении не было это не так уж то трудно. Я о некой "Великой Армении" много читал и много читаю. Я правда могу многое чего писать, но надеюсь вы меня поймите если я буду цитировать историка Ф.Мамедова... "У армян территории, собственной, постоянной, т. е. с более или менее определенными границами, никогда не было, не говоря уже о ее обширности от моря до моря. Они все время перемещались, переселялись, точнее бежали с одного места на другое, с территории одного государства на территорию другого. Племя кочевников? Нет беженцев! А причиной тому был их собственный характер крамольных подданных, по определению германского кайзера Вильгельма II. В результате этого армяне рассыпаны по всем континентам, почти по всем странам мира. С. Глинка: Ему (Рупиньяну) удалось 1080 года учредить небольшое государство в Киликии... 1375 года... разрушилась самостоятельность армянского царства [17, с.8].

Армянский писатель Ованес Туманян писал (1910 г.): ...Наше несчастное племя (обратите внимание: он пишет не нация, не народ, а племя), которое почти никогда не было политически независимым... [58, с. 192].

Французский историк Жорж де Малевил [40, с. 15]: ...Территория, которую они (армяне) заняли, а именно горная долина реки Аракс, была ассирийской провинцией, которая затем стала мидийской, а позже, после завоевания Ирана Александром Македонским, греческой. После смерти последнего Армения попала под власть селевкидов.

К началу II в. до н. э. под титулом вассалов селевкидов возникает династия местных царей, которые пытаются добиться независимости на периферии, где находится их княжество, вступив в союз с одним из соседей против другого. Но им никогда не удастся добиться для Армении действительной независимости, она всегда будет вассалом какой-либо далекой империи за единственным исключением периода с 95 по 66 год до н. э., когда один местный правитель, Тигран, воспользовавшись общими трудностями своих соседей Митридата и персидского монарха, столкнувшихся с римлянами, сумел добиться эфемерной независимости, но в конце концов был побежден и повержен По млеем.

Был ли Тигран армянским... Это маловероятно... В 400 г. до н. э., когда Ксенофон (Анабаз) пересек территорию, позже названную Арменией, ее население говорило на одном из наречий эламского языка, т. е. на азиатском языке.

Армянский этнос такой, каким мы его знаем сегодня: с его языком, физическим типом и религией, по всей видимости, сформировался в период раннего средневековья. Поэтому стремление сделать из Тиграна армянского монарха является столь же мифическим, сколь мифической выглядела бы попытка сделать из Версинжеторикса [Гальский полководец, побежденный Юлием Цезарем (приблизительно 7246 гг. до н. э.). ] французского генерала.Там же [40, с. 18] отмечено: Правда, также существовало и государство Малой Армении, образованное в XII веке..., что привело к определенной армянской иммиграции в Киликию. В 1342 исчезло второе армянское образование, которое знала история. В 1814 г. проживало иногда компактно, как в Зейтуне, менее 150000 армян. Но настаивать по этому поводу на историческом праве армян на владение Киликией... абсурдно. Это необходимо подчеркнуть, потому что в своих грандиозных мечтаниях... армяне представляли себе гигантскую Армению, омываемую тремя морями от Адана до Трабзона и простирающуюся до Баку.

Армянская республика, пишет Малевил, которая образовалась в 1918 г. на руинах царской империи по воле Англии, представляла собой за свое непродолжительное автономное существование (19181921) единственное независимое армянское государство, которое было определенным образом зафиксировано в Истории [40, с. 15].

И эта самая республика, как известно, была создана на территории Иреванского ханства Азербайджана, названного Эриванской провинцией после захвата и присоединения Северного Азербайджана к России, и начиная в основном с 1828 г., армяне начали переселяться из Ирана и Турции в За кавказье массово благодаря политике царской России.

Вот так появились в Закавказье, т. е. в Азербайджане, армяне, которые сосредоточились в основном в Иреванском ханстве. А в 1918 г. там была создана Республика Армения.

Другой современный историк, американский профессор Дж. Маккарти пишет: Несмотря на наличие названия Армения на картах XIX века, в Османской империи не было Армении как таковой" ...как мы видим Ф.Мамедов пишет не только свои предположения, но и сам в свою очередь цитирует известных историков, этим доказывая несуществование "Великой Армении". Это на самом деле большая научная работа и находится по этому адресу -- http://karabakh-doc.azerall.info/ru/armyanstvo/arm2-9.php -- .

280821  2008-04-19 17:12:09
Ашот
- Уважаемый Бозгурд!

Вначале любимая мною цитата из Авраама Линкольна: "Можно дурачить всех людей какое-то время, можно дурачить отдельных людей всё время, но дурачить всех людей всё время - невозможно."

Это я к тому, что хитрым армянам удавалось на протяжении столетий дурачить род человеческий своей древностью, а историк Фарида Мамедова, наконец, открыла всем глаза на правду. (Кстати, уважаемый Бозгурд, Вы даже не знали, что она женщина. А ведь героев полагается знать в лицо).

Фарида ханум ссылается на Джастина Маккарти (Justin McCarthy). Но можно ли всерьёз воспринимать "авторитета", который отрицает не только геноцид 1915 года, но и "доказывает", что антропологические корни армян теряются в районе средневековья? За эти и другие "открытия" Маккарти в Турции удостоился медали "За заслуги".

Следующий "авторитет" Джордж Малевил (George de Maleville). Сведения о нём скудные: в англоязычном Google его имя упоминается реже, чем, прошу прощения за нескромность, имя вашего покорного слуги. А так как заслуги мои перед человечеством крайне малы, напрашивается соответствующий вывод.
Единственное, чем может гордиться Малевил - это изданием в Баку в 1990 году книги "Армянская трагедия 1915 года", в которой делает "нужные" умозаключения.

Больше надо?

280823  2008-04-19 18:13:53
Ашот
- Скажит это Вазгену Второму, когда его встретите
280819 "" 2008-04-19 14:05:03 [77.232.135.1]
бозгурд - -Есипову,


Уважаемый Бозгурд!

Вы немного перепутали: Вазгена Второго пока ещё нет. Может в будущем.
Похоже, Вы имели в виду Вазгена Первого. Да?

К сожалению Максиму Есипову не удастся встретиться с Вазгеном Первым. То есть, может, конечно, и удастся, но вот сказать ему что-либо - вряд ли. Но даже, если Максиму и удастся что-то сказать католикосу, то тот внутри глубокой могилы, находящейся во дворе Эчмиадзинского Кафедрального собора, ничего не услышит.

280828  2008-04-19 21:24:03
Марина Ершова - Бозгурду
- Уважаемый Бозгурд! Не могу больше спокойно читать о том, что Вы пишете об армянах. А может и геноцида не было? Но я ведь точно знаю от моей любимой бабушки, что ее муж, будучи ребенком, бежал из Арзрума со своим отцом Агопом от турецкой резни в 1911-1915 году. Половина семьи была порезана, а другая на лодке перебралась в Крым. Но дело даже не в этом. Не понимаю, зачем Вы опускаете армянский народ, называя его качевником, не имеющим государства? Какие Ваши действительные намерения прячутся за Вашим странным текстом? Хоть я и наполовину армянка, но мне обидно.

280829  2008-04-19 22:05:33
Ашот
- Бозгурд, а давайте-ка поиграем с Вами в одну игру, которая нам обоим доставит удовольствие: Вы будете приводить высказывания известных людей об армянах отрицательные, а я - положительные. Обязуюсь на каждую Вашу цитату отвечать тремя. Идёт? Только чур на слова Ксенофонта, Прокопия Кесарийского или Петра Первого не отвечать графами де шолье и прочими малевилами.

280837  2008-04-20 08:27:48
Марина Ершова - Ашоту
- - Ашот! Извините, если встреваю не по делу, но мне Ваше предложение Бозгурду очень нравится. Боюсь, однако, что ни на Ваше предложение, ни на мой вопрос о намерениях, он не ответит. Так что, если Вам не трудно, то напишите для таких мало знающих о своем народе армян, как я, сами, все, что знаете. Оформите в эссе или во что хотите. Буду признательна. А то нет времени на проведение исследования, а знать хочется. С уважением, Марина

280838  2008-04-20 09:59:42
Ашот
- Уважаемая Марина!

Вы как раз вовремя: я устал в одиночку истреблять сорняков, которые Бозгурд оставляет в своих сообщенииях.
Каждый раз думаю: а не бросить ли всё это? Но внутренний голос шепчет: "Не надо - зарастёт так, что никакими гербицидами потом не уничтожишь."
Но самое грустное, что это может продолжаться бесконечно: ведь Бозгурду ничего не стоит, сделав copy-paste преносить националистическую заразу с других сайтов на ДК. Слепо копируя чужие слова, он постоянно путается и пишет несуразности, которые и комментировать бывает неудобно. Он говорит о жертвах геноцида, словно о турецких лирах до денономинации 2005 года: миллионом больше, миллионом меньше - какая разница?

Марина, боюсь, что эссе об армянах вызовет лишь камерный интерес. Возможно я сделаю лишь небольшой букетик из фактов и цитат, который не будет отнимать слишком много усилий и времени на прочтение. Но опять-таки у меня нет уверенности, что это будет интересно основной массе читателей.

Спасибо и удачи!

280840  2008-04-20 12:25:24
Лора - Ашоту
- Уважаемый Ашот, думаю это будет интересно не только Марине (Марина, здравствуйте!). О трагедии Армянского народа не в таком уже далеком прошлом говорится и у нас в Германии, в кругах российских немцев. "Геноцид армянского народа" - под таким заголовком появлялись статьи в наших газетах известных мне авторов, - очень порядочных людей (выходцев из Армении). Чувствуется, что написано болью. И сколько бы желающие поизощряться в словестности ( я не говорю здесь о серьезных ученых) не старались осветить тот или иной пласт истории, лучше чем у представителя того или иного народа, не выйдет. Вот так и с российскими немцами. - Одни освещают "трудлагеря" (1941-56 г.г.)правдиво, другие несут откровенную чушь под выкриками "Гитлер капут!". И это в наше время (что б, значит, побольней было). А третьи оголтело кричат: - "Хватит сопли и слюни на кулак наматывать!". Но память не дает забыть, сердце болью саднит (мой род был уничтожен на треть). Отсюда и понимание, и сочувствие, и переживание другим. Пишите, Ашот, несите Свет. Это будет не только интересно, но и наглядно для других. С уважением Лора.

280844  2008-04-20 13:25:51
Ашот
- Бозгурд, извините меня, пожалуйста, но Вы не понимаете, что каждое Ваше сообщение выставляет Вас в неприглядном виде.
Остановитесь. Помните как у Фейхтвангера: камень падает на кувшин - горе кувшину, кувшин падает на камень - опять горе кувшину. Так и у нас с Вами: Вы мне пишите - кувшин летит на камень, отвечаю Вам - камень на кувшин. Понимаете?
То что писать о Великой Армении самому Вам было лень, не означает, что Вы можете ссылаться на лже-авторитетов. А говорить о том, что на каких-то форумах армяне, якобы, говорят о пяти миллионах погибших - демагогия и провокация. Вы говорите, что берёте эти цифры не из воздуха. Тогда откуда? Источники кроме националистических форумов есть? А своя голова?
Если Вы хотите получить хорошее образование, то мой Вам дружеский совет, не лазайте по сомнительным форумам. Если Вас что-то интересует, обращайтесь к книгам, энциклопедиям, серьёзным веб-сайтам, наконец.
Вы себя со стороны не видите, но скажу Вам откровенно - сегодняшний Ваш облик страшен: тотальная неграмотность, лень, ненависть к людям по национальному признаку - и всё это с непонятным упрямством постоянно выставляется на всеобщее обозрение. Опомнитесь, Вы ещё молоды, и не всё ещё потеряно.
А если опоздаете, то станете похожи на тётку из замечательного рассказа, ссылку на который прислал однажды Аргоша. Почитайте этот блестящий рассказ (http://karma-amrak.livejournal.com/41164.html) - может он заставит Вас задуматься.

280845  2008-04-20 13:34:28
Ашот
- Уважаемая Лора, спасибо что интересуетесь, переживаете. Это всегда приятно.
Я подумаю, что можно будет сообщить "переплётовцам" интересное.
Вам всего-всего!

280852  2008-04-20 15:45:47
Антонина Шнайдер-Стремякова
- Бозгур: ╚не понимаю! почему не которые когда пишут здесь что азербайджанцы появились в 20-м веке это блин вот такая вот история, а когда я пытаюсь докозать обратное я националист??╩

Вы ворвались на литературный форум с проблемой армян и азербайджанцев. ЗАЧЕМ? Даже козе ясно, с идеологическими намерениями, - в надежде, что молодёжь клюнет.

Бозгур, не надо никого цитировать, тем более Грибоедова.

Даже в первом Вашем письме между строк чувствовалось, как Вы, мягко говоря, не любите армян, но нам на это, извините, НА-ПЛЕ-ВАТЬ. Кавказ взрывная бочка была, есть и будет до поры, пока не начнут там уважать друг друга. Что Вы предлагаете? Вечно, что ли, делить метры и километры? Третью мировую хотите? Землю уничтожить? Ну, уничтожьте. А Вы один на ней останетесь?

Я бы предложила ВМ вырезать теперь Бозгура всё давно уже ясно.

281604  2008-05-26 12:33:00
Александр Троицкий -
- Господин Бондаренко! Очень и очень грустно, что вы обсуждает лишь сюжеты произведений Довлатова. Вы совсем не получаете удовольствия от чтения хороших, качественных текстов? От удачно и метко подобранных слов?? От стиля, в конце-концов??? Обсуждать содержание рассказов - как минимум однобокий подход.

281614  2008-05-26 18:35:24
Антонина Ш-С
- Уважаемый АVD! Понятно, что Вы о содержании, а я - о форме, содержании и ещё, пожалуй, эмоциях. Солохин мой автор, но я, видно, ещё далека от его духовной зрелости. В текстах ЮХа усматриваю некую утопичность и даже каратаевщину, но страсть, которая из него брызжет, выше всяких похвал извините, я к ней неравнодушна.

283301  2008-08-22 14:28:01
igor
- Где можно взять для прочтения брошюру "Коммунисты покорили тундру" Довлатова?

283675  2008-09-13 23:17:29
Маша
- Бондаренко просто завидует Довлатову. Довлатов = талант, а Бондаренко нет.

283681  2008-09-14 10:07:25
Валерий Куклин
- Маше

Бондаренко - замечательный литературный критик. И факт сей никак не унижает Довлатова. Но и не делает вашу реплику умной.

283682  2008-09-14 10:14:32
Валерий Куклин
- Сергею Герману

Эва вас куда растащило - у меня жизнь выдуманная. Я-то как раз и реалист по сути. о-видимому, вы читали только рассказ про Поломайкина да "Летуна". А вы попробуйте осилить мои романы. В них, кстати, поболее, чем у Довлатова, жизненной правды. Об этом и критики пишут, и читатели говорят. А вы голословничаетею. Нехорошо-с... Поищите здесь на сайте "Бред сивой кобылы" и "Лаптысхай", тогда поймёте, откуда ветер дует, создавая мне тот "имидж", под обаяние которого вы, едва появившись здесь, попали. Думаю, что именно вам эти вещички будут интересны особенно.

Желаю удачи и приятного чления. Валерий

283688  2008-09-14 11:16:40
Сергей Герман
- Валерию. Послушайте, господин Куклин,что вы за человек такой несносный? Где не появитесь, везде свара и скандал. И тут же лягнуть пытаетесь."...Попал под обаяние...Только появился здесь..." По поводу Вашей полемики с собратьями по цеху расскажу один случай.Жил я однажды в деревне. Лето,жара, скука невообразимая,старики и старухи по избам сидят, собаки под лопухами спят.и тут приехал в деревню к матери городской житель толстый,жизнерадостный. Вечером походил по деревне, все спят, скучно. Нашел где-то кусок рельса, кувалдой по нему, бам-м-м! Все собаки сразу проснулись. Гав-гав-гав.Только успокоились, опять бам-м!Гав-гав-гав. До утра деревня не спала, всем было весело. Насчёт Вашей прозы, читал, но не впечатлила. Пишите хорошо,мастерски словами просто играете, но за душу не берёт. У Довлатова оторваться невозможно, а у Вас, ...увы! К тому же, имею стойкое убеждение, что невозможно правдиво рассказать о жизни, которой ты не знаешь. Не может человек никогда не воевавший, написать о том, что солдат чувствует перед боем. Не может человек сам не побывавший ╚под вышкой╩ правдиво рассказать о своих переживаниях. Никогда не любивший, не знает, что такое любовь, никогда не живший не знает, что такое Жизнь... Потому у Вас в ╚Прошении...╩ есть абсолютно недостоверные и неискренние места. Останавливаться и разбирать не хочу, жаль времени. Впрочем, разбирать наверное всё равнр придётся. Зная хоть немного Ваш характер, уверен, что к этой теме ещё придётся вернуться. Сергей

283704  2008-09-14 15:13:12
Валерий Куклин
- Сеге Герману

А я про войну и не пишу. Пишу про то, что знаю. Вас не берёт за душу - значит, не берёт. Меня вот Довлатов порой берёт, а порой ловлю его на откровенной лжи. Ну, что что? У него есть свои почитатели, у вас - свои, у меня - свои. Я про войну когда для "еликой Смуты" пишу, то меня вся эта военно-стратегическая хренотень мало волнует. Я вообще считаю, что в литературе главное - это люди и характеры, а не быт и атрибутика. На днях посмотрел фильм "Атанам". Наверное, автоыр пережили и чеченские войны и прочие войны, но получилс, на мой вкус, лубок. Самым значительным показался мне образ старика в исполнении Льва Борисова, а уж история со Снежным человеком вообще показалась анекдотом, ремейком образа бывшего таможенника из "Белого солнца пустыни". Вашу вещь я не начинал пока читать по причине того, что п графику вы у меня стоите где-то в ноябре- нчале декабря. Но прочту - и рецензию напишу, обещаю.

А что ссоры тут из-за мен, так вам следовало бы обратить внимание на то, что не я их начинаю, я только огрызаюсь. Даже в мое отсутствие меня тут полоскают. Я привык. а вы еще нет. Только и всего.

Валерий

285967  2009-01-28 23:48:51
Сергей
- Какая грязная критика,если можно так выразиться. На мой взгляд- это монолог неудачника, завистника,лузера, говоря на современном молодёжном жаргоне.Как можно "опускать",унижать ВЕЛИКОГО мага русского языка,виртуоза лаконичности,непревзойдённого расказчика,мастера-виртуоза в его, если так можно выразиться,каждострочном юморе... И пусть обижаются те, кто себя в его произведенях узнают,нам то что...Фидель,Похапиль,Седых, Максимов,Жбанков... Они не вечны,хоть и герои Сергея Донатовича, а Довлатов - ближайшие 100-200 лет -это Довлатов,великий русский писатель! Покруче Антон Павловича, а уж тем более занудного Фёдора Михайловича.

285973  2009-01-29 12:17:04
Сергей Герман
- Сергей, присоединяюсь к Вашему мнению. Абсолютно согласен с Вами.

286654  2009-03-01 11:07:52
Антон
- А Довлатов - ГЕНИЙ! И время само доказыват это!

286935  2009-03-22 19:24:15
КАверин
- Пережил увлечение Довлатовым. Больше не читаю. Мелко.

Зря так накинулись на Бондаренко, в-основном рьяных защитников Довлатова провоцирует название, а статья весьма взвешенная и толковая.

290384  2009-10-22 23:42:20
Max
- Бондаренко - сухарь. Довлатов шутит и искристся а бондаренко черствый сухой и безвкусный.

Перл бондаренко: "Он даже ПУШКИНА перевирал". Читайте пушкина товаришчь!.

290661  2009-11-20 22:48:27
George
- То, что написал Бондаренко привычным словом не назовешь))))))))))))))))))))) Плебейская скорее сама статья))

290663  2009-11-21 01:50:27
-

Бедный, бедный Довлатов ! Его читали и читают запоем - в полутёмном метро, в электричках, на нарах, либо в прокурорских креслах на заседаниях геморроидальных судов, в тесноватых "Боингах", с упоением посвистывая турбинами к пальмам Персидского заливу.

... У самого же Владимира Бондаренко страждущие засыпают на третьей строке первого абзаца его эпохальных саг, врубаясь линзами очков в предхрапную слюну, натёкшую озером благодарности на бондаренковский шедевр, - гарантированно спасший поджелудочную железу пенсионера от жёсткой бяки-феназепаму.

... И только злобный Валерий Хатюшин остаётся мстительным въедливо-блохастым почитателем в подбрюшьи Бондаренко, зорко бдящим, - (буквы "з" здесь искать не нужно), зорко бдящим, какое же издание издыхает шибче - "День литературы" от газеты "Завтра" Александра Проханова в лапсердаке, либо же "Молодая гвардия" в миазмах сладкого тлену из редко подмываемого паху подельника.

... И, - ах!, как жаль, что Сергей Довлатов в качестве вертухая так и не-, - со слов Владимира Бондаренко в его досконально-обонятельном лабораторном анализе стеклянными палочками коричневых отторгнутых из Сергея Довлатова кусочков, - так и не пришиб-таки вовремя выкреста Александра Солженицина в зеках, - редкого и бездарного нудячего идиота, назначенного изуверами в русские словесники в подпор совсем уже лядащему Гоголю.

* * *

Несомненного и жаркого интересу должны также вызвать последующие приказные размышления Владимира Бондаренко о феерическом творчестве Юза Алешковского ...

Хотя восьмидесятилетний Юз, - поныне охочий до тёлок, и сегодня легко и с размаху запаяет по яйцам в оттяг Бондаренко Владимиру, ... тогда как Сергей Довлатов ужо усоп, и здесь Владимир Бондаренко абсолютно свободен в пастообразных выделениях присущего ему таланту кучей за кучею.

* * *

А, кстати, насколько тонально соответствовала бы "Живопись Сергея Бочарова" аппликацией к творчеству самого Владимира Бондаренко, резко, - на отрывные календарные страницы, уползшего бы вперёд на форсаже коричневой тональностьи живописца Бочарова, - отползшего бы из серой суглинисто-мавзолейной любви к России еврея Валерия Хатюшина.

* * *

290666  2009-11-22 07:24:50
Л.Лилиомфи
-

ПОЧТИ 10 ЛЕТ ПРОШЛО, ОДНАКО.

Почти 10 лет прошло с момента выпуска статьи Бондаренко в свет, то-бишь, - переплёт. А оппоненты с редкостной страстью клянут автора и готовы разорвать его в клочья.

В чём дело ? Ведь статья безупречна. Ни одного факта никто из оппонентов не опроверг. Бондаренко с должным почтением относится к вершинным вещам С.Довлатова / Заповедник и др./. Но без всякого пиитета высказывается о литературных поделках С.Довлатова.

И обратите внимание, ни разу не вступил в свару со своими хулителями. Всё-таки, дело тут, очевидно, в нашей привычке к стилистике споров на общей коммунальной кухне.

А если вы цените по-настоящему творчество С.Д., вспомните ваш восторг от конкретной вещи и приведите пару-тройку запомнившихся мест. И этим Вы порадуете читателя Переплёта.

А АСФАЛЬТОВЫЙ КАТОК ЛЮТОЙ НЕНАВИСТИ к тому, у кого другая точка зрения, МОЖЕТ УКРАСИТЬ ТОЛЬКО ШИМПАНЗЕ.

Короче, да здраствует Автор / С.Довлатов /, про которого не утихает спор со дня основания Переплёта. А блестящая статья Бондаренко этому не помешала, а способствовала. Такова правда жизни. И ворованный воздух нам не помешает.

/ из Н - ска, 22 ноя 2009 /

290674  2009-11-22 22:50:10
В. Эйснер
- Неплохо сказано, уважаемый Лилиомфи, только "пиетет" не от слова "пиит", а от Pijetät. И так и пишется: "пиетет", а не "пиитет".

290676  2009-11-23 00:45:10
Сергей Герман
- Доморощенному русскому наци- Людвигу[89.178.96.91]

В феврале 2008 г. в Москве на неформальном саммите лидеров СНГ - который, проводил Владимир Путин, ещё в ранге действующего президента России, он пообещал бороться с актуальной проблемой ксенофобией и преступлениями на национальной почве.

Людвиг, а ведь я о тебе не забыл. Ты заполз в нору, поэтому два дня назад я лично передал все твои завывания русского сопротивления в приёмную президента России. Второй экземпляр документов передан мной в Генеральную прокуратуру России, для привлечения тебя к уголовной ответственности. Должен сказать, что реакция российских чиновников на твои воззвания, была однозначной- мерзавца надо наказать!

Обещаю навестить тебя в СИЗО. Если же власть покажет свою беззубость, тебя и тебе подобных, будем мочить в сортирах. Другого вы не заслуживаете.

Можешь и дальше изображать из себя олигофрена, ╚вон из переплёту╩. Тебе это уже вряд ли поможет.

290677  2009-11-23 00:45:23
http://www.gramota.ru/slovari/dic/?lop=x&zar=x&ag=x&ab=x&sin=x&lv=x&az=x&pe=x&word=%F2%EE-%E1%E8%F8%FC
- 290674 2009-11-22 22:50:10 [88.68.109.107] В.Эйснер

290666 2009-11-22 07:24:50 [195.46.34.2] Л.Лилиомфи

* * *

А, собственно, остаётся прискорбною та беда, что В.Эйснер, угрызший правописанием нерусского "пиетету" Л.Лилиомфи за-, сам, - его же подельником, разделяет дремучей малограмотности в русской словесности жучимого им же Л.Лилиомфи, в комсомольской агитке "290666" с безБожным числом зверя у коего в:

" Короче, да здра(-В-)ствует Автор ",- буквице "В" и поныне б корениться в слове "здраВие",

да и пояснительный союз "то бишь" `родным братиком "то есть" всё-таки и исконно, и в Орфографическом словаре (см.ссылку выше) проживает без дефису так же, как и у Ожегова, и у Ефремовой с её словарём "русского кухаркиного", да и в Академическом словаре русского языка тоже как ни крути. - Поклон вот разве что диссиденту батюшке Ушакову от привереды.

* * *

290688  2009-11-23 23:31:36
Людвиг -не-Бетховен
- Обсолютно идиотские претензии Сергея Германа к Людвигу. Вы, что ? Может нам всем исчезнуть, чтобы остались одни Германы?

290689  2009-11-24 05:31:58
Л.Лилиомфи
-

УХОДЯЩИЙ ГОД

- Так он же вовсе не ПИИТ, а ПИЕТ.

- То-есть, выпивает?

- Да это б ладно, но вот намедни такое насочинял ...

- Ну-ка, ну-ка ...

--

В НОЧЬ С 31 декабря НА 1 января.

Уходящий год. В январе крещенье,

Снег пушистый валит, будто мир ослеп.

Выйду, босы ноги, как на посвященье,

В зимний сад за домом, встану в белый снег.

-

Будут накаляться, как по нервам голым,

Как по веткам гладким, мыслей моих нить.

Закружил округу белый снег веселый

Будет сад, засыпав до весны хранить.

-

А обдует ветер пух с костлявых веток,

Выветрится небо, день без облаков.

Я открою душу, этот час так редок,

Когда сыпет сердце таинством стихов.

-

А попроще нельзя? / Попробуем :

-

290690  2009-11-24 05:34:57
Л.Лилиомфи
-

Год УХОДЯЩИЙ,

Январь всех крестИт.

Сверху на землю

Снег пушистый валИт.

Обдувай меня ветер,

Я, как сад,

Осыпаюсь стихами.

/ Н., 24.11.2009 /

292430  2010-04-01 22:35:50
Роман, учитель словесности.
- Насколько я был обескуражен шизофреническим обожествлением Америки у Довлатова. Насколько удивился, что умный, тонко чувствующий и, вместе с тем, русский крепкий мужик Довлатов делает из Штатов истукана, и льёт под ноги дубового равнодушного идола кровь своих предков, включая Достоевского. Так я-таки настолько же удивился, когда прчитал искромётную Статью Бондаренко о Довлатове "Мразь или украденный воздух". Чувства такие, будто я - ведро: меня сначала пробили где-то в самом низу, а потом залатали там же. Только так же грубо, с искоркой. Статья хорошая, слов нет! Думаю, Довлатов не обиделся бы. Нравится стиль, нравятся аргументы. А главное - я на своём филологическом факультете (в последние советские годы) даже не представлял, что русская литература жива! А она жива, бляха муха! Кахалось бы, 2010-ый годок идёт, а она жива. Спасибо Вам, товарищ Бондаренко за то, что Вы рассказали не только о Довлатове, но вплели его в картину той советской литературной эпохи, где варился Довлатов. Мне - учителю - это надо знать. А ещё я - русский. И поэтому мне это надо знать ещё больше. Благодарствую. Было истинно приятное чтение.

292805  2010-05-01 17:12:34
МОХОВИК
- просто мелко завидует.

293044  2010-05-27 20:22:53
Борис
- надо же,впервые случайно забрел на этот сайт,а тут такое...Ну-ну...название у сайта неподходящее. "Русский ...плёт" - не только звучит,но и отражает внутреннюю сущность.Желаю здравствовать.

293200  2010-06-17 17:02:55
kunstkamer
- Бондаренко судит о творчестве Довлатова, как-то черезчур разделяя его вещи на лучшие, худшие и вообще ненужные. И отчетливо субьективно это делает. Почему "Зона"- лучшее? Потому что нравится Бондаренко? До этого критика как-то выделяла "Заповедник". Мне субьективно нравятся другие довлатовские вещи и, более того, считаю, что ,если бы не ранняя смерть, мы бы увидели нового, неожиданного для нас Довлатова Очень может быть, что лучшее он не успел написать, потенциал у него был. К сожалению, это традиционно для русской литературы. Из написанного становится понятно, что автор вроде бы был знаком Довлатовым, и отсюда странный подход к довлатовскому творчеству. С позиции - это мне наравилось в Сергее, а это нет.Здесь он был прав - и этот роман хорош, а здесь был неправ - поэтому другой роман плохой. Абсолютное большиинство читателей судит об авторе только на основании написанного им. Читателю другой - личностный - взгляд недоступен и непонятен.

293202  2010-06-17 21:49:47
Наталья 123456
- Плебейская проза - это комплимент конечно, потому что "на дне" только и правда. Там человек лишен условностей и идеологии. А идеологией пропитаны все писатели и поэты конца 20 века.Либо это советская либо антисоветская. Довлатов хотел быть просто художником, как Чехов. Творчество его очень люблю. Я ставлю его рядом с Чеховым.И наслаждаюсь его русским языком. Довлатов - русский писатель. Ведь русский это не национальность это нечто большее.

293521  2010-08-22 21:18:11
Сергей Кузнец
- "Жесть" - молодежный сленг. Сергей Донатович -гениальный садовник, агроном, взращиватель; пахарь неизведанных слоев русской прозы. Член клуба: "Большой десятки" - авторы русской литературы ХХ века. Глыба в глазу рефлексирующей, подленькой интеллигенции. Человек оркестр, жонглирующий 41 буквой славянской вязи, вибрирующий 42 звуками голосовых связок. Глоток долгожданной искрометной русской речи. Как нам Вас не хватает...Сергей ДОВЛАТОВ.

293525  2010-08-23 14:55:16
Юрий Серб
- Простите, господа кузнецы, но на самом деле вы даже не жестянщики... Просто громыхающую пустую бочку катаете. Ничего обидного или необъективного Владимир Бондаренко не написал. Вдумчивая, взвешенная, сочувственная статья о том, как Сергей Довлатов хотел стать русским писателем. В опреденной мере это ему удалось, во всяком случае он успел снискать неприязнь у русофобов. Я не являюсь поклонником ни Владимира Бондаренко, ни Сергея Довлатова, но по прочтении статьи критика стал едва ли не поклонником прозаика, хотя читал только "Заповедник", а "Чемодан" по радио слушал. Но уважал всегда Довлатова за его отношение к русскому слову. Совершенно справедливо он когда-то надавал оплеух (фигурально говоря) великому философу и байкарю м.Веллеру.

293527  2010-08-23 21:32:48
В. гук
- Хорошая статья, единственная честная о двуликом Довлатове. Комментаторы все вместе слабее автора статьи.

293531  2010-08-24 09:54:57
Сергей Кузнец
- Господа, граждане... снимите головные уборы. Двадцать лет назад, ушел из жизни творец русской словесности. Покинул данный нам Богом несовершенный мир Сергей Довлатов.

293712  2010-09-21 02:14:17
Irina Bespalova vitalikА
- Ах, я даже забыла, что хотела сказать автору. Да, вот - замечательное эссе, глубокое, правдивое, с множеством ассоциаций, в частности, мне показалось, что автор пишет про меня. С уважением, Ирина Беспалова

294179  2010-10-18 01:01:05
Пёс
- Абсолютно и полностью разделяю идеи статьи. Более содержательного и, как это ни покажется странным, - объективного анализа Довлатова (точнее, довлатовщины) я ещё не встречал. Отдельно хочется отметить уровень "критиков" статьи, высказывающихся здесь - мол, Довлатов святой и гений, точка; а кто считает иначе, тот фашист, антисемит и т.д. и т.п. Навешивание ярлыков - любимый стиль ведения дискуссии "либералами".

294484  2010-11-05 07:40:19
mastronuovo
- Gospodinu Bondarenko uspeov v budushem tvorchestve!!!! Ne nado trogat Monument(sirech DOvlatov) Dovlatov -glyba,kotoruiu ne smestit ni melkomu Velleru ,ni Bondarenko. Nu ne daet slava Dovlatova spat spokoino takimkak Veller,ne on li bil kto napsial(primazivayas k slave)"Ne nojik sergya dovlaotva",Jal kogda ludi opuskaiutsya ,i jla vdvoine kogda otvet uje nevozmojen. Umnogih druzei Dovlatova do sih por "zubnaya bol"ot ego literaturnogo uspeha.JAL AH KAK JAL chto takie bezdari(uj ne obessudte)kak Gospodin Bondarenko pishut tak i tem bolee peredergivaiut faktami,Lev lurje ne mojet bit edinmishlennikom Bondarenko.

295440  2011-03-03 20:59:01
Илья
- Балбес ты, Бондаренко.Урод моральный!!!

296329  2011-08-11 07:18:11
Ося и Киса
- Довлатов прозаик от Бога, его никакие дурацкие рецензии, вроде этой, не затронут))

297737  2011-11-30 13:34:53
- можно сказать что сд искренне хотел любить нас всех-своих друзей и близких но неизбежная предсказуемость рутина обыденность проступали в каждом из нас-и его любовь так нацеленная только на талантливость умирала он очень хотел любить себя но и в себе обнаруживал те же черты-и не мог полюбить себя таким каким видел каким знал поэтому что бы не было написано в свидетельстве о его смерти литературный диагноз должен быть таков умер от безутешной и незаслуженной нелюбви к себе издатель сд игорь ефимов

297736  2011-11-30 13:01:54
- серега довлатов обожаемый несчастный лучший

300116  2012-03-26 00:57:05
Anno
- Полный бред.

303015  2012-12-14 12:26:48
Леонид
- Странная статья.Чувствуется личная неприязнь к Довлатову.

303114  2012-12-22 14:32:29
галина
- Я отношусь к почитателям Довлатова. Лет двадцать назад он помог мне скоротать время на больничной койке, за что отдельное спасибо писателю. Правда, тогда я не задумывалась, что документальным людям, которые выведены в прозе Д. под собственными именами, может быть не слишком приятно читать про себя. Да и почему я должна была задумываться, ведь я же этих людей не знала. Для меня они были именно персонажами. Но сейчас я понимаю: Д. делал им больно. Делает ли Бондаренко больно своей статьей Довлатову это еще вопрос (я почему-то уверена, что те, кто ушли в мир иной, на самом деле с нами, и на все наши деяния дают свои знаки, которые мы, к сожалению, не всегда умеем прочитать).

В статье Бондаренко я не нашла ничего злобного. Просто теперь так принято писать хлестко, броско чтобы прочитали и запомнили. Я запомнила. То, с чем не согласилась и о чем хочу здесь сказать.

Начну со сравнения с Чеховым, потому что это самое удивительное для меня. Потому что это настолько разные уровни Потому что советский мир перестал рождать Достоевских, Толстых, Чеховых

В.Б.: ╚Этим он (Довлатов) на самом деле похож на Чехова, беспощадно высмеивающего беспомощных и вялых дядей Ваней, трех сестер и прочих обитателей вишневых садов╩

Помилуйте! При чем здесь ╚Дядя Ваня╩ и ╚Три сестры╩? Какое отношение ╚беспощадность╩ и высмеивание имеет к Чехову? К доктору! пытающегося услышать ╚беспомощных и вялых╩. На то он и доктор. Может, у ╚беспомощных и вялых╩ с печенкой проблемы, авитаминоз какой или попросту старость, как у профессора из ╚Скучной истории╩.

Кстати, сам Довлатов, при всем его желании быть ╚похожимтолько на Чехова╩, эту разницу между собой и Чеховым чувствует наиострейше: "Бог дал мне именно то, и чем я все жизнь его просил. Он сделал меня рядовым литератором. Став им, я убедился, что претендую на большее. Но было поздно. У Бога добавки не просят"...

В.Б.: ╚Он (опять же Довлатов) врал километрами, придумывая героев-передовиков, сочинял про неведомые трудовые династии, разоблачал и возвеличивал╩ ╚Он даже Пушкина не стеснялся перевирать на экскурсиях, маршруты сокращал, врал беззастенчиво дотошным экскурсантам.╩

В.Б. называет это халтурой. Но что еще было делать Чацкому двадцатого века с его острым глазом и желчным умом, живущего в государстве фантомов и лживого советского слова? Циничным (но не злобным! верно замечено В.Б.) этот ум сделала сама ситуация насаждаемого абсурда. А разве не замечен был цинизм (только не довлатовский, а смердяковский) среди комсомольских, партийных, литературных функционеров (╚Козленок в молоке╩ Ю. Полякова)? Тех, кто при советах создавал и насаждал идеологию для ╚быдла╩? А среди нынешних управленцев и политтехнологов, промывающих мозги населению, нет циничных? И тогда, и сегодня находились доверчивые (сегодня таковые в меньшинстве). Но Довлатов суть игры раскусил быстро (возможно, благодаря своей службе охранником на зоне. Там жизнь обнажена до предела) и подыгрывать не захотел. А на ╚воле╩ захотел поиздеваться над игрой, показав ее изнанку.

В.Б. о Довлатове: "Он редактирует генеральские мемуары, пишет брошюру "Коммунисты покорили тундру" ╚дотошные литературоведы и текстологи с неизбежность доберутся до всех его халтурных текстов╩ ╚Улики налицо╩ Прямо не литературоведы, а следователи какие-то, злобные церберы. Да потрите любого бывшего советского, хоть поэта, хоть прозаика, хоть критика и вы найдете ╚безусловно, ничтожное╩ (к примеру, ранние стихи Беллы Ахатовны Служба литподенщиком Саши Соколова в ╚Лит. России╩ Это только из самых известных. О тех, кто пожиже, и не говорю). Короче, кто без греха, бросьте в меня камень

В.Б.: ╚Один из лидеров "нового журнализма", Довлатов, как и Лимонов, выдумывать героев не умеет╩ А кто умеет выдумывать героев? Островские, что ли (дореволюционный Александр и революционный Николай)? Ну уж нет! Островские умели создавать, лепить образы. ╚Глиной╩ могла служить как собственная жизнь, так и окружение). Выдумывают от нищеты либо жизни, либо дара.

Довлатов: "Я начал писать в самый разгар хрущевской оттепели. Издавали прогрессивные книжки... Я мечтал опубликоваться в журнале "Юность". Или в "Новом мире"... Короче, я мечтал опубликоваться где угодно. Я завалил редакции своими произведениями. И получил не менее ста отказов╩

Д. не мог понять почему? Не антисоветчик и вроде пишет не хуже, а даже лучше некоторых авторов гражданственных стихов и патриотической прозы. Но их печатают, а его, Довлатова, нет. ╚И, наконец, понял. Того, о чем пишу, не существует. То есть в жизни оно, конечно, имеется. А в литературе не существует. Власти притворяются, что этой жизни нет".

Вот она, заковыка: Довлатов не вписывался в рамки соцреализма. Он был сам по себе и служил, перефразируя его же собственные слова, единственному богу своему пластическому дару. В.Б.: ╚Ему не доверяли в советской партийной газете, не находя в нем истинной советскости. Ему не доверяли в еврейской газете его богатые спонсоры, не находя в нем истинного еврейства╩ А еще, пишет В.Б., Довлатову плохо жилось не только в Соединенных Советах (СССР), но и в Соединенных Штатах

Да-с, неуживчивый товарищ Но это и есть писатель! Для писателя это нормально. Писатель должен быть всегда недовольным, раздраженным, аполитичным, неврастеничным и космополитичным. Писатель априори не может быть в клане, в стае, в ╚семье╩. Его единственная родина язык. Иначе он не сможет писать честно, хотя бы и о своей продажности. Таков его крест. Кажется, Довлатов нес его сносно, без нытья.

Иосиф Бродский о Довлатове: "Он жил литературной поденщиной, всегда скверно оплачиваемой, а в эмиграции и тем более... Это была подлинная, честная, страшная в конце концов жизнь профессионального литератора, и жалоб от него я никогда не слышал".

Конечно, поденщина отравляла довлатовское перо. Конечно, нам бы хотелось, чтобы как истинный талант Д. жил на хлебе и воде и служил искусству как художник Ван Гог или писатель Набоков. Но не будем забывать, что у Ван Гога был продюсер его брат. А у ╚эстета Набокова╩ были деньги. За ╚Лолиту╩. А ╚Ло╩ пострашнее литературной поденщины. И потому я смею говорить о писательской и человеческой целомудренности Довлатова, при всех его писательских и человеческих грехах.

303700  2013-02-02 16:22:37
Фотина
- Статья интересна. Только первая её половина -ругательная, вторая - наоборот. Даже не верится, что это один и тот же человек написал. Например: "Он как бы сознательно спутал все жанры: мемуары, новеллу, эссе, анекдот. По сути, конечно, это был аморальный прием. Откуда эта сниженность критериев ?

Василий Шукшин писал: "Самое мелкое, что может быть, это рассказ-анекдот" .

А дальше читаем: "Сергей Довлатов спас свой талант тем, что даже самую грязную поденщину, самую заказную агитку сам же и описывал затем в своих анекдотах. Он весь - анекдотический реализм. Работа в газете и анекдоты о работе. Работа в заповеднике и анекдоты о заповеднике. Эмиграция - и анекдоты об эмиграции. Он делал свою жизнь анекдотической художественной реальностью. Примерно так же в Москве работает его сверстник Евгений Попов. Есть такая интонация и у Василия Шукшина, и у позднего Виктора Некрасова."

320640  2015-01-21 23:05:17
Диана
- Эта стаья Бондаренко читается как продолжение или глава из книги его подружки и первой жены Довлатова Аси Пекуровской. Обоих тянет на доморощенный психоанализ, оба обвиняют Довлатова в тех нарциссических грахах, которые присущи им самим. Оба не могут пережить обид, нанесенных им Довлатовым. Оба не способны на объективность по причине зацикленности на собственном Я. У Довлатова была огромная дистанция по отношению к себе самому, это и сделало его писателем, которым еще долго будут зачитываться. И все же, судя по накалу страстей, оба неравнодушны, оба забыть его не могут.

320775  2015-01-26 23:17:09
Олег
- Георгиевская лента сверху тонко намекает на суть. Цитировать человека который всю мировую литературу делит на мразь и ворованный воздух... Интеллектуальненько! А Достоевский по вашему к какой категории относиться? А Пушкин?

320804  2015-01-27 19:53:30
Олег
- Извините. Очень хорошая статья.

321484  2015-02-17 15:44:16
С. Павлова
- И такой Довлатов, и сякой... И так многабукаф , чтобы высказать банально торчащую из авторского уха мысль: я гениален, а меня не читают, а Довлатов бездарен, а его читают. Кстати, г-н автор энд поклонники евойные, зарубите себе на носках: многословность есть признак бездарности, ага.

321507  2015-02-18 09:57:16
- Жанну люблю... из города Н-ска

323301  2015-04-22 14:12:40
Петр
- Может и хорошо, когда вместо раскрученного бренда писателя перед нами может встать просто человек со всеми его недостатками, и личными и профессиональными. Но такое "разоблачение" тоже нужно уметь делать. Автор статьи это делает грубо и вульгарно: "грязь","мразь" и т.п. Зачем? Какую цель ставит перед собой автор, что он исследует?

Есенин, например, был пьяница, не отдавал денег, уводил женщин у друзей. И что? Каждый человек сам выбирает формат общения с миром. Врач контактирует с пациентом в кабинете. Певец на сцене, писатель через книгу. Изучать личность самого писателя глубже, чем она выражена в произведениях - бессмысленное занятие, так сами писатели говорят.

Что нам дает это знание, это статья? Ну допустим, в ней много правды. И что? Кому поможет эта правда и бульварное полоскание чужого белья.

А проза Довлатова, какой "плебейской" бы она не была, многих согревает своим юмором, остроумием, грустной усмешкой - это то, на что ставил автор.

Мне кажется, что автору необходимо поучиться критиковать, у г-на Белинского. Например, есть хорошие работы Белинского о Тургеневе. Это критика, и ее приятно читать.

А данная статья - не критика, а пасквиль.

324321  2015-05-28 00:16:50
Первая
- Mitre.co.id belanja online perlengkapan futsal dan bola

Sepatu Bola



Ссылка на Русский Переплет

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100