pokemon go TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Если бы мы всегда подражали в технологии Западу, Гагарин никогда бы не стал первым.

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение


Русский переплет

Владимир Берязев

 

 

ЛЮДИ ЛЬДА

Поэма

 

За перевалом Громотуха - уж двести лет одна житуха,

Не любят пришлых и чужих.

С околоземной верхотуры светла долина, горы хмуры,

А белый свет - от сих до сих:

 

От той гряды, где чернь и золото, до двух хребтов у горизонта,

Что в синей дымке залегли,

Даль ограждённая, ковчежная, заветная и неизбежная,

Как сон затерянной земли.

 

По берегам заимки летние, курят, отпугивая слепней,

Дыша овчиной и кирзой,

И от становий вдоль покоса рябит на перекатах Кокса,

Высверкивая бирюзой.

 

Притормози, ослабь поводья, вот створ и своды Беловодья,

Странноприимные места,

Раскольники, переселенцы хвалили этот сад зеленый

Во славу Господа Христа.

 

Буддисты и несториане, баптисты, суфьи-мусульмане

И пилигримы всех мастей

Брели сюда, в огне и в духе, чтоб у подножия Белухи

Увидеть свет благих вестей.

 

Но здешний быт суров и сдержан: ойротский глаз, кержацкий стержень

И неуступчивый язык.

Винтарь, топор, седло УАЗа, императрицина Указа

Слова про вольный материк.

 

Не изумись на повороте! Здесь не Лучано Паваротти,

А только небо и вода,

И горы в ангельском обличье поют Отцовское величье.

Странноприимные места.

 

II

 

Когда по лету все отары, под звоны, крики, тары-бары,

Мы угоняем на верхи,

То там - лицом перед гольцами, неделями и месяцами

В безлюдье вязнут пастухи.

 

Тот мир пустынен и просторен. Для человека не проторен

Ледовый путь через кордон,

Жить в окруженье стражи вечной да бессловесности овечьей

От века Авель обречён.

 

Ни чем не скрасишь полногласной и безответной, и напрасной

Всё поглотившей тишины,

Молчит луна, молчат собаки, молчат таинственные знаки

Во лбу базальтовой стены.

 

И только чайник забормочет, задребезжит и заклокочет

Над древоядным очагом,

Да о премьере .Баязета. вдруг явится лоскут газеты

Под мяса вяленым куском.

 

И там, в груди, у заболони, и защемит, и захолонет,

И не отпустит ни на миг,

Душа запросится в долины - на пир, на той, на именины,

На женский смех, на детский крик.

 

Но только духи, только духи, как полумёртвые старухи,

Кудель сомненья и тоски

Растеребят, рыдая, ночью, на клочья сна, на веры клочья,

На жуть, давящую в виски.

 

И примерещится. и выйдут наружу видимые виды,

Высокогорий чудеса:

То едущий по небу витязь, то столп огня, то звёздный выброс,

То призраки, то голоса.

 

III

 

Как розы зев, вершина шает и свет до бездны возвышает,

И одиночеством гнетёт.

Сюда, к подножию, на склоны, бредут паломники и клоны,

Разнокалиберный народ.

 

Туристы и сноубордисты, сенсеи, маги, рерихисты,

Чья страсть азартна и слепа,

Ловцы тарелок, контактёры, расстриги, вечные актёры,

Разноплеменная толпа.

 

Они у алтаря Природы поют и водят хороводы,

Рисуют мандалы у скал,

Уже в любое время года всё ищут в Шамбалу прохода

Ждут просветления накал.

 

Но вход зарёю навечерней, как огненным мечом очерчен,

Что у Привратника в руке,

Никто со дня грехопаденья не усыпил его раденья,

Не был с Отцом накоротке.

 

Но, видно, близость тайны тайной по траектории фатальной

Иных начётников влечёт -

Услышать стук плодов в Эдеме, познать, одолевая время,

И вкус, и шорох вечных вод.

 

Наверх, по тропам, мимо стойбищ, мол, посвящённые достойны

Стать чашей для святых даров.

За поднебесными лугами, где высь одета ледниками,

Найти себе последний кров.

 

Ввиду алмазного сиянья, они, как Будды изваянья,

Садятся лотосом живым

И замерзают отрешённо, восторженно, заворожено,

Пред ангелом сторожевым.

 

IV

 

А по весне, под новым солнцем, когда по осыпям несётся

Рек новорожденных поток,

И до Студёна океана со льдов Алтая и Саяна

Катится вниз живой клубок,

 

Когда у скальных оснований в черте земных обетований

Уже проталины цветут,

Тогда из ледяной натуры выходят мертвецов скульптуры,

Себя оставившие тут.

 

Лукавому отдавшись духу, как будто стерегут Белуху

Окоченевшие тела,

В них замерли в немом значенье - перерождения мученья

И тайнознанья кабала.

 

На них наткнувшись волки воют, их огибает всё живое,

Крик вертолётчика с небес

Их древним матом покрывает, и ничего не согревает

Упокоенья веры без.

 

Лишь пастухи по милосердью при столкновении со смертью

Над бренной тенью возведут

Каменногорбые курганы, и медногорлые варганы

Те погребенья отпоют.

 

И всё останется как было, когда лишь Авеля любила

Медоточивая земля,

Опять по кругу, по теченью, солнцеворотному верченью -

Творенья и любови для.

 

И длящийся, как день воскресный, вершины облик поднебесный

В потоке белого луча

Останется тоской свиданья - как перед образом созданья

Неугасимая свеча.

 

 

ЭПИЛОГ

 

Я не успею оглянуться, душе захочется вернуться

И посетить, и облетать

Стоянки, юрты и заимки, и золотые фотоснимки

В себе самой перелистать.

 

И вдоль излучины долины полёт наклонно-соколиный,

Играя с ветром, повторить

В восторге непереводимом. И с аксакалом нелюдимым

У очага поговорить.

 

Не гор пустынная граница, а только лица, только лица -

Народ у самой кромки льдов!

Души потерянной отрада - не люди льда, а люди сада:

Травы, деревьев и цветов.

 

 

23 марта 2006,

Новосибирск

 

 

 

 

 



Проголосуйте
за это произведение

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
275698  2007-07-13 08:21:04
В. Эйснер
- Люди льда - это знакомо и мне. Язык образов просто великолепен! Древность, петроглифы, духи, и рядом рерихисты, баптисты, суфисты. Да есть ли время в этом мире, или всё совершается в одно мгновение? Жму кнопочку и перехожу к другим стихам Берязева.

Русский переплет



Rambler's Top100