TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

 Дебют, проэзия
29 февраля 2012

Настя Барашкова

 

Хадж

Отправлюсь в страну, где люди годами не знают ночи. 
Изнуряя себя непрерывным постом, они из горя и гнева создают облака и раскидывают их по небу, и когда становится так темно, что даже не слышно, как лают собаки, они засыпают без сновидений. 
Они исчезают из этого мира и просыпаются в каком-то другом. 
Там солнце и радость, и самый мелкий цветок размером с головку младенца, там читают стихи и едят мороженое, а впрочем, там нет привязки ни к погоде, ни к настроению... 
О
тправлюсь в страну, где люди годами не знают ночи. 
Там ссоры и драки, и люди не помнят, во имя чего они все еще люди, и люди понятия не имеют, какой смысл в том, что они живут. 
В этой проклятой богом стране люди любят только самоубийц. 
Душа самоубийцы черна, как четыре тучи из зависти, злости и неизлечимой болезни. 
Душа самоубийцы зловонна и никогда не покидает пределов страны... 
Страны, в которой люди годами не знают ночи. 
Четыре года без ночи. Четыре. Ровно столько времени надо, чтобы над страной собралась непроницаемая темнота. 
И четырнадцать минут сна. 
Ровно столько времени надо, чтобы тьма исчезла. Рассеялась. Навеки развеялась... 
И
все заново - вновь четыре года без ночи, ссоры, драки, самоубийства... 
Я отправлюсь туда... 
Навсегда.

Подарок

 

Говорят, где-то в горах далекой солнечной Индии находится каменный город. Старики так рассказывают об этом:
Давным-давно у свирепого горного раджи родилась дочь, прекрасная Тигра. А у его соседа родился сын. Соседи, не будь дураками, тут же ударили по рукам и помолвили своих детей. Они договорились, что как только Тигре исполнится семнадцать лет, будет сыграна пышная свадьба.
Тигра росла и с каждым днем становилась все прекраснее и прекраснее. Когда ей исполнилось всего десять лет, под дверями дворца раджи денно и нощно стояли женихи - один другого знатнее. Старый раджа только улыбался самодовольно да покручивал свой пышный ус. А потом призадумался, да и расторг помолвку.
Его сосед ничего не сказал. Только сказывали, что он ездил на неделю в горы - советоваться с горной ведьмой, наверное...
Время шло. Тигра все хорошела и хорошела. Слух о ее красоте дошел до самого повелителя Индий, и он тоже сватов прислал, пожелав заполучить прекрасную Тигру в жены. Горный раджа от радости последний ум потерял.
 
- Согласен! - закричал он, даже не спросив согласия Тигры. А та узнала об этом и на три дня потеряла сознание...
Раджа ужасно беспокоился
о своей дочери. Он и раньше ее любил - по-своему, по-царски, - а теперь, когда она должна была породнить его с повелителем обеих Индий, он и вовсе души в ней не чаял. Все три дня он присылал слуг, чтобы они справлялись о здоровье прекрасной Тигры, но слуги каждый раз возвращались ни с чем, говоря, что дверь им не открывают, из-за двери ничего не говорят, только слышно иногда бормотание, но слов разобрать никак уж нельзя.
Раджа беспокоился.
Надев любимые мягкие туфли, расшитые золотом, он отправился к покоям любимой дочери и три часа простоял, напряженно прислушиваясь. Он недаром славился своим острым слухом. Ему удалось разобрать:
- Любимая, соглашайся... Я убью твоего отца и мы убежим. Убежим туда, где нас никто не найдет... Не плачь, не плачь, мое солнышко...
- "Вот я вас!" - хотел крикнуть раджа. Хотел позвать стражу - кому приятно, что любимая дочь за твоей спиной сговорилась черт знает с кем об убийстве родного отца? Но раджа пересилил себя и остался стоять на месте. Только уши почистил, чтобы слышнее стал неразборчивый шепот. И зря... Потому что из спальни принцессы донесся душераздирающий крик.
Раджа пинком открыл дверь и увидел, что любимая дочь без сознания лежит в кресле, а в окно вылетает огромный черный дракон.
 
- Ха-ха-ха! - мстительно сказал кто-то над его ухом. Раджа обернулся и увидел своего соседа, с сыном которого он так опрометчиво разорвал помолвку.
- Ха-ха-ха! - повторил сосед. Во второй раз это звучало не так зловеще и потому намного противнее.
- Проклял я твою ненормальную дочь, - с невозможной злобой сказал сосед. - Любой, кого она поцелует, - кроме моего любимого сына, конечно же, - тут же превратится в дракона, мерзкого, смрадного дракона, которого будет счастлив убить любой!...
С
казав это, сосед превратился в дым и улетел в окно. Раджа же тоже лишился сознания...
П
рослышав о страшной опасности, грозящей им, все женихи отказались от мысли добиваться руки и сердца прекрасной Тигры. В первую очередь отказался, конечно же, повелитель Индий.
- Девушек много, а я один, - сказал он. - Меня надо очень беречь. - и отправился восвояси.
Свирепый раджа, постаревший от горя, выдал дочь за сына соседа, а через полгода умер, не вынеся разочарования и крушения всех своих мечтаний.
Тигре пришлось несладко. Сын соседа оказался вздорным и трусливым раджишкой, который всячески мстил Тигре за ее существование на этом свете.
 
Только одна радость была в ее жизни - иногда к ней прилетал ее любимый черный дракон...
С
начала они встречались в колонном зале - потому что дракон был очень большой и в обычные комнаты не помещался. Тигра садилась на трон, дракон клал ей голову на колени, она трепала его за уши и говорила, что очень любит его... А дракон, который, превратившись, лишился способности говорить, только вздыхал и смотрел на нее грустными влюбленными глазами и плакал... Слезы дракона капали на пол и прожигали в полу огромные дыры, приоисхождение которых Тигра потом никак не могла объяснить. А однажды дракон так расстроился, что ударил хвостом и разбил вдребезги любимую колонну злобного раджишки...
П
осле этого они стали встречаться в лесу... Тигра ходила туда на весь день, объясняя мужу, что ходит в лесной храм молиться за их будущего малыша. И однажды глупому раджишке стало интересно, как же именно она молится.
- Может, можно будет устроить ей какую-нить пакость, - думал он, мечтательно зажмуривая свои поросячьи глазки.
И вот он отправился за ней в лес.
Дрожа от страха и ярости, наблюдал он, как Тигра целует в лоб своего огромного черного дракона. Дрожа от страха и ярости, он слушал, как она признается дракону в любви. А потом ему пришла в голову мысль, от которой он просто ума лишился - а что, если ребенок, которого Тигра носит под сердцем, не его, раджи, сын, а сын этого мерзкого черного дракона? Позор на все государство! Да что там на государство - позор на две Индии!!!...
Н
е помня себя от страха и ярости, раджишка примчался домой и отдал слугам приказ схватить и Тигру, и дракона. Но сначала, конечно, Тигру - потому что дракон, увидев любимую в опасности, никудашеньки не улетит. А потом он, раджа, придумает им подобающее наказание...
Б
ыло раннее утро. На главной площади города на помосте был растянут цепями дракон. А над помостом был поставлен балкон, на котором была растянута цепями Тигра. Они смотрели друг на друга и плакали. А раджа смотрел на них и смеялся.
- Начинай, палач! - скомандовал он.
 
И палач подошел к дракону - а его подручные схватили голову Тигры, чтобы та ни на секунду не могла отвернуться или закрыть глаза.
И палач запустил пятерню в грудь дракону и, изо всех сил дернув, с кровью выдрал драконье сердце. Тигра увидела, как дракон посмотрел на нее любящим взглядом, и закрыла глаза, а раджа запрыгал от радости.
- Кидай мне, палач! - крикнул он.
Палач поднял руку и окаменел. И окаменели все в этом городе. Только вечно бьется в каменной, высоко поднятой руке палача любящее сердце дракона, и вечно струятся по каменным щекам Тигры невыносимо горькие, соленые слезы...

Обычная

Обычная. Тройка по языку и литературе, четверка по математике, все те же тройки по истории, физике, физкультуре... Она не любит читать, не увлекается современным кино, у нее нет подруг, с которыми можно гулять до ночи... Не-обычная? Нет, 
обычная...
Глаза - не большие, не маленькие - светло-серые, почти прозрачные, если долго смотреть в нее, можно видеть, как мечутся мысли в ее голове...
Обычная. Волосы цвета просроченного шоколада, выгорающие на солнце, голос незвонок, артикулирует неразборчиво...
Т
акая обычная... Чуть сутулится, ходит в выцветших джинсах и растянутых свитерах, косолапит, старательно ставя ноги в линию...
У нее нет тени. Вернее...
К
огда солнце у нее за спиной, перед ней, распластавшись на асфальте, плывет птица с широкими крыльями.
Когда солнце светит в лицо, за ней, прижимаясь к стенам, бежит высокий мужчина в котелке и с усами.
В школе с ней предпочитают не связываться. С тех пор, как Лаврик, тогда еще самый начитанный парень в классе, обозвал ее упырем и предложил пришпилить к стене осиновым колом. Она тогда наступила на его тень, сказала: "Да чтоб ты сдох!", и с тех пор он скатился на двойки, разучился читать, а в груди его тени появилась дыра, сквозь которую видно солнце...
Сюр почти в духе Дали - а она и не слышала его имени.

 

Улитка

 

Жила-была на свете улитка. Звали ее Красавица Магда. Она и в самом деле была красавица - с длинными рожками и удивленными голубыми глазами.
Магда жила на лугу, где было много других улиток. Мно-ого других улиток..))
Но Магда их не любила, потому что они все время носились туда-сюда в поисках пищи и новых удобных домов.
Она никогда ни с кем из них не общалась, потому что среди улиток это не принято. Целыми днями она сидела и слушала ветер.
Она слышала то дружескую перекличку машин на дороге, то детский смех, то чьи-то разговоры по телефону. До нее доносились сплетни ворон и воркование листьев под ветром. Ветер приносил ей самые разные голоса...
И
однажды Магда просто устала от своего одиночества. Она выползла из своей ракушки и отправилась на поиски настоящих друзей.
Первой ей на глаза попалась нежная роза. Привлеченная ее красотой, Магда подпозла к ней и только хотела завести разговор, как роза вся сморщилась от негодования и заверещала:
- Фу, какая гадость, улитка! Садовник, убери ее от меня!!!
Магда здорово испугалась. От ветра она знала о том, как издеваются садовники над улитками. Она юркнула под лопух и просидела там до позднего вечера. Всю ночь она размышляла о том, что же успела сделать не так, и к утру пришла к выводу, что у розы просто ограниченный кругозор, потому что она всю жизнь висит на одном месте.
- Надо найти кого-то, кто может передвигаться, - подумала Магда и отправилась на поиски друга.
Внезапно над ее головой послышался шорох крыльев и в траву рядом с ней влетел воробей. Магда уже начала ему улыбаться, но воробей хлопнул крыльями, подскочил и вскричал:
- Улитка! Как здорово! Вот и завтрак!
В ужасе Магда снова спряталась под лопух. Она слышала, как воробей ее ищет, поэтому просидела не шелохнувшись до позднего вечера.
- Что за жизнь, - грустно размышляла она. Все только и думают, что о еде, только и норовят меня растоптать или склюнуть. Надо найти товарища моего размера, беззаботного и веселого, - решила она и утром отправилась на поиски друга...
- Прыг! - рядом с ней в траве оказался кузнечик.
Сбиваясь и путаясь, ужасно смущаясь, Магда сказала ему:
- Здрасте!
- Прыг! - ответил кузнечик.
- Что? - хотела переспросить Магда, но увидела, что кузнечика с ней рядом нет.
Она горько расплакалась.
Она плакала, и плакала, и плакала, пока не почувствовала, что сидит в луже из собственных слез. Горько вздыхая в ответ своим мыслям, она ползла в поисках солнца и...
- Щекотно! - услышала она чей-то голос.
Магда огляделась.
- Кто это сказал?
Кто-то хихикнул.
- Ну, я, - сказал он.
- .Я. бывают разные, - вспомнила Магда.
Загадочный кто-то расхохотался.
-
Улитка, да ты же на мне и сидишь...
- Солнечный зайчик! - вскрикнула она удивленно.
- Он самый - зайчик погрел ей спину. - Зачем ты плачешь?
- Мне не с кем играть, - шепнула она.
- Сыграй со мной, - она скорее почувствовала, чем услышала эти слова. - Сыграй со мной в прятки. Ты первая прячешься.
- Только ты не подглядывай, - прошептала Магда и уползла под ближайший лопух.
- А я тебя вижу! - она почувствовала, как солнечный зайчик греет ей хвостик.
- Так нечестно! - возмутилась она. - Наверняка ты подглядывал! Я спрячусь еще раз...
Они играли до самого позднего вечера, и никогда еще Магда не чувствовала себя такой счастливой.
Утром они снова стали играть - в прятки, и в догонялки, и в .кто соберет больше камушков., и кто дальше увидит под темным кустом... Так прошел и следующий день. И следующий за следующим. И следующий за тем, который за следующим...
Они играли все лето.
Но уже в конце августа Магда заметила, что солнечный зайчик стал не так быстро ее находить и не так тепло грел ей хвостик. А зайчик заметил, что Магда начала сильнее уставать после бега наперегонки.
- Что с тобой, Магда? - спросил он ее.
- Что с тобой, зайчик? - спросила она его.
- Осень, - ответил он.
- Осень, - ответила она.
- Что ты будешь делать осенью? - спросил ее зайчик.
- Осенью, - мечтательно ответила она, - все улитки собираются на большой-пребольшой поляне, и феи наливают им фиолетовый сонный свет из огромного колокольчика. А потом все улитки погружаются в сон и крепко спят до самой весны...
- Но ты ведь не оставишь меня, Магда? - спросил зайчик и пробежался по всему ее тельцу.
- Конечно, нет, ведь ты же мой друг, - отозвалась она сонно. - А что ты будешь делать осенью, зайчик? 
- Осенью, - мечтательно отозвался он, - южный ветер вплетает нас в свои волосы и улетает на далекий и теплый юг...
- Но ты ведь не оставишь меня, зайчик? - спросила она и выгнула спинку.
- Конечно, нет, - отозвался он, грея ее. - Ведь ты же мой друг...
В
конце сентября зайчик стал совсем уж холодный и бледный. Он не жаловался, но Магда видела, как ему грустно от того, что все его братья на юге. Сама она все чаще впадала в оцепенение во время игры, и ей стоило больших сил приходить в себя снова и снова.
- Знаешь, Магда, - шепотом сказал ей в начале октября зайчик, - я думаю, что тебе надо поспать...
- Знаешь, зайчик, - шепотом сказала она ему, - я думаю, тебе надо лететь на юг...
- Но как же ты тут без меня? - спросили они друг друга хором.
- Ничего, - отозвалась Магда. - Я буду спать и видеть тебя во сне...
- Ничего, - отозвался зайчик. - Я расскажу о тебе своим братьям. А весной мы обязательно встретимся...
- Договорились, - сказала Магда, упозла в свою раковину и уснула и без сонного света.
- Договорились, - подтвердил зайчик и унесся на юг в волосах южного ветра...
В
сю зиму Магда спала, и ей снилось, что она прячет своего друга зайчика от холодного зимнего ветра. А весной...
Она проснулась. Ей было холодно и одиноко. В раковину натекла вода и набился мусор, который больно колол ее нежное тело.
Магда выползла на луг и увидела, как остальные улитки старательно чистят свои зимние домики, розы старательно пахнут, воробьи дерутся, а кузнечики прыгают. Но ее друга нигде, совсем нигде не было...
Она искала его день, она искала его два, они искала его три дня и на четвертый совсем пала духом. Она решила пойти к воробью, чтобы он ее сьел - потому что без друга жизнь ее просто невыносима, - но когда она выпозла из-за лопуха, она почувствовала, как кто-то согрел ей спину...

Сказка про звезды

 

Про звезду, обезьяну и голубя.
На небе все устроено хитро: звезды пляшут таинственный танец под музыку, слышную только им. Не все звезды пляшут - есть те, которые поют или играют на своих кольцах. И сделано это в соответствии с великим замыслом, согласно которому петь или танцевать ей, звезда выбирает сама - по желаниям и возможностям. Чаще всего это связано с особенностями рождения - звезды, рожденные из сердца Ю-у, способны к выполнению любой задачи; звезды, рожденные из пыли, осыпающейся с танцующих звезд, могут лишь танцевать, а звездам, рожденным из шепота ветра и плеска волн на реке - лучше всего удается пение.
Так вот, жила-была на небе одна звезда - непослушная, непокорная, легкомысленная до ужаса. И желания у нее менялись чуть ли не каждые двадцать лет. Рождена она была из звездного ветра и звездной пыльцы. Никто и представить себе не мог, насколько талантливым и взбалмошным окажется дитя от такого союза. Поначалу она решила танцевать вместе со своими подружками, и, хоть и танцевала она лучше всех, но вела себя так безобразно!.. - постоянно шалила и спотыкалась, сбивая подружек с ритма. Ее выгнали из хоровода - она не смутилась и пошла играть на кольцах, которые выпросила у Сатурна - и от этого в небесном хоре был великий разлад, в танец вошло смятение, а на нашей земле началась война. Звезду наказали и заставили петь - приковали цепями к небу, сунули ноты в нос - и на этот раз она не ослушалась - понимала, что виновата...
И
пела она так хорошо, что все звезды плакали от умиления и говорили, что такой чудный голос они слышат, наверное, в первый раз.
А пока она пела, она украдкой смотрела на Землю - ей было так интересно, так интересно...
К
огда ее расковали, она с разбегу прыгнула вниз.
Ей никто не сказал, что звезды на земле гаснут; ее никто не предупредил, что передвигаться им там не дано; ей никто не успел объяснить, что упавшей звезде назад не вернуться...
Она упала в густую траву поздней ночью. Она смотрела на своих сестер и тихо пела им по привычке.
Услышав тихую, нежную песню, проснулась старая обезьяна, мирно дремавшая в ветвях деревьев рядом с поляной.
Она заметила свечение в сонной траве и спрыгнула посмотреть, что это там такое.
Она долго разглядывала звезду, а потом схватила ее, втащила на дерево и привязала лианой к широкой ветке.
- Пой! - сказала обезьяна звезде и хлопнула по ней лапой.
Звезда была в шоке, но все же запела. Иногда привычки бывают сильнее нас.
Звезда пела, обезьяна храпела - храпела так, что птицы взлетали с ветвей, - и другие звезды смотрели на это и плакали.
Рано утром звезда перестала петь. Лучи восходящего солнца обжигали ее, даже вздох отдавался болью во всем ее теле. Обезьяна тут же проснулась.
- В чем дело? - спросила она звезду и хлопнула по ней лапой. - Почему не поешь?
- Солнце, - с трудом объяснила звезда. - Кажется, я умираю.
Обезьяна перетащила звезду в тенек и хорошенько плюнула на нее.
- А теперь пой, да как следует пой! - поняла?
Звезда пела и плакала, и ее слезинки падали прямо на крылья голубя, спавшего веткой ниже.
 
Голубь вытащил голову из-под крыла и увидел, как сказочно сияют его собственные перья...
Он взлетел
к звезде и принялся расклевывать путы. К несчастью, звезда от надежды и радости совсем перестала петь! Обезьяна проснулась и, увидев, что вытворяет голубь, кинула в него палкой, перешибив ему лапу. Потом перетащила звезду поближе к верхушке дерева, примотала посильнее к ветке и снова уснула.
И вновь прилетел голубь, а звезда опять от радости замолчала. На этот раз обезьяна перешибла голубю крыло и даже выдернула три пера из хвоста.
А потом влезла на самую вершину дерева и, с риском для жизни раскачиваясь там, уснула, зажав звезду в лапах.
А голубь, несчастный голубь сговорился со звездным ветром, и - когда налетевший ветер раскачал дерево так, что обезьяна чуть было не свалилась с него,- голубь клюнул ее в лапу. Со всей силы клюнул.
 
Обезьяна взвыла и выпустила звезду из лап.
Звезда рухнула вниз, стукаясь на лету о ветки... и сразу трое кинулись ей на помощь - ветер, голубь и обезьяна.
Ветер подоспел первым. Он дул на звезду, умоляя ее подниматься в воздух, но от пережитых волнений она так ослабела и стала такой тяжелой, что не могла оторваться от земли даже на один сантиметр.
Рядом с ней в траву упал голубь. Задыхаясь от волнения, он сказал:
- Забирай мои крылья...
Звезда еле-еле успела взлететь. Размахивая непривычными крыльями, она трепыхалась в воздухе, и ветер легонько дул ей в спину, подталкивая к небесам.
А на земле прыгала и скалилась разозленная обезьяна. Она свернула голубю шею и погналась за звездой по веткам, но ветер не оплошал - он дунул так, что ветка под обезьяной сломалась.
Обезьяна упала на землю, насмерть расшиблась, и душа ее отправилась прямо в ад.
А голубя звезды взяли на небо и превратили его в созвездие. И теперь он, когда слышит голос своей новой подружки, начинает радостно хлопать крыльями, рождая ветер, от которого образуются новые непослушные звезды...

 

...

В полусне придумывался нежный бред про королевство, помешанное на любви; королевну оттуда и королевича-соседа долго-долго влюбляли друг в друга, а потом, когда они по уши друг в друга влюбились, хирурги королевства решили проверить эту любовь; принцесса вбежала к отцу: "папа, скажи им, они не могут", отец покрутил ус и сказал --- нет, я как-то несвязно рассказываю. У каждого в том королевстве напротив сердца была молния, и если ты хочешь знать, как относится к тебе другой человек, и он хочет того же, то ты должен расстегнуть свою грудь и поменяться с другим человеком сердцами; в это дети играли на улицах; а у принцессы с принцем молний на груди не было; так вот король покрутил усы и сказал, что она с этим справится, он уверен..
Несчастных после операции сразу же вывели на балкон над дворцовой площадью - там уже собралась толпа, и все затаили дыхание; принц и принцесса искоса смотрели друг на друга и не знали, что делать дальше; наконец принцесса скрепила свое мужское сердце и твердым шагом подошла к принцу;
и толпа на площади разочарованно загудела. "Обман, обман, как они могли" - в воздух взлетели яйца и помидоры, принц расплакался, принцесса решилась его защищать, король был мрачнее тучи. "Что не так?" - спросила принцесса. Король в ответ попросил привести двух
 настоящих, как он сказал, влюбленных. 
Настоящие обменялись сердцами и тут же забились в конвульсиях; девушка принялась покрывать себя поцелуями, а парень вцепился руками в грудь и застонал от невыносимой любви к себе; кое-как совладав с восторгом, они взглянули друг на друга и улыбнулись; в толпе в едином порыве зааплодировали...
Что там дальше? Не тратя времени на обратную операцию, принцессу с принцем выгнали вон - принца через западные ворота, принцессу в южные. Они шли, принц плакал, принцесса горько вздыхала; и тут начался дождь...
О
т первых капель, попавших на кожу, в обоих случились невозможные перемены; оба повалились прямо в грязь, задыхаясь от невыносимой любви; обоим, должно быть, хотелось вырвать из груди сердце; в каждом оно колотилось так, что слышался долгий звон, похожий на колокольный.
Из города на звон высыпали толпы; принцесса и принц от ударов сердца идти уже не могли и их с криками внесли в город на роскошных носилках; на площади они встретились, и звон стал таким, что в домах полопались стекла, а люди, которые тащили их на плечах, оглохли, ослепли и потеряли сознание...
П
отом принцесса и принц, конечно, жили недолго, но счастливо, и нарожали семнадцать детей, которые в дождь ходили работать колоколами на колокольнях...

 



Проголосуйте
за это произведение

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
299718  2012-03-03 12:53:35
Александр Глотов
- Тут настойчиво предлагают откликнуться в поддержку молодого дарования. Откликаюсь.

Первая мысль: дарование действительно молодое. Это хорошо. Пожилому дарованию за такие тексты нужно было бы бить канделябром по рукам. Хотя и не мысль это, конечно, а так - рефлекс.

Второе: удачную, а точнее - удобную придумали рубрику - "Проэзия". То есть, тот, кто не освоил по каким-то причинам основы версификации и ямба от хорея отличить, хоть убей, не может, но и на настоящую прозу - с характерами, с сюжетами - пока сил тоже не хватает, все сюда. Говоря спортивным сленгом, команда дублеров. Что там дальше получится, пока не известно: прозаик или поэт, или вообще какой-нибудь публицист. А пока - на площадке молодняка. Чудная идея.

Теперь об авторе и написанном. Словом владеет, идеи, естественно, пока в основном заимствованные, но всё в пределах нормы. Вот это вроде и хорошо, но и одновременно настораживает. Не почувствовал я молодого желания удивить, наскандалить, ворваться и закричать, чтоб все упали на пятую точку и оторопели. А хочется. Как-то устаешь от гладкописи.

Я всё это говорю лишь с позиции квалифицированного читателя, не более. Советов давать не рискую. Радуюсь, что есть желание и определенная настырность (достучалась девочка до "Русского переплёта"). Ну и хотелось бы еще что-нибудь почитать. Может быть, в более традиционном жанре.

299720  2012-03-03 12:54:28
Валерий Васильевич Куклин
- Александр Леонидович, с вами полностью согласен. особоливо по поводу того, что юное дарование беззубо и уже немочно всеми болезнями века, не рвется в бой и не хочет перевернуть мир. Но так ведь теперь вчсякирх клуш типа М. Цветаевой и А. Ахматовой в школах изучсают, которые тяжелее мужского естества в руках не держали, больше сопли лили, чем заботились об юлижнем, про бунтаря Маяковского какого-нибюудь мелкими строчками в учебникахъ читали, из Есенина одну "Москву кабацкую" и читали-то, Достоевского не осилили - откель у такого поколеня взяться сыл и удили молодекой на свершение подвигов даже литературных? Разве что в кабаке, с оглядкой на стоящего в дверях мордоворота, шепотом пропеть: "Отпцустите меня в Гималаи! Отпустите меня ансовсем!" - и при этом почувствоватьс епбя революционерами.

299723  2012-03-03 12:57:20
Александр Глотов
- Вот обнаружил в архивах Рунета несколько упоминаний о некой Насте Барашковой, точнее - о нескольких этапах жизни этого персонажа интернета. Сначала такой текст: "пионерка СанктПетербурга Настя Барашкова"

Потом несколько уже иной: "Соседка Светы по общаге, Настя Барашкова, политикой не увлекается и ╚достижений╩, воспетых подругой в Сети, не замечает: она учится с утра до ночи, чтобы потом поступить в универ".

Не наша ли это дебютантка?

299728  2012-03-03 15:04:18
ВМ /avtori/lipunov.html
- Глотову.

Уважаемый Александр, слово "Проэзия" придумано не нами, а Венедиктом Ерофеевым.

299729  2012-03-03 16:39:39
АП /avtori/popova.html
- "Проэзия" - это слово Саши Соколова, и его жанр.
См.
Саша Соколов: ╚Общая тетрадь, или же групповой портрет СМОГа╩

Общая тетрадь, или же групповой портрет СМОГа
Посвящается Венедикту Ерофееву

299730  2012-03-03 19:35:11
Александр Глотов
- Ну, граждане, уж так-то вы меня не стыдите. Я все же филолог.

Я вам больше скажу: родоначальником термина был не Саша Соколов и не Венедикт Ерофеев, а француз Франсис Понж.

Я другое имел в виду: для журнала название рубрики удобное именно в том, как мне кажется, смысле, о котором я писал. Возможно, я не так понял и кого-то обидел, извините.

А "проэзию" давно уже эксплуатируют все кому не лень.

299732  2012-03-03 19:57:02
Л.Лилиомфи
-

Насчёт последнего слова / Из Е.Костиной - Кельв / :

Ошибается тот, / кто метнув колкой фразой / в другого,

Полагает, что этим / кого-то он ранил всерьёз...

Ведь за тем остаётся / последнее, веское слово,

Кто сумев промолчать, / ничего так и не произнес...

299733  2012-03-03 19:58:49
Валерий Куклин
- Не надо было оправдываться, Александр Леонидович. Все всё пркрасно поняли, но такова специфика ДК - всяк но ровит отвернуть тему диспута в сторону и обратить внимание на себя. Привыкайте. С волками жить - по волчьи выть.

299734  2012-03-03 20:05:49
АП /avtori/popova.html
- Спасибо, Александр Леонидович, Вы правы. Но всё-таки в русской литературе и с манифестом о проэзии вышел первым Саша Соколов. Я думаю, не стоит умалять и его значения тоже. А Вам я очень признательна за напоминание.

Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100