TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

[ ENGLISH ] [AUTO] [KOI-8R] [WINDOWS] [DOS] [ISO-8859]


Русский переплет

Елизавета Баева

Предисловие Вадима Кожинова

* * *

Я вошла в эту зимнюю ночь
И стою, ожидая трамвая.
Два потока машин, убегающих прочь,
Две реки, без начала, без края,
Завлекают меня вереницей огней.
По чужой демонической воле
В уходящей мерцают милльоны теней
Светом красным от пролитой крови.
А другая огнем резко-белым зенит
Опускает в чадящем обмане,
И планету вот-вот пошатнет, накренит,
И грядущее тонет в тумане.
Снегом ярким кружат тополя.
Город мой в новогоднем убранстве.
И без устали мчится, и мчится Земля
В бесконечном и черном пространстве.

ВОЛЬНАЯ

Снился конь вороной-вороной
В неуклюжем и тесном загоне,
И летели над гладью земной
Белокрылые, статные кони.
Из почти позабытых веков
Лебединая, грешная, сильная,
Позвала далеко-далеко
Разудалая песня ковыльная.

Вздрогнул конь, поднялся на дыбы,
Проломил загородку унылую
И пошел, оставляя следы
Всею страстною, скифскою силою.
Показалась последней мечтой
Беспредельная дерзость простора.
Степь чарует своей широтой,
Чьи-то струны поют перебором.

Загудел, надрываясь, набат,
Замелькали былинные лица,
Полыхает зарницей закат,
Словно хочет узнать, удивиться,
Словно хочет приблизить века,
Оживить позабытые тени,
И плывут над землей облака,
И не встать навсегда на колени.

* * *

Больничный изучаю двор:
Скамеек ломаный узор,
Давно некрашеный забор,
И свалка прямо под окном.
Там кошка любится с котом,
И голубей гоняет пес,
Забытый стульчик в землю врос.
Там воробьи щебечут байки.
Ворона гордо, без утайки,
Клюет украденный кусок.
Машина привезла песок.
Свалили в кучу у забора.
На мир больничного простора
Смотрю - мне некуда спешить:
Не умерла - так буду жить.

* * *

Нежаркий луч скользит в закатный час,
Со струйками дождя спускается на землю.
Я этой осени в оцепенении внемлю,
Тебя жалеть учусь в последний раз,
Твою любовь, как башню на песке,
Как шум листвы на самом склоне лета,
Как песню, что осталась не допета,
Как жизнь, когда на волоске.

* * *

Ворюги лыбятся с экрана.
Потоки лжи срывают краны,
И нас несет водоворот,
И замолкает чей-то рот.
Друзья уходят кто куда.
Кто - в никуда,
А кто - в совсем чужие страны,
В пространстве оставляя раны.
И скоро мой наступит срок.
Я жизни подведу итог -
Тупик. Пути-дороги пройдены.
На Родине
   лишили
     Родины.

* * *

Воронья громогласная стая,
Мы вращаем пространство окрест.
Эта странница слишком чужая
Нашей ярмарке черных невест.

Не жалей эту белую птицу!
По соленому, острому льду
Дохромает, чтоб снова влюбиться
На свою, на чужую беду.

Позабудь о случайном! Напрасно
Вслед глядеть и пытаться догнать.
Мне не жить без тебя! Я несчастна!
Мне тебя не простить, не понять.

Белый свет на заснеженных крышах,
Белой тайной сосульки горят.
Развеселые свадьбы все выше
Над землею парят
     и парят.

* * *

Музыки живительные чары.
Город стольный предо мной стоит.
Окна на закате пышут жаром,
В этих окнах вечер догорит.
Воробьевы горы. Воробьиный
Шум певучий грянул, полетел.
Я сижу под старою рябиной,
Ветер вечности душою завладел.
Белых яблонь вешняя беспечность,
В лужах поселились огоньки.
Алый свет, пронзивший бесконечность,
Отдыхает у Москвы-реки.
Безвозвратный вечер, безответный,
Безыскусным воздухом дыша,
Беспредельным виден мир бессмертный,
И бессмертной кажется душа.

* * *

Желтый ветер взлетел,
Желтый ветер под ноги
     бросает
Устремленную в небо
Осеннюю нашу листву.
Желтый ветер летит,
Он совсем,
   навсегда,
     улетает.
Остаются дожди
Доживать,
   проживать,
     дорожить.


Засыпает земля,
Затихая, деревья
     качает,
Обещает сквозь сон,
Что весною трава
На останках
   листвы
     прорастет.
Эта новая поросль
О прошлом
     уже не узнает.
Наша память ее
Не согнет,
     не пригнет.

Желтый ветер летит,
Он меня от тебя
     отрывает
В мой прощальный,
     неверный,
Недолгий
   и вечный
     полет.
Желтый ветер летит.
Он меня и тебя
     обнимает.
Желтый ветер летит,
Долетит,
   пролетит
     и замрет. * * *

В искривленном пространстве
     и времени
Отразились в кривых зеркалах
Недоумки без роду и племени
И с ухмылкой на жадных губах.
"Короли" и "тузы", и "шестерки"",
Гордой совести горький разлад,
Загоняют меня на задворки,
Словно волки, глядят
     и глядят.
Отшатнуться. Исчезнуть. Сразиться.
Взять булыжник усталой рукой.
Пусть стекло будет с грохотом биться!
Пусть осколки летят надо мной!
Отойдите! Вовек не поверю,
Не поверю я в это вранье:
За тяжелой витринною дверью
В зеркалах - отраженье
     мое. 1997 г.

* * *

Я сегодня догрешу Ни-че-го
      не понимаю.

* * *

"Разнесчастная Родина,
Ты - огромный вокзал", -
То ли бомж, то ль юродивый
В переходе сказал.
И пошел он, ссутулился,
Этот гений с сумой,
По ступенькам на улицу.
Я спешила домой.
И осталась утрата,
И осталась вина,
Словно я виновата,
Что Россия больна.

* * *

БЕЛОМОРО-БАЛТИЙСКИЙ

Стою у мертвого канала,
Российской стройки на костях.
Здесь, у забытого причала,
Опять у Вечности в гостях.

А там, внизу, старик суровый,
Седой, взлохмаченный бобыль,
Паром латает дранкой, снова
Ногой размазывая гниль.

Сосредоточен и печален,
Что видит он, что слышит он?!
К разбитой пристани причален,
Как вождь народов и племен,

Племен Великого Союза,
Что славу строил на костях.
Мы все - для памяти обуза.
Мы все - у Вечности в гостях.

* * *

Разводить костер я не умею,
Но люблю подкладывать дрова.
Пусть они горят и сердце греют,
Мне шепча шершавые слова
Про твои широкие ладони,
Про твою негладкую судьбу
И про ночь, куда уносят кони
С голубыми звездами во лбу,
Где фиалка ароматом грешным
Прижалеет и приворожит.
Ночь летит, стремится в край нездешний.
Отчего рука твоя дрожит?!
Не робей, будь чуточку смелее!
Только ты!.. Не нужен мне другой.
Разводить костер я не умею,
Но люблю поддерживать огонь.

ПОДОРОЖНИК

У родной земли вроде пасынок,
Подорожник сторожевой.
Подорожник мой, не напрасно ли
Защищаешь леса собой?!

Подорожник мой, трава белая,
Подколесная пыль на нем.
Коль могла бы я - тучей сделалась,
Проливным пролилась дождем.

Придорожную пыль смывала бы,
Пыль - на листья, что в рану - соль.
Сердце к зелени прижимала бы,
Может, стихнет старая боль?!

Позвала меня вдаль дороженька
Безымянными верстами,
А вокруг расцвели подорожники
Лепестками белесыми.

* * *

Гнетет затишье перед боем.
Стоит тугая тишина.
Не по моей - по чуждой воле
В мой сон врывается война
Зловещим заревом заката,
Невинной нежностью травы,
И под рукой моей - граната,
Последняя. Иду на вы!
Здесь мой рубеж, моя граница,
Мой первый и последний бой.
Я жду, я знаю, что случится,
Срастаюсь с теплою землей.
Ревущий танк закроет небо,
Броня обнимется с огнем,
И не поймешь, где быль, где небыль,
Когда закружит воронье.
Сон отлетает черным роем,
Обманна мирная луна.
Гнетет затишье перед боем.
Готова дрогнуть тишина.

* * *

Закрылась дверь. Одна опять.
Напрасно плакать и молиться,
Кричать, как раненая птица -
Ушло мгновенье не догнать.

Над городом рассвет скользил,
За окнами, что было сил,
Снежинки весело плясали,
На кухне тикали часы.
Душе хотелось
     колбасы...
Или яичницы на сале.

* * *

Ты снова даришь мне тюльпаны,
Слащавой нежностью томишь,
Любовной негой лечишь раны
И говоришь, и говоришь.
Скулят и требуют участья
Твои бесспорные права.
Ты думаешь, что это - счастье,
Но я пока еще жива.
Я помню, помню огневое
И вдохновенное лицо.
Высь поднималась надо мною.
Простор врывался на крыльцо.
Про все юдольные печали
В часах скрипели жернова,
И страстной музыкой звучали
Обыкновенные слова.
Мне Демон приносил тюльпаны,
Меня любимой называл
И силой вечного обмана,
И возвышал, и убивал.

* * *

Стреляться,
    вешаться,
       сидеть на чемодане,
Иль ждать-терпеть, как сам Господь велел,
И кукиш сжать в пустующем кармане,
И песню спеть, которую не пел.
- Эх, гармошка! Трехрядка нищая!
Запевай же! Не подведи!
Будет песня лететь над крышами.
Не тушуйся! Плясать иди!
Пляшет баба, легонько пьяная,
По асфальту стучит каблучком:
- Эй! Давай, гармонист! Наяривай!
Вправо-влево вильнет бочком.
Некрасивая и страдальная,
Ты пляши, дорогая, пляши!
Опостылела старость ранняя,
Опостылели торгаши.
Бьется песня под небом синим.
Оживает моя душа.
И плывет мимо нас Россия,
Равнодушна и хороша.

ЧАСТУШКИ

Можно поздно, можно рано,
Завсегда спою сопрано,
А что голос хриповат,
Так никто не виноват.

Сокрушались сапоги:
- Встали мы не с той ноги.
Переставить бы кровать,
Чтобы правильно вставать.

"Не из тучи гром гремит -
Из навозной кучи.
За тебя душа болит^е
Так... На всякий случай.

Шляпа морщилась, сердилась:
- Нет. Не так я нарядилась,-
Для такой шикарной шляпы
Простовата тетя Капа.

Никогда не перестану
В щи накладывать сметану,
Верещи - не верещи,-
Без сметаны щи - не щи.

Не велик, но и не мал,
Над избой мужик летал.
Так ему наскучило
В огороде чучело.

Поутру сказала каша:
- Я теперь уже не ваша!
Не считают за еду -
Я на улицу пойду.

От забора до сортира
Бык гоняет рекетира.
Шкура, слышь, не дорога,
Дорога в носу серьга.

Позвонил ко мне дружок,
Пригласил на пирожок:
"Чаю-сахеру нема,
Пирожок спеки сама".

Над страной креза летела,
Зазывала и свистела:
Мол, у наших, у ворот,
Звезданулся звездолет.

Говорю вам, не шутя:
Пляшут в поле три лаптя.
Замечательный балет!
Жалко, что билетов нет.

* * *

Бабочку
зашиб
на бегу
и не заметил,
побежал дальше.
А бабочка
осталась умирать.
Я не бабочка!
Но помоги мне
простить тебя.

* * *

Вешних веток черное кружево,
А над ним - синева без края.
За огромною синею лужею
Закурлыкал ручей у сарая,
Кружит радугу серо-сизую,
Хороводят соринки и щепки.
Луч надежды взлетел над жизнью
И запел, и поник на ветке,
Старым вороном смотрит искоса,
Долю мрачную мне пророчит.
"Не избегнешь лихого искуса!" -
То ли каркает, то ль хохочет.
- Искуситель! Тебе не верю я!
Улетай до чужого края!
Я весеннему верю пению
И ручью у родного сарая.

* * *

Оцепенела и не движется
Луна в бездонной черноте.
Толпа сжигала чернокнижницу,
И в этой страшной суете
Мужчина уносил девчонку.
Свое предательство кляня,
Спасал не мать он, а ребенка.
Я знаю, он спасал меня.
Но наступало время смутное,
И те кровавые века
Живут, тревожа поминутно,
Терзают нас издалека.
Сорвать бы тайную завесу!
Мне надо вспомнить ворожбу,
Но пляшут огненные бесы,
Мешают изменить судьбу.
Я прочь гоню свои видения,
Совсем, как бабушка и мать.
Боюсь последнего прозрения.
Боюсь грядущее узнать.

РЕМОНТ

Неудавшийся художник
Просыпается во мне.
Я рисую подорожник
Краской алой на стене.

Будет зелень разнотравья
Листик красный окружать.
Алый цветик без названья
Будет сказочно пылать!

* * * 1

Изумрудно-голубою
Прилетела стрекоза,
На ромашке, над травою,
Моет плечи и глаза,
Завлекающе-неспешно
Изгибает гибкий стан.
В мире суетном и грешном
Ты - оптический обман.
Миражами ивы косы
Распустили над водой^е
Ни ответов, ни вопросов.
Неожиданный покой.

2

Высота парит и наблюдает
Шар земной сквозь капельку росы,
Высота почти не замечает,
Как бегут минуты и часы,
Убегут, исчезнут в одночасье,
В шорох трав вплетутся под лозой,
И чужое будущее счастье
Обернется новой стрекозой.

* * *

Тот вечер наступал мучительным угаром,
Порыв отчаянья промчался ураганом
И учинил в душе безжалостный погром,
И жизнь обманным показалась сном,
И рядом не было ни недруга, ни друга -
Лишь бушевала бешеная вьюга,
Стонала и металась за окном.
И ночь бессонная жила неотвратимым,
И нереальное вдруг оказалось зримым,
И обрело немыслимую плоть -
Ко мне пришел на исповедь Господь.
Седой старик с погасшим взглядом
Смиренно сел со мною рядом,
Моими он словами говорил,
И у меня сочувствия просил,
И оживлял смертельным ядом.
Вся жизнь Господняя предстала предо мной
Великою, но горькою судьбой.
Извечная приоткрывалась тайна.
Мне, собеседнице случайной,
Господь свою улыбку подарил.
И кто кого из нас благословил?!
Ничтожные отхлынули несчастья,
И Он ушел в притихшее ненастье.

* * *

Уезжаю в Москву, уезжаю.
Полыхает на море закат.
Гордо горы меня провожают,
В небе новые звезды горят.
Пусть машина скрипит понемногу,
Словно ехать ей дальше невмочь,
Но земная морщина-дорога
Режет жаркую, южную ночь.
Неизбывная, властная сила
В мир, где пахнут бензином дожди,
Почему-то опять поманила,
Бесполезно просить: подожди.
Бесполезно просить, бесполезно , -
Воздух странствий подхватит меня,
И развеется вечер над бездной
На исходе прощального дня.

* * *

Ступала тяжко и неровно,
Роняла снег, теряла снег,
Легла проулками дворовыми,
И, словно старый человек,
Зима глядит, как небо в лужах
Плывет под тенью тополей,
Как оживился после стужи,
Взбодрился наглый воробей,
Как свет шевелится клоками,
И слышно, мягкими толчками
Трава весенняя растет.
И солнце в новый поворот
Начнет разбег под грозы мая.
Зимы таинственный уход,
Мне грустью душу обнимая,
Излечит от пустых забот.
Стою, смотрю: сосулька тает
И, погибая, оживает.

* * *

Закатный час прощается со мною.
Прощальный час, прощенные слова
Подарены обыденной судьбою,
Живучей, словно сорная трава.
Когда уйду, мой рок найдет другую,
Чужой мечты прогнет водоворот,
Чужую жизнь обманет, зацелует,
Чужое счастье вспыхнет у ворот.
И в свой черед на небо выйдут звезды.
И Млечный Путь продолжат напрямик
Туда, откуда чернотою грозной
Глядит на Землю чей-то грустный лик.

* * *

Море солнце на волнах качало
В небе цвета спелой кураги.
Над волной, у самого причала,
Тетка продавала пироги.

С ежевикой, сыром и капустой,
И последний - с рыбкою хамсой.
Ежевичный сок, текущий густо,
Мы делили с рыжею осой.

И казалось, нет на свете горя,
И никто не выдаст за долги,
Потому что есть любовь и море
Здесь, под небом цвета кураги.

1999г.

* * *

Лишь единственный год
Был подарен нелепой судьбою,
Лишь единственный год
Подарила, играя, судьба.
Лишь единственный год
Быть смогла для тебя
     дорогою,
А теперь
   даже смех твой -
     стрельба.
Закрывается дверь,
И скрипучие
   хлопнули
     окна.
Закрывается дверь,
Зазывает,
   блестит
     и грохочет апрель.


Закрывается дверь,
И слепящее солнце
     поблекло.
Закрывается дверь,
Разорвав пополам
     мою тень. ╥

* * *

Не бойся, не сойду с ума,
Не выброшусь в окно.
Судьба меня нашла сама,
Другой мне не дано.
Былую ревность не буди,
Забудь свою вину.
Уходишь? - Значит, уходи.
Нет, не меня одну -
Всех одиноких боль в груди
К раскрытому окну
Толкает вечером немым,
А там - костров осенних дым
Пророчит, и не нам одним,
Забвенье,
     тишину.

* * *

1

Разыгралася охота.
Дрожь азарта по спине.
Вихрь лихого поворота.
Егерь мчится на коне.
Царский сокол в напряженьи.
Прочь постылую тоску!
Ловит каждое движенье,
Приготовился к броску.
Он решился. Он уверен.
Он рискует головой.
Не захлопнет клетка двери.
Вой стрелы над тетивой.
Толкотня и конский топот,
И подруги верной плач.
Не прощение, а ропот:
"Был хозяин, стал палач!"
Белый кречет, гордый сокол,
Моя память сквозь века.
В недоступности высокой
Уплывают облака.

2

Тихо сумерки чертят
     синий лес на окне.
Ты как тот белый кречет,
     что исчез в вышине.
Я разлучную чашу
     выпиваю до дна,
Эту стылую чащу
     одолею одна.
Навсегда старомодна,
     заживу, как хочу.
Я свободна! Свободна!
     Я на юг улечу.
Будут небо и ветер,
     и дельфины в волне,
Будут звезды под вечер
     возвращаться ко мне.

***

Дочке кофточку вязала,
И не спицами - крючком,
Ночью мысли коротала:
Виновата. Только в чем?

Как бы я ни голосила,
Буду жить теперь одна,
Некрасива, несчатлива -
Вот, пожалуй, вся вина.

╥ * * *

Убоялись: приходит расплата -
Жизнь не жили, себя прожигали.
Что мне ваша большая зарплата?!
Что мне ваши былые печали?!

Мне бы чуть своего везения,
Своего бы немного счастья,
Мир увидеть прицельным зрением,
Все обиды простить в одночасье.

Забывала,
   Забыла.
     Забуду!
Мне не в радость чужая боль.
Я на кухне домою посуду
И останусь сама собой.

* * *

Зимы неверные прислужницы,
Метели сотрясают дом,
Охрипший ветер вьюжит, кружится,
Зима бушует за окном.
Зима и ночь уют мой шаткий,
Давно отвыкший от потерь,
Сжимают медленною хваткой:
Кто ж я - подранок, лютый зверь?!
А ветер воет, завывает,
Рыдает, в клочья душу рвет,
Кого-то ждет и проклинает,
И кем-то проклятый
     живет.



Проголосуйте
за это произведение

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
230845  2001-06-27 17:04:36
Василий Пригодич (С.С.Гречишкин) http://prigodich.8m.com/
- Прекрасные стихи...

230846  2001-06-27 18:12:35
Кот Вася
- Пока девочки продолжают писать свои наивные стихи, не все еще потеряно...

230852  2001-06-28 01:05:39
Дедушка Кот http://prigodich.8m.com/
- Дорогой вальяжный и препушистый Кот Василий! Именно так: пока монахи возносят молитвы за мир грешный, пока в каждую минуту где-то совершается литургия, пока девочки и мальчики сочиняют наивные стихи, - мир ПОСТОИТ на краю...

230869  2001-06-28 22:51:30
Кот Вася
- Ах, дедушка Кот! Иногда мне хочется добавить к сонму ангелов поющих и критиков, рассуждающих о радости через страдание, и пьяненького гармониста, эти самые страдания упоенно выводящего на трех гармонных пуговках, и только понимание величия Труда и Знания останавливает меня от избыточной экзальтации.


Rambler's Top100