TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

 

Михаил Анохин

 

ДОСТОЕВСКИЙ, БЕС И ОПТИНСКИЕ СТАРЦЫ

Пьеса в 2-х действиях

Действующие лица:

Персонажи, исполняемые актерами:

  1. Достоевский Федор Михайлович, знаменитый писатель, 57 лет, с бородой. В 1-м действии в сцене с Полиной 44 лет и почти без бороды.
  2. Амвросий, святой старец монастыря "Оптина пустынь", 62 лет; с наперсным крестом.
  3. Келейник Амвросия, монах Павел, 35 лет.
  4. Полина, любовь и муза Достоевского, молодая красивая женщина; она же Бес.
  5. Тихон, старец, персонаж романа "Бесы"; в одеянии схимника.
  6. Ставрогин-Достоевский (Ст-Д), персонаж "Бесов" и он же Достоевский 44 лет.
  7. Персонажи, исполняемые куклами:

  8. Парторг Тихон Амвросиевич, из 1960-х годов, в очках, похож на Тихона.
  9. Заместитель парторга, из 1960-х годов, похож на Келейника.
  10. Журналист, из 1960-х годов, похож на Достоевского (без бороды).
  11. Жена Журналиста, из 60-х годов ХХ века, похожа на Полину.
  12. Девка, ученица сельскохозяйственного училища 1960-х годов, 15-17 лет.
  13. Старец Оптиной пустыни начала ХХI века, может походить на Амвросия.
  14. Монах Оптиной пустыни начала ХХI века, может походить на Келейника.
  15. Писатель начала ХХI века, может походить на Достоевского.

Необходимы три актера (роли 1, 6; 2, 5; 3), одна актриса (роль 4) и восемь кукол несколько ниже человеческого роста для ролей 7-14. Использованы молитвы, читаемые при исповеди и при экзорсизме, вариация главы "У Тихона" романа "Бесы", а также отрывки из "Идиота" и "Братьев Карамазовых" Достоевского.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Июнь 1878 года. Удары колокола. Занавес открывается. Монастырская келья: стол, стулья, постель, шкаф с книгами, иконы с лампадами, распятье, а также цветы ( сирень ). Старец Амвросий подходит к шкафу, одевает очки, достает из шкафа две книги, садится с ними за стол и раскрывает одну из книг. Стук в дверь.

Голос Келейника (за дверью). Во имя Отца и Сына и Святаго Духа┘

Амвросий (встает, крестится). Аминь.

Входит Келейник.

Келейник. Народу собралось, батюшка┘ Еще опять писатель вчерашний┘

Амвросий. Феодор Михайлович Достоевский? (Пауза.) Пускай заходит.

Келейник выходит и возвращается с Достоевским, пропуская того вперед.

Достоевский (подходит к Амвросию под благословение). Отец Амвросий. Опять решился беспокоить. Стольким вы нужны, целая очередь, а меня одного впереди┘

Амвросий (с мягкой иронией). "Одного" разве?

Достоевский. Что? (Оглядывается через левое плечо на Келейника .)

Амвросий (улыбаясь). Читателей-то, имею в виду, ваших - легион.

Достоевский опять оглядывается .

Келейник (недовольно, имея в виду себя ). "Нечистый"?

Достоевский. Я?

Амвросий. Что?

Достоевский (Амвросию с усмешкой). Показалось. (На Келейника.) Показалась┘

Женский смех, на который реагирует только Достоевский. Келейник уходит.

Достоевский. После моего романа они въяве плодятся┘ по стране... мне кажется.

Амвросий (после паузы). Ежели твердо держаться православия, церкви, тогда описание романиста способно статься едва не экзорсизмом. "Назвать диавола √ значит его прогнать", как раньше говорили... Вы удачно назвали свое сочинение. "Запрещение бесов". Конечно, доподлинный сей чин ответственен крайне. К одному-то человеку √ притом верующему √ нам нелегко┘ (Вздыхает.) Ваши предчувствия и тревоги вкупе разделяем.

Достоевский (достает папиросы). Позволите┘ в качестве исключения. (Не закурив, кашляет и прячет папиросы.) Я сейчас расскажу личное. Я описывал смерть ребенка. Мне нужно для романа, и здесь (показывает рукой) лежит в постели мой сын, больной. Жена склонилась. А я тоже - больной, не разрешенный от своего бремени. (Кашляет.) Сцена изнасилования и самоубийства ребенка, издатель не позволил включить в роман, и это во мне стало колом, как плод, которым не могу разрешиться. Я это подумал, и говорю жене: "Во мне мертвое дитя". И начались подергивания у сына. Затем со мной припадок. Моя вина: передал ему свою болезнь...

Амвросий (после паузы). И сын скончался. (Перекрестился.) Но вы, Федор Михайлович, тоже, должно быть, получили болезнь от кого-либо из родственников?

Достоевский. Нет. Нет. У родителей не было.

Амвросий (после паузы). А вы не разрешились, поскольку не разрешилась публикация, и так вы не открылись своим читателям √ так считаете. Хотите и в этом покаяться?

Достоевский. У вас просто школьный катехизис.

Амвросий. Не только. Мы вообще чужды богословию. Если хотите, оно у нас в молчании.

Достоевский. Ну, да. На все - формулы непробиваемые. (Ударяет стулом о пол, и стул ломается.) Извините. Простите.

Амвросий. Тише, тише, паломник. Бог простит.

Вбегает Келейник.

Келейник (видит сломанный стул; обращается к Амвросию.) А я уж┘ Боже упаси.

Амвросий. Присядь, брат Павел.

Достоевский. Простите, отец. (Рассматривает сломанный стул.) Оставил вам память.

Келейник садится, Достоевский его едва замечает и обращается только к Амвросию.

Амвросий (с иронией Достоевскому). Как это у Гоголя: "Оно, конечно, Александр Македонский герой, но зачем же стулья ломать?"

Достоевский. Гоголя к месту вы вспомнили. Кого еще один старец до смерти уморил.

Амвросий (усмехается). Вы пришли исповедаться или нас исповедать?

Достоевский (после паузы). Да. "Психология". Можно и дальше: почему-то преступное, ну и мучительное, жертвенное, и так далее, √ влечет. Скбжите, что, если чувства не согласовать верой, они согласуются с адом┘

Амвросий. Наверное, женщину прежде разумеете? (Пауза.) Ваш интерес к им падшим┘ Как это идеал в искусстве снизился? В античности богиня, затем Пречистая Дева, но в западный ренессанс Мадонна уже обыкновенной женщиной, едва не баба, а сейчас, выходит, публичная.

Келейник. Рубль √ цена привокзальная.

Амвросий неодобрительно посмотрел на Келейника.

Достоевский. В своем низведении они частично виновны сами.

Амвросий. Так прогресс понимается. А, по нашему, искушение. (Усмехается.) Давеча исповедница одна печаловалась, что мол горда. "Чем же гордишься", √ спрашиваю, √ "верно, знатна?" - "Да, нет", - отвечает. "Ну, тогда, небось, талантлива?" - "Разве, как все┘" √ "Ну так, стало быть, богата?" √ "Нет┘" - "Гм. Тогда гордись".

Достоевский (после паузы). Не всю ли страну нашу подразумеваете, несчастную?

Амвросий. "Несчастную"?.. Хотя, действительно, как уж особливо станет, чем гордиться, тогда-то горя и жди. (Пауза.) В вашем творчестве еще немало достойного, потому что к Вере своих читателей подводите. Хотя по вашей вере получается, будто Спаситель наш и апостолы всемирное торжество любви и правды предрекали, а не близость конца. (Усмехается.) Но ведь без такого идеала, скажете, читать не станут?.. А у иных беллетристов восхваление народа. Опять же для жанра, а каковым статься последствиям?.. Только что вами сказано о согласовании с адом, откуда тот, "психолог проклятый"┘

Достоевский. Позвольте. Мои слова. Ставрогина. Что не вошло в роман┘ И слава Богу.

Амвросий. Вот это хорошо: "Слава Богу". (Перекрестился.) И еще бы вам бы сегодня это более повредило √ имею в виду ваших критиков... (Келейнику.) Как мы отчитываем: "Да приимут крепость себе знаменоваемии державную, наступати на змию и на скорпию, и на всю силу вражию, им же еси повелел┘"

У Достоевского легкие судороги. Амвросий серьезен.

Достоевский (скованно). Припадок сейчас будет... Наверное...

Келейник (Амвросию). Душа исповедаться хочет до конца, а лукавый не дает.

Амвросий (Келейнику). И еще роман сочиняется... С нами разговаривает, а фантазия эвон где. (Опускается на колени перед иконами в углу и читает исповедальную молитву.) "Се, чадо, Христос невидимо стоит, приемля исповедание твое. Не усрамися, ниже убойся, да не скрыеши что от мене: но не обинуяся рцы вся елика содеял еси, да приимеши оставление от господа нашего Иисуса Христа┘"

Повторение женского смеха. Достоевский опускает голову на стол.

Келейник. Женщина ему показалась┘ Питался чужими страданиями, так об нем говорили.

Амвросий. Мы берем чужие грехи и отпускаем, а оне берут, и те их не отпускают┘ "Се и икона Его пред нами: аз же точию свидетель есмь, да свидетельствую пред Ним вся, елика речеши мне. Аще ли что скрыеши от мене, сугуб грех имаеши. Внемли убо: понеже бо пришел еси во врачебницу, да неисцелен отидеши".

Достоевский бьется в судороге и вскрикивает, Келейник подхватывает его.

Келейник (открывает веки Достоевскому). Глаза белые... Молитву б надо Василия Великого. Бес терзает.

Амвросий (накрывает голову Достоевского епитрахильюх ) . Или талант?.. Подай большой требник.

Келейник (достает из шкафа большую книгу, листает, подает ее открытой Амвросию). А не хотел исповедываться. Душа хотела, а он┘

Амвросий (берет книгу, одевает очки). Он перед всеми читателями своими исповедуется.

Келейник. Или б чин на разлучение души от тела, всегда долго страждет?.. И еще елею и соли посолить √ чего бес не любит?

Амвросий. Он уже раньше в фантазии написал, как его герой, князь Ставрогин, приходит в монастырь для покаяния. А издатель в роман не поставил, потому что преступление, растление девочки и ее самоубийство, ярко представил. (Одевает очки, перекрестился, готовится читать.) Как бы эта фантазия √ да тоже не провидение, но иных судеб┘ (Властным голосом читает молитву против бесов.) "Бог богов и Господ господей, огненных чинов творец и безплотных сил хитрец, и небесных и наднебесных художник, Его же не виде ни един же от человек, ни видети может, Его же убояся вся тварь: разгордевшаго иногда архистратига, и своею его службою ослушанием отвергшася, свергий на землю. И отступлышися с ним ангелы, бесы злобою бывшая, во тьму глубины преисподния предавый, даждь заклинание мое, о страшном имени Твоем совершаемо грозно быти ему владыце лукавстия, и всем споспешником его, спадшим с ним..."

Затемнение. Молитва стихает. Затем комната схимника Тихона, подобная келье Амвросия (угол с иконами, цветы), но сумрачнее и аскетичнее. На призрачность происходящего указывает неестественное освещение и звуковой фон - гул высокого тона. Тихон в очках читает за столом. Стук в дверь. Тихон снимает очки, подходит к двери. Входит Ставрогин-Достоевский (Ст-Д).

Ст-Д. Вы отец Тихон? (С усмешкой.) Монах, описанный в романе "Бесы"?

Тихон. А вы князь Ставрогин?

Ст-Д. И меня знаете? Неужели я успел отрекомендоваться?

Тихон. Но вы известны уже. Можно сказать, повсеместно.

Ст-Д. Повсеместно?

Тихон. И ваша трагическая жизнь.

Ст-Д (раздраженно). Почему трагическая? Разве какие-то сплетни┘

Тихон. Но повод к им - трагический характер вашего дарования.

Ст-Д (раздраженно). Описываю, что вижу. А читатель оборачивает это на меня в худшей позиции┘ "Дарование".

Тихон. Мне припоминаются черты вашей подруги. При несходстве внешнем много сходства внутреннего. Духовного.

Ст-Д. Никакого сходства. Особенно духовного. Даже со-вер-шенно никакого! Это вы говорите так┘ из сострадания к моему положению и вздор┘ Однако┘ разве Полина у вас бывает?

Тихон делает утвердительный жест.

Ст-Д. Никогда не знал. И о пощечине вы слышали?

Тихон (после паузы). Но она предназначалась не вам. Подруга ваша вышла замуж за публициста Василия Васильевича Розанова, значительно моложе ея. И он пишет, что утром после постели, когда он направляется умываться, порой ударяет его по лицу.

Ст-Д (раздраженно). Знаю. (С усмешкой.) Все вам известно. И об ее отказе пойти за меня известно?

Тихон. Да. После того, как вы отказались жениться, когда она к тому стремилась.

Ст-Д. Но тогда я не мог. Однако, неужели это имеет значение для вас и для кого-то?

Тихон. А для вас по сию пору?

Ст-Д (рассматривает книги на столе и в шкафу). Все-то вы знаете┘ А это что у вас? (Берет книгу.) Сочинения Достоевского? Православные ортодоксы его взгляды отрицают.

Тихон. Разные могут быть мнения.

Ст-Д (полистав книгу, отбрасывает и рассматривает цветы). Цветы у вас увядают. Сирень.

Тихон. Наверное, не переменили воду.

Ст-Д (с усмешкой). А я подумал, от нечистой силы. Вы ведь здесь, вероятно, практикуете - "запрещения о дьяволе".

Тихон (усмехается). У всех он за левым плечом.

Ст-Д. Да, говорят. (Посмотрел на Тихона.) Решительно не знаю, зачем я пришел.

Тихон. Но вы же нездоровы.

Ст-Д. Да, нездоров. Подвержен припадкам и некоторого рода галлюцинациям, особенно по ночам, когда пишу. Что вижу иногда или чувствую подле себя какое-то существо. В разных лицах и разных характерах, но в то же время как бы одно и то же; злое. (Пауза.) Поэтому критика упрекает меня в однообразии моих персонажей.

Тихон. Рядом с вами, вы говорите? Возможно, ваша подруга?

Ст-Д. (испуганно оглядывается). Вы так говорите утвердительно┘ Вы видали таких, как я, с такими видениями?

Тихон (после паузы). Из писателей Гоголь┘ Да, пожалуй, он.

Ст-Д. Николай Васильевич? (С иронией.) Как и ему, значит, мне тоже следует съездить в Оптину пустынь, чтобы "отчитали"?

Тихон ( после паузы). Давно это у вас?

Ст-Д. Как добился литературной известности после ссылки. Даже раньше, еще там в Сибири. (Пауза.) А вы не можете предположить, что это в самом деле бес? Ведь это было бы сообразнее с вашей профессией?

Тихон. Вероятнее, что болезнь. Хотя┘

Ст-Д. Хотя что?

Тихон. Беси существуют несомненно, но понимание о них может быть весьма различное.

Ст-Д. Вы опять опустили сейчас глаза, что вам стало стыдно за меня, что я в беса верую, а в Бога┘ И что я хитро задаю вам вопрос: есть ли Он или нет в самом деле.

Тихон. Вы сами знаете ответ, и многие уверовали по чтению ваших произведений.

Вместо гула слышны слова молитвы, читаемой Амвросием совместно с Келейником.

Ст-Д (испуганно оглядывается). Все таки вы чудак и юродивый. И вы совершенно убеждены, что я пришел вам открыть одну "страшную тайну", и ждете ее со всем келейным любопытством, к которому вы способны. (Дает исписанные листы.) Вот черновик моего нового романа, где я предполагаю исповедаться перед читателями. Так сказать, раскрыть свою душу и намерения.

Тихон (одевает очки и читает). Глава "У Тихона". (Смотрит на Ст-Д.) "Страшная тайна"? Истязание несчастной слаборазвитой. Впрочем, если это понимать символически обобщенно┘ Деревенская, малограмотная - и (указывает на Ст-Д) высший ум плюс европейское образование. (Пауза.) Но разве, хотя бы отчасти, не сама она виновна √ из-за своей отсталости?

Ст-Д. Нет. То есть вы так говорите, чтобы меня успокоить. (Закуривает и кашляет .)

Опять гул и появляется "видение Матрешки": световое пятно, звуки пощечин, детские крики и всхлипывания. Затем диалог, усиленный реверберацией. Ставрогин-Достоевский: "Матреша, Матрешечка, люблю, люблю, тебя люблю, неужели мне не веришь? А что есть любовь ты знаешь? А? Сейчас узнаешь, научу. Одну тебя так люблю, потому что тебя мучает, истязает мать, а я сейчас успокою, моя девочка, нам вместе станет - тепло, хорошо, ты этого еще не испытала, а я подарю, это несравнимое ощущение. Верь, верь мне, Матреша┘" Звуки поцелуев, смех мужчины, вздохи и стоны. Жалобный детский голос : "Как, как это? За что┘ За что меня? Ой┘ Больно┘ Отпусти┘" Плач девочки и ее жалобный голос: "Обманул┘ Меня обманул... Ну, ладно... Я виноватая. Бога убила┘ Сама я┘ Теперь как же жить буду?.. Нельзя┘" Плач и вздохи умолкают, но световое пятно остается. Тихон смотрит на него с тревогой, но Ставрогин-Достоевский неожиданно смеется.

Ст-Д. А это эпатаж. Я и литературных критиков этим пугаю. А? Их целомудренность ведь тоже своего рода ограниченность. Действительность же богаче?

Тихон. Смотря по тому, какую действительность вы имеете в виду.

Ст-Д. Ох, у вас все┘ (Жест вверх.) А я про земное. Что люди, подавляя в себе темные инстинкты, убивают вместе с ними нечто живое. Эдакие ходячие добродетели. (Усмехается .)

Тихон. Я разумею, напротив, что добродетели достигают, преодолевая соблазны.

Ст-Д. Вот я вас, наконец, поймал: значит соблазны нужны?

Тихон (крестится). "Не введи нас во искушение, но избави нас от лукаваго┘"

Ст-Д (шутливо). А без искусителя все же жизнь не полна┘ А теперь я серьезно. Скажите, вы верите в реальность сверхъестественного?

Тихон. Когда спрашивается не о знании, а о вере, тогда, вероятно, только в сверхъестественное и верят.

Ст-Д. (серьезно). Так, я вам расскажу историю. Еще в ссылке, в Семипалатинске, в одном доме появилось беспокойство: детские крики, особенно по ночам. По этой причине дом не продавался: в нем не могли жить┘

Повторяется плач Матрешки, и Ставрогин-Достоевский с тревогой вслушивается.

Ст-Д. В нем не могли жить, пока не догадались обратиться за помощью к священнику. И тот предположил, что в доме умер некрещеный младенец. И священник дерзнул┘

Плач прекратился.

Ст-Д. Дерзнул провести в дому положенный обряд, нареча приведению имя. В качестве восприемницы священник, между прочим, взял икону Божьей Матери. Как не еретически это, но после - крики прекратились. То есть затем он совершил и отпевание┘

Тихон (после паузы). Что вы хотите этим сказать?

Ст-Д. Что я хочу сказать? Вот вопрос┘ Именно: что я хочу сказать┘ Как здесь гудит у вас что-то. Или у меня в голове? (Пауза.) Вы не писатель, и вам не понять, какой крест несут создатели образа России. Гоголь сотворил его, и ужаснулся, каялся┘ Почему европейские классики писали об общечеловеческом, исходя из┘ что лишь высшее в человеке истинно человеческое?.. писали о вечных проблемах, - а мы только о своем, о себе, о том, как мы бедны, грешны, ущербны. Хотя Запад такой же, ежели не хуже. Но их гениям удавалось оторваться от земли, а мы в ней погрязли, и оттого┘ Вы прочли? (Показывает на листы.) "Что я хочу сказать".

Тихон. Содержание сей главы известное. Об истязании и самоубийстве несчастной. (Снимает очки .)

Ст-Д (с отчаянием). Так, кто растлил, довел до самоубийства? Такой представил? (Указывает на листы, затем с удовлетворением.) Вот только что, - если бы я, так сказать, не дал христианского имени┘

Тихон. Вера в вас чувствуется, но неужели в самоубийстве тоже? Ужасный грех.

Ст-Д. Ужасный грех √ мой. Мне не достало таланта дать положительного примера. Здоровую семью, любовь без боли┘

Тихон. Может быть, подобного вы не встретили в жизни?

Ст-Д. Как вы можете сказать такое? Вы грубый циник. Если так унизительно думаете о природе человека. Я такого не думаю┘ Однако┘ смог показать лучшего человека лишь больным, непременно страдающим, слабым, жертвой. Но это от недостатка дарования. Всякий раз я намеревался, обещал, описать убийцу раскаивавшимся, безбожника уверовавшим, развратника исправившимся, и┘

Тихон. Христос тоже был принесен в жертву. И победил. (Пауза.) И ваши сочинения нужны тоже униженным и оскорбленным. И разве не сами вы √ и князь Мышкин, и Настасья Филипповна, и Сонечка Мармеладова, и подобные? Переложить Евангелие на современное, помочь страданию, хотя ценою своего. (С восхищением.) А как у вас написано: "Почему дите плачет?" Мистический вопрос, ассоциация с Страстной Богоматерью: ведь Она добровольно превечно жертвует Сыном... Мать, рождая ребенка, сама отдает его в мир на муки┘ "Почему дите плачет?.." У вас девочка?

Ст-Д. Спасибо. Спаси Бог, если мне удалось это донести. (Пауза.) Вы назвали моих несчастных героев┘ Но я же их мучитель и жестокий судия! А этот мой нераскаянный грех, завлекательно представленный, что отторгнул издателя. (Пауза.) Но она сама довела, распалила.

Тихон (после паузы). Подруга ваша распалила?

Ст-Д. Тоже по лицу моему прочли, наверное? (Неуверенно.) Пощечину имеете в виду. (Пауза.) То привлекала, то отталкивала. Говорила, что хочет за меня, когда я не мог┘ А когда смог √ первая жена моя больная тогда умерла, - отказалась.

Смех Полины и звук пощечин. Тихон и Ставрогин-Достоевский встревожены. Высвечивается световое пятно, другое, чем предыдущее, и силуэт женской фигуры (Полины).

Ст-Д. (испуганно оглядывается на видение). Наваждение. Во всю жизнь.

Голос Беса-Полины. Женская любовь √ это разрывание естества не только во имя природы, но ради большего и тобой непонятого. Что женщина каждый месяц кровоточит и, даже не имея детей, ищет опоры, защиты. И ее красота, ее любовь хранит. Об этом ты написал?

Ст-Д. Мой талант иного рода┘

Голос Беса-Полины. "Твой талант". А он - не я ли? (Издевательский смех.) А ты еще хотел равенства в отношениях со мной, с ним┘

Видение исчезает. Ставрогин-Достоевский безуспешно ищет его.

Ст-Д. Исчезло. (Растерянно.) Она мне мстила. Я понимаю, за что. Наверное, так оплачивается успех у читателей.

Тихон. Полина √ Аполлинария? (Достает из шкафа том "Жития святых", одевает очки, листает, читает.) Пятого генваря, Аполлинария. По житию тоже отвергалась от брака, а затем обвиняема была в растлении сестры, когда спасалась в мужском монастыре в мужеском образе.

Ст-Д. А Федор?

Тихон. Феодор Студит? (Ставит том на место и достает другой, листает.) Житие своего святого покровителя писатель должен знать хорошо. Преподобный Феодор √ великий страстотерпец, византийский аскет, написавший монастырский общежительный устав. Из которого происходят многие последующие правила.

Ст-Д. Они в разное время жили? Аполлинария и Федор?

Тихон. Аполлинария раньше. Почти античное время.

Ст-Д. "Античное время". Нам представляется едва не раем. Высокообразованный культурный слой - и варвары в аду, рабы, которых Аристотель не считал людьми, а одушевленными механизмами. Так ценилось высшее. И христианство это высшее возвысило еще более. Хотя ценой уничижения плоти, особенно женской.

Тихон. Так вот святая Аполлинария свою красоту и добродетель скрывала, чтобы не вызывать кривотолков и дурных чувств.

Ст-Д. А Полина наоборот, не умела и не хотела ничего прятать. Меня третировала как бы свысока.

Негромкий женский смех Беса-Полины. Ставрогин-Достоевский и Тихон вздрагивают.

Ст-Д. Любовь, переходящая в ненависть. Доброта в злобу. Скромность в нескромность. Красота, которая вблизи едва не уродством. Но ее высокомерие меня направляло к сочувствию всем униженным┘ И, как ни странно, в общении с ней у меня почти не было припадков; был здоров.

Тихон. Вы не излишне демонизируете вашу подругу? Исходя из особенностей вашего дарова...

Ст-Д (перебивает). Нет! Она меня "сдемонизировала". Так скажу. Проходит другая женщина √ мне мерещится она. Помнится еще: были мы с ней в картинной галерее┘

На стене появляется световое пятно. Шум пира, приближающиеся звуки погони и истязания женщины: лай собак, цокот и ржанье коня, удары хлыста, женские крики.

Тихон. В Дрездене. Картина Клода Лоррена.

Ст-Д. Нет. С Ботичелли. Видение на пиру┘ На пиру жизни... Обнаженную женщину преследуют собаки и рыцарь на коне. Красавица, видите ли, не утолила его страсти, и эта сцена, привидение, повторяется в каком-то замке. Ботичелли изобразил в нескольких картинах все фазы этой страсти.

Крики обрываются, но удары громче. Тихон и Ставрогин-Достоевский всматриваются и вслушиваются.

Тихон (печально). Забили.

Ст-Д (с усмешкой). Нет. Не чувствует боли. Никогда не чувствовала. Кричала - на публику. После касания дьявола чувство боли может теряться? Ну и женская природа. Реагируют на воображаемое, чем на действительное.

Тихон. Как и ваша светлость, князь, писательская, наверное.

Ст-Д. Князь? (Смеется.) "Князь тьмы"?

Ставрогин-Достоевский с дрожью обнажает нож, вынимая его из-за пазухи, и приближается к Тихону, который угрозы сначала не замечает. Звуки преследования сменяет фрагмент светозвукового "видения Матрешки".

Тихон. Но вы свою пассию также наказали. Убили совместно с князем Мышкиным.

Ст-Д (продолжает с ножом приближаться к Тихону). Да. Да. Рогожин-убийца √ тоже я.

Тихон увидел угрозу и перекрестил Ставрогина-Достоевского, тот опускается на стол. Усиление звукового фона и затемнение. Затем гула нет и обычное освещение: в келье Амвросий читает по Требнику, а Келейник держит бьющегося в судороге Достоевского.

Амвросий. "Заповеждь ему отити оттуду, дабы ктому ничтоже вредно во образех знаменоваемых содеял┘"

Келейник. Женщина виновна.

Амвросий (продолжает молиться). "Но да приимут крепость себе знаменоваемии державную, наступати на змию и на скорпию и на всю силу вражию, им же еси повелел┘"

Келейник. Дочери Евы. Уравнять себя с мужчиной тщатся, и бесу душу отдают.

Амвросий (снимает очки). А другия готовые отдать, уже дерзая равняться в творении с Богом. (На Достоевского.) Вот по благословению во браке промеж писателями счастливое исключение, однако ж сердце в плену - не жены законной, а неудачливой ея предшественницы. Подай Бог облегчиться страдальцу от сего┘ (Молится.) "Твое бо поется и величается от всякого дыхания, и славится со страхом пресвятое имя, Отца и Сына, и Святаго духа┘"

От Достоевского отделяется Бес-Полина. Достоевский перестает биться. Беса-Полину видит только Келейник, в ужасе крестится и пытается перекрестить Беса.

Амвросий. "И славится со страхом пресвятое имя, Отца и Сына, и Святаго духа. Ныне и присно во веки веков".

Бес-Полина (Келейнику). Павел, Павел, зачем ты меня гонишь?

Келейник (испуганно). "Савл". В Писании "Савл". (Амвросию растерянно.) Савл в Писании? "Савл, Савл, зачем ты меня гонишь?" Что я говорю? (В ужасе кричит .)

Бес-Полина (со смехом). Хочешь искусство уничтожить, ненавистник? Жизнь выпрямить? А кого князем мира называют? Кто всему правит?

Келейник (с ужасом). Изыди, сатана! (Крестится и пытается перекрестить Беса .)

Амвросий (спокойно Келейнику). Видение женщины?.. Ну, да. Ты ж в девстве к нам сюда постригся. (Снимает со стены распятие и дает Келейнику.)

Келейник с распятием, а Амвросий с епитрахилью в руках наступают на Беса .

Амвросий (Бесу властно). Ты нам соблазн. Изыди!

Бес-Полина со смехом уворачивается от монахов (Амвросий бьет епитрахилью, как бичом), и, наконец, исчезает. Амвросий и Келейник склоняются над спящим Достоевским.

Амвросий. Успокоился, страдалец. Надолго ли. И мы с тобой, брат Павел, слабы, грешны. Вот мы его облегчили, от чего он последним мучался, но бес, √ говоришь, бес?.. √ возможно, его гений. Как с этим? Как мы читаем кающимся: "Аще ли что скрыеши от мене, сугуб грех имаеши, внемли убо: понеже бо пришел еси во врачебницу, да неисцелен отидеши".

Келейник. Надо еще солью. И святой воды.

Звуковой фон. Световая имитация вращения сцены, и та превращается в обычную комнату; прежнее неестественное освещение. В центре Достоевский и Полина, в стороне под иконами молятся Амвросий и Келейник. Световращение замедляется.

Достоевский (виновато целует руку Полины и задерживает ее у своего лица). Новые духи?

Полина (с иронией). Что ты мне обещал подарить. С выигрыша.

Достоевский. Прости. Ты простишь, знаю. Я кругом виноват. Но я сдержу слово.

Полина. Лучше, не держи. Станется дешевле.

Достоевский. Когда я вчера сперва выиграл, я думал о подарке тебе. И аромат остался.

Полина. А меня винят, что я кружу тебе голову. А это твоя фантазия.

Достоевский. Возможно. От нее весь мир у меня идет кругом.

Полина. Или вращается рулетка. Она тебя вдохновляет: после проигрыша тебе пишется.

Достоевский. Мое вдохновение √ всегда ты.

Полина. Конечно. Тогда меня остается проиграть.

Достоевский (пытается обнять Полину). Вот и новое придумала. Тебя любить, √ как любить нескольких женщин.

Полина (уклоняется от ласки и усмехается). Да? Одновременно?

Достоевский. Иногда даже┘ девочку. (Смеется.) Неужели ты меня по-прежнему любишь?

Полина (с горькой иронией). Когда я отдала тебе все?.. "Даже девочку". Правда, ты сказал, что невинность существует только для того, чтобы ее терять. Но почему-то это касается только женщин.

Достоевский. Я так сказал? Мы говорили о том, что зло первично, а добро √ его лишь антитеза. Неделанье зла. И потому Христос┘

Полина (перебивает). Так, вот я теперь, похоже, √ это: что оно первично. Зло... Хочу оправдать себя тем, что вот мол √ "отдала все". Но, кажется, тебе удалось открыть во мне что-то, чего я √ да - в себе боюсь┘ Наверное, потому, что ты вдвое старше меня, столько пережил и, конечно, умней.

Достоевский закуривает и дает папиросу Полине, та отказывается, но затем курит.

Полина. Ты за эмансипацию, но хочешь привязать к себе... Хотя, кажется, я отдала тебе и свое будущее. Которое темно. Не говоря о сегодняшнем.

Достоевский. Мое будущее, как и сегодняшнее, √ только с тобой. Ты знаешь. Как бы ни темно, как ты говоришь, оно было.

Полина (задумчиво). Возможно. Но возможно, что опять же за мой счет.

Достоевский (смущенно). Ты вчера расплатилась. Но я отдам. (Усмехается.) И духи, что тебе понравились. Сирень.

Полина. Я не деньги имею в виду.

Достоевский (после паузы). Да. Мужчина √ миллионер. Я проиграю, потрачу сто тысяч, двести, пятьсот тысяч, и останусь богат. А у женщины только рубль, но она его отдает весь. (Задумывается.) "Рубль цена┘" Кто-то говорил┘

Голос Амвросия (повторение в записи). Мадонна уже обыкновенной женщиной, а сейчас выходит публичная.

Голос Келейника (повторение в записи). Рубль √ цена привокзальная.

Достоевский (вслушивается в голоса и говорит про себя). Дорога жизни и дорога веры расходятся. Неужели жизнь всегда права? (Спохватывается и обращается к Полине.) Да. Женщина отдает все, ничего не оставляя себе. Но ее рубль √ дороже тех миллионов┘

Полина. Аморо эрго сум.

Достоевский. Что? Когито эрго сум. "Мыслю √ и существую".

Полина. Это у твоих философов. А мое - "существую, пока люблю".

Достоевский. "Амо эрго сум". (Обнимает Полину.) Я верну все и больше. Поверь.

Полина (насмешливо). Выиграешь. В карты, наверное, уже┘

Достоевский. Да. То есть нет. Но верну, обязательно. Клянусь.

Полина. Не клянись. Мне, по крайней мере.

Достоевский. Что значит "по крайней мере"? А другим?

Полина. Другой.

Достоевский. "Другой" не будет. (Обнимает.) Моя. Единственная.

Полина смеется.

Достоевский. Ты завладела моим всем. (Нежно.) Околдовала. Ведьма.

Полина (грустно). Да. Когда нет тебя. Когда нет "амо". "Любовь", по-латыни? (Целуясь, показывает, что как бы съест партнера.) Амо! Амо! Амо! (Одевает темные "страшные" очки .)

Достоевский (ласкает Полину). И деньги верну. Скоро. Обязательно. Но, главное, расплачусь тем, что ты останешься навсегда┘ со мной. Моей┘

Полина (снимает очки). На бумаге. В тиражах. Чтобы читали и млели какие-нибудь холостяки и несостоявшиеся дамы.

Достоевский (обнимает). Прости. Я человек-перо. Бумажная душа.

Полина. "Душа, обремененная трупом", - ты говорил. У тебя еще твою душу можно разделить на несколько. Ты серьезный человек, понимающий свои обязанности и не забывающий наслаждаться. Даже необходимым считаешь это, может быть, даже на том основании, что какой-то великий доктор или философ утверждал, что нужно пьяным напиться раз в месяц.

Достоевский. Что ты говоришь? Ты говоришь это, чтобы мне было больнее? Неужели ты так можешь думать? Ты для меня┘

Полина (раздраженно). "Женщина создана, чтобы давать, а мужчина, чтобы брать".

Достоевский. А ты хочешь наоборот.

Полина. Да! Наоборот! Но не в пошлом смысле! (Угнетенно.) Но и в непошлом ты все у меня забрал. Во мне видишь женщин будущих романов, где мое поделено между хорошими и дурными, красивыми и уродливыми, молодыми и старыми. А меня живую не поделить. У меня только "амо"... Постой: "анима" - жизнь?

Достоевский. Прости. Я опять проигрался. Но ты ведь и хочешь видеть меня таким.

Полина (насмешливо). "Униженным и оскорбленным"? Чтобы ты мог их описать?.. (Грустно.) Ты мне ничего не должен. Я буду. И ты меня забудешь. Живую меня. Оставив в сочинениях.

Достоевский (страстно обнимает и целует). Что ты говоришь?! Никогда! Как ты можешь так меня оскорблять?! (Обнимается.) Говоришь, что я тебе открыл бездну. Но и ты во мне их открыла. Это тебя пугает? А почему я этого не боюсь?

Полина (как бы пугая). Меня не боишься? (Печально.) Так жить невозможно. Иногда я думаю, что мне надо броситься под поезд. Но я этого не сделаю.

Достоевский. Но почему, почему мы должны расстаться?!

Полина. Потому что я сгораю. С тобой меня бросает в жар и холод... Тебе нужны мои чувства, а во мне остается одна зола. Осадок на дне.

Достоевский (ласкается). Полечка, матрешечка, люблю, люблю, тебя люблю, неужели мне не веришь?

Полина смеется злым смехом и делает партнеру больно.

Достоевский (сдавленно). Больно┘ Отпусти┘

Полина (зло смеется). А ты меня... А ведь не отпустишь┘ В твоих фантазиях. И в них делай со мной, что ты хочешь┘

Световращение усиливается и резко останавливается. Исчезает гул. Опять келья Амвросия. Полины нет. Амвросий с Келейником читают молитвы и кропят святой водой (и мажут елеем) спящего Достоевского.

Келейник. Значит, отпустил ему, батюшка, грех?

Амвросий. Пуще он перед читателями своими исповедуется. Особливо в мысленных грехах. У кого таких нет? И будущее ему надо провидеть. Писателю все нужно познать.

Келейник. Душу готовы отдать.

Амвросий. Что? (Пауза.) Но главное, что для нас с тобой будущее √ в вечности, а им √ здесь через сто лет.

Келейник. Грешно смотреть Божьи тайны.

Амвросий. Грешно √ что сегодняшние какое "будущее" делают. И будут поэтому тогда тоже (усмехается) писатели, монахи, женщины┘

Появляются кукольные персонажи. Келейник, глядя на них, крестится.

Амвросий. Вроде те же, да не те же. (Насмешливо.) "Всечеловеки".

Кукольные персонажи исчезают.

Амвросий. Тут разговаривали недавно, что коммунистическое общество будет не бессословным, а напротив, и с сильным верхним правящим слоем. У нас в Оптиной, скажем, расположиться ихнему действительному тайному советнику, хотя ему называться по-иному.

Келейник. Некако странное, батюшка, глаголеши. Не демократия, а порядок тогда, значит, утвердится?

Достоевского кропят святой водой и читают молитву: "┘быти ему владыце лукавстия, и всем споспешником его, спадшим с ним с вышния светлости, и обрати на бежание, и заповеждь ему отити оттуду, дабы к тому ничтоже вредно во образех знаменоваемых содеял┘" Темнеет. Бьет колокол. Затем измененное освещение. Кабинет Парторга в училище на месте Оптиной пустыни, 1960-е годы. Те же стол, стулья, шкаф с книгами, цветы, но вместо постели и икон - диван, портреты, радио, телевизор и телефон. Парторг и Заместитель - куклы, похожие на Тихона и Келейника. Слышны тарахтенье трактора, визг электропилы, выкрики рабочих. Стук в дверь.

Заместитель. Войдите! (Встает, открывает дверь .)

Входят Достоевский и Полина. Парторг и Заместитель жмут руку Достоевскому и целуют руку Полине.

Достоевский. Позвольте представиться. Достоевский. Федор Михайлович. Ленинградский журналист┘ Моя жена Полина. Аполлинария.

Парторг (представляется). Парторг сельхозпрофтехучилища, Тихон Амвросьевич.

Достоевский (Полине с удивлением). "Тихон Амвросиевич"┘ Чудо! Но куда-то вниз.

Заместитель (представляется). А я замсекретаря.

Достоевский. На месте монастыря, значит, теперь будет сельскохозяйственное училище?

Парторг. Почему будет? Уже давно есть. Лет сорок-сорок пять, как монастырь прикрыли.

Заместитель. Так нам сорок, сорок пять? Как же мы юбилеи проворонили?

Парторг. Так не сразу нас сюда. Чего тут не было. Детская колония, лагерь польских военнопленных, дом отдыха, лесопилка одно время была, а в войну штаб маршала Рокоссовского. (Достоевскому.) Вы и про это будете писать?

Занавес .

ВТОРОЕ ДЕЙСТВИЕ.

Неестественное освещение. Кабинет Парторга сельскохозяйственного училища на месте Оптиной пустыни, 1960-е годы. Те же стол, стулья, шкаф с книгами, цветы, но вместо постели и икон - диван, портреты, радио, телевизор и телефон. Парторг и Заместитель - куклы, похожие на Тихона и Келейника. Слышны тарахтенье трактора, удары молота, визг электропилы, выкрики рабочих. Стук в дверь.

Заместитель. Войдите! (Встает, открывает дверь .)

Входит Журналист и его Жена (куклы, похожие на Достоевского и Полину), в руках у них, соответственно, портфель и сумка.

Журналист (пожимая руки). Позвольте представиться. Михаил Федорович. Ленинградский журналист┘ Жена

Жена (пожимает руки). Полина.

Парторг (представляется). Парторг сельхозпрофтехучилища, Тихон Амвросьевич.

Заместитель. А я замсекретаря.

Журналист (Жене с удивлением). "Тихон Амвросиевич"┘ Чудо! Я говорил, здесь охватывает такое ощущение. На месте монастыря, значит, теперь будет сельскохозяйственное училище?

Парторг. Почему будет? И что все монастырь поминаете? Лет сорок-сорок пять, как его закрыли.

Заместитель. Так нам сорок, сорок пять? Как же это мы юбилеи проворонили?

Парторг. Так не сразу нас сюда. Чего тут не было. Детская колония, лагерь польских военнопленных, дом отдыха. Вроде, лесопилка одно время была. А в войну штаб Рокоссовского. Вы и про это будете писать?

Журналист. Про маршала, на голову которого мочились?

Парторг и Заместитель смущены.

Парторг (недовольно). Теперь пошло. Что у Покрышкина был американский истребитель. И что звездочек-де у него на фюзеляже рисовали больше, чем он фрицев сбивал.

Заместитель (Парторгу). Разве на Рокоссовского следователь мочился? Не на Мерецкого?

Парторг (после неловкой паузы). Маршал Мерецков воевал под Ленинградом... А я в партизанах.

Журналист. Ну, в партизанах не такое было. Лаврентий Берия руководил. (Усмехается.) "Смирись, гордый человек", √ учил Достоевский.

Парторг. Да. Федор Михайлович здесь у нас был. Литературное место. (Повернувшись к Заместителю.) Не одно только партизанское┘

Журналист. Не от вас поговорка "чем дальше в лес, тем толще партизаны"? (Смеется.)

Заместитель. Чем дальше влез, тем ближе вылез┘

Журналист (смеется, затем преимущественно Жене). Я здесь себя ощущаю почти писателем. Тот Федор Михайлович, я Михаил Федорович. А ты почти моя муза? А это место почти описано в "Братьях Карамазовых"; старец Зосима.

Парторг (с иронией). Тогда я почти этот старец.

Журналист. Тихон тоже был - в "Бесах". Так и так - духовный руководитель.

Жена (неприязненно). С этой достоевщинкой┘

Парторг. Хотели писать о нас, мне звонили.

Журналист. Да. (Жене.) Лучше, чем в "Братьях Карамазовых" не напишешь? (Пауза.) Все же √ как та его фантазия давит. С ума сойдешь.

Жена. Здесь еще Толстой и Гоголь были.

Журналист. Толстоевский. (Смеется .)

Парторг. Но сегодня у нас нет тех┘ конфликтов, - потому что в созидательной работе. Некогда, так сказать, предаваться иллюзиям.

Журналист. Да. Громоздили Бога-дьявола┘

Жена (смотрит на часы). Лекарство выпил?

Журналист смотрит на часы, берет у Жены упаковку таблеток и глотает одну таблетку.

Журналист (Парторгу и Заместителю). У меня припадки бывают.

Жена. Ревности.

Журналист. Как у Льва Толстого. Говорю "толстоевский".

Жена. У всех писателей сейчас вроде ложной беременности, как у женщин, которым очень хочется родить. У них увеличивается живот┘

Журналист (с юмором). Отрастет борода классика. И нет месячных.

Жена. Ежемесячной зарплаты?.. Но, главное, внутри - пусто. И еще, что у женщин лечится, а графоманство┘

Журналист. Как не лечится?! Гоголь обратился к церкви, и перестал писать, сжег рукописи. Толстой тоже: литературу на религию поменял, "если можете √ не пишите" его фраза тогда...

Жена. А ты можешь?

Журналист. Что?

Жена смеется. Парторг включает радио: позывные "Широка страна моя родная". Затем голос диктора: "Трудящиеся Советского Союза стали на трудовую вахту в преддверии открытия съезда партии┘"

Заместитель (пытается включить телевизор, но он плохо показывает; Журналисту). У вас работает. А у нас┘ (Делает механический жест .)

Парторг переключает радио, и врывается пошлая песня. Заместитель реагирует с удовлетворением, но Парторг опять включает Голос диктора: "┘поздравляют с замечательным достижением советской науки √ запуском спутника вокруг Луны. Сейчас вы, товарищи, услышите позывные┘" Парторг выключает радио.

Парторг. Спутник вокруг Луны запустили к Съезду .

Заместитель. Сейчас все про Съезд.

Журналист. Да так, что (с юмором, понизив голос) утюги, говорят, опасно включать √ они про Съезд начнут говорить.

Парторг и Заместитель смущены.

Жена (смеется). Расскажи. (Парторгу и Заместителю.) Такое он хорошо рассказывает. У него это как любовь.

Журналист. Последнее время слишком много анекдотов. Не запоминаю. Прямо болезнь.

Жена. Ложная гениальность.

Журналист. Федор Михайлович забывал имя законной жены.

Жена. Потому что сердце принадлежало другой.

Журналист (после паузы). Да. У него на таможне спросили паспорт жены┘ В ХIХ веке женщина не имела паспорта, у мужа он находился. (Обращаясь ко всем.) Спросили у него паспорт жены, а он: "Аня, как тебя зовут?"

Жена (печально). И однажды не узнал своей той роковой любви. Аполлинария пришла однажды, когда уже был женат, дети, - и ее не узнал. Хотя всю жизнь образ ее в нем жил и во всех женских персонажах. Муза его инфернальная. (Пауза.) Ну, рассказывай. "Девочка пошла в школу в неглаженном┘" Как ее звали хоть?

Коротко повторяется "видение Матрешки", воспринимаемое только Журналистом. Появляется звуковой фон.

Журналист (всматривается в видение и говорит сбивчиво). Матрешкой┘ Мне кажется┘ что происходит сейчас, наши разговоры, - их тень┘ Может быть, этого нет┘ Шум какой-то у вас здесь┘ в ушах. Вроде, как после колокольного звона. Послевкусие.

Заместитель. Вы все про монастырь? А мы уже забыли.

Жена (Журналисту). Лекарство не действует? (Достает из сумки упаковку таблеток и дает одну таблетку Журналисту .)

Журналист (растерянно). А что было √ реальней. Раскольников, Свидригайлов, князь Мышкин, Ставрогин┘

Жена. И женские роковые персонажи?

Парторг (Журналисту). Так что хотите рассказать?.. Ближе б к теме┘ Или, знаете? - давайте перекусим. (Делает жест Заместителю .)

Заместитель. Конечно, конечно. (Идет к шкафу.) По месту┘

Заместитель и Жена сервируют угощение.

Парторг . Как говорится, "соловья баснями не кормят".

Журналист. А я предусмотрел. (Достает бутылку водки .)

Парторг (рассматривает бутылку). А у нас есть такое же свое производство.

Журналист (рассматривает цветы). Искусственные! Я-то думаю: чего не вянут?

Парторг. А почему должны вянуть?

Журналист. Говорят, от присутствия нечистой силы.

Жена (неуверенно). Откуда здесь нечистая? Наоборот, место святое.

Заместитель и Жена ставят на стол бутылки и закуску. Все выпивают, после чего несколько пьянеют; Заместитель и Жена проявляют взаимный интерес.

Заместитель (Жене). Посолите. Огурец без соли┘ (Непристойно манипулирует огурцом .)

Жена. Я соленого не употребляю.

Журналист. Я же говорю┘

Жена. Что... (Парторгу и Заместителю.) Муж меня считает ведьмой.

Парторг. Это нередко, мужья.

Заместитель (наливает Жене в рюмку). А вот противоядие. "С чего начинается Родина".

Журналист. Спиритус, сиречь дух┘ На чем стоим, когда религию отменили.

Парторг. Одно не исключает другого. Наоборот, даже, √ известно, попы всегда "квасили". Говорите, для изгнания нечистого духа?

Заместитель (угощает Жену). Кто девушку ужинает, тот ее и танцует.

Жена (смеется). А я девушка?

Заместитель. Вы женщина специальная.

Журналист. Так вот последний анекдот. Джентльмены пьют виски, в одном из стаканов яд┘ Нет, не так. "Смелость по-английски, по-французски и по-русски". Десять англичан пьют виски, в одном из бокалов яд, но джентльмены не расходятся. Смелость по-французски: десять мсье и десять мадмуазель; известно, что одна из женщин больна, но все продолжают предаваться наслаждениям. Десять русских: точно известно, что один из них стукач, но все рассказывают политические анекдоты.

Заместитель (Парторгу, но отчетливо). Таких центр присылает┘ (Стучит пальцами по столу и делает жест в сторону телефона и Журналиста.) Настучать┘

Парторг (гримасничает; к Заместителю). Если б он роман накатал┘ На Нобелевскую┘ (Отчетливо ко всем.) Тем более такой день. Спутник запустили к Съезду.

Журналист. Осталось только камни в хлеб превратить, чтобы в Америке не покупать.

Парторг (раздраженно). Ну и сельское хозяйство поднимаем. Целину подняли, сколько миллионов бросили┘ А вы с "неглаженными девочками".

Заместитель. Водка стынет! (Всем наливает .) Русское вливание не терпит отставание.

Парторг. Да. И еще вмаж-ка гостям еще по рыбке этой┘

Все выпивают и едят.

Заместитель (накладывает Жене и Журналисту и обращается к последнему). Вы б про любовь. Как это хорошо у французов, сказали.

Парторг. За анекдоты теперь не наказывают. Учение Маркса, получается, не всесильно.

Журналист. Лучше б в марксизме были изъяны. Знаете, чтобы архитектурный проект приняла комиссия, делают какой-нибудь ненужный балкончик, на который критики тотчас набрасываются. Балкончик убирают, и проект принимают. Называется "поставить собачку". Человек √ творческое существо. "По образу и подобию".

Жена. Или вроде той "собачки"?

Заместитель. Которую нужно "поставить"?

Журналист (после паузы). Но Творец снабдил людей недостатками, иначе жизнь была б невыносимой. (Жене.) Может быть, у Творца недостатки тоже? Он же по "Своему образу и подобию" нас создал┘

Жена. Что есть у Творца?

Заместитель. В потенции все есть. Главное.

Журналист (раздраженно отодвинул ногу Заместителя от ноги Жены). Как в женской моде: стремление к новизне, вопреки здравому смыслу.

Парторг (Заместителю с укоризной). Еще одну звездочку хочешь себе на ж┘ На заднице. "Покрышкин". (Ко всем, но преимущественно Журналисту.) Так, вы согласны, что основополагающие принципы нашей политики √ правильные┘

Журналист. Согласен, согласен. Марксизм абсолютно и во всем прав. Но при идеальной системе перемены могут быть лишь к худшему, а люди всегда стремятся к переменам.

Жена. Как у Достоевского: во всем видеть трагедию.

Журналист. Великого писателя, между прочим, за письмо Белинского чуть не повесили. Но тогда литература была.

Жена. Может, тебе еще таблетку принять?

Заместитель. Или давай анекдот.

Журналист. Вот и размениваемся... (Парторгу.) А у вас поповская внешность. Возле храма к вам, наверное, подходят женщины под благословение.

Парторг. Давайте анекдот.

Журналист. Классиков за них тогдашние инквизиторы сразу били по пальцам и направляли в Сибирь┘ Но с нами иначе нельзя┘ Но главное, все же их направляли на "вечные темы". (Парторгу и Заместителю с гримасой.) А сейчас "по радио все: "съест-съест, съест-съест", - и девочка побоялась утюг включить┘"

Все усмехаются. Парторг хмурится и включает радио. Опять пошлая музыка, на которую положительно реагирует Заместитель, но Парторг переключает на "Интернационал" (или писк мелодии, передаваемое спутником).

Жена. Спутник. Специально сделали. (С иронией.) Вот это и есть теперь вечное.

Голос Диктора. Говорит Москва. Работают все радиостанции Советского Союза. Передаем сообщение ТАСС. Сегодня в семь утра с космодрома "Байконур" ракетою-носителем на орбиту вокруг Луны выведена автоматическая станция Луна-двенадцать┘

Парторг (выключает радио; Журналисту и Жене). Надоело? А надо - испытывать гордость, что Россия доказала всему миру, который объединился против. А вы анекдоты. Значит, "те" талантливее, что перетягивают на свою сторону?

Журналист (угнетенно). Они там талантливее имитируют цель и содержание жизни.

Парторг. Для дураков.

Журналист. Которые в большинстве.

Жена (усмехается). Проглотил аскорбинку?.. А себя умным считаешь.

Журналист. Рядом с тобой.

Жена. Это женщины умеют у вас создавать такие иллюзии.

Журналист. Некуда только нас за это ссылать. (Гримасничает.) За границу.

Парторг. На трудовое перевоспитание к нам присылают.

Журналист. А у нас везде, говорят, "социалистический лагерь". (Пауза.) Раньше какие светила сюда приезжали, попы их тут привечали┘ А с другого конца √ снизу - музы.

Жена (закуривает с участием Заместителя).Я недостаточно стервозна? Это от плохого искусства. Наша связь с искусством интимна, и когда оно тупо √ мы тупы, и наоборот. (Журналисту.) "Катарсиса нет"? Энтелехии?

Журналист. А в самом деле. Энтелехия √ это живая душа?

Все, кроме Журналиста, застывают, как неподвижные куклы. Звуковой фон усиливается. Появляется световое пятно и звуки истязаемой женщины и погони, которые воспринимает с тревогой только Журналист. Персонажи вновь оживают.

Журналист (растерянно). С Аполлинарией Сусловой тоже был такой своеобразный конфликт.

Жена. Не тоже, а на противоположной почве.

Заместитель (после паузы). Почвы у нас - подзол┘

Жена держится за голову: ее "мутит". "Видение" исчезает.

Журналист (склоняется над Женой). Пересолили картошку.

Парторг (тоже склоняется над Женой). Нехорошо?..

Заместитель наливает в стакан воды из графина и дает Жене. Та пьет, и ее тошнит.

Парторг. Бывает, нашу воду не переносят...

Журналист. "Святая"?

Парторг. Глаза побелевши┘

Жена одевает темные очки. С улицы доносятся крик ("Матрешки"): "Как, как это? За что┘ За что меня? Ой┘ Больно┘ Отпусти┘". Все встревожены. Заместитель убегает. Жена снимает очки.

Парторг. Ттвою мать!.. опять руку кому-то отрезало. "Техника опасности, безопасности┘"

Заместитель вводит окровавленную Девку (куклу).

Заместитель. Вот. Тут не рука, другое место.

Девка (рыдает и истерически смеется). Обманул┘ Меня обманул... Ну, ладно... Я виноватая. Сама я┘ Теперь как же жить буду?.. Нельзя┘

Заместитель (Журналисту). Вот таких присылают. А тут своей шпаны┘

Жена пытается успокоить Девку.

Журналист. Матрешка номер два.

Парторг (Девке). Кто пихнул┘ под пилу что ли?

Девка (с истерикой). Я виноватая. Сама я┘ Теперь как же жить буду?!

Журналист. Вот √ реальность.

Парторг. С народом √ доверяй, но проверяй.

Девка ведет себя развратно-вызывающе по отношению к мужчинам, Жена пытается ее приласкать, а Заместитель бьет по щекам.

Девка. Перевоспитывать хотите?! Вот вам! Себя перевоспитайте! Вы правильные √ я неправильная?! Вы правила писали?!

Заместитель (бьет Девку и говорит с удивлением). Ей не больно.

Жена (с иронией Журналисту). Как нечистой силе?

Журналист ( Жене с издевкой). От фригидности. (Щиплет Жену.) Не больно? Скажи, не больно?

Жена (отклоняется от мужа и переживает за Девку). А протеста в этом не видишь?

Журналист (Жене). Ух, диалектик!.. А она реализовалась... "Матрешка" как символ России, √ потому этот образ преследовал нашего гения. Сам его создал: вдохновляющую жертву.

Заместитель. Раньше-то, небось, заплатил ей рубль √ и всех делов.

Голос Амвросия (повторение в записи). Мадонна уже обыкновенной женщиной, а сейчас выходит публичная.

Голос Келейника (повторение в записи). Рубль √ цена привокзальная.

Заместитель (измененным голосом, подобно голосам Амвросия и Келейника). Рубль √ были деньги. Все было конкретнее.

Парторг (измененным голосом). А еще лучше в романах.

Жена (измененным голосом). Почему-то все романы √ за наш счет. Женщин.

Журналист (измененным голосом). Такой жанр, чтобы воспринималось читателем: женщина продается и отдается. За деньги, за печать в паспорте, положение┘

Парторг (Журналисту раздраженно о Девке). Вот каких присылают. У нас что √ помойка? Вот об чем пишите. (Заместителю о Девке.) Комсомолка?.. Убить мало.

Журналист. Убить? (Сует руку за пазуху и вынимает авторучку, смотрит на нее.) Или описать? А что писать, когда все написано.

Темнеет. Девка не видна, а Парторг и Заместитель застывают, подобно памятникам. На них с ужасом смотрит Журналист.

Журналист. К Доске Почета что ли памятники? "Гвозди б делать из этих людей┘" Маркс с Энгельсом!.. А я не бронзовею?

Журналист застывает в позе памятника, например, Пушкину. Жена превратилась в скульптуру скорбящей женщины. Темнота. Негромкие удары колокола. Загорается свет: келья начала ХХI века, похожая на таковую Амвросия. Колокольный звон прекратился.

Голос Писателя (за дверью). Во имя Отца и Сына и Святого Духа┘ (Пауза.) Во имя Отца и Сына┘ (Пауза.) Молчание┘ Что за дела?

Открывается дверь и входит Писатель (кукла). Осматривается.

Писатель. Ау!.. Пустынь, она и есть пустынь. Пусто┘ Еще раз что ли постучаться?

Писатель выходит, стучится в дверь.

Голос Писателя (за дверью). Во имя Отца и Сына и Святого Духа┘ (Пауза.) "Аминь" должны ответить. То есть "входи" у них. Полагалось.

В углу у икон становятся заметны коленопреклоненные фигуры Старца и Монаха. Писатель входит, но этих фигур не замечает.

Писатель. Черт бы их всех побрал┘ (Испуганно закрывает рот рукой.) Хотя чего? Никого нет. И потом Оптина Пустынь эта пресловутая┘ пресловущая┘не та теперь, конечно, что прежде. Знаменита, небось, гомосексуализмом┘ (Опять закрывает рот, затем подходит к шкафу и рассматривает книги.) Сочинения Достоевского, Федора Михайловича. Все правильно. Здесь был┘ А почему нет "Братьев Карамазовых"? Странное издание┘ (Оглядывается и замечает фигуры у икон.) Вот те на. Работа √ пыль столбом. (Подходит к молящимся фигурам.) Отцы!.. Послушайте. Пришел к вам презренный бумагомаратель, сиречь писатель. Акула пера. Примите грешника. (Не получив ответа, трогает фигуры √ те оказываются неподвижными манекенами и падают.) Может, и меня нет? (Ставит манекены на место.) Жуть. Может, святые мощи? Из химчистки... А я? (Замирает, подобно памятнику, например, Пушкину .)

Манекены оживают: у икон молятся Старец и Монах (куклы). Писатель стоит в нерешительности, затем заговаривает.

Писатель. Во имя Отца и Сына и Святого Духа┘

Старец и Монах, закончив молитву, отходят от икон и обращаются к Писателю.

Монах. Во-первых, не "святого", а "святаго".

Писатель. Ну, я в монастыре первый раз.

Старец садится на стул, приглашая сесть Монаха и Писателя, и те тоже садятся.

Писатель. Перекрестите меня, отцы. А не то не врубаюсь. Мы √ не тени, не призраки? Или бесы √ да.

Старец и Монах сами перекрестились и смотрят на Писателя с подозрением.

Писатель. Я для вас разве не прозрачен?

Монах (с усмешкой). Для нас √ конечно.

Писатель. Великие, кто здесь жили, были, - они же, должно быть, провидели. А творчество нередко - как бы предсочинение, предписание будущему.

Старец (после паузы). Подразумеваете посещение Достоевским? Преподобный действительно мог ему показать нечто из будущего.

Монах (усмехаясь). Нас показать.

Старец. Возможно, да.

Писатель. Вот я и имею в виду, что тогдашнее как бы реальнее теперешнего.

Старец. Когда под реальностью понимать вечное. Да, возможно.

Писатель. Вот мне и кажется... Такой же июнь и такая же цвела поздняя сирень... (Подходит к цветам.) Искусственные. Надо ж┘ А Федора Михайловича, говорят, смущал бес. Как выражаются, инфернальная муза, Аполлинария, Полина, Суслова... У женщин циклы биологически-истерические, а у нас исторические. Тоже кровавые.

Монах (смотрит на Писателя). Неужто видите на сто лет назад?

Писатель. Или те на сто лет вперед┘ (Подходит к шкафу и рассматривает книги.) Странное издание┘ Время что ли здесь остановилось? Была лесопилка, сельхозучилище┘ Хотя, возможно, те тоже где-то, и опять восстанут со всей грязью. До монастыря же пятьсот лет назад тоже был какой-то вертеп оптовый: разбойник Опта как основатель монастыря┘

Старец и Монах на многие слова Писателя реагируют отрицательно и крестятся. Выкрики и неразборчивые слова молитвы за стеной, звучащие несколько фальшиво.

Старец (Писателю). А вы пародии сочиняете? Или эту - для заграницы - "чернуху"? Что-то у вас о мужеложестве проскочило?

Писатель (испуганно). Я? Нет... Касаюсь духовных тем. На современном языке психологии.

Монах. Современный язык уже к уголовной фене близится.

Писатель. Так мы хамы┘ Такую страну пропили. ( Демонстрирует механические движения.) Варвары. Неодушевленные механизмы.

Монах. Варваров называли одушевленными механизмами.

Писатель. А мы неодушевленные.

Истерические крики за стеной усилились. Старец и Монах перекрестились.

Старец. Россия перед Вторым Пришествием.

Писатель. Как вы назвали? Ну, какая мы┘ Россия? Не хочется повторять великого имени всуе. Так, базар-вокзал; "Рашка"... А вместо Второго Пришествия, наверное, надо нам, нас, - очередное завоевание.

Монах (с усмешкой). А мы не завоеваны?

Старец (с иронией). Опять обновления хочется. (Монаху.) Были у нас "обновленцы".

Монах. Да. Молитвы переводили... "Твое бо поется и величается от всякого дыхания". (Писателю скептически.) Ну и как это по-русски?

Писателя передергивает. За стеной повторяются вскрикивания и слова той же молитвы (звучащие с фальшивым пафосом): "Бог богов и Господ господей, огненных чинов творец и бесплотных сил хитрец, и небесных и наднебесных художник, Его же не виде ни един же от человек, ни видети может, Его же убояся вся тварь┘" Звонит мобильный телефон Писателя.

Голос Беса-Полины (из телефона скороговоркой). Помню, целу..! (Прерывают гудки. )

Писатель (смущенно). Жена. Уложиться в секунды. Бесплатно. А сюда не поехала. Созвон только.

Старец. Вы верно заметили про женщин. Находясь в дискриминационном положении, они компенсировали активизацией своей природы, а сейчас при уравнении в правах все усреднилось.

Писатель (жестом соглашается). Об этом писалось.

Отчетливые слова молитвы, истерические выкрики и женский смех.

Писатель (о криках за стеной удивленно). Позвольте: женщина? Или┘ бес?

Монах (с иронией). Или одно и тоже. Писателя отчитывают. Был устроен при коммунистах. Вообще, устроен по жизни. А сейчас, вроде, открылся талант, и покой потерял, и деньги.

Опять звонит мобильный телефон Писателя.

Голос Беса-Полины (из телефона скороговоркой). Помню, целую, люблю!

Писатель (прячет телефон). Уложилась┘ Я здесь, как сто лет назад великий...

Старец (Монаху с усмешкой). При коммунистах к парторгам шли.

Писатель. Да. Тогда отчитают, так отчитают. (Пауза.) Бессонницей страдаю. По ночам пишу, и все в сознании вторичности...

За стеной крики, злой женский смех и слова молитвы, читаемой Амвросием: "Даждь заклинание мое, о страшном имени Твоем совершаемо грозно быти ему владыце лукавстия, и всем споспешником его, спадшим с ним с вышния светлости, и обрати на бежание, и заповеждь ему отити оттуду, дабы к тому ничтоже вредно во образех знаменоваемых содеял┘" Писатель падает, бьется в судороге и хрипит. Старец и Монах наклоняются к нему, и все трое превращаются в неподвижных манекенов. Затемнение. Негромко бьет колокол и стихает. Чтение молитвы Амвросием. Загорается свет: келья Амвросия, как в 1-м действии. Спящий Достоевский, над которым склонились Келейник и Амвросий (с требником и в очках).

Амвросий. "Да приимут крепость себе знаменоваемии державную, натупати на змию и на скорпию, и на всю силу вражию, им же еси повелел. Твое бо поется и величается от всякого дыхания, и славится со страхом пресвятое Имя, Отца и Сына, и Святаго Духа, ныне, и присно, и во веки веков. Аминь".

Келейник. Лучше страстотерпцу. С лица заметно. Просветлело.

Амвросий. Да? Взгляни хорошо, Павел.

С помощью Келейника Достоевский садится, но не пришел в себя. Келейник поднимает ему веки и рассматривает глаза.

Келейник. Еще грезит. (Отходит в сторону .)

Появляется Полина - в черном и с вуалью, - Келейник встревожен, тогда как Амвросий ее как бы не замечает. Полина подходит к Достоевскому и отбрасывает вуаль. Достоевский оборачивается, встает и смотрит, не узнавая.

Достоевский (в замешательстве). Чему обязан честью видеть вас?.. Кто вы?

Полина. Как? Не узнаете меня?

Достоевский. Ннет┘ Кто вы?.. К чему эта┘ таинственность?

Полина. Здравствуйте, Федор Михайлович. Федя┘ Знаменитый писатель. Забыл? Неужели...

Достоевский (неуверенно ) . Не знаю. Не помню.

Полина. Забыл. А называл своею┘ музой. Вечной подругой┘ Даже делал предложение выйти замуж┘ Кажется, любил. Может быть, и сейчас любишь?

Достоевский (тревожно). Полина? Нет. Не может быть. Нет. (Радостно.) Настасья Филипповна! Как же! ( Берет книгу.) Так, "Идиот", это у меня в самом начале┘(Зачитывает, иногда бросая невидящий взгляд на Полину.) "На портрете была изображена действительно необыкновенной красоты женщина. Она была сфотографирована в черном шелковом платье, чрезвычайно простого и изящного фасона; волосы, по-видимому темно-русые, были убраны просто, по-домашнему; глаза темные, глубокие, лоб задумчивый; выражение лица страстное и как бы высокомерное. Она была несколько┘"

Полина (вырывает книгу, и разбрасывает страницы). Прекрати! Меня все винят, но ты┘

Достоевский (не реагирует на слова Полины). Она. Из-за нее столкнулись князь Мышкин и Рогожин. (Усмехается.) А я √ оба их: и идиот, и жестокий убийца. Такие страсти┘ Настасья Филипповна? Но, возможно, не только она. (Пишет в записную книжку, посматривая на Полину и радостно бормоча.) Груша. Грушенька!.. "Вот она, эта ужасная женщина √ "зверь", как полчаса назад вырвалось про нее у брата Ивана. И однако же, перед ним стояло, казалось бы, самое обыкновенное и простое существо на взгляд, - добрая, милая женщина, положим красивая, но так похожая на всех других красивых, но "обыкновенных" женщин! Правда, хороша она была очень. Очень даже, - русская красота, так многими до страсти любимая┘ Катерина Ивановна мигом усадила ее в кресло и с восторгом поцеловала ее несколько раз в ее смеющиеся губки. Она точно была влюблена в нее┘" (Посмотрел на Полину.) Катерина Ивановна √ тоже. Тоже она┘ (Пишет.) "Вот я нижнюю губку вашу еще раз поцелую..." (Целует неподвижную Полину.) "Она у вас точно припухла, и еще, еще┘ Посмотрите, как она смеется. Сердце веселится, глядя на этого ангела┘ Нежите вы меня, милая барышня, а я, может, и вовсе не стою ласки вашей┘" (Записывает.) Лиза Хохлакова, - не забыть, - защемляет палец дверью, чтоб самой себя наказать...

Смех и частушка "Барин девушек пытал, / Девки любят али нет┘" (из "Братьев Карамазовых") или типа "Девки стоят три копейки, / A робята стоят рубль. / Как задумают жениться, / Трехкопеечный берут".

Достоевский (записывает). Пир на постоялом дворе в селе "Мокрое"┘ Пьяная сцена. Женщина провоцирующая, вокруг нее движение в романе и в жизни. (Закашливается .)

Достоевский отходит от Полины. Монахи подходят к Достоевскому.

Келейник (Амвросию тревожно). Бес смущает. А, батюшка Амвросий?

Амвросий (на скорбную Полину). Несчастная одинокая судьба. Без семьи и детей.

Келейник (смотрит на Достоевского). Каялся в двоемыслии, а без того в миру не прожить. Делать, во что веришь, и верить в то, что делаешь, разве только у нас здесь можно.

Амвросий (с сомнением). Здесь в Оптиной?

На заднем плане появляются неподвижными манекенами Кукольные персонажи.

Келейник (со вздохом). Да, бесы тоже веруют и трепещут √ что апостол написал, а ты, батюшка, как показал. Искусство, да и наука ихняя, - искушения. Христианство без понуждения - "розовое", как его ты обозвал, - или протестанская ересь, или научные, а пуще психологические теории и коммунистические тоже, - опровергни их √ и все: ноль┘ И "старцы" ихние, которых те слушали, √ разве ж те "старцы"? Когда монахи, ангельского чина┘

Амвросий (с усмешкой возражает). А апостол написал, что праведники будут судить ангелов? Не нас ли с тобой то есть, значит, тоже?

Достоевский (опять смотрит на Полину, затем приходит в себя). Было счастье┘ Гармония┘ Будто в раю побывал┘ Молодым, полным жизни, влюбленным┘ Да, в раю.

Келейник. И сейчас блазнит. Соблазняет.

Амвросий. "В раю", - значит, в раю. На время отдохнула душа. Он же из-за сына тоже пришел. Помянуть... (Перекрестился .)

Достоевский (окончательно приходит в себя, смотрит на Амвросия). Инквизитор?!.. (Успокаивается.) Отец Амвросий┘ В Оптиной я┘ Хорошо... Отлегло... (Видит сломанный стул, усмехается.) Это я вам память оставил? (Оборачивается на Келейника .)

Амвросий (откладывает книгу и снимает очки). Вспомнилось, сын Феодор, что тревожит┘

Достоевский. Сын┘ три года должно было исполниться. (Наклоняется к столу и записывает.) "Папа, не плачь┘ а как я умру, то возьми ты хорошего мальчика другого┘ Сам выбери из них всех, хорошего, назови его Илюшей и люби его┘" Тема младшего брата Карамазова Алеши. ( Встает, отворачивается с кашлем; снова обращается к монахам.) Какие видения были┘ Революция, которую я предрекал Западу, прокатилась - по России. Но стоила √ голов, сколько я писал. Но потом все вернулось. Круг замкнулся. Но гений отлетел. (Усмехается .) Из-за того, что назвали?

Амвросий (ласково). А своего не видал? (С улыбкой посмотрел на Полину, затем полушутливо.) У каждого он за левым плечом. (Келейнику.) Как при крещении ребенка с ними "договариваемся": "Отступи, познай твою суетную силу ниже на свиньях власть имущую: помани повелевшаго тебе по твоему прошению в стадо то внити┘" (Усмехается.) И всю жизнь это мы - "со свиньями, власть имущую"┘

Келейник. Так, батюшка Амвросий, "ниже на свиньях власть имущую" - что мол в них нечистый. Иносказательно, конечно, в свиньях┘ (Посмотрел на Полину .)

Неподвижно стоят кукольные персонажи. Полина плачет, привлекая к себе внимание зрителей (она в заключительной позе Жены Журналиста). Монахи и Достоевский продолжают дискутировать.

Амвросий (Келейнику). И так, и эдак возможное. Но больше же договариваемся с власть имущими. (Достоевскому.) Христос искушаем был: "Обрати камни в хлебы". (С усмешкой.) Обрати, и за тобой побежит благодарное человечество, как послушное стадо, потому что оно считает, что преступления и греха нет, а есть только голодные┘

Достоевский. Есть грех. Есть и спасение. Потому "не хлебом единым". Наука ли, революция...

Келейник. Но бесов с них! (На Достоевского.) И они - про то, что много их поскакало, после писательских сочинений. По Моисееву Закону, нельзя живоподобного создавать, а оне описывают живей, ничтоже художник нарисует. (Неприязненно посмотрел на кукольных персонажей .)

Достоевский. Или после нас уже придут не люди, а бездушные механизмы? Потому что за них пережито, и продумано, и прочувствовано, так что, что бедным осталось? √ как заводным пошлым куклам┘ Тоже - и мною тоже, их заведенными?

Амвросий (игнорирует Келейника и обращается к Достоевскому). Тайна бытия не только в том, чтобы жить, но и ради чего┘ И другая: "Аще зерно, падши в землю, не умрет, то останется одно, а коли умрет, то принесет много плодов".

Келейник (кивает головой). От Иоанна двенадцатая глава, стих двадцать четвертый.

Амвросий. "Любящий душу свою погубит ею, а ненавидящий своея в мире сем, сохранит в жизнь вечную".

Келейник. Тоже от Иоанна. Двадцать пятый стих.

Достоевский. Смерть оплодотворяющая. Как раскаянный грех. Также относится к России.

Келейник (не расслышав, переспрашивает). Нераскаянный грех? (Опять обернулся на кукол .)

Достоевский (не отвечая Келейнику). Для моих "Карамазовых". Сумею ль закончить. (Закуривает и затем кашляет √ все в манере Ст-Д .)

Амвросий (вздыхает). Закончишь┘

Достоевский узнает Полину и тянет к ней руки, тогда как монахи этим разочарованы. Полина принимает соблазняющую позу Беса.

Полина (смеется). Боишься?.. А мы такими, какими вы хотите нас видеть┘

Достоевский (как загипнотизированный, улыбаясь и вздрагивая, √ у него начинается припадок, - приближается к Полине). Да┘ Как же┘ Без тебя такой┘ разве напишется?..

Занавес опускается. Бьет колокол.

 






Проголосуйте
за это произведение

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
250397  2002-10-30 17:10:15
Дедушка Кот www.prigodich.8m.com
- Превосходная работа. Создается впечатление, будто автор полжизни прослужил в группе по подготовке Полного собрания сочинений и писем Ф.М.Достоевского в Институте русской Литературы (Пушкинский Дом) РАН. Горячо реукомендую всем.

250639  2002-11-14 23:17:17
LOM /avtori/lyubimov.html
- Избавьте от беса!... Избавили... Как теперь творить?... Но творчество - прерогатива божества... Где-то там нити сходятся? в какой неведомой дали?

250640  2002-11-15 01:17:28
В.Резниченко
- ВНИМАНИЕ! Включил НТВ, а там у Гордона астроном выступает - не Липунов ли?

280239  2008-03-27 01:00:23
Каа
- Чудесно! Но охота - пуще неволи.Вольно ж Вам так бесов воспринять - женщины! А он -"у каждого за левым плечом"! Он не вовне, а внутри. И уж точно - без гендерных отличий. Хорошо ли - сделать из женщины "козла отпущения"? Слава Богу - не из ребенка. Тонко, изящно - и "в молоко".

Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100