TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

 Романы и повести
14 апреля 2014

Юрий Андреев

 

КРУИЗ ПО ЕВРОПЕ

Повесть

 

                                                       Посвящается моей жене Инне

                                                          

                                      

                                                I

Неосознанное тяготение к Франции было определено Светке задолго до рождения. Одним из ее предков числился кондитер-француз, залетевший при Александре III в Москву на заработки. Обучая барышень среднего достатка тонкостям французской кухни и, по совместительству, хорошим манерам, он вошел во вкус сытой московской жизни и, взяв в жены теплую мещаночку под стать себе, принял православие. Мужского духа во французе было хоть отбавляй, и мещаночка оказалась крепкого здоровья и чрезвычайно плодовитой. Их многочисленные дочки вышли статями в матушку, а от батюшки унаследовали непринужденные манеры и живость характера. Пользуясь в своем сословии чрезвычайным успехом, они быстро повыскакивали замуж и с многочисленными чадами расселились по окрестным провинциям.

Десятилетия советской власти изжили из былого мещанского быта французские черты. Единственным свидетельством канувших времен служила сильно пожелтевшая фотографическая карточка, сделанная в одном из солидных московских салонов начала века. На ней седой, как лунь, глава семейства важно восседал рядом со своей дородной, еще миловидной супругой в окружении многочисленного потомства.

Как многие маленькие дети, Светка долго не выговаривала "р". Истории взаимоотношений грека с раком и Карла с Кларой были проговорены бессчетное количество раз, но легкое грассирование так и сохранилось до школы. Оно становилось особенно заметным, когда Светка, волнуясь, декламировала у доски стихи. После каждого неудачного выступления одноклассники передразнивали ее на переменках, а учительница, чтобы как-то утешить, настоятельно советовала заняться с логопедом. Назревающий взрыв разрешила подруга матери.

- Ничего страшного тут нет, просто твоя дочь в вашу французскую родню, - уверенно заявила она, окинув взглядом темненькую Светку, только что в слезах пришедшую из школы.

Мать с досадой повела плечами:

- Так не бывает, сама посчитай, сколько поколений прошло.

 - Ничего эти ученые не понимают. Привыкли на мышах опыты проводить. А человеческая натура, в особенности женская, субстанция тонкая. У нее еще...? - мать отрицательно покачала головой. - Все сходится: подобные артефакты возникают как раз до полового созревания. Я недавно сама по телевизору видела, как в Индии маленькая девочка неожиданно стала английские слова произносить. Оказалось, у них в роду какой-то магараджа то ли пять, то ли семь языков знал, - подружка торжествующе сверкнула глазами. - Может, и у твоей Светки это шанс по жизни.

- Помню, еще покойная бабка после рюмочки домашней наливки любила посудачить о наших французских корнях. И громогласно утверждала, что рано или поздно они дадут о себе знать, - словно заново глядя на знакомую с детства карточку и не зная, верить или нет, неуверенно заметила мать. - Если это и так, вылезли они каким-то неожиданным боком. Ума не приложу, что теперь делать.

- Переведи ее во французскую школу, - предложила подружка. - Пока первая четверть идет, не поздно.

- Это же на другом конце города, каждый день пять остановок туда и обратно. Она еще маленькая, - попыталась воспротивиться мать.

- Ничего, порастрясет лишний жирок. Приходить каждый день в слезах из этой школы лучше? - возразила подружка. - Она же скоро ее возненавидит, и тогда уже ты наплачешься....Знаешь что - собирайся, прямо сейчас пойдем и переговорим. У меня в той школе завуч знакомая. Недавно в подъезде столкнулись, жаловалась на недобор. Всем английский подавай, будь он неладен...

С этого памятного разговора жизнь Светки круто переменилась. Прежнюю вольготную пришлось забыть, теперь весь день подчинялся строгому ритму. Соседские подружки, не понимая, почему она вместо того, чтобы идти вместе с ними гулять, сидит дома и твердит французские глаголы, стали при встречах насмешливо напевать вслед:

"Ален Делон, Ален Делон не пьет одеколон, Ален Делон, Ален Делон пьет двойной бурбон"...

В словах "Наутилуса" ничего оскорбительного не было, но Светка по молодости лет не знала об этом. Казалось, что над ней по-прежнему надсмехаются, и это лишь добавляло решимости.

С возрастом картавость не исчезла, но от регулярных занятий французским стала звучать вполне естественно и придавала Светкиной речи легкий необъяснимый шарм. По окончанию школы все в один голос прочили ей областной университет, но мать решительно воспротивилась:

- Кому здесь твой французский нужен!

- В Москве на бюджетные места в инязе конкурс большой, - удрученно возразила Светка. - А коммерческий мы не потянем.

- Зачем, обязательно иняз, - возразила мать. - Москва город большой, есть много и других хороших вузов. Нужно просто зацепиться, а там разберешься.

Матушка оказалась права. Светка выбрала архивный институт и, вопреки расхожему мнению, свободно поступила в него. Но основные трудности ожидали ее впереди. Жизнь в столице была дорогая, родители сами еле сводили концы с концами и, перебиваясь поначалу с хлеба на воду, она пристроилась дежурить в Московский Архив.

Работы там было немного и, чтобы не терять время даром, Светка в свободное время стала искать свои московские корни. Конечно, неопытной восемнадцатилетней девчонке подобные раскопки в одиночку были не по плечу. Но, заметив Светкину настойчивость, ей помогли. Вскоре из церковных архивов она получила выписку, подтверждавшую, что ее предок-француз крестился и венчался с девицей мещанского сословия в одной из церквей Замоскворечья.

От обычного листка бумаги пахло так таинственно, что Светка любыми доступными путями решила продолжить розыски. И тут, словно спустившись с небес, ей помог случай.

По Москве ползли будоражащие слухи об удивительном мюзикле "Нотр Дам", недавно поставленном в Париже. Как-то Светка ехала с подружкой и ее парнем в машине, и вдруг сзади из динамиков на нее обрушилась лавина звуков. Густым надтреснутым басом звучали мольбы уродливого звонаря Квазимодо. Им вторили стенания священника Фроло, страдающего от гибельной любви к юной цыганке. А офицер Феб безнадежно пытался выбрать между женитьбой на аристократке Флер де Лиз и греховной страстью к Эсмеральде. Сразу же потеряв голову от мелодии "Бель", Светка к своему стыду осознала, что не разбирает большинства слов и догадывается, скорей по смыслу. И решила в ближайшее время непременно заняться языком.  

До Москвы Нотр-дамовский вихрь долетел на пороге нового тысячелетия. Отобранная французами группа молодых актеров во главе с известным рокером Славой из Питера репетировала в большом физкультурном зале где- то на Соколиной горе. Посторонних туда не пускали, но однажды Светке удалось просочиться сквозь кордоны.

Репетиция еще не началась. Красивая стройная блондинка в белой вышитой блузке и немыслимых джинсах со вставками оживленно обсуждала что-то с режиссером-англичанином. Это была одна из продюсеров - Катя, которую недавно показывали по телевизору. В ожидании прогона французские педагоги через переводчиц давали последние наставления актерам в спортивных трико. А в уголке зала возле шведской стенки собирали какую-то замысловатую конструкцию из деревянных поддонов на колесиках, возле которых сгрудились танцоры и акробаты.

Светка со скучающим видом примостилась на скамейке, напряженно ловя каждую брошенную фразу, и скоро убедилась, что понимает почти все. Конечно, для работы переводчицей был необходим сертификат, но она надеялась на удачу.    

После окончания прогона Светка выждала минутку, когда Катя осталась одна и сказав, что знает французский, попросилась на работу. Катерина оказалась женщиной не только красивой, но и доброй. Поначалу, нетерпеливо слушая сбивчивую речь, она заскучала, но встретив молящий Светкин взгляд, смягчилась:

- Мы только недавно начали, желающих слишком много. Но я тут подумала: театр - это живой организм, кто-то может внезапно заболеть. Можешь позвать мне вон того парня? - она указала на оживленно жестикулирующего в акробатической группе молодого француза атлетического телосложения. Не поспевая за потоком слов со всех сторон, переводчица средних лет постоянно переспрашивала и вносила ненужную сумятицу в обсуждение.  

Опрометью кинувшись к нему, Светка выпалила несколько расхожих фраз. Француз обернулся и, мимоходом кинув любопытный взгляд,  торопливо заспешил к Катерине.

- Кес кесе? - учтиво поинтересовался он.

- Переведи, - попросила та Светку, - завтра ты поедешь с его группой в гимнастический зал....Если справишься, будешь иногда помогать с переводом, только оставь свой телефон.  

Неизвестно, что сработало: Светкина настойчивость или галантность самого француза, запросто общавшегося с молоденькой переводчицей, только с тех пор она стала работать в труппе. 

 

                                            

 

                                              II

Денис уехал из Н-ска двумя годами раньше Светки. Он был лучшим учеником школы, тяготел к точным наукам и без труда поступил в престижный технический вуз. В Москве Денису повезло больше других. Трещавшую по швам реальную жизнь в сознании многих вытесняла виртуальная реальность. В столице компьютерные фирмы с самыми разнообразными заказами существовали на любой вкус. Компьютерами Денис всерьез увлекся еще в школе, самостоятельно вникнув в премудрости этой сравнительно молодой еще науки. Теперь же юношеское увлечение ему удалось быстро перевести в практическую плоскость и уже на старших курсах заработать себе на первый ноутбук.

Где работать после окончания вуза, это его особо не тяготило. Многие из выпускников уезжали за кордон, преимущественно в Штаты и, подвернись такая оказия, Денис, не задумываясь, последовал бы их примеру.

Предложение он действительно получил, но при условии, что поедет один. Весь в сомнениях Дениса вернулся в родной Н-ск. Все эти годы он поддерживал полудружеские отношения с девицей из приличной семьи, оканчивающей к тому времени областной университет. Трудно сказать, имела ли та на него виды в дальнейшем, или ей просто льстило внимание почти москвича, но узнав о предстоявшем отъезде, девица закатила скандал со слезами. Пока Денис раздумывал, как ему поступить, место в Штатах оказалось занято.

А вскоре он неожиданно получил приглашение на свадьбу: его пассия решила выйти замуж за какого-то местного молодого бизнесмена из новых, буквально за месяц очаровавшего ее. На вопрос, почему она так делает, подруга безапелляционно заявила:

- Что, мне в девках дожидаться, пока ты в Штатах другую найдешь? А тут подвернулась оказия...

После такого предательства Денис впал в депрессию, бросил оформление загранпаспорта и, получив диплом, устроился в столичную компьютерную фирму. Втайне он еще надеялся, что увлечение его подруги ненадолго, а пока ночами напролет сидел за компьютером, все больше и больше погружаясь в виртуальную реальность интернета.  

    Со Светкой они познакомились как-то зимой в очереди за контрамарками. Околдованный, как и многие, звучавшей на каждом перекрестке мелодией "Бель", он решил выползти из своей прокуренной съемной берлоги на задворках Лианозово, и во что бы то ни стало попасть на нашумевший мюзикл. И сразу выяснилось, что сделать это не так-то просто. Цены на билеты с рук зашкаливали, оставалась лишь возможность встать перед спектаклем у входа в театр в надежде, что у кого-то случайно окажется лишний билетик.

Потолкавшись с полчаса, Денис понял, что таким как он, одиночкам, ничего не светит, и собирался махнуть на все рукой, как вдруг за стеклом двери администратора мелькнуло знакомое лицо. Силясь вспомнить, где его мог видеть, Денис на всякий случай протолкался к голове очереди за контрамарками.

Светка в этот вечер дежурила. Натолкнувшись на пристальный взгляд Дениса прямо перед собой, она слегка смутилась и протянула желанную бумажку. Напиравшая сзади толпа вытолкнула Дениса в фойе и, так ничего не вспомнив, он отправился в зал.

Весь первый акт Денис промаялся на верхнем ярусе балкона. Фанатки, густо облепившие проходы, шумно приветствовали каждый очередной выход актеров, и половина реплик проплывала мимо. В антракте он спустился на козырек балкона и стал думать: искать или не искать Светку после спектакля, как вдруг увидел ее в проходе между кресел партера. Задрав голову, она высматривала Дениса и заметив его на козырьке, приветственно помахала рукой и жестом предложила спуститься вниз. И тут Денис вспомнил, где он ее видел.

Неизвестно каким боком, Светка была хорошей знакомой его Галки. За свадебным столом она сидела среди подружек невесты и так мило грассировала, что заглянувший на минутку, чтобы поздравить молодых, Денис сразу запомнил ее лицо и необычную для Н-ска фамилию Татарникова, напоминавшую что-то знакомое из детства...

При встрече неизбежно пришлось бы ворошить старое, а это было ни к чему. Но с другой стороны, именно благодаря ей он попал на спектакль, и не спуститься было бы невежливо. "Будь что будет, - решил Денис. - Земляки как-никак, и надо же, где встретились. Интересно, как она сюда попала?"

К счастью, Светка, дыша в унисон с залом атмосферой спектакля, и не думала поминать былого.

- Тебе с галерки что-нибудь видно? - участливо спросила она подошедшего Дениса.

- Не очень, - честно признался тот. - Но и за это огромное спасибо. Даже представить не могу, как расплачусь с тобой.

- Пустяки, - небрежно заметила Светка. - Земляки должны помогать друг другу...

- Нет, - решительно возразил Денис. - Если ты после спектакля свободна, давай зайдем в какую-нибудь ближайшую кафешку, поболтаем...

- Хорошо, - с секунду поколебавшись, - согласилась она. - Подходи к служебному входу. Он за углом, на Кузнецком.

Пробиться к нему после спектакля оказалось нелегко. Толпа фанаток перекочевала туда из зала, забив все пространство перед невысоким крылечком. Предвидя эту ситуацию, Светка ждала его на улице.

- Хочешь на актеров поглядеть поближе? - предложила она. - Они сейчас будут выходить, - и крепко схватив руку, потащила за собой через толпу.

Исполнители появлялись по одному, и сразу оказывались среди поклонниц. К удивлению Дениса практически все участники спектакля, включая известного рокера Славу, выглядели обычными ребятами и девчонками, к тому же очень уставшими. Даже не верилось, что каких-нибудь полчаса назад, весь зал, стоя, рукоплескал им.   

- Они все работают здесь? - удивленно спросил Денис, считавший, что этот театр до отказа набит опереточными знаменитостями еще советских времен.    

Светка отрицательно покачала головой:

- Кто где. Ребята постарше в других театрах служат, а у многих, кроме этой, вообще работы нет.

- Чтоб так петь и танцевать, необходима специальная подготовка, - задумчиво заметил Денис.

- Их гоняют по 16 часов, - пояснила Светка. - Труд прямо каторжный. Я когда сама увидела, аж перекрестилась, что в актрисы не пошла.

- А когда закончится мюзикл, им новые контракты светят?

- Вряд ли они об этом думают, - пожала плечами Светка, - просто живут сегодняшним днем. Для актеров главное - успех. Неважно, как все это кончится, по крайней мере будет, что вспомнить...

Было около одиннадцати вечера, и они с трудом устроились в кафе рядом, на Дмитровке. Заказав одно матэ, Светка повернулась к Денису:

- Я через стекло тебя заметила и сначала подумала, что обозналась. Ты из Штатов надолго приехал?

- Почему ты решила, что я живу именно в Штатах? - удивился Денис.

- Мне так Галка сказала, когда на свадьбу приглашала. Я удивилась, что она за этого дебила замуж намылилась. Неужели подождать было нельзя? Ведь такой шанс человеку может раз в жизни выпадает.

- Почему так сразу: дебил, - с досадой возразил Денис. - Лично мне он показался вполне современным парнем, правда, простоватым. Ну повезло человеку по жизни: нечаянно разбогател. Что ему теперь: ходить и перед всеми каяться?

Вместо того чтоб смутиться от урезонивающей тирады, Светка неожиданно рассмеялась так звонко и весело, что Денис оторопел.

- Настолько простоват, что теперь всему Н-ску хвастается, что его жена не из какой-то там деревни, а университет заканчивает, и к тому же говорит по-французски. Надо полагать, что когда детки появятся, она с ними на двух языках общаться будет, как барышня XIX века. - Последние слова резанули Денису слух. Он вспомнил, что Галка не раз говорила ему то же самое.

- Решил, я ей завидую? - вдруг спросила Светка, заметив его реакцию. - Просто подумала: уже XXI век на дворе, а барышням в глубинке все так же немного нужно для счастья. Вот уж действительно, что заложила когда-то природа, то и сбудется, против генов не попрешь. Я бы на ее месте со скуки померла, буквально на следующий день.

"Она права, - подумал Денис, мимоходом вспоминая немногое прочитанное из русской классики. В сущности, что изменилось? - те же вороватые купчишки и мещаночки с нижегородским французским прононсом".    

- А кем тебе Галка приходится? - небрежно спросил он, привыкший, что в Н-ске все, если не родственники, то уж точно - хорошие знакомые.

- Одноклассница, вместе во французской школе учились, сидели за одной партой, - хмыкнула  Светка.

Чтоб сменить надоевшую тему, она поведала о своих корнях, с гордостью добавив, что французский родственник крестился и венчался в одной из замоскворецких церквушек, и как ей, с превеликим трудом, недавно удалось разыскать записи об этих событиях в церковных архивах. В ее рассказе сквозила легкая ирония, и Денису, которому всегда нравился стиль мышления своей прежней подружки, теперь стало понятно, от кого сама Галка всего этого набралась.  

- Я так и не уехал в Штаты, не смог, - вдруг признался он. - Но ничего страшного не случилось, в Москве с моей специальностью тоже можно хорошо устроиться.

Светка искоса посмотрела на него и ничего не ответила.

- Галку давно не видел? - внезапно поинтересовалась она.

Денис смешался и отрицательно покачал головой:

- С того памятного дня ни слуху, ни духу, как отрезало. Ладно, все это уже в прошлом, ты-то сама как здесь очутилась?

- В отличие от Галки, я заканчиваю историко-архивный. На большее моих знаний в Москве не хватило. А ты наверное, о таком девчачьем институте и не слышал, - Светка улыбнулась. - Лучше скажи, тебе спектакль понравился?

- Здорово, но я вообще не читал Гюго. Сидел и фильм с Джиной Лоллобриджидой вспоминал, - признался Денис.

- Тут все на этом романе помешаны. Я могу дать, он у меня с собой, - предложила Светка. - А когда прочтешь, позвони, я еще раз тебя проведу на спектакль. Сравнишь с оригиналом.

 

 

                                    

                                               III

Проснувшись утром, Денис первым делом вспомнил о вчерашнем спектакле и ощутил непривычное прежде беспокойство. Слово "понравился" в данном случае явно не подходило. Театральное действо - штука достаточно условная, особенно когда его смотришь с самого верха галерки, и значительно уступало в красоте большинству картинок интернета. К тому же, электронное музыкальное сопровождение часто заглушалось на балконе легкими шепотками партера. Скорей, мюзикл излучал некий магнетизм, который продолжал действовать и сейчас.

Буквально за сутки пролистав книгу, Денис позвонил Светке, и они договорились встретиться на следующий день. На этот раз Денису повезло больше: Светке удалось устроить его в амфитеатре. Как только открылся занавес, Денис понял, что в прошлый раз у него просто не было необходимого настроя на спектакль. Сейчас же действие обрушилось на него сразу и потащило за собой, вовлекая во все мыслимые водовороты событий. Он просидел все два часа, ни разу не шелохнувшись, аплодировал, как безумный, вместе с остальными завораживающей мелодии "Бель", и словно в тумане покинул зал.

Светка, как и в прошлый раз, дожидалась его у служебного выхода. Окинув новообращенца сочувственным взглядом, она вывела его из толпы поклонниц и зашагала вниз по Кузнецкому.

- Даже не представляю, как тебя благодарить, - заметил Денис, постепенно приходя в себя от свежего ветра.

Светка небрежно махнула рукой:

- У тебя на работе сканер есть? - поинтересовалась она.

- Ну конечно, профессиональный, - с готовностью подтвердил Денис.

- Мне фотки спектакля необходимо срочно отсканировать, - пояснила Светка. - Фотографы нанесли целую кучу.

- Можно прямо сейчас, - предложил он. - Бери, и двинем ко мне в контору.

Светка кинула на него любопытный взгляд:

- Вы что же, круглые сутки работаете?

- Случается иногда, но дело не в этом. У нас интернет есть, а он нормально функционирует только по ночам.

- Я давно мечтала посмотреть на эту штуку, - мечтательно заявила Светка. - Знаешь, сегодня уже поздно, давай просто посидим немного в кафешке, а завтра я соберу все и подъеду, куда и когда скажешь. Лучше скажи, что, кроме "Бель", тебе понравилось.

- Страшно понравились танцы, особенно то, как они усиливают смысл действия, - важно заметил Денис, не желая выглядеть совсем уж примитивным чайником. - Правда, с колоколами, не все понял до конца. Они живут какой-то своей обособленной жизнью. Не зря же Квазимодо слышит только их?

Светка уважительно кивнула:

- Пожалуй, ты прав. Я сама раздумывала над этим, но образования не хватает. Не пойму только, чем их звук может так притягивать?

- Думаю, дело не в обычном звоне, а инфразвуке. Его человеческое ухо не слышит, но он сильно воздействует на другие органы чувств. Здание громадное, вокруг дом на доме, и все усиливается во сто крат.

- Похоже, во времена Гюго звучание было особенно роковым. Иначе тот не связал бы его со словом "воля судьбы", - задумчиво заметила Светка.

 Денис посмотрел на нее с удивлением:

- А я решил: это специально им выдумано. Ты действительно считаешь, что нечаянно услышанный звук может предопределить жизненную судьбу?

- Почему же нет, особенно, если он попадет в резонанс с твоим внутренним настроем? Не забудь, женщины воспринимают мир преимущественно ушами, - повела плечами Светка, с интересом посмотрев на Дениса. - Скажи, хорошие фотки Парижа из интернета скачать можно?

- Если эксклюзивные, всю ночь придется потратить,... - Денис осекся, осторожно покосившись на спутницу. Ответ мог быть истолкован двусмысленно, но Светка не обратила на слова никакого внимания, раздумывая о чем-то своем.   

Несколько следующих ночей они провели за разборкой фотографий спектакля и поисков интересных видов Парижа. Работать со Светкой оказалось удивительно просто, от нее исходило особенное, уютное тепло. Буквально сразу Дениса потянуло к своей визави, но о том, чтобы с места в карьер начать приставать, не могло быть и речи. Между тем невыполненные просьбы быстро приближались к концу.

- Давно хотел спросить, как ты к французским импрессионистам относишься? - как-то небрежно обронил он, желая продлить ночные бдения.

- К сожалению, я какие-то их картины только мельком видела, а, скажем, Ренуара от Дега или Моне отличить не смогу, - сконфуженно ответила Светка. - Художественные альбомы в книжных такие дорогие.... Вообще, в мире столько интересного, а большую часть молодежи кроме примитивной "попсы" и дешевой эротики ничего не интересует, - неожиданно вздохнула она с явным намеком на интернет.

- В интернете не только глянцевые картинки, - обиженно возразил Денис. - Можно и импрессионистов посмотреть. Тебе кто больше нравится: Ренуар или Моне с Дега?

- Я сначала бы на каждого посмотрела, - задумчиво заметила Светка. - Но неудобно, столько времени у тебя отнимаю.

- Мне его по ночам все равно девать некуда, - признался Денис.

Светка улыбнулась уголками губ и стала собираться. Денис понял, что путь свободен, и ему необходимо лишь сделать первый решительный шаг, но, как назло, ничего путного в голову не приходило.

Ситуация разрешилась неожиданным образом. Как-то в воскресенье после дневного спектакля, они заглянули в контору Дениса, чтобы немного посидеть в интернете, и наткнулись на гулявших сотрудников. Денис попытался ретироваться, но его со Светкой потащили в кампанию.

- Тебя, как исчезающий вид, окольцевать решили? - шепотом поинтересовалась Светка у приятеля-москвича, скосив глаза на новенькое обручальное кольцо, блестевшее на его безымянном пальце.

Тот обрадованно кивнул:

- Нинка, с которой ты меня проводила на спектакль, предложила узаконить отношения, ну а я только за. Пошли и по-тихому расписались. Потом на недельку в Питер махнули...Ребята, вас сам Господь послал, выручайте, - вдруг горячо зашептал он. - У меня от бабки однокомнатная квартирка в Сыромятниках осталась, сейчас пустая стоит. Нинка все капает, чтоб сдал кому-нибудь. Чужих пускать не хочется, да и не каждый в этот райончик поедет, - он жалобно посмотрел на Дениса, потом на Светку и заметил, что та улыбается. - Правда, в ванной - газовая колонка, но зато летом всегда горячая вода. Даже интернет провел, думал: иногда буду наведываться, работать...

- И в чем проблема? - Денис недоуменно посмотрел на приятеля.

- Тебе Светка объяснит, - хмыкнул тот. - Договорились? Платите только за квартиру, ну и за все прочее...

- Когда переехать можно? - деловито поинтересовалась Светка.

- Да хоть завтра с утра, - обрадовался приятель.

- Подходит, понедельник в театре как раз выходной, и на занятия в институт мне идти не нужно. Давай ключи!  

Денису оставалось только подчиниться...

 В Сыромятниках за Курским вокзалом находилась старая рабочая слободка, до слез похожая на окраины Н-ска. Оставшаяся от бабушки обстановка, особенно оранжевый матерчатый абажур над обеденным столом, венские стулья и широкая скрипучая кровать, лишь усиливала эта ощущение. В этом окружении Светка почувствовала себя настолько естественно, словно никогда и не уезжала из дома.

- Только договоримся сразу, - объявила она Денису в первый же вечер. - Мне всегда хотелось жить свободно, без оглядки: что подумают и скажут окружающие. Поэтому, не говори пока никому дома о наших отношениях. А то пересудов не оберешься. Я тоже буду молчать. 

- А если кто-нибудь из твоих или моих родственников надумают приехать? - обеспокоенно спросил Денис.

- Раньше ведь не приезжали, - резонно возразила она, - знали, что некуда. Ты не думай, я нисколько их не стыжусь, просто в провинции по сравнению с Москвой все воспринимается с точностью до наоборот.

Денис осторожно скосил глаза на разобранную кровать со свежими простынями и двумя подушками и, не совсем поняв, что она хотела сказать последней фразой, стал раздеваться.

"А вдруг она сейчас, как однажды Галка, внезапно заявит: "Обещай жениться, а то ничего не будет". А что было обещать, когда Галка к комфорту с детства привыкла, а у меня ни кола, ни двора", - нехотя подумал он.

Вопреки опасениям, сама Светка в вечной любви не клялась и никаких обещаний брать не собиралась. Ее страстная натура таилась до поры, но почувствовав, что время настало, вся без остатка выплеснулась наружу.

Наутро, пока Денис спал, она приготовила завтрак и пила кофе с таким деловым и независимым видом, словно прошлую ночь они провели на разных кроватях.

- Я не жду от тебя никаких признаний, - попросила она, поглядев на смущенного Дениса. - Мне было страшно хорошо с тобой, а слова только все испортят.

 - При таких безоглядных страстях и забеременеть недолго, - осторожно заметил он. - Ты не боишься?

- Будем предохраняться, только чур, по очереди! - весело предложила Светка. - Ну, а если это и произойдет, не бойся, силой под венец не потащу. Лучше заплати за интернет, кое-что очень скачать хочется.

 - Какой-нибудь безумный вид с вершины Нотр Дама? - заинтригованно спросил Денис.

Светка небрежно отмахнулась:

- Фотки меня больше не интересуют. Наша Катерина их из Парижа навезла, и подарила Славе на день рождения. Я хочу найти "Опавшие листья" и "Крыши Парижа" в исполнении Ива Монтана, - и, поймав его недоуменный взгляд, пояснила, - он и Эдит Пиаф - самые известные шансонье...

Обалдев от такого крутого поворота беседы, Денис не нашел ничего лучшего, как сгрести свою визави в охапку и отнести в кровать.  

Внешне в их жизни мало что изменилось. Денис продолжал регулярно ходить в контору, Светка в институт, по вечерам они встречались на спектакле и делали вид, что поддерживают чисто дружеские отношения, но стоило лишь закрыть за собой дверь квартирки, оба забывали обо всем. По просьбе Светки, Денис разыскал диск Ива Монтана, скачал в интернете лучшие картины импрессионистов и собрал слайд-шоу. Когда страсти достигали точки кипения, и долго не удавалось уснуть, Денис включал компьютер, доставал бутылку сухого вина, и они со Светкой воображали, что находятся не на Сыромятниках, а где-нибудь в парижском предместье, в маленькой гостинице. Эту часть своей жизни они держали в тайне, чтобы посторонние не растащили по углам то, что принадлежало только им.  

 Зимой по труппе поползли упорные слухи, что скоро спектакль прикроют и начнут репетировать другую пьесу. К слухам Светка отнеслась равнодушно. Сдав госэкзамены и получив диплом, она вскоре ушла из театра.

На новом месте работы командовали дамы весьма преклонных лет. Жили они преимущественно воспоминаниями и, немного погоревав, Светка решила, что нужно начать новую жизнь и непременно побывать в Париже.

                                                                                      

                                            

                                       

                                         IV

Почти год Денис со Светкой жили ожиданием поездки, и все это время судьба испытывала их. После прежнего финансового благополучия началась полоса неудач, от которых Денис впадал в угрюмое отчаяние. Но неунывающая Светка всякий раз удерживала семейную лодочку на плаву, и довела железной рукой до города мечты.   

Правда, из-за хаотичности впечатлений и постоянной спешки, осознать этот факт и насладиться им в полной мере Денису удалось не сразу. Остановившись в маленькой, чисто парижской гостинице в одном из переулков авеню Клиши, они со Светкой первым делом направились поглядеть на Нотр Дам. Оба ожидали чего-то грандиозного и неповторимого. Но оказалось, что величественный двуглавый собор на острове Сите манил средневековыми тайнами лишь с умело сделанных фотографий. Стоило же оказаться рядом, и чары рассеивались: одиноко стоящий Нотр Дам своей многовековой угрюмостью диссонировал Парижу, его свободному, немного фривольному духу.

Разочарование Светки было так велико, что она даже всплакнула....Но долго горевать у нее никогда не получалось.

- А где те самые химеры, среди которых Квазимодо бегал? - жалобно шмыгнув носом, поинтересовалась она.

Денис задрал голову к небу:

- Вон там, на верхотуре! А за стенами, как понимаю, знаменитые колокола, с которыми он разговаривал. Хочешь подняться туда пешком?

- Ни в коем случае, - решительно возразила Светка, внимательно разглядывая оскаленные морды чудовищ, казавшиеся с такой высоты совсем не страшными. - Лучше зайдем внутрь, свечку поставим.

- Неудобно, - засомневался Денис. - Мы с тобой как-никак, все же православные.

- А мы поставим Владимирской богоматери, - возразила Светка. - Ее Нотр Даму наш Патриарх подарил, когда был в Париже.

 В знаменитом соборе царили умиротворенность, полусумрак и тишина. Солнечные лучи, пробиваясь лишь через окошки витражей на самом верху, скупо освещали отдельные статуи святых в стенных проемах. Они постояли возле Жанны Дарк и, обогнув ряды деревянных скамей, отыскали наконец Владимирскую. Светка торопливо затеплила свечку и поспешила к выходу:

- Не могу больше, каменные кружева давят...

Лишь на мосту через Сену, она обернулась и, прощаясь с Нотр Дамом, то ли в шутку, то ли всерьез перекрестилась По-православному.

...Латинский квартал с улочками, казавшимися слишком узкими даже для Парижа, остался позади. Они миновали аскетичную Сорбонну, перед которой шумели фонтаны,  и студенты в непринужденных позах пили кофе и пиво, полюбовались на Пантеон и завернули в Люксембургский сад. Им повезло: у пруда перед Люксембургским дворцом снимали кино, и Светке удалось взять автограф у известной французской актрисы.

И тут случилось непредвиденное: после двухчасовой прогулки по булыжнику Светка так натерла ноги в новых босоножках, что шагать дальше была не в состоянии. Следующий участок пути они решили проделать на метро и сразу оказались в катакомбах почище парижских переулков...

- Видно, не судьба нам сегодня еще погулять по Парижу, - обреченно заявила Светка, когда в очередной раз они вышли не на ту платформу. Поедем лучше в гостиницу, купим по дороге какого-нибудь винца, багет, сыра французского, бри или камамбера, местной ветчины. Отметим наш первый день в Париже. Я слышала, французы часто так ужинают.

- Ты только у них получше расспроси, как нам до Клиши доехать, - согласно кивнув, попросил Денис.

 Блуждания по подземным катакомбам настолько вымотали обоих, что поднявшись на второй этаж гостиницы, и разложив наспех сделанные покупки на двуспальной кровати, занимавшей чуть ли не две трети комнаты с узеньким балкончиком, Денис со Светкой почувствовали себя, как дома.

- Меблированные номера XIX века, - удовлетворенно заметил Денис, разливая вино по одноразовым стаканчикам на допотопном деревянном столике с гнутыми ножками, ничего лишнего... Ты не боишься плесени? - он с испугом посмотрел на Светку, с нескрываемым удовольствием смакующую бри.

- Сделай глоток вина и закуси им,  - посоветовала та.

Некоторое время оба сосредоточенно жевали вяленое мясо, закусывали маринованными маслинами и ломали руками багет. Незаметно вторая бутылка вина подходила к концу.

- Здесь у него и вкус другой, - удовлетворенно заметил Денис, закуривая на приступочке балкона. - Когда покупали, я подумал: гадость какая-то за 3 евро....

- Потому что - натуральное и не разбавлено водой, - пояснила Светка. - Ты допивай все, мне уже хватит.

Денис решительно опрокинул остатки вина в стаканчик и, покосившись на Светку, отрезал еще ломтик бри.

- Жаль, что в Москве такого нет, - вздохнул он.- Знаешь, что мне пришло в голову? - нашу квартирку в Сыромятниках принято считать убожеством, а здесь большинство парижан так живет, - он задумчиво посмотрел на горящие окна на противоположной стороне переулка. - Квартирки не больше нашей, и дома стоят - стенка к стенке.

- Режиссер "Нотр Дама" Вэйн на репетиции как-то заметил: "Почему вы, русские, склонны все превращать в драму?" - Светка хмыкнула и, о чем-то вспомнив, спешно достала мобильный. - Подружке нужно срочно позвонить, с которой в мюзикле работала. Помнишь, дылда такая, тоже Галкой зовут? Она узнала для меня кое-что. Мы заранее СМС-ками обменялись, и я обещала сообщить, когда в Париж прилечу, - поймав недоуменный взгляд Дениса, виновато пояснила Светка. - Кстати, она замужем за французом и сейчас держит антикварный магазинчик.

- На Монмартре? - съязвил тот.

- Нет, в Онфлере, это маленький рыбацкий городок возле Руана. Ты побрейся пока, а то все щеки своей щетиной исколол.   

         Наутро сначала были неизбежные Лувр и Тюильри, затем они бродили по фирменным магазинам Елисейских полей. Денис сфотографировал счастливую Светку на фоне Триумфальной арки, и они спустились к набережной Сены напротив Эйфелевой башни. Очередь из желающих подняться напоминала кольца огромного удава. Вздохнув о драгоценном потерянном времени, Денис со Светкой пристроились в ее хвост.

         ...Крыши, крыши, крыши - знаменитые парижские крыши со скворечниками мансард тянулись сколько хватало глаз, с запада на восток и с севера на юг, отсвечивая в косых лучах заката, и весь Париж, казалось, был затянут золотистой дымкой. Внезапно Денис понял, откуда на картинах импрессионистов этот жемчужно-медовый свет.

- Мы на Монмартре еще не были, надо бы выбрать время, - повернулся он к Светке. - Я смотрел по карте: он от нашей гостиницы совсем недалеко.

         - Пойдем завтра с утра, - успокоила его та. - Потом купим подарки на Клиши. А сегодня, попозже вечером давай еще покатаемся на теплоходике. Пристань тут, напротив.

Суденышко оказалось слишком широким и, чтобы разглядеть оба берега Сены, приходилось постоянно перебегать от одного бортика к другому. Над головами неспешно плыли разнокалиберные мосты, у перил которых толпились то ли парижане, то ли такие же туристы и приветственно махали руками. На набережной у Нотр-Дама, беззаботно свесив ноги с высокого парапета, целовались студенты. Где-то совсем рядом звучал аккордеон, и пожилые пары в скверике танцевали танго. Вечерний Париж дышал легко и беззаботно, и на Эйфелевой башне в такт дыханию подмигивали огоньки, по которым плыл, как по  волнам, глуховатый баритон Ива Монтана...

Едва добравшись до гостиницы, Денис рухнул на кровать и уснул, как убитый. Он не слышал, как ворочалась с боку на бок Светка.  

За завтраком она старалась не глядеть в сторону Дениса.

- Вчера вечером позвонила подружка, нам необходимо встретиться около 10, - не выдержав, наконец, тягостного молчания, сообщила она. - Сходи на Монмартр один, потом мне расскажешь.

"Какая-нибудь идея фикс", - подумал Денис и решил больше ни о чем не расспрашивать. Ему давно хотелось отыскать приличный компьютерный салон и посмотреть новинки, а со Светкой это было делать не с руки.

- А где мы встретимся? - поинтересовался он.

Светка наморщила лоб:

- Давай в районе половины второго на ступеньках Оперы. Думаю, я успею... 

Выйдя из гостиницы и еще раз сверившись с картой, Денис прошел пару кварталов авеню Клиши, вовремя взял влево и оказался на бульваре с одноименным названием. Где-то рядом находился кабачок, в котором любил сидеть Ван Гог....Название вылетело из головы, а как спросить, он не знал. Бросив равнодушный взгляд на гигантскую Красную мельницу, возле которой уже стояла очередь за билетами, Денис двинулся дальше к Плас Пегаль и вдруг понял, что без Светки идти на Монмартр не хочется. До назначенного часу времени оставалось хоть отбавляй, и он поехал в центр разыскивать компьютерный салон.   

В половине второго Светки на ступеньках Оперы не было. Мобильный тоже не отвечал. Безуспешно прождав около часа, встревоженный Денис вернулся в гостиницу. В номере он увидел Светку, которая с озабоченным видом что-то писала.

- Извини меня, - попросила она Дениса. - Я тоже только появилась.

"Наверное, по магазинам за покупками бегала", - решил тот.

- Не встретилось ничего подходящего, - заметив его ищущий взгляд, беспечно заметила Светка. - Наверное, ты голодный. Я купила винца и сыру, который тебе понравился. Давай отметим наш последний день в Париже...

На следующее утро, перед самым отъездом, Денис с удивлением обнаружил, что их вещи разложены по разным чемоданам.

- Ты что, сразу из аэропорта собираешься отправиться к маме? - осторожно поинтересовался он.

- Не хотела тебя сразу расстраивать, - виновато объяснила Светка. - Дело в том, что я решила остаться во Франции, и домой тебе придется лететь одному.

Денис замер, как в столбняке.

- Это все из-за твоего французского родственника? - наконец догадавшись, выдавил он. - Светка в ответ лишь утвердительно кивнула. - А как же обратный билет, виза, да и жить, и есть-пить на что-то надо?

- Виза у нас на месяц. Вчера я заходила с подружкой в мэрию, и французы разрешили в виде исключения сдать пока билет, а за это время обещали узнать относительно родственников моего предка. Ну а потом, если что - посадят на самолет.

- Но ведь оставшихся три недели надо как-то перекантоваться, - недоуменно спросил Денис.

- Подружка предложила пока пожить у нее под Руаном...

- А муж?

- Они уже разбежались. Ей так одиноко одной, к тому же хочется по-русски с кем-нибудь пообщаться, да и в туристский сезон помощница в магазинчике нужна. Ты пойми, - Светка умоляюще посмотрела на Дениса, - это мой единственный шанс, другого такого случая может не представиться.

- А что я в Н-ске и на работе скажу? - поинтересовался тот убитым тоном.

Светка недоуменно пожала плечами. - В архиве скажешь: мать неожиданно заболела, и я на все лето поехала к ней. Невелика потеря - все равно всех до осени в отпуск распускают. А матушке я написала письмо. Если что не поймет, объяснишь на словах, только без лишних подробностей. И попроси ее не трепать языком налево и направо, а то завтра сюда родственники толпами ломанутся на ПМЖ, - Светка ободряюще улыбнулась и протянула ему фотоаппарат, купленный специально перед поездкой. - Возьми, будешь дома смотреть иногда наши фотки, чтоб не забыть....Да не переживай ты так, ничего со мной не случится. Завтра я провожу тебя до аэропорта, а сама с вокзала поездом двину в этот самый Онфлер. Договорились?

"А обо мне ты подумала? - вертелось на языке у Дениса. - Мне каково без тебя будет? - но он вовремя прикусил язык. - Собственно, кто он Светке, чтоб вот так безоглядно распоряжаться ее судьбой? - Ни муж, не жених, и даже в любви толком ни разу не объяснился, один Нотр Дам и связывает. Может, сама одумается через три недели и вернется", - и он удрученно кивнул головой.

Когда Денис дрожащими руками передавал письмо своей несостоявшейся теще, та, даже не распечатав конверт, внезапно зыркнула в его сторону таким торжествующим взглядом, что он сразу догадался, кто инициатор этой затеи. Кое-как разъяснив недалекой бабенке трудности с получением вида на жительство, он поспешно ретировался к матери и переночевав у нее, вернулся в Москву.  

                                       

 

                                                V

В конце июня позвонила Светка, радостно сообщив, что французы продлили визу до конца года.

- А в чем ты будешь ходить все это время? - обеспокоенно поинтересовался Денис. - Ведь вещей взяла ровно на неделю.

- Тут тряпки дешевые, и постоянные распродажи, - успокоила Светка. - К тому же у подружки целый шкаф неношеного, не знает куда девать.

Она говорила так убедительно, словно собиралась остаться в Крыму еще на недельку-другую, и Денис неожиданно успокоился. Интуитивно он чувствовал: как ни безумна выходка, в главном Светка права. Рассчитывать, что она когда-нибудь заработает на квартиру в архиве с копеечной зарплатой, не светило в принципе. А использовать не вполне корректные с точки зрения морали способы, чтобы обустроить будущее, было противно ее нутру.

 Единственное, что никак не получалось, это смотреть их парижские фотки. От одного взгляда на улыбавшуюся Светку сразу начинало трясти, и он забросил фотоаппарат подальше на антресоль, дав себе зарок больше к нему не прикасаться.     

В середине октября от Светки пришло заказное письмо, в котором она сообщала, что отыскались родственники. Узнав, что предок не бесследно сгинул в далекой России, они безумно обрадовались и предложили погостить у них в доме. По окончании туристского сезона она переселилась туда. Работает пока на местной почте, учится водить машину, потому что без нее здесь нельзя, и усиленно совершенствуется в языке, собираясь на следующий год поступать в местный университет. Очень соскучилась по Москве, особенно по Денису, зовет его на Рождество, и если он на нее не очень сердится и все же надумает приехать, пусть прихватит ее диплом и кое-какие зимние вещи. Принять Дениса в доме ей не с руки. Но можно провести рождественские каникулы в Швейцарии, которая совсем рядом.

Перечитав письмо несколько раз, Денис отыскал фотоаппарат и чуть ли не в первый раз спокойно, даже с любопытством стал разглядывать фотки. Чтобы еще раз повидать Светку, он был готов на любые, самые немыслимые условия...

В аэропорту Цюриха Светка стояла в толпе встречающих, держа над головой лист бумаги с  надписью: "Денис, я здесь!" В новых импортных шмотках она выглядела настолько необычно и привлекательно, что Денис машинально проскочил мимо, и Светке пришлось его догонять. 

- Я привез все, что ты просила, - выдохнул Денис, прижав ее к себе. - К тому же перестраховался и заказал экскурсии.

- И правильно, - подтвердила Светка. - Водитель из меня пока никудышный, только от дома до работы езжу. Скажи, тогда в Париже ты на меня сильно обиделся?

"Зачем об этом вспоминать? - раздраженно подумал Денис. - Разве не достаточно того, что я приехал,...или она хочет позолотить очередную пилюлю?"

- Видишь ли, - стараясь говорить спокойно и рассудительно, ответил он. - Если б ты тогда сговорилась с каким-нибудь иностранцем и скоропостижно выскочила замуж, я, конечно бы, не приехал. Но ты такое учудила, даже не многие ребята бы отважились, и держишься уже полгода. За это я тебя уважаю, хотя, признаться, в голове не укладывается. Сама-то отдаешь отчет, что происходит?

Светка весело рассмеялась, как когда-то при знакомстве:

- Я над этим не задумываюсь, просто представила, что отправилась в круиз по Европе, о котором всегда мечтала.

Денис удивленно посмотрел на Светку, такой бесшабашно - отчаянной она предстала перед ним впервые. Но главное, по веселому спокойному взгляду было видно, что она счастлива и, нисколько не жалеет о своем поступке.

- Домой не тянет? - вскользь поинтересовался Денис.

- Бывает, особенно вечерами, да еще когда дождь зарядит, - вздохнула Светка и замолчала, дав понять, что не хочет касаться этой темы.

Огромная Рождественская елка, едва не подпиравшая крышу центрального вокзала "Банхоф", искрилась от макушки до основания цепочками кристаллов Сваровски. Вокруг гудел улей огромного рождественского рынка с лавочками, в которых продавалось буквально все. Денис со Светкой потолкались по рядам с игрушками, поглазели на глыбы пармезана, вяленые окорока и салями, в расчете купить чего-нибудь к ужину, и были неприятно поражены ценами.

- Это Швейцария, - вздохнула Светка. - Здесь все вдвое дороже, чем во Франции. Найдем в городе нормальный магазин.

Старый город сверкал разноцветными гирляндами, даже трамваи светились, как сказочные домики. Купив жареных каштанов, Денис со Светкой дошли до реки, вдоль которой между двумя горными грядами вытянулся Цюрих. На одной стороне, в центре стоял строгий протестантский собор, а через мост - католический с двумя островерхими прямоугольными башенками. Дальше река втекала в бескрайнее озеро. 

- У меня этот город ассоциировался с эдаким оплотом богачей, - признался Денис. - На самом деле - милый провинциальный городок, трамвайчики бегают, речка течет.

- Тут на берегах озера они и живут, - задумчиво заметила Светка, кивая на уходящие в горы огоньки вилл по обеим сторонам причала. - Без излишнего внимания к своим персонам и капиталам, - она тихонько вздохнула. - Послушай, какая тишина...

Сочельник они провели за бутылкой кальвадоса с нехитрой закуской, а уже наутро отправились в Интерлакен. Дорога петляла по долине среди аккуратных деревень и зеленеющих, несмотря на конец декабря, полей и, незаметно свернув, прижалась к горной гряде. Внизу под обрывом зеленела нескончаемая водная гладь, в которой отражались заснеженные горные вершины. Внезапно озеро закончилось, горные гряды разбежались в разные стороны, и автобус, поворчав, остановился у огромного зеленого поля.

- Это и есть Интерлакен, буквально "расположенный между озер", - пояснила Светка, заглядывая в путеводитель. - Место, в котором по замечанию английской королевы Виктории, ты на одну ступеньку ближе к Богу. А в курортный сезон на этом поле играют в конное поло...

- А вот и отель с одноименным названием "Виктория", - объявил Денис, выскакивая из автобуса и разминая затекшие ноги.

Светка поспешила за ним и вдруг замерла на пол - шаге, устремив взгляд куда-то вдаль. За полем меж двух горных вершин белела гигантская пирамида Юнгфрау...

- Пойдем, перекусим, - наконец заявила она, с трудом отрываясь от горы-девственницы. - Совсем рядом должен быть недорогой ресторанчик.

Заведение располагалось рядом с огромными магазинами со швейцарскими часами и сувенирными ножами и, несмотря на сплошные стеклянные стены, внутри имело вполне презентабельный вид.

Сделав заказ, Светка повернулась к Денису:

- Все забываю спросить: сколько я должна за поездку? ...Ты не бойся, - торопливо добавила она, заметив ухмылку на его лице. - Я зарабатываю нормально, к тому же за жилье не плачу.

- Раз уж снова встретились, я делаю тебе рождественский подарок, - улыбнулся Денис. - Давай чокнемся за это! Можно поинтересоваться на правах давней дружбы, о каких родственниках шла речь в твоем письме?

Светка нисколько не смутилась, ожидая подобного вопроса.

- Отыскалась какая-то тетка - седьмая вода на киселе, - пояснила она.

- И вот так просто поверила и решила принять участие в твоей нелегкой судьбе? - не выдержав, съязвил Денис. Он все еще не верил до конца в легенду Светки, изложенную в письме.

- Ну, не совсем, - поняв, куда он клонит, скорчила рожицу Светка. - Эта тетка - одинокая старая дева, давно одержима идеей отыскать пропавших в России родственников. Она не раз, и не два обращалась к властям и получала отписки. И вдруг объявилась я со своими документами, - Светка усмехнулась. - Самое смешное, они тут в провинции думают, что после ухода Ельцина у нас стали возвращаться прежние порядки. Тетка решила, что я спасаюсь от нового режима, и увидев меня, воскликнула: "Бедное дитя!" Я всплакнула, на всякий случай, и выдумала историю, как родственникам еще при большевиках пришлось бежать из Москвы и все такое....Поэтому сначала я решила встретиться на нейтральной территории, чтобы разъяснить ситуацию, - пояснила Светка. - К тому же на Рождество тетка уехала к другим родственникам, и мне не хотелось оставаться в пустом доме. Он старинный и по ночам издает всякие звуки.

- Значит, ты вроде политической беженки? - хмыкнул Денис. - И долго собираешься крутить ей мозги?

- Пока не подтвержу диплом. Она обещала мне в этом помочь.

- Неужели это так сложно? - подивился Денис.

- Французский - язык своеобразный. Понимать, о чем они говорят и отвечать, я приспособилась быстро. А вот читать труды, написанные высоким штилем и, в особенности, писать самой, пока трудно, - Светка озабоченно поглядела на часики. - Поспешим, а то автобус без нас уйдет.

Снежные вершины тянулись и тянулись по обеим сторонам дороги, и иногда начинало казаться, что вся Швейцария состоит только из гор. Несмотря на конец декабря, погода стояла на удивление ясная, и лишь у Женевского озера их нагнал мелкий противный дождь. В туманной пелене они миновали курорты Монтре и Веве с их многочисленными памятниками знаменитостям, и лишь у самой Женевы снова выглянуло солнце.

Ожидая после скучноватых немецких кантонов встретить во французской части изящество стиля, Денис со Светкой столкнулись со старым, хаотично застроенным центром, примечательным лишь проживающими в разное время великими личностями от Жан-Жака Руссо и Шопена до Достоевского и Ленина. Действительно красивым местом была набережная Роны, особенно там, где река впадала в Женевское озеро. Здесь стучало сердце города, среди банков и роскошных отелей, и поднимался к небу знаменитый фонтан. На набережной Светка наконец отыскала изящный памятник последней австрийской императрице Сиси.

- Это то самое место, где ее убили, - кивнула она Денису.

- Дожили, - шутливо посетовал тот. - Вождь всего мирового пролетариата изображен в двусмысленной позе вместе с протестантским пастором на барельефе, где-то в верхней части города, а последней австрийской императрице водрузили памятник в самом центре набережной. Интересно, нашему Ильичу на том свете не икается?

- Ее судьба не лучше, чем у Ильича, - серьезно заметила Светка. - Несчастная женщина, полжизни боролась за независимость Венгрии, а в отместку - благодарность простого народа: сначала единственный сын - наследник застрелился при странных обстоятельствах, затем саму Сиси какой-то придурочный анархист просто, чтобы выместить злость, заточкой ткнул. Ты не мудрствуй попусту, лучше делом займись, - она протянула Денису фотоаппарат.

- Намекаешь на некое духовное родство? - оборонил тот, щелкая Светку рядом с изящной императрицей в широкополой шляпе.

- Ты сам не думаешь сюда перебираться? - перебила его Светка.

Денис поднял глаза и наткнулся на ее напряженный взгляд.

- Языка не знаю, а сейчас учить,... - он безнадежно махнул рукой.

- Да, в самой Франции не устроишься, - подтвердила Светка, - но есть другие страны: Германия, например. Знать немецкий приезжему компьютерщику совсем не обязательно, молодые немцы после университета  неплохо английским владеют. А ты худо- бедно - его понимаешь.

- А ты меня ждать будешь? - потупился Денис.

Светка потрепала его по волосам:

- Устройся сначала, а то вернешься в Москву и опять нюни распустишь....И кстати, пока будешь место искать, права получи. Здесь их подтверждать не нужно....Послушай, - вдруг спохватилась она. - Все спросить хотела: когда ты моей матушке письмо относил, не обратил внимания на ее реакцию?

- Причитать не стала, по-моему, даже обрадовалась, что все так вышло, - пожал плечами Денис. - Ты что-то еще хотела ей передать?

- Кое-какие подарки. Знаешь: в провинции всегда их ждут, - смущенно пояснила Светка.

- Не переживай, как прилечу, сразу в Н-ск поеду, - успокоил ее Денис, предвкушая выражение на лице несостоявшейся тещи.      

 

 

                                

                                                VI

Предновогодняя Москва напоминала большой разворошенный муравейник. После альпийской рождественской недели, шумно встречать  Новый год расхотелось и отговорившись от приятелей, Денис направился в Н-ск.

Увидев его, да еще с полной сумкой подарков, Светкина мать подрастерялась и стала приглашать в дом. Но Денис лишь деловито передал привет и направился к своим. Женщиной она слыла неплохой, но он помнил просьбу самой Светки: не откровенничать. Вознамерившись найти к следующему лету место в Европе, Денис боялся одним неосторожным словом выдать свои планы.

Впрочем, для начала следовало получить права....Курсы занимали оборудованное полуподвальное помещение невдалеке от Садового кольца, где еще совсем недавно размещался учебный класс механического техникума. К немалому изумлению Дениса, основной  контингент жаждущих составляли девицы: совсем молоденькие и постарше, включая двух зрелых матрон. Преподаватели, в бывшем прожженные работяги, заметно нервничали и старательно выбирали выражения.

На первом же занятии к Денису подсела юная миловидная особа в брюках и джемпере, выгодно обрисовывавшем ее гибкую изящную фигурку. Черные, как смоль, локоны и челка на лбу обрамляли матовое продолговатое лицо с слегка выдающимися скулами и глазами небесного цвета.

- Адель, - немного жеманничая, представилась она. - Прошлым летом с родителями ездила в Париж, там ко мне все так обращались.

"Тоже рехнулась на Франции", - с досадой подумал Денис.

- Вообще-то меня Адилей зовут, - смущенно поправилась соседка, заметив, как изменилось его лицо.

После занятий ее никто не встречал, и они вдвоем зашагали в сторону метро.

- Я слышала, здесь у инструкторов одни "шестерки", и чтобы попасть на "девятку", должно сильно повезти или сразу дать на лапу. И возят только по площадке. А как потом ездить? В одних только переулках знаков видимо-невидимо, - покосившись на неразговорчивого спутника, озабоченно прощебетала Адель.

- Баранку вертеть да давить на педали- наука нехитрая, - рассеянно заметил Денис, с легкой усмешкой посмотрев на Адель. - А на какой машине учиться, по-моему, все равно. Мы в Н-ске даже на старом "козле" гоняли...

- Не скажи, почти все современные западные автомобили - переднеприводные, - возразила она, - кроме, разумеется "Мерседеса" и "БМВ". Поэтому лучше сразу учиться на "девятке". А Н-ск от Москвы далеко?

- Километров четыреста, особо не наездишься. К тому же, там с моей специальностью делать нечего, - пояснил Денис.

- А мы еще в начале 90-х в Балашиху перебрались. У отца там бизнес небольшой. А какая у тебя специальность?

- Компьютерщик, программы всякие пишу, - нехотя, пояснил он. -  Здесь, в Москве, заработка хватает.

- Везет же людям, - притворно вздохнула Адель. - А я окончила медико-биологический, пока при кафедре осталась. Зарплата - слезы!

- А муж не обеспечивает? - поинтересовался Денис.

- Я не замужем, и никогда не была, - весело пояснила она. - Не люблю, когда покушаются на мою свободу. А ты уже выбрал, какую машину купишь?

Денис пожал плечами:

- Здесь в Москве мне машина ни к чему. Да и денег на нее нет. Права потребуются, если выйдет, что снова за границу поеду.

- А где ты уже был? - живо поинтересовалась Адель.

- В прошлом году - тоже в Париже. Отправились вдвоем со знакомой девушкой. Она там осталась, а мне пришлось вернуться, - нечаянно вырвалось у Дениса.

Он тут же пожалел о сказанном. К счастью впереди замаячила станция метро.

- Приятно было познакомиться, увидимся на следующем занятии? - улыбнулась Адель.

Денис молча кивнул. Излишнюю откровенность хотелось сгладить на прощанье небрежной фразой, но как назло, с ходу в голову ничего не приходило.  

- Скажи, а ты бы согласился поучить меня водить? - неожиданно поинтересовалась она.

- Конечно, только где мы возьмем машину? - слегка оторопел Денис.

- Папа новую "Мазду" покупает, а старый "Гольф", как только получу права, обещал отдать мне.

"Ты их получи сначала", - хотелось сказать Денису, но он только кивнул неопределенно и поспешно откланялся.

О своей новой знакомой он забыл почти мгновенно, как только они расстались в метро. Следующие дни оказались так плотно заполнены работой, что он чуть не забыл про курсы, и появился на занятии с опозданием. Место рядом с Аделью было свободно, и в ответ на его осторожный кивок, она радостно сверкнула глазами.

Со времен царя Гороха коренных изменений в преподавании предмета вождения не произошло. В ожидании, пока закончится тягомотина с устройством автомобиля и они, наконец, перейдут к "Правилам дорожного движения", - предмету действительно нужному, Денис поглядывал со стороны на старательно записывающую Адель и, вдруг вспомнив о ее просьбе, ощутил чувство легкого стыда: "Расхвастался при разговоре, а с тех пор как познакомились со Светкой, за рулем не сидел ни разу. Как бы самому не пришлось многое вспоминать"...

Инструктор объявил перерыв. Отложив ручку, Адель размяла затекшие пальцы и с легким упреком посмотрела на Дениса.  

- Еле успел, - виновато пояснил тот. - Хотел пораньше с работы уйти, и не удалось. Как назло, начальство из отпусков нагрянуло.

- А сегодня после занятий ты свободен? - неожиданно поинтересовалась она.

- Не совсем, мне еще в одну контору на собеседование подскочить надо, ...здесь недалеко, - добавил он, заметив, как почти по-детски расстроилась его соседка. - Решил, так сказать, за бугорок податься.

Посвящать дальше едва знакомую девицу в свои планы не хотелось. "Может, к концу занятий еще раздумает, - размышлял Денис, искоса поглядывая на пишущую Адель. - Но с другой стороны, девушка симпатичная, почему бы не поболтать где-нибудь в кафешке. А то одичаешь совсем". 

Видимо боясь, что он раздумает, всю дорогу на собеседование Адель молчала. Как назло, впереди них оказалось еще трое. Денис сокрушенно развел руками, но Адель, ободряюще подмигнув, сняла дубленку и усевшись напротив, стала листать какой-то глянцевый журнальчик, показывая своим видом, что готова ждать хоть до бесконечности.

Когда Денис вернулся, она порывисто поднялась ему навстречу:

- Ну как, удачно?

- Как и везде: оставьте резюме, мы вам позвоним, - хмуро ответил Денис. - Раньше надо было шевелиться. Ушедший поезд догнать практически невозможно.

- Зайдем куда-нибудь, поболтаем, - успокаивающе предложила она.

Денис глянул на часы: стрелки приближались к девяти: "Намекает, что пора сблизить отношения? Ну завалимся в кафе, а что дальше: везти к себе - не хочется, там все насквозь Светкиным духом пропиталось"... 

- А тебе в свою Балашиху возвращаться не поздно будет? - осторожно поинтересовался он.

Адель понимающе усмехнулась:

- Ничего страшного, закажу такси, а у подъезда папа встретит. Ну что, пошли, или впереди еще собеседование? - и, заметив, что Денис колеблется, спокойно пояснила. - Не беспокойся, никакого продолжения не будет, как мужчина, ты не в моем вкусе. Хочется просто пообщаться с симпатичным человеком.

Устроившись за столиком в ближайшем кафе, оба для разгону принялись усиленно болтать о пустяках. Стараясь не встречаться взглядом, Денис искоса поглядывал на воркующую спутницу. В полутьме, с бокалом темного "Лефа" в маленькой тонкой ручке Адель выглядела очень привлекательно.

- Ты такая изящная, ...как статуэтка, - наконец, подыскав подходящее сравнение, не выдержал он. - Как только тебя угораздило в микробиологию податься. Хоть и говорят, что это наука будущего, мне всегда казалось: опыты на мышах - удел невзрачных сереньких девочек.

- Но ты тоже не банкир, - весело возразила Адель.

- Со мной все понятно: первый ученик в школе, окончил престижный московский вуз, только вот со Штатами заминка вышла.

- Не взяли?

- Пришлось отказаться по семейным обстоятельствам, - нахмурился Денис.  

- А кем бы ты хотел меня видеть? - заметив, что эта тема ему неприятна, спросила она.

- Топ-моделью экстракласса или что-то в этом роде. Вела бы более подобающий образ жизни и о деньгах не думала.

Адель недоверчиво посмотрела на Дениса и удостоверившись, что он не шутит, вспыхнула от удовольствия.

- Ты почти угадал. В детстве я серьезно занималась художественной гимнастикой, ездила на соревнования и все такое. А потом внезапно поняла, что ничего не знаю обо всей остальной жизни, и кинулась наверстывать упущенное.

Денис пожал плечами:

- Одно другому не противоречит. Сколько себя помню: другие ребята мяч гоняют, а я за книжкой сижу. И не потому, что кто-то заставлял, самому хотелось узнать побольше. 

- В чем-то ты прав, действительно: книжку в любой момент можно отложить и побежать во двор, - горячо возразила Адель. - Но в спортивной среде все будто скованы одной цепью: тренировки, поездки на соревнования, потом необходимо пропущенные в школе занятия наверстывать. Короче, постоянно спешишь куда-то. И главное мерило этим гонкам - сиюминутный успех. А здесь моя жизнь принадлежит только мне.

- В первый раз слышу, чтобы девочка спортивную карьеру сознательно променяла на биологию, - недоверчиво заметил Денис.

- Это случилось само собой, когда после травмы гимнастику пришлось бросить. Мне казалось: все, жизнь закончилась, а врач такой хороший попался и убедил, что она только начинается.

- И ты тогда решила непременно стать врачом? - догадался Денис.

Аделя утвердительно кивнула:

- Ну конечно, а когда уже в медицинский поступила, после первого же посещения морга поняла, что это не мое, и перекинула документы на медико-биологический, о чем теперь нисколько не жалею. Скажи, перед тем, как расстаться, вы со своей знакомой долго были вместе? - внезапно поинтересовалась она.

Денис недоуменно пожал плечами:

- Года два,...а какое это теперь имеет значение?

- Просто интересно стало, насколько ты способен на серьезные отношения...

Ошеломленный Денис не успел ничего возразить - у Адели в сумочке вдруг зазвонил мобильник. - Вы уже подъехали? Сейчас выхожу, - ответила она будничным тоном. - Извини, мне пора, - Адель записала номер своего мобильного на салфетке и, протянув Денису, на прощание внезапно легко поцеловала его губы.                                                                                                                           

 

 

                                              

                                             VII

Поцелуй ли получился слишком откровенным, или он сам немного одичал без Светки, но Денис встревожился гораздо больше, чем следовало ожидать. Не то, чтобы сразу пошла кругом голова, скорее в него вселилось чувство необъяснимой тревоги, проявлявшейся в самые неподходящие моменты, путая мысли и мешая трезво оценивать шансы.

На следующие занятия Адель не пришла. Записанный на салфетке номер тоже был выключен, и у Дениса понемногу отлегло. Между тем, ему уже пару раз звонили с предложениями, работодателей по-прежнему привлекали отсутствие у Дениса семьи. Нынешний рынок в Штатах заметно оскудел, но еще можно было выбирать. Чтобы не оказаться в положении слишком разборчивой старой девы, Денис дал зарок выждать месяц, и уже к весне принять окончательное решение.

Адель появилась на занятиях неожиданно, когда он уже потихоньку привык к пустующему подле него месту. Несмело улыбнувшись, она подошла к Денису и, чтобы никто больше не слышал, прошептала на ухо:

- Я контракт ездила в Германию подписывать. Осенью поеду на стажировку.

- Поздравляю! - обрадовался Денис. - Большое дело сделано. Правда, теперь нагонять придется, тут без тебя уже половину ПДД прошли.

- Наверстаю как-нибудь, - Адель небрежно махнула. - Ты сегодня никуда не спешишь? Давай зайдем куда-нибудь после занятий, отметим это событие.

Не в силах отказать ей в такой день, Денис подчинился. На втором часе занятий инструктор устроил тренинг. У Адели постоянно звонил мобильник, и она, извинившись, выходила и подолгу что-то обсуждала. Денису пришлось отдуваться за двоих. Когда Адель, сияя до ушей, вернулась в очередной раз, он посмотрел на нее с укоризной и протянул заполненный листок.

- Поставь внизу свой код, я его не знаю.

- Господь вознаградит тебя за доброту, - то ли в шутку, то ли всерьез прошептала она в ответ. - А я с сегодняшним вечером все прояснила, двинемся сразу после занятий.

Окончательно заинтригованный Денис лишь пожал плечами....Против ожидания, на этот раз Адель пошла в обратную от метро сторону и свернула в переулок к находящейся невдалеке трамвайной остановке.

- Не против, если отметим событие за городом, в узком кругу друзей? - внезапно поинтересовалась она.

- Неудобно как-то, такой день, а я без подарка, - виновато ответил Денис. - Давай, хоть цветы куплю.

- Успеешь еще, - улыбнулась девушка и, подхватив под руку, потащила его за собой. - Лучше поспешим, нас уже ждут.

В припаркованном у остановки новеньком джипе сидели парень с девушкой их возраста. Заметив Адель, оба приветственно замахали руками.

- Это мой двоюродный брат и его жена, - пояснила она. - Они мои единственные настоящие друзья. Тебя я им представила, как своего парня, а папе сказала, что сегодня заночую у них в коттедже.

Ситуация сильно смахивала на смотрины и одновременно на вечеринку с продолжением, но долго копившаяся страсть забушевала вдруг с такой силой, что Денис возражать не стал.

Несмотря на молодость, брат Адели так здорово управлялся за баранкой, что Денис невольно даже ему позавидовал. Покрутив по малозаметным переулкам, он выскочил на Новоспасский мост, миновал Крестьянскую и Абельмановскую заставы, и вырулил на шоссе Энтузиастов.

- Ты отсутствовала почти месяц, - шепнул Денис. - Трудно было позвонить?

Адель жалобно посмотрела на него:

- Я твоего номера на память не помню, а свой мобильный в последний момент дома забыла. Не сердись, в Германии я была всего неделю. Мне предлагали остаться, но я сильно простудилась и решила вернуться. Нет худа без добра - тебя опять вижу...

- И заодно сдашь на права, - с легкой иронией добавил Денис.

Объяснение его не убедило. Пожалуй, единственная правда в них заключалась в контракте. "Непонятно, зачем было возвращаться на курсы? - чтобы, как посоветовала ему Светка, тоже получить права?"

Джип заметно ускорил ход. Он машинально выглянул в окно: дома вдоль дороги сменились чередой деревьев. Адели передалось его нетерпение:   

- Перово проехали, уже скоро...

Брат Адели и его молоденькая жена оказались вполне современными московскими ребятами. За столом оба кидали на Дениса любопытные взгляды, но держались вполне дружелюбно и старательно воздерживались от скользких вопросов. В свою очередь Адель вела себя так, будто они с Денисом знакомы достаточно давно, и дело оставалось за малым.

Стараясь поначалу ей подыгрывать, Денис все чаще замолкал. В нем боролись страсть, от которой жгло нутро и постепенно усиливающееся ощущение нереальности происходящего. Словно почувствовав, что с ним происходит, Адель под благовидным предлогом вызвала его из-за стола и в спальной наверху закрыла рот поцелуем...

Проснувшись утром с тяжелой, будто с похмелья, головой, Денис не сразу вспомнил, где находится и, лихорадочно одевшись, спустился вниз. Оказалось, что брат с женой уехали засветло, а Адель в халатике пила на кухне кофе.

- Не стала тебя будить, - произнесла она обычную в таких случаях фразу, усаживая его за стол.

- И зря, что не стала, - вздохнул Денис. - Мне просто необходимо поспеть в контору часам к 11.

- Успеешь, - успокоила Адель, - здесь совсем рядом ходит маршрутка до Щелковской.

- А ты? - недоуменно уставился на подругу Денис.     

- Уберусь и пойду к себе домой. Мне сейчас необходимо сконцентрироваться....Сам пока не звони, - вдруг попросила Адель, когда он уже собрался выходить. - А то я совсем голову потеряю.

- Ты помнишь, что на следующей неделе уже с инструктором на площадке заниматься будем? - недоуменно напомнил Денис.

- Это сейчас не самое главное, - беспечно отмахнулась она. - К тому же я рассчитываю, что ты мне поможешь...

В маршрутке Денис плюхнулся на заднее сиденье и практически сразу задремал. Ночью практически поспать не удалось. После недолгой молчаливой близости Адель нежно взъерошила ему волосы, давая понять, что довольна, и мгновенно уснула. А он все ворочался с боку на бок, боясь ее разбудить и кляня неудобный диван.

Благополучно продремав всю дорогу, Денис окончательно пришел в себя лишь на работе после нескольких больших обжигающих глотков кофе.  И сразу вспомнил о вчерашнем приключении. Слова Адели, сказанные вдогонку, звучали, как прощание.  "Жаль конечно, - подумал он. - Но если они больше не увидятся, ничего страшного не произойдет. Все равно через пару месяцев каждый направится по своей дороге"...

Адель появилась на занятиях неожиданно, когда группа училась парковаться задним ходом и ездить по "змейке" между столбиками. Денис в этих упражнениях не участвовал. В отличие от остальных ему еще на первом занятии необходимо было просто почувствовать руль и немного освоиться с коробкой передач и педалями. Прежние навыки вспомнились сами собой, и он стал играючи крутить любые фигуры. 

Нимало не смутившись, Адель дождалась своей очереди и уселась к инструктору в "девятку". Денис со стороны с любопытством наблюдал за ее попытками освоить первую передачу, и когда мытарства закончились, осторожно подошел сзади. Почувствовав его дыхание, Адель повернулась и повисла у него на шее.

- Вот и встретились два одиночества! - радостно ухмыльнулся Денис. - За правами приехала или по мне соскучилась?

- И то, и другое, - успокоила Адель. - О корочках мы только что с инструктором договорились. А с вождением давай решать сами.

- Но машины-то нет, - возразил ошеломленный ее натиском Денис.

- Почему же? - возразила Адель. - Как только получим права, "опель" полностью в нашем распоряжении, ты готов?

 Предложение было заманчивым, но поначалу Денис отнесся к нему с опаской: машина была не его, к тому же стояла в Балашихе, и он страшно боялся ее разбить. Но эти препятствия удалось преодолеть достаточно быстро, отец Адели оказался деловым мужиком. В первую же субботу после экзаменов "опель" перегнали на стоянку в Лужниках, где после короткой церемонии знакомства он вручил ключи, ободряюще заметив на прощанье:

- Ничего не бойтесь. Самое дорогое - это моя дочь. С железом всегда разберемся, - и похлопав Дениса по плечу, отбыл по делам вместе с племянником.   

Однако в первые дни Денис проявлял чрезвычайную осторожность, не высовывая носу за пределы Лужников. Но быстро освоившись с поворотами, осмелел, и они с Аделью стали регулярно встречаться после девяти вечера, когда центр города становился свободен. Теперь она стала засиживаться в лаборатории, и Денис заезжал за ней в институт. Они освоили набережные Москвы-реки с разворотами на центральных мостах и стали подолгу кататься по Садовому и бульварам, останавливаясь лишь для того, чтобы сменить друг друга за баранкой.

Автомобильные прогулки чем-то неуловимо напоминали их со Светкой ежевечерние театральные бдения, когда каждый был занят своим делом и лишь незримо ощущал присутствие другого. 

- Слушай, я так больше не могу, - как-то пожаловалась Адель, - резко припарковав машину в глухом переулке.

- В чем опять дело? - удивленно спросил наблюдавший за ее маневрами Денис.

Адель, до этого бывшая аккуратной и послушной ученицей, уже второй вечер буквально изводила его капризами.

- Ни в чем, а в ком, - отстегнув ремень, она обняла Дениса. - Мы уже месяц катаемся вдвоем, а ты, словно каменный. Сколько раз в переулках стояли, даже за коленку ни разу не потрогал, ни говоря уже о другом.

- Я тоже не игральный автомат, боялся, что это войдет в привычку, - признался Денис. - Ты скоро уедешь, а мне как тогда быть?

- Я так и подумала, - успокоено выдохнула Адель и, как в первую ночь, взъерошила ему волосы. - Мне так уютно с тобой, что тоже не хочется расставаться. Даже представить не могу, что очень скоро каждый день одной придется баранку крутить.

Денис осторожно освободился от объятий и, посмотрев ей в глаза, понял, что она не шутит.

- Что ты предлагаешь? - глухо спросил он.

- Ты ведь в Европе так ничего и не нашел? - увернулась от прямого ответа Адель. - Денис понуро потупился. - Поехали вместе в Германию? - неожиданно предложила она. - Когда там была, я узнала, что им компьютерщик нужен на обработку данных. И предложила твою кандидатуру. Ну, так как?

Это походило на попытку скрасить намечавшуюся неловкость. Видимо, Адель тяготило, что после отъезда Денис может отнести ее к разряду современных девиц, которые не расплачиваются за услуги.

- Я благодарен тебе за предложение, но мне самому с ними поговорить не мешает, - пытаясь понять, что происходит, осторожно ответил он.

Адель протянула ему визитку:

- Позвони, потом, видимо, придется съездить....Считай это ответной услугой. А сейчас поедем лучше к брату, я издергалась вся.

Пока они менялись за рулем, и Денис соображал, где ему удобнее вывернуть на шоссе Энтузиастов, до него дошло, что беззаботным катаниям пришел конец.

                                                   

 

                      

                                             VIII

К протянутой в переулке визитной карточке Денис отнесся со скептицизмом, а наутро после ночевки в коттедже и вовсе забыл. Какие связи может иметь девчонка, едва закончившая институт? На следующий день Адель должна была уехать. Уже с вокзала напомнила ему еще раз СМС-кой, и Денис, больше для очистки совести, обещал позвонить.

 С представителем университета они встретились в кафе на Садовом. Это был обыкновенный русский парень лет 35, микробиолог по специальности, осевший в Европе сразу после развала Союза. Узнав из резюме, какой вуз окончил Денис, он сразу подобрел лицом и честно признался, что в компьютерной специфике разбирается достаточно слабо. В ответ Денис пожаловался, что и его английский оставляет желать лучшего, на что собеседник по-свойски махнул рукой:

- Не переживай, в этой лаборатории одни русские работают, к тому же преимущественно девчонки. Им лучше сразу дать понять, что со своим самоваром приехал, иначе сожрут, - парень по-свойски подмигнул.

- А в чем будет состоять моя основная работа? - осторожно поинтересовался Денис, почуявший неладное.

- У нас несколько разрозненных лабораторий объединили в одну и необходим единый компьютер, - собеседник усмехнулся, - но это чисто формальный предлог. Фактически нужно создать нечто вроде аналитического центра с базой данных. Девчонки прекрасные исполнители - аккуратные и добросовестные, но немножко подумать и шагнуть чуть в сторону от канонов, по которым их приучили работать, не могут. К тому же часто играют роль, как понимаешь, личные симпатии и антипатии. Когда в 90-х многие уезжали из России, тащили с собой все, что попадется под руку: лабораторные отчеты, институтские сборники. За границей это, естественно, выдавалось за собственные исследования, а иностранцы особо не вникали, им тогда была необходима информация.

         - Теперь же, когда отношения стали цивилизованными, оставшиеся здесь мэтры стали предъявлять претензии и ставить палки в колеса? - продолжил его мысль Денис.

         - Что-то вроде этого, - парень согласно кивнул. - Оставим стариков в покое, пусть грызутся за приоритет. Кто из них прав, сейчас все равно не разберешь. Главное, чтобы молодым не мешали.       

Денис недоуменно посмотрел на него:

- А почему вы своих ребят не приглашаете? Ведь они со спецификой лучше знакомы.  

- Самых толковых с руками и ногами отрывают на более глобальные проекты, а с остальными лучше не связываться, они только говорить горазды. Думаю, потому, что отсутствует должная математическая подготовка, - собеседник проникновенно посмотрел на Дениса. - Подумай, самые интересные открытия совершаются как раз на стыке наук. И соответственно, в вашем замечательном вузе периодически открываются эти новые направления. А от одних только компьютеров мозги быстро сохнут.

- Боюсь, не осилю, уже засохли, - вяло отшутился Денис, чувствуя, что еще немного, и он даст себя уговорить.

Парень понимающе улыбнулся:  

- Совет- лучше разобраться на месте. Съезди, они это как командировку оформят, и сам посмотри. И учти, главное зацепиться, а не понравится что-нибудь другое подыщешь, - собеседник посмотрел на часы и заспешил. - Извини, мне уже пора. Резюме сегодня же отошлю, а там уж, как решат. Ну, до возможной скорой встречи, - и он приветственно помахал рукой.

Подождав, пока тот скроется из виду, Денис скроил презрительную мину. Мечтать, конечно, не вредно, но, как и предполагалось, ни о чем серьезном речь не шла: по существу его звали на обслуживающую работу. Правда, здесь он тоже, ожидая, пока подвернется что-то стоящее, всего лишь мастерил компьютерные игрушки,...но, по крайней мере, среди своих ребят. А там лишь одни девчонки. Оставалось лишь надеяться, что западные работодатели не будут разбазаривать деньги на непонятного аналитика.   

Однако буквально через неделю пришел ответ из Германии с предложением посетить лабораторию и Денис понял, что все это всерьез. Посоветоваться было не с кем. Адель обещала вернуться чуть ли не перед самой командировкой, и Денис оказался с ситуацией один на один. Позвонить по телефону и спросить совета, а, собственно, в чем? - Она ответит то же самое: главное зацепиться. Но дело-то в другом: с кем там жить...

В случае договоренности в университете, им с Аделью, по-видимому, придется жить вместе. Вряд ли она, как и любая другая женщина, просто по-дружески оказала бы протекцию мужчине и не рассчитывала бы на его взаимность. А как же Светка? Ведь первоначальный смысл поездки в Европу состоял именно в том, чтобы оказаться к ней поближе. Правда, не факт, что она по-прежнему его ждет. Светка такой же живой человек, минул ровно год, как зацепилась во Франции, и вправе сама устроить свою личную жизнь....От всех этих переплетений личного с общественным голова шла кругом.

В принципе сойтись с Аделью Денис был не прочь. Единственное, что пугало - дальнейшие взаимоотношения с ее родными. Она жила на средства отца, привыкла к вольготному существованию и цену деньгам пока не знала. Отец, хоть и приятный, но все же восточный человек, и если он приложил руку к тому, чтобы найти место не только дочери, но и самому Денису, то мог перед отъездом потребовать узаконить их отношения или, по крайней мере, взять обещание сделать это при первой возможности. 

 Может не стоит усложнять? - успокоил он себя. - Нужно попробовать, чтобы потом полжизни не мучило, что не использовал шанс. Заодно и со Светкой, уже на равных, прояснить отношения...

Решив пока ничего не сообщать Адели, Денис отписал в университет и, подтвердив приглашение, послал СМС-ку Светке. Та ответила сразу, назначив свидание в Париже.

Визит в Германию лишь подтвердил слова московского собеседника. Ожидавший в аэропорту недавний выпускник с манерами секретаря посольства, сразу заявил, что лично он не видит необходимости в компьютерщике. Но главное испытание оказалось впереди. Его встретила перезрелая дева лет тридцати пяти, судя по всему, с неустроенной личной жизнью. В прежние времена подобные дамы заполняли многочисленные советские НИИ, где за мытьем пробирок успевали переговорить обо всем на свете. Круг обязанностей Дениса она представляла слабо и коснулась его лишь вскользь. Больше всего деву интересовало, в каких отношениях он находится с Аделью. Беседа протекала на повышенных тонах и неизвестно, чем бы закончилась, но тут появился московский знакомец и отвел Дениса к руководителю лаборатории - немцу.

Вся эта кухонная возня Дениса так раззадорила, что после краткого разговора с руководством он без дальнейших размышлений дал согласие.     

                                

                                           

 

                                           IX

Конец июня выдался в Париже не слишком жарким, в самый раз для деловых свиданий. Облокотившись на балюстраду, отделявшую величественный Се Крекер от обрыва, Денис глядел на город с высоты птичьего полета, пытаясь различить в море зданий знакомые контуры. Но ничего, кроме верхушек Нотр Дама и Эйфелевой башни, да черного пенала башни Монпарнаса узнать не удавалось.

Парижская богема оказалась права, выбрав для своих ночных бдений именно Монмартр. Этот причудливый холм остался, чуть ли не единственным местом, где еще чувствовался свободный парижский дух. От остальных сохранились лишь душок да громкие названия для утехи неразборчивых туристов.   

К нему подошли два парня и жестами попросили закурить. Случись такое в Москве, Денис просто бы отмахнулся от любителей "халявы", но здесь, боясь показаться жадным или невежливым, он протянул захваченный с собой "Уинстон". Заметив на этикетке русские буквы, молодые люди, восторженно воскликнув: "Россия! Путин!", одобрительно похлопали по плечу.

"Придумали миф "Русские в Париже", и тешат самолюбие, - подумал с раздражением Денис о собственных соотечественниках. - А здесь никого, кроме Александра III и Путина, да пожалуй, Сержа Дягилева с его "Русскими сезонами" знать не хотят. Ленин со Сталиным, великие писатели и композиторы не в счет"...  

Восторженные крики за спиной заставили его обернуться. На фоне крыш появилась атлетическая фигура молодого негра с лоснящейся, как смоль, кожей. Стоя на одной из тумб балюстрады, юноша под рэп виртуозно жонглировал футбольным мячом, демонстрируя полное пренебрежение к почти тридцатиметровому обрыву у самых ног. Сидевшие на ступеньках Се Крекера такие же молодые люди награждали каждое очередное немыслимое па шквалом оваций.

Светка по обыкновению отправилась посмотреть собор изнутри, и вдруг незаметно подкравшись откуда-то сзади, потрясла Дениса за плечо:

- Не спи, замерзнешь. Лучше на паровозике до "Пляс Пегаль" поедем.

Их отношения прояснились мимоходом буквально с первых минут встречи, и теперь оба со спокойной совестью наслаждались новым свиданием с Парижем. Зайдя в номер, Светка первым делом бросила взгляд на спальное место и, заметив, что кровати стоят порознь, успокоено заметила:

- Молодец, что догадался сам, нам с тобой на эту тему переговорить надо...

Ожидавший чего-то подобного Денис хмуро кивнул и кинул взгляд на часы:

- Может, спустимся в ресторанчик тут на выходе? Все равно время обеда.

- Не откажусь, тем более, что позавтракать толком не удалось, - Светка внезапно достала кошелек и повернулась к Денису. - В прошлый раз платил за все ты, и мы договорились...

- Оплати на этот раз, если можешь, половину, - прервал ее Денис. - Пока еще у меня есть такая возможность, но неизвестно, будет ли она в дальнейшем.

Бросив на него недоуменный взгляд, Светка пожала плечами  и направилась к выходу. Едва усевшись за столик, она жестом подозвала официанта, дождалась, пока тот ходил за стейками, и, не обращая внимания на Дениса, принялась сосредоточенно жевать. А тому есть почему-то сразу расхотелось. Он исподволь разглядывал старую подругу, с которой бок о бок провели два года, ловя себя на мысли, что перед ним совсем другая женщина с европейскими манерами и запахом, и едва уловимым французским прононсом. 

Возможно, они просто успели отвыкнуть друг от друга, или сказался восточный магнетизм Адели, но Денис внезапно ощутил непонятную робость, все заранее заготовленные фразы куда-то испарились, и он стал мучительно размышлять, с чего начать разговор.

Светка первой оценила ситуацию и, неожиданно отложив нож с вилкой, подняла на него глаза.

- Не обращай внимания, - виновато заметила она. - Это у меня профессиональное, за перерыв нужно много успеть.

- Ну слава Богу, - облегченно выдохнул Денис. - А то я было подумал, что ты совсем офранцузилась.       

- Я же с ними теперь постоянно, - пояснила Светка. - Сначала днем, на почте, а вечером на занятиях.

- Дело хоть продвигается? - поинтересовался Денис.

- Как ни странно, это оказалось не так сложно, - Светка отодвинула тарелку и заказала кофе. - Только свободного времени практически не остается, даже воскресенье иногда прихватываю, вместе с теткой занимаемся...Ты ешь, пока не остыло, и не задавай вопросов, - заметив его нетронутую тарелку, попросила она Дениса. - Сама рассказывать буду, - Светка довольно откинулась на спинку стула и расслаблено оглянулась по сторонам. - Какое это счастье, оказаться снова в Париже и никуда не спешить. Я так тебе благодарна, что вытащил меня из этой Тмутаракани,...- вдруг призналась она. - Провинция всюду одинакова: что у нас в России, что во Франции - та же скука смертная...

 Не веря ушам, Денис удивленно поднял голову от тарелки. В голосе Светки раскатистые русские интонации заменили французскую, едва уловимую гнусавость. Заметив его невольную улыбку, Светка неожиданно вспыхнула:

- Ничего смешного, я по-русски впервые за полгода говорю. Помнишь, нам в Швейцарии про тоску Гоголя по неухоженной российской глубинке рассказывали? - Я тогда подумала: больше для красного словца написал. А теперь иногда кажется: чтобы на наши покосившиеся крыши и лужи на дорогах хоть одним глазком взглянуть, полжизни бы отдала, настолько здесь все прилизано.

- Как я тебя понимаю, - притворно вздохнул Денис. - Но не переживай, от приступов ностальгии еще никто не умирал.

Светка пристально посмотрела на него:

- Поймешь, когда сам в моем положении окажешься,...ты теперь в каком статусе? - неожиданно поинтересовалась она.

Вопрос прозвучал врасплох, и Денис не сразу понял, что Светка имеет в виду.

- Собственно, я приехал на переговоры, - немного помедлив, ответил он. - Если все сложится, с сентября буду работать в немецком университете.

- По своей специальности? - уточнила Светка.

- Не совсем, - нехотя признался Денис. - Скорее, на стыке с микробиологией. Непосредственно по специальности найти не удалось: кафедру, с которой ребята раньше в Германию ездили, перепрофилировали. Я попробовал по другим каналам, зиму и весну резюме рассылал, и все без толку. А это место образовалось в последний момент, одна хорошая знакомая помогла. 

Светка понимающе покачала головой:

- Работать вы будете вместе с этой знакомой, - не в силах посмотреть ей в глаза, он лишь угрюмо кивнул. - Она имеет на тебя виды, а ты чувствуешь себя обязанным и теперь мучаешься, не зная, как далеко это зайдет.

- Я, конечно, страшно виноват перед тобой, - наконец, нашелся Денис. - Но все так перепуталось. А как ты догадалась?

- Тебя слишком хорошо изучила. Случись по-другому, ты сам бы в первые же минуты все выложил. А тут мнешься и мнешься, не знаешь, как сказать, - Светка несмело коснулась его ладони. - Не переживай, я уже знаю, что даром ничего не бывает, здесь такие истории сплошь и рядом.

- Но ты тоже на мои СМС-ки не отвечала, - собравшись с духом, возразил Денис. - Я даже подумал: наверное, нашла кого-нибудь.

Светка нехотя пожала плечами, давая понять, что говорить об этом, особенно сейчас, не настроена.

- Что-то мы засиделись, - внезапно заметила она. - Я пока ехала, посмотрела: где находится наша гостиница. Сейчас можно выйти на Большие Бульвары и прогуляться до Оперы.

Они вышли на Бульвар "Бон Нувель", свернули вправо и окунулись в привычную парижскую толчею. Прямо на тротуаре молодые люди за столиками пили кофе и курили, какой-то китаец продавал на углу сумки и чемоданы всех мастей, а платаны, нисколько не стыдясь своей наготы, приветливо шевелили свежей распускающейся листвой.

- Я только сейчас почувствовал, что вернулся в Париж, - признался Денис. - Не то, чтобы вокруг все знакомо, но...

- Почувствовал себя свободно, не дергаешься, как год назад, - подсказала Светка. - У меня также...

Миновав Итальянский Бульвар, они остановились у "Плас Опера", раздумывая, куда двигаться дальше.

- Давай обойдем ее по периметру, - предложила Светка.

Они дошли до бюста архитектора Гарнье, недалеко от которого лежала крохотная площадь Сержа Дягилева, углубились в переулки "Галери Лафайет", и вскоре вынырнули с другой стороны "Плас Опера" к Бульвару Капуцинов. Денис шагал так решительно, что Светка едва поспевала за ним.

 - Куда ты спешишь? - наконец, поинтересовалась она, озабоченно посмотрев на часики. - Давай хоть кофе попьем, - и, приземлившись за стоявший невдалеке белый плетеный столик, жестом подозвала официанта.

- Я бы лучше вина попробовал, скажем, "Божоле", - признался Денис, присаживаясь напротив.

Согласно кивнув, Светка сделала заказ. "Божоле" оказалось очень душистым, и совсем не походило на то, что Денис пробовал в Москве. Пока он раздумывал: стоит ли заказать еще, или уже вечером распить в номере бутылку под камамбер, Светка допила свой кофе и уставилась на него пристальным взглядом.

- Вспомнила что-то? - испуганно спросил Денис. 

- Нет, вдруг представила, что именно там, где мы с тобой только что гуляли, проходила Варфоломеевская ночь. Католики зарезали несколько тысяч гугенотов, приехавших вместе с Генрихом IV и сбросили в Сену. По описаниям очевидцев наутро она была красная от крови.

- А к тебе это имеет отношение?      

- Два клана семьи, которой принадлежал мой предок, враждуют чуть ли с тех времен, во всяком случае, так тетка утверждает. Правда, я до пор сих не могу разобрать, чем сейчас они отличаются, но сама тетка - ярая гугенотка. Сейчас весь сыр-бор из-за этого дома. Она считает, что он - наследство моего предка, который подался в Россию именно от преследований католиков, и должно перейти к его потомкам.

- А противоположный клан тихо дожидался ее смерти, а когда ты вдруг объявилась, запротестовал, - догадался Денис.

- Сначала хотели в суд подавать, но призадумались: судебные издержки, то да се, и решили договориться полюбовно. У них какой-то отпрыск на адвоката учится в Париже, и мне предложили выйти за него замуж.

- Ты согласилась?

- Скажем так, возражать не стала. Мое благополучие полностью от тетки зависит. Негоже соваться в Европу со своими славянскими понятиями, - полушутя заметила Светка. - Предоставим событиям развиваться своей естественной чередой....Давай спустимся к Сене, и дойдем до памятника принцессе Диане "Пламенеющее сердце", - внезапно предложила она.

- Но это будет в последний раз. Хватит на памятники смотреть. По Парижу надо бездумно шататься, в бистро посидеть, тогда поймешь его дух, - вдруг заявил Денис.

Светка повернулась к нему с нескрываемым удивлением:

- Где ты успел этого духу поднабраться? Прошлый раз тебя постоянно уговаривать приходилось.

- Понравилось, как Хемингуэй описывает Париж: просто, без охов и ахов. Известный тебе субъект, в квартире которого я продолжаю жить, недавно отдыхал с благоверной в Коста Дорадо, и пошел в Барселоне на корриду. По приезду, конечно, решил перечитать "Фиесту" Хемингуэя, а там первая половина романа Парижу посвящена. Ну и стал спрашивать: где, что находится. А у меня после той нашей поездки все, как в тумане: названия помню, а связать воедино не получается, - Денис вздохнул. - Теперь хочется вторую половину романа своими глазами увидеть: саму Памплону.

Светка неожиданно рассмеялась:

- А в суть "Фиесты" ты успел вникнуть, или, как всегда, одни описания пролистал?

Денис поморщился:

- Мне не нравится, когда все только на сексе замешано. На самом деле, настоящего мужчину это только закрепощает,...кстати, завтра мы с тобой пешком двинемся на Монмартр.  

К паровозику они поспели в последнюю минуту. Обогнув антикварные магазинчики и кабаре "Черный кот", тот свернул в тихий переулок, и Денис со Светкой покатились с холма по серпантину. По пути попадались кабачки со смешными названиями, потом они миновали тихое кладбище Пер-Лашез. Денис представил, как по ночам сюда добирались со всего Парижа на экипажах. Фыркали лошади, цокали подковы по булыжнику...

- Как зовут твоего француза? - внезапно спросил он Светку.

- У него довольно редкое имя - Франсуа, - ухмыльнулась та. - Парень приятный, но скуп до невозможности. Когда сидим в кафе, даже за воду каждый за себя платит.  

 

                                                 

                                            

                                                X

Так и не поняв намерений Светки относительно французского жениха, Денис вернулся в Москву. Сразу же по приезду он послал Адели сообщение о заключенном контракте и, не получив ответа, сообразил, что новую науку придется постигать исключительно самому, и Светкины проблемы отошли на второй план.

Полистав фундаментальные учебники и запутавшись в непонятной терминологии, Денис решил, не мудрствуя лукаво, начать с учебных пособий для студентов. Подходящие книжечки почти сразу отыскалась на факультете Адели, но Денис не любил ничего делать наполовину и прикупил на всякий случай  сборники институтских трудов, благо они были изданы в бумажных переплетах и стоили копейки.

Теперь, переварив основные понятия, он со спокойной душой мог изучать предмет будущих исследований, и, среди прочего, решил полистать сборники. Сделать это было просто необходимо: судя по неподдельному интересу к его фигуре в немецкой лаборатории, Денис мог оказаться меж двух давно враждующих группировок и, сам того не желая, наделать глупостей.

Адель возникла на горизонте, когда процесс постижения новой науки уже подходил к концу.

- Ты меня еще не забыл? - игриво поинтересовалась она в трубку. - Знаешь, как случается: с глаз долой - из сердца вон.

- Забудешь тут, - недовольно буркнул Денис. - Вместо того, чтобы глупые вопросы задавать, помогла бы твою науку осилить.

- А ничего, если мы это будем делать лежа?

Судя по тону, на серьезные разговоры она явно была не настроена. Пойти на поводу у вздорной девчонки и, бросив все, поспешить к ней на встречу, Денису не хотелось, и для  прояснения начальной фазы отношений он решил использовать телефон.

- Из твоих родственников  кто-нибудь в курсе, что мы едем в Германию вместе? - поинтересовался он сдержанным тоном.

- Не сердись и только не вздумай ревновать, - встревожилась Адель. - Никаких других мужчин в моей жизни и не существует. Мы ездили с мамой в санаторий. Кстати, папа был категорически против, когда весной в Германию я решила поехать одна. В остальном: у него вполне современные взгляды, и увидев тебя в Лужниках, он сразу сказал: это единственный посторонний человек, которому готов доверить свою дочь. К тому же я объяснила, что перед поездкой лучше не оформлять отношений - иностранцы могут отнестись к этому косо, и он согласился.

- Мне в лаборатории устроили форменный допрос, - признался Денис. - Кто да что, да откуда? Инициатива исходила от известной тебе особы.

- Все женские коллективы одинаковы, - спокойно возразила Адель. - Контракт подписан до следующего лета, и они обязаны с этим считаться.

- А дальше что ты собираешься делать? - недоуменно поинтересовался Денис.

- Если удастся, поступлю в аспирантуру и как можно быстрее защищусь. Иностранцы пока признают наши степени, и с ними берут на работу охотно.

- Значит, основная моя задача - обеспечить тебя материалами? - спросил Денис.

- Я способна работать сама, - успокоила Адель. - Тебе нужно сделать так, чтобы ими не сумели воспользоваться другие, в частности - известная особа. Я ответила на все твои вопросы?

- Остался последний, - успокоил Денис.

- Я его знаю, - усмехнулась Адель. - Предлагаю сразу обозначить наши отношения, иначе сожрут поодиночке.

- Хочешь сказать, поселимся вместе?

- Ну не ждать же, пока ты сделаешь предложение руки и сердца, - деловито заметила она. - И за квартиру платить гораздо дешевле.   

...В Германии их встретили не враждебно, но достаточно сухо. Адель такой прием нисколько не смутил, и она сразу занялась обустройством гнездышка. Денис ей ни в чем не препятствовал и лишь поинтересовался: какую машину взять в аренду?

- Возьми "Опель", - предложила Адель. - Он будет мне напоминать о наших прогулках по ночной Москве...

Помня, что вопросы деторождения они со Светкой обсуждали вместе, и подождав пару недель, когда все вошло в свою колею, Денис не выдержал, и задал тот же вопрос Адели.

- Я уже, грешным делом, стала думать: тебе это безразлично. Подумал: сделала неудачный аборт в молодости, и махнул рукой? - усмехнулась она.

- С самого первого раза хотел спросить, все как-то неудобно было, - признался Денис, чувствуя стыд за свои тайные подозрения.

- Помнишь, я рассказывала, как из-за травмы гимнастику бросила? Эта травма сказалась не сразу: мне при первом осмотре сообщили о возможном бесплодии. Правда, потом уже успокоили: все может произойти, но при особом стечении обстоятельств, - Адель изучающе посмотрела на  Дениса.  

- Почему же ты мне никогда не говорила? - погладив спутницу по руке, тихонько поинтересовался тот.

- Не хотела, чтобы между нами это стояло. Большинство мужиков относится к таким женщинам, как к существам второго сорта. И при любом удобном случае тычет в глаза их неполноценностью...

        Возможно, если бы он испытывал к Адели более глубокие чувства и рассчитывал в будущем связать с ней жизнь, это запоздалое признание и шокировало бы его. Но в душе все настолько перепуталось, что ни на какие эмоции, кроме дружеского участия, Денис был не способен.

Единственное, что ему стало ясно: перед ним совсем не та, немного взбалмошная и легкомысленная девица, какой он привык считать Адель. Немного экспрессивной манерой поведения она всего лишь старалась скрыть недостаток, угнетающий любую женщину гораздо больше, чем отсутствие квартиры или модных шмоток. И Денису захотелось хоть как-то ободрить ее.

Но кинув осторожный взгляд и столкнувшись не с жалобным, а с преисполненным отчаянной решимости взглядом своей визави, он решил больше не касаться этой темы.

         - Мистика какая-то, - пожаловался он Адель. - Я просматривал публикации лаборатории, чтобы систематизировать их по тематике. И оказалось, что один из отчетов, подписанный известной особой, - прямой плагиат работ десятилетней давности из вашего институтского сборника.

         - Ничего страшного, раньше многие так делали, - успокоила его та.

         - Подписывали своим именем чужие работы в расчете, что никто не будет копаться в зарубежных материалах? - уточнил Денис

         Адель испуганно посмотрела на него:

         - Кто-нибудь еще об этом знает?

         - Думаю, никто, - пожал тот плечами. - И нас напрямую это пока не касается. Работаем, как работали, только постарайся ни с кем свои результаты не обсуждать. Когда эксперименты подойдут к концу, я их обсчитаю и сам отнесу немцу. Посмотрим, как он отреагирует.  

 

 

                                 

                                                XI

Немецкий ноябрь без холодов и с затяжными моросящими дождями близился к концу. Каждое утро Денис спросонья по привычке выглядывал в окно, ожидая увидеть белые шапочки на деревьях и кустах и с грустью вспоминал, что снега в Германии ожидать не надо.

Уже с месяц по их совместной постели будто пробежала черная кошка. Они по-прежнему вместе завтракали, ходили на работу, обедали и ужинали, говорили о текущих делах лаборатории, но по ночам Адель уходила в спальню, а он устраивался в гостиной на диване.

Постепенно старая холостяцкая привычка стала брать свое. Теперь, перед тем, как лечь, Денис подолгу засиживался в интернете. Чтобы не увлечься игрушками, он вспомнил свою дипломную работу по ATI технологиям, которую после защиты диплома пришлось бросить. Здесь, в Германии,  любые сайты открывались в считанные секунды, ничто не мешало, по крайней мере узнать, как далеко продвинулись остальные.

Наутро он появлялся в лаборатории совершенно разбитым и до полудня, под предлогом обработки результатов, дремал в своем закутке. Лабораторные девицы хихикали за спиной, полагая, что они ночами напролет предаются любовным утехам, а сама Адель ходила по лаборатории с несчастными глазами и делала вид, что ничего не происходит.

При таком образе жизни приходилось засиживаться в лаборатории допоздна и, как-то вернувшись домой, Денис застал Адель в гостиной всю в слезах.

- Ты в курсе, что происходит? - огорошила она с порога. - Только сейчас я общалась с Таткой. Та своими ушами слышала, что эта "мымра" собирается объявить нам с тобой войну.

- А в чем, собственно говоря, дело? - насторожился Денис, сразу сообразив, что речь идет о той самой перезрелой особе. - С работой мы справляемся, а остальное - не ее дело.

- Оказывается, раньше она первой просматривала результаты и сама относила их начальству.

- Ничем не могу помочь, - пожал плечами Денис. - Эта дама совершенно не смыслит в программах, поэтому результаты на этот раз пришлось отнести мне. После обсуждения немец лично отредактировал список авторов.

- Ума не приложу, что теперь делать. Обычно, в лаборатории устраивают вечеринку, и там она может пойти на скандал... Ты уже подумал, как нам провести Рождество? - внезапно поинтересовалась она у Дениса.

Тот неопределенно пожал плечами.

- Можно, конечно, в Москву слетать, - заметила Адель, - но не хотелось бы.

- В чем проблема? - удивленно посмотрел на нее Денис. - Поехали, куда хочешь.

Удовлетворенно кивнув, Адель замолчала. Было видно, что ее мучает что-то, но она не решается спросить.

- А как твоя старая подруга Светка поживает, она еще во Франции? - неожиданно поинтересовалась она.

"Пытается выведать: поддерживаем мы связь или уже нет, - раздраженно подумал Денис. - Какое ей до этого дело?"

- С сентября ничего о ней не слышал, - нехотя ответил он. - Ее с каким-то французом познакомили, наверное, дело уже к свадьбе идет. А с чего ты вдруг вспомнила, посмотреть на нее хочешь?

- Просто подумала: у нас здесь знакомых никого, а она во Франции уже давно живет. Может, покажет, или подскажет что.

- Если ты серьезно, могу спросить, - предложил Денис, поняв, что иначе она не отстанет, и, достав телефон, послал Светке СМС-ку. - ...Она ответила, что можем отдохнуть все вчетвером, - сообщил он, немного погодя, - и предлагает встретить Рождество в Вене. А этот ее Франсуа достанет билеты в Венскую оперу или филармонию.

- Это было бы здорово! - мечтательно заметила Адель. - Скорей напиши: мы согласны.

Мило прощебетав что-то на прощанье, она радостно выпорхнула из дома за покупками. А Денис включил компьютер, чтобы немного поработать...и почти сразу отложил. Он внезапно вспомнил: в Швейцарии на прошлое Рождество они смотрели фильм про императрицу Сиси с юной Роми Шнайдер в главной роли, и потом в Женеве Светка рассказывала о последней австрийской императрице.

"Светка - натура увлекающаяся, видимо, решила продолжить свое исследование, - подумал Денис. -  В этом понять ее можно. Но во всех  поездках она вела себя спокойно и выдержанно, чего не скажешь об Адели"...     

Он еще помнил Баварию с ее столицей - скучноватым Мюнхеном, куда они ездили буквально пару месяцев назад. Стояли последние теплые деньки октября, золотая осень была в полном разгаре, и Мюнхен весь еще находился во власти праздника "Октоберфест". Баварцы повсюду расхаживали в кожаных штанах и тирольских шляпах с пером, и распивали пиво из литровых кружек. Отношения с Аделью стали портиться, когда они поехали в замок баварского короля Людвига - "Нойшванштайн".

С каменной оградки, отделяющей серпантин ведущей в замок дороги от пропасти, Денис долго глядел на окрестные склоны, покрытые рыжеватым золотом кленовых листьев, за которыми блестели зеркала озер. Потом Адель захотела прогуляться по шаткому мостику над пропастью за замком, а Денис, услышав рассказ русского гида о короле Людвиге, неожиданно задержался. Главное, что он усвоил: императрица Сиси оказалась урожденной баварской принцессой и поддерживала все начинания своего кузена Людвига. От дальнейшего рассказа Дениса оторвала Адель, которая уже с полчаса повсюду искала его.

На обратном пути у них произошла серьезная размолвка. Придравшись к неосторожно брошенной фразе о памятнике императрице Сиси в Швейцарии, Адель впервые закатила скандал со слезами. В ней заговорила восточная кровь: такой взъерошенной и непримиримой Денис видел ее впервые. На протяжении пары часов, показавшихся ему кошмарным сном, прошлое, которое до этого никогда не обсуждалось, было перемыто по косточкам. Впервые она вздумала ревновать,...к тому, что еще до их знакомства он был в Швейцарии со Светкой? Он же никогда не интересовался, с кем она ездила в Париж, или проводила время, когда не появлялась на курсах. А может быть стоило хоть разок приревновать? Выражение: "ревнует, значит, любит" в ходу среди женщин.

С неделю после стычки Адель ходила с большущими синяками под глазами и отвечала на все расспросы односложно. Потом отношения внешне наладились, но обоюдных попыток к более тесному сближению они больше не делали. Наверняка, этой встречей она решила расставить точки над i...С другой стороны, появилась легальная возможность еще раз повидать Светку и прояснить ее отношения с французом.

Немного поразмыслив, Денис решил рискнуть.

  

 

 

                                             XII

Они встретились вчетвером в холле гостиницы. На вид Франсуа оказался добродушным и галантным малым невысокого роста с типичной для истинного француза  внешностью: почти черными волосами и глазами небесного цвета. По-русски он практически не изъяснялся и не понимал, переводила Светка.

Все время, пока они шли до метро и ехали в центр, с лица Дениса не сходила скептическая улыбка. И лишь очутившись в самом центре "Штефанплац", он понял, что заблуждался. Вена с величественным готическим собором святого Штефана и суперсовременным банком напротив, в сплошных стеклянных стенах которого, как в кривых зеркалах, отражалась площадь, нисколько не выглядела провинциальной столицей и в своем имперском великолепии, пожалуй, не уступала самому Парижу. Здесь всюду царил Моцарт. Его портрет в парике и малиновом камзоле на здании над одноименным магазином сувениров был виден отовсюду.

Франсуа охотно взвалил на себя роль гида, история для него была не хобби, а серьезным увлечением. Он сразу отвел всю кампанию на последнюю квартиру Моцарта в переулке за собором, попутно развеяв миф о похоронах гения в общей могиле для бедняков. Оказалось, что в Вене катастрофически не хватало земли, и по указу тогдашнего императора жителей приходилось хоронить в несколько вертикальных рядов. А впоследствии все эти кладбища просто перекопали.

Адель предложила вернуться и зайти в собор. Поняв ее жест, Франсуа отрицательно замахал руками и разразился тирадой.

- Он предлагает сделать это завтра в Рождественскую мессу, чтобы послушать хор, - перевела Светка. - А сейчас - вернуться назад и посмотреть на городской дворец Габсбургов.

Под предлогом, что ему нужно фотографировать, Денис отделился от группы и делая снимки, попутно с любопытством наблюдал за поведением девиц. А они словно забыли о его существовании, с упоением слушая все более и более красноречивого Франсуа.

Нескольких внимательных взглядов со стороны оказалось вполне достаточно. "Этот французик и Светка общаются так, словно едва знакомы, - подумал Денис, нагоняя кампанию, ушедшую далеко вперед. - Не похоже, что они спят вместе. Тогда что же между ними?"

Своей колоннадой и гигантскими бронзовыми памятниками Дворец Габсбургов скорее внушал чувство ужаса перед всеобъемлющей империей, и Денис невольно скорчил гримасу. Франсуа повернулся в его сторону и с улыбкой произнес успокаивающую фразу.

-Он говорит, что это, конечно, не Лувр, и не Версаль, зато Шенбрун ничуть не хуже Фонтенбло, - перевела Светка. - В летнее время в Шенбруне под открытым небом собираются самые большие оркестры.

- А где здесь Дунай? - поинтересовался Денис, привыкший, что во всех городах река протекает через центр.

- Старая Вена окружена с трех сторон лесом. Дунай протекает за городом, отделяя ее от болот. Сейчас там новый, суперсовременный район с общественными зданиями, - ответила Светка.         

Денису стал нравиться Франсуа. Он нисколько не превозносил Париж, скорее наоборот, часто делал выигрышные сравнения в пользу Вены. Особенно это почувствовалось, когда они дошли переулком до музея Сиси. Рассказывая о ней, француз разразился длинной тирадой, в конце которой даже причмокнул.

- У каждой нации свой культ. Французы гордятся Людовиком Солнце и Наполеоном, баварцы Людвигом, а австрийцы поклоняются императрице Сиси, до конца своих дней не утратившей притягательной женственности. Слишком чопорная обстановка и быт двора Габсбургов на нее давили,  и она полжизни провела, путешествуя по Европе, - перевела Светка.

Покружив по переулкам с имперскими зданиями и слишком откровенными памятниками на маленьких площадях, они наконец вышли к опере.

- В каком номере вы живете? - улучив момент, когда Франсуа с Аделью завернули за угол, шепнул Денис Светке.

- С чего ты взял? - невозмутимо ответила та. - Мы живем в разных номерах, и даже не рядом.

- А зачем это рандеву вообще устроила?

- Мне понравилось, как в Париже ты стал рассказывать о "Фиесте" Хемингуэя. Но американцы воспринимают жизнь чересчур прямолинейно. Поэтому решила сеанс психоанализа тебе устроить. Вена - его колыбель.

- А психоанализ - это кто? - небрежно поинтересовался Денис.

 - Это когда женщине не хватает внимания мужчины, который с ней рядом. Поспешим, а то наши визави Бог знает, что подумают, - и она бросилась догонять Франсуа с Аделью.

Ее опасения оказались напрасны, те и не заметили отсутствия Дениса и Светки. Франсуа, возбужденно жестикулируя и тщательно подбирая английские слова, что-то объяснял, а Адель заразительно смеялась.

Знаменитая венская опера оказалось непохожа ни на какую другую в мире. Громадная кирпичная черепаха распласталась на квартал и, убрав голову в панцирь, словно находилась в нескончаемой дреме.

- Фасад выходит на площадь Герберта фон Караяна, - перевела Светка пояснения Франсуа. - Этот величайший дирижер после второй мировой войны, вернул опере впервые после Малера прежнее величие.   

- А какая из опер лучше: Парижская Гранд Опера или Венская? - поинтересовался Денис невинным тоном.

Франсуа ухватил суть вопроса без перевода и улыбнулся.

- Их нельзя сравнивать. Париж - это мода и стиль, а Вена - царство классической музыки, - перевела Светка. - В оперу мы не пойдем, - добавила она, - в ней сейчас проходят рождественские балы.

Они двинулись дальше и неожиданно пересекли пути: по центру Вены ходил трамвай.

- Это бульварное кольцо, - пояснила Светка, выслушав объяснение Франсуа. - По нему трамваи ходят навстречу друг другу...

- Как Моску, - неожиданно добавил тот по-русски и указал жестом на маленькое кафе напротив.

- Он предлагает зайти и попробовать знаменитого венского шницеля.

- Это было бы чудесно, - впервые подала голос Адель, до этого слушавшая Франсуа с раскрытым ртом. - А потом кофе по-венски попьем...

Кафе оказалось маленьким и уютным. Их провели в глубину зала, стены которого были увешаны фотографиями великих певцов.

- А что такое настоящий венский шницель? - деловито поинтересовался Денис в ожидании заказа.

- Это специальная говядина в кляре, - пояснила Светка.

Тонкая пластинка мяса оказалась необычайно нежной, и даже Светка с Аделью без лишнего жеманства проглотили его в один присест. Обе были расположены поболтать за кофе с внушительной шапочкой сбитых сливок и горячим яблочным штруделем, но Франсуа, нетерпеливо показав на часы, повел кампанию дальше.

 Они перешли бульварное кольцо и углубились в парк. Вдалеке блестел пруд с какой-то необычной авангардной скульптурой, за ним высился массивный барочный храм с элементами восточного стиля.  

- Он выстроен на месте чумной ямы, в честь победы над турками, - пояснила Светка, выслушав Франсуа. - Турецкие янычары в случае взятия города грозились вырезать пол- Вены.  

Сделал призывный жест, словно наигрывая на скрипке, Франсуа устремился по парковой аллее, и Денис с Аделью и Светкой поспешили за ним  в сторону филармонии.

...Когда Денис, еще весь во власти мелодий, вышел с концерта, ему сразу почему-то вспомнилась фраза: "Архитектура - это музыка, застывшая в камне". "Причем, здесь в Вене - именно Моцарта и Штрауса, а ни каких-нибудь итальянцев. Возводя Венский центр, архитекторы напевали про себя "Женитьбу Фигаро", а площади и парки разбивали под кружение звуков "Голубого Дуная", - подумал он, и, повернувшись к Адели, встретил сияющий, счастливый взгляд.

- Мне никогда еще не было так хорошо, - благодарно прошептала она и, в первый раз за два месяца взяла его за руку, неожиданно крепко сжав пальцы.

Рождественская встреча пролетела, как одно мгновенье. Поезд, торопливо спеша куда-то, отмерял дорожные столбы. От их монотонного мелькания у Дениса стали слипаться глаза. Адель отвернулась к окну и глядела в него так пристально, словно старалась не пропустить чего-то очень важного.

- Мне понравилась твоя Светка, - внезапно произнесла она, повернувшись в сторону Дениса. - Решиться на такое: даже подумать страшно. Прямо - современная тургеневская девушка. Но этот Франсуа рядом с ней не смотрится, представить не могу их мужем и женой.

- Почему? - удивился Денис.

-Не завидую я твоей Светке. Он ей будет изменять при любом удобном случае, - Адель достала из сумочки визитку и протянула ему. - Посмотри, это Франсуа мне незаметно сунул на прощанье.

"Сучок французский, - раздраженно подумал Денис, с трудом разбирая готический шрифт. - Ни одной юбки пропустить не может"...      

- Тетка знает, что возвращаться ей некуда, и поставила условие. Может, надеялась, что женившись, этот ее племянничек образумится. Тебе самой понравилась Вена? - поспешно сменил он скользкую тему.

Адель отобрала у него визитку и разорвала на мелкие кусочки:  

- Даже больше, чем Париж. Помнишь: "Сказку Венского леса я услышал в кино. Это было недавно, это было давно"...А у нас эта сказка случилась наяву! - мечтательно вздохнула она. - Теперь дома всем рассказывать буду, - она повернулась к Денису и расплакалась. - Ты только не обижайся: пока работали эти четыре месяца, я понимала, что надо, и как-то сдерживала себя. А  стоило на три дня расслабиться и обстановку сменить, сразу домой захотелось.

Денис внимательно посмотрел на нее:

- Именно на Новый год? Ты не забыла, что сразу после 1 января здесь начинают работать?

Адель утвердительно кивнула и, как маленькая девочка, которой не хочется идти в садик, жалобно шмыгнула носом:

- Так не хочется уже через пару дней с этой мымрой отношения выяснять.  

- Ехать двоим на пару-тройку дней - слишком накладно, - понимая, что Адель хочет на время ретироваться, - задумчиво заметил Денис. - Но если очень хочется, можешь полететь одна. Это мой тебе новогодний подарок.

Адель радостно вспыхнула:

- Ты на меня не очень обидишься?

- Наоборот, наконец спокойно подумаю над результатами. Ты еще не забыла, зачем мы здесь находимся? - язвительно поинтересовался Денис.

- Ладно, не сердись. Помоги лучше билет достать, - примирительно попросила она.

- А что я скажу на работе?

- У отца плохо с сердцем. Из дома позвонили и попросили срочно приехать. Все равно новый эксперимент начнут не раньше конца января. За недельку- другую ты прежние результаты осмыслишь и мне пришлешь. А я их покажу кое-кому.

- Ты что, до конца января собираешься отсутствовать? - недоуменно спросил Денис.  

- Как получится, не будем загадывать! - Адель нетерпеливо выглянула в окно. - Давай собирайся, подъезжаем уже...

Билет удалось достать лишь на самый ранний утренний рейс. Аэропорт располагался далеко, и до отъезда оставалось часов 6-7, не больше. Адель собиралась так вдумчиво и деловито, словно ехала в далекую командировку. Недоумевая, зачем брать столько, если едешь от силы на две-три недели, Денис  накалялся все больше и больше. Его состояние постепенно передалось Адели. Та бросила несобранные чемоданы и подойдя к Денису, с необычной силой прижалась к нему:

- Я уже забыла, когда мы вместе ночевали...

"Хочешь успокоить на дорожку", - хотелось съязвить Денису, но он удержался, тем более, что и сам чувствовал, как в нем разгорается желание. Внезапно оно нахлынуло с такой силой, что Денис, не став ждать, пока они доберутся до постели, содрал с Адели одежду и повалил на пол. До этого необычайно аккуратная и сдержанная в эмоциях, Адель в ответ громко застонала, словно все ее нутро вывернулось наружу. Изогнувшись подобно большому луку, она несколько раз жадно глотнула воздуху и постепенно стала стихать, впадая в забытье...

Всерьез испугавшийся Денис, кляня себя за неумеренный разгул страстей, стал лихорадочно соображать: что полагается делать в подобных случаях. Но Адель вдруг сама открыла глаза и на ее лице появилась счастливая улыбка:

- У меня такого никогда не было, - нежно прошептала она, крепко прижимая к себе Дениса, - будто закружилась под звуки "Голубого Дуная", все быстрее, быстрее, и с головой в этот вихрь. А когда очнулась, такое чувство, будто заново родилась.

- Может, никуда не поедешь? - предложил Денис, облегченно переводя дух. - Откроем на Новый год шампанское, поставим диск Штрауса, который в Вене купили, и продолжим танцкласс.

- Нельзя, папа с мамой ждать будут, они так соскучились, - грустно вздохнула Адель. - Лучше сохраним эту ночь, как чудесное завершение поездки в  Вену, - она посмотрела на часики и деловито поднялась. - Давай собираться, в аэропорт опоздаем.                                    

                                           

 

 

                                            XIII

Путь к аэропорту они проделали молча. Слишком многое выплеснулось наружу у обоих, и теперь требовалось время, чтобы восстановить прежнее душевное равновесие.

Убедившись, что самолет взлетел, Денис направился к своей машине. Подержанный "Опель", привыкший к мысли, что его часто бросают на стоянке, скроил в рассветных лучах приветственную гримасу и завелся с пол-оборота. В душе Дениса царило странное спокойствие, которое особенно ощутимо, когда едешь в одиночку по пустынной дороге. Поспешный отъезд Адели поставил точку в ситуации, к которой он подспудно готовился весь последний месяц. Теперь в их отношениях наступило нечто вроде долгожданной паузы...

"Может, Адель сбежала, испугавшись слишком настойчивого внимания Франсуа? - вдруг подумалось Денису. - Такой поворот событий мог сильно навредить его взаимоотношениям со Светкой"...Впрочем, о каких отношениях может идти речь, Денис толком уже не понимал.  

Лихо шурша лысинами шин, "Опель" въехал в городок. Несмотря на наступившее утро, обыватели еще спали, и Денисом по мере продвижения к дому все настойчивее овладевала уже давно не испытанная леность. Но он решительно повернул руль и направился к зданию лаборатории. "Эмоции не должны довлеть над делом, - раздраженно подумалось по дороге. - Особенно в его случае".

В лаборатории царила первозданная тишина, и даже не верилось, что в обычные дни она способна превращаться в осиное гнездо. Скачав последние результаты Адели в свой "ноутбук" и тщательно прибрав ее стол, Денис в ожидании появления начальства сварил себе кофе. На его счастье вскоре появился заведующий-немец. Скроив на лице озабоченную мину, Денис достал заявление Адели об отпуске и направился к нему кабинет.

Немец принял все за чистую монету. Повздыхав о бренности всего земного, он попросил Дениса представить в первых числах отчет и отпустил с миром. Устроив дела, Денис послал по электронной почте поздравление Адели с Новым годом, а Светке с припиской, что Адель уехала в Москву. Адель ответила письмом-сердечком, а Светка написала: "Не огорчайся!"

Денис и не думал огорчаться. Он был несказанно рад, что его оставили на Новый год в покое и, немного посмотрев телевизор, спокойно углубился в свои изыскания. Когда он, наконец, решил оторваться от ноутбука, за окнами мутнел рассвет.   

Наступил Новый год. Сначала жизнь в лаборатории текла, как обычно, и Дениса никто не трогал. Но уже к концу января он стал слышать за спиной шепотки. Потом позвонила Адель и кислым тоном сообщила, что вынуждена задержаться еще. Недоумевающий Денис стал ожидать чего угодно, и тут его вызвали к начальству.

- Вы конечно уже в курсе, что ваша подружка прислала заявление с просьбой расторгнуть контракт? - спросила особа, не скрывая торжествующей улыбки.

- Это ее право, - пожал плечами Денис. - Она здесь всего лишь стажировалась, и в какой-то момент могла засомневаться в чем-то и решить, что это не ее призвание. К тому же у Адели возникли личные обстоятельства: внезапно тяжело заболел отец.

- По моим сведениям он вполне здоров, - возразила особа. - А личные обстоятельства заключаются в том, что ей предложили место в аспирантуре. Надеюсь, вам это известно?

- Даже если это и так, не вижу в этом ничего предосудительного, - спокойно парировал Денис. - В контракте сказано: "можно расторгнуть по взаимному согласию или в случае форс-мажорных обстоятельств". Вам нужно просто выбрать, какая формулировка здесь более уместна.

- А если я сообщу руководству, что собираясь поступать в аспирантуру, ваша Адель тайком присвоила результаты лаборатории, и помогли ей в этом вы?

"Вот куда ты клонишь, стерва, - раздраженно подумал Денис. - Шантажировать надумала, ну погоди!"

- Вряд ли вы решитесь на такое после фальсификации своих результатов и присвоения чужих, - спокойно ответил он.

Покраснев под толстым слоем пудры до кончиков волос, особа, не зная, как парировать подобную дерзость, несколько секунд ловила воздух ртом.

- Да я тебя по судам за клевету затаскаю, мальчишка! - наконец, прошипела она. - После таких слов безработным ходить будешь!

Чтобы не вступать в ненужную перепалку с глупой бабой, Денис включил "ноутбук" и открыл нужный сайт.

- Посмотрите, только внимательно - эта статья опубликована у нас в России десять лет назад в малоизвестном институтском сборнике. А это - аналогичный вариант той же статьи, переведенной на английский, и опубликованной в лабораторном отчете, как оригинальная работа. Будем продолжать дальше?

- Особа мельком глянула на экран и приняла простецкий вид:

- Ну ошиблись, с кем не бывает,...- и, поняв, что Дениса не проймешь, поинтересовалась деловым тоном:

- Кто еще в курсе?

- Пока только я, - пожал плечами тот. - Как поступим с заявлением Адели?

- Я поддержу его у руководства, - согласно кивнула особа. - Только вот...

- Не будем торговаться, - прервал ее Денис. - И об опытах Адели больше вспоминать не будем. В качестве моральной компенсации я готов принять участие в ваших, но на равных основаниях.   

"Противно думать, что тобой пытаются манипулировать, будто марионеткой", - с досадой подумал он, выходя от начальницы и машинально принимаясь за работу. И тут до Дениса внезапно дошло, что его подруга больше никогда не вернется. Начальница разведала это по своим каналам раньше других и решила устроить ему сюрприз в расчете на то, что он растеряется и в сердцах сдаст Адель с потрохами. И только крайняя "зашоренность" своими компьютерными делами помогла ему не попасться на эту примитивную удочку.

Адель не звонила, и какое-то время в Денисе еще теплилась надежда, что разговор с перезрелой девицей всего лишь мистификация. Однако близилась календарная весна, а вестей из Москвы все не поступало. Под предлогом грядущего женского праздника обеспокоенный Денис решился позвонить. И тут Адели словно передалась его тревога, и она нарушила обет молчания.

- Денис, не сердись, просто постарайся понять, - жалобно прощебетала она в трубку. - Мне предложили в аспирантуру поступать. Я тебе так благодарна за присланные материалы, они очень помогли.

- Значит, я тебя скоро не увижу? - грустно спросил он. - А как с твоими вещами поступить?

- Ты их упакуй пока в чемодан. Недели через две мой брат через Германию поедет. Передашь ему, договорились? ...У меня к тебе еще одна просьба, - произнесла она после долгой тягостной паузы. - Я тебе благодарна не только за материалы, вообще за все, но будет лучше, если мы вообще расстанемся. Пожалуйста, не звони, не ищи и...постарайся забыть.

В трубке зазвучали короткие отрывистые гудки. Денис их слушал и слушал, не в силах дать отбой. Он словно надеялся, что они вдруг прекратятся, и снова зазвучит ее голос...

 После внезапного отъезда Адели в положении Дениса мало что изменилось. Начальник-немец продолжал относиться к нему лояльно, а известная особа на время ушла в тень. Сам Денис понимал, что это ненадолго, и, чтоб не оказаться к лету у разбитого корыта, принялся работать над своими задачами с удвоенной энергией. Однажды отважившись, он написал в одну американскую фирму, предложив свое понимание некоторых насущных проблем, и был немало изумлен, получив ответ. Его просили прислать резюме и в случае положительного решения приглашали в середине лета на переговоры в Москву. Денис написал обо всем Светке, попросив ее совета.

Светка ответила: "Встретимся в конце июня в Памплоне, в баре на улице "Эстафета", напротив кафе "Ирунья", и обо всем поговорим"...                                          

                                     

                                         

         

                                               XIV

Денис был заранее согласен на любую точку земного шара, лишь бы увидеться с ней напоследок, тем более, что упоминание Памплоны воскресило в нем последнюю встречу в Париже. Но почему Светка выбрала именно это место?

Толком не помня деталей, Денис на всякий случай еще раз пролистал "Фиесту": "Эстафетой" называлась узкая улица, по которой гнали быков перед тем, как забить их на арене. Может, назначив там встречу, Светка хотела подчеркнуть, что он и есть тот самый бык, которого, дразня со всех сторон, гонят на заклание? - Сравнение обидное, но отчасти верное.

Основания обижаться у Светки были: она подтвердила диплом, истекал срок французской визы, и чтобы дальше спокойно жить во Франции, ей необходимо было выйти замуж за Франсуа. Чутье подсказывало Денису, что эти  планы нарушены, и тому виной их венское рандеву.

Он прошел три бара и уже стал отчаиваться, и, наконец, в четвертом обнаружил Светку.

- И сколько нам еще осталось до корриды? - первым делом поинтересовался он, подойдя к своей старой подруге, как ни в чем ни бывало сидевшей на высоком стуле перед барной стойкой с чашкой кофе. Светка недоуменно повернулась, Денис осторожно глянул на ее пальцы, и не обнаружил никаких признаков замужества.

- Ты так и не оставил чисто славянскую склонность превращать все в драму, - радостно улыбнулась она. - Не преувеличивай, коррида такое же зрелище, как полуголые девочки в Мулен Руж. Народ сюда съезжается в основном, чтобы побегать наперегонки с быками и поднабраться адреналину, - Светка пододвинула ему стул. - Давай для начала выпьем местного розового винца с закусками "пинчес"...

- Весь этот праздник - обычная реклама, - небрежно заметил Денис, опрокинув одним махом бокал "росады". Вино имело едва уловимую необычную горчинку и приятно освежало.

- Хемингуэй точно описал свои наблюдения, и больше ничего, - возразила Светка. - Ты сам никогда не задумывался, почему вполне нормальные ребята из года в год именно здесь бегают наперегонки с быками и выпрыгивают им прямо на рога? Может, в Памплоне аура особая? - Светка всегда была выдумщицей, этим и привлекала больше всего.

Выпив еще по бокалу "росады", и закусив крошечными бутербродиками с хамоном и вареным осьминогом, они поплутали по узким старинным улочкам и поднялись к бастионам средневековой крепости. Впереди, у подножия, раскинулся новый город многоэтажных кирпичных домов, за которыми серела сплошная гряда гор.

 - В этом месте через Пиренеи проходит единственная горная дорога из Франции, - объяснила Светка. - Когда Памплона была столицей Наваррского королевства, местные жители постоянно оборонялись от французских рыцарей. А сейчас это современный студенческий город.

- А откуда взялся праздник?

- Ко дню Святого Фермина крестьяне пригоняли подросших быков на продажу, и перед тем, как забить, мясники прогоняли их по городу, чтобы проверить здоровье. А местные мальчишки выскакивали из дворов, чтоб повеселиться, вот и все, доволен? - Светка улыбнулась Денису. - Давай пройдемся сами по этому пути.    

Вдоль сплошной каменной стены они поднялись по узкой улочке, где ранним утром начиналась фиеста, миновали старинное причудливое здание городской мэрии, и вышли в начало "Эстафеты". Напротив кафе "Ирунья" находился магазин сувениров. Они купили красные платки участников фиесты и прошли "Эстафету" до конца. Часы на стене показывали время, оставшееся до очередного зрелища. Дальше лежала площадь, за которой перед самой ареной находился гранитный памятник Хемингуэю в знаменитом свитере грубой вязки.

Светка уходила смотреть арену и вернулась.

- В центре города гонки с быками в бронзе запечатлены, пойдем полюбуемся, - предложила она.

Памплонцы чтили старину, и XIX век в их городе практически незаметно растворялся в XXI, а живое действо сменяла скульптура. В позах бегущих людей и преследующих их быков проглядывал накал, словно это было не праздничное увеселение, а эпизод исторического сражения за независимость.

Денис со Светкой обошли композицию по периметру, и он сфотографировал ее, взявшуюся за рог быка. Потом Светка довела Дениса до огромного каре главной площади, в правом углу которой стояла гостиница, где жил Хемингуэй, и уселась за столик ближайшего кафе:

- Страшно есть хочется, давай попробуем местного мяса.

- Только вместо "росады" закажем хересу, - попросил Денис.

Изумительный жареный барашек заставил обоих на некоторое время замолчать. Светка пригубила вина и пододвинула бокал Денису:

- У нас - хе́рес, а у испанцев - хере́с. Вино изумительное, но не по мне. Кстати, как поживает твоя Адель?

- С марта о ней ничего не слышал, - раздраженно ответил Денис.  

- А мы с Франсуа разбежались еще раньше, - весело сообщила Светка.

- Это из-за нашей совместной поездки в Вену? - осторожно спросил Денис. - Ты вообще в курсе, что он тайком дал Адели свою визитку?

- И она так поспешно уехала, испугавшись, что я вздумаю ревновать? - Светка весело рассмеялась.

- Адель сначала собиралась в Москву недели на две- на три, не больше. Потом вдруг возникла затея с аспирантурой. Я тогда страшно разозлился, она меня чуть здорово не подставила, а сейчас, честно говоря, даже рад, что все закончилось именно таким образом, - признался Денис.

- Тебе не понять, потому что повезло со специальностью: не нужно ни защищать диссертации, ни подтверждать за границей диплом, - заметила Светка. - А таким, как мы с Аделью, что прикажешь делать? - Светка на минутку задумалась. - Хотя, мне почему-то кажется: тут дело не только, и не столько в аспирантуре... Ладно, время покажет, - она окатила Дениса взглядом, от которого тот густо покраснел.

- А из-за чего вы разбежались с Франсуа? - перевел разговор тот, чтобы избежать обсуждения скользкой темы.

- Он приехал после Нового года и потребовал у тетки, чтоб я перед свадьбой перешла в католичество. Иначе расторгает помолвку.

- Эти французы еще со времен Наполеона нас за варваров так и держат? - возмутился Денис.

- Главный их бог - деньги и недвижимость, а демонстрация веры - лишь предлог поторговаться, - успокоила Светка. - Думал осчастливить глупышку из России французским гражданством, а заодно домик к рукам прибрать. Когда тебя увидел, забеспокоился и стал рассыпаться, пытаясь сообразить, в каких мы с тобой отношениях. И визитку Адели сунул лишь для этого, а она - возьми и не позвони такому обаятельному мужчине.    

- Ты так все это Франсуа и выложила?

- Зачем оскорблять человека подозрениями? - ухмыльнулась Светка. - Я ответила, что все мои предки были православными, и становиться католичкой не желаю. А тетя Эльза, как истая гугенотка, заметила, что во Франции свобода совести, и она поддерживает мой выбор, - Светка подмигнула Денису. - Иногда иметь принципы не так уж и плохо!...Об остальном потом? - она умоляюще посмотрела на Дениса, готового продолжать расспросы. - Так хорошо все началось, и времени впереди достаточно, успеем наговориться.

- В какую сторону мы сейчас направимся? - смирив до поры любопытство, поинтересовался он, ожидая, что за экзотикой Памплоны последуют Мадрид или Барселона.

- В Сантьяго де Компостелло. Это один из европейских духовных центров, вроде нашего Сергиева Посада, - пояснила Светка. - Он находится в Галисии, и через Памплону к нему ведет дорога паломников.

- Теперь понял, напоследок мы превратимся в пилигримов, странствующих в поисках земли обетованной, - хмыкнул Денис.

- А ты против духовного очищения?

- Неудобно, центр-то католический...

- Святой Иаков был одним из апостолов Христа, а церковь разделилась гораздо позже, - возразила Светка.

- Где ты успела всех этих историй набраться? - поинтересовался он, недоверчиво глядя на подругу.

- В провинции вечера долгие. Я расспрашивала тетю о том, о сем, а она рассказывала, - пояснила Светка. - После немецкой оккупации всей семье досталось из-за ее имени. Кто-то заявил, что они "фольксдойч" и выдавали бегущих в Швейцарию евреев. Хотели даже дом отобрать, и жених ее тут же бросил. Тетка от несправедливых обвинений сначала хотела руки на себя наложить, а потом по этой самой дороге пешком до самого Сантьяго пошла, а когда вернулась, все уже успокоилось.

- Досталось твоей тете, - посочувствовал Денис. - А как мы узнаем дорогу?

- Там указатели сделаны в виде раковин морского гребешка, - Светка поднялась и озабоченно посмотрела на спутника. - Только не рассчитывай, что мы отправимся пешком. Мне этого уже однажды хватило в Париже.

 

                                        

                                        

                                             XV

Духовный центр находился недалеко от атлантического побережья, и они поехали в Сантьяго через горную страну басков. Дорога паломников часто шла у обочины шоссейной, но иногда пересекала ее, и ракушки гребешков сворачивали в поле. Изредка на ней встречались одинокие фигурки с рюкзаками за плечами.

Денис со Светкой прошлись по огромному парку с кустами красных и белых камелий, цветущей нежно-розовыми цветами японской черешни, и углубились в средневековый городок. Центр Сантьяго с монастырем и средневековым университетом походил на гигантский сказочный дворец из гранитного камня, заколдованный когда-то давно добрыми духами.

- Зачем мы вообще сюда приехали? - поинтересовался Денис, изрядно устав от лицезрения католических святынь.

- Мне за тетю Эльзу свечу надо поставить, - пояснила Светка. - Знаешь, как у нас в святых местах ставят: во здравие чьей-нибудь души.

- В Сергиевом Посаде и поставила бы, когда домой поедешь, - посоветовал Денис.

- Здесь ей уже помогло однажды, а у Сергия Радонежского после нашествия Наполеона вполне может быть идиосинкразия на французов, - Светка озабоченно посмотрела на Дениса. - Ты пока покури, погуляй по площади, а я в храм ненадолго загляну.  

К счастью духовная жизнь Сантьяго нисколько не мешала светской, начинавшейся сразу за монастырем на каменных средневековых улочках с аркадами. В одном из местных баров они попробовали "альбариньо" - душистого белого вина, которое закусывали прикопчеными мидиями с оливками. Светке "альбариньо" так понравилось, что она попросила Дениса заказать еще.

- Мы на Атлантике,  - мечтательно заявила она. - Проедем по побережью до границы с Португалией, будем наслаждаться лобстерами и моллюсками, и отдыхать.

Дорога петляла меж горных склонов, и Денис сначала увидел густо-синие пятна узеньких бухточек, периодически вспыхивающие за грядами отлогих вершин, а затем уже услышал шум океана. Вскоре автобус вывернул из-за гор, и они оказались в крохотном рыбачьем поселке.

- Я-то думал, это только наше национальное достояние, - шутливо посетовал Денис, переходя от лавочки к лавочке и удивленно таращась на игрушечных ведьм и троллей, с которыми соседствовали медальоны, кольца и брелки с кельтским трилистником. - Откуда они здесь, да еще в окружении этой таинственной символики?

- Галисия - исконное место кельтских племен, - пояснила Светка. - Первоначально они жили на побережье в устьях местных рек, а уже потом вдоль берега добрались до Ирландии.

- А я всегда считал их исключительно лесными жителями.

- Это в кино для понта показывают, чтоб таинственности к их образу жизни добавить. На самом деле, как рассказывала тетя, они селились у источников пропитания, а кормил, в основном океан. Европейцы им обязаны не только древними сагами, но и изыскам современной морской кухни...

- Ты всерьез веришь в эти сказания? - поинтересовался Денис, заметив, что она разглядывает фигурку ведьмы, сидевшую на пеньке в высокой островерхой шляпе. Возле ног старухи примостился большой черный кот. Он стоял на задних лапах, а передними поддерживал раскрытую перед хозяйкой старинную книгу.

- Милая старушка, она чем-то напоминает мне тетю Эльзу, - пояснила Светка, расплачиваясь. - А в сказаниях ничего плохого нет, это многовековая народная мудрость. Веришь ты в нее, как в законы природы, или нет, а поступишь в жизни так, как на роду написано. Неужели ты еще не понял?

Они прошлись по набережной, где возле причала расположилась семья торговцев морской экзотикой. Денис отыскал подходящую морскую звезду и внушительную раковину, задумался: "Зачем мне они? - чтобы потащить с собой в Штаты, за тридевять земель, и глядя на них, вспоминать последнюю встречу со Светкой? А может, не стоит ждать и узнав ее планы, попробовать зацепиться в Европе еще хотя бы на год? И спросить прямо сейчас, ...а если она опять что-то учудила, и я окончательно получу от ворот поворот?"

Так ничего и не выбрав, он уже собрался отойти от прилавка, но тут заметил в уголке нитки жемчуга.

- Что это? - спросил он по-английски.

Мужчина горячо и непонятно стал объяснять, часто повторяя слово "Риас" и показывая половинку ракушки с вкрапленной в нее жемчужиной.      

- Этот жемчуг выращен здесь в "Риас", так они называют устье реки, в которой из-за приливов и отливов океана уровень воды изменяется на несколько метров. Ты кому собрался покупать? - удивленно спросила Светка.

- Тебе, на память о нашей последней встрече, - не выдержал Денис и, выбрав самую длинную нитку, свернул вдвое и одел ей на шею...

Конечную цель путешествия - гору Святой Феклы у подножья покрывал лес эвкалиптовых деревьев. Их узкие и тонкие листочки не давали тени, но зато воздух благоухал настоем эвкалипта. Денис выскочил из автобуса на промежуточной стоянке и сразу наткнулся на поселение кельтов. От него сохранились лишь низенькие и округлые каменные фундаменты, лепившиеся по склонам, как соты пчел. В центре поселения, называемым "кастро", стоял каменный макет жилища, покрытый островерхой соломенной крышей.

- Наконец-то я понял, почему ведьмы всего света предпочитают летать, и к тому же на метле, - облегченно вздохнул он, добравшись до сосновых зарослей, закрывающих "кастро" от ветра. - Им необходимо было подниматься над лесом, чтобы видеть дорогу.  

- А метла зачем? - удивилась Светка.

- Крыльев не было, а длинная палка с оперением на конце позволяла рулить и придавала устойчивость движению...

Автобус полз по серпантину, закладывая такие крутые виражи, что возникало ощущение, будто он вот-вот опрокинется и вместе с пассажирами кувырком полетит в пропасть. Денис обратил внимание на щупленького водителя, едва видного за рулем. Его лицо ничего не выражало, словно огромная машина не крутилась волчком по неширокой колее. Наконец тот решил дать пассажирам передышку, затормозив на склоне.

Дальше, на саму вершину, которую венчал гранитный крест в человеческий рост, утверждавший незыблемость христианства, они поднялись по каменной лестнице. Отделенная от испанской земли полноводной рекой, рядом в дымке лежала Португалия, а впереди, сколько хватало глаз, синела Атлантика.

"Такое ощущение, будто стоишь на краю света и дальше ничего, кроме воды, нет, - подумал Денис, до боли вглядываясь в пьянящую синь океана в надежде, что где-то мелькнет полоска суши. Но на горизонте белели лишь одинокие лоскутки парусов яхт, да потомки каравелл - огромные сухогрузы деловито рассекали  слегка волнующуюся водную гладь. - А ведь Колумб и прочие смельчаки именно из этих мест отправлялись на поиски новых земель"... У него вдруг застучало в висках. Нарыв, образовавшийся после внезапного решения Светки остаться в Париже и все эти два года не дававший покоя, стал прорываться, и в голове забрезжил выход.

Денис повернулся, ища глазами Светку. Та стояла у самого обрыва, раскинув руки, и дышала океанским бризом с настоем эвкалипта.

- Поехали вместе в Штаты, - предложил он старой подруге.

Светка неопределенно кивнула.

- Недавно мамин двоюродный брат из России приезжал, - улыбаясь одними уголками губ, сообщила она. За последние три года поднялся, важный такой стал.

- Ему-то что нужно? - недовольно поинтересовался Денис. - Тоже решил о корнях вспомнить?

- Дом купить решил, чтобы организовать нечто вроде родового гнезда. В первую же встречу с теткой стал пальцы загибать. А та ему сразу от ворот поворот, - Светка усмехнулась. - Короче, договорились так: он мне двухкомнатную квартирку в Химках отдает, которая ему от бабки осталась, и здесь комнатку оставляет, чтобы могла приехать, когда захочу. Иначе тетка не соглашалась ни в какую.

Денис уставился на Светку так, будто видел ее в первый раз.

- Европа как стояла, так и будет стоять, - Светка заглянула Денису в глаза. - Лучше поедем в Москву, детишек нарожаем, будем, как все люди жить.

- А с работой как, опять по театрам вечерами будешь мыкаться?

Светка отрицательно помотала головой:

- Французы обещали рекомендацию дать в московском отделении какой-нибудь приличной фирмы. У них здесь кризис грядет. Поэтому они на все готовы, лишь бы меня не пришлось трудоустраивать.

- И охота тебе служить клерком! - хмыкнул Денис.

- На себя посмотри! - парировала Светка. - Думаешь, всю жизнь перекати-поле прожить? Таких как ты, нанимают, чтоб собственными мозгами не шевелить. А когда выжмут, пошлют ко всем чертям.

- Знаешь, я в Германии это почувствовал, - признался Денис. - Через три-пять лет компьютерный рынок окончательно устаканится, и буду я, как дамский портной, по заказам бегать.

- Тебе что, гордость вернуться не позволяет? Все переживаешь, что о тебе в Н-ске, такие, как Галка, скажут? - Да она и думать про тебя забыла!    

Светка зрила в самый корень, и Денис, нехотя кивнул:

- А квартирка далеко?

- Где-то в Химках у МКАДа, рядом с поворотом на Ленинградку...   

 

                                            

 

                                            ххх    

Поеживаясь от сырого холодного воздуха, Денис курил на небольшом застекленном балкончике "хрущевки". Вокруг, насколько хватало глаз, темнели такие же одинаковые пятиэтажки из силикатного кирпича. Над ними нависало подмосковное небо, выкрашенное размашистыми огненно- красными и густо- синими мазками заката. Этот самый большой в мире купол выглядел настолько естественно и величественно, что не чувствовалось необходимости его дополнительно чем-то украшать.

В середине декабря ожидались заморозки, но после обильного снегопада, накрывшего столицу в предновогоднюю неделю, неожиданно наступила оттепель. Белесые дымы от многочисленных труб сдувало в сторону области и не следовало ожидать, что в самый Новый год резко похолодает. Но Дениса это нисколько не раздражало. Он так давно не встречал его в Москве, что эта неразбериха с погодой ему даже нравилась.

С сентября он работал в группе программистов солидного полугосударственного учреждения. Под Новый год народ разъехался кто куда, и Денис оказался свободен аж до середины января. Это оказалось весьма кстати: дорога до офиса занимала в один конец больше часа, и с непривычки изматывала совершенно. Ежедневно лавируя в хаосе легковушек и крупногабаритных фур, он с тоской вспоминал немецкие дороги с железным порядком и даже прежнее беззаботное житье-бытье на Сыромятниках, где по соседней улице бегали трамваи, а ближайшее метро на Садовом кольце находилось в двадцати минутах ходьбы.

В этом году они решили никуда не ехать. Новое химкинское жилище так долго стояло в запустении, что нуждалось в срочном ремонте и хоть какой-то новой мебели. К тому же они купили у знакомых годовалый светло-серый "Форд".

Светка была уже на пятом месяце. Новый диплом открыл ей дорогу в представительство крупной французской фирмы, и сейчас где-то в центре она проводила очередную презентацию, обещав освободиться часам к восьми. Но о том, чтобы ехать за ней на машине, нечего было и думать. Сплошной поток автомобилей жалобно мигал красными огоньками стоп-сигналов, еле двигаясь по обе стороны Ленинградки.

Все вокруг казалось настолько привычным и давно знакомым, словно Денис никогда не покидал этого города. Даже поездка с Аделью в Германию теперь представлялась сном, не кошмарным, а скорее сказочным, который должен сниться в Европе в Рождественскую ночь.  

После настойчивой просьбы Денис ей больше не звонил, не искал встреч и постарался побыстрей забыть. На какое-то время это удалось, но где-то внутри иногда саднила застарелая заноза, и вытащить ее никак не удавалось. Ведь именно Адель в самый критический момент протянула ему руку помощи, не задумываясь о последствиях своего поступка. Страшно хотелось верить, что рано или поздно судьба соблаговолит таким бескорыстным натурам. Может Адель уже встретила достойного спутника и вышла замуж?   

Докурив сигарету, он пошел звонить Светке и вдруг заметил, что по электронной почте пришло поздравление. Адресом был незнакомый, Денис с любопытством открыл прикрепленный файл, ожидая увидеть очередную новогоднюю открытку, и не поверил глазам. С фотокарточки на него смотрела улыбающаяся Адель с симпатичным малышом на руках. В сопровождающем письме она желала им со Светкой счастья. Судя по счастливым глазам, Адель тоже была счастлива.

                                                   

                                                                 2013 г.        

                                                  

 



Проголосуйте
за это произведение

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
322136  2015-03-11 17:29:49
Елена
- Понятно, что повесть - это рассказ о последовательном ходе событий. В этом смысле к автору вопросов нет.., но персонажи... Женщина, без трагедии в сердце - не женщина, а мужчина без стремления бороться с обстоятельствами - не мужчина! Не примитивно ли? Ясно, что в жизни Светы (Инны), в столкновении с судьбами других людей, происходит множество событий, благодаря которым её образ, мысли, жизненные ориентиры меняются. Но извлекла ли она какой-то урок для себя, заметно ли изменение в её личности? Я не верю! Мечется, ищет выгоду.., или это дань времени? Человек - это телесное, душевное, духовное составляющие. Психофизиологические пласты в человеке просвечивают сквозь духовное в нем. А ваши персонажи находятся в плоскостях низших, т.е. они замкнуты на себе, своих инстинктах и ничего духовного в них нет. Личность как «совокупность всех общественных отношений» характеризует только К.Маркс.

Дополнительные же сюжетные линии и описания в целом привнесли много лишнего в произведение, от этого личности героев становятся какими-то размытыми - ресторанчики, "Божоле", "росада", "альбариньо", "мидии с оливками", "бутерброды с хамоном и вареным осьминогом", жаргон - словечки типа "переговорить", а "бог и Владимирская богоматерь" с маленькой буквы, правильно к тому же не только прописные буквы, но и - "Владимирская икона Божией Матери" (Божия Матерь одна, а иконы разные). Это говорит о незнании православных основ и непонимании их глубины.

Личность – это субъект разумный; индивид – это объект бессознательный, каковым у вас предстает "Денис". Клонит его, как цветок на ветру, то в одну сторону, то в другую. И используют его женщины в своих целях, как хотят, пожалеть его что ли? Художественные произведения должны стать «энциклопедиями жизни», а не сводиться к простому описанию событий! С наилучшими пожеланиями, Елена!

322138  2015-03-11 18:37:47
Куклин - Елене
- Не согласен. Писатель светский не обязан знать то, как положено называть икону и прочую фактически ерунду. Да и сюжет тут таков, что вся вами продиктованная фанаберия не имеет к нему никакого отношения. Что касается того, как вам кажется надо писать такого рода произведения, то напишите свое. И не забывайте про детали, которые у Андреева мне не кажутся чрезмерными, а как раз-таки придающие очерку вкус и цвет. Он видит то, что вы пропускаете мимо своего сознания - и потому его деталировка вас раздражает. Да и бытоописательство - это один из жанров литературы. Вы же, наверное. привыкли читать развлекаловку и всякого рода приключения да фэнтэзи со всякими там "и вдруг". У Андреева же каждая деталь на месте, хватает друг за друга и существует в качестве логического продолжения одна другой. Не обижайтесь, но эта вещь - не для вашего ума. Вы живете в разных замках. И зря стараетесь перекроить все замки под ваш стиль.

322139  2015-03-11 19:38:16
Воложин
- Елене.

Если вы ещё заглянете сюда…

Ваше: «Художественные произведения должны стать «энциклопедиями жизни»», -не слишком ли категорично?

Вы знаете, в чём специфицеская (ничем дугим не исполняемая) функция неприкладного искусства (потому нприкладного, что основную функцию прикладного определяет приложение)?

Вы осознаёте, что энциклопедия исполняет ту функцию, которую вы так велеречиво назначили художественным произведениям? То есть, «Евгений Онегин», хлёстко называемый, кажется, Белинским энциклопедией русской жизни, оказался не нужным в таком качестве, ибо уже существовал с 1793 года «Лексикон Российской исторической, географической, политической и гражданской» Татищева…

322154  2015-03-12 14:57:11
Куклин - Воложину
- Тем не менее, именно "Евгепний Онегин" - энциклопедия русской жизни начала 19 века. Хотя бы потому, что в доме Лариных "чай пьют" - а за с ловами этими - целый м ир, уклад, который в лексикон Татищева не влезет. А каковы при родные отступления! Даже мысль "мы все учились понемногу чему-нибскучноудь и как-нибудь" - это качественно не подходит к лексикону, но является энциклопедически информационной мыслью и одновременнно художественной, и даже фыилософской. Белинский уловил нечто свойственное сугубо русской литературе, родоначальником которой является Аушкин - ее энциклопедичность, а значит, просветительство. А Лексиконы и энциклопедии - это все с Запада к нам пришло. Практично, умно, правильно - и скучно

322260  2015-03-15 11:44:47
Воложин
- ВМ

Невозможно открыть 322232 "Юрий Андреев - Кружева из Брюгге" И через поисковик тоже нельзя найти. Эта вещь, видно, есть в единственном исполнении. Он на РП. И там какая-то поломка.

Елене.

Вы не хотите отвечать на 322139 ?

Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100