TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

Русский переплет

Андраник Сулейманян

Сердце Азии

 

" Ведь ты во всем ее убранстве

Увидел музу дальних странствий "

Н. Гумилев

 

 

Современный человек, привыкший в мгновение ока переноситься на огромные расстояния, тем не менее лишен самого главного: истинного познания мира, которое возможно только у неторопливого путника на дороге. " Муза дальних странствий " всегда щедра к тому, кто ей служит без суеты и тщеславия; тогда она вдохновляет своего верного рыцаря на глубокое познание мира, всех стран и культур, наконец, самого себя. На Земле есть много прекрасных дорог, но дорога в " Сердце Азии " во все времена обладала особенной привлекательностью. Что же в нашей душе осознанно, а чаще неосознанно, звало на путь, ведущий в " Сердце Азии "?

Мы все помним детские сказки: простой, вечный и волнующий рассказ о том, что где-то за высокими горами есть прекрасная и неизведанная страна; там бродят диковинные звери, хранятся несметные сокровища и прекрасная царевна томится в мрачном подземелье колдуна, ожидая своего избавителя. И в этом странствии герой исполняет предназначенное ему и именно поэтому обретает самого себя. Истинные путешественники до конца дней своих остаются детьми, верящими в вечную мудрость нестареющей сказки. Какой подлинной поэзией дышат строки из дневника Н. М. Пржевальского! Какая открытость всему прекрасному и какая чистота сердца: " Сколько раз я был счастлив, сидя одиноко на высоких горных вершинах! Сколько раз я завидовал пролетавшему мимо меня грифу, который может подняться еще выше и созерцать панорамы еще более величественные. Лучшим делается человек в такие минуты. Словно поднявшись на высь , он отрешается от своих мелких помыслов и страстей ".

Не могу и я не вспомнить свои первые впечатления от памирской экспедиции: каждый день дарил мне новые картины природы, суровой и величественно-прекрасной в своей первозданной красоте. Знаменитые памирские перевалы и самый трудный из них - Ак-Байтал. Его высота - 4750 метров - всего лишь на двести метров меньше Монблана, самой высокой вершины Альп; и не требуется богатого воображения, чтобы представить переживания человека, который едет по дороге, проложенной на такой головокружительной высоте. Меня умиляли предельно простая жизнь памирцев с их равнодушием к деньгам и к " благам " цивилизации, красота горянок и их добрые лучезарные улыбки. Мне нравилось отдыхать в юртах и летовках среди пастухов за пиалой шир-чоя - присоленного чая с маслом и молоком, говорить об их жизни, слушать народные предания, легенды об Искандаре Зулькарнайне (буквально " Александре Двурогом " . Имеется ввиду Александр Македонский, " Двурогим " его стали называть из-за шлема с двумя выступами), империя которого простиралась от Балканских гор до Индии ...

 

 

 

 

 

 

II

" В неутолимой жажде

пространства ..."

О. Мандельштам.

 

" Сердце Азии " - сокровенное место. Со всех сторон оно защищено могучими " ребрами " горных хребтов. С севера - это тянущиеся непрерывной чередой хребты Памира, Тянь-Шаня, Алтая, Саян и Большого Хингана. С запада и юга - хребты Гиндукуша, Каракорума и Гималаев. Из него берут свое начало " артерии " великих рек: Аму-Дарьи, Хуанхе, Янцзы, Меконга и Ганга ...

2300 лет тому назад с Запада на Памир пришел светловолосый молодой царь, уже завоевавший полмира. Вскоре он внезапно умрет на пороге Индии. Его смерть - одна из многочисленных тайн и загадок этих дорог. В этих местах память о нем жива до сих пор. И поныне в каждой глухой памирской горной деревушке на вопрос путешественника: " Почему у вас так много белокурых красавиц? " , - отвечают: " Это дело воинов непобедимого Искандара Зулькарнайна! Многие из его войска пленились красотой наших дев и наших гор! Многие остались равнодушны к славе покорителей мира, которая ждала их дома! Многие остались равнодушны к баснословным богатствам Голконды (эту знаменитую страну самоцветов через два тысячелетия искал Афанасий Никитин). И ничего не мог с ними поделать непобедимый и гордый царь! Они остались в наших горах, взяли в жены наших дев и оставили вечную память о себе в наших детях, белокурых и светлоглазых! "

Не знаю, что скажет по этому поводу генетик. Может быть, улыбнувшись, он промолвит что-то вроде того, что в замкнутых изолированных популяциях горных кишлаков происходит накопление рецессивных признаков; один из которых - светлые волосы и глаза. Я же позволю себе усомниться, потому что буду слушать голос сердца, а не доводы сухого рассудка, и соглашусь со старым крестьянином в том, что чистые и глубокие, как горные озера, голубые глаза его внучки - это эхо горячего поцелуя, который в незапамятные времена соединил губы пылкой горянки и воина Искандара!

Через 1,5 тысячелетия с берегов Онона и Керулена хлынули на Запад, как штормовые волны, несметные орды неустрашимых воинов на маленьких лохматых лошадях, которых вел вперед на закат " Бич Божий " Чингиз-хан. Завоевав полмира, он вернулся назад, в родные степи Монголии.

Кому ведомо, о чем задумывался этот крепкий старик долгими зимними ночами под бескрайним звездным небом? Можно только осторожно предположить: наверное, о загадке человеческой жизни, о судьбе человека. Ведь его, никому не известного простого охотника, который даже побывал в рабстве, Провидение возвысило до властелина громадной Империи! И он решает бросить дерзкий вызов самому Богу! Он взалкал бессмертия здесь, на грешной земле. Он поделился своими думами с советниками, и они сказали ему, что далеко на Востоке, в горах Китая, живет одинокий отшельник Сюн-Цзань, которому известны все тайны, который прочитал все книги и наверняка знает секрет эликсира бессмертия.

Чингиз посылает ему письмо - и вот даосский монах отправляется в долгий двухлетний путь на Запад. Это - не красивая легенда. Сюн-Цзань - лицо историческое, после него остались дневники, которые он вел во время этого долгого путешествия.

Наконец, монах прибывает ко двору грозного хана. После обмена любезностями два старика уединились для беседы с глазу на глаз. На прямой вопрос хана: знает ли он средство сделать человека бессмертным - монах отвечает - нет! Отдадим должное Чингиз-Хану: он не стал казнить мудреца, напротив, Сюн-Цзань отправился домой с богатыми дарами.

А хан стал дожидаться своей смерти, но, почувствовав ее приближение, он решил бросить последний вызов судьбе: " Если никто не может даровать мне бессмертие, тогда я сам внушу покоренным народам, что имею его! Я прикажу скрыть от всех немонголов свою смерть! Пусть все трепещут, думая, что я вечен! " И он повелел захоронить себя и под страхом смертной казни запретил рассказывать и о месте своего захоронения, и о самой смерти. И это неразгаданная загадка: могилу Чингиз-Хана не нашли до сих пор.

А в Европе в это время - эпоха Крестовых походов. И вот через сто лет после кончины Чингиз-Хана другой монах, но уже с Запада на Восток, идет через полмира в Монголию. Этим монахом был Гильом Рубрук. Он отправился в дальний путь по приказу короля Людовика IX . До короля дошли сведения, впоследствии оказавшиеся ложными, что монголы приняли христианство. Поэтому в 1253 г. король направляет своего посла Рубрука к монгольскому хану Мангу, чтобы пригласить последнего к участию в крестовом походе.

Мы можем только предполагать об источниках слухов о принятии монголами христианства. Вот один из путей к решению этой задачи: в трудах знаменитого русского и советского востоковеда академика В. В. Бартольда имеется очень интересная статья о христианстве в странах Центральной Азии. Общины несториан, одной из христианских конфессий, были и в Иране, и в Индии, и в Китае. Был даже армянский монастырь на берегу озера Иссык-Куль в Киргизии, который сейчас погребен под водой.

Там, где нет дороги солдату, всегда есть дорога купцу. Возвращаясь в Европу, купцы, вероятно, кроме рассказов об экзотических странах Востока, не могли не упомянуть и о том удивительном явлении, что за горами и морями живут, оказывается, единоверцы. Ну, а дальше эти правдивые истории, как всегда, обрастали домыслами, искажениями и т. п.

Рубрук из Константинополя проехал через Крым, южную Россию, Кавказ, часть Средней Азии и юг Сибири; представился Батыю, Мангу и другим монгольским ханам. Он оставил весьма достоверные " Записи " о нравах монголов, но поручения выполнить не смог и отправился восвояси.

Почему же ему не удалась миссия, возложенная на него Людовиком IX ? Сам Рубрук очень скупо касается в своих записях содержания бесед с ханом Мангу. Ясно только, что, преподавая ему катехизис католической веры, он встретил упорное сопротивление язычника. Поэтому, за неимением других объективных свидетельств их споров, обратимся за помощью к поэтической интуиции Н. Заболоцкого:

 

" Как ни пытался божью манну

Он перед ханом рассыпать,

К предусмотрительному хану

Не шла Господня благодать.

 

Рубрук был толст и крупен ростом,

Но по природе не бахвал,

И хан его простым прохвостом,

Как видно, тоже не считал.

 

Но на святые экивоки

Он отвечал: " Послушай, франк!

И мы ведь тоже на Востоке

Возводим Бога в высший ранг.

Однако путь у нас различен

Ведь вы, Писанье получив,

Не обошлись без зуботычин

И не сплотились в коллектив.

 

Вы рады бить друг друга в морды,

Кресты имея на груди.

А ты взгляни на наши орды,

На наших братьев погляди! "

 

Ничуть не желая принизить Рубрука, все же добавим, что история знает примеры, когда сила веры одного единственного человека обращала целые народы: назовем только два имени - Апостола Андрея Первозванного и Германа Аляскинского.

 

III

 

Опьяненный тайной бытия

Сердцем породнюсь с землей, с водой

Всех, кого ни встречу песней я,

Позову с собой "

В. Терьян

 

Между народами нашей Родины и народами Индии, Китая, Монголии, Афганистана и других стран Центральной Азии всегда существовало взаимное тяготение друг к другу. Его не могли поколебать ни бесконечные изменения границ мировых империй, ни возникающее временами взаимное отчуждение и недоверие, ни даже кровопролитие войны. В чем причина этого? Не только в географической близости, как покажется на первый поверхностный взгляд. Суть в ином - в глубоком сходстве мировосприятий: широте души, открытости, гостеприимстве и, самое главное, в жажде подлинной жизни: предпочтении идеального преходящим материальным благам (то, что сейчас любят именовать пассионарностью). Это все время надо помнить, когда мы говорим о традициях отечественного востоковедения.

" Сердце Азии " неизъяснимым образом влекло к себе отважных исследователей во все времена, но мы остановим свой выбор только на четырех наших соотечественниках: Иакинфе Бичурине, Гомбочжабе Цыбикове, Петре Козлове и, конечно, Николае Пржевальском, - и причина именно такого выбора в следующем, дорогой читатель.

В наше беспокойное и суетное время многими овладела пагубная страсть национализма. Одержимые этой идеей не понимают, что самобытности угрожает не существование многих народов в одной стране. Напротив, это благо, которое ведет к взаимному обогащению культур. Самобытности угрожает агрессивное навязывание стандартов массовой культуры: мало чем отличающихся друг от друга бесталанных поп-звезд, книжной макулатуры и голливудских боевиков.

Чуваш Бичурин, бурят Цыбиков, русский Козлов и имеющий польские корни Пржевальский, оставаясь самими собой, сыновьями своих народов, отдавали все свои силы и таланты служению единому общему отечеству. Об этом нам - потомкам - никогда не следует забывать.

И. Бичурин в 1802 г. принял монашество. С 1807 г. был 14 лет главой духовной миссии в Пекине. Основные его работы посвящены истории и этнографии тюркоязычных народов Средней и Центральной Азии, а также истории, культуре и философии Китая. Интересно, что И. Бичурин был знаком с А. С. Пушкиным. Не под впечатлением ли бесед с ним Пушкин решился писать письмо шефу охранного отделения Бенкендорфу, где просил отпустить его с экспедицией Бичурина в Китай? Царь Николай I ответил отказом; а если бы он удовлетворил просьбу поэта? Может быть, мы сейчас наслаждались бы великим произведением, где действие разворачивается в далеком Китае?

Г. Цыбиков был первым путешественником, посетившим в 1899-1902 г. г. под видом ламы-паломника (по поручению Русского Географического общества) запретный в то время для иностранцев Тибет с научной целью. Кстати, если бы обман раскрылся, то Цыбиков поплатился бы своей головой, как многие его менее удачливые предшественники. Так что, его жизнь вполне может служить сюжетом для захватывающего приключенческого фильма.

В его книге " Буддист паломник у святынь Тибета " можно почерпнуть много интересных сведений по этнопсихологии, т. к. он всесторонне описал жизнь тибетцев: их занятия, способы торговли, ремесла, промыслы, постройки, одежду и пищу, семейный быт, верования, развлечения, фольклор и пр.

Очень интересна судьба и жизненный путь П. Козлова. В детстве он помогал отцу батрачить у богатого скотопромышленника. Его отец ежегодно гонял гурты рогатого скота из смоленской глуши в донские станицы на весенние ярмарки. Несколько раз с ним ходил и П. Козлов. Незабываемо ярким и сладким, как детский сон, осталось в его памяти первое путешествие. И юноша " заболел " путешествиями. У него были мечты окончить учительский институт, потом уехать далеко-далеко, в глушь. Принести туда знания, изучать жизнь, переезжать с места на место, путешествовать. Бедность жестоко разрушила его мечты. Вместо путешествий - контора винокуренного завода, колонки цифр, сухое щелканье костяшек на счетах ...

И тут в его жизнь неожиданно вторгается неподвластное человеческому уму Провидение.

После третьей тяжелой экспедиции в Тибет и на верховья Желтой реки Пржевальский приобрел имение Слободу, затерянное среди дремучих лесов Смоленщины. Здесь и произошла знаменательная встреча скромного письмоводителя 14-летнего П. Козлова с прославленным путешественником.

"... Сбылось несбыточное! ... - пишет П. Козлов об этой встрече. - Я уже официально состою при начальнике экспедиции, полковнике Пржевальском, его спутником ... Первой сознательной тихой радости моей не было конца; тот день, когда я со своей стороны в первый раз сам смело и искренне заговорил с ним - тот день я никогда, никогда не забуду; тот день для меня из знаменательных знаменательный; тот день решил всю мою будущность ..."

Думается, что этот небольшой отрывок из воспоминаний П. Козлова посрамит скептиков и рационалистов, которые считают, что путь к цели - это всегда холодный и точный расчет. Оказывается, бывает и по-другому: даже самая, казалось бы, несбыточная мечта претворяется в жизнь, если человек искренне жаждет ее воплощения и обещает обратить ко благу и добру подарок судьбы.

После смерти Н. Пржевальского П. Козлов самостоятельно возглавил четыре больших экспедиции в Центральную Азию. Самой интересной и плодотворной в научном отношении была экспедиция 1907-1909гг. Во время нее были открыты в пустыне Гоби остатки древнего города Хара-Хото ( 13 век ) и найдены до 2000 книг на языке тангутского племени си-ся. До сих пор мало что известно о происхождении народа тангутов, и это одна из многочисленных загадок " Сердца Азии " , которые еще предстоит разгадать.

И, безусловно, говоря об исследователях Центральной Азии, нельзя не упомянуть имени Н.М. Пржевальского. Есть люди, истинное значение которых далеко выходит за рамки сделанного ими на профессиональном поприще. Один из них - Н.М. Пржевальский. Умерший накануне пятого путешествия в " Сердце Азии " , этот человек был образцом беспримерного мужества, непоколебимой верности долгу, великодушия и служения отечеству.

Подлинное величие человека в том, что его деяния не тускнеют со временем, и поэтому он всегда остается современным.

Как удивительно злободневно звучат слова А.П. Чехова о Н.М. Пржевальском и его эпохе: " В наше больное время, когда европейскими обществами обуяли лень, скука жизни и неверие, когда всюду в странной взаимной комбинации царят нелюбовь к жизни и страх смерти, когда даже лучшие люди сидят сложа руки, оправдывая свою лень и свой разврат отсутствием определенной цели в жизни, подвижники нужны как солнце ... . Их личности - это живые документы, указывающие обществу, что кроме людей, ведущих споры об оптимизме и пессимизме, пишущих от скуки неважные повести, ненужные проекты и дешевые диссертации, развратничающих во имя отрицания жизни и лгущих ради куска хлеба, что кроме скептиков, мистиков, психопатов, философов, либералов и консерваторов, есть еще люди иного порядка, люди подвига, веры и ясно сознанной цели ".

 

Вместо заключения

 

На Западе - тщета, машины, торгаши,

Там вечно льется кровь, и от пустынь души

Стремятся тьмы людей к священному Востоку,

Где и моя душа блаженствует в тиши!

Ованес Туманян

 

Богатое наследство ко многому обязывает. Мы должны продолжить и приумножить славные традиции отечественных первопроходцев. Понимающий историю знает, что отношения между народами - не игра в шахматы, где возможны произвольные комбинации. Напротив, как тяготение, так и отталкивание народов (именно народов, а не правительств ) носит глубинный характер. Недальновидными и ребяческими выглядят усилия некоторых сегодняшних " идеологов " , стремящихся обосновать сближение с Западом ( под Западом мы понимаем " дух ", " идею " , а не географическое понятие ). Не лучше ли обратить свои взоры в поисках союзников в нашем изменяющемся мире на Восток?

 

 

P.S. Речь идет не о ныне модном оккультном " Востоке " Рерихов, Блаватской и их многочисленных современных последователей, а, напротив, - о духе искания надмирного идеала и Правды прежде всего.

Этот дух и есть " Сердце Азии " , он - основа миропонимания, единая для народов России и великих культур Востока.


Проголосуйте
за это произведение

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
232569  2001-09-23 19:12:39
-

232571  2001-09-23 20:06:26
Николай Сальников
- Нет уж, господин Сулейманян, Россия не восточная страна. Смысл вашего наполненного поэзией очерка вполне понятен: назад, к Востоку. Ничего не получится. Чечня показала ЧТО такое этот восток. Да и взрывы в Нью Йорке яркое тому подтверждение. Не пройдет. Красиво стелете, да спать будет жестко.

232574  2001-09-23 20:45:31
Закиев
- Правильно Николай! Нужно идти вперед. К новым колониальным войнам с использованием ядерного оружия. И стелить ничего не нужно. Не потребуется. Будем не падать, а испаряться.

232578  2001-09-23 21:23:40
Николай Сальников
- Закиев, судя по иронии в вашем посте и фамилии вашей, вы за Азию. Так зачем сидеть в Черноголовке? Денег не платят , работы нет. Вот и катитесь в Азию. К своим. А Россию нечего туда тянуть. И русскую кровь там проливать. Пусть американцы сами разбираются. Путин совершенно прав.

232588  2001-09-24 09:50:26
Вячеслав Сидоров
- Дорогой Андраник! Второй раз подряд получаю удовольствие от Ваших эссе... Большое спасибо!

233436  2001-10-16 19:23:55
Юрик
- Умилительно! Написанная тоном восторженной гимназистки статья представляет собой пример "ненужной дессиртации". Что это за восточные ценности, на которые следует переориентироваться России. Прелесть гор и горцев, состоит в простоте и естественности их образа жизни, а вовсе не в мифических восточных ценностях. Горы составляют барьер на пути распостранения масс-культуры. Ведь на равнинном Востоке попсы не меньше чем в Европе. Подобные черты можно найти в любой другой части света, где сохранились условия, в которых люди ведут "доцивилизованный" образ жизни, например, рыбачьи поселки в Исландии.

235045  2001-11-26 15:51:12
Андраник
- Nik! Благодарю Вас за высокую оценку моего сочинения. Однако не думаю, что все очаровательные дамы ушли в горы; я согласен с Андреем Журкиным, что такое прекрасное начинание, как "Дискуссионный клуб" необходимо организовать в сугубо консервативном стиле. Думаю, в этои случае не будет недостатка в интересных и красивых собеседницах.

235087  2001-11-27 20:15:30
Андрей Журкин
- Андраник, дружище, с удовольствием прочел "Сердце Азии". Правильно, с нами, вялыми и усталыми, так и надо; немножко историзма, немножко поэзии, немножко политики. Жаль только, что вот тебя самого, нашего очарованного странника, слишком мало. Я понимаю, что сам предмет разговора - Азия, горные массивы, бурлящий поток истории - все это провоцирует на полет мысли: хочется окинуть оком весь грандиозный окоем и соответственно высказаться. Что ж, это законное право автора, но мне больше по душе, когда - пешком по тропке-тропиночке... Курочка по зернышку клюет, орел по суслику имеет. Шутю, дружище. Пиши больше - тебе идет.

294372  2010-10-31 01:07:30
Юлия Гурвич
- Спасибо за "Сердце Азии"! Получила большое удовольствие от прекрасного языка и стиля изложения, а основную мысль поддерживаю целиком и полностью. Успехов Вам!

334197  2016-04-01 12:56:08
Л.Лисинкер artbuhta.ru
- А что ? Пожалуй, так оно и есть :

" ... Недальновидными и ребяческими выглядят усилия некоторых сегодняшних " идеологов " , стремящихся обосновать сближение с Западом

( под Западом мы понимаем " дух ", " идею " , а не географическое понятие ).

Не лучше ли обратить свои взоры в поисках союзников в нашем изменяющемся мире на Восток ... "

== == ==

334201  2016-04-02 04:25:03
Геннадий Королёв
- У Андраника чёткий слог и прекрасные мысли. Ему нужно много писать.

Русский переплет


Rambler's Top100