TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

 Поэзия
23 февраля 2013

Татьяна Аксёнова

 

 

Как жить?

 

Разбегаясь, назло ноябрю,

Улетая со старых качелей,

Надо всем, что имеет значенье

Не расту, но, как в детстве, парю...

Солнца луч - в волосах, на плече ли?

 

Ржавым эхом гудящий тоннель

Оказался мгновением ока:

Так легко мне и так одиноко

Плыть за тридевять райских земель!

Жаль, с наскока. И, явно, до срока...

 

Словно вьюн, цепкий ветер обвил,

А к земле независтливы корни:

Кто пригреет меня, кто накормит?

Кто подаст безусловной любви?

Сердце вновь умещается в горле.

 

Если горло сдавить, то - хана.

Не о том говорил Заратустра...

Но боюсь, что не выдержит люстра

На цепи в потолке, у окна.

Чёрный город. За окнами - пусто...

 

Нет, нельзя! Надо молча терпеть,

Распевая трезвучия гаммы.

И летучих мышей оригамных

Отправлять в славный город Дербент.

Потому, что я всё-таки - мама...

 

 

Посвящение испанке Стелле

 

Канте хондо! Танцуем со мной, моя Стелла,

Синекрылая КАрмен,

В переходе ты жаркою птицей слетела

На рукав мне...

 

Канте хондо! Ты не обозналась, сестрица,

Что ж, смотрите,

Хороводом за юбкою юбка струится -

Так танцуют в Мадриде.

 

Канте хондо! Ты, пташка моя, из Пильсеты,

Я же - из Подмосковья,

Как похожи твои и мои кастаньеты!

Ты напомнишь мне - кто я...

 

Канте хондо! О Стелла - звезда золотая,

Бёдра - страсть, бёдра - бубен.

Как легко мимо нас поезда пролетают -

Так не будет...

 

Канте хондо! Колечко - вон той синьорите!

Птица синяя, КАрмен,

Ты слетела в метро, так бывает в Мадриде,

На рукав мне...

 

Последний шанс счастливой стать

 

Последний шанс счастливой стать

Не выпадает мне опять.

Но я с надеждою упорной

Своей любви лелею зёрна:

Как знать? Кому-то суждено

Нести в себе моё зерно?..

 

Последний шанс счастливой стать -

В твоих объятиях устать

От ласк, даруемых друг другу,

И на груди твоей под вьюгу,

Как в колыбели, засыпать

Пред утренней зарёю, в пять...

 

Последний шанс счастливой стать -

Твоей руки не отпускать.

Не расставаясь и в разлуку,

Читать, как книгу, эту руку,

Губами линию любви

До бесконечности продлив...

 

Последний шанс счастливой стать

Имею ль право упускать?

Но только он, как в страшном сне,

Предоставляется не мне...

 

Рябиновый сок

 

Мои очертанья подёрнулись пеплом,

Как листья в туман...

Ну, что я успела? Любила и слепла,

Сходила с ума.

 

Лишь, может быть, спелой рябиновой гроздью -

На радость пичуг

Ещё я успела встревожить морозный,

Нетающий дух?

 

Костром этих горьких, коралловых ягод -

Нет! - кровью своей -

Согреть ту ладонь, что и нА день, и нА год

Сплеталась с моей?..

 

Согреть, опалить, невзирая на зиму,

Что вечно - зима.

И это страдание невыносимо -

Я знаю сама.

 

Мои очертанья подобны виденью -

Огонь-то - высок!

О, жизнь - наважденье, пью твой каждый день я

Рябиновый сок...

 

Рябины на снегу

 

Рябины на снегу, рябь снегирей сквозь иней,

Успевший опушить мне стёклышки очков...

Пока дышать могу, до века и отныне,

Пока я буду жить меж этих берегов -

 

Рябины и снега... И снегири на трОпах,

И отражённый свет, что льёт вечерний храм -

Всё это постигать мучительно-подробно

Приходится с твоим течением, Пахра.

 

Ты мне реки, река ракитовых офортов -

Рай это - там иль здесь - в успенье подо льдом?

В теченье долгих лет ждём воскресенья мёртвых,

Как рыбы сонные - шевелимся и ждём...

 

Мой храм в Дубровицах - на кружевном барокко

Крест православный светел волею Петра.

Как хорошо, что есть прощение пороков,

Отдохновение, прибежище добра!

 

С горы спускаешься - и сосны смотрят в спину...

Моих заиндевелых стёкол молоко

Мешает разглядеть мост над рекой, рябину,

И стайку снегирей... Но дышится - легко.

 

За что покупают - за то продают...

 

За что покупают - за то продают:

Поэту ни жить, ни уйти не дают.

Евтерпа во мне вызывает протест,

Как осень - окрест...

 

Но с тем же кошмаром, но с той же нудьбой,

Туманом ли, паром, бульварной ходьбой,

По лужам, по нуждам, по крУжеву рук -

Всё - замкнутый круг!

 

К чему приведёт он? К началу конца?..

Как рот ни обмётан, судьба - прорицать.

И некуда деться от ритма, от рифм -

Душа по другому-то не говорит!

 

И не удаётся без боли в строкАх

Пока сердце бьётся как птица в силках,

Пока ему Словом терзаться дано -

Всё это должно быть запечатлено...

 

Как рвота - моё неприятье стиха!

Как рот ни обмётан - не время стихать.

Он в горле клокочет, он в пальцах горит,

Ведь Бог по другому-то не говорит.

 

Из цветаевского цикла

 

Наспех сброшены листья:

- Возвращайся, живи!..

Как рябина не мглится -

Не добьётся любви.

 

Оттого её горечь

Разъедает сердцА,

Оттого её горе,

Точно крест - до конца.

 

До конца безначальный,

Сверхпровидящий взгляд.

Из Парижа, случайно,

Нет дороги назад.

 

Нет пути, нет дороги

Сердцу русскому - вспять...

Удаётся немногим.

Ну, а многих - не снять

 

Ни с крюка, ни с рябины,

Ни с креста - так прильнут!

Словно руки Марины

Обнимают страну...

 

От лица Марины Цветаевой

- Друг! Не ищи меня! Другая мода!

М.Ц.

 

Помни: я - это яд.

И ко мне приближаться - смертельно.

Словно крест мой нательный -

Территория надбытия.

 

Кто на рук расстоянье -

Протянутых встречно - нарушил,

Тот за круг заступил, обречённый

Обручником быть,

 

И - готов! Просто я НЕ

Готова спасти его душу...

Он по кругу пойдёт,

За рукой, подаянья просить.

 

Подавая ему вдохновения и озаренья,

Звездопада пригОршни

И низку рябиновых бус,

 

Я стою у воды на коленях, уткнувшись в коренья,

Пью, хоть нет её горше!

А я всё никак не напьюсь...

 

О, гордыня моя! Отчего всех смиренней и жальче

В чёрствых робах - поэты?

В безымянных и тесных гробах?

 

Помни: я - это яд, приближающийся - дальше, дальше!

Ведь меня разметало по свету -

Воздух мной напоён, дом пропах.

 

Что тебе - до меня?

Прокажённой судьбы не отрину.

Я - стихия: Марина,

Разбиваю свой день ото дня

 

В щепки, в брызги - о рифы.

И стою с рукавами пустыми...

Не зови. Не кричи моё имя!

Распадаются слоги на рифмы...

Из цикла памяти Марины Цветаевой. Синица

 

Синицы примёрзли на тропках...

Прикрыв рукавицей лицо,

Бегу я и шибко, и робко

Сквозь жёлтое это кольцо.

 

Боюсь раздавить ненароком

Лимонные дольки в снегу.

Всё - боком, сама, всё - наскоком,

Вприпрыжку от ветра бегу...

 

Вприскочку по наледи мразной,

Закрывшись ладонью от слёз,

Бегу я по однообразной

Тропе каблуков и колёс,

 

Тропе, из подошв состоящей,

Из втоптанной в землю травы.

Сама себе ненастоящей

Кажусь. Нереальной, увы.

 

Глотаю то жёсткий, то горький

Всё склеивший холод. И вот

То с горки лечу, то на горку,

И нос прикрывая, и рот...

 

На лютые мчусь я смотрины.

Цветастое платье на мне.

Цветаева птица Марина,

Нахохлившись, ждёт в стороне

 

И мне улыбается, машет:

"В могиле ещё холодней!"

И я этой правдой вчерашней

Согреюсь на множество дней.

 

Мы в жизни с ней - те же синицы,

Которым дрожать - не дышать:

На ветку, прозябнув, не взвиться,

За пазуху не убежать...

Памяти Геннадия Куркова

 

Последний снег -

Пушистый, словно клевер,

Глубокий, словно сон...

 

Под ним ты вечно

Устремлён на Север

И - погребён...

 

Недавно пела я тебе: "Голубчик, не уезжай!"

А ты старался подыграть получше, гитару сжав...

 

Когда рука моя бросала комья

Тебе вослед,

Я помнила, что были мы знакомы

Сто тысяч лет,

 

Воссоздавала каждое объятье

И каждый взгляд,

Как ты сказал, что львы и даже львята

На ветках спят,

 

Как на руке твоей - большой и щедрой -

Спала и я,

Как этот снег, оледенённый ветром,

П о с л е д н я я...

 

Ох, степь кругом, как в песне - смерти жало,

Не вырвать чтоб...

Одна тебя я в губы провожала,

Другие - в лоб...

 

Как ты махал в окно мне утром летним,

Так я - зимой...

"Не уезжай, голубчик!.." Свет последний,

Любимый мой...

 

Метаморфоза. Жоржу

 

Дождь, превращающийся в снег -

Моей любви метаморфоза:

Кристаллизующийся в слёзы,

Преобразующие смех

 

В улыбку горькую мою.

Имею ль на неё я право?

Когда кричат нечасто "браво",

А я - читаю иль пою?

 

А, может быть, танцую вальс,

Ловя хрусталинки, что тают...

Любовь - есть истина простая,

Преобразующая нас.

 

Снег, превращающийся в дождь,

Тебя испить и - не напиться

И, запрокинув клюв, как птице,

Смириться с тем, что ты идёшь

 

Ко мне, со мной танцуя вальс,

И губы мокрые целуя.

Знать, никогда не утолю я

Той жажды, что сближает нас...

 

Дождь, превращающийся в снег,

Снег, превращающийся в воду -

Такая странная погода,

Преобразующая всех...

 

Мокрые аллеи

Георгию Бойко - на именины

(св. Георгия Победоносца).

 

Когда искала я тебя

На ливнем зАлитых аллеях,

То радуга вдали алела,

Спектрально белый луч дробя.

 

Вдруг разрывая материк

Своею арочной дугою,

Она земную жизнь другою

И мне представила на миг...

 

Лишь тем, кто в эту арку вхож -

Приоткрывается завеса

Того, что прочим неизвестно.

Я жду под ней, что ты придёшь.

 

Для тех, кто в эту арку вхож

Есть в каждой капле - самоцветы,

Парадоксальны все предметы

И каждый - на другой похож.

 

Деревьев кисти с двух сторон

Кропят накопленною влагой -

Я промокаю, как бумага,

Я жду тебя с Конца Времён.

 

И говорю на языке,

Хоть это знание - закрыто,

Корнями ветхого санскрита

С Создателем накоротке.

 

О том о сём - стихами всё -

Первоначальной формой речи.

Теперь я, вроде, не перечу,

Судьбы вращая колесо.

 

О том, что радужная жизнь

Невероятна. Но лелею

Мечту, как мокрую аллею

Где мы - два дерева - сплелись.

 

Сыну Арсению

 

Милый мальчик, тёмно-русый,

Не черней, чем мать,

Как с душой ты будешь русской

Жизнь превозмогать?

 

Долгим взглядом вдоль дороги

ЧтО на ней найдёшь?

Песнь острожную о Боге

Или только дождь?

 

Дождь медлительный, весенний,

Вечный, как песок, -

Для таких, как мы, растений.

Для тебя, росток!..

 

Сколь Ты, Боже, преснослёзый?

Соль и кровь - в лозе.

На какой же крест - мы, лозы,

В Русской полосе?..

 

Дождь смолистый, дождь тягучий,

В тучах - твой предел.

Знаешь, за какие кручи

Бог наш улетел?..

 

На кого Он нас оставил

В этот страшный час?

Обещал апостол Павел

Обессмертить нас...

 

Сыну Павлу

 

Павел, колокол онемел -

Звуки в небо направил:

"Па-вел..." Белый-белый, как мел,

Отгудел, откартавил.

"Па..." - словно падает в бездну,

"вел" - велит удержаться.

Наверное, не исчезну,

Если буду сражаться...

Имя полнится изнутри

Силою небывалой -

Павел - воин Христов, смотри:

С гор несутся обвалы -

Это имя твоё звучит:

Падает и взлетает.

"Па-вел" - звон колокольный мчит,

Эхо в горах не тает...

Гордо, властно повелевать

Павлу, державой править...

Слева выстроятся слова.

Длительности нот - справа.

Алой музыкой облаков,

Льдиной вершины голой,

Павел . белый, как пыль веков,

Чёрный, как сосен смолы...



Проголосуйте
за это произведение

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
304327  2013-02-23 21:51:56
Алла Попова /avtori/popova.html
- Спасибо, Татьяна!

304329  2013-02-23 22:00:02
АП - ВМ /avtori/popova.html
- Я проголосовала в списке. Но голосование на страничке автора надо бы поправить.

304333  2013-02-23 22:49:49
ВМ
- У меня все голосуется.

Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100