TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

 Драматургия
11 марта 2013

Галина Акбулатова

 

 

Уроки новейшего времени

триптих

 

 

Урок на свободную тему

 

Действующие лица:

Учительница

Брателло

 

Конец девяностых. Место действия: городская квартира хрущевского типа с минимальным набором мебели советского производства (диван, стол, несколько стульев, сервант). За столом - учительница и брателло.

 

Учительница (раскладывает учебники). Итак, сегодня у нас свободная тема. Надеюсь, вы подготовились?

Звонит мобильник.

Брателло (по мобильнику). Да, брателло, слушаю. Нет, не передумал. Сегодня - или никогда. Ладно, будь на связи, перезвоню. (Кладет в карман мобильник; учительнице.) Я готов.

Учительница. Вас ист дас - "брателло"? Дер брудер?

Брателло. Брателло - это брателло. Дружбан, значит.

Учительница. Дер Фроинд?

Брателло. Ну пусть будет фроинд. Только на самом деле это больше, чем фроинд. Это по гроб жизни.

Учительница. "Гроб... жизни"? Ихь ферштее нихт. Ерклэрен зи битте.

Брателло. По-моему, вы вообще ничего в жизни не ферштекаете. Одеты черт знает как. В таких длинных юбках уже лет сто никто не ходит. Вы хотя бы подкрасились, что ли. Всё же на работу пришли. Всё же перед вами интересный, я бы даже сказал, симпатичный мужчина.

Учительница. По-моему, вы забываетесь, господин ученик.

Брателло. Нет, госпожа учительница, я отлично все помню. И сколько плачу вам и за что.

Учительница. Кажется, вы не собираетесь сегодня заниматься. Ну что ж, отложим до следующего раза. (Встает, убирает в сумку учебники.)

Брателло. Нет, я как раз собираюсь... заниматься. (Подходит к учительнице, силой усаживает её на стул.)

Учительница. Вы что? Вы с ума сошли...

Брателло. Да нет, я здоров, как никогда.

Учительница. Я сейчас закричу.

Брателло. Кричите. Жаль, что никто не услышит. Стены звуконепроницаемые. (Снимает ремень с брюк.)

Учительница. Негодяй! Подонок!

Брателло. Не брыкайся, козочка. Дядя не сделает тебе больно. (Заводит руки учительницы за стул, привязывает ремнем.)

Учительница (пытается вырваться). Пустите! Слышите? Немедленно пустите!

Брателло. И не подумаю. (Отходит, смотрит оценивающе на учительницу.) Ну что ж, начнем... (Достает из портфеля какие-то флакончики и тюбики).

Учительница. Что вам от меня нужно?

Брателло. Чтобы ты хорошо выглядела.

Учительница. Зачем?

Брателло. Затем. Не люблю, чтобы передо мной мелькала бледная спирохета.

Учительница. Это вы про меня?

Брателло. А что, здесь еще кто-то есть? (Нарочито удивленно озирается.)

Учительница. Что вы собираетесь делать?

Брателло. Немного подправить твое лицо.

Учительница. У меня нормальное лицо.

Брателло. А мы из твоего нормального сделаем такое... Такое, что мама родная не узнает.

Учительница. Я хочу, чтобы моя мама меня узнала.

Брателло. Это будет зависеть только от тебя, детка, точнее, от твоего поведения. Главное, сиди смирно и не дергайся.

Учительница. Я не буду дергаться.

Брателло. Ну и умница. Я всегда знал, что мы договоримся.

Учительница. Вы не сделаете мне ничего плохого?

Брателло. Обижаешь! Разве я похож на злодея? А? Похож?

Учительница. Нет, не похожи.

Брателло. А на кого я похож?

Учительница. Вы похожи на очень доброго и очень порядочного человека.

Брателло. Это другое дело. А то сразу - "негодяй", подонок"... А у меня, между прочим, высшее образование. Я как-никак физвоз окончил, мастер спорта по боксу... (Берет тюбик, наклоняется над учительницей.) У тебя красивые губы. Очень красивые... Как лепестки розы. Ну чего ты дрожишь? Расслабься. Счас сделаю контур, добавлю блеска... Неужели тебе неприятно?

Учительница. Неприятно.

Брателло. Врешь! Я же чувствую... Мне тоже нравится, когда со мной что-нибудь этакое делают. Особенно косметический массаж у красивой девочки. Пальчики бегают, бегают по лицу, шее, спине, и всё у тебя успокаивается, замирает... Так ведь?

Учительница. Пожалуйста... Отпустите меня.

Брателло. Ну какая нетерпеливая! Осталось совсем немного... Сюда добавим тени, здесь положим румяна... Всё, портрет готов! (Достает зеркальце, подносит к лицу учительницы.)

Учительница (не глядя в зеркальце). Развяжите руки. Мне нужно идти.

Брателло. И это вместо благодарности? (Поднимает учительнице волосы.) Ка-а-кие шикарные волосы! Тебе нужно обязательно поднимать их кверху. Закрывать такую красивую, длинную шею - преступление. (Опускается на колени.) Посмотрим, что ты там прячешь под своей длинной юбкой? Может, ты кривоножка? (Пытается задрать учительнице юбку). Да нет, ножки в порядке.

Учительница (плачет). Что я вам сделала? Почему вы издеваетесь?

Брателло. Я?! Издеваюсь?! Это ты издеваешься. Портишь мою работу. (Промокает салфеткой учительнице слезы, подправляет макияж.) Я за свои деньги хочу получить качественный товар, поняла? (Отвязывает учительницу.)

Учительница. Я вам не товар.

Брателло. Если продаешься, стало быть, товар.

Учительница. Я не продаюсь.

Брателло. Еще как продаешься.

Учительница. Я - свободный ремесленник и продаю не себя, а свой труд.

Брателло. Свободный... Ремесленник... Труд... И чему тебя только учили в твоем институте?

Учительница. Не нравится, найдите другую.

Брателло. Зачем мне другая? В общем и целом ты меня устраиваешь - диплом с отличием, кандидат наук... А мозги на место тебе со временем жизнь вправит. Узнаешь и про свободу, и про труд, и про прибавочную стоимость. Ладно, собирайся. Поедем в бутик, приоденемся. Да ты не волнуйся! За мой счет.

Учительница. Никуда я не поеду. Мне домой надо.

Брателло. Знаю, знаю. Муттер лежит со сломанной ножкой, ждет свою доченьку - что-то она ей в клювике принесет, какую радость? А доченька слезки сегодня принесет. Огорчит мамочку.

Учительница. Вы что же... шпионите за мной? Ну так знайте: у нас с мамой ничего нет, кроме нашей однокомнатной квартиры.

Брателло. Это мне тоже известно.

В прихожей слышен зуммер мобильника.

Учительница. Это у меня... В пальто... Мама звонит (Бросается в прихожую.)

Брателло (подбрасывает в воздух ключи от квартиры.) "Ах, попала птичка в сеть, не уйдешь из сети..." Знаем мы эти хитрости. (Достает мобильник, набирает номер.). Брателло, узнай, не звонили ли с телефона 921"4854. Если что, сними заказ. Да... Думаю, она уже позвонила. Бросить? Ты шутишь, брателло! Я целый месяц парился тут, разыгрывал из себя пай-мальчика.

Появляется Учительница.

Брателло. Ну ладно, брателло, пока. Я - на связи. (Учительнице.) Как муттер? Как самочувствие? Кажется, вы расстроены чем-то?

Учительница. Вы ошибаетесь: у меня очень хорошее настроение. (Проходит. Садится.) И у мамы - тоже. Она хочет познакомиться с вами.

Брателло. Со мной?! С какой стати?

Учительница. Она говорит, что обожает дерзких мужчин.

Брателло. А откуда она знает, что я - дерзкий?

Учительница. Я ей рассказала.

Брателло. Что - "рассказала"?

Учительница. Ну... как вы меня привязывали. И... про всё другое.

Брателло. Ты на что намекаешь? Ничего другого не было.

Учительница. Да маму это нисколько не смущает. Она у меня современная. К тому же считает, что мне давно пора иметь ребенка.

Брателло. Ни фига себе! Они меня уже в отцы-производители наметили.

Учительница. Разве вы не согласны?

Брателло. На ребенка нет.

Учительница. Вы не любите детей?

Брателло. Я сам еще ребенок. Не наигрался.

Учительница. Заген зи битте: либен зи михь?

Брателло. Ихь ферштее нихьт.

Учительница. Зер гут. Бин ихь фрай? Дарф ихь геен?

Брателло. Ихь ферштее нихьт.

Учительница. Я могу идти? Я - свободна?

Брателло. Нет, ты не свободна.

Учительница. Почему?

Брателло. Потому что я не хочу.

Учительница. Почему... не хотите?

Брателло. Потому что хочу в Дойчланд. Начать новую жизнь.

Учительница. При чем здесь я?

Брателло. При том, что твоя пра-прабабка родом из Германии. И её фамилия - Розенбаум - мне очень нравится. В переводе, кажется, - розовое дерево?

Учительница. Как интересно! А мы с мамой считаем себя русскими.

Брателло. Были русскими, станете немками. Нужно восстанавливать родословную. Это теперь модно. А сегодня у нас большое событие. Бракосочетание. Фиктивное, конечно. Но я хорошо заплачу. Хватит вам с муттер на всю оставшуюся жизнь.

Учительница. И вы... с самого начала... всё это знали?

Брателло. Что - "всё"?

Учительница. Про... пра-прабабушку... Розенбаум.

Брателло. Натюрлихь.

Учительница. А я-то думала, почему вы так плохо занимаетесь. За целый месяц десяти слов не выучили. Деньги только на ветер бросаете.

Брателло. Я на ветер деньги никогда не бросаю.

Учительница. А если я откажусь?

Брателло. Не откажешься. Ты же очень любишь свою мамочку. Свою единственную мамочку. Кроме нее у тебя, кажется, никого нет?

Учительница. Нет. А у вас кроме вас кто-нибудь есть?

Брателло. Зачем тебе?

Учительница. Всё-таки в загс собираемся. Принято с родственниками, друзьями...

Брателло. Ты-то откуда знаешь?

Учительница. Подруги замуж выходили.

Брателло. А ты чего не вышла?

Учительница. Не брали.

Брателло. Ну и дураки. Тебя приодеть... любую затмишь.

Учительница. Вы мне в бутике белое платье купите или розовое?

Брателло. А ты какое хочешь?

Учительница. Белое. С черной фатой.

Брателло. Оригинально. Это мне нравится.

Учительница. Ну так поедем?

Брателло. Сейчас. Брателло позвонит - и поедем.

Учительница. Я увижу вашего брателло?

Брателло. Увидишь.

Учительница. Очень приятно.

Брателло. Да, братишка у меня что надо. Если бы не он, остался бы я навсегда лежать в сырой земле.

Учительница. Вы... воевали?

Брателло. Это к делу не относится.

Звонит мобильник.

Брателло (по мобильнику). Значит, был заказ. Ладно, замнем. Купи розы... Да побольше букет, не скупись. Шампанского пару бутылок, конфет... Как "невеста"? (Смотрит на учительницу.) По-моему, готова. Пока, братишка. Я - на связи.

Учительница. Не жалко будет расставаться с "братишкой"?

Брателло. Кто сказал, что мы расстанемся? Когда натурализуюсь, подыщу ему немецкую невесту.

Учительница. А почему вы себе... не подышите там невесту? Сейчас ведь много брачных агентств.

Брателло. Не хочу с иностранками - сюрпризов потом не оберешься. Да и хлопотно это - переписка, встречи, смотрины... А ведь всё равно человека не узнаешь. Мне, вон, даже с тобой целый месяц пришлось проваландаться.

Учительница. Сочувствую.

Брателло. Да в общем-то я не жалею. Было даже интересно.

Учительница. Можно еще вопрос?

Брателло. Валяй. Сегодня я добрый.

Учительница. Как вы про меня узнали?

Брателло. Очень просто. Везде говорил, что ищу хорошего спеца по немецкому и желательно с немецкими корнями. Ну одна знакомая... она с тобой в школе училась... и навела на тебя. Мол, очень ты в деньгах нуждаешься. А уж потом, когда ты мне понравилась... Да нет, не как женщина. Ты уж извини, но в этой юбке и с этой прической ты на крокодила похожа. Я в том смысле, что честная, умеешь слово держать... Одним словом - не кинешь. Тогда и навел справки в компетентных органах.

Учительница. Компетентных?..

Брателло. Очень компетентных. К тому же у меня брателло там работает.

Учительница. Тот самый?

Брателло. Тот самый.

Учительница. Вам повезло.

Брателло. Еще как. Кстати, квартирка, где мы тусуемся, тоже его.

Учительница. Странно.

Брателло. Не понял.

Учительница. Мне показалось, что здесь никто не живет.

Брателло. Правильно, детка, показалось. Здесь не живут, сюда приходят. По заявочке на явочку.

Учительница. Это правда?

Брателло. Сразу видно: с юмором не дружишь. Пошутил, конечно. Обыкновенная квартира в обыкновенном доме. А то, что вид казенный... Так брателло все время в командировках. Некогда ему гнездышко устраивать.

Учительница. Зачем же звуконепроницаемые стены?

Брателло. А он тишину любит. После... командировок.

Учительница. Так, значит, вы всё знаете?

Брателло. Что ты имеешь в виду?

Учительница. Историю нашей семьи.

Брателло. Меня и своя-то история не больно интересует, а уж чужая... Просто я рвать хочу отсюда, детка. И чем быстрее, тем лучше. Тут ловить нечего.

Учительница. Ну хорошо. Я согласна. Выбора ведь у меня нет?

Брателло. Выбора нет.

Учительница. Остается решить вопрос с мамой. Она у меня часто болеет, я не могу оставить ее одну.

Брателло. С собой возьмешь. Так даже лучше. Натуральнее.

Учительница. Она не согласится. Она патриотка.

Брателло. Тогда пусть остается. Мы ей сиделку наймем.

Учительница. Кто это "мы"? Вы с брателло?

Брателло. Причем здесь брателло. "Мы" - это ты и мои деньги. За фиктивный брак.

Учительница. Я денег не возьму.

Брателло. Это почему же?

Учительница. Я же вам сказала: я зарабатываю своим ремеслом. А это не мое ремесло.

Брателло. Зарабатывает она... И что же, интересно, ты на свой заработок можешь себе позволить? Дворец? Двухкомнатную вместо однокомнатной? В твоем возрасте пора иметь свою комнату. Для личной жизни. У тебя есть личная жизнь?

Учительница. Не волнуйтесь, есть.

Брателло. Ну что ж. Прекрасно. Я очень за тебя рад. (Подходит к девушке, наклоняется, проводит пальцем по её губам.) А-а-а! Ты что, совсем сбрендила? (Рассматривает палец.) Гадина... До крови прокусила. (Прикладывает салфетку.) Если бы я не собирался на тебе сегодня жениться, ох, и вмазал бы...

Учительница. Неужели так больно?

Брателло. Да уж, зубки у тебя острые.

Учительница. Вот и мне больно.

Брателло. И откуда ты такая только взялась? Теперь таких, кажется, не делают.

Учительница. А вы откуда взялись?

Брателло. Я? С луны прилетел. Инопланетянин я.

Учительница. Шутите всё.

Брателло. Я не шучу. Тем более, с вами.

Учительница. Мы снова на "вы"?

Брателло. А что? Я был на "ты"?

Учительница. Мне показалось - да.

Брателло. И что больше понравилось?

Учительница. Мне, как и моей маме, нравятся дерзкие мужчины.

Брателло. Ну что ж, у нас с тобой будет время в Дойчланд испытать свои чувства.

Учительница. И на сколько вы меня намереваетесь арендовать?

Брателло. Ну не знаю. Как все утрясется.

Учительница. Значит, в ближайшие год-два я не смогу по-настоящему выйти замуж?

Брателло. За кого?

Учительница. Не за вас, естественно.

Брателло. А что тебе так приспичило? Кто-то на примете есть?

Учительница. Пока нет, но будет. Приоденусь, как вы говорите, подкрашусь... Кто-нибудь да клюнет.

Брателло. Все вы одним миром мазаны. Но ничего не поделаешь, придется подождать. Вот превращусь в розовое дерево, получу вид на жительство - и иди на все четыре.

Учительница. Мне вообще-то домой надо. Я в это время маме укол делаю.

Брателло. Укол... Может, заодно и мне?

Учительница. Я делаю уколы больно.

Брателло. Я согласен. Хотелось бы такой укол, чтоб на всю оставшуюся жизнь.

Звонит мобильник. Брателло берет трубку.

Брателло. Загс пока отменяется. Куда розы и шампанское? К маме отвези. Да не к моей! К маме учительницы. (Смотрит на девушку.) Еду знакомиться с будущей тещей. Если, она, конечно, не даст мне от ворот поворот. Но мы еще повоюем, брателло! Все только начинается! (Берет учительницу под руку. Уходят.)

Занавес

 

Урок пения

 

Действующие лица:

Дмитрий Леопольдович Петухов, стареющий плейбой, руководитель ООО

Служащие ООО:

Виолетта Ивановна Смирнова, дама за 50

Елена Сергеевна Виноградова (попросту - Леночка), 25 лет

Арбузов Ипполит Тимофеевич, Арбузова Калерия Игоревна: супруги неопределенного возраста

А также:

Специалист по вокалу Орест Станиславович Тихомиров, лет 60

Посетитель

Брателло

 

Конец девяностых. Место действия - типовая двухкомнатная квартира из так называемых "хрущевок". Комнату побольше занимает директор фирмы. В той, что поменьше, располагаются служащие.

 

Сцена первая

Комната служащих. Виолетта Ивановна считает на счетах времен колхозного строя. Леночка и супруги Арбузовы - за компьютерами

 

Виолетта Ивановна (поет, косясь на Леночку). "Зачем вы, девочки, женатых любите, непостоянная у них любовь..."

Леночка (Виолетте Ивановне). От ваших песен даже мухи дохнут.

Виолетта Ивановна. И совсем не дохнут, а вон летают себе преспокойненько. Я уже который день говорю Дмитрию Леопольдовичу... Нехорошо это, неудобно... Приходят посетители, а у нас мухи.

Леночка. Если бы только мухи...

Виолетта Ивановна (поет). "Миленький ты мой, возьми меня с собой, там, в стране далекой, назовешь ты меня женой..."

Леночка. Нет, это невозможно. (Выбегает из кабинета.)

Арбузова (Виолетте Ивановне). Ну зачем вы так?

Виолетта Ивановна. А в чем, собственно, дело?

Арбузова. Вы прекрасно знаете - в чем.

Виолетта Ивановна. Нет, не знаю. (Поет.) "Милая моя, взял бы я тебя, но там, в краю далеком, есть у меня жена..."

Арбузов. Нехорошо, нехорошо, Виолетта Ивановна.

Виолетта Ивановна. Да кто вы такой, чтобы мне нотации читать. Знаете, как таких, как вы, называют? Штрейкбрехерами!

Арбузова. Ипполит, что ты молчишь? Ответь ей.

Виолетта Ивановна. Чья бы корова мычала, а ваша, Калерия Игоревна, молчала. Такой ансамбль развалили... Один баянист чего стоил! Теперь бедняга без работы, на улице играет.

Арбузов. Лерочка, у мадам плохо с памятью. Она забыла, что тогда ансамбли содержало государство, а теперь у нас частное предприятие. ООО.

Виолетта Ивановна. О! О! О! Общество... с ограниченной ответственностью. То есть - безответственное общество.

Телефонный звонок. Арбузова берет трубку.

Арбузова (Виолетте Ивановне). Вас.

Виолетта Ивановна (берет трубку). Слушаю. Я вообще-то заканчиваю отчет... Значит, с отчетом?.. Ну хорошо, сейчас буду. (Берет папку, уходит, напевая: "Милая моя, взял бы я тебя...".)

Сцена вторая

Кабинет директора. Перед столом Петухова сидит заплаканная Леночка. Входит Виолетта Ивановна.

 

Петухов. Проходите, Виолетта Ивановна. Будьте как дома. Папочку, пожалуйста, сюда.

Виолетта Ивановна (подходит к столу, отодвигает бумаги, кладет папку). Ну и беспорядок у вас.

Петухов. Заметьте - творческий беспорядок. Мы, можно сказать, с вами родственные души. Только у меня беспорядок на столе, а у вас...

Виолетта Ивановна. Ну-ну, не стесняйтесь...

Леночка. Скажите ей все, как есть.

Виолетта Ивановна (Леночке). Вы бы, девушка, лучше помолчали. Не с вами говорят.

Леночка. Подумаешь!

Петухов. Дорогие дамы! Коллеги! Не будем ссориться. Я хочу напомнить вам, Виолетта Ивановна, то, что говорил и прежде: ансамбля у нас больше нет и не будет. Я не могу содержать баяниста, не могу оплачивать ваши костюмы, ваши так называемые гастроли в рабочее время... Все, кроме вас, как вы помните, поддержали меня. И значит, ваш протест бессмыслен. Пойте дома, детям, внукам, соседям... Но в рабочее время... извините... в рабочее время нужно отдаваться работе.

Виолетта Ивановна. Я в ваших советах не нуждаюсь. Где хочу, там и пою. И отдаваться, как некоторые, никому не собираюсь.

Петухов. Нет, вы неисправимы! Я просто вынужден принять меры. Все-таки у нас фирма. Причем, уважаемая фирма. С традициями. А ваше поведение... Вон (Кивает на заплаканную Леночку.) до чего довели.

Виолетта Ивановна. Я?! Да она сама кого хочешь доведет. Вы лучше меня это знаете.

Леночка (встает; Петухову). Ну вот что... Я в таких условиях категорически отказываюсь работать. Из-за нее над нами уже весь город смеется. Специально ходят посмотреть, как она на счетах считает.

Петухов. Полностью разделяю ваше мнение, Елена Сергеевна. Это даже не прошлый, а позапрошлый век.

Виолетта Ивановна. Я забочусь о своем здоровье и ни за что за ваш компьютер не сяду. Все знают, что он облучает.

Петухов. Тогда, может, вам подыскать себе другое место работы?

Виолетта Ивановна. А зачем мне искать, у меня есть работа. Я как-никак тридцать лет здесь отпахала. Пусть работу ищут те, кому я мешаю.

Леночка. Ну что я говорила! Она готова всех со света сжить.

Виолетта Ивановна. Вот они... Молодые да ранние. Никакого уважения к старшим.

Петухов. Виолетта Ивановна, мы живем уже в другом мире, в другом времени, и нужно забыть свои старые привычки. Право, мне даже как-то неудобно вам все это говорить. Тем более по Европам поездили, поднабрались, так сказать, опыта. Ну где вы видели, чтоб там в учреждении в рабочее время пели? О счетах я уже не говорю. Бог с ними, со счетами.

Леночка. Очень мило! А нам с Арбузовой потом приходится все ее расчеты в компьютер загонять. Она, видите ли, заботится о своем здоровье. А на наше ей наплевать.

Виолетта Ивановна. На Западе, между прочим, и другое не делают в рабочее время. У них за это руководителей к суду привлекают.

Петухов. Ох, и штучка вы, Виолетта Ивановна!

Виолетта Ивановна. Это все, что вы мне хотели сказать? Тогда я пошла. У меня много работы. (Уходит, напевая.) "Снегопад, снегопад, не мети мне на косы..."

В кабинете Петухов и Леночка.

Леночка. Уволь ее, я прошу тебя. Это уже дело принципа.

Петухов. Ну как я ее уволю? Прогулов не допускает. Приходит и уходит вовремя. И потом... Я предпочитаю своих врагов держать при себе.

Леночка. Что ж! Тогда придется уйти мне.

Петухов (подходит к Леночке, обнимает ее). Перестань... Ты же у меня хорошая, умная девочка. Еще год-два - и мы отправим ее на пенсию.

Леночка. Да через год-два я в психушку попаду. (Плачет.)

Петухов. Ну солнышко... Ну нельзя же так... Сюда могут войти...

(Пытается успокоить. Увлекаясь, целует прижавшуюся к нему Леночку. В это время дверь открывается.)

Виолетта Ивановна. Извините. Отчет забыла (Проходит к столу, берет папку.)

Петухов. Стучаться надо.

Виолетта Ивановна. А я, между прочим, постучала.

Петухов. А я, между прочим, не сказал: "Войдите".

Виолетта Ивановна. Еще бы! Вы же были заняты.

Леночка. Как вы смеете!

Петухов. Елена Сергеевна, идите к себе. А вы, Виолетта Ивановна, останьтесь.

Леночка уходит.

Петухов. Дорогая Виолетта Ивановна, я знаю, почему вас так тревожит моя нравственность. Но я же не виноват, что вашего мужа увела любовница. Говорят, вы даже нанесли ей увечье. Нет-нет, я не верю... Не верю, что такая хрупкая, такая элегантная дама могла устроить... пардон, мордобой.

Виолетта Ивановна. Я не позволю себя оскорблять и вмешиваться в мою личную жизнь.

Петухов. Но вы же вмешиваетесь в чужую личную жизнь. Подслушиваете, шпионите...

Виолетта Ивановна. Вы думаете, на вас управы нет? Если вы начальник, то вам все позволено? Ну ничего, я знаю, куда мне идти. (Решительно направляется к двери.)

Петухов (преграждает ей путь). Неужели мы не можем договориться по-хорошему? Вы не поете во время работы, а я закрываю глаза на то, что вы до сих пор не освоили компьютер.

Виолетта Ивановна. Значит, пить в кабинетах можно, блудить можно, а петь нельзя! Вот до чего мы дожили.

Петухов. Ну отчего же! Пойте, раз вам это доставляет удовольствие. Но только... про себя!

Виолетта Ивановна. Хорошо. Буду петь про себя. Я могу идти?

Петухов. Ну вот и славно. Я всегда знал, что вы умная женщина. Идите. Идите с богом.

Виолетта Ивановна уходит. Петухов набирает номер.

Петухов. Лапулька! Это я. Как ты себя чувствуешь? Ну вот и славно. Я сегодня задержусь. Непредвиденное совещание.

 

Сцена третья

Кабинет сотрудников ООО. Все заняты работой.

 

Виолетта Ивановна (считает на счетах, напевая). "Я милого узнаю по походке - он носит, носит бpюки галифе, а шляпу он носит как панамку, ботиночки он носит налегке..."

Стук в дверь.

Леночка, Арбузовы: Да, да!

Виолетта Ивановна. "...а шляпу он носит как панамку, ботиночки он носит налегке..."

Входит посетитель.

Посетитель. А я иду и думаю: надо же, кто-то еще поет. Счастливые люди... (Виолетте Ивановне.) У вас прекрасный голос. Вы где-нибудь учились петь?

Виолетта Ивановна. Нет, я самоучка. У меня от природы поставленный голос.

Посетитель. А хорошо бы вам было поучиться. Глядишь, выступали бы сейчас на сцене.

Виолетта Ивановна. Да вы присаживайтесь.

Посетитель садится.

Виолетта Ивановна. У меня отец очень строгий был. Он пение за баловство считал. Вот я вместо консерватории и пошла в финансисты.

Посетитель. Жа-а-а-ль. Я пение очень люблю. Только у нас певцов хороших теперь почти не осталось. Перевелись. Говорят, зарплата у певцов маленькая.

Виолетта Ивановна. Это у классических и народных. А у попсы так очень даже большая. Вон, каких дворцов себе понастроили.

Леночка (посетителю). Извините, вы, собственно, по какому вопросу?

Посетитель. Да мне обсчет моего проекта должны были сделать. Я уже третий раз прихожу.

Леночка. Сейчас посмотрю. (Ищет в компьютере.) Да, готов. Ваша фамилия Шилов?

Посетитель. Нет, я Милов.

Леночка. Милов... Милов... (Ищет в компьютере.) Увы, господин Милов, порадовать вас ничем не могу.

Посетитель. Как же так! Мне господин Петухов сказал, что сегодня непременно будет готово.

Леночка. К сожалению, вы у нас не один, и все заказы один срочнее другого.

Посетитель (Виолетте Ивановне). Вот видите... Вроде время другое, а порядки те же. Пойду к шефу, авось улажу. (Встает.)

Леночка. А вы записывались? (Листает гроссбух.) Дмитрий Леопольдович без записи не принимает.

Посетитель. Я еще с прошлого года записан. (Уходит.)

Виолетта Ивановна (Леночке). Не стыдно вам человека гонять.

Леночка. Мне за переработку не платят.

Виолетта Ивановна. Неужели? А за что же вам тогда премии выписывают? За красивые глаза? Или еще за что-то?

Леночка выбегает из кабинета.

Арбузов. Ох, и язычок у вас, Виолетта Ивановна.

Виолетта Ивановна. Да уж... Правда никому не нравится.

Арбузова. Праведница вы наша.

Виолетта Ивановна. А вы... Вы обыкновенная халтурщица.

Арбузов. Да вам просто завидно, что мы имеем возможность заработать, а вы - нет.

Виолетта Ивановна. Потому что я честно привыкла работать и леваками, как вы с вашей женушкой, не занимаюсь.

Стук в дверь.

Все. Да, да!

Входит посетитель.

Посетитель. Слава Богу, уладилось. (Ищет взглядом Леночку.) А где же?..

Арбузов (звонит по мобильнику). Леночка, вас ждут.

Возвращается Леночка.

Посетитель. Шеф велел вам заняться моим отчетом.

Леночка. Вот когда он мне это лично скажет, тогда и займусь.

Посетитель вопросительно смотрит на Виолетту Ивановну. Та разводит руками. Раздается телефонный звонок. Трубку берет Леночка.

 

Леночка. Да, да, конечно. Непременно. (Посетителю.) Придется из-за вашего отчета сегодня задержаться допоздна.

Посетитель. Будьте добры. Я в долгу не останусь. (Уходит.)

Виолетта Ивановна (поет с ироническим подтекстом). "Ой ты, мама моя, ой ты, мама моя! Отпусти ты меня погулять. Ночью звёзды горят, ночью ласки дарят, ночью все о любви говорят..."

Леночка (Виолетте Ивановне). Вы опять за свое?

Арбузова. Леночка, не обращайте внимания. Человеку делать нечего, вот он и пристает ко всем.

Виолетта Ивановна. Я свою работу давно сделала. Еще в прошлом веке.

Арбузов. Ну и шли бы на заслуженный отдых.

Виолетта Ивановна. А, может, я хочу сначала вас всех проводить на отдых, а уж потом сама... (Поет, глядя на Арбузова.) "А я про все на свете с тобою забываю, а я в любовь, как в море, бросаюсь с головой. А ты такой холодный, как айсберг в океане..."

Арбузов. Нет, это черт знает что! (Выбегает из кабинета.)

Виолетта Ивановна. Какие мы нервные. Это все из-за компьютеров. Уже доказано, что они расстраивают нервную систему и плохо влияют на зрение. (Поет, глядя на Леночку.) "...Виновата одна, виновата во всем. Еще хочешь себя оправдать. Так зачем же, зачем в эту темную ночь позволяла себя целовать..."

 

Сцена четвертая

Входят Арбузов и Петухов.

 

Арбузов. Слышите? Дурдом! Невозможно сосредоточиться. Только начнешь, только углубишься, а тут она со своей песней.

Петухов (Виолетте Ивановне). Виолетта Ивановна, мы же договорились: петь про себя.

Виолетта Ивановна. А я про себя и пою. (Поет, глядя на Петухова.): "Я на тебя смотрю, любимый, теперь уже со стороны..."

Петухов. Нет, это действительно дурдом. (Леночке, Арбузовым.) Я попрошу вас написать коллективную жа... Просьбу. Уволить Виолетту Ивановну по причине ее профнепригодности. (Виолетте Ивановне.) Да, я долго терпел. Ждал, что вы образумитесь. И счеты эти ваши терпел. Хотя тем самым вы отбиваете у фирмы клиентов. Какой серьезный клиент к нам пойдет, если увидит эти счеты. А песни в рабочее время! Мне уже некоторые заказчики намекали: мол, как не придешь, у вас вечный праздник. Некоторые даже не заходят в кабинет, думают, что мы тут гуляем, что у нас застолье.

Виолетта Ивановна (с подтекстом). А разве не гуляем?

Арбузов. Уже всякую совесть потеряли.

Виолетта Ивановна. Не знаю, как насчет всякой, а моя - при мне. (Выходит из кабинета.)

Петухов. Ну что будем делать?

Арбузов. Ясно что - уволить. Причина - налицо: в век компьютеризации счеты - анахронизм. Учиться отказывается.

Петухов. А вы не боитесь, что она нас всех заложит? Левый доход от аренды. Неуплата налогов...

Арбузов. Запросто.

Арбузова. Дорогие мужчины! Вы удивительно ненаблюдательны. Обратите внимание, про что поет Виолетта Ивановна. Ни про родину, ни про березки, как раньше, когда у нас был ансамбль. А только про любовь. У нее сексуальная неудовлетворенность на почве развода с мужем. Вот она и бесится.

Петухов. Ну это меняет дело. Тут, пожалуй, можно и пойти на частичные уступки. Все-таки у нас действительно не Запад, у нас свой, особенный путь. Так сказать, человек человеку - друг, товарищ и брат. (Леночке.) Елена Сергеевна... (Арбузову.) Нет, пожалуй, вы, Ипполит Тимофеевич. Позовите Виолетту Ивановну.

Арбузов уходит. Оставшиеся нервно ходят по кабинету.

Петухов. Ладно, пусть поет. Выражает свое либидо. Но в рамках приличий. Скажем, в обеденный перерыв.

Сцена пятая

Входят Арбузов и Виолетта Ивановна.

 

Петухов. Виолетта Ивановна... Мы тут посоветовались и решили пойти на некоторый компромисс. Так сказать, время требует толерантности, и мы должны найти в себе добрую волю ее проявить. (Сотрудникам.) Правильно я говорю, господа?

Леночка, Арбузовы. Правильно.

Петухов. Мы понимаем, что голос или есть или его нет. Если он есть, то он просится на волю. Это как собака, которую, хочешь не хочешь, а надо выгулять три раза в день. Не могли бы вы, дорогая Виолетта Ивановна, петь, к примеру, во время обеда или с утра, когда народу поменьше?

Виолетта Ивановна. Вы что же, меня за сумасшедшую держите?

Петухов. Ни в коем случае! Я даже готов предоставить для вашей исполнительской деятельности творческий день... (Виолетта Ивановна с вызовом смотрит на Петухова.) Два... Даже три!

Виолетта Ивановна. Понятно: вы меня хотите уволить моими же собственными руками.

Петухов. Да не уволить, а создать условия для вашего действительно уникального певческого дара. (Сотрудникам.) Правильно я говорю, коллеги?

Леночка, Арбузовы: Правильно!

Леночка. У вас же редкий голос. Редчайший!

Арбузов. Если бы в детстве у вас были условия, вы бы сейчас пели на сцене и радовали людей своим чистым, звонким голосом.

Петухов. Коллеги! Мне сейчас вот что в пришло в голову. Поскольку Виолетта Ивановна - уникальный человек... В смысле уникальности голоса... То я как руководитель не имею права зарывать талант в землю. Это ведь большой грех и лично на себя я его не возьму. Поэтому я готов оплатить из премиального фонда уроки пения нашей дорогой, нашей уважаемой Виолетте Ивановне.

Виолетта Ивановна (растроганно). Спасибо. Это так неожиданно.

Арбузова. А почему одной Виолетте Ивановне? Я, может, тоже хочу брать уроки. У меня, может, тоже в детстве не было условий.

Арбузов. Согласен! Зачем выделять кого-то? Всем, так всем.

Виолетта Ивановна (в сторону). Завистники.

Петухов (после паузы). Что ж, может, это и к лучшему. Это сейчас одобряется, и мы смело можем взять необходимую сумму из социального фонда. А что касается преподавателя... Мы специалиста из самой консерватории возьмем. Они там, бедолаги, гроши получают. За честь сочтут.

 

Действие второе

Кабинет Петухова. Сотрудники во главе с шефом полукругом сидят на стульях, положив ладони на колени. Специалист по вокалу Орест Станиславович Тихомиров за директорским столом.

 

Тихомиров. Итак, повторим прошлый урок и посмотрим, как вы выполнили домашнее задание. Ну-с, приступим! Ма-а-а-ма-а-а мы-ы-ы-ла-а-а ра-а-а-му-у-у...

Все. Ма-а-а... мы-ы-ы-ы... ра-а-а-а... у-у-у-у-у....

Тихомиров. Кавалеры, подтяните сопельки! А то совсем не слышу ваших голосов.

Петухов. Господин Тихомиров, мы не в детском саду. Какие еще "сопельки"?

Тихомиров. Это профессиональный жаргон, и означает он - вдохните поглубже. Дамы, вдохните цветок! Кавалеры, подтяните сопельки! (Показывает.) Му-у-у-у-у...

Все (повторяют за Тихомировом). Му-у-у-у-у...

Леночка поднимается.

Тихомиров. Что с вами?

Леночка. Воздуха не хватает. Я счас, кажется, в обморок упаду. (Накреняется, но Арбузова вовремя подхватывает ее, что-то шепчет на ухо. Леночка принимает прежнее положение.)

Виолетта Ивановна (Арбузову). Я же говорила: беременная она.

Тихомиров (Леночке). Это с непривычки. Неправильно дышите. Попробуйте дома надувать воздушные шарики. (Кивает Арбузову.) Прошу.

Арбузов (подходит к столу. Поет). "Степь да степь кругом, путь далек лежит. В той степи глухой замерзал ямщик..."

Тихомиров. Спасибо, Ипполит Тимофеевич. Вы меня порадовали. "Е", правда, узковато, но ничего, это поправимо. (Леночке.) Елена Сергеевна, на выход!

Арбузов отправляется на свое место. Выходит Леночка.

Леночка. Вы извините, но ту песню, которую вы рекомендовали, я не буду. Я лучше свою любимую спою. (Поет из репертуара модной певицы Роксаны.). "Красивый вечер, вино в бокале, Восток и сладости и киш-миш. А сплетням, слухам, косым старухам споем мы песенку - "кыш, кыш, кыш!"

Арбузовы и Петухов хлопают в ладоши, повторяя "кыш, кыш, кыш!" явно в сторону Виолетты Ивановны.

Виолетта Ивановна. Попса!

Тихомиров. Ну зачем же так, Виолетта Ивановна. У нас каждый имеет право петь то, что ему нравится. Но... только не на моих уроках. Если вы, Елена Сергеевна, хотите продвинуться в пении, вам необходимо выполнять мои задания.

Петухов. Елена Сергеевна, в самом деле - нехорошо. С нами занимается заслуженный деятель культуры. Преподаватель консерватории. А вы...

Леночка. Да, пожалуйста... (Поет.) "Я росла и расцветала до семнадцати годов, а с семнадцати годов крушит девушку любовь..."

Тихомиров. Ну кто же так поет про любовь?! Где радость, кокетство, озорство... Девушке-то всего семнадцать... Нужно слушать себя и разбирать, где и при каких обстоятельствах происходит то, о чем вы поете.

Виолетта Ивановна (с места). Можно я? (Не дожидаясь разрешения, поет.) "Я росла и расцветала до семнадцати годов, а с семнадцати годов крушит девушку любовь..."

Тихомиров (Леночке). Вот видите, можно и в зрелом возрасте спеть как в семнадцать. Учитесь!

Леночка. Ну уж у нее-то я учиться не буду. У нее свои песни, у меня - свои. (Поет куплет из песни Юлии Чичериной "Ту-лу-ла".) "Я стою на краю - на обрыве над рекой. Не могу пошевелить ни рукой, ни головой. Защемило сердце мне, в голове замкнуло. Мне осталось только петь то, что ветром в голову надуло: ту-лу-ла ту-лу-ла-ту-ту-ту-лу-ла, в голове моей замкнуло ла-а. Ту-лу-ла ту-лу-ла-ту-ту-ту-лу-ла, ветром в голову надуло ла-ла-ла-а..."

Тихомиров. У вас, Елена Сергеевна, к сожалению, детский пищик. Но вы не огорчайтесь, это распространенное сегодня явление. Будем работать, развивать вашу тюпочку.

Все в один голос. Тюпочку?!

Тихомиров. Да, да, тюпочку. То есть пищик. Гортань. (Леночке.) Можете садиться.

Леночка возвращается на место.

Арбузова. А у меня?

Тихомиров. Что у вас?

Арбузова. Ну... насчет тюпочки. Мой супруг считает, что у меня вообще нет голоса.

Тихомиров. Проходите, послушаем.

Арбузова (поет). "Не могу я тебе в день рождения дорогие подарки дарить, но зато в эти ночи весенние я могу о любви говорить..."

Тихомиров. С тюпочкой у вас нормально. А вот с интонацией... Конечно, можно и стертым голосом петь благородно. Но это если с душой... Душу вам нужно настраивать, Калерия Игоревна.

Арбузова. Может, что-то порекомендуете. Какие-то упражнения.

Тихомиров. Упражнения? Побольше слушать и делать хорошего. Кто у нас следующий?

Арбузова возвращается на место. Петухов выходит на "сцену".

Петухов (поет с подтекстом). "Да, выходит, пели мы задаром, понапрасну год за годом жгли. Если мы покончили со старым, значит, наши песни отошли..."

Тихомиров. Что-то я не припомню таких слов.

Виолетта Ивановна. Это он о нашем ансамбле. У нас раньше ансамбль был, а господин Петухов его ликвидировал.

Петухов. Эх, Виолетта Ивановна, любите вы грузить людей. Ну зачем господину Тихомирову знать, что у нас было и чего не было.

Виолетта Ивановна. Я правду говорю. Когда был ансамбль, все дружили, потому что песня строить и жить помогает. А теперь... Кто в лес, кто по дрова.

Тихомиров. Друзья, я что-то не пойму. Если вы хотите, чтобы у вас был ансамбль, то никакой господин Петухов вам не может в этом помешать.

Виолетта Ивановна. Еще как помешает! (Кивает на Петухова.) У него же в руках все - и помещение, и финансы, и власть.

Леночка. Да кому он нужен, этот ансамбль? Вам, Виолетта Ивановна, одной и нужен.

Виолетта Ивановна. Мне?! Он народу нужен! Забыли, как мы выступали на заводах, в детских садах, школах...

Петухов. За счет фирмы, дорогая Виолетта Ивановна. Исключительно за счет фирмы. Как и эти уроки. Поэтому позволю себе напомнить, что мы здесь собрались не для выяснения отношений. (Поет.) "Дорогой длинною, да ночкой лунною, да с песней той, что вдаль летит звеня, и с той старинною да с семиструнною, что по ночам..."

Тихомиров. Ну вот, все-таки дали петуха. Потому что не проработали как следует.

Петухов. Нельзя ли без оскорблений.

Тихомиров. Чем же это я вас оскорбил?

Петухов (многозначительно молчит).

Тихомиров. Ах, да! Вы же Петухов! Но я ничего такого не имел в виду. Я только хотел сказать, что без головного резонатора в пении делать нечего.

Петухов. То есть... у всех у них (Показывает на сотрудников.) есть резонатор, а у меня нет? А я, между прочим, глава фирмы, и мне этот самый резонатор по штату полагается. Если бы у меня не было резонатора, не было бы и этих уроков пения. Вы, господин преподаватель, чего-то здесь недопонимаете. Разницу не улавливаете.

Тихомиров. Нет, это вы не понимаете! И если я вас не устраиваю...

Арбузовы, Виолетта Ивановна. Вы нас устраиваете!

Петухов (сотрудникам). Тогда, может, его... (Кивает на Тихомирова.) на мое место?

Тихомиров. У меня свое место есть. А если будете нарушать дисциплину, попрошу покинуть помещение, не мешать коллективу.

Виолетта Ивановна. Правильно! Не нравится - уходите, без вас споемся.

Петухов. Да уж, в этом я не сомневаюсь. Так что не радуйтесь: я остаюсь. (Садится.)

Тихомиров. Тогда продолжим. (Петухову.) Кстати, головной резонатор можно развить. Если постараться. (Смотрит на часы.) Да-с, время - деньги.

Виолетта Ивановна (тянет руку). Меня не забыли?.. Я еще не пела.

Тихомиров. Милости просим.

Виолетта Ивановна (выходит, пританцовывая.) "Ах, Самара-городок, беспокойная я, беспокойная я, успокойте меня!.."

Тихомиров. Очень даже... Вполне... Только жала, жала побольше!

Виолетта Ивановна. Извините... А где его взять?

Тихомиров. Что - "взять"?

Виолетта Ивановна. Ну жало это.

Тихомиров. В таком натуральном голосе, как ваш, Виолетта Ивановна, жалом является сама гортань.

Виолетта Ивановна. Да я еще и не так могу! (Поет.) "...Выйду на улицу - солнца нема, парни молодые свели меня с ума. Выйду на улицу, гляну на село, - девки гуляют, и мне весело..." (Выбивает дробь.)

Тихомиров. Достаточно.

Виолетта Ивановна (смотрит кокетливо на Тихомирова). "Ой, цветет калина в поле у ручья..."

Тихомиров. Я же сказал: достаточно.

Виолетта Ивановна садится на место.

Тихомиров (Виолетте Ивановне). Обладая такой энергией и таким голосом, вы, безусловно, могли бы стать солисткой...

Виолетта Ивановна с видом победителя смотрит на сотрудников

Тихомиров. ...но только в спевшемся ансамбле. В здоровом коллективе. Поэтому переходим к психотренингу. Предлагаю начать с песни, которую вы все знаете и любите и наверняка пели в вашем ансамбле.

Виолетта Ивановна. Это наш гимн. (Запевает.) "Легко на сердце от песни веселой, она скучать не дает никогда. И любят песню деревни и села..."

Тихомиров (сотрудникам). Что же вы не поддерживаете?

Леночка. Советская старина.

Петухов. У нас теперь другой гимн. (Поет с подтекстом.) "В даль родную новыми путями нам отныне ехать суждено! Ехали на тройке с бубенцами, а теперь на мерсах и пежо..."

Виолетта Ивановна. И кому они нужны эти ваши пежо? На дачу один раз съездишь - и развалится. По нашим-то дорогам...

Тихомиров. Ну не знаю, господа, что вам и предложить. Вы, кажется, говорили, что ваш ансамбль выступал в детских садах. Может, из детского репертуара что-нибудь? Леночка (хлопает в ладоши). Из детского! Из детского. Про утят. Я тогда в старшую группу ходила, когда они с со своим ансамблем в нашем детсадике выступали. (Запевает.) "На веселых на утят быть похожими хотят, быть похожими хотят не зря, не зря. Даже бабушка и дед, сбросив восемьдесят лет, за утятами вослед кричат "кря-кря"...".

Все. "...на танцующих утят быть похожими хотят, быть похожими хотят не зря, не зря. Повторяйте все за мной, все фигуры до одной, все фигуры до одной, кря-кря-кря-кря..."

Тихомиров. Молодцы! Здорово получилось. (Смотрит на часы.) Увы, наше время истекло, меня ждут... (Заговорщецки.) в органах. Наши доблестные защитники тоже любят петь.

Виолетта Ивановна. А домашнее задание?

Тихомиров. Извините, чуть не забыл. Заслушался вашу песенку. Значит, задание такое: дважды в день - до работы и после - хором петь про утят. Уверен, что это лучшее средство от всех коллективных болезней. До встречи! (Уходит, напевая. "На веселых на утят быть похожими хотят, быть похожими хотят не зря, не зря...".)

Сотрудники, каждый взяв свой стул, тоже уходят, напевая: "... посмотрите, бегемот, неуклюжий бегемот, вот танцует, вот дает! кря-кря-кря-кря..."

Дмитрий Леопольдович, оставшись один в кабинете, разглядывает себя в зеркале, напевая: "...повторяйте все за мной, все фигуры до одной, все фигуры до одной, кря-кря-кря-кря..."

В это время дверь открывается и входит брателло.

 

Брателло. Весело вы здесь живете.

Петухов. Извините, я занят. Записаться на прием можно в соседнем кабинете.

Брателло. Ну зачем разводить бюрократию. (Кладет на стол папку.)

Петухов. Что это?

Брателло. Договор купли-продажи.

Петухов. Я ничего не продавал.

Брателло. Продавали, продавали. Моему братишке. А он соответственно - мне. (Кивает на папку.) Да вы посмотрите. Не стесняйтесь.

Петухов (листает бумаги в папке). Позвольте... Это моя фирма. Мы уже десять лет на рынке... У меня документы... (Кидается к сейфу, открывает. В растерянности застывает: сейф пуст.) Вы не имеете права... Я буду жаловаться...

Брателло. Жалуйся. Хочешь я даже номер наберу (Достает мобильник.) Тебе кого? Следователя? Прокурора? А может, самого? Эх ты, "кря-кря"... Предлагали же тебе по-хорошему... Не захотел. А долги надо платить. Завтра придут мои ребята, помогут тебе... убраться. Да и остальным - тоже. (Озирается.) Ну и бардак тут у вас... (Уходит, напевая.) "Владимирский централ, ветер северный..."

В кабинет заглядывает Леночка.

Леночка. У меня уже чай готов... (Осекается.) Что случилось?

Петухов. А то! Прокрякали мы свою фирму. Завтра придет новый хозяин. Так что собирай вещички. На выход...

Немая сцена. Издалека доносится песенка: "На веселых на утят быть похожими хотят, быть похожими хотят не зря, не зря..."

 

Затемнение.

Занавес

 

 

Защита диссертации

 

Действующие лица:

Профессор

Соискательница

 

Конец девяностых. Городская квартира хрущевского типа. Входят Профессор и Соискательница.

 

Профессор. Ну вот мы и приехали.

Соискательница (озираясь). Честно говоря, я думала, профессора побогаче живут.

Профессор. Ну разумеется. Дома у меня совсем другая обстановка.

Соискательница. Разве вы не здесь живете?

Профессор. Нет, здесь я только работаю. Это мой кабинет (Напевая, помогает соискательнице снять пальто, затем раздевается сам.) "По морям, по волнам, нынче здесь, завтра там..." Ну подпевайте, подпевайте! Чего вы такая скованная?

Соискательница. Как-то непривычно. Я еще никогда не была у профессоров.

Профессор. Привыкайте, голубушка, привыкайте. Вам ещё стольких профессоров придется обойти. Защита диссертации - дело непростое. В былые времена на это годы уходили, десятилетия... У иного, глядишь, уже внуки бегают, а он только кандидатскую защитил. Да вы садитесь, садитесь... Сюда, на диванчик. Не правда ли, он уютненький? Я его очень люблю.

Соискательница (исследует диван). Его нужно перетянуть. Здесь провал... И здесь... Для позвоночника плохо.

Профессор. Вы специалист по диванам?

Соискательница. Нет, по позвоночникам. У меня сколиоз с детства.

Профессор. Ну если каждый день...

Соискательница. Что - "каждый день"?

Профессор. Спать на этом диване каждый день. У меня получается в лучшем случае раз в неделю. Кстати, где-то были здесь мои тапочки. (Ищет.)

Соискательница тоже ищет.

Профессор. Люблю, понимаете, уют. Свои тапочки, свою скамеечку для ног...

Соискательница. Как моя бабушка.

Профессор. При чем здесь ваша бабушка? Ну вот же они!

Садится на скамеечку, переобувается.

Соискательница. Вы что, обиделись? Я же просто так, без намеков. Я вообще не умею с намеками. Мне даже мама говорит, что я пропаду со своей простотой.

Профессор. Ну это как сказать. Иная простота хуже воровства.

Соискательница. Если вы про меня, то можете быть уверены, я - честная девушка. Так уж меня воспитали в моей семье. И я сама написала диссертацию, а не скачала, как некоторые другие, из Интернета.

Профессор (гладит соискательницу по голове). Ну-ну, успокойтесь, это всего-навсего поговорка. Естественно, к вам никакого отношения. Сейчас попьем чайку и примемся за вашу диссертацию. (Идет на кухню, напевая.) "По морям, по волнам, нынче здесь, завтра там..."

Соискательница достает из сумки объемистую папку, крестит ее, прижимает к груди. Возвращается профессор. Садится рядом.

 

Профессор. Ну-с, давайте сюда ваш труд.

Соискательница. Вот...

Профессор (взвешивает на руке папку). Тяжеленькая.

Соискательница. Три года писала.

Профессор. Зачем же так долго? Нужно было раньше ко мне обратиться.

Соискательница. Я не была уверена.

Профессор. А теперь уверены?

Соискательница. Теперь - да.

Профессор. За это, пожалуй, надо выпить.

Соискательница. Что вы, что вы! Я не пью.

Профессор. Даже чаю?

Соискательница. Чаю можно.

Профессор. А я ничего другого и не имел в виду.

Уходит. Соискательница разглядывает комнату, видит на полу гантели, поднимает их.

Соискательница. Сейчас узнаем, в какой вы весовой категории, господин профессор...

Поднимает гантели и, стоя перед окном, делает гимнастические упражнения, напевая "профессорское": "По морям, по волнам, нынче здесь, завтра там..."

Возвращается профессор. В руках у него поднос с заварочным чайником и чашками. Застывает на пороге комнаты.

 

Профессор. Какая прекрасная фигура! А еще говорит: сколиоз.

Соискательница (оборачивается). Ой! Извините! Три года за диссертацией... Всё застоялось... А тут гантели... И такие легкие... Ну совсем детские.

Профессор. Да, мне их купили, когда я был еще ребенком.

Соискательница. Так вы... с детства в этом кабинете?

Профессор (ставит поднос на столик, отбирает гантели у соискательницы). Это просто память. Память детства. (Кладет гантели в угол. Показывает на столик.). Прошу-с... Как говорится, чем богаты...

Соискательница. Мне как-то неудобно.

Профессор. Что - "неудобно"?

Соискательница. Вы, профессор, ухаживаете за мной, аспиранткой. Должно быть наоборот.

Профессор. Ну уж нет! Именно профессора и должны ухаживать за молоденькими и хорошенькими девушками. Это их, профессоров, главная забота. Передавать, так сказать, накопленный опыт. (Приобнимая соискательницу, усаживает её на диванчик.)

Соискательница. Я в своей вступительной статье...

Профессор. Не гоните, голуба, лошадей. Всему своё время. И статью обсудим, и диссертацию почитаем.

Соискательница. Нет, я только хотела сказать, что я там про ваш опыт...

Профессор. Какой ещё опыт?

Соискательница. Нет-нет! Я в самом положительном ключе.

Профессор. Кстати, где ключ? Вы не помните, куда я ключ от квартиры положил?

Соискательница. Вы имеете в виду - от кабинета?

Профессор. От кабинета, от кабинета...

Ищут ключ.

Профессор. Куда же я его положил? (Вспоминает.) Значит, мы вошли, разделись...

Соискательница. Нет, сначала вы раздели меня.

Профессор. Я - вас?!

Соискательница. Ну да. Потом разделись сами. И мы прошли к этому диванчику. Вы положили свой портфель и...

Профессор. Черт! Вспомнил! Ну конечно же, в портфеле... (Роется в портфеле, достает ключ.)

Профессор. Уф-ф, даже потом прошибло. Терпеть не могу терять ключи. Тем более, чужие.

Соискательница. Чужие?! Разве это не ваш кабинет?

Профессор. Какая вы дотошная... Настоящая исследовательница... Разумеется, мой, и ключи мои. Но в то же время и чужие, то есть казенные. Этот кабинет в отличие от квартиры - не моя собственность, его мне предоставил университет. Понятно?

Соискательница. Понятно.

Профессор (приобнимает соискательницу). Ну не будьте такой букой. Расслабьтесь. Кстати, вместе с ключом я нашел и бутылочку отличного винца. (Достает из портфеля вино.) Киндзмараули называется. Слышали?

Соискательница. Нет, не слышала.

Профессор. И не какая-нибудь подделка, а настоящее грузинское.

Соискательница. Я же говорила: я не пью.

Профессор. Все мы не пьем. Но когда хочется... Когда в груди горит огонь желанья... (Заглядывает в портфель.) Ну-с, что ещё у нас, ребята, в рюкзаках? Ага, сыр... шоколад... колбаска... Виноградик... Даже лимон! Чудненько! (Достает припасы. Соискательнице.) Ну что вы застыли? Помогайте же! Будьте хозяйкой.

Соискательница. Я... не понимаю. К чему этот банкет? Я ведь ещё не защитилась.

Профессор. Защититесь! Куда вы денетесь. Не вы первая, не вы последняя. Ну смелее, смелее!

Соискательница раскладывает на столе угощение. Профессор открывает вино, разливает по чашкам.

 

Профессор (поднимает чашку; соискательнице). За вас! За ваш титанический труд! Только подумать - три года... Три выброшенных года из молодой, цветущей жизни. Нет, я бы не выдержал... (Пьет. Соискательнице.) Вы что же сачкуете, коллега? Я, значит, должен читать вашу диссертацию, а вы меня уважить не хотите. Обижаете, голуба. Я ведь не алкоголик какой-нибудь, чтобы пить в одиночку.

Соискательница. Ну что вы... Я ничего такого не имела в виду. (Пьет.)

Профессор. До дна, до дна... Мо-ло-дец! Ставлю пятерку. Чую - быть вам на нашей кафедре доцентом.

Соискательница. Извините... А когда?.. Когда вы сможете прочитать диссертацию?

Профессор. Ну это будет зависеть не только от меня.

Соискательница. От кого же?

Профессор (придвигается ближе). От вас, конечно же, от вас, голуба.

Соискательница (отодвигается). Но я, кажется, всё сделала.

Профессор. Почти... всё. Остался маленький, вот такусенький нюансик.

Соискательница. Пожалуйста, поточнее. Я вообще не понимаю намеков.

Профессор. Я заметил. Но в этом ваша и прелесть. Вы как необработанный бриллиант.

Соискательница. А разве бывают... необработанные бриллианты? Тогда их, кажется, называют алмазами.

Профессор. Ах вы алмазная моя... Я с ума схожу... (Пытается погладить колено соискательницы. Соискательница отводит руку профессора.) Вам какая позиция больше нравится? Ну говорите, говорите, не стесняйтесь.

Соискательница. Что еще за "позиция"?

Профессор. Как?! Вы даже этого не знаете?

Соискательница. Может, и знаю. Вы, пожалуйста, поподробнее.

Профессор. Вы, наверное, родом из глухой, таежной деревни.

Соискательница. А вот и не угадали! Я - горожанка в четвертом поколении.

Профессор. Пардон, это меняет дело. Я - тоже в четвертом. За это нужно выпить! (Выпивает. Соискательнице.) Не понял! Это же сухое, очень полезно для здоровья.

Соискательница. Я из чашек не привыкла.

Профессор. О-о! Какие мы нежные. Ну ладно, поищем... (Достает из буфета фужеры, хочет налить.)

Соискательница. Они же пыльные! Сразу видно, что из них давно не пили. Пойду помою. Заодно и виноград с лимоном. А вы... Вы пока полистайте диссертацию. Ну хотя бы самое начало. (Уходит.)

Профессор (смотрит на часы). Эдак мы и за два часа не управимся.

 

Наливает вина, пьет. Включает магнитофон. Затем берет папку, хочет открыть тесемки, но узелок не поддается. В это время звонит мобильник.

 

Профессор (по мобильнику). Игорек, я понимаю, что у тебя работа. Но и ты меня пойми. Только что разложился, только что дело пошло на лад...

В дверях появляется соискательница, но профессор её не замечает.

Профессор. ... и вдруг - собирайтесь, девушка, на выход. У моего друга Игорька здесь встреча с агентом два ноля . Она и так уже принюхивается. То ей диван не тот, то пыль на посуде... С трудом убедил ее, что это мой кабинет. (Соискательница скрывается за дверью.) И знаешь, что помогло? Домашние тапочки. Все же деталь - великая вещь. Ну лады. Еще часик. Не больше. (Снова берет папку соискательницы. Возится с тесемками). Черт! Совсем забыл! (Достает из кармана носовой платок, рассматривает завязанный на нем узелок.) Вот и завязывай узелки на память... (Звонит по мобильнику.) Алло, зайчонок... Ну прости! Непредвиденные обстоятельства. Да навязали мне тут соискателя. Бездарь невероятный... Просто замучился... Да, да... Я постараюсь. До скорого, заинька.

 

Соискательница, напевая, выходит из укрытия. Ставит на стол фужеры, кладет виноград, лимон.

 

Профессор. Что-то вы долгонько? Я успел наскучаться. Прòшу, пани! (Показывает на диван, рядом с собой.)

Соискательница садится поодаль, на стул.

Профессор. Вы что же, не хотите поддержать меня?

Соискательница. В каком смысле?

Профессор (встает с дивана; подходит к соискательнице). В том самом: ты - мне, я - тебе.

Соискательница (встает). То есть... вы предлагаете, чтобы я дала вам взятку?

Профессор. Ну нельзя же все понимать так вульгарно. Если мы будем называть вещи своими именами, то, боюсь, жизнь на земле очень быстро прекратится. Соискательница. А я всегда верю тому, что говорят.

Профессор. Ну и дура, прости Господи!

Соискательница. Почему вы меня обзываете? Вы ведь даже не взглянули на мою диссертацию.

Профессор. А как я на нее взгляну? Я даже открыть её не могу. (В сторону.) Идиотка.

Соискательница. Что вы сказали?

Профессор. Ничего.

Соискательница. Нет, вы сказали. Потрудитесь повторить.

Профессор. Какая вы, однако, настойчивая. Повторяю: вам почудилось. Развяжите папку!

Соискательница. Сейчас... (Пытается развязать тесемки, сначала руками, а потом зубами.) Всё. Развязала!

Профессор (разливает вино, подает соискательнице бокал). Давайте допьем - и сразу за диссертацию.

Соискательница. Зачем так много пить? Нет, если вы не можете один, я, конечно, составлю компанию...

Выпивают.

Профессор. Виноградиком закусите. Очень вкусный. Дамские пальчики. (Ест.)

Соискательница (берет гроздь винограда). А вот мой муж не пьет. Даже ни граммулечки. Сколько его ни уговаривай - ни за что не уступит.

Профессор. Муж?! Но вы же говорили, что вы - девушка да к тому же - честная.

Соискательница. А разве при муже нельзя быть честной?

Профессор. Можно. Но только не девушкой.

Соискательница. Это имеет какое-нибудь отношение к моей диссертации?

Профессор. К диссертации всё имеет отношение, а семейное положение особенно. Одинокая барышня может полностью посвятить себя диссертации, а замужняя дама - избранные часы. Впрочем, это касается и мужеска пола.

Соискательница. Потому мой муж и не пошел в аспирантуру: говорит, два ученых в одной семье - это уж слишком.

Профессор. Ваш муж совершенно прав. Только прошу вас... Не надо сегодня про мужей. Давайте забудем про них. Ну хотя бы на час... На полчаса.

Соискательница. Я не могу забыть своего мужа даже на секунду. Вот пью с вами, а сама так и вижу его голубые, чистые глаза, слышу, как голосом доброго наставника он говорит мне: "Не пей, моя дорогая, моя ненаглядная. Будешь пить - козленочком станешь".

Профессор (врубает на полную громкость музыку; кричит). А теперь слышите... своего наставника?

Соискательница. Нет, не слышу. Я и вас-то с трудом слышу.

Профессор делает звук тише, подходит к соискательнице.

Профессор. Прошу!

Соискательница. Я не танцую.

Профессор. Как - вообще? Даже с мужем?

Соискательница. С мужем тем более. Он не какой-нибудь... этот... шаркун. Он - серьезный человек.

Профессор. Потрясающе! Такая молодая, такая очаровательная особа - и не танцует!

Соискательница. А когда мне было танцевать? В школе - золотая медаль, в институте - красный диплом, после института - замуж, теперь вот диссертация... Которую, кстати, вы ещё не посмотрели.

Профессор. Один танец - и я к вашим услугам.

Танцуют.

Профессор. Вы очень... очень способны к танцам.

Соискательница. Что-то голова закружилась.

Профессор. Вот и чудненько. Присядем ни диванчик (Усаживает соискательницу.)

Соискательница (отодвигается). Очень тесно... Просто нечем дышать.

Профессор. Иначе не получится. Один диван, одна диссертация. Вы - мне листочек, я - вам...

Соискательница. Мне кажется, у меня температура. Где у вас тут градусник? (Пытается встать.)

Профессор (удерживает соискательницу). Прошу вас... (Пытается поцеловать.)

Соискательница. Я же сказала, что у меня муж.

Профессор. При чем здесь муж?

Соискательница. При том! Я обещала ему в день свадьбы, что если...

Профессор. Ну-ну, говорите. Что - "если..."

Соискательница. Если что... То первый узнает он.

Профессор. Потрясающе! Вы действительно динозавр! Точнее, динозавриха. Да кто же в наше время говорит об этом мужу?

Соискательница. Ну я же обещала! А я привыкла выполнять свои обещания.

Профессор. Ах, да! Вы же у нас девочка-отличница! Ну признавайтесь! Чего вы там ещё кому наобещали? Давайте, валите... Чтобы уж всё сразу.

Соискательница. Лучше умереть стоя, чем дать поцелуй без любви.

Профессор. Это кто же вам такое внушил?

Соискательница. Моя прабабушка.

Профессор. Она... жива?

Соискательница. Конечно, она ведь еще молодая.

Профессор. Молодая?! Разве прабабушки бывают молодые?

Соискательница. Вы как с луны свалились. Да мы ее замуж недавно выдали. Жених на двадцать лет моложе, ну вот, как вы, примерно. Влюбился с первого взгляда. Кстати, тоже на танцах, в санатории. Как вышла в своем кринолине, на своих шпильках, так пол зала - замертво.

Профессор. В вашей семье... все долгожители?

Соискательница. Нет, только по женской линии.

Профессор. Так я и думал.

Соискательница. Что вы думали?

Профессор. Что вы, наверное, в свою прабабушку. Предлагаю выпить на брудершафт за здоровье этой прекрасной и совершенно уникальной женщины. Поверьте, таких уже почти не осталось в природе. Это я вам как профессор говорю (Разливает вино. Протягивает бокал соискательнице.)

Соискательница (берет бокал, демонстративно ставит на столик). Я не могу целоваться с посторонним мужчиной.

Профессор. Помилуйте, какой же я посторонний! Я на вашу диссертацию свой отклик должен дать. А я даже её еще не смотрел.

Соискательница. Так смотрите же! (Протягивает папку.)

Профессор делает вид, что открывает папку, но вдруг валит соискательницу на диван.

Соискательница. Что вы делаете? Отпустите! Немедленно отпустите!

Профессор. А-а! Вы поцарапали мне щеку... (Отпускает соискательницу.)

Соискательница. Это прабабушкина булавка. Оберег... Вы на неё нажали, и она открылась. (Поправляет одежду.)

Профессор (подходит к зеркалу, смотрится). Да, ваша диссертация мне будет дорого стоить.

Соискательница. Я готова.

Профессор. Давно бы так! А то всё - не могу да не умею. Вон сколько времени понапрасну потеряли. (Снова пытается поцеловать соискательницу.)

Соискательница (вырывается). Я, кажется, Вам нравлюсь?

Профессор. Еще как!

Соискательница. Тогда... Тогда давайте позвоним моему мужу.

Профессор. Опять двадцать пять!

Соискательница. Нет, вы не поняли! Мы позвоним ему и скажем, что вы просите моей руки. Так, по крайней мере, будет честно.

Профессор. Я?! Вашей руки?! У вашего мужа?!

Соискательница. Правда, я не знаю, согласится ли мой муж отдать меня за вас заочно. Он такой принципиальный... Если, говорит, я и выдам тебя замуж, то только за хорошего, порядочного человека.

Профессор. Это вы, конечно, неплохо придумали. Только я тоже в некотором смысле женат.

Соискательница. Придется развестись.

Профессор. Что?!

Соискательница. Как говорит моя прабабушка: любишь кататься, люби и саночки возить. Её жених... Ну тот, с которым она в санатории познакомилась... Тоже хотел с ней гражданским браком. А она - ни в какую. Только через загс. Да еще и в церкви повенчались. Это чтоб уж до конца...

Профессор. До какого... конца?

Соискательница. До самого.

Профессор. Так он жив еще?

Соискательница. Кто?

Профессор. Жених?

Соискательница. Вы хотите сказать - муж?

Профессор. Ну да, муж.

Соискательница. Пока жив.

Профессор. Почему - "пока"?!

Соискательница. Потому что сегодня жив, а завтра...

Профессор. Что - "завтра"?

Соискательница. Ну откуда я знаю, что с ним случится завтра. Тем более, он такой болезненный. Даже на лыжной прогулке прабабушку сопровождать не может.

Профессор. Лыжная?!! Да-с... Хотел бы я взглянуть на вашу прабабушку.

Соискательница. Сомневаюсь, что она согласится вас принять.

Профессор. Это почему же?

Соискательница. Мужчины с лысиной не в ее вкусе.

Профессор. Что?! Наглая девчонка! Да вы хоть понимаете, с кем говорите...

Соискательница. Еще как понимаю! Да ведь и муж не отдаст меня первому встречному. Он мне так и говорит: если и отдам тебя за кого, то только за человека с положением. Чтоб, значит, обеспечил мне хорошее содержание.

Профессор. Ну знаете... Это уж слишком. (Встает.) Прошу! (Показывает соискательнице на дверь.)

Соискательница. А как же моя диссертация?

Профессор. К черту диссертацию!

Соискательница. Вы что же, обманули меня? (Рыдает.) Моя диссертация... Я никогда не стану кандидатом... Я никогда не стану доцентом... А-а-а... (Достает мобильник, звонит.) Алё! Шурик! Это я. Почему плачу? Потому что меня обидели. Нет, ты его не знаешь. Это профессор. Он не хочет жениться. И разводиться не хочет. Он хочет поматросить и бросить. Ну как тот, что с твоей сестрой. Адрес? Диктую... Улица Комсомольская... Дом... (Профессору.) Какой номер дома?

Профессор. Не надо Шурика. Я напишу. (Садится, открывает папку.)

Соискательница. Шурик, профессор, кажется, передумал. Если что - перезвоню. Чао!

Профессор (достает из папки листок). Что это?

Соискательница. Отзыв.

Профессор. Чей отзыв?

Соискательница. Ваш.

Профессор. Мой?! Да ведь я в глаза не видел вашу диссертацию.

Соискательница. А я заранее. Чтоб время не терять.

Профессор. Шантажистка! Авантюристка! Бандитка! (Подписывает листок, швыряет соискательнице.) Прочь! И чтоб не попадались мне больше на глаза!

Соискательница. Хорошо... Хорошо... Вы только не волнуйтесь. В вашем возрасте вредно волноваться. (Берет папку, пятится в прихожую.) И, пожалуйста, привет Игорьку и зайчику. Они мне очень... очень помогли защититься. (Уходит, напевая: "По морям, по волнам, нынче здесь, завтра там...")

Профессор достает мобильник, набирает номер.

Профессор. Зайка, я выезжаю. Что?! Ты не дома? У какой портнихи? Ты же не собиралась. Ах, срочная примерка! На ночь глядя... Смотри, а то как бы я не выдал тебя замуж. Да шучу, шучу. Буду ждать, когда закончится твоя... примерка. Целую, солнышко!

Звонит мобильник.

Профессор (по мобильнику). Все о, кей. Защита была потрясающая. Только я от этого ничегошеньки не поимел... Как говорится, и на старуху бывает проруха. Кстати, она тебе привет передавала и даже благодарила... Да не старуха - аспирантка! За что? За кабинет, наверно. Ну чего ты завелся - не говорил я ей ничего. Просто у нее нюх почище чем у моего терьера. Таких только к вам в органы... Познакомить? Ну уж нет, сам знакомься. Но боюсь, что она и тебя со всеми твоими штучками-дрючками обведет вокруг пальца. Ладно. Ключ положу там же. Нет, думаю, больше не понадобится. И тебе того же... (отключает мобильник). Чао, бамбино! (Включает громко музыку. Танцует страстно, самозабвенно, как последний танец уходящей молодости)

Занавес

 

 

 


Проголосуйте
за это произведение

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
304811  2013-03-10 19:54:20
Вадим Чазов
- Дорогие друзья, простите за беспокойство.
Опять о том же: спасибо автору, большое спасибо.
Наш автор понимает все приключения нашего "Дискуссионного клуба" и очень тонко и прекрасным языком умеет рассказать о них, о наших новых знакомых, об их манере говорить, одеваться, относиться к жизни и к женщинам.
С поклоном, читатель Вадим из Краснокамска.

304813  2013-03-10 20:03:09
АП /avtori/popova.html
- Дорогие друзья, разрешите порекомендовать- вот мастер Вадим Викторович.
Беспокойства ещё не было, а "простите за беспокойство" уже есть.

304814  2013-03-10 20:39:36
Л.Лилиомфи
- Хочу, значит, - в Дойчланд.

Убедительно, живо и органично написано. И формат "маленькой драмы" очень даже напоминает подобный формат классика. Помните? - маленькие ... Читается легко. Но вот найдётся ли постановщик?

Ну, и хочется привести здесь характерный фрагмент:

--

- Потому что хочу в Дойчланд. Начать новую жизнь.

- Учительница. При чем здесь я?

- Брателло. При том, что твоя пра-прабабка родом из Германии. И её фамилия - Розенбаум - мне очень нравится. В переводе, кажется, - розовое дерево?

- Учительница. Как интересно! А мы с мамой считаем себя русскими.

- Брателло. Были русскими, станете немками. Нужно восстанавливать родословную. Это теперь модно. А сегодня у нас большое событие. Бракосочетание. Фиктивное, конечно... и т.д.

--

306107  2013-05-07 13:54:22
Счастливчик Л. Б.
- Читать не смог, мерзко стало.

310046  2013-12-26 19:12:38
Лилия
- Очень понравилось. Спасибо!

Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100