TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение


Русский переплет

Рассказы
25.VII.2006

Гюнель Адигезалова

 

ЖУРНАЛИСТ

 

Я преподаю на факультете журналистики уже много лет. Читая лекции студентам, я всегда пытаюсь разжечь интерес к их будущей профессии. Мне вверено огромное счастье, стать проводником в мир профессионализма и преданности своему делу. Я стараюсь научить, посоветовать, показать, уберечь от ошибок, совершенных мною когда-то.

 

- Тема сегодняшней лекции "Одержимость"!

Из аудитории доносятся недоумевающие возгласы.

- Да, дорогие мои, вы не ослышались. Поговорим о тонкой грани, которая отделяет профессионализм и увлеченность своим делом от одержимости своей профессией. Наверняка эта лекция была бы полезна и представителям других профессий, но я могу привести пример только из собственной практики.

 

      Раньше этой лекции не существовала в моей программе, до тех пор, пока не произошел случай, заставивший меня задуматься над тем, где же грань привязанности к любимому делу. Где человек должен сказать стоп, каковы пределы профессиональной этики и как далеко можно зайти, пытаясь достигнуть карьерных высот. Когда работа превращается в наркотик, который может сгубить и себя самого и окружающих. Нет, поверьте мне, я не стану ставить вам какие-то границы дозволенного. После этой лекции, вы сами установите их для себя.

 

Среди педагогов университета, в котором я преподавал, много лет назад шел давнишний спор о том, можно ли из среднего студента, не обладающего никакими выдающимися качествами от природы, сделать профессионала, по-настоящему выдающегося журналиста. Возможно ли разжечь интерес, и тягу к профессии если ее не было с самого начала. В основном в этом споре все сходились на том, что можно как-то подтянуть студента, заинтересовать и слегка повысить его уровень, но кардинальных изменений педагог добиться не может. Я был ярым противником этого распространенного мнения, и на своих лекциях делал все, чтобы растормошить студентов, дать им не только знания, но и зажечь в них какой-то огонек, привить любовь к своей профессии. Но, к сожалению, я все время убеждался в том, что мои коллеги правы и, видимо, хороший журналист это дар от природы. Но я не сдавался.

 

У меня был студент, на первых курсах учебы он не проявлял себя каким-то особо одаренным либо заинтересованным. Он учился как все, жил как все, и ни чем не выделялся из общей массы. Он стал встречаться с девушкой, дело шло к свадьбе, и его будущее можно было бы расписать по годам. Через пару лет он бы стал подрабатывать в какой-нибудь местной газете, затем устроился бы журналистом, к тому времени обзавелся бы ребенком и маленькой квартиркой, получал бы стабильное жалованье и устраивал ужины для друзей и родственников по выходным. Может, через лет семь, его бы сделали редактором, и он бы был вполне счастлив, и считался бы успешным во всех отношениях человеком. Я уже видел эту проторенную дорогу, по которой шли многие мои студенты, и он не стал бы исключением, если бы однажды наш университет не посетили редакторы городской газеты.

 

Было предложено устроить конкурс на лучшую статью, с дальнейшим размещением ее в городской газете в качестве приза. Я не знаю, что меня толкнуло включить его в список участников, видимо, у меня уже тогда созрел в голове план, своего рода эксперимент. Наряду с ним в конкурсе участвовали ребята, которые уже успели заявить о себе в профессиональном плане. Они являлись достаточно сильными соперниками, в отличие от него уже периодически печатались в местной газете, и имели достаточно амбициозные планы относительно своей карьеры. Никто не воспринимал студента, которого я включил в список, как серьезного противника, никто не ожидал, что он выдаст на самом деле что-то на уровне, впрочем, как и он сам.

 

За несколько дней до того как должны были быть объявлены результаты, я организовал встречу с одним из организаторов конкурса, которого знал уже давно.

 

- Ты с ума сошел! О чем ты меня просишь? . Возмущенно размахивал руками сидящий напротив меня тучный мужчина, - Зачем тебе это? Он что, твой родственник? Сын? Тем более что его статья очень посредственна и не дотягивает...

- Мне это надо, пойми! . Возражал я, - Эти ребята, они пробьются и без твоего конкурса, а такому как он, нужен шанс, толчок! Твой конкурс был организован для таких как он, которые не смогут никогда пробиться сами, которым не хватает какой-то детальки, чтобы запустить весь механизм... Я верю, что каждый человек может добиться высот, надо просто дать один шанс! Показать что он не хронический номер два! Пойми, ты в полной мере оправдаешь задачу своего конкурса!

- А если ты не прав? А если он так и останется посредственным писакой на всю жизнь?

- Тогда я буду стараться найти другие пути, чтобы влюблять в свою профессию... - с грустью ответил я, абсолютно не будучи уверенным в успехе своей затеи.

- А почему ты не стал журналистом, раз так влюблен в это?

- Я мечтал бы, но Бог не дал... Лучше быть хорошим педагогом, чем посредственным журналистом. Я теоретик, не практик. . Мои глаза наполнились грустью, когда я вспомнил о своей заветной мечте. Но возможно теперь я смогу воплотить ее в ком-то еще. Возможно я увидел в этом студенте себя, и хотел дать ему шанс, тот самый, который не получил когда-то сам.

 

Простой паренек в джинсах и футболке, он смотрел на жюри, ничего не ожидая. Таким я видел его в последний раз. Неожиданно для всех один из членов жюри объявил его имя, его провозгласили победителем конкурса. Наверное, это был один из тех моментов, которые меняют всю жизнь. В какой-то миг его взгляд изменился и засиял как-то по особенному... Он впервые вкусил успех, и это ему явно понравилось. Друзья подходили и поздравляли его, невеста обнимала, педагоги желали что-то, но на его лице не было ни радости, ни улыбок, лишь глаза сияли как-то по-новому, как будто ему подарили возможность видеть, как будто его пробудили ото сна. Я наслаждался этим зрелищем и затаился в ожидании последующих последствий моего маленького эксперимента.

 

Прошло какое-то время и разницу не только в его взгляде, но и в поведении стали замечать многие. Педагоги радовались его повышенному интересу к учебе, а друзья и невеста почувствовали охлаждение, исходившее от него.

 

Через какое-то время статью напечатали, и он, не без моей помощи, получил несколько положительных отзывов из редакции городской газеты. Он менялся на глазах, из простого паренька он превращался в уверенного в себе человека, у которого появилась цель, в его взгляде читалась четкость и стремление к победе. Он постоянно работал, сидел часами за компьютером, писал и писал целыми днями. Так появились еще несколько статей. Все они пошли на ура, уже без моего вмешательства, и вскоре его пригласили на работу.

     

      Я поражался разительной перемене и в какой-то момент даже стал опасаться за него. Он просиживал за компьютером все свободное от занятий время. Даже ночью в его комнате горел свет.

 

- Может ты сходишь с друзьями куда-то, развеешься... Я понимаю, что работа требует ответственности, но это всего лишь работа, надо оставлять время...

- Зачем? . перебил он меня быстрым уверенным тоном.

- Как зачем? Жизнь не строится на статьях, - рассмеявшись, сказал я, - друзья, невеста, это все и есть твоя жизнь.

- Нет, нет, нет! Вы не понимаете меня. Это другое... Это другой мир. Это совершенно другие ощущения... Да, друзья, да невеста... но они не способны дать мне того, что мне дает это...

- Что это? Твоя работа?

- Нет, признание... Когда ты понимаешь, что способен на что-то... Когда плод, порожденный тобой, оценивают, принимают, восхищаются. Когда ты чувствуешь, что это не предел, ты можешь сделать больше...

- Но послушай, практически все твои статьи имели успех, дай себе передышку...

- Не могу... Я способен на большее, с каждым днем, написав новую статью, я вижу несовершенство старой, и пишу еще и еще... Я хочу достичь идеала! Хочу стать лучшим...

 

Мне трудно описать этот взгляд, мне трудно описать тот огонь, который горел в его глазах, когда он говорил мне все это... Он был похож на безумца, но его статьи были профессиональнее с каждым разом и получали все большую популярность. От прежнего студента середнячка не осталось и следа. Я наслаждался его работами как мастер своими твореньями и даже испытывал гордость, осознавая, что это отчасти и моя заслуга!

 

С отличием окончив университет, он продолжал работать. Писал о проблемах города, разоблачал чиновников, поднимал давно забытые темы, подавая их в новом интересном для всех свете. Я периодически встречался с ним, разговаривал, мне было интересно наблюдать за его судьбой, в которой я отчасти сыграл какую-то роль.

Проходило время, и я стал замечать, что он сник. Я не видел огонька в его глазах, он ходил мрачный, весь в мыслях. Я попытался завести беседу.

 

- Ты чем-то расстроен?

- Мне нужна свежая струя, понимаете? . выпалил он сразу, как будто ожидал моего вопроса.

- В чем? В ваших отношениях с невестой разлад?

- С ней я давно расстался. - Не придавая значения произнесенной фразе, он продолжил, - Мои статьи. Мне нужна свежая струя... Этого мало, понимаете?

Не дождавшись ответа, он развернулся и пошел прочь, даже не попрощавшись.

 

Спустя несколько недель, я проходил мимо его дома и решил его проведать. Постучавшись, я услышал лай за дверью. Мне показалось это странным, ведь он никогда не держал животных, но про себя порадовался, что, может, хоть собака отвлечет его от грустных мыслей и снова вернет в нормальную жизнь. Когда он открыл мне дверь, я снова увидел радостное лицо, какое видел всегда до этого.

 

- Как я рад вас видеть! Заходите, . деловито сказал он. Собака подбежала ко мне, и радостно уткнулась мордой в руку, виляя хвостом.

- А это кто? . спросил я, указывая на суетливо бегающую вокруг собаку.

- Это . свежая струя! Я нашел ее! . Голос звенел от счастья.

- Так ты завел собаку, поздравляю! Знаешь, я рад, что ты отвлекся от своей работы, статей... - я тараторил радостным тоном, пока он в недоумении не перебил меня.

- О чем это вы? Отойти от работы? Никогда! Это - есть моя свежая струя в работе! - показав пальцем на собаку, сказал он мне с гордостью. . Я никогда бы и не подумал заводить собаку, у меня аллергия на шерсть, но приходится терпеть!

- Как собака может быть связана с работой? 

- Понимаете... Я исчерпал себя сидя за компьютером! Мне нужна жизнь! Реальность! Этого не хватает в моих статьях! Мне нужно проживать то, о чем я пишу! Сейчас я пишу статью о собачьих питомниках. Я хочу пройти весь путь, хочу побывать во всех ролях! Это будет сенсационная статья. Посмотрите! . и он дал мне листы с набросками, - они теперь совершенно другие! Они ярче, в них есть такие нюансы, о которых многие и мечтать не могли... Я не мог... не мог добиться такого же результата не пройдя через это... Я должен прочувствовать, уловить каждую мелкую деталь, прожить каждую минуту. . Он с упоением рассказывал обо всем, пока я читал набросок статьи.

- Тут заканчивается на части, в которой должно идти описание того, как животное усыпляют. Ты видел и это?

- Нет, это еще впереди. Надо будет и через это пройти. - Сказал он торопливо, и, встав с кресла, прошел на кухню, прихватив чашку. Собака радостно побежала за ним. Я продолжал сидеть в кресле, пытаясь собраться с мыслями, чтобы задать следующий вопрос.

- Ты... Ты отдашь потом собаку, да?

- Нет, не отдам! Я думал, вы поймете меня, . резко и раздраженно возразил он.

- Это просто вопрос... Мне интересно, что ты будешь делать с этим животным.

- Часть статьи про усыпление не дописана! . Он сел, потом снова встал и заходил по комнате кругами. Я уставился на пса, который смотрел на нас, будто пытаясь понять, о чем идет речь. Наконец оправившись от только что услышанного, я заставил себя посмотреть ему в глаза и задать еще один вопрос, ответ на который, я уже знал, но в душе надеялся, что ошибаюсь.

- Ты... Ты хочешь сказать, что отведешь этого пса на усыпление?

- Да, . тут же ответил он в своей деловой манере, смотря на гору книг в углу комнаты. . И я не жду понимания! - добавил он холодно, посмотрев мне прямо в глаза.

- Этот пес больной?

- Нет.

- Здорового пса не станут усыплять, - его просто определят обратно в клетку, и будут содержать там, пока...

   Он прервал меня, продолжая смотреть прямо в глаза:

- Усыпят. . Я растерянно смотрел на него. - И здорового усыпят. Надо просто заплатить. Я уже обо всем договорился. Я знаю, вы меня осуждаете, но я не могу иначе... Я хочу пройти все стадии, я уже вырос из всех этих описательных статеек! Кому нужны пустые слова аккуратно сложенные в красивый столбик на бумаге? Кому нужны пустые фразы? Людям нужна реальность, они устали от лжи... Я хочу дать им это! Потому что только тогда я смогу получить взамен то, что нужно мне! Отдачу от своего творения, восхищение, признание... Хочу видеть свое детище, хочу видеть результат. Это как доза для наркомана... Вам не понять... Возможно я болен, возможно! Но я никогда не испытывал большей радости в жизни. Ни друзья, ни женщины, ни другие радости не приносили мне такого прилива сил и энергии, такой полноценной гаммы чувств и эмоций, как когда ты видишь признание своего творчества. И я готов на все, чтобы продолжать это чувствовать, продолжать быть первым и делать самую лучшую работу.

 

В тот день я увидел одержимого человека, который был готов на все, и если завтра ему пришлось бы убить эту собаку собственными руками, он бы сделал и это. Я отчасти понимал его, ведь я сам когда-то, будучи одержимым своей профессией, желанием доказать себе свою правоту и преподавательские способности, пошел на поступок, последствия которого у меня перед глазами сейчас. Моя одержимость переродилась в нечто иное, мутировала и вылилась в моем студенте в какой-то извращенной форме... Во мне боролись две половины. С одной стороны я видел, что он катится по наклонной, и мне хотелось рассказать, что когда-то именно я стал причиной его выигрыша на конкурсе, а отнюдь не его способности. С другой стороны я был горд его достижениями и видел неизмеримый потенциал. Я всегда мечтал о таком же таланте и способностях, какие имел он сейчас, и просто не мог отнять у него это. Не мог отнять смысл его жизни, пролив свет на события, произошедшие тогда. 

 

Через некоторое время вышла в свет его статья. Я был поражен. Он превзошел сам себя. Статья была шокирующая. Каждое предложение отдавалось эхом в голове... Это был не просто информативный текст в рамках жанра - статьи, это был целый вихрь эмоций, фактов, суждений, комментариев. Об этой статье говорил весь город. Проходя мимо собачьего питомника, я видел, как люди собирались там толпами, чтобы посмотреть на то, о чем описывалось в статье. Многие пожертвовали деньги, некоторые брали животных себе домой. Около питомника сидел он. Он наблюдал за всем происходящим с каким-то особым упоением, даже не заметив меня.

 

      Герой, скажите вы? Но стоит ли делать такие быстрые выводы? Не думаю... Его умиляло не то, что он помог кому-то, а то, что его слова возымели власть над людьми. С таким же пылом он мог призвать людей убивать этих животных, и наслаждался бы точно также. Он сидел и упивался своей победой какое-то время, а потом как наркоман, ищущий новой дозы, быстро встал и ушел.

     

      В круговороте жизни, я на какое-то время упустил его из  виду, и только иногда до меня доходили слухи о его успехе от знакомых. Я читал все его статьи и следил за анонсами новых. Теперь они печатались только на первых полосах, и редакторы самых известных газет, и журналов рвали его на части, приглашая работать к себе. Каждая новая статья заставляла признавать его талант даже самых заядлых критиков. Пару раз я встречал его. Один раз в баре, он был страшно пьян, после чего вышла статья об алкоголизме. В другой раз в обществе голубых, ну как вы уже поняли, вскоре была напечатана статья про жизнь людей нетрадиционной ориентации. Да, он проживал то, о чем писал. Он становился наркоманом, алкоголиком, голубым, вращался в мафиозных кругах, только для того, чтобы написать так, как никто не писал до него - только для того, чтобы прочувствовать и окунуться в написанное им с головой. Его не удовлетворяли пересказы чьих-то слов, он через все проходил сам, и потом его статьи были великолепны. С каждым днем он оттачивал свое мастерство, и каждая новая статья как зеркало отражала это, одновременно даря ему все больший успех.

     

Я уже почти убедил себя в том, что его метод работы это всего лишь проявление профессионализма, что это талант, увлеченность своим делом, но однажды я увидел анонс его новой статьи и мое сердце сковал ужас. На первой странице, сразу после еще одной скандальной статьи про проституцию, большими черными буквами было написано . "Читайте в следующем номере: Усыновленные дети. Мифы и реальность".

 

      Я бежал по улице к нему домой, надеясь, что все мои домыслы, всего лишь разыгравшаяся фантазия, я хотел думать, что я ошибаюсь... Я не хотел признавать, что породил монстра, готового перейти любые принципы морали, для достижения цели.

На пороге стоял он, глаза его светились как в тот день, когда он впервые применил свой метод "свежей струи", взяв собаку к себе домой. Преданное существо, которое успело полюбить его, которое не знало, что конец будет такой жестокий.

 

- Привет, . сказал я, и, не дождавшись приглашения, прошел в комнату заглядывая по дороге в ванную и кухню, надеясь не увидеть того, чего я так боялся. За время моего последнего прихода ничего не изменилось. Книги также стопками лежали на полу, вокруг компьютера была огромная куча бумаг, сигарета догорала в пепельнице... Привычную картину нарушало лишь одно. Мои опасения оправдались. Посреди комнаты сидел маленький мальчик лет пяти. Одной рукой он играл с какими-то книжками, найденными на полу, другой рукой сжимал кусок хлеба. Огромные затравленные глаза взметнулись с интересом на меня. Потом его взгляд переметнулся на моего бывшего студента. Я увидел, с какой любовью ребенок на него смотрел. Мальчик боготворил его, он искал опоры, защиты, любви. Все это выражал один только взгляд.

Я растерянно сел на стопку книг на полу.

- Что ты намерен делать дальше? . спросил я у него.

- Я намереваюсь через пару дней закончить статью! . он смотрел на ребенка, с гордостью произнося эти слова.

- Ты усыновил его?

- Послушайте, вы мне сейчас все испортите! . прошипел он, выводя меня за рукав на кухню. - Я должен прожить все в реальной обстановке! Он не должен знать, что с ним будет...

- А что с ним будет? . переходя на повышенный тон, спросил я.

- Здесь нет места сантиментам, понимаете? Мои статьи помогают людям! Я затрагиваю такие дебри, которые другим и не под силу! Неужели вы думаете, что все было бы также гладко, если бы я просто писал эти статьи, как и все, сидя на работе за компьютером? Неужели вы думаете, что кто-то поверил хотя бы одному моему слову? Нет! Я изучил читателя, его не проведешь! . Глаза его горели, и взгляд бесцельно метался по предметам, иногда он срывался на крик, и в нездоровом возбуждении выбегал из кухни, смотрел на мальчика, и возвращался обратно.

- Сколько он уже здесь живет? . спросил я, сделав робкую попытку все исправить.

- 2 месяца, . немного успокоившись, ответил он.

- Кто тебе его дал?

- Заплатил... - прошипел он, и потом, подняв голову к потолку, закричал: - Заплатил!

Я, испугавшись крика, тут же посмотрел в комнату на ребенка, но он не шелохнулся, он по-прежнему с обожанием и трепетом смотрел на своего новоиспеченного отца.

- Что ты собираешься делать? . Этот диалог напоминал мне тот, который однажды имел место в этой квартире, но речь тогда шла о собаке, а сейчас мы обсуждали живого человека...

 

Он медленно опустился на стул и стал чеканить слова, как будто объяснял мне что-то в сотый раз, и никак не мог достучаться.

 

- Мне нужны все ступени... Выбор ребенка, покупка, адаптация его к новому дому, жизнь в доме... А также возможности возврата ребенка обратно. И соответственно, его адаптация к прежней жизни, после усыновления... Возможно ненависть к родителям. Ну что? . заорал он на меня, - не смотрите на меня так! Да! Я дьявол! Да!

- Ты лишился рассудка... Это человек! Это ребенок! На нем нельзя ставить эксперименты! Что такое паршивая статья, когда на весах жизнь ребенка!?

- Ну, я же не убивать его собираюсь, отдам обратно и все...

- Да ты понимаешь, что ты ему всю жизнь поломать можешь?!

- А вы думаете, ему было бы лучше, если бы он и эти два месяца, что жил у меня в тепле и достатке, провел в детском доме, где его избивали так, что он сейчас хромает? Полюбуйтесь! . Он прошел в комнату, и попросил ребенка подойти к нему. Тот послушно встал и подошел, тогда я увидел, что мальчик на самом деле сильно хромает. Он вернулся на кухню и продолжил:

- Ну, пожил он пару месяцев со мной, ну и что?

- Ты не понимаешь... Ребенок думает, что обрел семью! Он воспринимает тебя как отца! Как подарок судьбы, как избавление от побоев, от одиночества, от голода и страданий! Ему так мало лет... Как ты можешь его вернуть? Как? Скажи! Ты же животное! Ты...

- Животное? А скольких детей возьмут, после моей статьи? А сколько денег вложат в детдома, вы об этом подумали?

- Не такой ценой... Я никогда не вмешивался, но здесь ты перегнул палку! Тебе ведь не помощь детдомам нужна... Тебе нужно другое! Тебе нужна слава, тебе нужно кичиться своими статьями, и изображать из себя благодетеля, тебе нужно играть на чужих чувствах! Ты получаешь от этого удовольствие! Тебе нравится манипулировать... Ты... - Я хотел оскорблять его, мне хотелось не видеть преданные глаза ребенка, мне хотелось закричать этому мальчику: "Он тебя обманывает, не люби его!" Но я не мог, я только шипел вне себя от бешенства, понимая, что за все происходящее я несу такую же ответственность.

 

- Вы отвлекаетесь на ненужные эмоции. Наверное, поэтому вы педагог, теоретик, а я журналист. Я делаю то, без чего не могу. И результаты видны всем.

- Мне страшно, что ты овладеваешь властью над людскими сердцами таким образом. Когда ты его отдаешь? . обессилено спросил я.

- Завтра, . уверенно бросил он мне. 

Я собрался уходить, и, обернувшись, увидел как мальчик прижимается к ноге моего бывшего студента, а тот стоит и смотрит мне вслед, даже не замечая его.

 

Статья была вскоре напечатана, и как он и предсказывал мне, она имела огромный резонанс в обществе. Люди кинулись в детдома, жертвовали деньги, некоторые даже подали на усыновление. Какое-то время спустя я пришел в детдом, из которого был "взят на прокат мальчик"... Огласка стихла, народу в детдоме уже не было. Никто уже не приходил, и детдом принял обычный серый вид. Куда улетучились пожертвования, сложно было понять, да никто и не интересовался этим. Вскоре вышла новая статья о чем-то еще, и про детдома все забыли. Я шел по длинному коридору детдома в сопровождение одной из нянечек и думал только о том, какую ошибку я совершил когда-то... Мои мысли были прерваны. Мы дошли до  большой комнаты со стройными рядами кроватей. В ней никого не было, кроме мальчика, того самого, который еще несколько недель назад сидел на полу в квартире моего студента, и чьи глаза были наполнены любовью и преданностью. Нянечка окликнула ребенка по имени, и оно гулко разнеслось по комнате.

- Ну что голубчик, дождался? И тебя пришли забрать! . Наигранно веселым тоном произнесла она, с долей цинизма в голосе. Мальчик отвернулся от окна и посмотрел на меня глазами, полными тоски и печали. Он задержал какое-то время взгляд на мне, и, покачав головой, отвернулся обратно к окну.

- Как это так? Давай, иди сюда! . пыталась настоять нянечка, обращаясь к ребенку. Но я прервал ее:

- Оставьте. Он уже никогда и никому не поверит. Его сердце уже занято, и он всегда будет ждать его.

Я быстро вышел из комнаты.

Мой студент, вскоре исчерпав себя на этом поприще, отравился журналистом в горячие точки, где и погиб от шальной пули молодым, талантливым, одиноким, одержимым...

Я виню себя во всем произошедшем. И сейчас, читая вам эту лекцию, возможно, я пытаюсь заработать прощение, а, может, я предотвращу подобные трагедии в будущем. Я призываю вас думать о последствиях, обращаясь с таким важным механизмом, вверенным вам. Механизмом под названием ваша профессия.

 

***

 

Из конца аудитории встал парень, и медленно направился к выходу. Я не понял, что происходит, и стал окликать его. Произнеся несколько раз его имя, я только сейчас заметил, что он хромал... И только сейчас я осознал, что я кричал то же имя, что когда-то много лет назад кричала нянечка мальчику, сидящему у окна. 

 

 

 


Проголосуйте
за это произведение

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
268403  2006-07-26 10:52:06
- zdorovo!

268404  2006-07-26 10:53:59
Евгения Краева
- Достойное произведение. В нем есть и эмоциональная подача, и стиль, и язык, и интрига. Думаю, о художественной ценности можно говорить смело. Глубокий и сильный рассказ, хотелось бы прочитать и другие произведения этого Автора. С уважением, Е.К.

268408  2006-07-27 12:19:33
Ия
- Рассказ хорош тем, что поднимает сразу много тем для осмысления тех событий-явлений, которые мы наблюдаем в жизни. 1. Да, хорошо дать человеку шанс, но профессионализм, не подкрепленный моральными принципами, как раньше говорили, может быть орудием преступления. Педагог этого разве не знал? СМИ это почти психотропное оружие. 2. Новая тема, запущенная журналистом в общество через очередную статью, поднимает на некоторое время ответную ╚волну╩ в обществе и вскоре она затихает. Значит, общество состоит из таких же, как и журналист, середничков. 3. А насколько прав сам преподаватель, рассказав пример из жизни и не подумав о возможных последствиях? Он убил в мальчике надежду на встречу с человеком, которого тот ждал и которому, по-видимому, пытался подражать. Рассказ хорош.

268409  2006-07-27 14:02:00
Наталия
- Отличный рассказ. Автор, браво!

268410  2006-07-27 15:52:11
ОС /avtori/soldatov.html
- И фашизм можно оправдать, а уж это запросто Это рассказ про бедного мальчика, переходный возраст, неустойчивая психика. Касательно рассказа, то, на мой взгляд, ради динамики и темпа, что оправдано в электронном тексте, автор пожертвовал началом и не только. А зря

268495  2006-08-10 08:39:50
- interesnaya tema i legkiy slog. Avtor, davay eshe!

268544  2006-08-16 16:58:11
Divine_shark
- Дорогой автор! А почему вы исключаете возможность любви к своему делу? Вдохновенности и вдохновения, получаемых от своей работы? Конечно, это не относится к конкретному случаю, здесь речь идет конкретно о болезненной одержимости. Но все же, ваш герой не дает другой альтернативы, кроме профессионализма и одержимости. Это мелочь, конечно, но зацепило ) Удачи на творческом пути! Главное, не повторять ошибок своих же героев!

268578  2006-08-22 10:23:18
Автор
- Divine_shark

не очень хорошо поняла ваш вопрос. речь в рассказе идет о тонкой грани, которая отделяет одержимость от привязанности к своему делу. Может можно было написать о любви к своему делу, но идея рассказа в другом...

268602  2006-08-26 02:13:26
Евгения Краева
- Гюнель, замечание Divine_shark состоит в том, что в Вашем рассказе идет четкое деление на "профессионализм" и "одержимость", но рецензент выделяет еще одну испостась: любовь к своему делу. Мне кажется, что любовь к делу подразумевает профессионализм, а профессионализм не всегда подразумевает любовь к делу. В данном случае любовь героя к журналистике выродилась и обрела уродливую форму одержимости.

268631  2006-08-30 10:01:12
Автор
- Евгения, хотелось бы услышать самого (саму)- Divine_shark.

268822  2006-09-17 21:05:52
Владимир Эйснер
- Отлично! наконец-то появилась работа об ответственности человека за слово своё! Поздравляю, голосую.

268823  2006-09-17 21:33:22
Эйснер
- Оказывается, рассказ не поставлен в рейтинг, голосование не прошло. Жаль. Модератору: "Борис, ты неправ!"

Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет" 2004

Rambler's Top100