TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение
Migrant

[ ENGLISH ] [AUTO] [KOI-8R] [WINDOWS] [DOS] [ISO-8859]


Русский переплет


Юрий Нечипоренко

Эмигрант

Один человек попал надолго за границу. А именно в Германию, о которой до этого он слышал много плохого. И что же вы думаете - понравилась она ему, страшно понравилась - всей душой полюбил, и хозяйственность ее обитателей, и аккуратность, и ухоженность всего вокруг - так полюбил сильно, так прилепился сердцем своим, глазами и душой прикипел - в общем, здорово втюрился. И даже фею там себе нашел - женщину немецкую, немочку иначе, почему-то все говорят "немочку", что-то есть в этом слове кукольное. Не скажешь же "французочку", а говоришь "француженку", в этом слове шик звенящий, даже пугающий. А немочка, она немочка и есть. Добрая, ласковая, к мужу привязчивая, неопасная, фея из детской сказки, хранительница очага┘

Очаг у нее был - дом чудесный, двухэтажный, после мужа оставшийся, ухоженный и добротный. На такой дом не налюбуешься, он сразу вас в частную собственность обратит - только посмотрите разок как аккуратно кирпичик к кирпичику подогнан, как дорожка песком посыпана, да какие внутри комнаты - светлые, просторные! В таких хочется жить, дышать всю жизнь до самого последнего вздоха┘

В общем, полюбил тот человек все вместе - дом, немочку, клочок земли, сад, а вместе с ними заодно - и землю-Германию - Вестфалию, Силезию, Саксонию или какая уж она там - с Рейном величавым, с Гарцем, с горами-Альпами, - в общем, со всем вечно сказочным - показалось ему, что тут его Родина, нашел он землю, наконец, свою, что с самого детства до своих сорока годов искал, видел во снах, любил - и плакал от невозможности настигнуть.

А ведь увидел он эти города и деревни, дома и сады в самое невыгодное для них время - когда они были избиты, искорежены, разрушены, загажены, - и люди были измотаны, истасканы, пугливы, недоверчивы, опасливы. Увидел он их сразу после войны, долгой, многолетней, истрепавшей людские души.

А вот и наперекор всему этому влюбился, как мальчишка, влюбился солдат, простой рядовой, влюбился в побежденную Германию, распростертую, поверженную землю, в женщину простую немецкую, и в дом ее, ничем, в общем, не особенный, такой же дом рядовой, как и другие дома вокруг.

Повадился он к ней ходить втихую, конечно, чтобы не выследили товарищи командиры, начальники, сержанты да старшины, лейтенанты да капитаны, майоры и полковники. Чтобы не помешали его простому счастью. Приходил рядовой Советской Армии в дом к немецкой побежденной женщине, и любил ее, и плакала она, и не хотела отпускать его от себя. Нужен был женщине мужчина, дому - хозяин, земле - работник. Потеряла земля эта немецкого мужа, немецкого солдата, - и кричала, плакала, казалось, вся она тогда беззвучными слезами. Ряды аккуратных домиков словно выли без хозяев, без солдат, которых оторвали от своей земли, - и послали завоевывать чужую. А вместо даров той, чужой земли пришли оттуда чужие солдаты, на ней рожденные, - а немецкие солдаты в нее легли. Такая произошла штука: вернулся в дом другой солдат - стал окна вставлять, подправлять расшатанные двери, ≈ так, как будто он здесь все годы жил и жил.

Но недолго продолжалось медовое счастье дома и женщины немецкой - может месяц, может, три - как пришел приказ: собираться советским домой, возвращаться туда, куда перед этим ушли немецкие солдаты. А где мой дом - подумал человек сорока лет. И ответил себе - здесь. И остался. Построили солдат в части и смотрят: нет одного. Пусто место. Как так? Почему? И докладывает сержант взводному, взводный капитану, капитан полковнику - что пропал один солдат. А как может пропасть солдат? Солдат либо убит, либо дезертир. Иначе он не может пропасть. Не убит - значит дезертир. И берет командир части автомат, свою "Эмку" трофейную, шофера - едет в тот дом, который солдат полюбил. Потому что любовь, как не скрывай - а все равно людям видна: заметили люди, что повадился солдат пропадать по ночам - выследили его, прознали-доложили командиру части, какой дом и какую немецкую фройлен полюбил солдат.

Едет полковник туда на личной машине, чтобы проверить, ≈ правда ли то, что так сильно полюбил солдат из вверенной ему части немецкую землю, женщину и дом. Едет с автоматом, ≈ потому что любовь бывает очень сильной, и без оружия ее не прекратишь, не разорвешь. Едет сам, без охраны, потому что в себе уверен полковник - много было в его жизни историй, когда он не то, что любовь - жизнь чужую прекращал автоматом. Храбрый полковник, а рядом с ним ≈ шофер, человек сорока лет, баранку крутит - привык выполнять приказы, возить на рисковые дела полковника своего. Да что тут-то за дело - мужика от бабы оторвать. Это дело - тьфу. Это не выкурить пулеметчиков с колокольни, не окружить взвод фаустпатронников, не провезти донесение под огнем артиллерии. Уже конец войны, не такие дела бывали. Едут два здоровых мужика в дом, забирать солдата.

Едут-приезжают. А немочке-то каково? Мужа вначале забрали. Наконец счастье улыбнулось. Но ненадолго. Приехали командиры с автоматами. В дом вошли. Начали обыск. На чердаке нет. На втором этаже - нет. На первом - нет. Под кроватями - нет. В саду - нет. В сарае - нет. Женщина стоит - не шелохнется.

Полковник разочарован, недоволен. Азарт его берет. Неужели неправильно донесли, не у этой женщины спрятался солдат, не к ней ходил, не с ней любился, не эти окна стеклил, двери навешивал? Неужели промашка ≈ дом не тот, солдат ушел не пойманым, сухим из воды - всех перехитрил?

- Где подвал?

Не понимает. Немка. Немочка. Фройлен. Белокурая молчит. Вот дверь, вот люк. В подвале пусто. Бочка. Матрас. В бочке нет. Уходить? Что ж, уходить. Ткнули в матрас штыком. Матрас дернулся, ожил. Распороли - внутри оказался зашит в пуху и перьях рядовой солдат, кто любил этот дом, и эту кровать и матрас, наверное, тоже любил, знаете, какие немецкие матрасы: огромные, пуховые, сделаны на славу - не то, что наши солдатские ватные да тощие. В пуху, ≈ отплевываясь и чихая, стоит перед полковником дезертир Советской армии, позарившийся на теплую жизнь с доброй женой в хорошем доме... Полковник к нему даже не стал прикасаться - повел дулом автомата. - Иди!

Сели в машину. Из окон соседи выглядывают, солдаты на улице столпились: то-то представление ≈ поймали дезертира в пуху и в перьях. Уже не отряхнуть, не очиститься - прилипчивые пушистые немецкие перья из упитанных германских курочек, нежные пушинки забились за пазуху, за воротник.

Понуро сидит на заднем сиденье неудачливый дезертир. Командир вперед сел - чтобы не касаться его, чтобы перья не перелетали на полковничью шинель. Автомат на колени положил. Едут. Везут пугало огородное. С позором везут дезертира. Был рядовой, ≈ а как полюбил Германию: женщину и дом - стал дезертир. Потерял лицо советского солдата. Так и едут - впереди победители ≈ сзади униженный. Дважды униженный - и как солдат, и как мужчина любимый фройлен ≈ прямо перед ней, в ее глазах...

Вынимает униженный парабеллум из-за голенища - и стреляет в затылок командиру-победителю. Шофер выпускает руль и хватает двумя руками за ствол, за кисти рук солдата. Машина на скорости въезжает в кювет и переворачивается. Оба в крови, выбираются из нее солдат и шофер - и начинают драться.

Парабеллум потерян. Дерутся руками. В машине канистры. Дерутся канистрами. Устают, падают, катаются по земле. Цепляют все, что попадется - щебенку, придорожные камни. Бросают друг другу в глаза, в лоб, в нос, пытаются размозжить голову, разбить - но не хватает уже сил.

Царапаются и кусаются. Грызут друг друга, ухватившись за волосы, за горло. Их увидели, подойти побоялись - позвонили в часть. Когда приехали солдаты, оба мужчины сорока лет уже почти не дышали. Они были неотличимы ≈ оба в крови, в пуху, в пыли, в грязи... Чуть не загрызли друг друга. Растащили, различили - одного из них судили и очень быстро, в тот же вечер расстреляли. За то, что так сильно Германию любил.

А к полковнику, командиру части на следующий день приехала жена. В гости. Как раз успела на похороны.

Вот такая странная история случилась сразу после войны. И все из-за того, что один человек очень полюбил Германию - и дом, и землю, и женщину - так сильно, что захотел остаться. Теперь с этим, слава Богу, почти нет проблем.

Любишь ≈ живи.



Проголосуйте
за это произведение

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
229108  2001-05-05 16:26:54
LOM
- Очень интересный рассказ. Юрий Дмитриевич, с Днём рождения!

229123  2001-05-05 22:20:05
Yuli
- Был у меня в детстве приятель, который очень любил мастерить. Он то месяцами делал деревянный стул, то тряпочную куклу, а то и модель корабля. При этом у него полностью отсутствовал талант к рукоделию, а порой заменяющих талант терпения и аккуратности не было и в помине. Предметы,сделанные им, отличались какой-то болезненной простотой и нелепостью. Стул, например, был сделан из совершенно одинаковых деревянных неструганых реек сбитых толстыми гвоздями, так, что все рейки были расколоты и криво обвязаны потом бумажным шпагатом, чтобы не разваливались. Сидеть на этом стуле было невозможно, да и просто опасно. Руки, ноги и туловище кукол были сделаны из старых носков одинакового размера, непропорционально маленькие глаза и уши были нарисованы чернилами. Корабли самых нелепых пропорций он паял из обрезков оцинкованного железа, но они всегда переворачивались в воде и тонули, так как пайка была скверная.<br> Надо отметить, что приятель постоянно сохранял поразительную серьезность, особенно, когда мастерил своих уродцев или не без скрытой гордости демонстрировал их.<br> Что интересно, он обладал неплохими математическими способностями и прилично играл в шахматы, но в школе успевал плохо, так как его собственный внутренний мир не совпадал ни со школьным, ни с реальным миром. Его рукодельные уродцы были выходцами из этого сумеречного мира и в какой-то степени являлись, как мне теперь кажется, предметами искусства, так как выражали этот мир достаточно адекватно.<br> Все это вспомнилось мне по прочтении очередного литературного изделия Юрия Нечипоренко описывающего, как солдат влюбился в немку и что из этого получилось. Такие истории, и довольно похожим языком часто рассказывались в послевоенных пивных, вызывая пьяную слезу у демобилизованных.<br> Написано все это до нелепости примитивно, даже просто убого, языком настолько плоским и суконным, что это вызывает какое-то чисто физическое неприятие. Герои напоминают тряпочных кукол с нарисованными чернилами глазами.<br> Если забыть про содержание рассказа, место и время действия, а воспринимать написанное как попытку самовыражения, то возникает тусклая картина какой-то потусторонней действительности, в которой автор находится постоянно, как бомж в картонном ящике, а нам предлагается заглядывать в этот ящик через дыры, которые бомж проковырял в нем тупым гвоздем.<br> Являются ли такие инсталляции искусством? Думаю, что скорее это болезнь.

229128  2001-05-06 01:52:32
qwerty
- Жуков хотел стереть с лица земли Берлин...

229135  2001-05-06 13:10:23
ВМ
- Уважаемый Юлий Борисович! <P>Мне никогда не нравилось выражение: Платон - ты мне друг, но истина... <P>Я очень сомневаюсь, в правильности этого монологичнеского высказывания. Впрочем, любое монологическое высказывание весьма ограничено, так как лишено саморазвития. <P>Так вот, похоже Вы считаете, что не только Истина, но и субъективная истина дороже человека. А по-моему, наоборот.

229138  2001-05-06 15:52:54
Yuli
- Напротив, уважаемый ВМ, я считаю, что ничто не может быть дороже человека. Вы действительно уверены, что мое мнение ю о творчестве Юрия Нечипоренко не приносит автору ничего, кроме вреда? А что, если здесь погибает хороший математик, или пчеловод? Что делать с другими начинающими авторами, котрые решат, что можно писать так, как это делает Нечипоренко? <br> Публикуя свои произведения на сети, автор должен быть готов к любым отзывам, в том числе и к достаточно жестким Мое мнение ни в коем случае не может быть истиной в последней инстанции, поэтому ситуация не кажется мне трагической. Впрочем, если со стороны мои отзывы выглядят слишком резкими, я готов воздержаться от критики произведений Нечипоренко, хотя бы из уважения к тем, кому такая критика не нравится.<br> Что изменится в литературе, если Нечипоренко будет писать, а я перестану его критиковать? Скорее всего, ничего не изменится.

229140  2001-05-06 17:52:08
Андрей
- Уважаемый Юлий! Ваша критика, часто справедливая, нередко становится неотличимой от оскорбления. Это говорит о том, что Вы - плохой полемист, хотя можете при этом можете быть хорошим специалистом и руководителем. Для Вас литература - увлечение, а для некоторых жизнь. А Вы и ниже пояса, и открытой перчаткой...<br> Первая часть Вашего поста, посвященная данному произведению замечательна(например своей неоднозначностью). Если бы вы дали Вашему виртуальному собеседнику самому обо всем догадаться...Но Вас что-то заставило говорить грубо, в лоб, в куски. Но ЧТО Вас заставило?<br>

229141  2001-05-06 17:58:21
Бомж
- Спасибо балагуру Нечипуренко! Справный рассказ: хорошо идёт под водку и селёдку.

229145  2001-05-06 20:03:42
Шива Калифорнийский.
- По-моему, довольно милый рассказик. И форма изложения в виде простодушной сказочки вполне уместна, как мне кажется.

229147  2001-05-06 22:22:57
Алекс
- Отличный рассказ, спасибо.

229154  2001-05-07 02:26:09
Шива Калифорнийский.
- Честно, мне понравилось вот что в рассказе Нечипоренко: он как-то немножко сумел ухватить-передать прелесть волшебной страны Германии. Вспоминались прямо таки цветаевские строки при чтении: <p><br>Нет ни волшебней ни премудрей <br>Тебя, благоуханный край, <br>Где чешет золотые кудри <br>Над вечным Рейном -- Лореляй.

229155  2001-05-07 09:05:53
статистик
- "...И тотчас забыв о гребле, / О скалах, о парусах, / Он следит за мельканьем гребня / В распущенных волосах. // Не чудо, в итоге если / Поглотит его вода. / Вот сколько от дивной песни / Бывает порой вреда."

229167  2001-05-07 14:08:03
Антонов
- Жизнь задает вопросы, литература подает нам их в свободной форме, бывает - глуповатой. "Эмигрант" - вопрос своевременный и важный. Такого нам не задавали, потому как ответ был известен - один и правильный: "Что положено иметь полковнику с француженкой - не положено рядовому и немочке". Рядовой Нечипоренко осмелился эту вечную истину поставить под вопрос, за что и получил от полного генерала и виртуального цезаря Юлия и в бровь и бритвочкой по глазам. Генерала "осадил" полковник, мол истина наша верная, но бритвочкой не надо... Между тем, по ходу дела Сам цезарь выдал прелюбопытнейшую контробайку про своего друга детства, который любил и все пытался мастерить что-то, несчастный, не будучи Мастером, вместо того чтобы ходить в школу преуспевать. Приятель этот, можно догадаться, теперь бомжует, или умер невразумленный, а нам предлагается цезарева мораль: всяк сверчек, знай свой шесток. Мало ли кто чего любит и хочет делать! Работать надо, делать то, за что платят. Быть тем, кем тебе положено быть: человек-жнец, человек-швея, человек-кухарка и дети его, понятно - кухарки.

229231  2001-05-09 01:01:54
Дедушка Кот http://prigodich.8m.com/
- Хороший рассказ. Прибавлю несколько фраз. В моей приладожской деревеньке было три дома. В одном из них летом (зимой мы с женой были в деревне одни) жили дед Алексей Филиппович и баба Настя. Так вот, дед Алеша был в плену под Мюнхеном, работал у "бауэра", хозяин был хороший, не только кормил, но и деньги платил. Была у деда Алексея (не знаю, жив ли он, 1912 года рождения) была возлюбленная немка, которую он любил истово. А в России оставалась баба Настя с двумя детьми. Оставил дед немку-немочку на седьмом месяце беременности и рванул в Россию. Повезло, не посадили потому, что энкаведешник оказался земелей-земляком из одной и той же саратовской деревни. Деду даже комнату дали в Питере, куда он выписал из эвакуации семью. А немочку он всю жизнь помнил, о чем и мне частенько рассказывал. Где-то по Баварии шастает сын (или дочь) солдата Алексея Филипповича 56 лет. Вот такая история. Но сие - не художественная проза, а безумная быль. Кстати, моя двоюродная сестра только в прошлом году узнала, что у ее мужа есть дочь в Австрии (нашла дочурка папашу через полвека). Переписка. Отношения. Дочь уже приезжала и т.д. Странная штука жизнь.

Русский переплет



Aport Ranker


Rambler's Top100