TopList п╞п╫п╢п╣п╨я│ я├п╦я┌п╦я─п╬п╡п╟п╫п╦я▐
п═я┐я│я│п╨п╦п╧ п©п╣я─п╣п©п╩п╣я┌
п÷п╬я─я┌п╟п╩ | п║п╬п╢п╣я─п╤п╟п╫п╦п╣ | п· п╫п╟я│ | п░п╡я┌п╬я─п╟п╪ | п²п╬п╡п╬я│я┌п╦ | п÷п╣я─п╡п╟я▐ п╢п╣я│я▐я┌п╨п╟ | п■п╦я│п╨я┐я│я│п╦п╬п╫п╫я▀п╧ п╨п╩я┐п╠ | п²п╟я┐я┤п╫я▀п╧ я└п╬я─я┐п╪
-->
п÷п╣я─п╡п╟я▐ п╢п╣я│я▐я┌п╨п╟ "п═я┐я│я│п╨п╬пЁп╬ п©п╣я─п╣п©п╩п╣я┌п╟"
п╒п╣п╪я▀ п╢п╫я▐:

п²п╟я│ п©п╬я│п╣я┌п╦п╩п╬ 38 п╪п╩п╫. я┤п╣п╩п╬п╡п╣п╨ | "п═я┐я│я│п╨п╬п╪я┐ п©п╣я─п╣п©п╩я▒я┌я┐" 20 п╩п╣я┌ | п╖п╣п╪ п╥п╟п╫п╦п╪п╟п╩п╦я│я▄ я─я┐я│я│п╨п╦п╣ 4000 п╩п╣я┌ п╫п╟п╥п╟п╢?

| п·п╠я─п╟я┴п╣п╫п╦п╣ п╨ п■п╪п╦я┌я─п╦я▌ п·п╩п╣пЁп╬п╡п╦я┤я┐ п═п╬пЁп╬п╥п╦п╫я┐ п©п╬ я┌п╣п╪п╣ "п╨п╬я│п╪п╦я┤п╣я│п╨п╦п╣ я┐пЁя─п╬п╥я▀": п╨п╟п╨ я│п╢п╣п╩п╟я┌я▄ я│п╦я│я┌п╣п╪я┐ п©я─п╣п╢я┐п©я─п╣п╤п╢п╣п╫п╦я▐? | п п╬п╪я┐ п╢п╟п╡п╟я┌я▄ пЁя─п╟п╫я┌я▀ п╦п╩п╦ я│п╨п╬п╩я▄п╨п╬ п╡ п═п╬я│я│п╦п╦ п╪п╬п╩п╬п╢я▀я┘ я┐я┤п╣п╫я▀я┘?
Rambler's Top100
Портал "Русский переплет"

Рюдигер Оверманс
Человеческие жертвы второй мировой войны в Германии
Анализ итогов исследования при особом внимании к вопросу о потерях вермахта и среди изгнанных лиц

1. Введение


За сорок с лишним лет исследования проблематики второй мировой войны породили поистине необозримый поток публикаций. В многочисленных печатных материалах, в которых подводятся итоги исследований, приводится множество данных о людских потерях в годы второй мировой войны. В этих условиях может показаться сомнительным тезис об отсутствии достоверных сведений о немецких потерях, связанных с войной. Документально подтвердить и попытаться заполнить пробелы в исследовании этой проблемы - такова цель настоящей публикации1. Вероятно, сначала надо критически оценить количественные показатели и расхождения между различными цифровыми данными, а также имеющуюся литературу по проблеме общих потерь. Далее попытаемся детально проследить потери по каждой из категорий и наметить пути дальнейшего исследования этой проблемы.
Рамки статьи принуждают к лаконичности изложения. Первое ограничение касается самого понятия "потери", которое в дальнейшем употребляется как синоним понятия "убитые (включая пропавших без вести)"; раненые, больные и другие категории, также включенные в разряд потерь, не учитываются2.
После характеристики общих потерь дальнейшее изложение будет сосредоточено на двух самых важных по количественному показателю категориях - потерях среди военнослужащих вермахта и среди изгнанных лиц; жертвы национал-социалистических преследований, а также потери, понесенные гражданским населением в результате воздушной войны и наземных боевых действий, в расчет не принимаются.

2. Общие потери

Представление о потерях дают данные, почерпнутые из литературных источников. В связи с ограниченным размером статьи они лишь частично воспроизводятся в табл. 1. Особо значимыми представляются не только абсолютные цифры, но и диапазон расхождения между отдельными показателями.
Таблица 1
Данные о потерях - обзор, млн. человек3
Литературные источники Потери вермахта Потери гражданского населения
Воздушная война Наземная война Национал-социалистические преследования Изгнание Общие потери
Арнтц 3,25 0,5 - 0,3 2,5 6,5
Брокгауз 3,5 0,5 - - - 4,0
Германия во второй мировой войне 4,0 0,41 ? ? ? 6,0
Энциклопедия военной истории 2,85 0,25 0,25 - - 3,35
Гебхардт 4,192 0,41 0,02 - 2,2436 6,8656
Лярусс 3,6 0,3 0,3 0,3 - 4,5
Пл╦тц 4,75 0,31 - 0,19 1,5 6,75
Шенк 5,471 0,344 0,344 0,3 2,947 9,406
Жуков 7,0 - - - - 7,3
Зорге - - - - - 9,0
Урланис 4,5 0,535 - - - 5,035
Минимальное значение 2,85 0,31 - 0,19 1,5 3,35
Максимальное значение 7,0 0,535 - 0,3 3,0 9,406
Разброс оценочных данных 4,15 0,225 - 0,11 1,5 6,056
Примечательно, что как раз по трем количественно наиболее значимым позициям - потерям вермахта, потерям среди изгнанных лиц и общим потерям - максимальные данные в два-три раза превышают минимум. Максимальный оценочный разброс достигает 6 млн. погибших - величины, примерно равной общей численности населения федеральной земли Гессен.
Обобщение данных об общих потерях на уровне примерно 5 млн. погибших вводит в заблуждение, поскольку конкретные показатели весьма различны. Так, Жуков, Гебхардт и Пл╦тц хотя и приходят к похожим конечным результатам, но достигают этого на основе совершенно разных конкретных показателей. При этих условиях совпадение следует расценивать не как взаимное подтверждение, а как случайный результат.
Попытка добраться до истоков этого неудовлетворительного результата приводит прежде всего к констатации, что данные едва ли подкреплены документально. Впечатление произвольности еще больше усиливается, поскольку в разных местах одной и той же публикации обнаруживаются совершенно различные цифровые сведения4
При более детальном изучении данных о потерях в ряде случаев бросаются в глаза политические интенции. Так, Арнтц выражает намерение показать сужение "биологической базы обессиленных уже первой мировой войной западных народов" а для Жукова жертвы национал-социалистических преследовании состоят исключительно из "ЗОО тысяч коммунистов и большого числа социал-демократов"5.
Поэтому возникает центральная проблема, постоянно констатируемая в дальнейшем, - недостаточное совпадение различных статистических данных на почве неуницифицированности понятий. Отчетливо просматривается эта дилемма уже в табл. 1, поскольку между авторами явно нет консенсуса в вопросе с том включаются ли в понятие "потери" только военнослужащие и гражданские лица, погибшие в результате военных действий, или также и жертвы национал-социалистических преследований и изгнания.
Когда кто-либо из авторов, например Гебхардт, пытается опираться на приводимую им статистику, оказывается, что использованные цифровые данные. ряде позиций определены различно. А суммировать подобные результаты - значит складывать в одну корзину яблоки и груши6. Оценивая литературные источники по данной проблеме, следует констатировать наличие необъяснимы. расхождений между данными отдельных публикаций. В подобной ситуации возникает вопрос о наличии более достоверных первичных статистических данных.
Изучение литературы показывает, что - особенно сразу после окончание войны как среди населения, так и в органах власти и в сфере науки существовала огромная заинтересованность в выявлении числа выживших и погибших.7. Поскольку надежных данных о потерях, основанных на регистрации индивидуальных судеб, не имелось, разрабатывались демографические балансы. Сущность этого метода, принципиально отличающегося от подсчета индивидуальных судеб, состоит в попытке определить неизвестную величину "потерь" на основе сопоставления начального и конечного показателей численности населения с учетом его миграции, а также рождаемости и смертей. Подобный баланс должен быть уравновешенным, поэтому ошибка в одной позиции всегда ведет ошибке в другой. Точно так же корректирование одной величины влечет за собой изменение другой. Поскольку в данном случае другие величины известны, потери представляют собой общую разность, в которой находят свое отражение все допускаемые ошибки и вносимые коррективы. Напрашивающееся же предположение о взаимном уравновешении ошибок является ни на чем не основанной спекуляцией. Фрагмент имеющихся балансов (различные категории потерь) представлен в табл. 2.
Таблица 2
Балансы потерь, млн. человек8
Источники Потери вермахта Гражданские потери Общие потери
Воздушная война Наземная война Национал - социалистические Преследования Изгнание Прочие
Федеральное ведомство. Попытка баланса (1949) 3,0 0,45 0,05 0,2 1,533 5,233
Федеральное статистическое

Динамика народонаселения (1956)

3,76 0,41 0,02 0,2 1,26 5,65
Гляйтце(1953) 3,1 0,5 0,1 0,3 0,8 3,8 8,6
Примечателен баланс, опубликованный Гляйтце, - не столько из-за явного отклонения от других цифровых показателей, но и из-за данных о 3,8 млн. прочих жертв. При этом речь идет - полностью в духе традиции статистики времен после первой мировой войны - о сокращении числа рождений и чрезмерно возросшей общей смертности, которая причисляется к военным потерям. Таким образом, и здесь снова становится очевидным отсутствие единства мнений относительно существенно важных дефиниций. Первым рядом цифровых показателей, который может претендовать на то, чтобы быть чем-то большим, чем всего лишь просто интуитивной оценкой, была публикация Федерального статистического ведомства от 1949 г. названная авторами лишь "попыткой баланса". В следующей публикации 1956 г. данные 1949 г. были уточнены. Надежными, однако, не являются ни тот ни другой балансы, поскольку уже в 1958 г. Федеральное статистическое ведомство опубликовало исследование, посвященное потерям среди изгнанных лиц, где была названа цифра, примерно на 1 млн. превышавшая показатель, который фигурировал в балансе 1956 г.9 Вот почему корректность любого баланса всегда должна проверяться с помощью других методов. В качестве таковых используются статистические данные, основывающиеся на подсчете конкретных единичных случаев гибели людей10.
Подводя итог вышеизложенным соображениям, приходится отметить, что имеющиеся в настоящее время данные об общих потерях ненадежны. Встает вопрос, есть ли достоверные результаты исследований хотя бы по отдельным частным аспектам проблемы потерь. Ниже предпринимается попытка выяснить это на основе анализа двух количественно самых важных категорий потерь - потерь среди военнослужащих вермахта и жертв изгнания.

3. Потери вермахта

В нижеследующей таблице учтены публикации, в которых детально анализируются потери вермахта, а также работы, подготовленные бывшими офицерами вермахта - например, Шраммом и Мюллер-Гиллебрандом по заданию военного ведомства США. В этих исследованиях заложены более объемные в содержательном плане основы для последующих публикаций названных авторов.
Сравнение этой специальной статистики с данными, содержащимися в первых двух таблицах, показывает, что только цифра 3,76 млн. погибших на войне, приводимая в отчете Федерального статистического ведомства, повторяется в нескольких публикациях того же ведомства. В остальном общие балансы (см. табл.2) обнаруживают более низкие, а литературные источники (см. табл.1), напротив, более высокие, то есть совершенно различные цифры. При этом расхождения в цифрах достигают величин, исчисляемых миллионами жертв.
Статистические данные, приводимые в табл.3, состоят из двух различных групп. Первые девять показателей базируются на данных верховного главнокомандования вермахта (ОКВ), применительно к трем последним речь идет о самостоятельных подсчетах. Рассмотрим специфические проблемы отдельных исследований, опирающихся на данные ОКВ, а затем остановимся на вопросе об общей надежности статистики вермахта.
Таблица 3
Потери вермахта, человек11
Источники Погибло Пропало без вести Всего
ОКВ/Штаб оперативного руководства, орготдел (1945) 1 757 000 1610000 3 367 000
ВАСТ(1945) 1 768 985 596931 2365916
"Джемен менпауэр" (1947) 2 230 324 2 970 404 5100728
Шрамм. Численность и потери (1948) 2 150 000 1 000 000 3 000 000
Шрамм. Дневник боевых действий ОКВ (1948) 2 001399 1 902 704 3 904 103
Мюллер-Гиллебранд (1949) 2 230 000 1-2 млн. 3,3-4,5 млн.
Кайлиг (1956) 1911300 1714054 3 625 354
Мюллер-Гиллебранд (1969) 2 230 324 2 870 404 до 4 млн.
Германский Красный Крест 3810000
Случаи смерти на войне... (1979) 1 777 340
Федеральное статистическое ведомство. Германские военные потери (1960) - - 3 760 000
Германское федеральное управление по исчислению военных потерь. Ежегодник (1985) 3 100 000 1 200 000 4300000
Данные первой строки в табл. 3 представляют собой оценку, сделанную ОКВ после окончания войны (по состоянию на 10 мая 1945 г. и охватывавшую период с 1 сентября 1939 по 1 мая 1945 г). Поскольку приводимые цифры включают только сухопутную армию, войска СС и части ВВС в условиях их наземного применения, их надо признать лишь ограниченно полезными.
Данные, относящиеся к статистике ВАСТа, включают в себя сообщавшиеся в отдел учета личного состава штаба вермахта поименные потери по состоянию на 28 февраля 1945 г.; этот метод хотя и был очень надежным, но нужно было определенное время, прежде чем приступить к регистрации поступавших сообщений. В результате соответствующая статистика постоянно отставала от фактического развития событий, а потому не может считаться полной12.
Наиболее известные цифры в потерях принадлежат Перси Шрамму. Его суждения, изложенные в приложении к "Дневнику боевых действий ОКВ", представляют собой переработанный вариант его статьи "Численность и потери германского вермахта", где были приведены " оцениваемые им как надежные " данные из "Оценки кадрового и материального военного потенциала". Однако сравнение его статистических выкладок с оригинальными таблицами показывает, что цифровые данные зачастую экстраполируются неправильно, а в некоторых случаях заново составленные Шраммом отдельные показатели неверно суммированы13.
Более серьезными, чем упомянутые упущения, являются его ошибочные интерпретации. Так, содержащиеся в статистике ОКВ данные о потерях офицерского состава он ошибочно относит к потерям в добровольческих соединениях вермахта. Столь же ошибочно мнение Шрамма, будто потери Организации Тодта, Имперской трудовой повинности и т.д. в обсуждаемой им статистике отсутствуют. Это верно лишь применительно к части использованных им данных14.
Столь же проблематичны и выкладки Кайлига, который за основу берет устаревшую статистику ОКВ (состояние на 30 ноября 1944 г.) и потери офицерского состава ошибочно интерпретирует как долю прироста одного месяца, а именно ноября 1944 г.15
Технически более солидной выглядит работа "Джемен менпауэр", которая, как и исследование Шрамма, создавалась в 1945-1947 гг. В целом наиболее фундированные данные на базе статистических данных вермахта принадлежат Мюллер-Гиллебранду - бывшему офицеру вермахта, подготовившему в 1948-1949 гг. по заказу военного ведомства США разработку "Статистическая система". Наряду с другими материалами в его распоряжении была вся уцелевшая документация вермахта по данной проблеме. Поэтому исследование "Джемен менпауэр" и публикации Мюллер-Гиллебранда достоверны настолько, насколько статистика вермахта вооще делает это возможным. Они расходятся между собой, так как приходят к различным оценкам того, какое количество пропавших без вести следует считать на деле погибшими.
Публикация розыскной службы Германского Красного Креста представляет собой первую попытку критической оценки различных данных с целью получения максимально достоверного результата. Ее авторы приходят к заключению, что данные Мюллер-Гиллебранда соответствуют действительности, но в итоге без каких-либо объяснений отмежевываются от этих данных16.
До сих пор не подвергнут анализу вопрос о том, насколько достоверными вообще были данные вермахта. Здесь необходимо различать два круга проблем надежность каналов поступления информации и качество статистики с точю зрения содержания.
Критическая дистанцированность в отношении статистики вермахта, которой - в отличие от Шрамма - придерживается в отдельных пунктах Мюллер Гиллебранд, представляется оправданной17. Так, одно служебное заключение от дела потерь в штабе вермахта, относящееся к 1944 г., документально подтвердило, что потери, которые были понесены в ходе польской, французской и норвежской кампаний и выявление которых не представляло никаких технических трудностей, были почти вдвое выше, чем первоначально сообщалось18.
Сверх того в течение 1944 г. в статистике ОКВ значительно возрастало количество пометок об отсутствии конкретных данных. Это касается и использованной Шраммом в качестве основы публикации "Оценки кадрового и материального военного потенциала (январь 1945 г.)", где отсутствуют данные о потерях ВМФ в январе 1945 г., а потери сухопутных войск на Востоке оказались неполными; тем не менее эти цифры применялись19. К тому же при выяснении суде( пропавших без вести в послевоенное время обнаружилось, что в период от вторжения в Нормандии на Западе до краха группы армий "Центр" на Востоке информация о потерях становилась все более неполной. Приведенные примеры показывают, что каналы поступления информации в вермахте не обнаруживают той степени достоверности, которую приписывают им некоторые авторы.
Наряду с ненадежностью каналов поступления информации о потерях бс( более резко заявляет о себе и другая проблема - содержательное качество статистики. Дополнительные неточности порождались категорией "пропавшие без вести", которая начиная с 1943 г. играла все более значительную роль и к 31 января 1945 г. уже охватывала 50% всех потерь. При этом речь шла о военнослужащих вермахта, относительно местонахождения подразделений которых ничей не было известно. Исправление ошибок применительно к тем случаям, когда пропадавшие без вести снова оказывались в своих частях, или когда отставши! от своих частей военнослужащие продолжали воевать в составе других формирований, или когда, будучи ранены, попадали в лазареты, а в их подразделения;
об этом не было известно, не практиковалось. Именно в период примерно с се редины 1944 г. эти источники ошибок могли иметь существенное значение20 Таким образом, донесений о пропавших без вести на поверку оказывалась больше действительно пропавших без вести..
Другой проблемой, имеющей отношение к качественной стороне, является разграничение потерь вермахта от потерь войск СС, Имперской трудовой повинности, Организации Тодта, полиции и т.п. Поскольку включение этих формирований в статистику потерь вермахта по-разному производилось и внутри самого вермахта, не исключено, что их потери вошли даже в те данные, которых их эксплицитно исключают21. Значение этого источника ошибок станет очевидным, если принять во внимание, что Организация Тодта и войска СС насчитывали по 1 млн. человек, а численность формирований полиции доходила примерно до 500 тыс.
В итоге содержательные проблемы статистики вермахта в конечном счете предстают как следствие дефиниционных неясностей, которые до сих пор недостаточно учитывались; следует добавить также и недостаточную надежность каналов поступления фактических данных. Поэтому с учетом всех аспектов нельзя считать достоверными ни данные ОКВ, ни основанные на них публикации.
На совершенно иной по сравнению с обсуждавшейся выше статистикой основе базируются три последних ряда показателей в табл. 3. Два первых принадлежат Федеральному статистическому ведомству и основаны на официальной статистике случаев смерти на войне и судебных смертных приговоров, то есть на подсчете официально зарегистрированных частных судеб. Статистика 1979 г. - это последние опубликованные данные на сей счет. Ею охвачена только территория ФРГ (без Саарской области и Западного Берлина); вот почему и эти данные следует признать неполными. Если бы в статистике ОКВ цифры потерь дифференцировались по месту рождения будущих жертв войны, то тогда появился бы интересный исходный пункт для новых исследований.
Цифры, приведенные в строке табл. 3, которая помечена как "германские военные потери", получены в результате экстраполяции потерь с территории Федеративной Республики (без Саара и Западного Берлина) на территорию "рейха" в границах 1937 г. Однако необходимая для этой операции предпосылка - равномерное распределение потерь по всей территории "рейха" - явно отсутствует. Поэтому и данный подсчет является пусть и интересным, но недостоверным.
Последняя строка табл. 3 воспроизводит данные Германского федерального управления по исчислению военных потерь. Этот орган продолжает деятельность существовавшего в штабе вермахта отдела учета личного состава, который среди прочего занимался также регистрацией и подсчетом всех поступавших списков поименных потерь. Приводимые в последней строке табл. 3 данные достоверны постольку, поскольку основываются на суммировании зарегистрированных конкретных случаев потерь: уже Мюллер-Гиллебранд рассматривал эти данные как самую надежную базу исчисления потерь22.
Проблематика этих обнародованных Германским федеральным управлением цифровых показателей коренится в другой сфере: и здесь под вопросом остаются понятийные категории. Бывший отдел учета личного состава в штабе вермахта до конца войны регистрировал потери вермахта, не учитывая потери войск СС или полувоенных формирований. После войны Германское федеральное управление по исчислению военных потерь включило в сферу своих подсчетов и названные структуры, но ограничило свою деятельность в основном лишь территорией ФРГ (включая Западный Берлин)23.
Таким образом, картотека Германского федерального управления по исчислению военных потерь является надежным источником в плане индивидуальных данных. Однако если оценивать ее в широких рамках общих германских военных потерь, то следует признать, что речь в этом конкретном случае идет о нечетко очерченной категории людей, границы которой в некоторых аспектах определены слишком широко, а в других, напротив, слишком узко24. Поскольку информация об использовании этих сведений отсутствует, данные Германского федерального управления могут считаться лишь ограниченно применимыми. В качестве резюме по вопросу о достоверности различных источников статистики военных потерь можно констатировать, что данные, приведенные в табл. 3, не вправе претендовать на то, чтобы считаться достаточно надежными. 4. Потери среди изгнанных лиц Картину статистики потерь среди изгнанных лиц дает табл.4.
Потери среди изгнанных, млн. человек25
Источники Потери Гражданские потери
Количество немцев к концу войны Оставшаяся часть населения Потери среди изгнанных Количество выживших
Федеральное статистическое ведомство. Потери среди изгнанных 1,088 16,545 2,553 2,224 11,603
Раихлинг. Бегство и изгнание 1,25 17,93 4,029 1,81 12,091
Церковная служба разыскания 0,4854 15,231 1,318 2,383 11,530
Пояснения к. табл. 4.
Потери вермахта - связанные с войной потери среди немецкого населения в районах изгнания.
Количество немцев к концу войны - численность немецкого населения в районах изгнания к концу войны (без военнослужащих вермахта).
Оставшаяся часть населения - население, оставшееся в районах изгнания.
Потери среди изгнанных - все лица, относительно которых вообще нет никаких сведений или имеются сведения о гибели.
Количество выживших - все лица, которые впоследствии оказались в одной из зон оккупации или за границей.
В сопоставлении данных этой таблицы расхождения также значительны. Только по такому показателю, как потери среди изгнанных, статистический разброс составляет 0,5 млн. человек. Сравнение с данными, содержащимися в выше приведенньх таблицах, обнаруживает - как и в статистике потерь вермахта - малую степень согласуемости между отдельными показателями.
В первых двух цифровых рядах табл. 4 приведены данные о демографических балансах территорий, население которых подлежало изгнанию. Данные третьей строки основаны - как и цифровые показатели, обнародованные Германским федеральным управлением по исчислению военных потерь, - на сборе сведений о конкретных человеческих судьбах.
Рассмотрим демографические балансы. Первый - опубликованный Федеральным статистическим ведомством - в плане методики считался столь показательным, что многочисленные неупоминаемые здесь последующие балансы строились на этой статистике и наверняка стимулировали модификации, касавшиеся специальных аспектов проблематики. Вот почему здесь интерпретируются первый и второй балансы (последний представлен актуальнейшей публикацией Райхлинга)26. Различие между ними состоит в том, что Раихлинг, во-первых, учитывает группу советских немцев и, во-вторых, включает в статистику потерь вермахта тех немцев, которые погибли, являясь военнослужащими негерманских вооруженных сил27. Кратко укажем здесь на последствия использования подобной расширенной дефиниции. Поскольку в остальном никаких различий нет, нижеследующие соображения мы относим в равной мере к обеим публикациям.
Прежде всего необходимо подчеркнуть, что речь идет о балансах - проблематику этого метода здесь упомянем лишь вскользь. Поскольку все позиции зависят одна от другой, имеет смысл коснуться также категорий, не связанных с потерями.
Главная проблема состоит в том, что на протяжении многих лет были различные определения понятия "изгнанный"28. Поэтому подпадает ли под категорию изгнанного, скажем, какой-либо житель Прибалтики немецкой национальности, который в соответствии с германо-советским договором был переселен имперским правительством в другое место? Столь же спорно включение в статистику советских немцев, которые были депортированы Сталиным и потому изгнанию в узком смысле этого слова не подвергались.
Интерес представляет первая категория - потери вермахта, поскольку в результате такого сравнения статистических данных, касающихся жертв изгнания и потерь вермахта, могут открыться благоприятные возможности для сравнения. К сожалению, однако, эти данные основываются не на собственной фактологической базе, Федеральное статистическое ведомство исходило лишь из доли упомянутых в табл. 4 потерь вермахта в численности населения на территории нынешней Федеративной Республики и экстраполировало эту цифру на население районов, из которых в свое время были изгнаны немцы. Речь идет о методе, который уже применялся при исчислении общих потерь вермахта, но примечательно то, что ни в одном из обсуждаемых нами здесь случаев цифровые данные ОКВ не были использованы. Такой подход предполагает, что квота призыва в вермахт и тем самым показатель смертности во всех регионах "рейха" и среди фольксдойче были одинаковыми. Подобная предпосылка, однако, недопустима, ибо в преимущественно сельскохозяйственных регионах, из которых изгонялись немцы, доля призванных в вермахт была выше, чем в промышленно развитой Западной Германии. Поэтому потери вермахта могли оказаться слишком низкими, а число погибших в результате изгнания - слишком высоким.
Самые сложные проблемы возникают при анализе категорий "количество немцев к концу войны" и "оставшаяся часть населения", поскольку эти данные основываются на переписях населения 1930-31 гг. для районов, из которых были изгнаны немцы, и 1939 г. - для германского "рейха". К тому же использовались результаты переписей 1946 и 1950 гг., а также итоги регистрации изгнанных, проведенной в 1953 г. С помощью индексов рождаемости и смертности результаты довоенной переписи были экстраполированы на 1945 г. Однако применительно к переписям следует принимать во внимание, что в районах, откуда были изгнаны немцы, данные о численности отдельных групп населения являлись вопросом политической значимости. В этих обстоятельствах не приходится удивляться тому, что имеющиеся в литературе суждения о численности немецкого населения колеблются в зависимости от политических позиций и интересов авторов в пределах миллионов человек. Когда такие колебания в показателях имеют место спустя 14 лет после окончания войны, уместно проявлять осторожность. Какие последствия влекут за собой даже относительно небольшие изменения в том или ином балансе, показывает хотя бы то, что уменьшение принятого количества населения к концу войны с 17 до 16 млн. человек ведет к незначительному снижению потерь вермахта и сокращению почти вдвое числа погибших в результате изгнания.
Нет единства даже в подходе к категории "количество выживших". Здесь, правда, в распоряжении исследователей имеются результаты общегерманской переписи 1950 г., однако в связи с различиями в исходных предположениях относительно квот эмиграции и роста рождаемости, нашедших отражение в переписях 1946 и 1950 гг.29, восточно- и западногерманские данные о численности изгнанных расходятся на 1 млн. человек. Важнейшей для данного исследования является категория "потери среди изгнанных". Данное понятие применено здесь, поскольку используется исследователями, но корректнее было бы использовать такие категории, как "невыясненные случаи" или "военные и послевоенные жертвы" (и они действительно введены Федеральным статистическим ведомством). Ведь речь идет отнюдь не только о тех людях, которые погибли в результате изгнания. Жертвы национал-социалистических преследований среди немецкого населения, потери среди гражданского населения, понесенные в результате тяжелых боев в некоторых районах, и те, кто погиб, спасаясь бегством от наступавшей Красной Армии, не выделены в самостоятельные категории и приплюсованы к "потерям среди изгнанных". Это подверглось острой критике как раз со стороны авторов из восточноевропейских стран и ГДР30.
"Потери среди изгнанных" представляют собой " системно обусловленную в балансе " сумму всех невыясненных случаев, различных категорий потерь и всей совокупности ошибок в подсчетах. Полученные таким путем данные не могут служить надежной основой для выводов о "потерях среди изгнанных"; здесь необходимо подтверждение с помощью другого метода.
Одно из таких независимых исследований - "Общий картотечный справочник" Церковной службы разыскания. Речь в данном случае идет о полном учете местных карточек изгнанных, то есть о суммировании конкретных человеческих судеб. Работа строилась путем запросов относительно судьбы изгнанных. результатов регистрации изгнанных, проведенной в 1953 г., поименных списков землячеств и другой информации. Таким путем изучалось наличие немецкого населения в районах, откуда оно изгонялось, выявлялись остававшиеся та^ лица немецкой национальности, те, кто бьш изгнан на Запад и кто погиб.
При сравнении этого справочника с двумя обсуждавшимися выше балансами прежде всего бросается в глаза разрыв в данных о потерях вермахта, составляющий примерно 1,4 млн. погибших. И хотя сравнение это как бы напрашивается само собой, оно недопустимо, поскольку местные картотеки регистрировали немецкое население по возможности без учета военнослужащих вермахта, в результате чего последние показаны в статистике слишком неполно.
Ощущение расхождения данных в категории "количество немцев к конпу войны" еще больше усилится, если учесть, что в справочник включены также те районы Советского Союза, которые оккупировались вермахтом. В другом же отношении картотека, напротив, неполна, поскольку регистрацию в 1953 г. пришлось по финансовым причинам прекратить, а осевшие в ГДР изгнанные были учтены лишь частично. К тому же из-за распределения картотек по местам проживания бывших изгнанных надо считаться с ростом доли невыявленных случаев двойной регистрации31.
Аналогичные соображения можно высказать также в отношении категорий "оставшаяся часть населения" и "количество выживших".
Поскольку авторы "Общего картотечного справочника" также пытаются представить миграцию населения в форме баланса, все не совсем точно установленные реалии сказываются на категории "потери среди изгнанных". Из зафиксированных в ней примерно 2,4 млн. погибших только 473 тыс. подтверждены очевидцами, а судьба 1,9 млн. человек неизвестна. Эта группа образует обусловленную техникой составления баланса позицию уравнения, состоявшую из случаев двойной регистрации, неправильного написания фамилий, учета военнослужащих (которые Церковной службой разыскания, собственно, не учитывались) и реальных потерь. В результате этого достоверными в конечном счете можно считать 20% потерь. В отношении 1905 тыс. человек не имеется достаточной информации либо ее вообще нет, а применительно к не поддающемуся сейчас исчислению количеству людей нельзя быть даже уверенным, что они когда-либо существовали32.
В качестве итога изучения демографических балансов и подсчетов в рамках "Общего картотечного справочника" приходится отметить, что и по "потерям среди изгнанных" нет исследований, данные которых могли бы считаться достаточно достоверными.

5. Резюме

После освещения состояния исследования темы потерь с помощью общих балансов и статистических данных о потерях вермахта и потерях среди изгнанных становится вполне очевидным, что в настоящее время ни по одному из конкретных аспектов нет достаточно достоверной фактологическо-статистической основы.
Если задаться вопросом о причинах пробелов в исследованиях, то придется отметить, во-первых, обусловленные войной изъяны в функционировании каналов поступления информации, а во-вторых, такой фактор, как принудительная миграция масс населения. К тому же во время и после войны была депортирована или уничтожена соответствующая документация. Эти причины хотя и справедливы, но могут лишь частично объяснить создавшееся положение. Необходимо учитывать также и послевоенную ситуацию. Организации, занимавшиеся проблемами потерь, намеревались выяснить индивидуальные судьбы людей и потому подходили к делу прагматически. Точные дефиниции и статистические выкладки были мало уместны, поскольку ничего не проясняли в конкретных человеческих судьбах.
Центральная проблема всех статистических исследований - различия в дефинициях, которые ныне не позволяют более или менее точно определить данные об общих потерях. Насколько веским и важным является этот аргумент, проследим на двух примерах. Райхлинг в своем балансе изгнанных учитывает в качестве военных жертв фольксдойче, которые погибли, будучи военнослужащими не вермахта, а других армий (таких насчитывалось 162 тыс. человек). Распространение подобного подхода на другие группы немецкого населения привело бы к тому, что любой человек немецкой национальности, погибший во второй мировой войне, являясь гражданином другого государства, зачислялся бы в разряд немецких потерь. А как при таких обстоятельствах быть с немецкими гражданами не немецкой национальности?
Аналогично обстоит дело и с вопросом о том, насколько широко должно трактоваться понятие "потери во второй мировой войне". Следует ли зачислять жертв национал-социалистических преследований либо жертв изгнания в потери во второй мировой войне или же речь в данном случае идет только об опосредованно взаимозависимых процессах? Можно ли учитывать также последствия роста общей смертности и снижения показателей рождаемости?33
Эти примеры указывают также на главные отправные пункты для новой активизации исследовательских усилий. Прежде всего необходимо выработать практичную и одновременно убедительную систему дефиниций. Только тогда на этой базе будет можно и целесообразно заново оценить имеющиеся данные, чтобы прийти к надежным и достоверным результатам.
В связи с описанным состоянием исследовательской работы, сложностью решаемой проблемы и предполагаемыми большими затратами, необходимыми для получения новых результатов, возникает вопрос о том, соразмерна ли с этим польза, которую может принести статистическая точность. Хотя количественные данные и являются всего лишь одним из разделов историографии, ими тем не менее нельзя пренебрегать в такой степени, как это до сих пор было с выявлением людских потерь во второй мировой войне.
К тому же нельзя забывать, что данные об этих потерях используются как историками, так и заинтересованной общественностью без осознания сомнительного характера имеющихся цифровых сведений. Если мы считаем, что задача исторической науки состоит в том, чтобы предоставлять в распоряжение общественности и, в частности, для системы образования базисную информацию, нужную даже для школьного учебника, тогда следует обеспечить всех заинтересованных потребителей такой информации более надежными цифровыми данными. Достаточно надежная информация необходима также для недопущения манипулирования недостоверными данными о людских потерях в политических целях.
В настоящей работе на примере отдельных статистических сведений показано, насколько ненадежны " и количественно и качественно " имеющиеся цифровые данные людских потерь Германии в годы второй мировой войны. Но этого вполне достаточно, чтобы понять, что затронутая проблематика требует новых исследовательских усилий.
я еще не вычетал примечания - много немецкого текста, распознание плохое...

Примечания

1 К. настоящему времени по этой теме нет ни одной монографии немецкоязычного автора, имеется лишь одна американская  качественно не вполне удовлетворительная  публикация (см. Sorge, Martin K., Тhе Оther Рпсе оf Hitler War. From Word War II, New Yогk еtс. 1986).
2 В статистике потерь, обнародованной после первой мировой войны, также учитывались более низкие показатели рождаемости и повышенные показатели общей смертности. Источники: Arntz, Helmit, Diе Мепsсhеnverluste im
4 См.: Hillgruber,Andreas,
5 См.: 5ЬиЬо<у, Епппеп1Пеп (прим. 3), 5. 376; Агп1г, Меп5сЬепуег1и51е (прим. 3), 5 447. Тот же самый текст был с небольшими изменениями опубликован в: Ви11е11п Дег Випйеэгерегип^ от 3.4.1953г.
6 ОеЬпаг<11, В(1 4/2 (см. прим. 3), 5.807.
Показателем этого являются неоднократные переписи населения (1946 и 1950 гг.), а также регистрации (регистрации военнопленных и пропавших без вести, проведенные в 1947 и 1950 гг. и регистрации изгнанных).
8 См.: 51а115|л5спе5 Вип(1е5ат1, Уегеисп е1пег с1еи15спеп Веу61кегипб8Ы1апг с1е8 х<уе11еп '\Уе1Нспеее8, в: \У1г18сЬаГ1 ипД 81аЙ5Нк, 1949, 5. 226230, 5. 228; (51а^515сЬе5 ВипЛеват) ЗсЬ^агг, Каг1, Ое!>ат1иЬегЫ1ск Дег Веуб1кегипе5епЫск1ипе 193919461955, в: ^йкспаЙ ипД 5ЙЙ5ЙК, 1956, 8. 494 Г., здесь 5. 494; 01е11ге, Вгипо, Оеи15сЫапс|5 Веу611сегип88уег1ия1е йигсп йеп гуе11еп \УеИкпее, в: У1ег1е1)апгехпеЙе гиг ^йяЬаЙяГогасЬипе, 1953,5.375384, здесь 5.383. См.: 51аЙ5118спе8 ВипДекат1 (Нг5.), 01е с1еи1ясЬеп Уег1ге1Ьип5уег1и51е. Веуб11сегип5Ы1апгеп Дег Уейге^ип^евЫ^е 1939/1950,51и11еай 1958,5.38, 45 Г.
1 См.: НогЖтапп, Киг1, Оеи^хспе Веуб1кегипе5Ь11апг Йех 2. \УеИ11пе88. Е1пГипгип ипй 2и&ат-тепГаввипе, в: ^ц18спаЙ ипД 51а11кИк, 1956,5. 493 Г., здесь 5. 493.
11 См.: ОК^V/^VР5^/ Оге АЫ (Неег), N^. 5815 уот 10-5.1945, Ве1г.: Оехат*уег1и5*е йеа Неегев т с1ег 2ей уот 1.9.391.5.45, Вип(1е5агсЬ1у-МШ1агагсЫу Рге1Ьиге (ВА-МА), КМ 7/809;
ОК\V/А^VА/^VV^V(1), ╧. 423/45 е. уот 5.3.45: Уег1и51е Йег \УеЬгтасЬ1 (Н., М., Ь.) пасп Деп Ьа с1ег \Уа5< Ыя 28.2.1945 81а1. ег^аВеп МеИипееп, ВА-МА, К\У б/у. 50. А 51и(1у оПЬе Етр1оутеп4 о{ Сегтап Мапроуег (гот 19331945, СотрИей а1 ОМ05 Ьу а сотЫпес! Вп^яЬ, Сапас11ап ипй и5-5аГГЬе1уееп 1945 апД 1947, С11ар1ег 17, р. 5; Ве51ап(1 ипс1 Уег1и51е Дег Оеи15сЬеп ^еЬгтасЬ1, Роге1п МШ1агу 51ис1у, Н)51опса1 Ом51оп, Н.Ои. и5-Агту Еигоре, М5 В-716. ВеагЬе11ег Зспгатт, Регсу Е. [са. NоV. 1945], (цит. по: 5спгатт,Ве$1ап(1 ипс1 Уег1ч81е), 5. 19; Кг{ее81аееЬисЬ с1е8 ОЬегкоттапс1о5 с1ег ^еЬгтасЬ! ОУеЬгтасЬ1(ипгипе581аЬ) 19401945. Оейпй уоп Н. Огетег ипс1 Р.Е. ЗсЬгатт. 1т АиЙга йев АгЬе1151а-е15е8 йг ^епгГог8спип Ьг5. уоп Регсу Егп515спгатт. Вй 4:
1. ^апиа^ 194427. Ма) 1945, РгапЫиг! 1961 (цит. по: КТВ, ОК^), 5. 15091511; 51аНЕ,йс 5у51ет5 (Рго)ес1 4), Роге1еп МПИагу 51ис1у, Н151опса1 Огу1х1оп, Н.Ои. и5-Агту Еигоре, М5 Р-011. ВеагЬе:ег: Ми11ег-Н111еЬгапс1, ВигкЬай, Кбп1^51ет 1949 (цит. по: Мч11ег-Н111еЬгапс1, 51ай&Нс 5ук1ет8), 5.108; КеШ, ^/оК, Оав Оеи1вспе Неег 19391945.011е(1египе, Етяа1г, 51е11епЬе8е1гипе, Вай Маипе1т 1956,5.203211; МйПег-НШеЬгапй, Вигкпаг: Оав Неег, Ы 3, Оег 2ууе1Ьоп1епкпее, Оагт81ас11 1969, 5. 262; 01е рег8опе11еп Уег1и81е с1ег епетаИ^еп с1еи18сЬеп \УеЬгтасЬ11т 2. '\Уеи1спе ипс1 с1ег Кпе88еГапеп8сЬаЙ. Нг88.: Оеи15спе8 Ко1е5 Кгеиг, исЬа|еп5( МйпсЬеп, о.О. 1975, 5. 15; 51апое8атШсп Ьеиг1сипае1е Кпеб551егЬеЙ11е ипй епсЬ1ИсЬе ТоЯеяегЙагипееп уоп Регаопеп пи11е1г1ет ^оЬп811г 1т Випс1е5еЫе1, в: Веуб1кегип ипа ЕгдгегЬяйй^ЬеН. РасЬ^епе 1, КеШе 2: ВеусйкегипевЬеууерте, 1979. Нг8.: 51аЙ5115сЬе5 Випаекат!, 51иМаП 1981, 5. 7779;
Оеи15сЬе Кпе5уег1и51е, в: 5(а(|5(15сЬе5 ЛаЬгЬисЬ Йг (11е ВипоехгериЬИк Оеи18сЫапс1 1960. Нгяв" 51а11&Н5сЬе8 Випоеяат!, 51иба11 1960, 8. 78; ЗаЬгеаЬепсЬ! 1983/84/85. Нк^.: Оеи1всЬе 01еп5151е11е ОУА51), Вег1т о^. (с 1969 АгЬеНяЬепсШ), $. 13 Г.
12 См.: Мй11ег-НШеЬгапй, 51аЙ811с 5ух1ет5 (прим. 11), 5. 62 Я'.
13 См.: ОК\У/\УР$1/Оге(УЬ), ╧. 745/45 в.К. уот 14.3.1945, ВА-МА КМ 7/8100.
См.: 5спгатт, ВеЯапс! ипй Уег1и51е (прим. 11), 5. 2 и 7, а также КТВ, ОК\У (прим. 11), 5.1508.
15 См.: ОК\У/АЛУА/т^(\0, ╧. 9/45 е.Кс1о8.уот 11.1.1945, ВА-МА, КМ 7/808; КеШе, ОсийсЬм Неег (прим. 11), 5. 203211.
16 См.: 0*е регеопеПеп Уег1и51е (прим.11), 8.1518.
17 См.: КТВ, ОК\У (прим. 11), 5. 1508, а также Ми11ег-Н111еЬгапс1, 51айЯю у5(ет8 (прим. 11), 5. 43, ипа 70.
18 См.: ОК\У/АДУА/т^(У), ╧. 245/44е.Кс1о8.уот 30.8.1944, Ве1г.: 81а11хПк аегМеп5сЬепуег1и5(е 1т Кпеее, ВА-МА, КМ 7/807.
19 См.: ОК\У/ЛУР81/Оге(УЬ), ╧.745/45 е.К. уот 14.3.1945, ВА-МА, КМ 7/810 П.
20 См.: Мй11ег-Нн1еЬгапс1,81а115Йс яуйетя (прим. 11), 5.55; Оегтап Мапроуег (прим. 11), сЬар1ег 16, р.ЗГ.
21 См.: Ми11ег-НШеЬгап<1,51а11811с аухЮтк (прим. 11), 5. 208210.
22 Среди пропавших без вести, к радости исследователей, постоянно обнаруживался определенный  пусть и более низкий  процент оставшихся в живых. За 19831985 гг. в 7% выясненных случаев пропавшие без вести оказались живыми. Следовательно, из общего числа 1,2 млн. пропавших без вести до 100 тыс. человек могут оказаться выжившими. См.: ЗапгеяЬепсЬ (прим.11), 8.23.
23 См.: Оеи18спе 01еп51&е11е, ЛапгевЬепст (прим. 11), 5.12.
24 Там же, 5.23 и 35.
25 Источники: 81аЙ8Й8спе5 Випйевапй, ОеийсЬе Уе11ге1Ьип88уег1и8е (см. прим. 9), 8. 38, 45 {.; с учетом округлений цифр и ошибок разница составляет 165 тыс. человек; Ке1спИпе, ОегБага, Р1исЫ ипа Уейгейтпе Вег 081с1еи18спеп, в: 1пГогтайоп&с1!еп81 гит Ьа81епаи81е1сп, 1988,5.123 125, здесь 5. 123; Кп-спНсЬег 5испсНеп81, Се8атегпеЬипе, ЦИТ. по: у. Р18оп1ког8, Оег, 1лГогтайопеп гиг Иагипе <1ег 5сЬ1ск8а1е уоп РШсЬШпееп аик аеп Уегге1Ьипб8евЬ1ееп б8Й1сЬ уоп Ос1ег ипс1 Nе^ве: 01е АхЬеН аег Не1та1ог151саг1е1еп (НОК), в: НисЫ11пее ипВ Уег*пеЬепе 1п Де! <уе51Веи8с11еп Nасп1с^^ее5ее8с^^^сп^е. Нгар 5сЬи1ге, Ке1пег, НИВевЬот 1987,8.5768, здесь 5.65 {.
26 Доверие к этому исследованию снижается также из-за девяти неточностей в подсчетах, которые суммарно дают ошибку, равную 51 тыс. человек. См.: 51а11511яспе8 Випйеват!, Оеи15спе Уег1ге1Ьип8уег1и81е (прим. 9), 8.38.
27 См. там же, 8.15; Ке1сп11пе, Р1исЬ1 ипс1 Уейге1Ьипе (прим. 25), 8.123.
28 См.: 01е Веи18сЬеп УегШеЬепеп ╧ 2ап1еп. Нгае.: КиНигеййипе Вег Веи^спеп УейпеЬепеп, Вопг 1986,5.12 Г.
29 В литературе ГДР количество зачисленных в разряд изгнанных определяется всего в 10,72 млн человек, (см.: Лий, Керпе, 2иг Ьб5ип Веа ит&1ес11егргоЫет5 аи( оет ОеЫе1 Вег ООК 1945 Ы; АпГапв ВегГйпЫеегЛапге, в: 2еИвсЬпЙ Гиг ае5сЫсЬ18^58еп5сЬаЙ, 1987,8.971984, здесь 8.973)
30 См.: 8сттИгек, 8*ап151аг, 2ит ТЬета Вег &08епапп*еп Уег1ге1Ьипе8уег1и$е, в: В1аМег Йг Веи1$сЬ ипВ т1етайопа1е РоИйк, 1967,8.258265, здесь 8.260262.
31 См.: V. Р1аоп11сог&, Не1та1ой8каг1е1еп (прим. 25), 8.65 {.
32 См.: Се5ат1егЬеЬип Век ШгспНсЬеп 5исЬВ)еп5(е5.
33-См.: 01е11ге, Веуб1кеп1П5уег1и51е (прим. 8), 8.383; 8огее, ТЬе 01Ьег Рпсе (прим. 1), 8.142.
Цитируется по: Вторая мировая война. Дискуссии. Основные тенденции. Результаты исследований: Пер. с нем. - М.; "Весь Мир", 1997
Aport Ranker
Copyright (c) "Русский переплет"
Rambler's Top100 Service

Rambler's Top100