TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

 Поэзия
07 августа 2006 года

Никита Янев

 

С Т И Х О Т В О Т Р Е Н И Я

Из сборника "Элегии"

 

 

...

 

Огромный холод. Пепельные звёзды.

Ещё, застывшая и мокрая от ночи,

Как фотография безжизненная, площадь.

Лотки, ларьки, витрины магазинов,

Решётки ярмарки, фанерные домишки.

Покойный лист в квадратной чёрной луже,

Обнажена от листьев ветка клёна.

Глухая осень. Капли на плаще.

 

...

 

Этот мертвецки пьяный ночной город,

Замерзающий от одиночества.

Везде натыкаешься на твои глаза.

И только вид из окна квартиры

Находишь сносным и даже милым,

Закурив сигарету и затягиваясь в перспективу.

Немного похожий на рыбу в аквариуме,

Хватая ртом растворённый воздух,

Успеваешь только не задохнуться.

 

...

 

Глаза тростниковая чуткость.

Болотная птица улыбка

Кричит из дремучего сна.

Шершавые губы волненье

Пахучего тёмного ветра.

И чёрная тина ресницы

Светают над озером глаз.

Рождение, песни свободы,

Рождение женского лика.

Природа сама опьянела,

Осмыслив зовущие силы

В горящем смущеньем лице.

 

...

 

Я демобилизуюсь, я пытаюсь скрыться.

Но безнадёга, армия во мне.

Она за мной как многоликий Янус.

Она вошла в дома, в деревья, в голос.

И гарнизонный дух во всём, и построенье скоро,

И мальчики дубовые стоят,

И в них тоска. И жёлтые разводы

В нестиранном белье. И самоволки в небо.

И женщины с которыми так просто

Договориться. И казённый орден

За смерть другого. И топор. И плаха.

И так мне страшно видеть человека

Сквозь мутное стекло глухой команды,

Что я опять срываюсь и бегу,

И на бегу запоминаю только локти

И мутную полоску жёлтых лиц.

Я ненавижу лишние тона.

 

...

 

Глазное яблоко, глубокое как комнат

За стёкла уходящий томный мир,

Из наблюдения на улице, а так же

Воспоминания зелёных водоёмов собачьих глаз

В гостях на кухне друга,

Перелилось в меня и продолжалось

Короткими и яркими словами.

Так для письма по полостям предметов

Мне видимых мой взор предназначался

И был расправлен на клочке бумаги

Животною привычкой забирать

Вглубь омута зелёного, в глубины

Сетчатки и придатков сытых нервов,

Как некую добычу, всё, что свеже

Той новизной, нетронутой словами.

Благополучием пыхтящий 21-й

"газ", женщина с покупками, трико,

приросшее к балконному канату.

Стекло подъезда, пропускающее в чрево

Той какофонии, что есть домашний быт,

Помноженный на цифру "сорок пять".

И все кивали, были тонки взмахи,

И в солнечных свободах словом дружбы

Я радовал затворницу судьбу.

 

...

 

Мне от тебя достался этот образ.

И что-то промелькнуло в пониманье,

Воспоминанье облика, улыбка.

И что-то, что зовётся тайной жизни,

Меня не оставляет и поныне.

Что за навязчивая это связь, с которой

Я рассчитался издавна, сполна.

И я теперь боюсь, я собираю

Как по крупицам минувшее чудо.

Особенно зимой мне видеть больно

Его в домах, которые когда-то

Коробками со светом назвала.

 

...

 

Это слово было птицей

В год, до оного созревший.

Это слово - дом, сгоревший

Пеплом звёздной медведицы.

Это право не из лёгких,

Кто здесь судит, тот здесь Бог.

Не покинь земной порог

На бессмысленных верёвках.

В этом доме плачет зверь,

Зверь с глазами человека.

Эта комната теперь

Незаполнена. Два века

Ждал тебя её божок,

Ноги босые, котомка

С серым хлебом и негромко

Заливается рожок.

 

...

 

Как же не живые, посмотри, как корчат

Сдержанные муки веточку сосны.

В пальцах раскалённых, на огня ладонях,

Брошенную в пламя веточку сосны.

Слышишь, слышишь крики гибнущего тела,

Вот последний выпад страшного огня.

Ветка изогнулась, закричав без силы,

И с зелёным дымом тёплая душа

Полетела в небо, голубое странным

Светом примиренья, хвойна и чиста.

И осталось пепла сизое стремленье

Быть достойным праха веточки сосны.

Так же имя наше, погасив для боли,

Понесут живые в домик мертвеца.

Веточка сирени, стебелёк агоний,

Кипарисный венчик, малая душа.

 

...

 

Складки плаща целомудренно-девственной ночи.

Ночь покрывала пространство от неба до неба.

Ночь шевелилась огнями и плавала птицей.

Чёрным крылом отражалась в колодцах бессонниц.

Снами была, нечастыми, странными снами.

Ветки качала, врала в изменённые лица.

Где-то в дороге мосты, города посылала.

Стрелочник ночь, маневровый трудяга.

На переездах грузила пустые вагоны.

В доме путейца глядела сквозь тёмные стёкла

Вслед убегающим теням ночного движенья.

Ночь неспроста завела себе память.

Кто ты, поэт, не поэт, переводчик из речи

Капель дождя на стекле проходящих составов,

Дела ей нет. Все дороги стремятся

Снова в себя. Их поэтому дело

Быть незаметными в людях, в постройках, в работе.

 

...

 

Смерть настигала каждую минуту,

Рвала из губ кусок ночного неба,

Рвала из губ осколок сигареты,

Из телефона голос забирала.

И обрывалась длинными гудками,

И вешала обрывок разговора

Под небом, за глазами, на ветру.

Юродствуя и корчась где-то сзади,

Звала не оглянуться ни на миг.

И только ты над нею была властна,

Но что-то понимала и смирялась,

Такая доля, право. Я же гордый,

Мой гнев сродни безумиям богов

За право быть единым и всевластным

Хотя бы для тебя, моя тревога.

Был так наивен этот голос духа,

Покинутого всеми и судьбой,

Что только вниз по каменным ступеням

Была дорога. Падать на колени

На дне души у мёртвого колодца

Вчерашних ожиданий и молиться

За право быть с тобой. Я опускался

И ничего не видел из-за спин.

 

...

 


Проголосуйте
за это произведение

Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100