TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Нас посетило 38 млн. человек | "Русскому переплёту" 20 лет | Чем занимались русские 4000 лет назад?

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение
[ ENGLISH ][AUTO] [KOI-8R][WINDOWS] [DOS][ISO-8859]


Русский переплет

Александр Яковлев
 
 

Как Иван с чортом воевал

(Повесть в народных картинках)


⌠Судьба людей повсюду та же:
Где благо, там уже на страже
Иль просвещенье, иль тиран■
А. С. Пушкин, ⌠К морю■
 
 
КАРТИНКА ЗАПЕВНАЯ,
на которой в черно-белых тонах изображены семнадцать живописных фигур вокруг лотошника, распевающего ⌠Песню о патоке с имбирем■*:
- Вот варена с имбирем
Варил дядя Симеон
Вот медова с имбирем
Даром денег не берем
Собирайтесь тетки дяди
Вареную покупать
А я буду навас глядя
Веселую распевать
Все сходитесь песню слушать
Да медову мою кушать
Вот явился дядя Влас
Почин зделал первой раз
В след бежал заним Увар
Спотыкнулся и упал
Припожаловал Назар
Покупателей созвал
----------------
*Орфография и пунктуация максимально приближены к оригинальным
----------------
 
Пришол дядюшка Егор
Пошел патыке разбор
Пришла тетушка Ненила
Нагрош патыки купила
Пришол дядющка Мартын
Дал запесню мне алтын
Пришла тетушка Арина
Ела патаку хвалила
Пришол дядя Елизар
Пальцы губы об лизал
Пришла тетушка Аксинья
Ела патаку насильна
Пришол дядюшка Абрам
С имбирем всее забрал
Налетел дядя Борис
Сним запатаку дрались
Пришол дядюшка Вавил
Об медовой так и взвыл
Разлетелся дядя Прохор
Он по патаке заохал
Разбежалась тетка Домна
С имбирем застала ровна
Пришол дядюшка Абросим
Разсердился денги бросил
Пришол дядюшка Устин
Свои слюни распустил
Вот так дядя Симеон
Всякой скажет молодца
Всю распродал с имбирем
Испел песню доконца.
 
ПРОЛОЖНАЯ
 
⌠Лев Николаевич Толстой посещает книжную лавку Ивана, что на Никольской площади■. На картинке - человек пятьдесят офеней набились в лавку Ивана, отбирают товар. На переднем плане Толстой, кассир лавки Павлыч.
⌠ Павлыч:
- Здравствуйте, батюшка Лев Николаевич. А сегодня у нас, касатик, грачи прилетели. Ишь, в лавке какую шумиху несут. Уж очень шумливый народец-то. Иван Дмитрич им языки-то размочил. Хлебнули. Теперь до вечера галдеть будут. А к вечеру, батюшка, в баню станут проситься. И ведь водим, касатик, водим.
Толстой, обращаясь к офеням:
- Здравствуйте! Ну, как торгуете?
Офени:
- Ничего, торгуем помаленьку. А тебе, что же, поучиться хочется? Стар, брат, опоздал. Раньше бы приходил.
Павлыч:
- Вы, ребята, понимайте, с кем говорите. Это ведь сам Лев Николаевич Толстой!
Офени:
- Так зачем же он оделся по-мужицки? Иль барское надоело? Дал бы нам, мы бы поносили... Ну, Лев Николаич, побеседуй с нами. Мы, брат, работнички, труженики. Мучаемся, таскаем вот сытинский товар всю зиму, а толков мало: грамотеев-то в деревне нет. Картинишки еще покупают, а вот насчет книг плохо.
Толстой:
- Ну а как идут те книжечки, что под девизом: ⌠Не в силе Бог, а в правде■?
Офени (переглядываясь):
- Правду сказать, по новости - плохо. Таскаешь их в каждый дом. За зиму даже надоест. Ведь спрашивают-то везде все пострашнее да почуднее. А тут - все жалостливыя да милостивыя. В деревне и без того оголтелая скучища. Только и ждут, как наш брат, балагур, придет - всю деревню взбаламутит. Только и выезжаем на чертяке. Во какого изобразил Стрельцов* - зеленого и красного! Целую дюжину чертяк! На весь вечер беседы хватит. Старухи каются, под образ вешают, молятся и на чертяку косятся. Кому не надо, и то продадим. Так-то... Пишите-ко, Лев Николаич, книжечки пострашнее. Ваши-то берут, кто поумнее: попы, писаря, мещане на базаре. В деревне разве только большому грамотею всучишь.
Толстой:
- А где же вы торгуете?
Офени:
- Мы-то? Везде. По всей матушке России. Я Калужскую, он Курскую, этот Орловскую, Смоленскую, Тверскую колесит. Где кто привык. По знакомым местам, деревням и ярмаркам ездим.
Толстой ( глядя на Ивана):
- Так пострашнее писать?
Офени:
- Вестимо пострашнее. Про чертяку!
Иван разводит руками■.
 
 
---------------
* Стрельцов - старинный московский издатель народных картинок
 
ПЕРВАЯ ( в трех рисунках)
⌠Детство Ивана, родившегося в селе Гнездникове Костромской губернии Солигаличского уезда, крещеного в церкви святых великомучеников Бориса и Глеба в Солигаличе■ .
 
⌠Видение беса■. На картинке - волостной писарь Дмитрий Сытин сидит в избе на скамье у стены сжав коленями сцепленные руки и закинув назад голову. Безумный взгляд устремлен в темный потолок. От окна на мужа горестно глядит мать семейства. На печи виднеются четыре детских силуэта. Текст:
⌠Младший брат Ивана:
- Чевой-то он, Ванька?
- Тише ты, бес в него опять вселился. Теперь неделю будет мучать. Пока все папка не пропьет.■
⌠Иван на ложном пути■. На картинке - Иван бросает в угол избы котомку с учебниками. Мать смотрит задумчиво. На стене картинка ⌠Битва русских с кабардинцами■. Текст:
⌠Иван:
- Ненавижу эти книги!
Мать:
- Опять на горохе стоял?
Иван:
- Я лучше в разбойники пойду!
Младший брат:
- И я тоже!
Иван (отвешивая подзатыльник):
- Мал еще!■.
⌠Пора!■. На картинке - обнищание в избе, мать крестит Ивана. Черт уводит упирающегося отца. Текст:
⌠Мать:
- И то, сына, хватит уж учиться. Вон что грамота с отцом-то исделала... От большого ума и мается. Пора в мальчики идти. Большой ты уже.
Иван улыбается. ■.
 
ВТОРАЯ (в трех рисунках)
⌠В мальчиках■.
 
⌠Дело клеится■ Иван, рослый не по годам двенадцатилетний подросток, торгует мехом вразнос на ярмарке в Нижнем. Довольный бойким и сметливым парнем родной дядя щедро расплачивается с племянником, вручая ему двадцать пять рублей.
⌠Дома■. Мать любуется купленным в подарок платком. В дверях - напившийся чаю и собравшийся уходить дядя.
⌠Мать:
- Вот и место нашлось постоянное. Поедешь в Елабугу, к маляру в мальчики.
Дядя:
- Постой, сестра, не годится так. Что ему в малярах? Не его это дело. Ему бы по торговой... Пусть годок подождет. Может что и лучше найдется.
Мать:
- Да ведь как? Через год - какой из него мальчик? Усы уж вон пробиваются. Да и жить надо...
Дядя:
- Ничего, я помогу. За ним долг не пропадет. Так ли, Ванька?
Иван (кланяясь дяде):
- Так, дядяюшка, так, родненький.■
⌠В Москву!■. Пригорюнившийся Иван в услужении у коломенского купца Василия Кузьмича, обещавшего пристроить парня по меховой части в Москве. Текст:
⌠Кузьмич (пьет чай):
- Сожалею тебя, Ванюша. Поздновато мы с тобой приехали. У моих друзей места в меховой торговле нет... Да ты погоди горевать! Зато есть в книжной лавке у Шарапова. У него, вишь, у Шарапова, две торговли: меховая и книгами. Поступай к нему. Посмотрим. Понравится - хорошо, а то в меховую переведет. Главное служи честно, будь старателен, а старик не обидит. Вот тебе письмо к нему. Поедешь с провожатым■.
Из-за спины Кузьмича на Ивана с подозрением смотрит чорт.
 
ТРЕТЬЯ (в трех рисунках)
⌠Первые шаги по Москве■.
 
⌠Тринадцатое сентября 1866 года, шесть часов вечера■. Иван с провожатым выходят из вагона Рязанской железной дороги.
⌠Впечатление■. Район Таганки. С трепетом и восторгом Иван всматривается и вслушивается. Заполняя тротуары, идут приказчики. Торжественно гудят колокола к всенощной. Канун Воздвиженья, последняя всенощная с красным звоном.
⌠День Воздвиженья Честнаго Креста■. Иван у Ильинских ворот заходит в часовню к преподобному Сергию, молит его о покровительстве.

ЧЕТВЕРТАЯ (запрещенная в 40-х годах прошлого столетия по цензурным изображениям), ⌠Как бык не хотел быть быком■.
 
В центре листа, в большем размере, чем другие, обрамляющие рисунки, изображение того, как ⌠Бык не захотел быть быком, да сделался мясником; когда мясник стал бить в лоб, то, не стерпя его удара, ткнул рогами в бок, а мясник с ног долой свалился - ьл бык выхватить топор потщтился; отрубил ему руку, повесил его вверх ногами и стал таскать кишки с потрохами■. Тринадцать остальных изображений остроумно рисуют отношение крепостных к барам-владельцам: овца, став на задние ноги, стрижет пастуха, текст гласит: ■овца искусная мастерица, велит всем пастухам стричься■; бабы посадили осла в карету и катают по улицам; ⌠нищий богатому подает, а тот от него берет■ (дворянские складчины на балы по копейке с души); ⌠осел мужика брил, да по неосторожности ему копытом голову разбил■ и т. п.
 
ПЯТАЯ ( в двух рисунках),
⌠В лавке у Шарапова■.
 
⌠Яковлев■. Иван, присев на корточки у стены лавки, в ожидании хозяина, с изумлением рассматривает полки с книгами. К нему подходит благообразный старичок.
⌠Старичок:
- Ну здравствуй, брат. Я тут, стало быть, старшим приказчиком. Зовут меня Ефим Яковлевич. И фамилия - Яковлев. Что ж, брат, служи усерднее. Себя не жалей, работай - не ленись, раньше вставай, позднее ложись. Служи всем. Будь самым малым, чтобы быть большим. Грязной работы не стыдись, себе цены не уставляй. Жди, когда тебя оценят. Базар цену скажет■.
⌠Петр Николаевич Шарапов■. Вошедший в лавку хозяин, старец вида почтенного, истово молится на образа. Ему подают рекомендательное письмо.
⌠Старец:
- Ну что же, ладно. Возьмите его, Ефим Яковлевич. Что-то он больно ростом велик? А? Эй, парнюга, вот тебе наставник. Служи честно и усердно - будет хорошо. Ну, сударь ты мой, сегодня день Воздвиженья Честнаго Креста Господня. Помни это, неси свой крест с терпением и усердием.
Яковлев:
- Ну, с обновой тебя, Петр Николаевич. Пойдем, угощай чаем■.
 
ШЕСТАЯ ( в трех рисунках),
⌠Вновь в мальчиках■.
 
⌠Всякий труд ему по силам■. Четырнадцатилетний Иван, рослый и крепкий парень с усердием и терпением несет крест ⌠мальчика■: по вечерам чистит хозяину и приказчикам сапоги и калоши, драит до блеска ножи и вилки, накрывает приказчикам на стол и подает кушанье; по утрам приносит из бассейна воду, из сарая - дрова, выносит на помойку лохань и отбросы, ходит на рынок за говядиной, молоком и другими продуктами.
⌠Через год - в камердинеры■. Иван служит в покоях Шарапова и допускается в древнюю молельню - стирать пыль и чистить серебряные и золотые части риз и лампад. Хозяин наставляет.
⌠Шарапов:
- Ну вот, сударь ты мой, видишь, какая пред тобою благодать Господня! Это вот - образ Царицы Небесной, написан евангелистом Лукой. Это вот Иоанн Богослов, писан Андреем Рублевым. Все, что он иконописал, меняли рублем, посему и прозвали его Рублевым. Вот, сударь ты мой, в свободные часы читал бы для души хорошие книги, особенно перед сном или в большие праздники, когда раненько запрут лавку. Вместо пустых книг читай вот, я тебе дам, святого Иоанна Златоуста - это великий святитель, столп церкви Божией, имя которого ты носишь. Он глубокий мыслитель, борец за правду, сильный духом. Читая его, укрепляешься силою, крепостию, твердостию на подвиг чистый и смелый. Это - истинный воин Господа.
Старик берет в руки другю книгу.
- А вот другой, читай и поучайся - Ефрем Сирин. Этот учит терпению, милосердию, добродетели, труду.
- А вот третий - Петр Могила. Этот учит, как избежать греха и в чем грех. Он даст тебе очертания всех грехопадений. Вразумляйся и избегай их. Если Богу будет угодно и Он сподобит тебя черпать от этих святителей силу для жизни - счастье тебя не минует■.
⌠Для чтения и вразумления■.
В известном порядке и последовательности Иван получает книги. Читает при свете свечи, страшась окапать редкие древние издания. Старичок украдкой следит, как исполняется его зовет. На Ивана озабоченно взирает чорт.


СЕДЬМАЯ,
⌠Усердные посетители утрени■.
 
Шарапов, по старости остающийся дома, провожает Ивана в Успенский собор в Кремле. Там Иван присоединяетсяк небольшому кружку усердных посетителей утрени. Таковые приходят сюда не менее трех дней в неделю. Некий восторженный юноша, радостно приветствуя новичка в сборной избе, обращается к собравшимся с вдохновенной речью.
⌠Восторженный юноша:
- Господа, самые счастливые минуты в жизни мы проводим здесь, в этом великом, святом и древнем соборе. Вот сейчас, с ключарем мы пойдем и вместе отворим врата храма. Какое великое неземное чувство испытаем мы в момент входа в эту мрачную древнюю святыню! Не похоже ли это на жизнь древних христиан? Они тоже с маленьким светильником входили в пещеры славить Господа. Мы должны мыслью и чувством приближаться к ним. Встанем каждый в особый уголок при скудном освещении. Что может быть выше момента, когда откроются царские врата и наш милый Ефимов сделает возглас: ⌠Восстаните, Господи, благослови!■. И общий хор иереев и протодиаконов посреди храма вознесет хвалу Господу: ⌠Благослови, душе моя, Господа, благословен еси Господи! Вся премудростию сотворил еси. Слава ти, Господи, сотворившему вся!■. Перечувствуйте это, и все остальное покажется вам суета сует.
Иван узнает и чудную фамилию восторженного юноши - Плевако■.

ВОСЬМАЯ ( в двух рисунках),
⌠Иван взрослеет■.
 
⌠Не давать себя в обиду■. Возмужавший Иван, сжав зубы, идет по улице; в отдалении, на всякий случай подальше от крепкого парня, толпится ребятня.
⌠Ребятня:
- Смотрите, вон какой ⌠мальчик■ идет!■.
⌠Счастливый день■. Ивану - восемнадцать лет. Его назначают приказчиком и кладут жалованье - пять рублей в месяц. Иван мечтательно крутит ус.
 
ДЕВЯТАЯ (в трех рисунках),
⌠Первые шаги предпринимателя■.
 
⌠Дядя Яков■. Нижегородская ярмарка. Иван, помощник заведующего книжной лавки, стоит, скучая и размышляя в дверях. Воскресенье. Вот идет серый мужик, типа некрасовского Власа, в сермяге, крестится на выставленные духовные картины и ужасается вслух на чертей и Феодорино мытарство.
⌠Иван (загораясь неожиданной мыслью):
- Что, старец, ужас, знать, берет?
Мужик:
- Да, детко, боязно умирать, если таким вот в лапы попадешь.
Иван:
- А ты что делаешь?
Мужик:
- Я - водолив на барже. Дела здесь мало, сидим всю ярмарку на одном месте, отливаем воду из баржи.
Иван:
- Хочешь, я выучу тебя торговать божественными картинами?
Мужик:
- Ну поучи, милый! Да только как ты выучишь? Я неграмотный, до старости дожил, и к торговле не привычен.
Иван:
- Пойдем в лавку, я подберу тебе картин на полтину серебра, будешь купец. Продашь своим водоливам и барыш получишь.■
⌠Дядя Яков входит во вкус, а Иван расширяет сеть распространителей■. Через неделю дядя Яков влеате в лавку, крестится и жмет руку Ивану. В дверях мужик, по виду - николаевский солдат, за ним - другие.
⌠Дядя Яков:
- Спасибо, молодец. Ты меня утешил, старика. Ведь я как бы и Богу послужил и себе прибыль сделал. Ребятенки мои все раскупили. Давай теперь на весь рубль
На заднем плане - зимние дороги, по которым бредут офени■.
⌠Спустя пять лет■. Веселое застолье, в центре дядя Яков и Иван.
⌠Дядя Яков:
- Иван Дмитриевич, понимаешь ли ты, кто теперь дядюшка Яков? Угадй! Ребятенки, кто у вас дядя Яков?
Застольный хор:
- Дядюшка Яков - барин!
Дядя Яков:
- Иван Дмитриевич, вот кто твой дядя Яков: барин■.
 

ДЕСЯТАЯ, ⌠Два простовика■*
 
Простовик первый, ⌠Кащей и его желание■ (литография Морозова, 1876 год).
 
Изображение не впечатляет, а вся сила - в тексте.
⌠Какой-то Кащей денег тьму имел и сказывал он сам, что разбогател, не грабя и не разоряя, что Бог ему послал такой достаток. Чтоб Господу за милость угодить или чтобы совесть успокоить, Кащею вздумалось для бедных дом построить. Дом строят - Кащей любуется и рассуждает, какую бедным он услугу
----------
* До 80-х годов прошлого столетия лубочные картины печатались на серой писчей бумаге черной краской. Такие картины и назывались ⌠простовиками■, в отличие от последующих, цветных, хромолитографированных.
----------------------------
 
 
показал, что им пристанище построить приказал. Как некто мимо проходил, у незнакомого с восторгом он спросил: ⌠Довольно, кажется, тут бедных разместится?■. Тот отвечал: ⌠Довольно, но всех хозяину не поместить, которых по миру заставил он ходить■.
Простовик второй, ⌠Кащей и черт■. Рисунок хорош, фигуры Кащея и дьявола очень выразительны, а текст не соответствует силе изображения. Кащей в длинном сюртуке трудится; считает и засыпает по мешкам деньги, а черт, пред ним рассевшись в удобной позе на диване, с насмешкой глядя на Кащея, шьет, не торопясь, мешки для его денег. Нравоучение:
⌠А завтра умер он, и все его именье досталося по нем другим на расточенье. Когда б Кащей иной еще сего дня догадался и пользоваться им старался■.
 
ОДИННАДЦАТАЯ, ⌠В ожидании лошадей■.
 
На картинке Пушкин, в ожидании лошадей на станции, рассматривает народные картинки, висящие на стене: ⌠Погребение кота мышами■ и ⌠Спор красного носа с сильным морозом■. Тут же записывает: ⌠Картинки эти заслуживают как в нравственном, так и в художественном отношении внимания образованного человека■.
 
ДВЕНАДЦАТАЯ, ⌠Вразумлению несть конца■.
 
Шарапов показывает Ивану картину ⌠Как мыши кота хоронили■.
⌠Шарапов:
- Обрати внимание, Ванюша...
Иван:
- На что? Потешная картинка для детей. Мыши и мышата пляшут, наряженные...
Шарапов:
- Э, не скажи... Это сейчас картинка так невинно выглядит. А раньше... (Понижая голос) Ведь это, сударь ты мой, сатира. Так раскольники выражали чувства к гонителям старины. А ведь во главе гонителей стоял сам Петр Великий. Вот его-то смерть и похороны на картинке и изображены, сударь ты мой. Издание такой картинки было затеей предерзкой. Сам император Петр Алексеич распорядился, чтобы за издание сатиры сочинитель подвергался злейшим истязаниям. С тех пор и дозволяется печатание одних нравственных или, по крайней мере, безвредных картинок. Цензура, сударь ты мой, мотай на ус юный... Балагурство-то не поощряется . И вот в году 1850-м, тогдашний московский генерал-губернатор, его сиятельство граф Закревский, Арсений Андреич, царство ему небесное, приказал заводчикам народных картинок уничтожить доски, не имевшие цензурного дозволения. И вот, сударь ты мой, во исполнение сего приказа заводчики собрали все старые медные доски, изрубили их в куски, да продали в колокольный ряд. Так-то...■.
Подпись под картиной:
⌠Небылица в лицах найдена в старых светлицах, завернута в черных тряпицах. Жил-был кот Заморский, а родом Задонский, Котофевна Астраханка, а родом Казанка. Вот как мыши кота погребали, своего недруга провожали, ему честь отдавали. По прозванью Кот Котофеич, он часто пил ерофеич. Невзначай он много выпил ерошки и вздернул кверху ножки... Котофевна так и ахнула, слезами залилась, стала думать и гадать, куда Котофеича девать. Она была небогата, но только слишком таровата, посылала звать гостей изо всех волостей, по лесам и по полям, по амбарам, по клетям. Скоро мыши собрались и за дело принялись. Пошла стряпня, рукава стряхня, жарили-варили, Котофеича хвалили, блины допекали, свово друга поминали. Коту ноги накрепко связали и на большие дровни поднимали, а Котофевну сзади посадили. Котофевна горько плакала-рыдала и причеты причитала и за хвост Котофеича держала. Так мыши кота поминали и ерофеич допивали■.
 
ТРИНАДЦАТАЯ, ⌠Железная дорога■ (Хромолитография Васильева, Пятницкая улица, близ Серпуховских ворот, в собственном доме).
 
Лубок о первой в России железной дороге. На картине - московский вокзал Николаевской железной дороги, выезжающий из вокзала поезд и с удивлением смотрящая на него гуляющая публика; дамы в шляпах и шалях, женщины в платках, мужчины в соответствующих званию одеяниях. Рисунок выдержанный старинный; деревья и цветущие растения, среди которых гуляет народ, нарисованы по образцу деревьев в детских игрушках, изготовляемых кустарями. В тексте паровоз - ⌠самосвист замысловатый■ - признается русским изобретением, родней самовару.
⌠Тамо див увидишь много,
Там чугунная дорога...
Небывалая краса.
Это просто чудеса.
В два пути чугунны шины,
По путям летят машины,
Не на тройке - на парах,
Посмотреть так прямо страх■.
 
ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ (в двух рисунках), ⌠Знакомство с Дусей, будущей супругой Евдокией Ивановной■.
 
⌠Как барыня-с■. На простовике - Иван в лавке. У прилавка - молодая девушка в платке стыдливо прикрывает ладонью рот.
⌠Иван:
- Чего изволите-с?
Дуся:
- У нас вот господа разыгрывают на фортепьянах... романс...
Иван, раскладывая картины с текстами песен:
- Извольте выбрать, у нас всякие имеются. На любой вкус.
Дуся:
- Как бы и эта...
Выбирает картинку с романсом ⌠Вот на пути село большое■, читает первую строфу:
- Гудит звонок и тройка мчится,
За нею пыль стоит столбом,
Вечерний звон по малу длится,
Безмолвие мертвое кругом...
Дуся:
- Однако... как же это? Барыня не так пели-с...
Иван:
- Вариантс-с... Они, изволите видеть, разные бывают... Нешто этот хуже?
Дуся:
- Желательно, как барыня пели-с...
Иван:
- Не извольте беспокоиться. Непременно сыщем-с. Заходите завтра. Для такой барышни отыщем самолучшее.
Дуся:
- Вы шутники известные...
Иван:
- Помилуйте, как можно-с. Мы люди серьезные. Без глупостей■.
⌠Сватовство■. За столом отец невесты - кондитер для свадебных балов, Шарапов, сват Горячев, Иван, Евдокия Ивановна.
⌠Иван:
- Насколько весело, Евдокия Ивановна, проводите время?
Дуся:
- Какое же у нас веселье? Мы для чужого веселья работаем: для свадеб, балов. А наше удовольствие тогда, когда в церковь пойдешь или в театр с папашей съездим...■.

ПЯТНАДЦАТАЯ ( в двух рисунках),
⌠Приданое■.
 
⌠Роспись приданому тебе молодцу удальцу■.
На картине жених, одетый по моде, в развязной позе на диване, перед ним читающая роспись сваха, сзади у дверей невеста в платье декольте и кринолине, скромно опустившая глаза.
⌠Сваха:
- Я читать буду, слушай, жених - не вертись, что написано - не сердись. Серги золотыя из меди литыя, четыре браслеты да девичьи щиблеты, платье из материи море мор с Воробьиных гор, салоп меховой три лисьих овчинки, да на сто рублей починки, перина из ежова пуха, колочена в три обуха, кровать об трех ногах, полено в головах; на дворе петух да курица, а в поставе грощ да медная пуговица. Ножик, вилка, чашка да кошка Машка, три котла да и те погорели до тла, три тарелки посуды да три золы пуда, деньгами голик да веник, да сто рублей денег. Если вам, сударь, моя роспись в честь, то извольте посмотреть и невеста здесь■.
⌠Солдафон■.
⌠Шарапов:
- Что ж, невеста ничего... Жена будет хорошая. У меня детей нет - все тебе по духовной оставлю... Но папаша у нее - как есть солдафон... Что он дал в приданое-то? Четыре тыщи процентными? Дай-ко глянуть... Ах, солдафон! И тут триста рублей нажил! За эти бумаги четырех тысяч не дадут■.
 
ШЕСТНАДЦАТАЯ,
⌠Исторический экскурс, год 1824-й■.
 
На картине - известный русский ученый И. М. Снегирев представляет в Общество Любителей Российской Словесности статью о лубочных картинках.
⌠Один из членов Общества:
- Можно ли и должно ли допустить рассуждение в Обществе о таком пошлом, площадном предмете, каковой предоставлен в удел черни?■
 
СЕМНАДЦАТАЯ,
⌠Всемирная косморама■ (литография Глушкова, 1878 год).
 
На картине - уличный раешник с косморамой на ручной тележке, трое прохожих прижались к стеклам, прельщенные громко выкрикиваемыми чудесами.
⌠Раешник:
- ... показывается всякий город и разные виды житейски, страны халдейски, салтан машет платком, ему грозят штыком, завязалась кутерьма, огнем горят дома, гром пушек, кваканье лягушек, бабий храпеж, ничего не разберешь. Вот идет мужик с вилой - зовут Данилой...■ И т. д.

ВОСЕМНАДЦАТАЯ (в трех рисунках),
⌠В самостоятельное плавание■.
 
⌠Маленькое, но свое■. Иван в маленькой, в одну машину, но своей литографии, открытой в 1876 году на Воронухиной горе. Машина ⌠ходит■ без перерыва, ⌠работая■ исключительно народные картинки. Иван разрезает только что отпечатанные. В соседней комнате еще спят мастера. В кухне Евдокия Ивановна ставит самовар.
⌠Благословение■. Шарапов протягивает Ивану пачку ассигнаций - пять тысяч рублей.
⌠Шарапов:
- Привык я жить по-старинке, тихо. Новизны да ширины боюсь. Мне это не в пору. Я буду вести свое дело потихоньку, а ты будешь шагать все дальше и дальше. Давай разойдемся, расширяй свою лавку. Вот тебе помощь от меня■.
⌠Порох, краска и деньги■. Иван ночью, с горящими глазами прислушивается к грохоту пушек русско-турецкой войны 1877 года. Евдокия Ивановна укачивает в люльке первенца и крестится.
⌠Евдокия Ивановна:
- Страсти-то какие. Не приведи Господи виктории басурманской...
Иван:
- Что ты, Дуся, какие страсти... Так ли сейчас спрос на картинку поднимется... Вторую машину надобно присматривать, а то и третью! А ведь еще и карты театров военных действий потребуются!■.
 
ДЕВЯТНАДЦАТАЯ,
⌠Россиянин■ (хромолитография Шарапова, 1878 год, отпечатано
20 тысяч экз.).
 
Витязь в кольчуге и шлеме, на щите надпись ⌠Защититель угнетенных■, на копье лавровый венок с лентой, на ней надпись ⌠Слава великому русскому победителю■. За фигурой витязя в глубине - Дарданеллы с турецкой крепостью на море, у ног витязя два суденышка паровых с раздутыми парусами, на вымпелах надписи ⌠Москва■ и ⌠С.-Петербург■.
⌠Россиянин витязь русский, наш могучий богатырь, защититель угнетенных победитель злых врагов. Своим подвигом великим славы доблестной достиг; из великих ты великий Русский сильный богатырь■.

ДВАДЦАТАЯ,
⌠Различны мнения бывают■(неизв. литография, 1863 год).
 
На картинке в центре - председатель Петроградского комитета Грамотности А. Ф. Погосский с презрением указывает на книжные лавки Никольского и Апраксина рынков.
⌠А. Ф. Погосский:
- Теперь уже начинают понимать в народе нелепость этой жалкой уличной литературы. Книжный хлам толкучих рынков, офеней и коробейников изнашивается, доживает свои последние дни. Еще год-два - и каждый грамотный мальчишка посмеется над купцом, который предложит ему какую-нибудь ⌠Страшную Ведьму■, ⌠Бову Королевича■, ⌠Еруслана Лазаревича■ и тому подобных дурачков■.
Слева картинки - Иван с плутоватым выражением лица. Справа - откровенно потешающийся чорт.

ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ (в двух рисунках),
⌠Первые вспышки внимания русского общества к душевным
потребностям народа■.
 
⌠Вспышка положительная■. Изображен князь И. Ф. Одоевский на фоне своих ⌠Пестрых сказок с красным словцом, собранных Иринием Модестовичем Гамазекой■ (1833 год) и ⌠Сельского чтения■ (1843 год). Некий крестьянин всматривается с интересом.
⌠Вспышка отрицательная■. Тот же некий крестьянин отворачивается от ⌠Печатной правды■ (1858 год) князя С. П. Голицына. Этому же изданию грозит Л. Н. Толстой. Текст:
⌠Л. Н. Толстой:
- Ернический язык!■.
 
ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ,
⌠На Пятницкую!■ (1879 год).
 
Поезд из повозок, влекомых тяжеловозами, везет типографское оборудование. Три мужика, по виду мастеровые, наблюдают за процессией. Один из мужиков в задумчивости чешет в затылке.
⌠Первый мужик:
- Слышь, Сытин-то набрал силу. Новую литографию на Пятницкой ладит.
Второй мужик:
- Стало быть, на нашего брата, мастера, спрос...
Первый:
- Спрос-то спросом, да не остаться бы с носом. Сытин-то, слышь, только самолучших приглашает. И хоть жалованьем не обижает, но и за работу со всею строгостию спрашивает...
Второй:
- Не русский он, что ли...
Третий мужик - продолжает чесать в затылке■.

ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ,
⌠Вернем долги народу!■
 
На рисунке - две коленопреклоненные фигуры. На одной надпись ⌠Кающийся дворянин■, на другой - ⌠Восторженный интеллигент■. Перед ними фигура ⌠народа■ в виде мужика с плакатом, на коем значится ⌠Истинно-народные начала (устои) жизни■.
⌠Двое коленопреклоненных ( в голос):
- За неправду отцов наших, вернем исторический долг ⌠меньшому брату■!
 
ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ,
⌠Урок мужьям простякам и женам щеголихам■.
 
Изображены: деревенская улица, крестьянин, выводящий со двора лошадь и корову; баба, играющая на свирели; под музыку на задних ногах пляшет коза; сани, тяжело нагруженные дровами, на них - сидящий мужик, погоняющий усердно кнутом запряженную в сани жену.
⌠Баба мыслит ухитриться чтоб получше нарядиться, стала мужу говорить, стала ласково просить, продай лошадь и корову да купи ты мне обнову■. Муж исполняет просьбу. ⌠Сарафан баба надела, взяв свирелку засвитела, стала козу забавлять, так все лето проиграла, что зима без дров застала■. Муж образумился и запряг в сани жену в лес за дровами, баба стала молить его продать обнову и купить лошадь и корову.
Рисунок недурен, но по-старинному на нем одновременно и зима, и лето, жена с козой и она же, запряженная в сани.

ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ,
⌠Совет мирской в силу чаю и водки■.
 
По одну сторону ⌠Трактир■, по другую - ⌠Питейный Дом■. На улице группа мужиков слушает оратора-односельчанина. Тот убеждает: ⌠Надо, брат, всем миром, то нам положить, чтоб в кабак с трактиром век нам не ходить■.
Длинный текст стихами скучен. Зато рисунок, композиция очень хороши, метко схвачены выражения лиц крестьян и стоящих в дверях заведений половых.

ДВАДЦАТЬ ШЕСТАЯ (в трех рисунках),
⌠Говорливые портреты■.
 
Портрет Добролюбова:
⌠Народу, к сожалению, вовсе нет дела до художественности Пушкина, до пленительной сладости стихов Жуковского, до высоких парений Державина и т. д. Скажем больше, даже юмор Гоголя и лукавая простота Крылова вовсе не дошли до народа. Ему не дотого, чтобы наши книжки разбирать, если даже он и грамоте выучился■.
Портрет Н. К. Михайловского:
⌠У нас, например, часто называют Пушкина общечеловеческим поэтом. Это замечательно неверно. Пушкин есть поэт по преимуществу дворянский и потому его способен принять близко к сердцу и образованный немец, и образованный француз, и средней руки русский дворянин. Но ни русский купец, ни русский мужик ему большой цены не дадут...■.
Портрет Л. Н. Толстого:
⌠Есть сочинения Пушкина, Гоголя, Тургенева, Державина. И все эти журналы и сочинения, несмотря на давность существования, неизвестны, не нужны для народа и не принесут ему никакой пользы. Я говорю уже об опытах, делаемых мною для привития нашей общественной литературы народу... Наша литература не прививается и не привьется народу■.

ДВАДЦАТЬ СЕДЬМАЯ,
⌠Райские птицы Алконост и Сирин■ (с текстом из книги
⌠Гранограф■, главы 4 и 98).
 
⌠Птица райская Алконост близ рая пребывает,
Некогда и на Ефрате реце бывает.
Егда же в пении глас испущает,
Тогда и сама себе не ощущает,
А кто во близости ея будет,
Той в мире сем все позабудет.
Тогда ум от него отходит,
И душа из тела исходит.
Таковыми песньми Святых утешает,
И будущую им радость возвещает.
И многая благая тем сказует,
То и яви перстом указует.
 
Птица райская, зовомая Сирин,
Глас ея в пении зело силен.
На востоце в едемском раю пребывает,
Непрестанно пение красно воспевает.
Преподобным будущю радость возвещает,
Которую Господь святым своим обещает.
Временем влетает и на землю к нам,
Подобно сладкопесненно поет якоже и там.
Всяк бо человек во плоти живя,
Не можете слышати гласа ея.
Аще кому слышати случится,
Таковыи от жития сего отлучится.
Но не яко там он пребывает,
А во след ея теча пад умирает.
 
Прослезившийся Иван:
- Не о тех ли ⌠звуках небес■ говорит нам и Лермонтов...■.
 
ДВАДЦАТЬ ВОСЬМАЯ ( в двух рисунках),
⌠В силу входя и ею играясь■.
 
⌠На вере■. Под эмблемой с надписью ⌠1883 год■ четверо компаньонов ( Иван, Д. А. Варапаев, В. Л. Нечаев и И. И. Соколов) пожимают руки, поздравляя друг друга с основанием ⌠Товарищества на вере■ с уставным капиталом 75 тыс. рублей. Дело происходит в первой сытинской лавке размерами пять аршин в ширину и десять - в длину. Взнос Ивана - книжная торговля и литография за 36 тысяч рублей.
⌠Товар-то разошелся...■. Иван делает попытку познакомить народ с основными русскими писателями. Благодаря сотрудничеству известных художников издается изящная ( и дешевая!) папочка с портретами и иллюстрациями к произведениям: Ломоносова, Державина, Жуковского, Пушкина, Лермонтова, Гоголя, Кольцова, Л. Н. Толстого, А. Толстого, сотровского и Некрасова. Товар бойко расходится... среди интеллигенции. Иван за прилавком чешет затылок. Чорт покровительственно похлопывает его по плечу.

ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТАЯ (в трех рисунках),
⌠Веревка - вервие простое■.
 
⌠Еще проще■. На рисунке издатель 60-х годов поучает переводчика.
⌠Издатель:
- Ты переименовывай Франца и Берту в Ваню и Варю; Мюллеров - в Мельниковых; а место действия переноси с берегов Рейна на Волгу!■
⌠Не так уж и просто■. На переднем плане представитель Харьковского общества грамотности приглашает к сотрудничеству:
⌠... всех лиц, способных к литературной работе и знакомых со вкусами сельского и городского читателя. Кроме самостоятельно составленных очерков и монографий, желательны и возможны удачные переделки существующих серьезных как художественных, так и научных сочинений■.
Справа, в полутемном кабинете, изображено ⌠лицо, способное к литературной работе■, размышляющее над переделкой рассказа В. Г. Короленко ⌠Убивец■. В руках - огромные ножницы, вид задумчивый, на стене - портрет Л. Н. Толстого.
⌠Совсем непросто■. Портрет известного педагога В. П. Острогорского:
⌠ - Следовало бы давать народу в известном выборе, сокращениях или незначительных переделках только сочинения лучших писателей. Избранные произведения должны говорить правду и учить добру, возбудить и направить на благое чувство народа, заставить воображать истинное счастье и несчастье, истинное добро и зло, направить на доброе и укрепить примерами больную волю, наконец, просветить простого, мало думающего человека светом разума. Заставить уважать себя без гордости, любить и помогать ближнему своему без расчета, ценить семью, проникнуться любовью и желанием добра своей родине, даже до готовности сложить за нее голову...■ и т.д. и т. д.
 
ТРИДЦАТАЯ,
⌠Четыре брата■(изложение г-на Красова, изд. ⌠Русского
Богатства■).
 
Герои картинки - носители добродетели или порока. После целого ряда злодеяний, творимых героями порочными, рассказ г-на Красова оканчивается полным торжеством добродетельного четвертого брата, т.н. ⌠дурака■. Этот брат исполнен смирения, покорности и прочих достоинств; то и дело становится на колени, кланяется всеи в ноги и таким путем в конце концов одолевает зло и неправду.
 
ТРИДЦАТЬ ПЕРВАЯ (в двух рисунках),
⌠Отчаяние, плавно переходящее в прибыль■.
 
⌠Иван созерцающий и размышляющий■. Иван обозревает лубочный книжный рынок. Изобилие ⌠житий■, переделок народных сказок, батальных повестей ⌠исторического■ характера и чувствительных ⌠романов■ в роде: ⌠Гуак или непреоборимая верность■, ⌠Магометанка, умирающая на гробе мужа■; новый лубочный рыцарский роман героико-мелодраматического типа. Стройные ряды героев ⌠без страха и упрека■. ⌠Кровавые■ уголовные ⌠романы■ с забористыми названиями. Картинки скабрезного соджержания.
На многих изданиях помечено: ⌠Типолитография Т-ва Сытина■.
Стоящая рядом с Иваном супруга в страхе крестится.
⌠Евдокия Ивановна:
- Ой, Вань, что же это?
Иван (грозя пальцем невидимому чорту):
- Это? Прибыль наша, Дуся, прибыль... Ничего, найдем ей применение достойное... А пока потрафим-с...■
 
ТРИДЦАТЬ ВТОРАЯ (в трех рисунках),
⌠Злоключения баронессы Икскуль■.
 
⌠Тот самый народ■. Баронесса Варвара Икскуль в сопровождении инспектора народных училищ Смоленской губернии Василия Вахтерова обходит книжные лавки Никольского рынка в поисках издателя. Из тех лавок, где они уже побывали, вслед им смотрят насмешливые или равнодушно-презрительные физиономии приказчиков.
⌠Баронесса (устало вздыхая):
- Вот, Василий Порфирьевич, на том наша идея и умрет.
Вахтеров (мягко беря баронессу под руку):
- Ну голубушка, Варвара Ивановна, ведь вы же помните, мы вовсе не рассчитывали на мгновенный отклик. А вот, гляньте, какой славный старичок выглядывает из той лавки. Предлагаю зайти.
⌠Последняя надежда?■. Старичок (выслушав посетителей и пролистав пару рукописей):
- Пожалуй, одну рукопись в год издать можно. Понятно, небольшим количеством экземпляров.
Баронесса:
- Вы, может быть, не совсем нас поняли. Ведь вся прибыль от продажи книжечек предоставляется издателю. А собранный материал и наш труд - безвозмездно!
Старичок:
- Эх-хе-хе... Какая тут прибыль... Христос с вами. Как еще пойдет? Пожалуй - убыток.
Вахтеров (горячась):
- Да вы только вслушайтесь в имена авторов: Тургенев, Достоевский, Некрасов, Никитин... Рисунок для обложки дает Репин!
Старичок (вглубь лавки):
- Васька, ворона, запирать пора, где тебя леший носит! Извиняйте, господа...
Баронесса (выходя на улицу):
- И это народ, тот самый, для кого мы подготовили наше издание!
Вахтеров:
- Тот самый...■
⌠Тот самый народ-II■. Баронесса и инспектор заходят в лавку Ивана. Атмосфера совсем иная. Оживление вместо спячки других лавок. Жизнь, работа, масса людей входящих, беседующих, выходящих, занятых спешными делами. Помещение больше и светлее. Текст:
⌠Приказчик:
- Что вам угодно? (Выслушав) Будьте любезны, присядьте. Я позову хозяина.
Иван ( сразу уяснив цель издания и желаемость цели:
- Десять тысяч экземпляров первого издания по цене полторы копейки за книжку вас устроит?
Вахтеров (ошеломленно):
- Но... Простите, но как вы станете распространять такое количество? Я понимаю, не мое дело, коммерческая тайна...
Иван:
- Никакой тайны. Мои офени проникают в самые забытые и темные уголки. Опять же, есть ярмарки. На них стекаются люди со всех концов страны.
Баронесса (восторженно пожимая руку Ивану):
- Это просто чудо! Только подумать, мы обошли все лавки на площади. И нас... к нам, к нашей идее издания дешевой книжки для народа не проявили ни малейшего интереса! А тут...
Иван:
- Что ж, издатели - люди консервативные. Убедить их трудно. По секрету скажу, они уверены, что только они одни и знают, что надобно издавать. И как их не понять! Дело торговое - дело рисковое! Да вот только спячка их заедает, да бес путает... Такой вот они народец.
Баронесса( выходя на улицу):
- И этот тот же самый народ
Вахтеров:
- Тот самый...■.
 
ТРИДЦАТЬ ТРЕТЬЯ ( в двух рисунках),
⌠Pour les gens■*
 
⌠Это наша Катерина - намалевана картина■ (издательство Сытина, 1883 год). Пляшущая дебелая крестьянская девушка.
⌠Перед мальчиками ходит пальчиками, перед зрелыми людьми ходит белыми грудьми. Изобразил Миша М.■.
⌠О цыгане, мужике и его кобыле■ (издательство Сытина, 1883 год). У простофили мужика Епихи пристала кобыла, цыган предлагает помочь - намазать скипидаром под хвостом. Лошадь пускается вскачь. Епиха не знает, как догнать кобылу. Цыган помогает ему тем же способом, что и кобыле. Текст:
⌠И пошел мужик махать во всю силу. Изобразил Миша М.■.

Мнение эксперта:
⌠ - Обе картины не имели успеха ни у деревенских, ни у городских покупателей■.
-----------
* Для дворни (фр.).
 
ТРИДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ (в двух рисунках),
⌠Первая награда, не золотая■
 
⌠В присутствии государя■. Всероссийская Промышленно-Художественная выставка 1882 года в Москве. Московский городской голова Алексеев, председатель выставочного комитета, отводит работам Ивана отличное место на выставке - рядом с художественным отделом. Изданные Иваном лубочные картины одобряет академик Боткин. В день открытия пожаловали Александр Ш с царицей и два сына - Николай и Георгий и с ними князь Черногорский. Боткин демонстрирует гостям лубки Ивана и печатный отдел, где работала первая изготовленная в России печатная машина, принадлежащая Ивану. Машина печатала портреты царской семьи и князя Черногорского.
⌠Рылом не вышел■. Расстроенный Иван с медалью, рядом - огорченный, но утешающий Боткин.
⌠Боткин:
- Чем расстроен, Ванюша? Сам государь твои работы одобрил и признал образцовыми.
Иван:
- А что же медаль-то всего лишь бронзовая?
Боткин:
- Эх, Ваня, брат, таков уж закон российский: люди податного сословия, крестьяне золотых медалей получать не могут...■.
 
ТРИДЦАТЬ ПЯТАЯ,
⌠Говорливые портреты■.
 
Портрет издателя В. Н. Маракуева:
⌠ - Надо мужика, деревенщину, признать за человека, которому доступно все, что доступно и городскому обывателю, лишь с той разницею, что городской обыватель по большей части духовно и нравственно больной, а деревенский здоров и полон сил душевных, не заражен всяким сумбуром вроде любви с ея миллионами перепетий. Раз мы признаем, что мужик человек, - вопрос разрешается просто: дайте ему доступ ко всему высокому, истинно человеческому - все равно откуда бы оно ни было взято - с запада или востока■.
Портрет представителя редакции ⌠Русского Богатства■:
⌠ - В наших беллетристических изданиях для крестьян мы постараемся задевать действительные и типичные явления добродетели, пороки, достоинства и недостатки как личной, так и общественной жизни крестьянства, не прибегая к отвлеченным или фантастическим фабулам. Этими живыми явлениями будем пользоваться для яркого освещения в свете моральном и общественном, отрицательном или положительном■.
 
ТРИДЦАТЬ ШЕСТАЯ (в двух рисунках),
⌠Путь Ивана■ .
 
⌠Это же золотая жила!■.
Иван рассматривает старинный Брюсов календарь, надписанный: ⌠Календарь или месяцеслов Христианский по старому штилю, или исчислению, на лето от воплощения Бога Слова 1710. Напечатан в Москве, лета Господня, 1709, Декабря в день под назрением Якова Вилимовича Брюса и тщанием библиотекаря Василия Киприянова■. Рядом изображен первый календарь Академии наук ⌠Календарь или месяцеслов на лето от Рождества Господа нашего Иисуса Христа 1728, указующий затмения солнечные, месячные рождения, и полный месяц с четвертьми. Такожде время солнечного и лунного восхождения и захождения, долгоденствия, и течения луны в зодиаках на всякий день; сочиненный по меридиану и ширине царствующего Санктпетербурга. Напечатан в Санктпетербурге, в типографии Академии Наук, лета Господня 1727, в декабре, в 4-ку■. Текст:
⌠Иван:
- Не токмо календарь, но и приложение к нему впридачу, бесплатно. А тираж ... семь миллионов!■.
Рисунок второй, ⌠Все врут календари■. Духовное лицо на фоне деревни, держа календарь в руках, обращается к мужикам. Текст:
⌠Духовное лицо:
- Сведения о восходе и заходе луны необходимы потому, чтобы знать, в какие ночи можно путешествовать при луне.
Писарь (глубокомысленно):
- Желательно, чтобы ежегодно делали рубрики звездного неба и расписание поездов планет нашей солнечной системы. К тому же, надобно означить, что такое затмение, чем закрывается, когда делается? А к сожалению народной малограмотности, я требую испомещения в календаре таблицы умножения! Были случаи, что выедет человек с покупкой или продажей на базар, например, вывез 75 штук яиц, 17 фунтов масла, 27 пудов пшеницы или ржи, зайдет в красную набрать материи. Почем он наберет, этого он не знает. Здесь требуется таблица умножения, которая была бы переписана с календаря каждым малограмотным и таилась бы им в кармане■.
Трактирщик грозит пальцем:
- Во зло употребляют вероятие народное. А народ сам имеет в себе возобновленный смысл и понятие! Остроумные профессора писали, что появится кольцевая планета Галеи и подойдет близко к земле. От веков сего не было и вечно не может быть, чтобы какая небесная планета подошла близко к земле и погубила земли и твари Божии...
Управляющий имением:
- А ежели им ведомы все законы государственные, пусть выставят в календаре таксу за каждую скотину, которая будет в господском саду или на засеяном поле. Помимо того, желательно знать, что может Государственная Дума и куда идут народные деньги.
Фельшер:
- Что они все о несчастных случаях советы пишут? Будто русский человек только и делает, что утопает, замерзает и вешается! А вот нельзя ли написать вечный календарь, дни и часы прошедших, настоящих и будущих времен от сотворения мира до окончания мира. И еще надобно некрологи, где все они побиты или еще где находятся..
Барин:
- Исключить из календаря список железнодорожных станций. В нем мужики не нуждаются, а прочие покупают, путешествуя, путеводители.
Телеграфист:
- Господа! В графе числа жителей нашего города в тысячах поставлено шесть. Нет-с! По дознанию полиции и как я знаю, у нас жителей семь с половиной тысяч...
Очумелый редактор календаря, Н. А. Фелицын, диакон церкви Благовещения, что на Бережках:
- Календарь есть вещь сезонная. И потому по праву приравнивает устаревшие сведения к неточностям. Устранить эти указанные пятна на солнце нет решительно никакой возможности! И вот эти-то незначительные в сущности недочеты и питают старое присловье: ⌠Все врут календари■...■.
 
ТРИДЦАТЬ СЕДЬМАЯ (в двух рисунках),
⌠Страшный колдун■
 
⌠Синий от холода юноша■. Лавка Ивана, за два дня до Рождества. Перед Иваном посетитель, молодой человек лет 14-15, одетый не по сезону - в длинном, с чужого плеча сюртуке, осенней шляпе с широченными полями и валяных ботах.
⌠Иван:
- Что прикажете, молодой человек?
- Вот не купите ли у меня рукопись?
Иван:
- ⌠Страшная ночь, или Ужасный колдун■... Что ж, молодой человек, заглавие для нас подхдящее... А сколько вы хотите за ваше произведение?
- Давайте 15 целковых...
Иван:
- Не дороговато ли будет...
- Уж сделайте милость, дайте 15... Вы видите, я в нужде, праздники подошли...
Иван:
- Да кто вы такой, чем заниматься изволите?
- Да ничем еще... Меня только недавно из училища исключили...
Иван:
- Что так? Набедокурили, значит, в училище.
- Нет, ничего особенного не было, а просто я под партой разные шутливые штучки на учителей писал, вот и исключили... А теперь вот повесть написал... Только вы уж сделайте одолжение, 15 рублей положите за нее... Мне очень нужно...
Иван:
- Ну что же, молодой человек, пусть будет по-вашему... Пишите на обратной стороне расписку, что я, нижеподписавшийся, продал И. Д. Сытину в вечное владение настоящую рукопись мою ⌠Страшная ночь, или Ужасный колдун■... Подпись... ⌠Власий Дорошевич■...
⌠Лучше не напишешь■. Корректор (человек образованный, из семинаристов, просмотрев рукопись):
- Иван Дмитриевич, как бы чего не вышло с вашим ⌠Ужасным колдуном■.
Иван:
- А что такое?
Корректор:
- Да ведь это повесть Гоголя... Непременно отвечать будете...
Дорошевич:
- Если хотите, Иван Дмитриевич, я все могу переделать.
Иван:
- Нет, молодой человек, все-то не надо, лучше Гоголя не напишите, а страниц десять переделайте по-новому, чтоб скандалу не было■.
 
ТРИДЦАТЬ ВОСЬМАЯ (в двух рисунках),
⌠Дело было в Харькове■.
⌠Харьковские учительницы под руководством Х. Д. Алчевской пишут известный труд ⌠Что читать народу?■■, сочувственно отзываясь о таких книгах, как ⌠Битва русских с кабардинцами■, ⌠Гуак■ и тому подобных изданиях:
⌠Мы с удовольствием рекомендуем их для народного чтения, отмечая, что чтение этих книг произвело самое хорошее впечатление на аудиторию, поскольку в произведениях этих всюду изображаются благородные чувства отваги, самопожертвования, борьба страсти с долгом, решимости, великодушия и прочих добродетелей и высоких чувств.■.
⌠Сапожник■. В харьковской бесплатной читальне сидит сапожник и с умилением смотрит на читающих.
⌠ - Что ж ты, дядя, сам не читаешь?
- Да я неграмотный■.
 
ТРИДЦАТЬ ДЕВЯТАЯ ,
⌠Счастливый ноябрьский день 1884 года■.
 
В лавку Ивана заходит молодой человек в изящной дохе. Без длительных вступлений он предлагает Ивану издавать для народа более содержательные книжки. В книжки войдут произведения лучших авторов - Толстого, Короленко, Гаршина и других. Издателю авторы обойдутся дешево. Часть литературного материала предлагается вообще бесплатно. Но издавать их обязательно в одну цену с дешевыми народными книжками - по 80 копеек за сотню. Предназначаются они дешевым потребителям и пойдут взамен существующих пошлых изданий.
Молодой человек представился В. Г. Чертковым.
⌠Иван:
- Спасибо вам, добрый человек, за милое отношение к читателю лубка.
Чертков:
- Так за чем же дело стало? Смотрите, вот список. Издать можно сейчас же: ⌠Чем люди живы■ и ⌠Бог правду видит■. Это Толстого. И ⌠Христос в гостях у мужика■ Лескова. При чем эта первая серия будет бесплатной. Сразу же обговорим и обязательства сторон. Издатель, то бишь вы, драгоценнейший Иван Дмитриевич, уплачиваете авторам гонорара, если материал платный, а также художникам за рисунки...
Иван:
- А...
Чертков:
- А рисовать для серии готовы Репин и Кившенко. Я же беру на себя работу по редакции, корректуре и художественной части издания. По рукам?
Иван (с чувством):
- Так ли еще и по рукам!
Чертков (с неменьшим чувством):
- А издательство наше мы назовем... ⌠Посредник■!■.
 
СОРОКОВАЯ,
⌠Юный поэт Кольцов■.
 
Юный поэт Кольцов в окружении лубочных изданий: ⌠Сказка о славном и сильном богатыре Бове-Королевиче и о прекрасной супруге его Дружевне■, ⌠Сказка о славном и непобедимом богатыре Еруслане Лазаревиче и о супруге его прекрасной Анастасии Вахрамеевне■.
Справа В. Г. Белинский яростно вперяет взор в жалкую фигурку ⌠интеллигенции■. Слева вперяет взор в Белинского портрет Д. И. Писарева.
⌠Белинский:
- На Руси не одна одаренная богатой фантазией натура, подобно Кольцову, начала с этих сказок свое литературное образование...
Писарев:
- Из подобных книжек ничего не разовьется ни в близком, ни в отдаленном будущем...■.
Мнение эксперта:
- Во второй половине 80-х годов Иван продавал не менее восьми миллионов экземпляров народных изданий в год. А Санкт-Петербургский Комитет Грамотности продал в 1888 году лишь 47 тысяч экземпляров ⌠народных■ книг.
 
СОРОК ПЕРВАЯ,
⌠Вот что мы читаем■.

Крестьяне Шайтанского завода Красноуфимского уезда Пермской губернии показывают все свои 176 книг. Из них 164 - лубочные издания, 12 - книги интеллигентского происхождения.
Отдельно - крестьянин чешет в затылке, пытаясь вникнуть в надпись на ⌠народной■ книжке: ⌠Издание С. - Петербургского Комитета Грамотности, состоящего при Императорском Вольно-Экономическом обществе■.
 
СОРОК ВТОРАЯ (в двух рисунках),
⌠Заседание Московского Комитета Грамотности при
Московском Обществе сельского хозяйства■.

⌠Мысли вслух■. На заседании присутствуют люди разительно непохожие друг на друга. Тут можно увидеть Л. Н. Толстого и московского цензора Рахманинова, прогрессивных педагогов и помещиков, еще не забывших крепостное право. Повестка дня: 1) Как лучше обучать грамоте: по звуковому методу или буквослагательному? 2) Не приведет ли распространение грамотности к развитию подделки паспортов? 3) Способы распространения изданий в народе и количество необходимых экземпляров.
Идет обсуждение третьего вопроса.
⌠ Общий хор:
- Три тысячи экземпляров... Господа, господа, помилуйте, это же до смешного мало. Дайте же народу по крайней мере семь тысяч экземпляров!
Председательствующий И. Н. Шатилов:
- Господа, давайте дадим слово человеку, непосредственно, на практике, знакомому с распространением книги. Я думаю, его мнение будет для вас небезынтересно. Прошу вас, Иван Дмитриевич.
Иван( поднимаясь и волнуясь, но затем все больше воодушевляясь под одобрительным взглядом Л. Н. Толстого):
- Я... Я хочу сказать, что поле распространения народных книг в России безгранично. (Общий изумленный гул). Да. Да, господа, вы не ослышались - безгранично! Но издатели и книгопродавцы страдают от того, что им приходится распространять плохую книгу, а не хорошего автора. Способы же распространения, коих придерживаются авторы и... просветительские общества, не обеспечивают широкого распространения книги. Нельзя ждать, чтобы малограмотный народ поехал в город и купил книгу. Ему нужно принести ее, как приносят всякий товар. ( Чье-то замечание: ⌠Тут-то приказчик и скажется!■). Да, товар! Книга, как хорошая, так и плохая, есть товар. И не следует думать, что к книге народ применит другую мерку, нежели к любому другому товару, и что плохую книгу предпочтет хорошей... Но дело не только в ее внутренних достоинствах. Книга должна быть дешева, чтобы быть доступной покупателю. И должна быть там, где народ покупает себе другой товар. На любом рынке, на ярмарке, в лавке не только специально книжной, но и в лавке всякого другого товара и в узле всякого разносчика. И вот пока этого не будет сделано, милостивые государи, до тех пор и будут вестись споры о трех да шести тысячах экземпляров. На самом же деле Россия требует, именно требует! чтобы печатались сотни тысяч экземпляров. Но напечатав, не нужно ждать, пока крестьянин придет за книгою, а надобно ему преподнести ее на удобных условиях... Я убежден, что в народе нет предубеждения относительно серьезных и хороших книг. Напротив, народ уже сам разбирается в них. Рекомендация односельчан для распространения книг - самое действенное средство. И скоро придет время, что вся литература сделается доступною народу!■
Часть присутствующих, включая Л. Н. Толстого, аплодирует.
Чорт настроен скептически.

СОРОК ТРЕТЬЯ (в двух рисунках),
⌠В Мелихове■.
 
⌠Судили два товарища■. Иван и отец Антона Павловича Чехова летним днем сидят в беседке. Перед ними на столе разложены листы народных картин. Из-за плеча Ивана на них в ужасе взирает чорт.
⌠Отец Чехова:
- Нет, Ванюша, твоя воля, да только что-то чудное вы, нынешние издатели, издаете. Взять хоть бы тему Страшного суда... К слову, ведомом ли тебе, откуда пошла тема сия? Э, то-то. А тема сия дошла до нас из Греции, во времена Владимира Святого. Вот смотри, старинная картинка. О чем и как она говорит? Говорит она понятным всем языком, громко. Говорит о брьбе света с тьмой, о Том, по образу и подобию Которого сотворен человек, о враге искусителе и о многоообразии пороков и прегрешений. Видишь сего гигантского змия, что извивается по всей картине? Он изображает собою силу зла, заполонившего жизнь земную. Видишь, простирается от врат ада до подножия Седалища Судьи, Христа! А вот, охваченные тяжкой цепью влекутся в геену огненную длинная вереница осужденных Христом. И первые-то из них, глянь, - властители, облеченные властью земной, пастыри духовные, судьи... Все по слову Евангелия: кому много вверено, с того много и взыщется!
Иван:
- И что же, что же?
Отец Чехова:
- А ты не торопись, молодец, не торопись. Вглядись внимательно. Вот, вроде бы, много в картине жестокого, устрашающего... Но она не подавляет души смотрящего, не располагает к унынию, отчаянию. И вся она, целиком, возвещает о победе светлого начала, о победе небесной правды, справедливости, о возмездии нелецеприятном, о светлом будущем для угнетенных, обремененных, обойденных благами в этой жизни! А как трогательны крест Голгофы и фигура Богоматери, святых, ангела-хранителя, отгоняющего дьявола от весов правосудия... Все это говорит о милости, заступничестве...
Иван:
- Архаично уж больно, наивности много
Отец Чехова:
- Зато сколько силы в целостности художественного замысла!
Иван:
- Ну хорошо. Но чем же наши, новые-то картинки плохи? И поцветастее, и повеселее...
Отец Чехова:
- Давай, рассмотрим твою цветастую. Ну... Нешто не видишь, как вся сила Страшного суда тут куда-то исчезает? Вверху у вас пропало изображение Бога Саваофа. А ведь с его именем связано и грехопадение человека, и происхождение отставшего от Творца духа зла. Нет и бывшего рядом с Богом Саваофом образа Сына Божьего с большим крестом Голгофы на плече. А ведь это символ великой любви и принесенной жертвы. А змий? Нахъодится где-то сбоку, совсем незаметный, словно в спячке... Куда подевались врата геены, дьявол и все слуги его? Изображения Христа и Богоматери, прости Господи, как-то уж совсем невыразительны. Зато уж кто обращает на себя внимание, так это темная фигура ангела в центре...
Иван:
- А что? Эффектно смотрится.
Отец Чехова:
- Эффектно... Только сразу и не разберешь, кто он - вестник ли, посланный с неба или слуга сатаны? А в целом - похоже на картину Стукка ⌠Грех■... Справа - что это за толпа сбилась в кучу?
Иван:
- Судимые...
Отец Чехова:
- Нешто выдерживают они сравнение с той вереницей осужденных, что на старом оригинале? Там они очень уж верно олицетворяют возмездие - ⌠коемуждо по делам его■. Опять же, коли по замыслу художника вашего, на картине не должно быть адского пламени и бесов, то зачем на странице Евангелия в руке Спасителя поставлены слова: ⌠идите от Меня, проклятые, в огнь вечный, уготованный дьяволу и слугам его■? А раньше-то какой был текст, глянь-ко, горе-издатель...
Иван:
- ⌠Приидите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и я успокою вас■...
Отец Чехова:
- Вот видишь? Слова утешавшие и успокаивающие... Утешаюшие в течение веков души измучанные тягостями жизни...
Иван:
- Каждому времени даны свои источники вдохновения...
Отец Чехова:
- Эх, молодо-зелено... Вон и мой зеленый идет...
⌠Те же и А. П.■. Антон Павлович:
- Пойдемте чай пить... Полно спорить... Хоть в серое время живем, и люди кругом серые, зато природа-то какая вокруг!■
 
СОРОК ЧЕТВЕРТАЯ,
⌠О непокровенных сосудах■ (типография Г. Н. Горбунова, за
Преображенской заставой).
 
Картина в красках, местами золотом, церковно-славянский шрифт. Очень оригинальна по тексту и рисунку. Старцу в пустыне является бес, покрытый гноем от главы до ног, пришедший прямо с блудного двора. На вопрос старца, почему он не обмылся, дьявол отвечает, что Бог запрещает ему осквернять реки и источники, а потому ему остается идти в христианские домы и омываться в сосудах, которые обрящет непокровенными христианами. Текст:
⌠Дьявол:
- Они же от этого омовения приймут болезни и скорби тяжкия■.
 
Мнение эксперта:
- Мысль невольно переносится к указаниям современной науки о необходимости ⌠покрывания сосудов■ во избежание подобных же скорбей■.
 
СОРОК ПЯТАЯ (в трех рисунках),
⌠Не хочу я газету издавать!■
 
⌠А надо!■
А. П. Чехов и Иван.
⌠Чехов:
- Сытин должен издавать газету! (Ивану) Вам надо издавать газету! Почему вы не издаете газету? Издавайте газету!
Иван:
- Не хочу я издавать газету. Я газетного дела не знаю. Я в газетном издательстве ничего не понимаю.
⌠В Ялте■. Те же и А. С. Суворин. Чехов (Суворину):
- Вот, Алексей Сергеевич, Иван Дмитриевич хочет издавать газету!
Иван:
- Позвольте, Антон Павлович, я совсем не хочу издавать газеты!
Чехов:
- Ну, Иван Дмитриевич не хочет издавать газеты, а я ему советую. Скажите вы, Алексей Сергеевич, как надо издавать газету?
Суворин:
- Газету? Прежде всего нужны таланты. Где бы то ни было, берите таланты, таланты, таланты■.
⌠Либерал о газете ⌠Русское Слово■:
- Тогда в Москве отцветала, не успев расцвесть, плохая газета с хорошим названием - ⌠Русское Слово■. Внимание Сытина она остановила на себе потому, что подписная цена была ей разрешена пять рублей в год, как газете ⌠народной■. ⌠Дешевая и народная■. Это была одна из бесчисленных попыток провести в ⌠широкие народные массы■ черносотенную газету.
Попытка с негодными средствами.
Но ни широкие, ни узкие - никакие ⌠массы■ на газету внимания не обращали. Она умирала от всеобщего невнимания, без подписки, без розницы, без объявлений*, съевши казенную субсидию, задыхаясь от злости и ругательски ругая ⌠либералов■, которые ее не замечали. Именно о таких газетах распространялся по Москве анекдот. В контору газеты приходит человек и говорит:
- Я ваш подписчик.
Вся редакция радостно кидается к нему:
- Так это вы, наш дорогой?■.
 
СОРОК ШЕСТАЯ,
⌠Иван обозревает оборонительные редуты чорта■.
 
Портреты, за которыми прячется чорт, показывающий язык Ивану.
⌠Портрет Ницше:
- Речь изобретена только для передачи среднего, посредственного, мелкого; она опошляет говорящего.
Портрет Рескина:
- Очень мало людей на этом свете, которым книга принесла какую-нибудь пользу.
Портрет неизвестного, по виду - врача:
- Детская книга - громадный минус в ряду факторов нормального органического развития ребенка.
Портрет Бональда:
- Книги делают историю. От Евангелия до ⌠Общественного
-----------
* Так раньше называлась реклама.
----------------
договора■ все перевороты производили книги.
Пыльный портрет древнего мудреца:
- Мир книг и литературы - самый праздный из миров, ибо тот, кто входит в библиотеку, поворачивает спину к жизни.
Портрет Уайльда:
- Быт создан литературою. Русских нигилистов создал роман Тургенева ⌠Отцы и дети■. Гамлет стал появляться лишь после Шекспира.
 
Мнение эксперта:
- До 1600 года в России было напечатано только 11 книг. При Михаиле Феодоровиче - 180. При Алексее Михайловиче - 187. При Петре Великом - 600 книг. После чего книжное дело пало. Хатем оно снова поднимается при Екатерине II. Но в 1770 году даже в Петрограде не существовало еще ни одного книжного магазина. За весь 18 век в России печаталось в среднем 125 книг в год. В канун революции 1917 года печаталось порядка 35 тысяч названий тиражом около 150 миллионов экземпляров, не считая Финляндии.
 
СОРОК СЕДЬМАЯ ( в четырех рисунках),
⌠Вокруг Толстого■.

⌠Посредник■. Фон - народные рассказы Л. Н. Толстого и созданные по их образу и подобию многочисленные издания ⌠Посредника■: ⌠Два старика■, ⌠Упустишь огонь■, ⌠Первый винокур■, ⌠Где любовь, там и Бог■, ⌠Бог правду видит■, ⌠Много ли человеку земли нужно■, ⌠Свечка■ и т. п. На этом фоне вещает представитель ⌠Посредника■:
- В основу нашей деятельности по изданию книг хорошего содержания мы кладем начала возможно близко выражающие учение Христа и, в крайнем случае, ни в чем не противоречащие этому учению.
Он же, в сторону:
- Под этими началами следует разуметь учение Толстого.
⌠Интеллигенция и Толстой■. Слева - интеллигенция рукоплещет педагогическим парадоксам и народным рассказам Л. Толстого. Справа - интеллигенция решительно отворачивается от графа, обращающегося к ней с проповедью непротивления и прочих добродетелей.
⌠Учительница читает малороссам ⌠народную литературу■.
⌠Учительница:
- Как вы думаете, чем кончится рассказ?
Малоросс:
- Та покаетця хлопец. Тут уси каютци■.
⌠Издания, народ поучающие■. Фон - издания: ⌠Не гонись за большим, малое потеряешь, или как крестьянин наживал деньги в Москве■, ⌠Слово не воробей, вылетит - не поймаешь■, ⌠Максим-самоучка или дошел до дела■, ⌠Чужое добро - одно страданье да гибель■, ⌠Своей судьбы не миновать■, ⌠Как поживешь, так и наживешь■, ⌠Не изведав горя, не узнаешь и счастья■, ⌠За Богом молитва, за царем служба не пропадают■, ⌠Редкий пример добродетели■, ⌠Мир в семье лучше ссоры■, ⌠Всем захочешь угодить, сам без толку будешь жить■, ⌠Никогда не поздно раскаяться■, ⌠Тонул да выплыл или похождения мужичка в Питере■, ⌠Не в деньгах счастье■, ⌠Суд людской и Божий■.
На этом фоне изображен мужичок, его тошнит. Недоумевающий интеллигент протягивает ему кружевной платок.
 
СОРОК ВОСЬМАЯ (в трех рисунках),
⌠Иван у министров, Метаморфозы или посрамление врага рода
человеческого■.


⌠К. П. Победоносцев■.
⌠Иван:
- Пусть правительство разрешит хотя бы только книжки, разъясняющие народу смысл богослужения, которое он слышит в церкви, чтобы непонятный ему церковно-славянский текст разъяснялся простым и доступным языком...
К. П. Победоносцев, обрывая просителя:
- Мужику и не надо понимать, что он слышит в церкви. Пред непонятными ему словами он чувствует священный трепет, и это священное, благоговейное настроение и есть единственное, что нам надо. Никакого понимания его мы не допустим.
Чорт радостно улыбается■.
⌠С. Ю. Витте■.
Иван просит некоторого простора для народного издательства.
⌠С. Ю. Витте:
- Народную книжку мы терпим, но и только, смотрим на нее сквозь пальцы. Помогать же вам ни в чем не будем...
Чорт ухмыляется■.
⌠А. В. Кривошеин■.
⌠ А. В. Кривошеин:
- Видите, как жизнь идет вперед. От Победоносцева вы услышали категорическое ⌠нет■, от Витте полу ⌠да■, а я вам говорю, что близок час, когда не будет группы, не будет лиц и не будет направлений, которые не будут помогать делу народного образования...
Иван улыбается. За спиной его - схватившийся в отчаянии за голову чорт■.
 
СОРОК ДЕВЯТАЯ,
⌠Вопросы государственной важности на 1890 год■.
 
Многочисленные пухлые папки с надписями: ⌠О заминке в делах торгового дома Терещенко■, ⌠О злоупотреблениях в Кредитном обществе■, ⌠О городских выборах■, ⌠О растрате земских сумм в Калужской губернии■, ⌠О гимназиях и учебной системе в них■, ⌠О ⌠Крейцеровой сонате■ Л. Н. Толстого■, ⌠О дирекции Императорских Театров■, ⌠О протесте против ⌠какого-то мнимого угнетения евреев■■, ⌠О продаже капсюлей ⌠Матико и Ко■■, ⌠О сборах в пользу голодающих■, ⌠О болезни председателя Кабинета Министров Н. Х. Бунге■, ⌠О драке между генералами Розенкампфом и Свистуновым■, ⌠О случае с помощницей надзирательницы лазарета Павловского института■, ⌠О распоряжениях Воспитательного дома■, ⌠О беспорядках в зубоврачебной школе Важинского■, ⌠О публичной лекции художника В. В. Верещагина■, ⌠О положении дел страхового общества ⌠Россиянин■■, ⌠О 750-летнем юбилее г. Москвы■ и др.
 
ПЯТИДЕСЯТАЯ,
⌠Правда и Ложь■.
 
Ложь встречает Правду изголодавшуюся, зазывает в ресторацию и кормит досыта; при расплате Ложь жестоко обсчитывает полового.
⌠Половой:
- Правда-Матушка, где ты?
Правда (тихонько):
- Здесь-то здесь я, да закормлена■.
 
Мнение эксперта:
- Рисунок ресторации с публикой очень недурен.
 
ПЯТЬДЕСЯТ ПЕРВАЯ,
⌠Историческая справка■.

Пасха 1893 года. Взамен существовавшего ⌠Товарищества на вере■ учреждается ⌠Высочайше утвержденное Т-во печатания, издательства и книжной торговли И. Д. Сытина■ с основным капиталом в 350 тысяч рублей. Обороты Т-ва в 1893 году достигают 900 тысяч рублей. В каталоге Т-ва насчитывается уже 896 отдельных названий книг.
 
ПЯТЬДЕСЯТ ВТОРАЯ (в двух рисунках),
⌠Вот два изображенья■.

⌠Император Александр III и подвластные ему народы России■ (литография Сытина, 1883 год). В верху листа портрет императора Александра III в горностаевой мантии на возвышении, изящно декорированном знаменами и зеленью, на остальном пространстве листа народы и племена в их бытовой жизни: северные мнородцы, чумы, олени; татары; великороссы с серпами, косами у хлебного поля; малороссы у возов с волами; донцы; кавказцы у гор со снежными вершинами; туземцы закаспийского края.
⌠Племена и народы России■ (литография Морозова, 1892 год). Отдельные фигуры очень живо изображены. Текст состоит из перечисления изображенных племен и народов, среди коих, между прочим, значатся: ⌠Лопарь, Калуга, башкирка, Тула, Киргиз, Тверь...■.
 
Мнение эксперта:
- Тема новая - сразу не давалась. Картина у покупателей шла хорошо.
 
ПЯТЬДЕСЯТ ТРЕТЬЯ (в четырех рисунках),
⌠Бунт■.
 
⌠Его могущество Учебник■. В верху листа - оттиск штемпеля Учебного Комитета Министерства Народного Просвещения: ⌠одобрено или допущено к употреблению в учебных заведениях■.
В центре - ⌠одобрители учебной книги■: Ученый Комитет Министерства Народного Просвещения; Училищный Совет при Святейшем Синоде; Главное управление военно-учебных заведений; Ученый Комитет Главного Управления Землеустройства и Земледелия; Учебный отдел Министерства Торговли и Промышленности; Ученый Комитет канцелярии по учреждениям Императрицы Марии.
Слева - ⌠Официальная школа■ чутко прислушивается к их перепалке.
Справа - дверь с надписью ⌠Способы и меры получения разрашений и одобрений■. Из нее выглядывает ухмыляющийся чорт.
В центре, на фоне усадьбы, автор ⌠одобренного учебника■. Текст:
⌠Автор:
- Имение, которое я приобрел, всецело обязано своим возникновением моему букварю■.
⌠Иван бунтующий■.
⌠Иван:
- Я решил испытать новый путь: открыто толкнуться в замкнутую дверь правительственного одобрения и спросить по существу, чего же, наконец, от учебников хотят. Я лично, независимо от ⌠Т-ва И. Д. Сытина■, сделал шаг к тому, чтобы увидеть, можно ли получать на здоровый и полезный учебник открыто одобрение, не ища помощи для получения одобрения через какие-либо задние двери.
- Вне мысли о каких-нибудь гарантиях и, тем паче, какой бы то ни было монополии, я решил сделать попытку хоть несколько перестраховать учебник от той полной неопределенности и беззащитности, в которой он находится сейчас, раз он не в руках ⌠монополистов■.
- Дорожа нашим союзом со школой, я полагал возможным призвать всех педагогов, обладающих опытом и знанием, к сотрудничеству с нами на пользу школы, надеясь, что ознакомление с требованиями, предъявляемыми для ⌠одобрения■, только поможет им в их работе, особенно живущим в провинции и не имеющим ⌠связей■ в Петрограде.
- Монопольных же авторов я надеялся таким путем заставить удешевить свои издания и облегчить бремя налога с малоимущего учащегося.
⌠Признание■.
Издательский комитет в составе барона Таубе, господ Радлова и Семеки при Министерстве Народного Просвещения, решившем взять издание учебников в свои руки. Заголовки газет: ⌠Комитет входит в соглашение с издательской фирмой И. Д. Сытина!■; ⌠Есть ли монополия у Сытина?■; ⌠Г-н Радлов печатно признает, что он и г-н Семека действительно вступили в кооперацию с фирмой И. Д. Сытина в новом издательском комитете!■.
⌠Революционер!■. Слева - Иван среди членов созданного им общества ⌠Школа и Знание■, среди которых выделяются учредители: М. М. Ковалевский, А. И. Эртель, В. А. Морозова, В. И. Ковалевский.
Справа - Пуришкевич выступает в Государственной Думе:
- Революционер Сытин создает революционное общество с государственно-разрушительными целями.
Часть членов общества отворачивается от Ивана со словами:
- Приступать к работе считаем несвоевременным...
 
ПЯТЬДЕСЯТ ЧЕТВЕРТАЯ (в трех рисунках),
⌠Хочу издавать газету!■.
 
⌠Еще одна девица!■.
Иван и бывший владелец ⌠Русского слова■ г-н Александров у Победоносцева.
⌠Победоносцев:
- Так что скажете, милая пара?
Александров:
- Мы к вашей милости, Константин Петрович. Разрешите мне передать издание ⌠Русского Слова■ Сытину... Я больше издателем быть не могу, у меня нет денег...
Победоносцев:
- А, вот что... А Сытин может. Я знаю, он завтра же выпустит на бульвар девицу в желтой юбке, а таких девиц у нас и без него достаточно. Нет, я этого не разрешу!..
Александров:
- Но ведь я остаюсь в газете редактором, Константин Петрович.
Победоносцев:
- А Сытин тебя выбросит потом.
Александров:
- Будьте уверены, Константин Петрович, все останется по-старому... Как было, так и будет...
Победоносцев:
- Да что там по-старому. Ведь ты как редактор ничего не стоишь, грош тебе цена - разве я тебя не знаю? Читая твою газету, все мои швейцары сделались хамами... Тошнит от твоей газеты: вся она состоит из подхалимства и хамства.
Александров:
- Но, Константин Петрович, теперь будут средства и можно будет улучшить содержание газеты...
Победоносцев:
- Улучшить... Содержание... Кто это будет улучшать, не ты ли? Нет, я сделал большую глупость, что разрешил тебе газету... Лучше, брат, закрой лавочку - и дело с концом...
Александров:
- Неудобно, Константин Петрович: его высочество великий князь Сергий Александрович доволен газетой...
Победоносцев:
- Не газетой, а хамством твоим доволен... Ну да наплевать на вашу газету, делайте, что хотите. Пусть еще одна желтая юбка на бульвар выбежит для удовольствия великого князя. Прощайте■.
⌠Непременно в воскресенье■. Воскресенье, Иван правдами и неправдами пробивается в квартиру Победоносцева.
⌠Победоносцев:
- Что тебе еще от меня нужно? Ведь я все сделал.
Иван:
- Но вот, ваше высокопревосходительство, есть печальная неприятность... Директор главного управления по делам печати господин Соловьев требует от меня формального обязательства в том, чтобы александров останется несменяемым редактором. Без вас и вашего совета я не могу решиться на этот шаг. А они настаивают...
Победоносцев:
- Соловьев настаивает. А ты что?
Иван:
- А я не могу решиться без вас.
Победоносцев:
- И ты, и он - дураки. Ну ты мог, положим, не знать, но ведь он юрист, я его считал законоведом. Иди и подпиши ему, дураку, не одну, а пять и более бумажек, сколько ему потребуется для известной надобности... Больше они никуда не годятся. Ведь если ты купишь дом, а продавец тебе скажет: если ты моего дворника выгонишь, то дом перейдет обратно ко мне - что ты сделаешь в таком случае? Конечно, ты положишь в карман купчую, а дворника на другой день - в шею. Я думал, что он юрист, а он... Иди к соловьеву и подписывай бумагу. А, кстати, ты когда у него был?
Иван:
- Вчерашний день, ваше высокопревосходительство.
Победоносцев:
- А А как же ты пришел ко мне сегодня, в воскресенье, в неприемный день? А к нему когда теперь пойдешь?
Иван:
- Завтра, ваше высокопревосходительство.
Победоносцев:
- Нет, брат, ты иди к нему тоже сегодня, непременно сегодня... Ко мне ты можешь приходить, а к нему нет? иди сегодня, слышишь. А я у него спрошу потом, когда ты был, и если не пойдешь сегодня, то я тебя никогда больше не приму. Понял?■.
⌠В редакции■. Иван - в редакции выкупленного им и обновленного⌠Русского Слова■. На стене - портрет А. П. Чехова с подписью-заветом: ⌠Главное, Иван Дмитриевич, чтоб у вас редакция была русской■.
В углу - газетная полоса со словами: ⌠В Москве случаются происшествия. События происходят в Петрограде■.
⌠Иван:
- ⌠Русское Слово■ не принадлежит ни к одной из существующих политических партий. Это газета здравого русского смысла. Справедливого и практичного. А стало быть газета прогрессивная. Ибо здравый смысл не может быть иным. Потому что не в прошлом, а в будущем - все лучшее. Хорошо быть мечтателем или поэтом. Но рецепты больным пишутся не в стихах. Там, где речь идет о благе народа, быть практичным - долг. Чтоб не было бесплодных жертв, разочарований и тяжких реакций■.
Внизу листа - фигуры отходящих влево и вправо от ⌠Русского Слова■ литераторов.
⌠Иван:
- А теперь нам не по дороге. Желаем успеха, но мы в него не верим. У нас ни ⌠фильств■, ни ⌠фобств■■.
 
Мнение эксперта:
- Тираж ⌠Русского Слова■ в 1898 году - 13, 2 тысячи экземпляров. В 1916 - 739 тысяч.
- Расходы на телеграф и телефон в 1900 году - 10, 8 тысяч рублей. В 1915 - 447 тысяч.
- Объявлений (рекламы) помещено в ⌠Русском Слове■ в 1900 году - на 49, 7 тысяч рублей. В 1915 - на 1294, 2 тысяч рублей.
 
В левом верхнем углу листа - посетитель приходит вечером на почту подать телеграмму. Измучанный телеграфист смотрит на него полубезумным взглядом. Текст:
⌠Телеграфист:
- Идите куда-нибудь в другое отделение. Здесь неизвестно, когда пойдет телеграмма. Все люди, все аппараты завалены телеграммами ⌠Русского Слова■■.
В правом верхнем углу листа газету читает С. Ю. Витте. Текст:
⌠С. Ю. Витте:
- Но такой быстроты в собирании сведений нет даже и у правительства!
Газета:
- На то мы и газета!■.
 
ПЯТЬДЕСЯТ ПЯТАЯ,
⌠Книги чтомые с великой верой и страхом читателем зело
прелюбопытствующим■.
 
Читатель ⌠зело прелюбопытствующий■, крестьянин села Пищулина Орловской губернии, на фоне книг о природе и ее явлениях - ⌠Физиологов■, ⌠Вертоградов■ и им подобным. Текст:
⌠Тело человеческое происходит от земли, кости - от камня, кровь - от моря, очи - от солнца, мысли - от облаков, духи - от ветра, темнота - от огня, душу Господь вдохнул. Землю держит вода высока, воду - камень плоск вельми, а камень - четыре кита■.
Читатель:
- Эх кабы вы знали, как я люблю книги читать! В них вся моя жизнь, в них вся моя радость, они мои светила, они мои проводники, они выводят меня из тьмы и показывают путь к просвещению, они меня водят по лесным трущобам и по травянистым степям, они носят меня по волнам океана, они меня водят на самые высокие горы, они носят по воздуху и указывают величие природы, они показывают мне светила вселенной, затмение солнца и луны, звездные потоки, силу воздуха и силу солнечных лучей и множества других чудес. Всего не перечесть. Книги - мои друзья и как их не любить, не назвать друзьями.
 
ПЯТЬДЕСЯТ ШЕСТАЯ (в двух рисунках),
⌠Укрепляясь и вдохновляясь■.
 
⌠Укрепляясь■. Иван выслушивает отчет главного бухгалтера Товарищества, М. С. Ефимова. Текст:
⌠М. С. Ефимов:
- За истекшее пятилетие, с 1898 по 1903 год обороты Товарищества достигли 2 миллионов 897 тысяч 785 рублей. В 1904 году основной капитал Товарищества увеличен до 800 тысяч рублей. Открыты книжные магазины в Иркутске и Ростове-на-Дону, Харькове, Варшаве. В приобретенном в 1906 году недвижимом имуществе на Тверской отстроено прекрасное помещение для редакции и типографии ⌠Русского Слова■. В 1907 году на Тверской улице, под фирмою ⌠Книжный магазин ⌠Русское Слово■■ открывается четвертый магазин Товарищества■.
За спиной Ивана, на стене, награды: ⌠Диплом бронзовой медали Всероссийской Промышленно-художественной выставки в Москве в 1882 году. За образцы очень дешевых хромолитографских работ, вполне удовлетворительных по рисунку и исполнению■; ⌠Диплом золотой медали Универсальной выставки 1889 года в Париже■; ⌠Дипло большой серебряной медали I выставки народных картин Императорского Вольного Экономического Общества. За разнообразие в выборе сюжетов для народных картин и за художественность их выполнения. Петр. 1891 г. Ноября 30 дня■; ⌠Диплом золотой медали Императорского Московского Общества Сельского хозяйства, присужденной на Всероссийской Сельско-хозяйственной выставке 1-14 декабря 1895 г. За стремление поднять достоинство народных картин, как со стороны сюжета, так и его исполнение■; и др.
⌠Вдохновляясь■. На столе перед Иваном книга М. Горького ⌠Мать■. Иван вчитывается в слова одного из персонажей, Рыбина.
⌠Рыбин (из деревни):
- Давай помощь мне! Давай огня! Книг давай, да таких, чтобы человек, прочитав их, покоя себе найти не мог. Ежа ему под череп посадить надо, ежа колючего! Скажи своим городским, которые для вас книги пишут, - для деревни писали бы!■.

ПЯТЬДЕСЯТ СЕДЬМАЯ,
⌠ В тихий час■.
 
Т. Щепкина-Куперник читает Ивану и А. П. Чехову стихотворение ⌠Книга■ собственного сочинения. Текст:
⌠Т. Щепкина-Куперник:
 
- Чистых радостей светлый исток,
Закрепленье счастливого мига,
Лучший друг, если ты одинок,
Это книга. Да здравствует книга!
 
Отраженье исчезнувших лет,
Облегченье житейского ига и т. д.■
 
ПЯТЬДЕСЯТ ВОСЬМАЯ (в двух заседаниях), ⌠Государственный Совет рассматривает вопрос: ⌠Заявление 32 членов Государственного Совета об обращении к министру народного просвещения с запросом по поводу допущения к классному употреблению в начальных училищах учебного руководства по русскому языку ⌠Новь■ (кн. III) Н. В. Тулупова и П. М. Шестакова (изд. Т-ва И. Д. Сытина)■.
 
Заседание от 6 марта 1913 года. Докладчик - член Государственного Совета, г. Андреевский (которому на ухо что-то нашептывает чорт):
⌠Г. Андреевский:
- Нахожу книгу ⌠Новь■ не соответствующей целям и задачам начальной школы. Книга в высшей степени односторонне и тенденциозно излагает прошлое нашего отечества и допускает на своих страницах тенденциозное и отрицательное отношение к войне и военной доблести.
М. Я. Говоруха-Отрок:
- Процитированные мною выдержки из ⌠Нови■ доказывают полное отсутствие в ней тенденциозности. По моему мнению, вовсе нельзя говорить, что авторы книги не старались внушить любви к нашей России.
Д. И. Багалей:
- Во многих статьях книги дана оценка очень многих существенных, светлых сторон нашей истории и положительные характеристики наших исторических деятелей. Все эти рассказы вызывают любовь к православной вере, к государству, к военной доблести, которая служит опорой государству, просвещению народа и вообще к нашему прошлому.
С. Ф. Ольденбург:
- Мы знаем отлично, что запуганные инспектора народных училищ будут спешно изымать из библиотек различные книги, которые почему-либо им покажутся подозрительными. Мне кажется, чтобы противодействовать тому злу, которое уже сделано внесением настоящего запроса, есть только один способ - отклонить настоящий запрос, что я и предлагаю сделать.
Князь Голицын-Муравлин:
- Полагаю, что на основании одобрения книги ⌠Новь■ работой Ученого Комитета государственная школа не ограждается от проникновения в нее таких книг, которые не сответствуют государственным началам воспитания. С дурной книгой бороться труднее, нежели с дурным преподавателем.
Г. Зубчанинов:
- Появлением книги ⌠Новь■ всякий порыв, всякое благородное влечение к великому прошлому России притупляется, понижается постепенно, незаметно, но неуклонно. Мы вырываем из молодой души лучшие ее чувства, мы вырываем из нее того ангела-хранителя, который ведет эту душу и делает из ее обладателя мужа-защитника родины. Мы опустошаем душу ребенка.
М. М. Ковалевский:
- Тщательно разобрав исторический отдел книги, я не нахожу в ней ни доказательств антимилитаризма, ни доказательств отсутствия уважения к народной гордости и к патриотизму. Ничего этого нет, и чем скорее мы отклоним запрос, тем будет лучше, хотя бы потому, что в задачи высшего законодательного учреждения, разумеется, не входит подготовление материалов для ⌠Сатирикона■.
В. И. Гурко:
- Готов признать, что в научных произведениях, кроме абсолютной и полной исчерпывающей правды, ничего помещаемо быть не может. Но в данном случае мы имеем в виду известный круг читателей с недостаточно развитым умственным горизонтом, для которых известного рода голые факты без соответственного их освещения и без надлежащего их понимания производят совершенно иное впечатление, когда и сама правда превращается в ложь.
Министр народного просвещения:
- Нахожу книгу соответствующей своей цели и не нахожу в ней тенденциозности.■
Заседание второе, от 24 апреля 1913 года. Докладчик г. Андреевский:
- Учебные руководства, применяемые в низшей и средней школе, в настоящее время являются предметом торговли различных предпринимателей, которые, издавая свои хрестоматии, руководятся взглядами данного политического момента и, смотря по тому, какой товар в спросе, издают книги то поправей, то полевей. Что это значит - Ученый Комитет Министерства Народного Просвещения книгу ⌠допускает■? Книга, по которой учатся миллионы будущих граждан, не может и не должна быть только ⌠допустимой■. Она должна быть ⌠превосходной■, как с точки зрения педагогической, так и с точки зрения патриотической.
Представитель Святейшего Синода:
- Русская педагогика должна отличаться от западной, потому что у нас есть таинство миропомазания, которое сообщает душе православного человека такие способности и качества, каких не могут иметь непомазанные люди.
Сенатор Н. С. Таганцев:
- Предлагаю перейти к очередным делам■.
 
ПЯТЬДЕСЯТ ДЕВЯТАЯ,
⌠Приговор■.
 
В. М. Пуришкевич держит в руках изданную под его редакцией Русским Народным Союзом имени Михаила Архангела книгу ⌠Школьная подготовка второй русской революции■, в которой разбираются изданные Иваном книги для классного чтения.
⌠В. М. Пуришкевич:
- Книжонки с гнилым содержанием. Гнойнички, которые в конце концов, сольются в один сплошной гигантский, злокачественный нарыв. Он лопнет с треском и шумом, при зареве пожаров, обагренный потоками невинной крови, под торжествующее завывание и рев озверевшей, преступной черни. Вся огромная русская жизнь превратится в одно сплошное зловонное гноище, в котором закопошатся человекообразные, с ненасытной пастью гады, способные только слопать, сокрушить и уничтожить уцелевшие от разгрома остатки. Все эти книжки подготовляют разрушение России при участии иудомасонских главарей■.
 
ШЕСТИДЕСЯТАЯ,
"Беспорядки и... убытки?".
 
"Беспорядки" 1905 года. Иван смотрит в окно на зарево по-
жара . Главный бухгалтер товарищества М. С. Ефимов докладывает:
- Полностью уничтожено здание типографии на Пятницкой,
вместе с машинами, запасом материалов и готовыми тиражами.
Ущерб составил 660 тысяч рублей. (Понижая голос) Говорят, что
поджог устроили власти, и солдаты запрещали рабочим и пожарным тушить... Вы смеетесь, Иван Дмитриевич?!
Иван:
- Видите ли, мой лихой недруг думает, что сжигая мои фаб-
ричные корпуса и мои машины, он губит то дело, которое эти
машины делают, а выйдет-то как раз наоборот. Он ошибку в
расчете сделал. Я бы дал еще 500 тысяч, чтобы меня сожгли.
Не верите, думаете, шучу? Да, ей Богу же, не шучу. Ведь
сообразите, какой шум пойдет теперь по Москве, да и по всей
России. Злая рука мне добрую рекламу делает, почище моей га-
зеты! Публика разберет, в чем дело.
Чорт - в растерянности.
 
ШЕСТЬДЕСЯТ ПЕРВАЯ (в двух рисунках),
"Невежество всему виной!".
 
"Плакатом их!". Иван на фоне плакатов из-
дания товарищества: "Смотрите, куда привела нас наука", "Лен
и его обработка", "Как и какими семенами нужно сеять", "Про-
мышленный огород", "О значении и способах задержания снега
на полях", "Как удобрять землю" и т. д. .
"Иван:
- В некоторых местностях России вопрос о распространении
сельско-хозяйственных знаний среди крестьянского населения
находится на такой стадии, что необходимо внедрить в населе-
ние самою мысль о существовании таких знаний. Средство -
плакат. Размещать в ожидальнях больниц и земских управ, в
волостных и сельских правлениях и, наконец, в крестьянских
избах.
"Вразумить кустаря!". Иван на фоне изд -
ний кустарно-ремесленного отдела Товарищества: "Выделка
кож-мостовья", "Руководство по сапожно-башмачному ремеслу", "Руководство по чемоданному делу", Руководство по плетению из прутьев", "Руководство по щеточному производству" и т. д.
"Иван:
- Усиленно твердить об этике ремесла, постоянно напоми-
нать кустарю, что он должен оставить русскую привычку
"кое-как". "Авось сойдет" и т. п., что только при условии
самого тщательного исполнения и честности в смысле матери -
ла, его изделия займут на рынке то место, которое им по пра-
ву принадлежит, и будут вознаграждать его труд выше, чем в
настоящее время".
 
ШЕСТЬДЕСЯТ ВТОРАЯ,
"И черти, и любовь, и страхи, и цветы".
 
Литература в народных картинках: "Славный, сильный и
храбрый витязь Еруслан Лазаревич едет на чудо-великом змее о
трех главах, а прекрасная царевна Анастасия Вахрамеевна
встречает его", "Славный, сильный и храбрый Бова-королевич
поражает Полкана-богатыря", "Сильный храбрый богатырь Илья Муромец", "Славный, храбрый богатырь Иван-царевич едет на сером волке, везет Жар-птицу - Елену прекрасную на златогривом коне".
 
Мнение эксперта :
- Чего только нет на этих картинках! Однако, как ни
странно, напрочь отсутствует сюжет излюбленного народного
героя - Ивана-дурака, равно, как и не встречается ни одного
мало-мальски толкового изображения этого персонажа! Художникам он явно не давался.
 
ШЕСТЬДЕСЯТ ТРЕТЬЯ ( в трех рисунках),
"Его любили писатели, женщины, священники,
дети, лакеи, монахи, половые, приказчики, мелиховские мужи-
ки и бабы и даже такой угрюмый, во всем изверившийся чело-
век, как Суворин-отец".
 
"Номер". Любимый Чеховым пятый номер
"Большой Московской" гостиницы. Вечер. Чехов и Иван у окна,
выходящего к Иверской часовне.
"Чехов:
- Знаешь, я подолгу простаиваю у окна и смотрю, как сте-
кается народ к часовне в полночь, к общему молебну Бого-
матери...
"Касатик". Чехов посещает оптовый книж-
ный склад Ивана на Старой площади. Его встречает кассир
склада, Павлыч:
"Павлыч:
- Ах, касатик, сударь мой батюшка, Антон Павлович, как
рад вас видеть. Посещай, касатик, нас почаще, больно мы
вас любим. С радостью готов вам послужить, нет ли каких
поручений?".
"Я знаю". Иван и Г. С. Петров в Москве у Чехова в гостях. 1903 год.
" Чехов:
- Прощайте, я скоро умру.
Иван и Г. С. Петров:
- Да что вы, Антон Павлович...
Чехов:
- Не говорите. Я это чувствую, как врач".
Из письма А. П. Чехов к Суворину:
"На днях я был у Сытина и знакомился с его делом. Инте-
ресно в высшей степени. Это настоящее народное дело. Пож -
луй, это единственная в России идательская фирма, где рус-
ским духом пахнет и мужика-покупателя не толкают в шею. Сы-
тин - умный человек и рассказывает интересно. Когда случит-
ся вам быть в Москве, то побываем у него на складе, и в ти-
пографии, и в помещении, где ночуют покупатели...".
 
ШЕСТЬДЕСЯТ ЧЕТВЕРТАЯ,
"Русское сегодня нестерпимо, русское завтр темно и страшно".
 
Иван и Горький на Капри, среди роскоши юга, в виду дымя-
щегося Везувия, у блещущего синего моря, по которому тут и
там белеют рыбачьи паруса.
"Горький:
- Издавайте книги, дающие мужику знание, дайте ему
учиться, пусть он узнает право, свободу. Дайте ему школу,
чтобы он по выходе из нее знал свои обязанности и права
гражданина и человека и, главное, умел бы вести свое хо-
зяйство и научился ремеслу, хотя бы самому необходимому, ко-
торого требует его маленькое хозяйство. А что у нас? Из шко-
лы выходит через 3 года мальчик, ничего не знает, даже
письма написать не может. А ведь ему уж 14 лет. Ужас, что
школы плодят: поголовную безграмотность. Вот почему вся де-
ревня мертва и жизнь ее пуста. Излишек подростков идет на
заводы и фабрики и попадают на всю жизнь в кабалу, там их
суют куда попало, и вот они начинают новую жизнь пролетария.
А ведь там тоже нет порядка, системы и умения использовать
их возможности. Сколько этих малышей пропадает...
Иван:
- Да, Алексей Максимович, я с вами согласен. Ведь и нам с
вами было трудно пробивать себе дорогу при нынешних поряд-
ках. Помню я свое начало, шаг за шагом, и вот что я вам ска-
жу: самое главное - окружить себя людьми. Человек - это ве-
личайшая и могущественная сил . Но только наука, знание и
опыт дают ему благополучие.
Горький:
- Да, надо все это исправить, плохо народу живется. Вот
вы издаете дельную литературу для народа, но ноющую и слез-
ливую - Толстого и Лескова, а надо поднимать его сильной,
бодрящей, смелой книгой. Довольно ему духовных книг, пропо-
ведующих смирение и подвижничество. Эти книжки сделали из
народ раба - ими вы проповедуете рабство".
 
ШЕСТЬДЕСЯТ ПЯТАЯ (в семи рисунка),
⌠Под суд его!"
 
"Первый суд". Иван сидит на скамье под-
судимых, рядом - книга "Религиозно-общественная библиотека,
серия 2-я, для народа. А. В. Ельчанинов. О самоуправлении".
"Цензор:
- Усматриваю признаки возбуждения к ниспровержению существующего общественного строя. Приговор:
- Брошюру уничтожить".
Чорт швыряет книги в костер.
"Второй суд". Иван сидит на скамье подсудимых, рядом - ученый Московского университет В. Ф. Эрн,
редактор брошюры из той же серии, под названием "Что нужно
крестьянину?". Выделены слова: "идея уравнительного земле-
пользов ния".
"Цензор:
- Призыв к ниспровержению существующего строя.
Приговор:
- Брошюру уничтожить".
Чорт швыряет книги в костер.
"Третий суд". Иван сидит на скамье подсу-
димых, рядом с ним автор книги "Полный словарь иностранных
слов, вошедших в употребление в русском языке" П. Г. Сенни-
ковский и редактор Н. В. Тулупов. Выделены слов "страшные":
"социал-демократическая партия", "диктатура пролетариата",
"капитализм" и т. д.
"Приговор:
- Сенниковского на год заточить в крепость. "Дополнение"
к словарю уничтожить".
"Четвертый суд". Иван сидит на скамье
подсудимых, рядом с ним книг "Ежегодник внешкольного обра-
зования".
"Приговор:
- Сборник арестовать за публикацию резолюции учительско-
го съезда о необходимости созыва учредительного собрания".
"Пятый суд". Иван сидит на скамье подсуди-
мых, рядом с ним брошюра "Проснитесь, архипастыри".
"Приговор:
- Оправдать."
"Семь раз Иван судился, да чорт ничего не
добился". Портрет адвоката Н. Тесленко:
" Будущий историк скажет: конец XIX и начало XX века в
восточной Европе ознаменовались ожесточенной борьбой против
книгопечатания, но успеху этой борьбы в значительной мере
помешал московский издатель и типограф И. Д. Сытин".
"Приговор, изданный Понтийским Пилатом,
игемоном Иудеи, прибывшим в Иерусалим на место обыкновенных
заседаний суда, называвшегося Иабат 3 апреля 34 года по Рож-
дестве Христове". У каждого из 20 участников суда в руке
свиток, на котором начертано его имя и высказанное им сужде-
ние. Выделяются слова Никодима, Иосифа из Аримафеи, Иоарама,
нам по Евангелию неизвестного, в защиту Христа. В изображе-
ниях следует отметить большое богатство душевных мотивов и
настроений. Как ясно из суждений большинство судей - ими ру-
ководила не ревность о вере, о Боге, своекорыстные полити-
ческие соображения.
 
 
ШЕСТЬДЕСЯТ ШЕСТАЯ,
⌠Иван и Гоголь".
 
Иван перед портретом Н. В. Гоголя.
"Портрет:
- Учить мужика грамоте затем, чтобы доставить ему возмож-
ность читать пустыя книжонки, которые издают для народа ев-
ропейские человеколюбцы, есть действительно вздор... По-нас-
тоящему, ему не следует и знать, есть ли какие-нибудь дру-
гие книги, кроме святых.
Иван:
- И это тот самый Гоголь, который всю жизнь с чортом вое-
вал!"
 
ШЕСТЬДЕСЯТ СЕДЬМАЯ,
"35-летие войны".
 
Полоса из газеты "Русское слово" (╧ 271 от 2 октября 1901
года):
"Вчера исполнилось 35-летие книгоиздательской деятельнос-
ти И. Д. Сытина. В помещении типографии, на Валовой ул., уб-
ранной тропическими растениями, в 11 часов было совершено
настоятелем церкви Воскресения Славущаго, что в Монетчиках,
протоиереем Сахаровым благодарственное молебствие, после чего началось чествование юбиляра.
От лиц пайщиков товарищества юбиляра приветствовал А. В.
Васильев, прочитавший адрес, вложенный в драгоценный ларец,
украшенный видами фабричных зданий, с изображением на крышке Ильи Муромца, борющегося с чудовищами, - олицетворение просветительной борьбы юбиляра с народным невежеством.
Затем был прочитан адрес от служащих типо-литографии.
По прочтении адреса И. Д. была поднесена массивная сереб-
ряная братина с чарками.
Далее В. М. Дорошевич прочитал адрес от сотрудников изд -
ваемых И. Д. периодических изданий: газеты "Русское Слово" и
журналов "Искры" и "Вокруг свет ".
В. А. Гольцев прочитал адрес от кружка литераторов.
Служащие в магазинах Т-ва поднесли адрес, вложенный в бю-
вар с серебряною крышкой, на которой изображен портрет юбиляра.
Из других депутаций отметим: депутацию общества
деятелей печатного дела с К. К. Мазингом во главе, под-
несших адрес; депутацию общества книготорговцев, - адрес
читал К. А. Казначеев; В. Д. Соколов приветствовал от ко-
миссии домашнего чтения; А.Д. Алферов - от комиссии по ус-
тройству чтений для учащихся Педагогического Общества Императорского Московского Университета; читалось приветствие от
Комиссии по техническому образованию Московского отделения
Императорского Русского Технического Общества; адрес от Сл -
вянского Вспомог тельного Общества, представителем которого
был председатель, полковник А. И. Череп-Спиридович. Работаю-
щая в учреждениях товариществ Гостинодворская биржевая ар-
тель поднесла И. Д. ценную икону Спасителя. Из других много-
численных приветствий отметим адрес от товарищества Кувшино-
ва и мн. др.
Кроме перечисленных подношений, было много других: сереб-
ряных сервизов и других ценных вещей. Поднесен большой фо-
тографический портрет И. Д. и его супруги.
Растроганный юбиляр в ответной речи благодарил всех за
участие в его скромном празднике, указал, что он лично один
ничего не сдел л бы, если бы не было около него людей, кото-
рые шли на его призыв и работали с ним рука об руку. Он на-
деется и на дальнейшую их поддержку."
На заднем плане озлобленный чорт гадит в серебряную бра-
тину с чарками.
 
ШЕСТЬДЕСЯТ ВОСЬМАЯ,
"Не под силу!"
 
Чорт пытается сдвинуть с места золотой блок 900-й пробы
весом в 682 пуд 18 золотников стоимостью в 13 миллионов 94
тысячи 488 рублей - торговый оборот товарищества Ивана за
1915 год.
Сверху на тщетные потуги чорта насмешливо взирают: "Дип-
лом золотой медали Всемирной выставки 1900 г. в Париже. За
издания Товарищества", "Диплом золотой медали Универсальной
выставки в Льеже в 1905 г., состоящей под высочайшим покро-
вительством короля Бельгийского Альберта. За выставку худо-
жественных произведений", "Диплом большой золотой медали
Фабрично-Заводской, промышленной, художественной и
сельско-хозяйственной выставки в Одессе в 1910 г. За отлич-
ные и дешевые выполнения типо-литографских работ".
 
ШЕСТЬДЕСЯТ ДЕВЯТАЯ,
"Говорливые портреты".
 
Портрет И. Бодуэна-де-Куртене:
" - В человечестве, т. е. в среднем человеке, гораздо бо-
лее зла и глупости, нежели добра и ума. На книжном рынке
появляется гораздо более изданий глупых и, ежели не прямо
вредных, то, по крайней мере, бесполезных, нежели умных и
полезных".
Портрет представителя Министерства Внутренних Дел князя
Н. В. Шаховского:
" - Чистоплотность русской печати по сравнению с продаж-
ной западно-европейской может быть объяснена тем, что у нас
не всякий может сделаться редактором и издателем повременно-
го издания".
Портрет профессор В. О. Ключевского:
" - Если профессиональные права приобретаются, то право
слова есть право личное, принадлежащее каждому полноправно-
му гражд нину, и потому оно может быть ограничено или поте-
ряно только по суду".
Портрет министр народного просвещения В. А. Головни-
на:
" - После опытов последних лет я вообще нахожу предвари-
тельную цензуру несостоятельною для достижения целей прави-
тельства и потому, полагаю, всего бы полезнее вовсе отме-
нить оную, заменив прямо взысканиями по суду".
Портрет главноуправляющего 2 отделением собственной Е. И.
В. канцелярии, барона М. Н. Корфа:
" - Мы теперь вступили в тот именно период полуобразован-
ности и полузнакомства с гласностью и с печатным словом, ко-
торый неизбежен в жизни каждого народа, но через который для
блага государства желательно пройти, как можно скорее".
 
СЕМИДЕСЯТАЯ,
"Народная песня".
 
Прилавок магазина Ивана. В простовике имеются: "Во лу-
зях, во лузях", "Куда ты, друг мой, уезж ешь на тот поги-
бельный Кавказ", "В селе малом Ванька жил", "Ехали ребят из
Ново-города", "Била жинка мужика" и др. Хромолитогр фиров нные: "Ивушка", "Матушка, что во поле пыльно", "Деревенски
мужики они просто дураки-невежи", "Комаринский мужик" и др.
 
СЕМЬДЕСЯТ ПЕРВАЯ,
"Великие труды великого издателя".
 
"Великая реформа". Юбилейное издание в память пятидесяти-
летия Освобождения крестьян. Под редакцией исторической Ко-
миссии Учебного Отдела И.Р.Т.О. В издании приняли участие
более 60-ти лиц - профессоров, приват-доцентов, писателей и
педагогов. Книги роскошно иллюстрированы портретами и карти-
нами на отдельных вкладных листах по способу меццо-тинто и в
красках. Цена изд ния, состоящего из шести томов, в 105 пе-
чатных листов, была назначена 24 рубля.
"Отечественная война и русское общество", под редакцией
той же исторической Комиссии и при участии приблизительно
тех же лиц. Цена за семь томов 27 р. 90 к.
"Три века". Россия от смуты до нашего времени. Под редак-
цией В. В. Каллаша. В издании приняли участие более 30 лиц.
Издание отличается изобилием рисунков. Здесь собран весь
наиболее существенный иллюстрационный исторический материал главнейших хранилищ Москвы и Петрограда - Румянцевского и Исторического музеев, Московского главного архива Мин. Ин. Дел; Третьяковской галереи, Публичной библиотеки, Музея
Императора Александра III, Синодальной типографии и др. Все
издание состоит из шести томов, стоящих 24 руб. 20 коп.
"Народная энциклопедия научных и прикладных знаний". В
составлении энциклопедии приняли участие более 150 лиц - у-
ченых, профессоров, писателей и общ. деятелей. Все издание,
состоящее из 14 отделов, снабжено многочисленными рисунками,
снимками с картин, картами, таблицами и т. д. Цель издания -
содействие научному самообразованию широких кругов народа,
также прохождению курсов в народных университетах. Цена все-
го издания, заключающего свыше 500 печатных листов - 30 руб.
Полное собрание сочинений Л. Н. Толстого под редакцией и
с примечаниями П. И. Бирюкова.
Иван:
- Какое решающее значение на дух войск и их подготовлен-
ность к современной войне имеет образовательный уровень ар-
мии!
"Военная энциклопедия". Под редакцией засл. профессора
Николаевской инженерной академии, генерал-лейтенанта Н.
И. Величко, полковника В. Ф. Новицкого, преподавателя Нико-
лаевской инженерной академии, военного инженера, полковника
А. Ф. фон-Шварца, полковника В. А. Апушкина и капитана 2-го
ранга К. фон-Шульца. Все издание состоит из 46 полутомов
(460 печатных листов) и стоит 98 рублей.
И т. д.
 
СЕМЬДЕСЯТ ВТОРАЯ ,
"Мечты 1916 год ".
 
Главный бухгалтер товарищества М. С Ефимов докладывает:
"М. С. Ефимов:
- В 1916 году обороты предприятия составили 17 миллионов
689 тысяч 105 рублей 95 копеек. Товариществом приобретено
большинство паев книгоиздательского Товарищества Маркса в
Петрограде... Иван Дмитриевич, вы слушаете?"
Иван в глубокой задумчивости. Перед Иваном разложены пла-
ны и проекты устройства своей писчебумажной фабрики. Он меч-
тает об основании под Москвой целого городка печатного и
книжного дела, где для каждого отдела выстроен отдельный
корпус, оборудованный по последнему слову техники, где прек-
расные дома для рабочих, где своя церковь, свои школы,
больницы, театры, свои подъездные пути, свой телеграфный
провод и т. д. и т. д. Все - во имя книги! Все для торжес-
тва печатного слова! Средства для этого имеются, и мечту эту
можно осуществить и без его личного участия...
Чорт:
- А ты куда же?
Иван:
- А я? Я... Ты меня знаешь давно, всю жизнь... Ты знаешь,
что я пришел в Москву, что называется, голым... Мне ничего
не нужно. Все суета. Я видел плоды своей жизни, и довольно с
меня. Пришел голым и уйду голым. Так надо. Только не расска-
зывай пока этого никому. Я от всего уйду... Уйду в монас-
тырь".
 
СЕМЬДЕСЯТ ТРЕТЬЯ,
"Говорливые портреты".
 
Иван пускает старческую слезу , глядя на портреты.
Портрет летописц Нестора:
" - Книги учат нас мудрости и воздержанию; они, как реки,
поят Вселенную, они источник мудрости. В книгах неисчерпае-
мая глубина, они утешают нас в печали, служат уздою, кото-
рая нас воздерживает".
Портрет некоего рабочего:
" - Самое сильное, непередаваемое впечатление произвел на
меня и оставил неизгладимый след в душе - Глеб Успенский,
родной, смеющийся и грустный, веселый и тоскующий Глеб Ива-
нович. Читая его, я плакал, негодовал, смеялся, радовался,
надеялся. Иногда казалось мне, что он описал так верно, так
правдиво мои собственные, личные мои неудачи, горе, страд -
ния... А в деревне, которой он посвящает столько труда, не
знают его... Я пробовал читать его в своей деревне, пытался
как мог объяснить кто он был, чего хотел. Многие деревен-
ские не понимали и до сих пор не понимают его. Но что за бе-
да? Есть и такие, кто понимает. Есть и другие, к которым на-
до подходить не с сочинениями Успенского, с другой книгой
в руках. Лишь бы человек понимал самую суть, и что он в де-
лании, не только в созерцании, вникании, размышлении..."
Групповой портрет подростков:
" - Литература внутренне переродила нас.
- Из злых и бесчувственных мальчишек мы становились доб-
рыми.
- Чтение наших лучших писателей освободило нас от дурных
мыслей и привычек."
Портрет машущего прощально рукой некоего помещика Башкина:
" - Под влиянием Евангелия я распустил на волю своих кре-
постных еще в то время, когда и речи не было об освобожде-
нии крестьян".
Портрет В. А. Вахтерова:
" - Я разработал 170 биографий знаменитых людей с целью
определить, какие факторы содействовали развитию и лучшей
подготовке к призванию. Влияние книги в биографиях отмечает-
ся чаще всего (96%) в числе положительных факторов. На вто-
ром месте положит. влияние знакомых (86,5%), далее идут пу-
тешествия (75,9%), затем влияние товарищей (47,1%), воздей-
ствие красот природы (45,3%), отец (41,8%), школа (35,9%),
мать (35,3%) и театр (20,6%)".
 
СЕМЬДЕСЯТ ЧЕТВЕРТАЯ,
"Полвека длилася война".
 
Празднование 50-летия издательской деятельности Ивана.
Выступает Г. Петров:
" - В ознаменовании пятидесятилетнего юбилея деятельнос-
ти И. Д. Сытина основывается "Общество для содействия улуч-
шению и развитию книжного дела в России", имеющее целью соз-
дать в Москве "Дом Книги". Это будет низшая, средняя и выс-
шая школа всех отраслей книжного производства. Академия,
университет печатного дела.
- Здесь будут приготовлять грамотных, умелых наборщиков,
работающих на усовершенствованных наборных машинах; искус-
ных метранпажей; печатников, умеющих исполнять тонкие рабо-
ты; машинистов, знающих машины, уход за ними, их монтировку,
регулировку, ремонт; литографов, знакомых с тайнами их мас-
терства и искусства; цинкографов, которые не заставят нас
уныло вздыхать, как сейчас: "Далеко нам до Ангерера в
Вене!"; книгопродавцев, знакомых с правильной современной
постановкой книжной торговли и рациональными способами рас-
пространения книги.
- Нашим идеалом в книжном деле должна быть даже не Евро-
па,а Америка, где "все дорого, кроме книги"... ".
Выступает Вл. Гиляровский:
" - Читал народ с лицом веселым
Про Еруслановы дела,
А по деревням и по селам
Охота к чтению росла".
Выступает Д. С. Мережковский:
" - Главное дело Ивана Дмитриевича - вовсе не книгоизда-
ние. А искание правды Божьей".
Выступает Д. Овсянико-Куликовский:
" - Вы издаете не то, что "ходко", а то, что отвечает
требованиям просвещения и запросам общественного развития".
Выступает А. И. Куприн:
" - Какая громадная сила - здоровый русский ум".
Выступает В. Половцов:
" - Помню, как он, уже миллионер, жил в маленькой скром-
ной квартирке на Тверской, предоставляя свои почти дворцы в
качестве помещений для своих предприятий. "Живу дворником
при собственном доме", - шутил Иван Дмитриевич".
И. т. д. Поседевший и на минуту расчувствовавшийся чорт
умильно смотрит на юбиляра.
 
СЕМЬДЕСЯТ ПЯТАЯ (в четырех рисунках) ,
"Куда теперь?"
 
"Накануне". Иван смотрит на портрет Дос-
тоевского, вслушиваясь в слова:
"- Может быть, никакого загробного мира и нет. Может
быть, вместо мира стоит пустая, старая баня с паутиной по
углам, а в паутине паук сидит...".
"К царю". Купе поезд Петроград-Минск.
Иван и протопресвитер всей русской армии отец Георгий Ша-
вельский.
"Иван:
- Как это хорошо, что я вас вижу, отец Георгий. Вы в
ставку?
- Да. А вы куда?
Иван:
- И я в ставку, к царю, в гости!
- Вот чудак! Зачем же? Что за идея?
Иван:
- Да просто, отец Георгий, дела так идут, что приходится
метаться из угла в угол... С вами мне надо о многом погово-
рить. Я, право, так рад, что вместе поедем... Вы ведь с ца-
рем так близки, что можете мне дать совет...
- Сделайте одолжение, все что хотите. Но что за идея?
Иван:
- Я и сам бы затруднился ответить на этот вопрос с пол-
ной точностью. Но вот идет ужасная, трижды проклятая война.
Убитые и раненые уже считаются миллионами. Русские города
переполнились лазаретами и калеками в шинелях... А из наро-
да все вырывают работников и серыми безоружными толпами посылают на смерть и увечья. Без конца, без смысла, без надоб-
ности!... А в Петербурге все по-ст рому. Чиновники пишут бу-
маги, депутаты говорят речи, министры интригуют и заиски-
вают перед Распутиным... На фронте кровь рекой, в столице -
шампанское... Зрелище невыносимое! Сам собой встает вопрос:
а что же там, во дворце, на самой вершине власти - пони-
мают ли там, что делается, и куда, в какой омут, ведет это
страну? В народе растет раздражение...
О. Георгий:
- Это все так, Иван Дмитриевич, это слов нет... Но от ца-
ря чего же вы хотите? Чего хотите просить?
Иван:
- Ничего не хочу просить. Мне ничего не нужно...
- Так зачем же тогда едете? Вот чудак, право...
Иван:
- Понимаете, слухи слушать невыносимо, а хочется видеть,
своими глазами видеть и знать, какая же тайна заключена там,
вверху, за пределами досягаемости. Вот эти-то мысли и созд -
ли в душе моей неотступное желание лично увидеть царя и лич-
но говорить с ним.Мне хочется знать, что царь думает, как на
дело смотрит...
- Вот чудак вы, право...
Иван:
- Да почему же чудак?
- Да так, к царю едете, а просить ничего не собираетесь.
Зачем же тогда?
Иван:
- А разве обязательно что-нибудь просить?.. Впрочем...
Впрочем может быть мною руководит просто неосозн нный кап-
риз старого человека, захотевшего перед смертью увидеть то-
го, чья воля посылала на смерть миллионы русских людей? Но
все же... Куда идти? На что опереться? Где искать защиты и
помощи от надвигающегося урагана?
Чорт:
- Чудак, право слово..."
"У царя". Иван в царском кабинете. Пусто
и просторно.В углу противоположной стены - большой стол, по
бокам кресла. Весь пол затянут мягким красивым ковром. Царь в
обычном сюртуке, в высоких сапогах. Волосы тронуты сединой.
Иван:
- Господи, помоги мне!
Чорт:
- Да говори же, говори, другого случая не будет!
Иван:
- Язык, как чужой... И слова не мои... О чем это я?
Царь: молчит.
Иван:
- Мое дело, ваше величество, - издание книг для народа:
учебных, научных, ремесленных, сельскохозяйственных...
Чорт:
- Что ты несешь? Ты же не об этом хотел!
Иван:
- Сам знаю. А сказать не умею...
Царь: молчит.
Иван:
- И еще, ваше величество, позвольте мне обратить ваше
внимание на школу народную. Я как-то говорил с Победоносце-
вым и с графом Витте о моем проекте образовать общество
"Школ и знание".
Чорт:
- Ну хоть что-то дельное вымолвил.
Иван:
- Заткнись!.. Я говорил им: вот общество, которое на свой
счет хочет покрыть Россию целой сетью школ. Общество хочет
ввести преподавание ремесел, технических, сельскохозяйствен-
ных знаний. Я спрашивал у графа Витте: скажите, Сергей Юлье-
вич, можем ли мы рассчитывать на сочувствие правительства? А
он: ваше дело, говорит, правительство может терпеть, но ни-
когда не будет ему сочувствовать...
Царь:
- Это очень жаль... Ни с Победоносцевым, ни с Витте я в
этом случае не согласен. Это жаль. Я проверю...
Чорт:
- Что ты рот раскрыл? Государь руку тебе подает! Оконче-
на аудиенция! Что , съел?".
"К Распутину". Квартира Распутина на
Обводном канале. Женщины с наружностью богомолок тихонько и
степенно шушукаются между собой, как тараканы за печкой.
Распутин в белой рубахе на выпуск, синие штаны, валенки...
Волосы расчесаны по-крестьянски, с пробором посередине, и
сильно смазаны маслом. Ростом большой, лохматая, черная бо-
рода, на животе поясок. Общее впечатление - отбившийся от
работы, праздный мужик, лодырь, из очень зажиточных и лако-
мых на господскую еду.
Иван:
- Позвольте, Григорий Ефимович, с вами познакомиться. Сы-
тин.
- Здорово, брат! Что тебе? Зачем пришел, сказывай. У меня
дело есть, некогда мне.
Иван:
- Дела у меня особенного нет, а если вы имеете минуту
времени, так потолкуем...
- Ну ладно, садись, коли так! Ну что тебе, сказывай...
Иван:
- Я, брат, просто пришел повидать тебя. Ведь о тебе
большая слава идет. Интересно мне умного, большого мужика
видеть.
- Ах, дурак какой ты! Вот дурак! Разве у тебя мало умных
мужиков? Ты, поди, по всей России всех умных мужиков
знаешь... И умных, и дураков... Так мало тебе - пришел на
меня посмотреть. Ну смотри, брат, смотри, что тебе посмот-
реть надо.
Иван:
- Говорят, Григорий Ефимович, есть какая-то сила в тебе
чарующая: и в делах, и в советах...
- Все вы дураки, и больше ничего. Что вам от меня надо?
Ну идут ко мне разные бабы, лукавые чинуши, даже министры...
Ты вот, Иван Дмитриевич, ко мне первый раз... А хочешь, я к
тебе приеду в Москву?
Иван:
- Нет, Григорий Ефимович, ко мне не надо. У меня дел нет.
А знакомством с тобой я очень доволен. Прощай, будем знакомы.
Иван (чроту):
- Ну а ты чего молчишь?
Чорт (со слезой):
- Просто... любуюсь на вас".
 
СЕМЬДЕСЯТ ШЕСТАЯ,
"И все на этом?"
 
Первый день народной власти. Сытин отеческим взглядом
окидывает шеренги просвещенных им мужичков. Согласно декре-
ту о печати охотно передает государству газету и типогр фию,
в которой печаталось "Русское Слово". Берет в аренду ма-
ленькую тюремную типографию и печатает в ней какие-то ярлы-
ки и бланки для казенных учреждений, но вскоре бросает это
занятие.
Иван:
- Не могу вертеть маленькое колесо. Я не гожусь для этого.

Мнение эксперта:
- После известных событий 1917 года народные лубочные
картинки и литература пали, возродившись в конце 80-х - на-
чале 90-х годов 20-го столетия. Вот что пишет "Советский эн-
циклопедический словарь о Сытине: "После Окт. рев-ции С. был
консультантом Госиздата. С 1928 персональный пенсионер".
Умер Иван в 1934 году, оплаканный безутешным чортом, так и
не понявшим, за что же с ним вели боевые действия, к кото-
рым, впрочем, он так привык и находил в них даже некоторое
удовольствие.
 
 
 
 


Проголосуйте
за это произведение

Русский переплет

Aport Ranker

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100