TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

 Рассказы
13 декабря 2009 года

Виктор Власов

Альбом 

 

Рассказы

 

 

Железный человек

 

Старые клёны, почти вплотную подходившие к металлической изгороди, скрывали двухэтажное кирпичное здание детского сада, который перепрофилировали в клуб физической подготовки под названием "Олимпия". В клубе трудилось много известных в городе тренеров по муай-тай, борьбе и тяжёлой атлетике, спортом занимались не только настоящие спортсмены, а больше простые любители бодибилдинга, в том числе я и мой отец.

Асфальт, рыхловатый от времени, намок от продолжительных сентябрьских дождей. Песок на площадке для футбола перемешался с грязью. Ворота свалила в лужу свора местных мальчишек, чувствовавших себя хозяевами территории Телевизионного посёлка.

На первом этаже здания тренировались бойцы муай-тай и борцы. С левого и правого крыльев коридора доносились звуки ударов по тренировочной груше, хлопков по кожаным лапам, падения на татами и голоса двух заслуженных тренеров Омска, которые всегда подбадривали.

Заслыша тяжелую поступь по лестнице, все знали, что шагал Он. Его ход, тяжёлый, словно у гусеничного трактора, отдавался шлепками мокрых подошв кирзовых ботинок в коридоре. Затем скребки о перила маленькой площадки лестницы говорили о том, что широкую спортивную сумку пришлось поправить, потому что она не вмещалась в проход.

- Вован идёт, что ли? - прокатилось по залу.

Да, это он! С порога оценивающе глядел, прищурив один глаз, круглолицый добряк Вова Новогоров. Зелёно-коричневый китель с шерстяной подкладкой облегал огромную фигуру. Штаны цвета хаки, очень широкие из-за объёма бёдер, протёрлись на коленях (когда он делал становую тягу, то тянул штангу, задевая их). Из кирзовых ботинок торчали язычки, шнурки отсутствовали - не любил завязывать. Однажды он пытался завязать шнурки. Усиленно сдавливая живот грудью, он сердился: кровь приливала к голове, краснели щеки, и становилось трудно дышать. Наконец, в ярости Вова порвал шнурки.

Скинув спортивную чёрную сумку с плеча на руку, здоровяк громко здоровался с присутствующими в зале. Потерев ногами о коврик, уверенным широким шагом прошёл в раздевалку, откуда послышались возгласы приветствий. Каждый хотел пожать ему руку первым, выразить восхищение его поражающими размерами и формой. Вова понимал, что восхищение шуточное, но как любой крупный человек, по природе, родился добрым, поэтому на шутки отмахивался или просто улыбался. Он весил чуть меньше полутора центнеров, был сильным атлетом, выполнившим нормативы мастера спорта пять лет назад, а теперь посещал спортзал, чтобы поддержать форму. Сняв китель и переобувшись в кеды, он шёл тягать большие веса. Никогда не снимал ни олимпийку, ни штаны. Сначала мы переглядывались, а потом спросили:

- Почему?

- Не хочу, чтобы сглазили, - ответил он, улыбнувшись.

На его живот можно ставить ведро воды, а на грудь - стакан. Никак не комплексовал он даже когда в спортзале появлялись представительницы прекрасного пола. В запасе у него, пожарного по профессии, находилось много анекдотов, историй из жизни известных тяжеловесов-олимпийцев, а также своего профессионального юмора от пожарных.

- Потолок рухнул на двух моих напарников, чуть пол не провалился Я хапнул обоих за край формы вовремя. Руки у меня видишь большие. А вообще-то, в пожаре, горит даже то, что не должно гореть. Танки на Светлом, помнишь недавний пожар, и те горели.

- Как вы справляетесь, Владимир? - покачала головой одна девица.

- Запросто! - залихватски взмахнул руками Вова. - Среди ночи поднимают на огонь, я как огурчик!

За многие годы тренировок он знал, как правильно садиться на диету и сходить с неё, эффективно накачивать мышцы, используя специальные добавки, держал в голове программы занятий, которые разрабатывали для подготовки чемпионов и многое другое, выдававшее в нём профессионального спортсмена.

Вот и сегодня, наблюдая за новичком, который выбрал для тренировки гантели не своего веса, использовал явно непосильный темп, потому тяжело дышал, истекая потом, Вова заметил, иронично улыбаясь:

- Дыхалка слабая. Бегать надо, как я зимой по полю... видели поле у гаражей? Да вот не доезжая до нас со стороны Старой Московки? Ноги по коленки в снег уходят, но главное продолжать бег. Конечно, тяжело, но с каждым шагом потом станет легче, знаете ведь!

- Не болеете, Владимир, после зимних снежных пробежек? - очарованная его силой и выносливостью, спросила одна из девушек.

- Болезни от меня, как свинцовая дробь, отскакивают. Бывало, бегал в одной майке и шортах поздней осенью. Ливень обрушился, я пришёл, тёплой травы-ромашки попил и ничего. Травами можно такое вылечить. Жалуетесь на болезнь - спросите меня.

- Я сейчас пресс хотела сделать. Помочь некому, подержать на скамейке ноги.

- Пошли!

Его тёзка, десять лет назад сильный тяж, а теперь старик в хорошей форме, постоянно соперничал по результатам, задевая словами и так и этак, а здоровяк Новогоров долго молча сносил и слушал, но однажды взял его за шиворот и грозно спросил:

- Чей это щенок?

Вот смеху-то в зале было.

Никто, кроме тренера, не смел ему возражать. Владимира Новогорова уважали и побаивались. Лицо слушателя принимало уважительное выражение даже тогда, когда он наставлял на свой путь, давал советы не всегда приходившиеся по нраву. Что скажешь против, Вова ведь такой огромный, зашибёт с одного разу.

Веса Вован тягал внушительные, мог даже, приседая со штангой в двести пятьдесят килограмм, разговаривать. Подстраиваясь под шершавый гриф спиной и руками, он, сжимая губы и заметно напрягаясь, привлекал наше внимание:

- Экипировки нет, так бы показал вам результат получше. Максимум садился с триста кило два-три раза. Бывало и четыре раза сяду, затем пятый, как домкрат поднимаю, медленно, но верно, сила зависит от настроения и питания. Для меня лучше переесть, чем недоспать.

Приседая со штангой в двести пятьдесят килограмм, он наблюдал в зеркало напротив стоек выражения наших лиц. Казалось, получал удовольствие от изумленных лиц больше, чем от приседания с большим весом. Жим лёжа у него уступал приседанию и становой тяге, поэтому Вова, желая как бы невзначай показать знания западной меры веса, переводил килограммы в фунты. Любимым его упражнением являлся жим штанги из-за головы на плечи. Плечи особенно выдавались в олимпийке по сравнению с грудью. При упоминании о любимом его упражнении, на лице мелькал луч удовольствия, а если ты занимал за ним очередь на этот станок, то выражение сменялось сочетанием гордости и покровительства.

Вова считался докой не только в тяжёлой атлетике, но когда наверх поднимался тренер по борьбе, он, перечисляя известных борцов, их заслуги, рассуждал о преимуществе относительной силы борца над динамической силой тяжёлоатлета. Тренеру муай-тай он показывал удар левой и нижний пинок, оттого имел уважение и среди мастеров муай-тай.

При этом Вова никогда не хвалился собственной силой и мощью, не пытался зарабатывать на своих уникальных способностях деньги. Однажды в клубе появился молодой плечистый и крепкий парень, предложил платные услуги охранника в период занятий, присутствующий в это время Вова сказал, что может охранять клуб бесплатно, лишь бы кормили хлебом да молоком. Молодому хапуге пришлось ретироваться.

Нередко, находясь перед зеркалом и делая разводку с гантелями на плечи, проговаривал:

- Культуризм или смерть, третьего не дано!

Напряжённо выдавливая из себя слова, так он клялся себе и нам, что будет заниматься спортом до скончания века. Мы даже и предположить не могли, что ему не везло в личной жизни и единственное занятие, которым он мог заниматься в свободное время - спорт.

Внезапно наш гигант надолго перестал ходить в зал, а когда пришёл, то мы увидели совсем другого человека, которому не было дела до развития огромных мышц или специальной диеты.

Это, как рассказал один хороший знакомый Владимира, случилось на пожаре. Бесстрашного Вову подняли на механической платформе на третий этаж горящего старого дома в Нефтяниках. Выбив ногой дверь балкона, здоровяк в противогазе быстрым, но осторожным шагом прошёл в гудящие под огнём стены. Змеиное шипение и писк огня пугал, но только не Вову. Дым застилал обзор через стёкла противогаза. Неожиданно из дальней комнаты раздался глухой голос. Пожарный немедленно поспешил на звук плача и застал следующую картину: женщина истерически рыдала на диване, прижимая к себе кошку, завёрнутую в полотенце. Вова, взвесив шансы вытащить пострадавшую, не колебался ни секунды. Сняв противогаз, глубоко вздохнул, набрав в лёгкие максимальное количество воздуха. Натянув на голову женщины противогаз, сорвал с дивана покрывало, закутал её, подхватив, закинул на плечо.

- Не упусти зверушку! - предупредил он, тяжело дыша.

Бегом Вова преодолел длинный коридор. Впереди он заметил две фигуры в огнеупорных костюмах. Внезапно отяжелели ноги - падающая балка, сорвавшаяся с потолка, зацепила пожарного. Прикрывая собственным телом женщину, здоровяк упал...

Сквозь муть, стоявшую перед глазами, он увидел лица напарников. Оказалось, что Вова находился в больнице с отравлением и травмой спины. Слабость в мышцах и пустота в голове позволили лишь пожать друзьям руку.

- Ты - герой! - провозгласили они в один голос, положив на тумбочку сок и фрукты. - Она в следующей палате, тоже нахваталась дыма.

Быстро придя в себя, Вова стал навещать Марину, так звали эту женщину. Так случилось, что он влюбился. Чувства разбушевались нешуточные, взаимные. Свадьба состоялась незамедлительно, лишь покинули госпиталь.

Теперь Вова редко приходил в спортзал. Тихо вёл себя, ни над кем не шутил. Похудевший, изменившийся, какой - то спокойный, он сбавил бешеный ритм занятий и брал небольшие веса. Ребята шутили - экономит силы, ему теперь есть возможность применить огромную мощь по другому назначению.

 

 

Засоня

 

Есть у меня друг, который занимался культуризмом. Сергеем зовут. Приближались соревнования по позированию, а ему не хватало рельефа мышц. Пришёл домой поздно, был большим любителем погулять. Поставил вариться рис и куриные грудки. Сел на кровать, представил себя чемпионом города. Прилёг и случайно заснул. Проснулся от крика брата: горит что-то. Вскочил, в горле горечь дыма, глаза слезятся. Пока старший брат открывал балкон да окна, засоня понял, что так густо пускало дымовую завесу: на плите горела скороварка. От риса и куриных грудок осталась горка пахучего пепла.

- Скороварку отчистить не удастся, а вот кухню белить придётся, а то мама ругаться станет, - подумал Сергей.

Мать пожалела испорченную скороварку, но при этом поблагодарила Всевышнего за то, что спас её сыновей. "Кухню - отмоем, скороварку купим! Урок вам обоим будет!" С того дня никогда, даже если очень хотелось спать, не уходил с кухни, пока что - то стояло на плите.

Тогда сгоревшая скороварка, стала плохим знаком - важные соревнования на следующий день Сергей проиграл.

Зато потом, перейдя в тяжёлую атлетику, он добился немалых успехов - без всякой диеты.

 

Подвох

 

Сергей всегда покупал недешёвое спортивное питание, а когда уходил из дома, то его старший брат и я "занимали" часть вкусного и полезного порошка. Проще говоря, таскали порции дорогого кушанья, не спрашивая разрешения хозяина. Так продолжалось долго, порошка в банках, по нашему мнению, было предостаточно, поэтому мы без зазрения совести "делились" с чемпионом России его возможной мышечной массой.

Регулярно принимая протеиновый коктейль, Сергей, наконец, обнаружил, что порошок быстро заканчивается. Долгое время не мог понять причину стремительного убывания спортивного питания, но вскоре стал догадываться.

- Витя, - обратился он к старшему брату. - Сколько раз в день я развожу "Мега-масс плюс креатин"?

- Мозги отсохли, перезанимался? - в ответ огрызнулся тот. - Два раза в день.

- А-а...

Однажды, открыв банку, мы обнаружили, что она практически пуста - порошка оставалось на донышке, на одну порцию коктейля. Я оставил Витяну, всё-таки очередь за ним.

День мы не виделись, а когда встретились, то оказалось, что весь остаток прошлого вечера и всю ночь Витя просидел в туалете. Это Сергей попросил у мамы - фармацевта слабительного. С тех пор, ни Витя, ни я не залазили в чемпионские банки со спортивным питанием без разрешения. А ещё говорят - штангисты тупые!

 

 

Пассажир

 

Никогда не знаешь, с кем тебя сведёт судьба. Дело было зимой. Я ехал в институт на маршрутке.

Остановив её у "Парка культуры", водитель дожидался, пока нетрезвый старик с пакетом заберётся в салон.

- Закрой, подруга, дверцу, - схватившись за поручень, попросил старик пассажирку.

Усевшись на сиденье у замёрзшего окна, он ладошкой очистил стекло, повернулся ко мне:

- Скажите, когда "Детский Мир", а то я не сориентируюсь? Внуку надо подарок взять.

Из его крупного сизого носа висели сосульки. Глаза под густыми чёрными бровями глядели недоброжелательно. Лицо багрово-серое со впадинками на щеках.

Недоверчиво оглядев вошедшую девушку, он сделал замечание по поводу её одежды:

- Разноцветная вся! На маскарад собралась? Эх, артисты!..

- Платить не надо? - спросил его шофёр, поглядев в зеркало.

- Да. Сейчас-сейчас, кровопийцы, - засунув руку в карман, старик закряхтел. Наклонившись, уронил на полу шапку. - Собака такая! Одиннадцать рублей проезд, уму непостижимо. За кого голосовали?

- Мужчина, ваша шапка, - женщина подала ему коричневую меховую ушанку.

- Никто не просил, - рывком забрал он. - Лучше передай за проезд, на!

Сидел он, вытянув ноги к проходу. Всякий входящий спотыкался, но, взглянув на его суровое лицо, молчал. Пахло перегаром, поэтому я отвернулся. Старик вертел головой, шмыгал носом, жевал синими губами, оценивающе глядя на пассажиров, спрашивал мнение о губернаторе, депутатах, о победившем президенте. Вдруг, привстав, он перегнулся через поручень, чихнул, затем чихнул второй раз, потёр нос. Женщину напротив покоробило, но она выдержала. Старик, не замечая всеобщей реакции, сильно втянув носом, достал платок, две карамельки, которые предложил мне:

- Мой внук их не любит.

- Нет, спасибо.

Высморкавшись, ненадолго притих. Вскоре ему не понравился звучавший в маршрутке шансон:

- Водитель, не всем слушать песни блатных и зэков.

Водитель переключил на радио.

- Ну, посмотрите-ка на стендах у нас Акунин, - указал старик в окно. - Прошляпили! Эти движущиеся жёрдочки... хуже не бывало. Мы читаем парашистов. Вот, кого надо штудировать.

Он достал из пакета две чёрно-белые книги неизвестных мне авторов: "На огне", а вторую я не разглядел - старик показывал её пассажирам.

- Ваша остановка! - с радостью подсказал я.

Было это пять лет назад, тогда я и подумать не мог, что когда меня примут в литобъединение, то обязательно познакомят с главным редактором одного из хороших литературных журналов Омска - тем человеком из маршрутки. В жизни он приятней, доброжелателен и терпим, но так сложилось настроение, так легла планида, что в тот зимний день он находился в плохом расположении духа.

 

 

Желанная гостья

 

Одному моему знакомому очень нравилось хвастать любовными подвигами. Порой он рассказывал вещи, по нашему мнению, небывалые. Успехи свои объяснял собственным везением, мужской силой.

Ваня часто оставался дома один на долгие часы, потому что отпуск закончился, и родители вышли на работу. Парень отличался ленью и как студент, и как работник. Родители жили достаточно обеспеченно, поэтому работать сына не принуждали.

Однажды раздался стук в дверь, и Ваня открыл. На пороге стояла симпатичная цыганка с большим мешком. Группа цыган начала ходить по подъездам ещё со вчерашнего дня - просить продукты, деньги, тёплые вещи. Вано, парень удалой, пригласил незваную гостью в дом. Расспросил, откуда она, пообещал накормить, напоить, отмыть, показать крутые новинки американского кинематографа. Согласилась она легко, впрочем, парень не сомневался: не устояла перед его чарами. После душа и маминого фена её волосы стали пушистыми. Глаза, пусть и лукавые, но красивые тёмно-голубые. Девушка на удивление быстро освоилась и, прихорашиваясь в зале, рассматривала себя в круглое зеркальце, которое взяла из стенки. Более близкое знакомство с ней у Вано прошло бурно, и парень, дав ей пятьдесят рублей, турецких яблок, хлеба и колбасы, пригласил прийти завтра в такое же время.

Назавтра, дождавшись ухода родителей, Вано грезил о ней, предвкушал встречу, приготовил подарки и для девушки, и для её скитающейся родни.

Новое свидание принесло обоим немало удовольствий. Девушка чувствовала себя в доме почти хозяйкой - раскрыла в зале настежь форточку, поставила тихую музыку на DVD и делала всё, что хотелось парню.

Встречи приобрели постоянный характер. Всё бы так и продолжалось, но неожиданно мать заметила пропажу золотых украшений. Парень уверял себя, что девушка не покидала пределы его комнаты, а прихорашивалась в зале всегда в его присутствии. Как могли исчезнуть вещи из стеклянной шкатулки, стоявшей на верхней полке стенки? Цыганка находилась в его комнате, а золото было в зале. Вначале мама подумала, что куда-то задевала кольцо, только и всего, но следом пропала дорогая цепь с кулоном. После этого родители завели с Ваней серьёзный разговор. Он пожимал плечами, клялся, что к пропаже не имеет отношения. Мать убрала украшения подальше в шкаф.

После этого состоялась очередная встреча влюблённых. На улице был сильный ветер, и цыганка пришла позже намеченного времени.

- Офигела! - наехал Вано. - Зачем я котлетами вас кормлю, а мамка думает, что сам съедаю.

Они находились в его комнате, и вдруг форточку в зале захлопнуло ветром. Раздалось стрекотание. Длиннохвостая сорока пыталась подцепить клювом провалившуюся между ковром и плинтусом жёлтую серёжку.

Так вот почему девушка всегда открывала форточку в зале и "забывала" закрыть стенку, прихорашиваясь у её внутренней зеркальной поверхности.

Выгнав сороку, прогнал и цыганку.

Рассказать правду родителям не решился.

 

Детский страх

 

Когда Аркадий был маленький и плохо себя вёл, папа пугал его страшилками - картинками из книг ужасов Стивена Кинга, пересказывал "Байки из склепа", в которых всегда кого-то съедали и не существовало доброй концовки. Особенно Аркаша боялся, что страшная женщина-вампир в чёрной одежде подменит маму и ночью украдёт его. Прошло много времени, для Аркадия началась длинная и широкая дорога во взрослую жизнь. Как-то раз он познакомился на работе с девушкой. Пригласив его домой на чашку кофе с коньяком, она вдруг предстала перед Аркадием в необычной одежде: чёрный резиновый костюм со шнуровкой, колготки на подтяжках, длинные на высокой платформе сапоги до колен, на лице - маска кровопийцы, в руках - плётка. Аркадий замер, мурашки побежали по спине, заледенили шею, перед глазами появился страшный образ. Он побежал из квартиры.

Только дома он понял, что его посетил детский страх, который многие годы продолжал жить в нём и ожидал своего времени, чтобы выйти прочь.

 

Диверсия

 

Я проспал и опаздывал в институт. Хорошо, что дома оказался отец. Разбудив его, попросил довезти до ВУЗа. Без лишних разговоров папа поднялся, умылся, оделся и, не позавтракав, прогрел во дворе машину. Выехав на дорогу в центр, мы обнаружили, что машины сворачивали в объезд, в сторону телевизионного завода - мост через железнодорожные пути был закрыт.

- Пап, двадцать минут до пары, - взмолился я. - Историк терпеть не может, когда опаздывают. Опаздывающих не пускает, а потом "автомат" не поставит, придётся сдавать.

Мой отец - крайне азартный человек. Выехав на бездорожье под мост, он вдруг остановился: здесь проходила железная дорога, и переехать её, не задев брюхом, скорее всего не выйдет. Вдалеке тянулась зелёная змея поезда. Отец, прикусив нижнюю губу, дёрнул переключатель скорости. Машина медленно заползла на рельсу, встала на шпалы. Он надавил на педаль газа. Металл рельсы проскрёб задний мост, задел выхлопную трубу. Следующая пара рельс прошла ещё тяжелее, были задеты передний порог и немного бампер.

Оказавшись на обратной стороне моста, я чувствовал себя настоящим диверсантом. До самой Пятнадцатой Рабочей мы ехали одни.

Конечно, потом некоторое время машина отца заботила, но он весело вспоминал об этом случае и рассказывал его друзьям по таксистскому бизнесу. А в конце года я был освобождён от экзамена по истории.

 

Девушка из-под стеклянного колпака

 

Девушка, с которой познакомился мой друг, была симпатичная, занимательная и лёгкая в общении. Не курила, не выпивала, была вежлива с людьми, терпелива к перепадам чужого настроения. Она шла на красный диплом и участвовала в конференциях, писала статьи о проблемах лингвистики, получала награды. Посещать с ней такие места, как музей имени Врубеля или Краеведческий, оказалось одним удовольствием. От приятной интеллигентной девушки исходила потрясающая аура, беседа с ней завораживала. Удивляло ещё одно - она платила за себя в кафе, в театрах, на выставках, утверждая, что оба они - студенты, поэтому она не желает пользоваться деньгами его родителей. Мой друг встречался с ней около года и захотел большего.

- Солнышко, я мужчина, и мне нужна женская ласка, - недовольно ворчал он.

- Объясни: почему стремятся брать в жёны только девственниц? Я не готова. Подожди.

Он прождал ещё полгода и не выдержал, поставил вопрос ребром. Но идеальное воспитание и гордость девушки взяли верх. Пришлось расстаться. Оставшись один, он корил и хвалил себя одновременно. Корил за время, проведённое без полноценных отношений, а радовался тому, что встретил девушку с высокими моральными устоями, которых вокруг почти не осталось.

 

Идеал

 

Оксана Глобова выросла в богатой столичной семье, училась в престижной школе на "отлично". Поступила "на бюджет" в МГИМО. Оксана знала пять языков, владела ораторским искусством, выступала на чемпионатах по фитнесу. Девушку безупречной внешности, широких знаний друзья и знакомые считали идеалом. Парни не решались подойти к ней и куда-либо пригласить - думали, что недостойны. Смотрели на неё и завидовали тому, кто хотя бы пойдёт рядом.

Наблюдал за ней и один мой знакомый, едва сводивший концы с концами. Потягивая дешёвое пиво, он улыбался и молча смотрел на Оксану.

Приехав к родственникам в Омск, он с двоюродным братом посетил недорогую "зону отдыха". Заказали девушек. И тут он отказался верить своим глазам: длинные блестящие волосы, красивые глаза, прекрасная фигура - Оксана Глобова.

- Оксана! - закричал он.

- Я вас знаю? - изумлённо поинтересовалась она. - Я - косарь сто, милый.

С того дня мой знакомый не верил ни в один идеал.

 

 

Последние из землян

 

Андрюху мы считали настоящим героем, потому что именно он находил для игры места жутко интересные и привлекательные, в которых мы чувствовали себя другими, совсем не детьми. Он привёл нас на территорию железнодорожного предприятия, обслуживавшего когда-то целый посёлок. Уже в те времена данное подразделение разваливалось под натиском экономических перемен, но здания и сооружения пока оставались целыми. Найденная для игр территория находилась недалеко от дома. Главной достопримечательностью для нас, ребятишек, оказалась огромная земляная гора. Зимой, а события происходили именно в это время года, с неё можно было кататься целый день. Мы соревновались в способах скатывания с горы. Кто на санках, кто на пластмассовой ледянке - на чём придётся. Съезжать на лыжах мы боялись, страх перед падением с большой высоты останавливал даже самого смелого - Витяна. Рядом находилась небольшая свалка металлолома. Играя в гонщиков "Формулы - 1", мы нашли широкий, гладкий металлический лист и, общими усилиями затаскивая его на вершину, съезжали вниз к подножию. Это незабываемое ощущение - несёшься вниз, снег летит в глаза, а ты кричишь от восторга и страха!

Территория предприятия около горы казалась нам военным полигоном. Она действительно была похожа на испытательное поле, какие мы видели в американских фильмах. Там и тут стояли горизонтально вкопанные плиты, рядом шумели железнодорожные составы. Некоторые плиты торчали из земли криво и привлекали нас железными крючками: по ним можно забраться наверх и представить себя в роли скалолаза. Обстановка оказалась непохожа на привычный двор рядом с домом. Мы представляли себя роботами будущего, которые испытывали собственные безграничные возможности.

Однажды, как всегда, весело толкаясь, мы катались с горы. Мой друг Сергей забыл одно правило - ни в коем случае не скатываться с её противоположной стороны. Несмотря на наши предостережения, он развернул санки и, оттолкнувшись ногами от земли, покатился. Перемахнув обрыв, пролетел метра полтора по воздуху, а когда приземлился, под ним треснули санки. Первыми к нему подбежали я и Андрей. Сергей сидел, не двигаясь, его крик будто превратился в жвачку - тянулся медленно:

- Б-о-л-ь-н-о! А-а-а-а-а!

Мы, забрав сломанные санки, быстро потащили пострадавшего домой. Его мама очень огорчится, а сам он наверняка долго не выйдет на улицу. Серёжка - мой лучший друг и Андрея, без него мы обычно не ходили гулять. Андрюха, просветлев в лице, придумал, что скажет тёте Любе, маме Серёжки, объясняя случившееся. Мы с Витяном одобрили. К тому же сам Серёжка не желал долго сидеть дома - он обнадёживающе закивал.

Только сейчас, я понимаю, как мы рисковали - а вдруг у парня оказался бы сломанным позвоночник? Отец Сергея немедленно повёз сына в больницу, где сказали, что мальчик сильно ушибся, что чудо спасло его от травмы позвоночника. Позже Серый с гордостью рассказывал нам, что доктор советовал беречь "рессоры", иначе сложно стать настоящим "роботом". Стать роботами, а не простыми людьми - идея нам понравилась. Только у настоящих роботов должно быть убежище - мастерская, а где её найти? Поиски приключений продолжались, тем более что страсть к катанию с горы после Серёжкиного падения прошла, да и приближалась весна - снега на нашей горе осталось мало.

Зимой гора не открыла перед нами своих секретов. Именно под опасным скатом, в оправе из мороженой земли со льдом, чёрным пятном вытаяла огромная железная дверь, на которой висел красно-рыжий замок. Теперь среди друзей в почёте ходил я - идея проникнуть внутрь пришла именно ко мне. Найдя лом, коллективными усилиями мы взломали замок и вошли в тёмный коридор подземелья. Что мы увидели при слабом огоньке горящей спички? Потрескавшийся бетонный пол, узкий коридор... Дальше путь перегородила приоткрытая толстая дверь с металлической ручкой в форме руля автомобиля. Открылась она тяжело. Мы чувствовали себя первооткрывателями другой планеты. Внутри оказалась гигантская тёмная комната, разделённая на секции. На самом верху виднелись вентиляторы. Поискали включатель, нашли. Электричество осветило мусор, мешки с окаменевшим незнакомым содержимым, разбросанный кирпич. Помещение для мастерской роботов подходило.

Прибравшись, вычистив пол, мы начали строить планы. Чуть позже я не выдержал и рассказал об открытии бункера маме. Она поняла, что мы добрались до брошенного бомбоубежища. Теперь нам представлялось, что когда пройдёт Ядерная война, то останемся в живых лишь мы.

- Девчонок пригласим, - предложил Андрей.

- Ну их, с ними неинтересно, - отмахнулся Сергей. - Будут плакать постоянно, как моя младшая сестра.

Мы приносили еду, разводили около двери костёр, делились сокровенным, радостно ощущали прелесть жизни, исполнившейся мечты обладать тем, что было только у нас. Ржавый кузов от "Жигулей" превратился в машину времени, которая перемещала нашу компанию в разные эпохи.

Как-то раз перед входом в бомбоубежище нас встретил рабочий и пригрозил, что вызовет милицию, если ещё раз увидит рядом с объектом. Расстроившись, мы возвращались во двор, уныло глядели себе под ноги. Сознание беспомощности перед этим высоким человеком в серо-коричневой одежде приносило горечь и разочарование. Серёжка надул губы, хмурился, превратив брови в сморщенные галочки, хотел скорее уйти домой. Витян и Андрюха задумчиво рассматривали встречавшиеся на дороге камни, молчали. Я тянулся за ними и, оглядываясь на узкий проход, в который мы обычно бежали, чтобы скорей увидеть гору, тоскливо вздыхал и хотел к маме, пожаловаться.

Ядерная война детства прошла, и мы с улыбкой вспоминаем те годы. Теперь у каждого своё бомбоубежище - своя жизнь.

 

"Гринпис"

 

Жаркий купальный сезон начался давно, а мы ни разу не съездили на Иртыш.

Я люблю поездки к реке - они всегда сопровождаются приготовлением шашлыка, весёлым купанием. Посередине недели мы выбрались к Иртышу всей семьёй.

Берег Иртыша недалеко от полигона на Светлом намного чище, чем городской пляж, а в будни шумных компаний с постоянно визжащими детьми почти нет. Пока папа разжигал мангал, мама приготовила тонкие листья лаваша, чтобы заворачивать в них шашлык из мягкой свинины, банку с мелко нарезанным луком и острым болгарским соусом. Все оказались заняты, в том числе и я: расчертив на песке полосы метра три в длину, прыгал и каждый раз бил собственный рекорд. Но довольно скоро подобное занятие мне наскучило - соревноваться самим с собой не интересно.

- Скоро шашлык будет готов? - поинтересовался я, и, получив отрицательный ответ, решил продолжить физические занятия, но сменив вид спорта. Бег оказался в данный момент в пору. Я, пробежав с километр вдоль берега, возвратился, взобрался по отлогому склону на полянку, где около машины горел костёр и готовился шашлык. Родители были не одни - рядом суетился незнакомый человек с огромным полиэтиленовым мусорным мешком. В кепке, поверх которой лежали солнцезащитные очки, в зелёной вылинявшей футболке и длинных драных штанах человек лет тридцати пяти - тридцати восьми; он собирал мусор, оставшийся после отдыхавших. Лицо его, загорелое, поросшее щетиной, выразительно изменялось: он рассказывал, что работает дни напролёт, собирая мусор в кучи, сортирует отходы. Часть мусора приходится сжигать, что-то удаётся сдать в приёмные пункты.

- Начальство обещало помочь, - сказал он, закурив папиросу. - На выходных. Столько мусора приезжие оставляют! Свиньи - люди, неужели трудно увезти отходы? Устал каждый день бродить и собирать, многие отдыхающие понимают, как мне тяжело, сыплют мелочь, угощают.

Отец забрался в машину, насобирал в бардачке мелочь, отдал сборщику мусора.

- Ты - "Гринпис"! - весело нарёк нашего незнакомца отец.

- Хорошее прозвище, - одобрительно кивнул он. - Вообще-то я - Яшка!

- Давно работаешь?

- Недавно.

- Заболтались. Мясо подгорает, - подсказала мама.

Яшка ненадолго пропал, возвратившись с куском тюли, попросил меня помочь. Он, держа тюль за края одной стороны, зашёл в Иртыш, передал другой край мне. Мы развернули самодельный бредень против течения и постепенно выводили его к берегу.

- Держи ниже, - предупредил Яшка, - а то не выйдет ничего. Заводи плавней к берегу. Поднимай за края осторожней - тюль старый, порвётся!

Я поднял, он тоже. В бредне бились и подпрыгивали мелкие рыбёшки.

- Ушица славная будет! - радостно проговорил он. - Может, устал?

Я ни разу не ловил рыбу не то чтобы сетью, а даже удочкой. Слушая знакомых, хваставшихся прекрасным уловом, всегда мечтал порыбачить, а потом сварить уху. Мне стало очень интересно. За несколько заходов в Иртыш мы выловили немалое количество хороших рыбёшек. Сбрасывая улов в песочную яму, с азартом продолжали рыбачить.

Время шашлыков подошло, и родители позвали меня, заодно и гостя. Яшка невероятно обрадовался. Поедая вкусный шашлык, он попросил немного соли:

- Рыбку посолишь, её можно и так съесть без кипятка и картошки с луком. В ней ведь скелет мягкий, - пояснил Яшка. И попросил об одной услуге:

- Брат, не мог бы подвезти штаны или какую-нибудь футболку. Я работаю много и за одеждой некогда съездить. Тут за сигаретами идти далеко, не только за вещами. В прошлый раз вымок и заболел. Начальство ругалось, мол, чего бездельничаешь?!

- Привезу, конечно, - согласился отец. - На выходных будешь здесь?

- Должен быть.

Целый день он провёл с нами, рассказывал анекдоты, шутил, сыпал походными историями. Правда, периодически отлучался к другим подъехавшим машинам и просил людей, чтобы не оставляли мусор. Яша жил на берегу в шалаше. Как получилось, что он превратился в бомжа, мы не спрашивали, но то, что жизнь у парня оказалась нелегкой, было ясно. Яша вскользь поведал, что прошёл через горячую точку, ранен, а теперь никому не нужен, так как - инвалид.

Уезжая, мы сердечно попрощались с новым знакомым.

- Приезжайте, встречу, как родных! До свидания, Витян, хороший ты парень!

- Будь здоров, "Гринпис"!

Выезд с берега осложнился тем, что накануне прошёл сильный дождь, и при развороте машина отца попала в глубокую глиняную колею - "Жигули" засели по самое "брюхо" в грязь. Несколько минут отец безуспешно пытался выехать, газуя вперёд - назад, но ничего не выходило. Мы с мамой вышли на дорогу и попытались вытолкнуть завязший автомобиль из колеи. Сил не хватало. Мама не на шутку рассердилась, упрекая отца в том, что нашёл единственную грязь на дороге. Действительно, нигде рядом не существовало подобных луж, только наша. Отец сохранял удивительное спокойствие, что ещё больше раздражало маму:

- Что теперь делать? Иди к другим отдыхающим - проси, чтобы нам помогли, только кто полезет в такую грязь по колено?

По всей вероятности "тихий" голос мамы слышали не только мы - прибежал Яшка:

- Блин, ну, вы и влипли! А, я слышу, кто-то кричит. Смотрю, вы в колее сидите. Что не позвали, братан?

Совместными усилиями нам удалось вытолкать "Жигули" из грязной липкой ямы на дорогу. Ценой победы стали абсолютно грязные, по колено в глиняной жиже, ноги мои и мамины, и разорванные штаны нашего нового знакомого. Благодаря нашего помощника, отец дал ему две десятки, большой кусок жареной курицы и помидоры.

- Теперь, братан, вы мне должны штаны - любые, можно брюки или спортивные, лишь бы не рваные.

Попрощавшись с Яшкой, мы расстались почти на месяц, потому что на следующий день мы с мамой уезжали в отпуск, на море. Отец приезжал к "Гринпису" без нас, но парня на берегу не оказалось.

В день нашего появления на берегу, Яшка рядом не появлялся. Пока мама загорала, мы отправились на поиски нашего "Гринписа". Отец пошёл вдоль берега к заросшей части пляжа, где никто никогда не купался, а я углубился в заросли ивняка. Направление моих поисков оказалось правильным - пройдя вглубь зарослей, я увидел матерчатый навес самодельного логова. У кустов, где лежала всякая всячина - банки, бутылки, тряпки, - колдовал наш знакомый. Яшка не ожидал увидеть меня, смутился и неохотно поздоровался, не поднимая глаз.

- Отдыхаете?

- Да, - закивал я.

Поблагодарив за привезённую одежду, заторопился собирать мусор.

- Приходи, если что, мы - на прежнем месте, - сказал я и поспешил вернуться к родителям.

Больше мы Яшку не видели.

Дожди надолго помешали нам проводить время на Иртыше. Затем наступили холода. Ветер, слякоть отогнали мысли о жарком лете.

Иногда меня посещают грустные думы о судьбе Гринписа, бомжа Яшки, который наверняка не по своей воле стал таким? Где он пережидает зиму и как складывается его жизнь?

 

Я и Василий

 

Я отправлял сообщения девушке, с которой хотел встречаться. Вдруг от кого-то пришло СМС с предупреждением забыть её номер, а то могут возникнуть проблемы со здоровьем. Гнев разгорелся моментально. Я набрал оставшийся номер и, поговорив с соперником, понял, что тот находился недалеко. Договорившись о встрече у ДК "Железнодорожник", я быстро направился к своему другу Василию, трёхкратному чемпиону России по самбо, который всегда заступался за меня. Его привлекали "мероприятия" такого рода.

- Вася, скажи ему, чтобы не подходил к ней больше, козёл! - сказал я. - И пусть не отмазывается, ладно? Бросай его сразу! Ага?

- Как скажешь, - с азартом ответил он.

Высокий и худой парень ожидал нас на крыльце ДК. Там собралось немало моих знакомых и одноклассников, друзей Василия. Выборочно пожав им руки, Василий подошёл к высокому, холодно сказал:

- Бей первым.

Струхнув, тот потупил взгляд.

Не дав ему раскрыть рта, Василий произвёл такой захват шеи, что тот лишь застонал.

- Аня - моя девушка, вали отсюда! - предупредил Вася. Врезав ему в живот своей огромной кулачиной, обездвижил. Я подошёл и, схватив соперника, поставил ему подножку, а Василий записал моё действие на камеру телефона.

Вскоре я пришёл к Анне и сказал: настолько сильно её люблю, что не отвечаю за свои поступки. И показал видео.

Она легко согласилась встречаться со мной. Должно быть, ей стало лестно, что ради неё устраивали бой.

Встречались мы с ней недолго, быстро надоели друг другу, но Василий всегда меня выручал и потом, когда мы уже выросли и не вспоминали об этом случае.

 

 

 

Свобода

 

Миша приехал из Петропавловска в Омск поступать учиться. С профессиональным училищем пока не определился, а квартиру снять по объявлениям удалось сразу. Нашёл недорогую комнату в Амуре. Первую неделю посветил поиску учебного заведения. Надо сказать, что парень, в отличие от многих своих ровесников, не был белоручкой. Хорошо владел сваркой, работал дрелью, болгаркой, знал, как мешать раствор и укладывать кирпич. Выбрав учебное заведение по душе, подал документы и пропадал без дела, дожидаясь начала занятий. Как жаль, что поблизости не нашлось человека, которому понадобились бы его знания и умение. Миша не отчаялся и решил сменить ремонтную сферу деятельности на охранную - рядом с домом открывалась частная аптека, где требовался сторож. Он поспешил зайти туда и предложить услуги. Фармацевт, женщина лет сорока оценивающе посмотрела на него, молодого и полного решительности, и одобрительно кивнула, спросив лишь, на какой срок хотел бы устроиться работать. Сторожем парень ни разу не был и сказал, что станет охранять постоянно. Решимость молодого человека воодушевила Марию Петровну. Она позвонила владельцу аптеки и радостно доложила, что нашёлся охранник на постоянную работу. Добрая весёлая женщина показала помещение квартиры, оборудованной под аптеку.

- Никому не открывай дверь! Вот ключ. Разные там: "Открой, поговорим" не проходят! Здесь тепло, но под утро воздух остывает. Принесёшь плед, подушку, еду, а раскладушку вытащишь из встроенного шкафа. Телефон к твоим услугам, только не звони в другой город, а то шеф наругает.

Друзей и знакомых в Омске у Миши пока не было, поэтому телефон оказался ни к чему. Ему стало жутко интересно бродить между витрин, заставленных разными коробочками, тюбиками и пачками. Он понял, что работа - проще быть не может, тем более аптека открывалась только утром, а ночью в ней никого не будет.

Миша был пунктуален как немец! Ровно в восемь часов вечера и явился, с собой принёс необходимое для отдыха, питания и нечто большее - портативный DVD-плеер чтобы время шло быстрей и увлекательней. Заведующая и фармацевт закончили на сегодня раскладывать препараты на витринах, проверять кипы регистрационных листов и других документов. Он остался один в большом помещении, чувствовал себя настоящим хозяином; от прилива сил спать совершенно не хотелось. Парень рассматривал препараты, изучал инструкции на упаковках - набирался медицинских знаний, странно было читать названия известных трав на английском и латинском языках, он с удовольствием вдыхал их душистый аромат. Смотрел новые фильмы на модном столе, за которым, наверняка будет сидеть очень важный человек. Словом, чувствовал себя собственником аптеки.

Заснул Миша ненадолго - проснулся от боли в спине, заметил, что лежать крайне неудобно, раскладушка порвалась. Постелил на пол много находившегося у входа картона, затем развернул плед. Отметил, что на полу гораздо удобней, чем на узкой раскладушке. Проспал оставшуюся ночь, а утром, услышав громкий стук, открыл глаза. За дверями, под пронизывающим ветром, стояли фармацевты - продавцы.

- Долго стоите? - спросил он виновато.

- Минут пять, - ответила Мария Петровна. - Думала: может, что случилось?! Всё-таки окна без решёток.

Ночами никто не проверял и не звонил. Миша любил экспериментировать в работе, и тут не удержался: взяв ключ от аптеки, перешёл дорогу и оказался дома. Завёл будильник на время, чтобы не опаздывать. Возвращался всегда за час до прихода фармацевтов.

Приехал отец, собрался отметить удачное трудоустройство сына. Миша позвал его в аптеку, и тот взял с собой добрую порцию увеселительного напитка. Праздновали долго, почти до прихода фармацевтов. Миша быстро отозвал отца за дверь, и тот прикинулся покупателем.

- Аптека откроется через неделю, - сказала Мария Петровна, поглядев на синий нос отца. - Приходите, будем ждать.

- Ого, так рано за "бояркой"!? - удивился Миша.

- Это поздно, - улыбнулась Мария Петровна. - Я работала в аптеке в Нефтяниках. Там приходят за Продуктом и пораньше.

Отец побыл день и уехал домой.

Какое сладкое слово - свобода, подумал Миша. На следующее утро пришёл в аптеку и увидел открытую дверь. Кровь резко прилила в голову, виски сжало, словно тисками. Внутри погром, товар разбросан по полу, витрины побиты, лишь огнетушитель остался на стене, как и висел. Скоро придут! Что скажут?

- Надо действовать! - решил Миша.

Выйдя на улицу, быстро нашёл компанию скитающихся по дворам алкашей. Начал задираться - напомнил о неудачах их жизни, обозвал. Реакция не замедлила проявиться - поколотили парня славно. Едва успел вернуться в аптеку, пришли фармацевты.

- Что случилось, Мишенька?

- Оторвали дверь, толпой отметелили, - язык едва ворочался. - Сознание потерял. Сколько времени прошло?

Понял: абсолютной свободы не может быть, надо помнить о собственной ответственности. Из аптеки ушёл, а Марию Петровну нередко встречал, когда шёл на учёбу. При встрече старался разминуться поскорее - чувствовал вину за случившееся.

 

Пришелец

 

Андрея Афанасьевича, бывшего железнодорожника, выбрали председателем кооператива, потому что он дольше всех торчал в гараже - всегда найти можно и обратиться по любой автомобильно-гаражной проблеме. Уходя в долгий запой, он старался не докучать жене и сыну со снохой. Гараж у него был не капитальный, а железный, но обустроенный на все случаи жизни: огромная буржуйка, куча дров, диван, погреб, где любой напиток хранился охлаждённым. Находиться в гараже можно было длительное время.

На кооператив свалилась напасть - череда краж приводила в отчаяние даже владельцев авто с дорогой сигнализацией.

Андрей Афанасьевич находился в гараже вот уже третий день. Очнулся он от мороза - огонь в буржуйке погас, и тело трясло. Поднявшись со стула, накидал в печку дров, промасленных тряпок. Обнаружил, что живительный напиток иссяк и надо бы слазить за новым. Перегорела лампочка на стене, а новую искать не хотелось. Включив светильник на проводе, открыл крышку погреба, слез по лестнице, взял баклаху холодного пива. Установил светильник сбоку - на кольце стенки погреба. При подъёме прихватило поясницу, и Андрей Афанасьевич застрял на лестнице. В гараже быстро теплело, а ноги вдруг будто парализовало. Такое иногда случалось с ним, поэтому старик не волновался - попил из горла и, сложив руки на доски пола, положил на них голову, заснул. Разбудило навязчивое шуршание, он поднял голову. От ярких искр, выбивающихся из-под железа, слезились глаза. Наконец квадрат железа выпал, глухо стукнувшись о пол. Андрея Афанасьевича передёрнуло, и он невольно сбил светильник. Ноги отошли, и старик, дрожа, спустился на несколько ступеней ниже. Задрав голову, слушал стук собственных зубов и ждал, когда отпустит белая горячка. Над погребом показалась маленькая худая чёрная фигура с двумя неестественно горящими глазами. Андрей Афанасьевич решил собственноручно прогнать видение. Приподнявшись на ступеньку, схватил пришельца за ноги, резко потянул. Тонкие, точно у скелета, ноги легко поддались - пришелец, вскрикнув, упал. Хоть руки у старика тряслись, а кости и мышцы хватил озноб, но поколотил он отмахивающегося и стонущего пришельца изрядно. От неожиданности они оба потеряли сознание. В это время пришёл сын. Пришелец лежал на полу, а начальник кооператива по-прежнему зависал на лестнице в узком отверстии погреба.

Вытащив отца из погреба, сын вызвал милицию. Вора посадили в машину - бобик и увезли, а начальнику кооператива соседи присвоили звание народного героя. Лаз заварили: пришельцы пришельцами, а вдруг снова радикулит прихватит!

 

 

 

Сильные руки

 

Когда он выступал на городских или областных соревнованиях по жиму лёжа, то получал только первые места. Устанавливая новый рекорд, побивал свой собственный. Спортсмены спрашивали:

- В чём секрет, Паша?

- В тренировках, - отвечал он.

Весил Паша семьдесят килограмм, а выжимал штангу наравне с тяжёловесами, перевалившими за добрую сотню. Участники не могли понять: большой крепкой груди у Паши нет, торс слабый, да и руки под рубашкой особо не выделялись. Глядя на судей смелым взглядом, он готовился к выступлению. Никакого волнения перед весом в сто восемьдесят пять килограммов. Ложась на лежак, смотрел в потолок, улыбался. После того, как одолевал заказанный вес, раздавались оглушительные выкрики, аплодисменты. Девушки стремились взять номер телефона, спортсмены-соперники - перенять опыт, а тренеры - обзавестись новым учеником. После вручения кубков и дипломов он незаметно удалялся.

Как-то Паша позвал на день рождения моего знакомого, тот взял с собой и меня - познакомить со знаменитым жимовиком Омска. Тогда-то по дружбе Паша и открыл нам секрет своих сильных рук. Снял рубашку и поразил нас страшно-необычным зрелищем автопротезов. В детстве от несчастного случая он лишился рук. Железнодорожники заплатили за сложную операцию, и теперь у Паши руки, точно у "Айрон мена*" - они позволяют выжимать большие веса независимо от развитости мышц.

Моя семья переехала в другой город. Прошло время, и ради интереса я позвонил знакомому Паши, и тот сообщил, что силач женился и живёт теперь в деревне. Его ребёнку, мальчику, скоро исполнится год. Я искренне порадовался за чемпиона и рассказал его историю родителям.

 

Новый сторож

 

Летние каникулы - долгожданный пропуск в мир отдыха. Я хотел подработать и как ни странно помог случай - друг уволился из аптеки, где работал ночным сторожем. Через день я согласился выйти в ночь на работу.

- Ничего сложного нет, - уверил меня друг, - помог продавцу - фармацевту подать лекарство покупателю, да отдыхай.

- Замечательно, а сколько платят за смену? - поинтересовался я.

- Сотку, больше не могут. Работа несложная. Дерзай! - напутствовал товарищ.

Работать пришлось в небольшом аптечном киоске на окраине города. Напарницей оказалась добрая приятная старушка - фармацевт. Увидев разложенное кресло в комнатке за прилавком, успокоился: такое место для сна меня вполне устраивало.

- Закрываемся, Витя, в одиннадцать часов. Услышишь бряцание колокольчика - открывай окошко, принимай деньги и зови меня. Хотя можешь и сам подать лекарство. Основной товар ночью в двух подписанных коробках.

- Поздно, кто может прийти? - засомневался я. - Люди спят. Да, я и не услышу. Пойду, поем и лягу.

- Покушай, - улыбнулась она. - Услышишь.

Съев котлеты с гречкой, запив сладким чаем из термоса, я огорчился, увидев женскую сумку на моем ночном ложе.

- Светлана Николаевна, где мне спать?

- За столом у батареи есть кушетка. Бери её и располагайся в коридоре, рядом с дверью.

Ничего себе! Сюрприз! За столом, действительно обнаружилась узкая кушетка. Тяжёло вздохнув, взял "ночлежку" и заволновался: я ни разу не спал на жёстких кушетках. Поставив её в коридор, лёг на спину. Не зря меня терзали сомнения - руки спадали, пришлось их зажать под поясницей. Через некоторое время сон сморил, но тут, как назло, зазвонил колокольчик.

- Кто там? - раздражённо ответил я, подскочив.

На меня вопрошающе смотрело бледное лицо с двумя маленькими стеклянными глазками.

- Три баяна на два, - пробормотала "личность", кашлянув. Парень протянул в окошко деньги. То ли свет от лампочки на улице превратил кожу его руки в жёлтую бумагу, то ли казалось мне.

- Светлана Николаевна, "три баяна на два". Что такое?

- Три шприца по два кубика, - спокойно пояснила продавец, зевнув. - Отдай сдачу.

"Личность", медленно сгибаясь, словно от невидимого давления со стороны, минут десять стояла у двери. Его ноги, казалось, приросли к земле и сила притяжения гнула колени.

Через час мне снова не дали заснуть. Красное сизоносое лицо просило взвесить пару флаконов "красной".

- Станислав Андреевич, родненький, за лекарством пришли? Витя, передай перцовку.

Страждущие приходили через час, полчаса, двадцать минут. Я ворочался без сна, вскакивал, подзывал продавца, сердился, сверлил взглядом посетителей.

- Почему не спится, уходите отсюда! - грозно думал про себя, при этом стараясь сохранять любезное выражение лица.

- Выручай! - с трудом проговорила перекошенная физиономия наркомана, - ломка катит, продай "баян" и "каплю".

Парню было совсем плохо, он, практически, скулил как пёс, тёр локти и щёки, переминался с ноги на ногу. "Капля", пояснили мне, средство для закапывания глаз, чтобы не блестели. Причём закапывались глаза средством от насморка, потому что жидкость для глаз стоила довольно дорого.

За ночь я намучился до крайности, но выучил лексику предметов обихода наркоманов. Как только стрелка часов добралась до семи утра, я быстро собрал вещи (кстати, так торопился, что забыл мамин судочек из недешёвой пластмассы), успел только бросить через плечо:

- До свидания.

- Бывай, сынок. Спасибо за работу.

Добираясь домой на маршрутке, пребывал в коматозном состоянии. Сильно хотелось спать: клевал носом в спинку сиденья сбоку. Человек напротив недоверчиво посматривал на меня. Выходя на своей остановке, я краем уха услышал:

- Сколько наркоманов-то?! Вишь, с утра шастают.

Дома я вымылся и лёг на кровать, показавшуюся самым сладким местом отдыха в мире.

Больше никогда не допускал мысли о работе сторожа в аптеке. Мама моего друга передала сто рублей за смену и, посмеявшись над моими злоключениями, похвалила от имени ночной напарницы за доброжелательное отношение к покупателям.

 

 

У каждого своё

 

Мы: я, Денис, Вадим и Саня - сидели за столами в компьютерном классе политехнического университета. Наступила минутка, когда каждый рассказывал что-то новое или делился наболевшим. Денис решил сегодня выделиться и начал:

- Я познакомился с такой классной девушкой! На днях мамки целый день не будет дома, поэтому я пригласил её к себе, взял красного вина и конфет.

- И что? - откинулся от монитора Вадим. - Я на выходных машину из Тюмени пригнал. Тойотку с две тысячи пятого, нормальную вообще. С маленьким пробегом. Заменю кое-что и завтра приеду!

Саня, казалось, не слушал, а сам, резко вскинув руки за голову, сказал:

- Продал профанам пять пачек дешёвого протеина с большим наваром. На днях подойдут новые клиенты. Вот заработаю-то.

Они замолчали, выжидающе посматривая на меня, потому что я единственный у кого не оказалось чем похвалиться. После издевательских слов Дениса я не выдержал, ответил:

- Закончу сегодня вечером свою третью книгу и начну четвёртую, всё-таки городскую премию надо получить, а то молодёжные достаются легко!

С того дня никто из них при мне не хвастался.

 

 

Пакостник

 

Женя Саврасов начал тренироваться довольно давно и добился не малых результатов в совершенствовании мышц. Он, насмотревшись позировавших чемпионов программы "Боди-тайм", имитировал их перед зеркалом и знал множество полезных комбинаций витаминов и других полезных элементов для восстановления после ударной тренировки. Всё бы ничего да не уживались в нём простые истины: серьёзность и умение преподать себя, а так же отсутствовала мера поведения. Подстраховывая друзей под штангой, норовил он подшутить, поиздеваться, выдавливая из себя множество похожих во время тяжёлого подхода звуков. Иногда дергая занятый снаряд, сбивал хороший подход. Подкрадываясь к расстроенным им весам, украдкой придавливал ногой и взвешивающийся удивлялся. Замечая занятые штанги, незаметно нагружал на одну сторону больше блинов и тихо хохотал в стороне. Занимаясь гантелями, никогда не возвращал их на место, оставляя в кучи других снарядов. Блины за собой Женя не убирал, а когда тренер просил прибраться, то парень делал вид, что очень занят упражнением. Падая на лежак, подражал обессилившему и звал на помощь, а когда соратники спешили на выручку, то парень спокойно выжимал и не обращал внимание. Делать в зале ремонт Женя не помогал, обещал прийти и забывал. Во время отсутствия тренера парень выключал музыку, потому что не мог сосредоточиться, без спроса брал домой журналы, переклеивал со стен статьи и плакаты.

Соревнования по нетрадиционным видам спорта скоро начнутся, и Женя недовольно заявил о себе, мол, в юношеской категории он выталкивает ногами больше чем сверстники. Тренер воспринимал его несерьёзно и не уделил заявлению должного внимания. Парень решил продемонстрировать силу и нагрузил на гак-машину полутоны. Ноги у него преобладали над торсом, но вес, казалось, сорвёт платформу с предохранителей. Чёрные тяжёлые блины облепили её точно комки смолы и даже перекосили. Приняв положение, парень не поставил предохранитель, не выдавил. Оставшись в задавленном недвижимом состоянии, позвал на помощь, но уловки Жени они выучили. Лишь покраснев и посинев, он привлёк внимание. После освобождения парень выглядел неважно, не мог отдышаться. Славленые мышцы ног болели и ходить трудно.

Вернувшись в зал после длительной отлучки, понимал меру и черта, раздражавшая окружающих, бесследно исчезла. Наконец, изменившись, заслужил расположения тренера, друзей и каждый раз выступал на соревнованиях.



* .Железный человек. . один из героев фильма и мультсериала .Люди-X.


Проголосуйте
за это произведение

Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100