pokemon go TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

|

Буревестники с Болотной

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

Человек в пути
09 августа 2006

Владиимир Сиротенко

"Уважаемые коллеги!

Сегодня ушёл вслед за своим давним другом Карелом Войтыллой его спаситель - полковник российской армии, доктор исторических наук, профессор Армавирского Госпедуниверситета Василий Трофимович Сиротенко. Высылаю свой очерк о нём и отдельно военный эпизод.

Прошу выразить соболезнование семье покойного. Он проживал по адресу: Россия. 352980г. Армавир. ул. Чичерина 61/12 тел. (810786137) 4-23-83.

С уважением.
Владимир Васильевич Cиротенко"

ВОИН ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ

 

Мне трудно писать об отце. Я с ним почти не жил. Даже с роддома нас забирала бабушка ... отец в это время служил далеко от дома. И в годы военного лихолетья, когда полицаи из Волынского сичевого куреня расстреляли мою юную маму, мать и отца мне заменяла бабушка ... Евгения Львовна Вербицкая-Кулешова. Сразу после освобождения Чернигова мы, с вторым дедом Николаем Савенко," сбежали в далёкое Гущинское лесничество на Винничине. Только в 1948 , после" гибели деда, отец забрал меня к себе в Чернигов. Но прожил я с ним только 3 года. После ареста моего дяди Евгения Вербицкого, написавшего роман о трёх харьковских окружениях, отец" от украинского ГПУ сбежал в Россию, я же сбежал от него к бабушке. Она, а не отец воспитала меня, вывела в Люди. Вновь с отцом я встретился уже в" 1992.Бывал у него в Днепропетровске" проездом в Павлоград, где работал тогда совместителем. Последний раз я был у отца, уже почётного гражданина Армавира, в" 2001 ... возил своего младшего сына. Вот о воспоминаниях отца, записанных "моим сыном Андрееми поведаю Вам.

Родился Василий Сиротенко 9.11.1915 в селе Стрижевка под Любаром на Житомирщине. Отец его добровольцем пошёл в армию, имел георгиевский крест за отвагу. За эту награду семье ежемесячно выплачивали по 3 рубля серебром. Как и все, вернулся домой в 1917. Службой у белых, красных и зелёных ... Бог миловал. Когда Васе исполнилось 7 лет, отдал его в Стрижевскую начальную школу, которую содержал бывший помещик Фарович. Дополнительно оплатил обучение идишу и ивриту, чтобы его, украинца, не обманывали торговцы-евреи, монополизировавшие местные базары. Самого его крестьяне, как грамотного, выбрали в сельсовет. После окончания начальной школы отец послал Васю в Любарскую семилетку, заставил вступить в комсомол. Тут как раз началась кампания за ликвидацию безграмотности и Вася по комсомольской путёвке стал обучать грамоте односельчан. Я сам видел истлевшую справку, в которой говорилось, что за период с 1.09.29 по 30.06.31 он ликвидировал неграмотность у 20 крестьян. За уроки в те времена ему ничего не платили, зато выписали лампу "Летучая мышь" и обеспечивали керосином. За те курсы ликбеза он по комсомольской путёвке попал на месячные учительские курсы в Бердичевское педучилище. Там" учился 12 часов на день. По окончанию курсов подписали на" полные собрания сочинений Ленина и Маркса с Энгельсом, присвоили звание народного учителя и послали преподавать в соседнее село Пышки. Зарплаты в то время ему не платили. Выдавали аванс по 30рублей, на которые отец покупал сала и требухи. Отец коптил сало, мать пекла пироги с фасолью и требухой и" на каждые выходные Вася 27 километров топал в Стрижевку за продовольствием. Жилья ему не предоставили, поочерёдно ночевал у учеников.

Весною вызвали в сельсовет и сказали, что каждый учитель должен принести в семенной фонд колхоза пуд пшеницы. Потащился Вася с этим к отцу в Стрижевку. Тот на последние деньги купил тот пуд семенной пшеницы. Когда же кончился учебный год, Васе зарплаты так и не заплатили. Кроме тех авансов так ничего и не получил. Обиженный, бросил школу, "и поехал поступать в Киевский университет. Экзаменационную комиссию возглавлял сам" Николай Зеров. Хоть Вася и сдал литературу и язык на отлично, но об политэкономии и экономической географии понятия не имел, и завалил эти экзамены. Зеров посоветовал подать документы на рабфак, после которого он сможет поступить в университет. Оставив у него заявление на рабфак, Вася вернулся домой. Неподалеку от Стрижевки в селе Шанцах реорганизовали" в восьмилетку семилетнюю школу. Вася договорился с директором, что будет преподавать в 6-м и одновременно учиться в 8-м классе. Увы, проработал так только 3 месяца. Районо приказало вернуться в" Пышки. Зарплату там опять отказались платить, даже ночевать у учеников запретили. Отказался Вася работать на таких условиях, устроился в школу возле Стрижевки. Опять через месяц районо его уволило. Устроился" начальником районного архива. Но через месяц райком комсомола уволил, как дезертира трудового фронта. И тут, как Божье избавленье, пришёл вызов на учёбу в рабфак, который располагался тогда в Шполе. Поехал на учёбу. Добирался поездом с пересадками, больше суток. В дороге обокрали, остался в чём был. К счастью, все 8 "соучеников были такими же нищими бедолагами. Это был 1932 год. Год беспощадной войны "РСДРП с крестьянами ...единоличниками." Крестьяне почти ничего не сеяли. Всё равно ведь активисты- комбедовцы забирали урожай до зёрнышка. В тот год" Вася, впервые увидел трупы на улицах...

Самого его голод не коснулся. Студенты-рабфаковцы" подрабатывали на прополке и

уборке свеклы. За день работы кормили" обедом " от пуза" и давали двухкилограммовую буханку хлеба на" восьмерых, а ещё разрешали уносить в карманах по 2 корня свеклы, которые потом запекали и ели, как лакомство... Устроился Вася и собкором в районную газету. Напечатал несколько статей о жизни колхозников. Увы, тогда, как и нынче, гонорар районки" собкорам не платили. Наконец Васе подфартило. Тогда колхозникам зарплаты не давали, но, в зависимости от выработанных трудодней, выписывали аванс мукой, зерном и сахаром. Всё это надо было разносить по ведомостях, а грамотных людей в колхозах" почти не было. Вот Васе и предложили за каждую такую розноску 1,5 трудодня. Так за лето он заработал целых 150 трудодней. Когда после окончания рабфака он привёз отцу целую подводу пшеницы, радость и гордость в семье были беспримерными! Отец пробил ему хлебное и почётное место секретаря сельсовета, но Вася предпочёл поступать в университет. Николая Зерова уже скосила первые репрессии. Ректором университета был Левин. Вася не боялся экзаменов, но его" завалили на физике и химии. Из 20 рабфаковцев завалили 18! Разозлённый Вася собрал у" однокурсников-рабфаковцев свидетельства с отличными оценками рабфака и пробился к ректору, которому заявил: " Знаете, профессор, мы учились на" рабфаке у Ваших доцентов, экзамены сдавали Вашим профессорам, которые оценили наши знания на отлично. Значит, если теперь у нас вышла недоработка, то это и Ваша недоработка и исправлять её нужно нам вместе".

Левин смутился перспективой общей ответственности и спросил для очистки совести: "Скажите, а кроме учебников Вы что-либо читали?" Вася ответил : " 24 тома Ленина и 4 тома Маркса". На удивлённый вопрос Левина, где он их достал и когда успел прочесть, ответил, что "подписали на учительских курсах, а прочёл вечерами во время учительствования и учёбы на рабфаке. Левин задал ему несколько вопросов по Ленину и Марксу. Один из ответов по Ленину ему показался неверным. Тогда Вася сказал, что это написано в 9 томе Ленина на 122 странице. Левин достал с полки этот том и с удивлением прочёл сказанное Васей на 122 странице. Ректор вызвал председателя приёмной комиссии и приказал зачислить всех рабфаковцев на исторический факультет, где был тогда недобор. Так Вася стал студентом...

С первых же дней Вася стал оппонентом знаменитого историка-"революциониста" Константина Штепы, который утверждал, что восстания рабов в древнем Риме до тех пор терпели поражения, пока им на помощь не пришли варвары-германцы и не помогли одержать победу. Вася пережил ""Волынянку", когда в 22 году, протестуя против закрытия церквей, крестьяне двинулись вначале на Стрижевку, затем, разогнав милицию, устроили многотысячную демонстрацию в Любаре. Там тоже все выступающие говорили о том, что Польша обещала помощь. Только вместо поляков прикатили чекистские тачанки и разогнали всех пулемётами. Польша и не думала помогать, как и не думали помогать рабам варвары-германцы...

Из-за того конфликта со Штепой Вася стал внимательно читать учебники и сравнивать их с первоисточниками. Ему, с детства знавшему иврит, легко давался немецкий. Зная немецкий, обнаружил, что цитаты из Маркса правильно переводятся совсем не так, как они выписаны "в учебниках.

В 1936 году вышел в свет новый учебник Штепы по средневековью. Его стали в обязательном порядке обсуждать со студентами. Вася заявил, что Штепино утверждение о получении свободы крестьянами после крушения Римской империи неверно, а сам Штепин учебник слово в слово списан со старого немецкого учебника, причём списан с ошибками.

В отместку Штепа устроил показательный экзамен. Только экзамен он не имел права принимать один, а его коллега профессор Бриджевич поставил Васе "отлично" за то, что Вася ссылался на первоисточники, о которых Штепа даже не слышал, но читал Бриджевич. О результатах экзамена Штепа и Бриджевич объективно доложили на расширенном заседании кафедры. В результате второкурснику Василию Сиротенко предложили читать лекции по истории заочникам из Чернигова. Когда же "он в 1939 с отличием закончил университет, его распределили старшим преподавателем Черниговского пединститута. Во время отпуска Вася махнул в Москву и поступил в заочную аспирантуру университета философии литературы и истории. Профессор Косьминский предложил ему тему "Падение Римской империи". Увы," наукой Васе так и не пришлось заняться. Вспыхнула финская война. Вася был в Чернигове пришлым, не завёл связей. Поэтому 15.12.1939 его вызвали в военкомат и" вынудили написать добровольное заявление о вступлении в ряди РККА. Ему вручили кубики и назначили в оперативный отдел полка 84 дивизии, приказав явиться в часть, располагавшуюся тогда в Котах(пригород Чернигова).И в те времена в армии был бардак, ещё почище, чем ныне. По истечении месяца службы, оказалось, что Вася должен служить совсем в другой части. Ему приказали сдать обмундирование и отправиться в ту часть. Вася обратился к комполка и спросил, как отразиться на авторитете РККА вид офицера, гордо голышом марширующего городом? Полковник расхохотался и разрешил оставить форму. На новом месте тут же списали обмундирование, которое он и проносил то всего то месяц, и выдали новое.

Назначили Васю командиром взвода, в котором из 30 человек русский знали только 2, включая Васю. Были там, набранные из глухих посёлков мусульмане иргизы, татары, узбеки, азербайджанцы, туркмены. Коран запрещал им есть свинину, а всё мясное в солдатской кухне было из свинины. Промучился с ними Вася несколько месяцев, а затем написал самому Военкому Щаденко о том, что такая комплектация и подготовка" армии чревата поражением, поэтому он, как добровольно пришедший в РККА хочет также добровольно из неё уйти.

Прикатила авторитетнейшая комиссия. Всё написанное Васей подтвердилось. Начальство получило страшнейшие нахлобучки и перемещения. Васе же лично Щаденко" поставил задание - за год превратить взвод в лучший по дивизии. Дали ему в помощь" двух грамотных азиатов и они таки научили земляков шагистике и русскому языку.

Вася же опять стал заниматься преподаванием. Дело в том, что в распоряжении Министерства просвещения так и не нашлось свободного специалиста по истории. Ректор института, узнав, что Вася служит в Чернигове, через обком партии обратился к командованию за разрешением Васе читать помимо службы лекции в пединституте. На расширенном бюро обкома , в присутствии армейского руководства и руководства обласного ГПУ(НКВД) приняли решение разрешить лейтенанту Сиротенко читать лекции по истории в пединституте, однако при этом обязать его читать лекции и сотрудникам" Яновского концлагеря, построенного" с привлечением германских специалистом, в котором и сейчас стажировались офицеры СС( Кстати, лагерь рассчитан был на 80000 человек, а всё население Чернигова тогда было 57000). Так Вася вновь стал читать лекции в пединституте. Его часть перевели в лесной лагерь в 26 км от Чернигова, поэтому Васе, единственному лейтенанту, выделили персональную легковушку, которая возила его на лекции. Тогда же он женился. В начале 1941 его назначили комендантом штаба дивизии, дали в подчинение комендантскую роту. Все говорили о возможной войне с Германией. Вася проштудировал аж 30 учебников немецкого языка и уже разговаривал с немцами Яновского концлагеря, как "немец...

20 июня 41 он получил приказ собрать на 800 "возле штаба всех офицеров дивизии. Перед строем выступил комиссар дивизии и зачитал письмо Берии Сталину о том, что война с Германией невозможна и слухи о ней распространяются провокаторами. Затем, вперёд вывели связанного адъютанта комдива и заявили, что тот сбежал из курорта в Крыму , явился домой и заявил жене что 22 июня начнётся война с Германией. Та побежала по знакомым и вечером" 20 июня город охватила такая паника, что комдив лично вынужден был гасить бунт. За паникёрство и провокационные разговоры адъютанту был вынесен смертный приговор и Сиротенко было приказано тут же, перед строем, привести его в исполнение. Вася откозырял и заявил, что он может только взять паникёра под стражу ... комендантский взвод и он сам не имеют оружия. Тут, к" воспрянувшему духом адъютанту подскочил особист и привычно выстрелил" в затылок. Комиссар приказал Васе отвезти труп провокатора на мусорную свалку и бросить там. Вася откозырял и приказал своим солдатам поместить пока труп в холодный сарай, откуда и забрала его жена адъютанта утром 23. Тем же утром 23 комиссар вместе с особистом нагрузили добро три машины и с семьями рванули на Восток. Их поймали "под Чугуевым и привезли в Чернигов, чтобы расстрелять, как" дезертиров...

23 июня Васе приказали получить оружие и вести роту на Гомель. По дороге. В 25 км от Чернигова встретили весёлую 10 тысячную толпу ЗЕКов, отпущенных из Гомельской тюрьмы. Свободные Зеки ушли на Восток, солдаты на Запад, чтобы уже в районе Пропойска, на 3-й день войны, вступить в бой с немцами. Было это так. Вася получил приказ окопаться у моста и не пропускать никого по нём. Дивизия неизвестно где. Связистов нет. Прикатил с Запада "на мотоцикле "какой-то замшелый, старенький майор-связист, но он оказался не только из другого полка, но даже из другой армии. Вася заявил, что пропустить его не может и если он не повернёт обратно, то задержит. Майор спорить не стал и укатил обратно. ( Через три года Вася , выполняя задание в глубоком тылу врага, опять встретит этого старенького майора, правда в мундире полковника вермахта, но тогда" тот полковник "не узнает" его). "А ещё через час на шоссе с Востока ворвался броневик .Из него выскочил маленький командир со шпалами в петлицах и заорал: " Я член Военного Совета 21 армии комбриг Тупиков. Приказываю задерживать всех, проходящих здесь, а ночью бросить их в наступление на" деревню в 10 км отсюда, захватить её и занять оборону. Явлюсь завтра. Выполните ... получите Героя. Не выполните- расстреляю на месте! Через полчаса прикатил вестовой от комдива с приказанием отступать. Вася рассказал о приказе комбрига. К сожалению, по шоссе никто не двигался и набирать было некого. Решил атаковать деревню своими силами. В 2 часа ночи напали на немцев. Те спросонок не сопротивлялись. 20 солдат взяли в плен и заняли оборону. Сутки напрасно прождали того Тупикова, затем погрузил свою роту и пленных немцев в отбитые машины и прибыл в штаб дивизии. С теми трофейными грузовиками пришлось отступать до самого Ново-Быкова, где и заняли оборону на левом берегу Днепра, получив приказ задерживать всех, кто приплывёт с той стороны. Задержали какого-то плотного пожилого мужчину, приплывшего с того берега лодкой. Связанного, с кляпом во рту, притащили к Васе. Показали документы, найденные в карманах. Это оказалось удостоверение Депутата Верховного Совета СССР и удостоверение маршала артиллерии. К сожалению, Сиротенко запонил только как его звали ... Гигорий Иванович. Фамилия вылетела из головы. Маршал похвалил за бдительность, сказал что добирается из самого Бреста, что крепость ещё держится приказал доставить его в штаб, откуда его переправили в Москву. Там, кажется, его и расстреляли...

Дальше было новое отступление. ри" боях под Щорсом тяжело ранили в плечо. Отправили в Харьковский госпиталь "Гигант", где и прооперировали. На 3-й день после операции к городу подступили немцы. Вася не стал ждать эвакуации госпиталя, а взяв у начеда регистрационный лист и медицинскую карту, с трудом натянув форму , добрался до вокзала и сел в вагон для раненных" поезда, отправляющегося на Восток. Забравшись в вагон сразу же потерял сознание и очнулся только в Саранске. Раненых переправили в" сибирский Ачинск. После выздоровления, получил направление в формирующуюся там 2-ю ударную армию адъютантом командующего 374 дивизии генерала Летошкина. Вскоре их переправили на Ленинградский фронт. В конце января пошли в наступление через Волхов на Тихвин. Немцы заняли глухую оборону, а командование ежедневно приказывало атаковать противника. Однажды, атака оказалась успешной и прорвав оборону немцев в тихвинские болота ворвалась 2" ударная армия" во главе с командармом Клыковым. Увы, немцы большими силами стали их окружать и Летошкин приказал своей дивизии немедленно вернуться на исходные позиции. Клыков побоялся нарушить приказ и остался в котле. Попытки Летошкина прорвать котёл захлёбывались в крови. При одной из таких безнадёжных атак Вася был вновь ранен. Лечился в Боровичском госпитале" в Подмосковье.

Выздоравливал долго, так что успел прочесть не один десяток книг по истории древнего Рима," которые приносила по его просьбе знакомая медсестричка из эвакуированной сюда" Ленинградской библиотеки им. Салтыкова. Здесь его настигло письмо о том, что жена расстреляна вместе с заложниками" в Яновском концлагре...

После выздоровления ему присвоили капитана и назначили адъютантом нового командующего 2" ударной армии генерала Власова. Вася явился к Летошкину и доложил о назначении. Летошкин пояснил, что для того, чтобы приступить к обязанностям адъютанта Власова, нужно вначале вызволить того из котла. Он подарил Васе свой личный пистолет," связался с оперативным отделом 59 армии, которому было поручено организовать выход Власова из окружения, и сказал что направляет к ним капитана Сиротенко для участия в операции. Васе поручили организовать точечный прорыв обороны немцев, придав ему для этого батальон, сформированный из таких же солдат и офицеров" вернувшихся из госпиталей, то есть ветеранов-фронтовиков.

15 июля 1943 Вася, вместе с танковым подразделением из 13 танков подполковника Шнайдера атаковали противника и ранним утром 16 июля пробили брешь в обороне немцев шириной в 800 метров. Через этот узкий коридор за сутки спаслось из плена более 16000 бойцов. К сожалению, героя обороны Киева, заместителя Мерецкова, генерала Власова среди них не было. Опасаясь Сталинского гнева, он сдался немцам...

Увы, тот прорыв сыграл с Васей ехидную шутку. Их со Шнайдером считали героями-освободителями. Присвоили очередные звания, дали по ордену "Красной звезды", приняли в партию без испытательного срока. Батальон направили на отдых и переформирование, а Васю направили на задание в район Берлина. Остановился он у старого бауэра, бывшего члена ЦК германской компартии, теперь пенсионера. Документы у Васи были, отобранные у пленного офицера-интенданта, занимающегося снабжением частей" вермахта на ленинградском фронте. Не знаю, что делал отец под Берлином, с кем связывался. До сих пор это такая тайна, за которую можно лишиться жизни. Но вот что он рассказывал. Тот бауэр был уже давно на пенсии. В гестапо его вызывали только пару раз, выяснили, что от коммунистического движения отошёл, в связи с возрастом. Так что дал подписку о лояльности" Дойчланду и его больше не тревожили. А пенсия у него, бывшего врага Рейха, была такая, что и одет и отлично накормлен был. За то, что сын служил в вермахте, дали в помощь двух украинок-служанок. Вот тех украинок больше всего и опасался Вася. Чтобы выслужиться, запросто могли наябедничать в гестапо. Бауэр же сотрудничать с советами отказался , но" обещал не выдавать...

Пробыл Вася там всего 3 недели. Бывшие коммунисты отказались идти на контакт. Зато купил несколько" фашистов из интендантской службы. Вернувшись, получил благодарность командования. Коллеги-офицеры подшучивали над его округлившеюся за такое короткое время фигурой, а командование это вдохновило на стратегическую шутку.

Васе объявили, что за отличное выполнение правительственного задания он назначается командиром полка ново формирующейся дивизии, ему присвоено внеочередное звание полковника. В тот же день в его распоряжение поступило три ново сформированных батальона с командирами. Было объявлено, что именно с места, где находятся сейчас эти батальоны и начнётся генеральное наступление. Устроили пропускные пункты и доставили 16 передвижных радиостанций. Затем пришло распоряжение о повышении всех в звании на один ранг и назначении Сиротенко командиром ново сформированной дивизии." От Летошкина привезли ему генеральскую шинель и приказ о присвоении генерал-майора. Ещё через неделю пришла радиограмма о переформировании дивизии в корпус и присвоении Сиротенко звания генерал-лейтенанта. Васины радистки забили весь эфир трескотнёй о том, как растёт их красавчик Вася. Сам Вася уже себя видел в радужных мечтах маршалом, хоть кроме тех 3 батальонов никого так и не поступало...

Наконец армейская разведка доложила, что напротив участка Сиротенко немцы развернули целую армию и устроили" глубоко эшолированную оборону, ослабив другие участки. Наши ударили в слабом месте и прорвали оборону противника. Васю вызвали в штаб армии и с улыбочкой поблагодарили за отлично проведенный отвлекающий маневр, попросив сдать и генеральскую шинель и генеральские погоны. Из Волховского котла вышли оставшиеся 4000 бойцов 2-й ударной армии, командование над которыми вновь принял Генерал Клыков. Васе же вернули майора и озадачили изучением обстановки в расположении армии. Вася обратил внимание на доклады о том, что над островом Сухо на ладожском озере ежедневно кружат немецкие самолёты- разведчики. Через этот остров проходила" ленинградская "дорога жизни", над которой теперь возникла угроза. Командарм дал ему лодку и приказал разобраться на месте. Прибыл Вася на остров, а там его никто даже не заметил. Кто рыбу ловит, кто бельё стирает, кто дремлет. Вася устроил тревожный сбор гарнизоне острова оказалось" всего 59 бойцов. И это считается батальоном! Вася приказал немедленно вырыть глубокие траншеи и занять круговую оборону, мол утром немцы вышлют сюда десант. Перепуганные солдаты быстро вырыли траншеи и устроились в них по огневым точкам, а Вася отправился спать" на смотровую вышку. Только засерело, как его разбудил ординарец ... к острову приближается" "десяток немецких плавсредства. Вася немедленно доложил обстановку в штаб армии и оттуда выслали штурмовую авиацию. Та обнаружила 8 самоходных барж. Илы немедленно их атаковали и потопили 2, выведя остальные из строя. Под рёв пикирующих штурмовиков, немцы выбирались на остров с поднятыми руками. Взяли в плен 80, остальные утонули...

Явился Вася в штаб, ожидая награды за эту операцию, да неосмотрительно похвастался перед штабистами, что ту раму видели все, а только он догадался о десанте. Дошло это до командования." Полковник Абрамович заявил, что немцы никакого десанта не планировали, а его спровоцировал Сиротенко, рытьём тех дурацких траншей, к тому же надо было дать возможность немцам высадиться на остров, тогда бы сдались в плен не 80, а все 200 солдат десанта. Эти дурацкие рассуждения поддержал комиссар Гринберг и награда за операцию от Васи уплыла...

Затем их перебросили на финский фронт и Васе поручили разработать план захвата острова Тайпенсари "ещё и взять участие в проведении операции. Вася проработал над картами двое суток, а когда брали остров, споткнулся на бегу за какую-то корягу, упал и...заснул. Проснулся часов через 6. Видит, остров занят, как он и планировал. Решил доложить в штаб. Нашёл лодчонку и поплыл на свой берег. Грёб против ветра и совсем выбился из сил, так что выбрался на берег" на четвереньках. Видит, неподалеку собралось человек 15 штабистов и о чём-то говорят. Подошёл, прислушался. Кого-то хоронят. Спрашивает у ближайшего ... кто погиб? Тот оборачивается, да как завопит ... братцы, чего мы ему панихиду поём, он тут живой-здоровый!" Оказывается, он выскочив на берег, оставил на плотике каску и скатку. Кто-то сказал, что видел, как майора убили и он упал с плотика. Вот и хоронили" символически его каску и скатку... Обо всём доложили генералу Коровникову. Тот вызвал Васю и," поразившись его измученному виду, приказал штабистам: "Хватит издеваться над майором Сиротенко. Он талантливый разработчик и должен разрабатывать операции, а не заниматься черновыми работами!"

Увы, в армейской жизни это осталось только благим пожеланием. Дело происходило на границе с Финляндией. Как раз перед штабом армии находилось огромное минное поле и" прекрасное шоссе, которое могло бы быть отличным плацдармом для наступления. Коровников приказал всем думать о его разминировании. Сидели в своей палатке майор Сиротенко с побратимом капитаном Асцаркиным и думали, как выполнить эту задачу. Сиротенко, как историк вспоминал всё что знал о тралении мин, начиная с Древнего Рима. Асцаркин вначале смеялся над теми тралами. Трал ведь крепится к машине, пока он попадёт на мину, машина взорвётся. Затем стали рассуждать о" скорости взрывов. Спросили у сапёра, когда мина взрывается после нажатия на взрыватель. Оказалось через 4-5 секунд. Тогда Аспаркин , просто для интереса, стал подсчитывать, а сколько проедет джип их комдива Галанина за это время. Подсчитал "... 150 метров. Убойная сила осколков на таком расстоянии невелика. Выходит, привязав сзади к джипу колоду, можно безбоязненно протралить шоссе на большой скорости. Доложили Коровникову. Тот выкликнул добровольцев, так как шофёр Галанина" заболел и вести машину было некому. Вызвался Аспаркин, похваставшись, что когда-то даже брал участие в мотогонках. Конечно, вторым вызвался побратим Сиротенко, хоть и держал тот руль пару раз и то для форсу. Протралили таки они шоссе, хотя Аспаркина и ранило в руку осколком сдетонировавшей мины. По разминированному шоссе финские командиры прислали своих парламентариев с предложением: "Зачем нам, русским, убивать друг друга. Наши правители договорятся, как и в 40-мавайте лучше дружить". Финны прислали своих сапёров помочь разминированию минного поля. Сиротенко, который при любой возможности, изучал иностранные языки, попросил разрешения сопровождать их. Финские офицеры оказались чистокровными русаками. Рассказали, что русскому человеку в Финляндии живётся хорошо, есть возможность быстрого карьерного роста, финны относятся доброжелательно. Их главнокомандующий Маннергейм... бывший генерал русской армии. Стали рассказывать правду и о той финской "кампании 40 года...

Вася не смог удержаться, чтобы не поделиться услышанным с близкими друзьями. К сожалению, тогда культивировалось доносительство. О Васиных разговорах стало известно в Особом Отделе и его занесли в "чёрный список ". На представлении о присвоении ему за то разминирование "очередного звания подполковника появилась виза"" "Отклонить".

В ноябре 1944 Васино подразделение передали в подчинение маршала Конева. Из под Ленинграда эшелоны покатили в Польшу. Ехали через Бердичев, так что Вася отпросился на пару дней навестить родителей. Догнал своих уже в Бресте. Его штаб армии располагался в Кжешуве. В свободное время ходил по городу, по букинистическим магазинам, по библиотекам. Удивлялся обилию мужчин призывного возраста на улицах. Дома штатских мужчин не увидишь. Здесь же полно." А говорят же, что всех угнали немцы на принудительные работы. После богослужении в костёле познакомился с ксёндзом. Ксёндз рассказал, что их епископ ежегодно получает из Ватикана список книг, которые верующим возбраняется читать. Этот список рассылается во все приходы и ксёндзы с амвона" объявляют верующим, что они не должны читать. В январе ксёндз получил очередной список. В нём были все лауреаты Ленинской и Сталинской премий, были Марк Твен, Анатоль Франс и Бернард Шоу. Ксёндз отказался зачитать этот список с амвона, а епископ его только пожурил за это, но не наказал.

Комиссару армии Лебедеву донесли о том, что Сиротенко посещает богослужения, общается с ксендзами. Он вызвал к себе Васю и потребовал объяснений. Вася объяснил, что ему, как историку, важно знать, как проводятся" католические богослужения , чем отличается католицизм от православия, поэтому и общается с ксендзами. На первый раз" обошлось.

Маршал Конев дал задание освободить Краков, не повредив памятников старины. Генерал-лейтенант Коровников дал слово, что выполнит это задание. Но вообще-то главной целью армии был на Краков, а освобождение всего юго-запада Польши. Краков был только началом этой операции, вошедшей в историю, как Висло-Одерская. Оперативный штаб армии приступил к разработке операции в декабре 1944. Планировали начало наступления на февраль 45. Не прошло и недели, как Ставка потребовала перенести операцию на январь- американцев расколошматили в Арденнах, к тому же на январь планировалась Ялтинская конференция, а в Крым из Лондона лучше всего было лететь с посадкой в Кракове, так что его нужно было захватить раньше. В операции" брал участие 1-й украинский фронт, которому была придана 5 танковая армия и казаки-пластуны.. В задачу лично Сиротенко входила координация действий артиллерии, авиации с пехотой.

Перед наступлением на Краков освободили посёлки, расположенные вокруг него. Сиротенко, как представитель оперативного отдела штаба армии, участвовал в освобождении Выдовиц. В городке имелась каменоломня, на которой работали" каторжники и вольнонаёмные. Когда наши заняли посёлок, администрация и охрана сбежали, а" рабочие попрятались по шурфам и стали выползать из схоронов, только когда окончательно затихла пальба. Каменоломню окружили, а" Особый отдел собрал всех в помещении администрации и начал фильтрацию. Сиротенко устроился в соседней комнате директора каменоломни, со шкафами, набитыми старинными книгами и столами, с кучей писем, написанных по английски, "французки," немецки и на других языках. Вася знал только немецкий, поэтому вышел в коридор и остановил паренька в рясе, спешащего в зал для фильтрации. Он попросил" помочь ему с каталогизацией латинских книг в шкафах и переводом писем. Парнишка расцвёл в улыбке, поняв что пан-офицер считает его ксёндзом, но сообщил, что он только второкурсник подпольной семинарии. Латынь он знает, но вот языки так и не выучил. Но его лучший друг Карел Войтылла знает все языки романской группы ,к тому же го мать русинка, так что пану офицеру будет легко с ним общаться. Он пообещал привести побратима. Вася дал ему своего ординарца, чтобы вывел из каменоломни и привёл того Войтыллу, а сам повалился спать. Где-то через 2 часа ординарец его разбудил. Рядом стоял высокий, худой до прозрачности ""парень в рясе. Васе спросонок показалось, что это сам Иисус Христос, настолько проникновенно смотрели в душу" бездонно-тёмные глаза гостя. Вася показал, что парню нужно будет делать, приказал ординарцу хорошо накормить его и проводить домой, чтобы завтра привести обратно. Сам, привычно, завалился спать. Не прошло и часу, как его разбудил автоматчик и сказал, что его приказано доставить в особый отдел. Размещался тот особый отдел в другом здании. Вася спросонок, на холодном ветру, довольно сильно продрог по дороге. Особист решил, что он дрожит от испуга и налетел : "Как ты смел отпустить двух врагов русского народа. Ты что не знаешь постановления Политбюро об изоляции польских офицеров и священников? Да я тебя в рядовые разжалую!"... У Васи дрожь сразу пропала. Дураком он никогда не был. Поэтому приказал автоматчику немедленно удалить "двух гражданских, оказавшихся в комнате, а сам заорал на особиста: "Как ты смеешь" кричать на старшего по званию. Да, я знаю это постановление партбюро. Но знаю и то, что оно с грифом "Строго секретно". Ты же сейчас рассекретил его перед посторонними, возможно поляками. Кого разжалуют в рядовые за это?

Семинаристы не священнослужители, фильтрации не подлежат. Нужны они мне, как переводчики, для работы над письмами. Ты, что ли, сможешь перевести эти письма и найти в них нужную информацию?. "

Кончилось тем, что несколько семинаристов стал помогать "Васе с письмами и книгами, а он обеспечил их питанием из солдатской кухни. Только не было среди них Карела Войтыллы. Он в это время находился в Кракове в палатах ╓пископа.

Штурм Кракова начали ночью 18.01.1945. Мосты были взорваны и техника пошла по льду, на который были положены настилы в 2-3 ряда бревен. Сиротенко был на первом танке штурмового батальна, ворвавшегося в Краков. Когда подъехали к центральной электростанции, к" Васе подбежал знакомый семинарист и рассказал, что ночью сюда немцы привезли два полных грузовика, разгрузили их, а затем выбирались из здания вон через те два окна. Сиротенко вызвал сапёров и приказал" им забраться в здание через те же окна. Электростанцию разминировали без потерь.

Немцы выходили из города через коридор в южном направлении, предусмотрительно оставленый им наступающими частями. Уже далеко за городом их встрелили танки другой армии. Правда, в городе оставались снайперы, обстреливавшие батальон с окон верхних этажей хданий. В распоряжении штурмового батальона была батарея легких пушек. Комбат Пилипенко умолял Сиротенко воспользоваться ими. Но Вася, от имени Конева, повторил, что артиллерия будет применена только в самом крайнем случае. По его приказу бойцы по" боковым "лестницам забирались на самый верх зданий, проникали в пожарные выходы, затем спускались по внутренним переходам и выбивали снайперов изнутри. Ни одно здание повреждено не было. Потери также были минимальными.В два часа дня полковник оперативного отдела фронта" Иван Сергеевич Катышкин доложил в Ставку ... Краков взят целым и невредимым! Взят с минимальными потерями!

Наступил короткий отдых. Вася Сиротенко предложил офицерам" оперативного отдела штаба армии экскурсию в королевский дворец. Собралось человек 30 и, конечно, особист. Ходили по помещениям дворца, любувались картинами, утварью, посудой. Вышли на огромный балкон в верхнем этаже здания. Как раз напротив балкона располагался прекрасный дворец Краковского ╓пископа с кровлей из витражного стекла. Вокруг пробоин в этой кровле суетились фигуры в рясах, напоминающие издали птиц. У особиста загорелись глаза. С радостным криком . давно я не охотился!. он сорвал с плеча автомат и, направив его на людей-птиц, нажал курок. Вася еле успел сбить его вверх и направить очередь в небо. Взбесившемуся особисту разъяснил, что после выстелов по епископскому двору снайперы, которые там могут находиться, легко перестреляют офицеров, находящихся на открытом балконе. Кроме" того, даже немцы не позволяли себе налетов на епископский дворец. Эта стрельба может привести к тому, что поляки из друзей"""""""""" превратятся во врагов, которые начнут стрелять нам в спину. Все офицеры поддержали Васю. Особист разозлённо повесил автомат на шею и ушёл. Ксёндз, выполнявший роль гида, бросился целовать руки Васе. Те люди-птицы были семинаристами, ремонтирующими кровлю двора епископа. Был среди них и родной брат этого ксёндза. Был среди них и Карел Войтылла...

Вскоре после этого Васю визвали к Коровникову и тот сказал ему, что у комиссара Лебедева лежит рапорт особого отдела, в котором Вася обвиняется в связях с клерикалами и в том, что увёл с фильтрации некого Войтыллу, русского по матери, то-есть предателя Родины. Вася пояснил, что у него есть адреса семинаристов, так что их всегда можно проверить. Что же касается Войтыллы, то мать его не русская, а русинка, а эта национальность никакого отношения к Советскому Союзу не имеет, следовательно" Родина у Войтыллы другая и он ей не изменял. Должен сказать, что Войтылла просто попал в документы со слов того свого приятеля. Вряд ли он, плотный и сероголубоглазый "Карел был тем худым до прозрачности семинаристом с бездонными" темными глазами. Но вот на крыше епископского дворца он точно был. И Вася таки спас его от" пуль особиста...

За ту блестяще выполненную" Краковскую опрерацию Сиротенко не получил "ни ордена ни повышения в звании. На представлении генерал-майора Коровникова, против фамилии Сиротенко, Лебедев написал .Не заслуживает. Яшкается с клерикалами и до этого показал неразборчивость в знакомствах.. Так аукнулись "разговоры с финскими офицерами. После Кракова были ещё сражения и победы. Были задания в тылу врага. ""Но не было ни наград, ни продвижения по службе. Дальше была Победа. Продолжение работы в Черниговском пединституте. Переезд в Россию. Аспирантура. Диссертация, похоронившая" трактование Маркса о революции рабов. Распредеоление- ссылка в Пермь. Работа в Пермском университете. Докторская. Десятки книг, переведенных на все языки Европы. В 60 лет вернулся на Украину, стал професором Днепропетровского университета. В 1996, за участие в создании левого союза миролюбивых сил .Батькивщина. выперли на пенсию. Инспекторша" пенсионного фонда посоветовала справки военных лет использовать вместо туалетной бумаги. Из" 65 летнего стажа засчитали только последние 20 лет и дали 70 гривневую пенсию. Чтобы не сдохнуть с голода, разослал заявки в вузы СНГ и принял приглашение" Армавирского вуза. Сейчас он почётный гражданин Армавира. Ему посвящен целый раздел в книге .Лица России.(Рось 2003). С Днём Победы его поздравляет лично Путин, присвоивший ему звание подполковника за то финское разминирование и полковника за освобождение Кракова. Его пенсия ... 6000 рублей, а не 70 гривен. Он снова преподаёт и чувствует себя нужным людям. Он ... Гражданин Великой Державы. Воин великой Победы! А кто мы с Вами?

 

БОЕВАЯ МОЛОДОСТЬ ОТЦА

(ОТРЫВОК ИЗ ПОВЕСТИ " ГРАЖДАНИН ВЕЛИКОЙ ДЕРЖАВЫ")

 

Зимою 1943, Василий Сиротенко был тяжело ранен во время очередного неудачного наступления на Волховском фронте." Больше месяца проволялся в Боровичском госпитале в Подмосковье. Местечко было известно только" институтом свиноводства с 30-х по 90-е годы поставлявшим свиней для Кремлёвского райпотребсоюза. А ещё здесь была огромная библиотека ималтыкова, эвакуированная из Ленинграда. Прикованному к постели Васе, медсестричка приносила книги и он забывал о постоянной боли, погружаясь в фолианты по истории Древнего Рима. Здесь его разыскала и весть о расстреле жены в Яновском концлагере полицаями из Волынского сичевого куреня...

После выздоровления ему присвоили капитана и назначили адъютантом нового командующего 2" ударной армии генерала Власова. Вася явился к генералу Летошкину и доложил о назначении. Летошкин пояснил, что для того, чтобы приступить к обязанностям адъютанта Власова, нужно вначале вызволить того из котла. Он подарил Васе свой личный пистолет," связался с оперативным отделом 59 армии, которому было поручено организовать выход Власова из окружения, и сказал, что направляет к ним капитана Сиротенко для участия в операции. Васе поручили организовать точечный прорыв обороны немцев, придав ему для этого батальон, сформированный из таких же солдат и офицеров," вернувшихся из госпиталей, то есть ветеранов-фронтовиков.

15 июля 1943 Вася, вместе с танковым подразделением из 13 танков подполковника Шнайдера атаковали противника и ранним утром 16 июля пробили брешь в обороне немцев шириной в 800 метров. Через этот узкий коридор за сутки спаслось из плена более 16000 бойцов. К сожалению, героя обороны Киева, заместителя Мерецкова, генерала Власова среди них не было. Опасаясь Сталинского гнева, он сдался немцам...

Увы, тот прорыв и спасение бойцов так нынче и остались неизвестнымиогда же "Их со Шнайдером считали героями-освободителями. Присвоили очередные звания, дали по ордену "Красной звезды", приняли в партию без испытательного срока. Батальон направили на отдых и переформирование, а Васю направили на задание в район Берлина. Остановился он у старого бауэра, бывшего члена ЦК германской компартии, теперь пенсионера. Документы у Васи были, отобранные у пленного офицера-интенданта, занимающегося снабжением частей" вермахта на ленинградском фронте. Не знаю, что делал отец под Берлином, с кем связывался. До сих пор это такая тайна, за которую можно лишиться жизни. Но вот что он рассказывал. Тот бауэр был уже давно на пенсии. В гестапо его вызывали только пару раз, выяснили, что от коммунистического движения отошёл, в связи с возрастом. Так что дал подписку о лояльности" Дойчланду и его больше не тревожили. А пенсия у него, бывшего врага Рейха, была такая, что и одет и отлично накормлен был. За то, что сын служил в вермахте, дали в помощь двух украинок-служанок. Вот тех украинок больше всего и опасался Вася. Чтобы выслужиться, запросто могли наябедничать в гестапо. Бауэр же сотрудничать с советами отказался, но" обещал не выдавать...

Пробыл Вася там всего 3 недели. Бывшие "коммунисты-цекисты отказались идти на контакт. Зато купил несколько" фашистов из интендантской службы. Вернувшись, получил благодарность командования. Коллеги-офицеры подшучивали над его округлившеюся за такое короткое время фигурой, а командование это вдохновило на стратегическую шутку.

Васе объявили, что за отличное выполнение правительственного задания он назначается командиром полка ново формирующейся дивизии, ему присвоено внеочередное звание полковника. В тот же день в его распоряжение поступило три ново сформированных батальона с командирами. Было объявлено, что именно с места, где находятся сейчас эти батальоны и начнётся генеральное наступление. Устроили пропускные пункты и доставили 16 передвижных радиостанций. Затем пришло распоряжение о повышении всех в звании на один ранг и назначении Сиротенко командиром ново сформированной дивизии." От Летошкина привезли ему генеральскую шинель и приказ о присвоении генерал-майора. Ещё через неделю пришла радиограмма о переформировании дивизии в корпус и присвоении Сиротенко звания генерал-лейтенанта. Васины радистки забили весь эфир трескотнёй о том, как растёт их красавчик Вася. Сам Вася уже себя видел в радужных мечтах маршалом, хоть кроме тех 3 батальонов никого так и не поступало...

Наконец армейская разведка доложила, что напротив участка Сиротенко немцы развернули целую армию и устроили" глубоко эшолированную оборону, ослабив другие участки. Наши ударили в слабом месте и прорвали оборону противника. Васю вызвали в штаб армии и с улыбочкой поблагодарили за отлично проведенный отвлекающий маневр, попросив сдать и генеральскую шинель, и генеральские погоны. Из Волховского котла вышли оставшиеся 4000 бойцов 2-й ударной армии, командование над которыми вновь принял Генерал Клыков. Васе же вернули майора и озадачили изучением обстановки в расположении армии. Вася обратил внимание на доклады о том, что над островом Сухо на ладожском озере ежедневно кружат немецкие самолёты- разведчики. Через этот остров проходила" ленинградская "дорога жизни", над которой теперь возникла угроза. Командарм дал ему лодку и приказал разобраться на месте. Прибыл Вася на остров, а там его никто даже не заметил. Кто рыбу ловит, кто бельё стирает, кто дремлет. Вася устроил тревожный сбор. В гарнизоне острова оказалось" всего 59 бойцов. И это считается батальоном! Вася приказал немедленно вырыть глубокие траншеи и занять круговую оборону, мол, утром немцы вышлют сюда десант. Перепуганные солдаты быстро вырыли траншеи и устроились в них по огневым точкам, а Вася отправился спать" на смотровую вышку. Только засерело, как его разбудил ординарец ... к острову приближается"" десяток немецких плавсредства. Вася немедленно доложил обстановку в штаб армии и оттуда выслали штурмовую авиацию. Та обнаружила 8 самоходных барж. Илы немедленно их атаковали и потопили 2, выведя остальные из строя. Под рёв пикирующих штурмовиков, немцы выбирались на остров с поднятыми руками. Взяли в плен 80, остальные утонули...

Явился Вася в штаб, ожидая награды за эту операцию, да неосмотрительно похвастался перед штабистами, что ту раму видели все, а только он догадался о десанте. Дошло это до командования." Полковник Абрамович заявил, что немцы никакого десанта не планировали, а его спровоцировал Сиротенко, рытьём тех дурацких траншей, к тому же надо было дать возможность немцам высадиться на остров, тогда бы сдались в плен не 80, а все 200 солдат десанта. Эти" рассуждения поддержал комиссар Гринберг, и награда за операцию от Васи уплыла...

Затем их перебросили на финский фронт и Васе поручили разработать план захвата острова Тайпенсари" ещё и взять участие в проведении операции. Вася проработал над картами двое суток, а когда брали остров, споткнулся на бегу за какую-то корягу, упал и...заснул. Проснулся часов через 6. Видит, остров занят, как он и планировал. Решил доложить в штаб. Нашёл лодчонку и поплыл на свой берег. Грёб против ветра и совсем выбился из сил, так что выбрался на берег," на четвереньках. Видит, неподалеку собралось человек 15 штабистов и о чём-то говорят. Подошёл, прислушался. Кого-то хоронят. Спрашивает у ближайшего ... кто погиб? Тот оборачивается, да как завопит ... братцы, чего мы ему панихиду поём, он тут живой-здоровый!" Оказывается, он, выскочив на берег, оставил на плотике каску и скатку. Кто-то сказал, что видел, как майора убили, и он упал с плотика. Вот и хоронили" символически его каску и скатку... Обо всём доложили генералу Коровникову. Тот вызвал Васю и," поразившись его измученному виду, приказал штабистам: "Хватит издеваться над майором Сиротенко. Он талантливый разработчик и должен разрабатывать операции, а не заниматься черновыми работами!"

""""""""""" Увы, в армейской жизни это осталось только благим пожеланием. Дело происходило на границе с Финляндией. Как раз перед штабом армии находилось огромное минное поле и" прекрасное шоссе, которое могло бы быть отличным плацдармом для наступления. Коровников приказал всем думать о его разминировании. Сидели в своей палатке майор Сиротенко с побратимом капитаном Асцаркиным и думали, как выполнить эту задачу. Сиротенко, как историк вспоминал все, что знал о тралении мин, начиная с Древнего Рима. Асцаркин вначале смеялся над теми тралами. Трал ведь крепится к машине, пока он попадёт на мину, машина взорвётся. Затем стали рассуждать о" скорости взрывов. Спросили у сапёра, когда мина взрывается после нажатия на взрыватель. Оказалось, через 4-5 секунд. Тогда Аспаркин, просто для интереса, стал подсчитывать, а, сколько проедет джип их комдива Галанина за это время. Подсчитал" ... 150 метров. Убойная сила осколков на таком расстоянии невелика. Выходит, привязав сзади к джипу колоду, можно безбоязненно протралить шоссе на большой скорости. Доложили Коровникову. Тот выкликнул добровольцев, так как шофёр Галанина" заболел, и вести машину было некому. Вызвался Аспаркин, похваставшись, что когда-то даже брал участие в мотогонках. Конечно, вторым вызвался побратим Сиротенко, хоть и держал тот руль пару раз и то для форсу. Протралили таки они шоссе, хотя Аспаркина и ранило в руку осколком детонировавшей мины. По разминированному шоссе финские командиры прислали своих парламентариев с предложением: "Зачем нам, русским, убивать друг друга. Наши правители договорятся, как и в 40-м. Давайте лучше дружить". Финны прислали своих сапёров помочь разминированию минного поля. Сиротенко, который при любой возможности, изучал иностранные языки, попросил разрешения сопровождать их. Финские офицеры оказались чистокровными русаками. Рассказали, что русскому человеку в Финляндии живётся хорошо, есть возможность быстрого карьерного роста, финны относятся доброжелательно. Их главнокомандующий Маннергейм ..."""""""""" бывший генерал русской армии. Стали рассказывать правду и о той финской" кампании 40 года...

""""""""""" Вася не смог удержаться, чтобы не поделиться услышанным с близкими друзьями. К сожалению, тогда культивировалось доносительство. О Васиных разговорах стало известно в Особом Отделе и его занесли в "чёрный список ". На представлении о присвоении ему за то разминирование" очередного звания подполковника появилась виза"" "Отклонить".

В ноябре 1944 Васино подразделение передали в подчинение маршала Конева. Из-под Ленинграда эшелоны покатили в Польшу. Ехали через Бердичев, так что Вася отпросился на пару дней навестить родителей. Догнал своих уже в Бресте. Его штаб армии располагался в Кжешуве. В свободное время ходил по городу, по букинистическим магазинам, по библиотекам. Удивлялся обилию мужчин призывного возраста на улицах. Дома штатских мужчин не увидишь. Здесь же полно." А говорят же, что всех угнали немцы на принудительные работы. После богослужения в костёле познакомился с ксёндзом. Ксёндз рассказал, что их епископ ежегодно получает из Ватикана список книг, которые верующим возбраняется читать. Этот список рассылается во все приходы и ксёндзы с амвона" объявляют верующим, что они не должны читать. В январе ксёндз получил очередной список. В нём были все лауреаты Ленинской и Сталинской премий, были Марк Твен, Анатоль Франс и Бернард Шоу. Ксёндз отказался зачитать этот список с амвона, а епископ его только пожурил за это, но не наказал.

Комиссару армии Лебедеву донесли о том, что Сиротенко посещает богослужения, общается с ксендзами. Он вызвал к себе Васю и потребовал объяснений. Вася объяснил, что ему, как историку, важно знать, как проводятся" католические богослужения, чем отличается католицизм от православия, поэтому и общается с ксендзами. На первый раз" обошлось.

Маршал Конев дал задание освободить Краков, не повредив памятников старины. Генерал-лейтенант Коровников дал слово, что выполнит это задание. Но вообще-то главной целью армии был на Краков, а освобождение всего юго-запада Польши. Краков был только началом этой операции, вошедшей в историю, как Висло-Одерская. Оперативный штаб армии приступил к разработке операции в декабре 1944. Планировали начало наступления на февраль 45. Не прошло и недели, как Ставка потребовала перенести операцию на январь - американцев расколошматили в Арденнах, к тому же на январь планировалась Ялтинская конференция, а в Крым из Лондона лучше всего было лететь с посадкой в Кракове, так что его нужно было захватить раньше. В операции" брал участие 1-й украинский фронт, которому была придана 5 танковая армия и казаки-пластуны. В задачу лично Сиротенко входила координация действий артиллерии, авиации с пехотой.

Перед наступлением на Краков освободили посёлки, расположенные вокруг него. Сиротенко, как представитель оперативного отдела штаба армии, участвовал в освобождении Выдовиц. В городке имелась каменоломня, на которой работали" каторжники и вольнонаёмные. Когда наши заняли посёлок, администрация и охрана сбежали, а" рабочие попрятались по шурфам и стали выползать из схоронов, только когда окончательно затихла пальба. Каменоломню окружили, а" Особый отдел собрал всех в помещении администрации и начал фильтрацию. Сиротенко устроился в соседней комнате директора каменоломни, со шкафами, набитыми старинными книгами и столами, с кучей писем, написанных по-английски," французки," немецки и на других языках. Вася знал только немецкий, поэтому вышел в коридор и остановил паренька в рясе, спешащего в зал для фильтрации. Он попросил" помочь ему с каталогизацией латинских книг в шкафах и переводом писем. Парнишка расцвёл в улыбке, поняв, что пан-офицер считает его ксёндзом, но сообщил, что он только второкурсник подпольной семинарии. Латынь он знает, но вот языки так и не выучил. Но его лучший друг Карел Войтылла знает все языки романской группы, к тому же го мать русинка, так что пану офицеру будет легко с ним общаться. Он пообещал привести побратима. Вася дал ему своего ординарца, чтобы вывел из каменоломни и привёл того Войтыллу, а сам повалился спать. Где-то через 2 часа ординарец его разбудил. Рядом стоял высокий, худой до прозрачности"" парень в рясе. Васе спросонок показалось, что это сам Иисус Христос, настолько проникновенно смотрели в душу" бездонно-тёмно-синие глаза гостя. Вася показал, что парню нужно будет делать, приказал ординарцу хорошо накормить его и проводить домой, чтобы завтра привести обратно. Сам, привычно, завалился спать. Не прошло и часу, как его разбудил автоматчик и сказал, что его приказано доставить в особый отдел. Размещался тот особый отдел в другом здании. Вася спросонок, на холодном ветру, довольно сильно продрог по дороге. Особист решил, что он дрожит от испуга и налетел: "Как ты смел отпустить двух врагов русского народа. Ты что не знаешь постановления Политбюро об изоляции польских офицеров, священников и русских предателей? Да я тебя в рядовые разжалую!"... У Васи дрожь сразу пропала. Дураком он никогда не был. Поэтому приказал автоматчику немедленно удалить" двух гражданских, оказавшихся в комнате, а сам заорал на особиста: "Как ты смеешь" кричать на старшего по званию! Да, я знаю это постановление партбюро. Но знаю и то, что оно с грифом "Строго секретно". Ты же сейчас рассекретил его перед посторонними, возможно поляками. Кого разжалуют в рядовые за это?

Семинаристы не священнослужители, фильтрации не подлежат. Войтылла не русский, а русин. Нужен он мне, как переводчик, для работы над письмами. Ты, что ли, сможешь перевести эти письма и найти в них нужную информацию?."

Кончилось тем, что несколько семинаристов стали помогать" Васе с письмами и книгами, а он обеспечил их питанием из солдатской кухни...

Штурм Кракова начали ночью 18.01.1945. Мосты были взорваны, так что" техника пошла по льду, на который были положены настилы в 2-3 ряда бревен. Сиротенко был на первом танке штурмового батальона, ворвавшегося в Краков. Когда подъехали к центральной электростанции, к" Васе подбежал знакомый семинарист и рассказал, что ночью сюда немцы привезли два полных грузовика, разгрузили их, а затем выбирались из здания вон через те два окна. Сиротенко вызвал сапёров и приказал" им забраться в здание через те же окна. Электростанцию разминировали без потерь.

Немцы выходили из города через коридор в южном направлении, предусмотрительно оставленный им наступающими частями. Уже далеко за городом их встретили танки другой армии. Правда, в городе оставались снайперы, обстреливавшие батальон с окон верхних этажей зданий. В распоряжении штурмового батальона была батарея легких пушек. Комбат Пилипенко умолял Сиротенко воспользоваться ими. Но Вася, от имени Конева, повторил, что артиллерия будет применена только в самом крайнем случае. По его приказу бойцы по" боковым" лестницам забирались на самый верх зданий, проникали в пожарные выходы, затем спускались по внутренним переходам и выбивали снайперов изнутри. Ни одно здание повреждено не было. Потери также были минимальными. В два часа дня полковник оперативного отдела фронта" Иван Сергеевич Катышкин доложил в Ставку ... Краков взят целым и невредимым! Взят с минимальными потерями!

Наступил короткий отдых. Вася Сиротенко предложил офицерам" оперативного отдела штаба армии экскурсию в королевский дворец. Собралось человек 30 и, конечно, особист. Ходили по помещениям дворца, любовались картинами, утварью, посудой. Вышли на огромный балкон в верхнем этаже здания. Как раз напротив балкона располагался прекрасный дворец Краковского епископа с кровлей из витражного стекла. Вокруг пробоин в этой кровле суетились фигуры в рясах, напоминающие издали птиц. У особиста загорелись глаза. С радостным криком . давно я не охотился!. он сорвал с плеча автомат и, направив его на людей-птиц, нажал курок. Вася еле успел сбить его вверх и направить очередь в небо. Взбесившемуся особисту разъяснил, что после выстрелов по епископскому двору снайперы, которые там могут находиться, легко перестреляют офицеров, находящихся на открытом балконе. Кроме" того, даже немцы не позволяли себе налетов на епископский дворец. Эта стрельба может привести к тому, что поляки из друзей"""""""""" превратятся во врагов, которые начнут стрелять нам в спину. Все офицеры поддержали Васю. Особист разозлённо повесил автомат на шею и ушёл. Ксёндз, выполнявший роль гида, бросился целовать руки Васе. Те люди-птицы были семинаристами, ремонтирующими кровлю двора епископа. Был среди них и родной брат этого ксёндза. Был среди них и Карел Войтылла...

Вскоре после этого Васю вызвали к Коровникову и тот сказал ему, что у комиссара Лебедева лежит рапорт особого отдела, в котором Вася обвиняется в связях с клерикалами и в том, что увёл с фильтрации некого Войтыллу, русского по матери, то-есть предателя Родины. Вася пояснил, что у него есть адреса семинаристов, так что их всегда можно проверить. Что же касается Войтыллы, то мать его не русская, а русинка, а эта национальность никакого отношения к Советскому Союзу не имеет, следовательно," Родина у Войтыллы другая и он ей не изменял...

За ту блестяще выполненную" Краковскую операцию Сиротенко не получил" ни ордена ни повышения в звании. На представлении генерал-майора Коровникова, против фамилии Сиротенко, Лебедев написал: .Не заслуживает. Якшается с клерикалами и до этого показал неразборчивость в знакомствах.. Так аукнулись" разговоры с финскими офицерами и спор с особистом...

Дальше были бои, спецзадания, Победа. Окончил войну он тем же майором .Подполковника , а затем полковника по тем старым представлениям военных лет он получил только в 2000 и 2003 годах. К тому времени он уже стал всемирно известным историком медиевистом, доктором наук, профессором. Правда, за то, что его диссертация и труды опроверглитеорию "Революции рабов", приписываемую Марксу, сам Суслов загнал его в Пермь, где он и проработал в университете до пенсионного возраста. А когда исполнилось 60 переехал в Украину и ещё 20 лет проработал на кафедре истории Днепропетровского университета, пока в1996 году за участие в создании левого "Союза миролюбивых сил "Батькивщина" не выбросили на пенсию. Взяток он не брал и не давал. Вот ему при 60 летнем педагогическом стаже и дали в Пенсионном фонеде аж 70 гривен пенси! Чтобы не подохнуть с голода принял приглашение из Армавира и сейчас преподаёт там.Но и пенсию в 8500 рублей получает! Из-за врачебной ошибки потерял зрение. Но и слепой читает лекции, выступает перед допрызывниками с рассказами о боевой молодости. Жаль только, что больше поздравлений от Папы Римского получать не будет. Отошёл в Мир Иной блаженный Карел Войтылла, которого он когда-то принял за Иисуса Христа...

К.т.н. Владимир Сиротенко(Вербицкий)

Львов.

sirotenko@polynet.lviv.ua

 


Проголосуйте
за это произведение


Rambler's Top100