TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

 Поэзия
7 декабря 2012 года

Марина Шапиро

 

Вариант выхода из рамок

 

Испания

В ритме олив

В землю вросши по колени -
Скромный нрав, достойный вид -
В масляной истоме лени на своей пушистой тени
Рощица олив сидит.

Впечатляюще на диво -
Только б ветер не утих -
Пышнокудрые оливы сединой искрят игриво,
Не стесняясь лет своих.

Эти мудрые деревья
Век за веком, день за днём
Под молитвенное пенье ветра в кроне, чудом древним
Наполняют окоём,
Чтобы не было в нём пусто.
Трепетанием листвы
Открывют чувствам русло, задавая ритм искусствам.

Этот ритм найдёте вы
В пасодобле кастаньеты,
В севильянских изразцах,
В песне местного поэта, в ювелирных пируэтах
Мавританского резца;
В свисте вскинутой мулеты,
/Про гитару промолчу/
В брызгах крови - горьких мЕтах на песке, где страха нету,
Коль отвага по плечу,
В треске аиста на крыше...

Всё назвать я не берусь...

Кто прислушался - услышал. Кто услышал - этим дышит
И подстраивает пульс.

Обращение к Толедо

Прототип - вулкан в момент всплеска пламени.
Здесь, однако, он взошёл к небу каменным
и застыл короной - вечно величествен -
декорация для лент исторических.
В нём от каждой из эпох есть отметины:
Рим, и мавры, и Кастилия сплЕтены.

Неестественно прекрасен.
                                          С подножия
я смотрю в него,
                               чужая,
                                         прохожая.

Не спешу подняться ближе, но чувствую -
воли мощной непреклонно присутствие.
МАнит, мАнит:
                       - Заходи, коль приехала. -
Он меня зовёт - ведь звать больше некого.

Поднялась к тебе,
                стою в сердце каменном,
задохнувшись, как на первом экзамене,
И на лавочку на маленькой площади
опускаюсь в ритме загнанной лошади.

Чувствам даже не придумать названия.
Нет, не лошадью - овцой на заклании
я сижу, не в силах двинуть коленями,
в зазеркалье, вне пространства и времени.
Предвкушала, но, поверь, не предвидела,
что тебе уступят в гонке за лидером
впечатления и переживания,
что дарила мне в дороге Испания.

Наклоняются ко мне камни древние,
обнимают.
                   На пределе, на нерве я
зависаю,
               ухожу вглубь Истории.
Тут и сгину -
                         на твоей территории.

Мадрид. Ферия San Isidro

Ферия* Сан ИсИдро - праздник, посвященный покровителю Мадрида Святому Исидру,
золочёные статуи которого на украшенных цветами помостах провозят по городу... Ночью на реке устраивается огненное шоу.

Привет, Мадрид! Наш выверен маршрут, ведь Прадо - туристическая Мекка.
И первым /остальные подождут/
Эль Греко.

Потом сквозь день Мадрида, сквозь века, плывёт в цветах красавец Сан ИсИдро.
Толпа - за ним. Не выпито пока
ни литра.


Но вечером, когда наш день уйдёт, когда уже ни выдоха, ни вздоха,
мы примем животворную, как мёд,
Риоху.

Ночь. Мансанарес**. Ферия огня. Мы говорим "феерия" - похоже.
Мадрид гуляет. СпрОсите меня?
Я - тоже.

На месте невозможно устоять. Танцуют все, пока огня разливы
глотают гладь реки за пядью пядь.

Красиво!

Вот этот, слева, в жёлтом пиджаке... Танцоров море - он один, как остров.
И кастаньеты бьют в моей руке
так остро!

И наконец - песок и шесть быков, огромная ревущая арена,
и страх за матадора - высоко
по венам.

Такой обманкой выходного дня запомнишься в деталях и оттенках:
Эль Греко... Сан ИсИдро... - из огня
фламенко!
__________________________________________________________
*Ферия - праздник.
**Мансанарес - река в Мадриде.

 

 

Вариант выхода из рамок

Кто-то долой из рамок летит - наружу!
Кто-то сидит тихонечко там, внутри.
Я оглянусь однажды и обнаружу,
Что поломались рамки и холст горит,
Вбок потекло лицо, оплывает краска.
Кончено. Вся картина горит огнём.
А подмалёвок держится - слишком вязкий,
И проступает подпись творца на нём.

 

Тревога

Мне тревога повяжет
На белый подол бубенцов.
Мне дорога поляжет
Под ноги измятым лицом.

И тогда я пойду,
Бубенцами тревоги звеня,
Заблужусь - упаду
В ковыли, если примет земля.
Там я руки раскину,
Замолчат бубенцов языки.
О горячую спину
Застучат золотые сверчки.

Подпотеет щека...

И на жизнь предъявляя права,
Сквозь меня на века
Прорастёт молодая трава.

Простившись с Хароном

Из воды иду на берег. Предо мной лежит большак.
Если каждому по вере, это значит мне - никак?..
Но не может быть - я вижу дали в дымке голубой,
И собака след мой лижет.
Эй, собака, не обижу,
Подходи ко мне поближе, и пойдём гулять с тобой.
Кто ты, Моська или Шавка?
Цербер?!
   
Ладно!..
      Не шути...
Правда... Вот и будка "Справка", всем нам нужная в пути.
Неизвестностью не мучай, покажи, куда идти,
Чтоб сказать /на всякий случай/ Б-гу: "Господи, прости!"

Прощай

Крупицами идеала разбросаны как попало ростки, что вчера держала
в горсти.

Теперь в естестве-пустыне на чёрных расчалках стынет
бетон-седина гордыни,
пусти!

Пусти, я хочу собою остаться, уйти без боя, а ты выбирай любое
взамен -

Вот юность - любовь босая с подробностью Хокусаи*, с пассажами, что бросает
Термен**

Рукой по душе (...играли... теперь повторить? Едва ли...) Я - зрелость - кувшин в подвале
с вином -

Хранят для какой-то даты, а дата прошла когда-то... прокисло и старовато -
вверх дном.

Ты смотришь рискОвым глазом и юности злой заразу бросаешь горстями сразу -
на чай!

Мне юность когда-то снилась... уйди, милый, сделай милость, пока я не так влюбилась.
Прощай.
____________________________
*Хокусаи - японский художник.
**Термен Лев Сергеевич - изобретатель первых электромузыкальных инструментов. На его электроакустическом инструменте Терменвоксе играют пассами рук, приближая и удаляя их от инструмента.

 

Под сенью Sacre Coeur

На горке, над Парижа бездной, домишки выстроились в ряд.
В них тесно именам известным, которые они хранят.
Иду по лестнице на волю из глубочайшего метро
простой туристкой, и не боле.
Я - рядом с ними!.. Но старо
преданье, верится едва ли, что прямо здесь, невдалеке,
Они - не жили, так бывали, под сенью светлой Сакре-Кер.
А кто на площади ду Тертр сегодня, сидя под зонтом,
Париж рисует и Монмартр? Кто выживет в потоке том,
что пронесёт через массивы обыденности, суеты
таланты их? Чьи будут живы дерзанья, имена, холсты?
То неизвестно мне.
                      Я мимо иду в сиреневый закат
Своим стихом неутомимо болеть, и мне сам чёрт не брат.

Жар-Птица

Курлыча, мимо пролетит, крылом заденет - не заметит.
У тех, что были на пути, перо останется в горсти.
Она за это не в ответе.

Что ей, летящей средь миров по небесам, куда захочет,
Чудак, вцепившийся в перо? Вы скажете: "Любовь"?
Старо.
Полёт на вольности заточен.


Смотрящих в небо исподлобья так много бродит по земле,
болеющих своей любовью.
                                       Но птице той не до гнездовья -
она всё время на крыле.

Вертя перо и так и сяк, пускай глядит на всплески радуг
внизу тоскующий чудак.
                                       Она ему не друг, не враг -
Ей просто этого не надо.

Хвойный пейзаж. Белая ворона

За ближним полем, на холмах
темно-зелёно и весомо
стоит, подмяв земли изломы -
До горизонта плеч размах.
Наполнен силой, как "Ура!",
Он здесь на месте и по праву.
Он Хвойный!
Это не дубрава,
что вся обсыпалась вчера.
Одна берёзка - не в расчёт.
Её он вытолкнул из стенки,
и, сиротливо сжав коленки,
качнулась: "Два шага вперёд..."
Стоит, задравши уголки
у горлышка сведённых веток,
дрожит, как заяц однолеток,
поняв, что взведены курки.

Летит машины остриё.
Всё мимо.
Только глаз уносит,
На лобном выхватив откосе,
Одну её.
Одну её.

Мамины пироги

Там, на самой верхней полке, за потёртым старым томом
Много лет назад секретом ты хранила все рецепты.
Я, под ленту спрятав чёлку, аромат родного дома
Постигала в кухне этой и свою вносила лепту
Суетою.
Я с тобой месила тесто, и облизывала пальцы,
Наблюдая с сожаленьем, как ты крем на коржик мажешь.
Мы с тобой трудились вместе, только ты взбивала яйца,
Я - из баночки варенья сладкую творила кражу.
Что мне стоит
Все рецепты с этой полки взять, испечь пирог такой же
С рыжей корочкой до хруста, с кремом -
лёгкая программа.
Да, могу.
Могу...
Но только лишь одно меня тревожит -
Без тебя на кухне пусто и темно, ты слышишь, мама?!
Впрочем, что я...

Деревня . пленница покоя

Деревня - пленница покоя,
Дремотной древней тишины.
Её снятся благостные сны:
Сирень, жасмины и левкои -
Пушистым кремом в этих снах
В слоях рассвета и заката,
Колодец, пятистенком хата,
Смородиною чай пропах
Из самоварного нутра,
Мёд и румяная краюха...
Проснётся - та же развалюха
И запустение.
                    Пора.



Проголосуйте
за это произведение

Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100