TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

 Рассказы
27 февраля года

Кирилл Рожков

 


АКВАПАРК


Аквапарк начинается с улыбчивого дежурного, выдающего тебе пластиковый номерок-браслет. Затем надо пройти шлюз душевой и - голова кружится от неожиданности окружившего тебя экзотического простора, синего неба над головой и синих вод во всех формах вокруг.

Вот детский бассейн с дракончиком. Самый неглубокий, маленький и безопасный, с мозаичным пологим дном. Малыши веселятся, плавают на надувных кругах. Правда, потом почему-то именно в этот закуток решает погрузиться тетенька лет пятидесяти, весом около ста двадцати килограммов и в купальнике шестьдесят четвертого примерно размера. Плещет волна...

Но мы проходим мимо и смотрим вверх - на горки.

Тот народ непобедим, который любит экстрим! Поэтому, чтобы все-таки доказать, что ты настоящий русский, надо хоть раз да съехать по крайней мере с одной высокой горки. Когда поднимаешься наверх по ступенькам, обнаруживаешь, что там толпится много молодых девушек. Все они задорно визжат, возможно, глуша нарочитым весельем уже начавший шкалить адреналин, и разбираются, как выражались мы в детстве, «кто первее, кто вторее». Хотя и говорят, что мужчины смелее, но женщины, оказывается, на поверку храбрее!

Резиновые поезда с пассажирами аквапарка отправляет в рейс с горы паренек-стрелочник. У него настоящий свисток, а форма хоть и не синяя с шевронами, но яркая, желто-оранжевая. Толкнет надувной вагончик и свистит к отправлению. Знай только держись покрепче за боковые ручки!

А когда все-таки надоест экстрим горок, можно не отрываясь от дела перекусить. Да и вообще отдохнуть.

Мамы с детишками топают к буфетной стойке, протянутой на уютном краю аквапарка. Можно посмотреть меню, выбрать пончик попышнее да кофе погуще. Мокрые дамы и господа вольно сидят на уже тоже мокрых стульчиках, тянут пиво.

А после пива можно и решиться опустить ноги в аквариум с рыбками, которые целебно погрызут твои ступни и уберут с них всё ненужное - произведут подводный рыбий скраб. И ты болтаешь в аквариуме ногами, терпя легкую щекотку и пощипывание и глядя вокруг - на ряды шезлонгов, где лежат отдыхающие, загорая. И хочется покоя и счастья этим чудесным днем под солнышком, которое уже высоко.

Ты находишь мозаичный остров, подталкиваешь в воду большой надувной плот и прыгаешь на него. Тебя несет река, протекающая по всему аквапарку меж плиточных берегов и островов с мостиками. Мимо плывут другие плоты - с мамами в шляпах от солнца, папами с трубками в зубах и веселыми маленькими сыновьями и дочками. Движение по всем правилам, но иногда возникают пробки на водной трассе, приходится подгрести туда-сюда. Ты вскоре разбираешься с управлением этими плотами - вся его премудрость заключается в том, какой рукой и куда, и с какой интенсивностью подгрести - и плот поворачивается налево или направо, обгонит другой плот с семейством, парой или одиночкой, и движение продолжается.

Можно сидеть на надувном плоту, можно лежать на спине, раскинув руки и ноги и уставившись в безмятежное теплое небо. Можно перевернуться на живот и озирать симпатичных девушек, греющихся на обгоняющих тебя плотах. Или подгрести опять же руками.

Можно вообще ничего не делать - река медленно, но верно несет тебя согласно своему течению, вокруг аквапарка, где в центре шумные горки, а по краям - детские бассейны и горбатые мостики. И буфет, и декоративные растения в горшках.

Ты плывешь, подложив руки под голову, и тихонько поешь о том, что твой маленький плот всем бедам назло вовсе не так уж плох. И вскоре вообще уже не думаешь ни о чем, забываешься в прекрасном блаженстве, и только созерцаешь тихое привольное течение...

Как вдруг... Фшшш!

Несколько сильных водяных струй туго обрушиваются на тебя сбоку и сверху. Прямо втыкаются в твой живот и руки. Очнувшись от сладкой дремоты, ты вскакиваешь на надувном плоту и... невольно подставляешь под бьющие на три метра струи под давлением уже и ноги, и спину.

До тебя доходит, что река эта вовсе не так однородна. Там, где ее поворот, - нависает душ Шарко, окатывающий каждого проплывающего под ним.

Ну что ж, ты окончательно очнулся от томной неги, ты мокрый с головы до ног, однако вспоминаешь, что душ этот самый Шарко - штука полезная и резко, но прекрасно разгоняет кровь и вообще повышает тонус.

Кажется, мы его уже миновали. И, наверное, снова можно расслабиться да полежать. Только сначала активно потрудившись - вычерпывая пригоршнями всю воду, которую налил душ в середину твоего плота и в которой ты теперь сидишь...

Мокрое тело сушит теплое солнце, и плот снова несет приятное течение. И ты снова отдыхаешь.

Как вдруг - из боковой трубы поднимаются струи водного массажа. Плот относит в сторону, к другому берегу, и там - такие же струи, под которые опять придется подставить спину. Ну что ж, массаж так массаж.

А на третьем повороте будет еще циркулярный душ. И снова - привольное плавание до следующего.

Вот такая она - тихая, идиллически прекрасная река аквапарка с сюрпризами...

И думается - а ведь эта река, текущая по большому кругу аквапарка, и мы в ней на многочисленных плотах - метафора всего человечества.

К чему стремимся мы? К тому, чтобы приблизить жизнь вот к этому самому плоту - который бы спокойно следовал по ровному течению, а мы плыли бы на нем и смотрели бы в небо, и на милых дам вокруг, и детки бы наши тоже плыли с нами, и было бы им привольно. Безусловно, как не стремиться к миру и счастью! Но жизнь такова, что когда эта тишь да гладь тянутся очень долго - всё равно рано или поздно происходит нечто. Нечто, когда нам приходится очнуться от начинающейся уже в этих случаях спячки и встряхнуться. Для того, чтобы помочь ближнему, которому нехорошо, решить какую-то появившуюся проблему. И что самое, конечно, худшее и страшное, но увы - случаются и войны на нашей планете... И катастрофы, и стихийные бедствия. Уже не маленький, а огромный поток воды или ветра. Но символ его - в этой точечке, в небольшом, да бурном потоке, пересекающем нежную реку. И мы вынуждены сподвигнуться на деятельное добро, на взаимовыручку; на то, чтобы проявить смелость, самоотверженность, преодолеть этим страхи, слабости и сонливость души. Мы живем на Земле, и никуда от этого не деться. Когда проходит период кризиса - тогда со спокойной душой мы снова строим мирную жизнь и погружаемся в нее, и благодарим за нее небо. Всё правильно. И мы снова плывем по огромному кругу, из поколения в поколение, и желаем друг другу счастья. Но все равно некий иной поворот ждет нас, чтобы - окатить. Дать нашему уму изобрести что-то для преодоления кризиса, заработать гребущими руками... Река жизни - и годы, и века, и разные народы, и разные страны. И - периоды счастья, ровного и спокойного бытия прерываются изгибами. В награду за силу приходит семейное, домашнее блаженство, а в блаженстве все же не стоит забывать о том, что нельзя оторваться ото всего совсем и уйти в спячку - ибо это другая сторона медали.

И такие мы, люди, наша вращающаяся Земля с жизнью на ней - вся в этой самой речке с размеренным, запрограммированным течением и - крепко встряхивающими фонтанами и душами Шарко на ее поворотах.




КУРОРТ


Итак, закончена работа, наступил долгожданный отпуск, и счастье ждет: впереди - курорт!

И ты собираешь чемодан.

Возникает, правда, вопрос, когда его собирать. Всё, кажется, еще рано. Потом, в конце концов, спохватываешься и замечаешь, что самолет твой улетает уже послезавтра на рассвете, а никакие вещи еще не собраны вообще.

И следующий день необычен уже с утра. Вся комната постепенно заполняется вещами, которые ты достаешь из всех шкафов. А нужны вещи разные. В конце концов ими завален весь диван и негде сидеть, и весь стол, за которым тоже ничего не поделаешь... И всё равно не хватает места.

Судите сами. Само собой - бритва и зубная щетка. Само собой, плавки, пары две-три, поскольку мокрые потребуется сушить. Натурально, полотенце, и не куцее, а побольше, потому что впереди ведь море, а не ванна. Потом - подстилка на пляж. И вдобавок - маска с трубкой - ведь и понырять захочется, и ракушки половить! Темные очки - пары две на всякий случай. Так, ну и шляпа да бейсболка - тоже на всякий «пожарный» два головных убора. Так, а теперь пляжные шорты. И еще - прогулочные шорты сюда же, ведь не один только пляж будет, а еще прогулки да экскурсии. Так, а если непредвиденно похолодает или решим подняться в горы? Тогда извлекаем и джинсы, и свитер, и - плащ. Всё это тоже нужно на курорт, как ни верти. Пляжные сланцы приготовлены, но пригодятся еще и кроссовки. Да, и конечно, необходимы три-четыре пары носков - без них нигде не обойдешься, ни в зной, ни в холод. И - несколько смен нательного белья. Впрочем, подумав, добавляем еще несколько - ведь когда жарко, белье меняется-стирается куда чаще. Кроме того, порой на курортах случаются непредвиденные приятные знакомства, а если даже и нет, то - знаете ли, просто эротические сны... Поэтому на пару недель приходится, чтобы не остаться без оного, взять белья смен эдак... получается, примерно двадцать с гаком.

И пока еще речь идет об одной одежде! А чемодан, если всё это туда уложить, еще закроется, конечно, но будет полон почти доверху, хотя он и объемный, и на колесах. Придется, конечно, класть еще что-то и в рюкзак.

«Что-то» прежде всего - разумеется, лекарства, чтобы не оказаться в непредвиденной ситуации без самопомощи. А ситуации-то могут произойти разные... Сами понимаете, одно слово - курорт. Помня обо всех возможных случаях, о том, что личной безопасности много никогда не бывает, кладем по порядку: средства от солнечных ожогов; средства от потертостей и опрелостей; средства от укачивания в самолете; средства от алкогольного похмелья; средства от диареи, могущей быть вызванной экзотической пищей или продуктами, как пить дать подпорченными на жаре; средства от простуды - в зной ведь можно попасть и на сквозняк или под кондиционер, да и напитки все со льдом; еще средства для всякого рода дезинфекции; и еще на крайняк - антибиотики. И, куда ж без этого - просто пузырек с йодом и бинт. Да, еще положим несколько пачек влажных салфеток - во время длительных гуляний и экскурсий они пригодятся для чистоты рук после посещения общественных отхожих мест - курорт ведь. Еще возьмем пузырек шампуня - если вдруг в гостинице не дадут казенного. Ну, кажется, всё... И теперь перед нами лежит примерно полуметровый в длину ящичек-аптечка, наполненный лекарствами и антисептиками - и его целиком предстоит взять в дорогу. Всё, чемодан уже наполнен до отказа.

Да, чтобы не скучать, прихватим несколько книг. Причем с загашником - невольно будем много читать в самолете. Книги положены, чемодан уже не закрывается.

Но проблемы еще только начинаются. Еще размышляешь, как бы положить темные очки, чтобы не раскололись в дороге, пока отнюдь не нежные носильщики станут бросать твой чемодан на конвейер и он полетит в багажном отделении. И еще - как положить шляпу и бейсболку так, чтобы по прибытии они не превратились в мятые комья? Задача непростая - либо надо перекладывать что-то из чемодана в рюкзак, а он тоже уже начал заполняться, либо... Либо есть еще другие не менее насущные вопросы - куда деть портмоне со всеми документами для таможни и регистрации, и кроме того - как спрятать деньги, чтобы в случае чего они не пропали все разом.

Итак, к ночи, кажется, чемодан почти собран, а заплечный рюкзак вот-вот лопнет... Вставая ночью попить воды, раз-другой со всего маху наткнешься на чемодан или рюкзак, вспомнишь первое неприличное слово. И потом сладко спишь до рассвета, когда пора в аэропорт.

Итак, путешествие начинается с аэропорта. Садясь в такси, правда, вспоминаешь, что, уложив вчера несколько десятков позиций, ты все-таки (тут ты произносишь про себя еще пару «ласковых» слов) забыл взять носовые платки и наручные часы. Но ты утешаешь себя, что вместо часов будешь смотреть время на мобильнике, а носовые платки купишь где-нибудь на месте. Если, конечно, потом не выяснится, что дома забыто что-то еще... И тогда ты вспомнишь уже третье по счету крепкое выражение, - только уже в аэропорту, когда пути назад нет.

Итак, такси доехало, и входишь в аэропорт. Заплечный рюкзак ты возьмешь в самолет, а чемодан, конечно, сдашь в багаж. А поскольку воруют, то чемодан вот сейчас надо закатать в целлофан.

Услужливый богатырь закатал твой чемодан, ты расплатился с ним и уже направляешься к стойке регистрации багажа, как вдруг происходит одна неожиданность. Ты вспоминаешь, что жакет, который невольно тебе понадобится, когда вы взлетите под облака и станет не жарко, лежит как раз в чемодане, который ты сам только что отдал на услужливую обмотку... Прогоняя уже долгий и сочный ряд непечатных слов, ты катишь свой чемодан в дальний угол аэропорта и начинаешь сдирать с него целлофан, который тебе так хорошо и добротно сделали. Сделали действительно добросовестно, а поэтому чтобы восстановить статус-кво, приходится потратить минут двадцать. Ты рвешь клочками целлофан, крутишь-вертишь чемодан во все стороны, изощряясь в силовой эквилибристике. На тебя смотрят издали малые детки с мамами, а ты в конце концов мысленно (а может, уже и вслух) строишь пяти-семиэтажные конструкции обсценных выражений... Но наконец ты освободил чемодан из плена, в который сам же отдал его за свои кровные; извлекаешь ценный жакет. И вот ты прошел регистрацию, твой чемодан уплыл далеко и надолго, и ты идешь, насвистывая, с талоном в руке.

И проблемы на этом только начались! Ибо сразу не знаешь, как тут правильнее - держать талон в руке, или вложить его в загранпаспорт, а паспорт - в портмоне. Правда, портмоне еще надо найти в рюкзаке, и его придется снимать с плеч... И нашарить и достать портмоне будет непросто - поскольку сверху на нем лежит еще кошелек с деньгами, книжка для чтения в самолете, бейсболка (чтобы не мялась), минералка и что-нибудь пожевать в аэропорту. И что на чем лежит и что из-под чего тащить - задача непростая. Плюс еще жакет, который сейчас тебе не ужен, но понадобится в облаках - то ли тоже пытаться засунуть его в рюкзак, то ли - таскать в другой руке.

Конечно, можно сунуть талон и паспорт в карман, но - проблема в том, что в одном из карманов у тебя лежит еще паспорт свой, российский, который ты тоже на всякий случай взял (ведь с патрулями родными может возникнуть некоторая проблема везде, даже по дороге от дома до аэропорта); в другом кармане - мобильник, еще часть денег; в третьем - проездной на метро и банковская карточка; в четвертом - лекарство от укачивания в самолете, чтобы было под рукой, да еще пара лекарств, которые врач вот как раз прописал. Это еще не считая личного оружия, уж которое точно возьмешь с собой в дальнюю дорогу, да и на родине лишним не бывает. Правда, сейчас оно вроде едет в чемодане...

В общем, когда ты дотопал до таможни, картина такая: ты стоишь, в одной руке держа на весу снятый рюкзак, который поставить все равно тут не на что, другой пытаясь его открыть; на плече у тебя висит жакет; ты пробуешь вначале вытащить из рюкзака портмоне с паспортом, потом, подставляя коленку под рюкзак и балансируя на одной ноге, засовываешь обратно невольно выскочившие вместе с портмоне книгу и бейсболку... А затем - пытаешься застегнуть рюкзак обратно, сжимая в другой руке, соответственно, портмоне и жалея, что нету у тебя третьей руки. Зато имеется уже десяток этажей мысленной ненормативной лексики.

Но все-таки ты наконец проходишь таможню. И можно делать всё что хочешь, пока посадку не объявят на долгожданный самолет.

Правда, фишка в том, что сесть абсолютно негде - вокруг огромное количество кресел, но все уже заняты. Причем некоторые давно и всерьез. На многих не только сидят, но и лежат, и даже сладко спят, подложив скатки и сумки. Целые семейства из далекой Азии дремлют по всем углам, и мест там точно нет и не предвидится.

Итак, что остается. Либо, как лунатик, бродить туда-сюда вдоль всех джетов, либо - где-нибудь стоять. А рюкзак придется либо приземлить на сомнительной чистоты пол, либо - держать на спине, нагружая ее всё больше и больше. Либо - придется диким прыжком кидаться к первому же освободившемуся месту и занимать его, соревнуясь в скорости и наглости... В результате делаешь вначале первое - колобродишь лунатиком, потом, когда ноги начинают уставать - второе, далее - когда уже устает спина, - кидаешься к первому освободившемуся месту и тебе всё-таки посчастливливается его занять. С затекшей спиной и гудящими ногами.

Сидишь, расслабившись, течет время, и матерные слова вроде бы позабыты. Однако до отлета еще далеко, сидеть уже скучно, и хочется перекусить, попить чаю в буфете. И, мучимый голодом, понимаешь, что как только отойдешь - ты опять потеряешь место и очутишься на том же распутье трех выборов. И снова замкнется аналогичный цикл - ходить, превращаясь в дневного лунатика, стоять или бежать за местом... Вот такова се ля ви.

Но все-таки наконец твой джет открыли, и пора проследовать вместе со всеми на борт.

Кажется, проблемы закончились до самого курорта... Ан нет. Твой рюкзак. Куда его деть? Можно положить в верхний багажный отсек в салоне, под крышку. Однако забыть о нем-то и не получится - если что-то понадобится из него - жакет, книга или вода, или лекарство какое - придется лезть за ним и снова доставать. А не проще ли тогда поставить себе под ноги? Можно. Только вот беда - за время полета несколько раз придется его, потерявшего там равновесие, поднимать, а затем ловить себя на том, что иногда, задремав, ты будешь его сбивать собственными ногами. А порой - его ненароком зацепят ноги соседа, сидящего впереди. И забытые было неприличные слова начнут потихоньку снова, увы, вспоминаться.


Но вот наконец полет окончен, и вот он - курорт. Всё! Красота, свобода, и никаких забот-хлопот. Никаких?

Итак, конечно, на пляж!

Но не так-то всё сразу. Сумку на пляж тоже предстоит собрать. Приступим: плавки, полотенце, подстилка. И еще - солнечные очки, бейсболка или шляпа от солнца и - бутылка с водой. И еще долго размышляешь, брать или не брать мобильник - с одной стороны, как совсем без связи и часов? А с другой - ведь крадут их на пляжах-то...

Но размышление размышлением, а вскоре ты всё-таки заявляешься на пляж. И наконец даже находишь свободный топчан. Надо немножко смахнуть с него песок, перетащить его поудобнее, а затем - предстоит обратная эпопея... Всё достается последовательно из сумки - полотенце, очки, бутылка воды и главное - подстилка - которая-то и в чемодане занимала внушительное место, и таможенники еще спрашивали, что это у вас за длинный прямой круглый предмет и не стреляет ли он?! Всё вроде бы готово к тому, чтобы - бросить, как говорится, кости. Набрасываем на топчан подстилку и хотим лечь, да только свежий морской ветер сдувает верхний край подстилки, плюс еще сказывается скользкая покатость подголовника топчана. В общем, нам приходится ловить улетевший верхний край подстилки. Поймали. И уже готовимся лечь - как оказывается, что сильно отдувает ее нижний край... Вспомнив еще пару ласковых слов, мы изо всех сил бросаемся на топчан и - кажется, можно лечь и расслабиться. Откидываем голову на подголовник... и тут он с треском летит вниз вместе с нашей головой. Оказывается, он был недостаточно хорошо закреплен в своих пазах, а мы не очень проверили, да таская его, расшевелили. Это самый цимис - когда уже так расслабившись, закрыли глаза и - бум! Искры из глаз и голова стукается вместе с подголовником об основание топчана. Изо рта уже вслух вырывается пятиэтажная конструкция. Ибо теперь придется начинать все заново - слезать с топчана, снова приводить в надлежащий наклон подголовник, проверять его устойчивость и... и теперь вторично искать уже давно слетевший с него опять край полстилки. Верхний. А потом - опять нижний.

Итак, труды вознаграждены. Мы лежим на топчане, и всё вроде совсем спокойно. Глаза закрыты, летит время. И мало-помалу начинаешь ловить себя на том, что задремываешь. И тут начинается самая удивительная полоса пляжного отдыха - когда в течение многих минут ты находишься в странном состоянии между сном и явью. Когда всё твое существо не выспренне и надрывно делится на две половины - одной из них чисто физически так хочется дремать, а другая - боится сна: потому что в первые дни курортного отдыха опасаешься, ненароком уснув, перележать на солнце и очень прилично обгореть. И ты лежишь где-то и нигде, мучительно борясь со сном, витая между ним, и - не менее сильным же страхом перед солнечным обгаром. В подобном лунатизме тянутся долгие минуты, пока ты решаешь - плюнуть на всё и уснуть или - пойти в море? И все-таки выбираешь море.

Поплавав вдоволь, ты уже, кажется, снова забываешь все до единого грубые слова, а на душе только спокойствие, солнце и счастье! Но - пора возвращаться на землю грешную, пора вылезать из воды на берег.

И вот ты идешь по камушкам на отмели, припрыгивая и кривясь, потому что босые ступни еще не привыкли к острым камням. Да и вопрос - могут ли когда-нибудь привыкнуть к ним вообще. Ты наконец достигаешь вожделенного мягкого песка и... Боль становится сильнее и какой-то другой, поскольку нагретый полуденный песок, оказывается, обжигает ноги почти как огонь. Весь перекривленный от болевых шоков, ты добегаешь до своего оставленного топчана. Который ты покинул, не слишком предусмотрев силу нарастающего бриза...

Ты не сразу узнаёшь оставленный топчан под сбившейся, вывернутой на другую сторону и наполовину зарытой в песке, а наполовину - бьющейся на непрерывном теплом ветру подстилкой. Шляпа тоже улетела далеко и надолго. Бутылка с минералкой лежит под упавшей сумкой, в которую тоже уже набилось прилично песку. И полотенце зарылось в полуметре от топчана... И на душе - какое-то иное чувство. На других уровнях.

Но в следующий раз станем мудрее: когда отправимся плавать - положим сумку прямо сверху на топчан и прижмем полотенце той же баклажкой с водой. А пока - будем лежать да обсыхать, забудем все тревоги, всё плохое и все заботы...

Но долго беззаботно пролежать не удается. Кто-то подает голос прямо над ухом, и невольно надо привстать и открыть глаза.

Оказывается, до тебя наконец успел дойти работник пляжа. В конечном итоге вы понимаете друг друга и находите общий язык. Становится ясно: он показывает, что топчаны этого типа - не бесплатные. И за них надо либо заплатить, либо, по крайней мере, вот сейчас купить у него бутерброд, сигареты или какой напиток.

Ищем деньги, но у паренька нету сдачи. Он просит не беспокоиться и чешет по песку с деньгами за тем, что ты у него заказал. Придется подождать.

Наконец он возвращается и приносит сигареты или бутерброд. Всё. Теперь можно наконец отдыхать спокойно.

Правда, от выкуренной сигареты и съеденного бутерброда набежала приятная истома, захотелось спать уже в который раз, ты, как говорится, махнул рукой на всё, намазался получше кремом от солнечных ожогов и заснул...

Но третий раз за сегодня ты просыпаешься от какого-то кошмара. Боже, что это? Да просто наглая чайка, летающая по всему пляжу, прошла над тобой на бреющем полете, спикировала, увидав что-то там в песках далеко позади отдыхающих, да задела крылом прямо твой голый живот, пока ты сладко и крепко спал. Ничего особенного. Птица. Улетела. Правда, ты очнулся в холодном поту и с изрядным сердцебиением. Но чайки - они тут везде...

Вот так весело проходит пляжный день.


Пляжный день заканчивается. Ты собираешься покидать морской берег.

Новые сланцы успели уже натереть голые ноги, но ты надеваешь носки. Только вот беда - в носки уже прилично набился налипший на ступнях влажный песок, который полностью оттереть невозможно. Каждый шаг превращается в мелкую пытку вне зависимости от того, есть носки или нет - либо ноет потертость, либо колют песчинки. Так, будто на иголках и увязая в песках, ты доковыливаешь, тяжело дыша с высунутым языком, до переодевальной кабинки. Пляжный день кончается ею, и требуется переодеться в сухое, потому что уже прохладно и еще потом надо прогуляться по курортным магазинам.

Правда, на пути к кабинке вьются какие-то песчаные растения, и они впиваются в ноги, добавляя бедным ногам уже третье испытание за сегодня - кроме песка и потертостей от сланцев. Ничего, в номере пластырь имеется.

Зашли в кабинку. Закрываем дверь. Ищем, куда бы деть сумку с вещами. Есть маленький гвоздик. Вешаем сумку на него и на честном слове она вроде бы держится. Но вскоре начинают невольно появляться новые предметы, и вопрос, куда их девать, повисает в воздухе уже «в квадрате»... И тут с треском настежь распахивается дверца кабинки. Это налетел порыв приморского ветра, а замок в кабинке, оказывается, барахлит. Держа на плече снятую рубашку, а в зубах - смену сухого белья, бешено кидаешься ловить дверь, захлопываешь ее и затворяешь. Кажется, засов все-таки удалось пока что починить. Правда, рубашку все-таки уронил и, снова переходя на отрывистые междометия не поэтичного свойства, поднимаешь ее, решив в утешение, что быстро поднятое и упавшим-то не считается.

Итак, вроде бы всё хорошо. Правда, кое-что пришлось за нехваткой крючков повесить на дверь кабинки и придерживать рукой, снова отчетливо жалея, что нету третьей. Но вот ты уже надел чистую рубашку, сухие шорты и... И в этот момент смачно, одним махом, по неизбежному закону Ньютона, мощно сверху падает сорвавшаяся с маленького не сильно надежного гвоздя твоя сумка со всем остальным - подстилкой, очками и прочим. И бахается тебе под ноги, и из нее еще вываливается некоторая часть содержимого. И ты невольно произносишь еще несколько резких русских слов...

Так заканчивается пляжный день. Нет, ты не обгорел, поскольку весь день пребывал в состоянии стрема из-за этого. Но, не рассчитав силу ветра и то, что жара уже успела спасть, ты, вылезая из воды после вечернего купания, застудил себе шею. Покинув пляж, ты вскоре понимаешь, что предстоящая ночь станет ночью непрерывного кошмара - шейных резей, невозможности по-нормальному повернуть голову, и в результате ты начнешь просыпаться каждые несколько минут от болевого удушения собственной же шеей... Страшно представить. Поэтому сейчас придется делать массаж.

В массажной теплится синий вечерний свет. Тебя встречает массажистка - улыбающаяся молодая красавица. Глядя на нее, ты забываешь обо всем плохом! С удовольствием ложишься ничком на массажный столик, куда показывает девушка. Ты указываешь ей на собственную шею и объясняешь, в чем проблема. Она поняла. И - дает тебе некую пластиковую палочку, обитую мягкой резинкой. К чему это? Нежная красавица поясняет, что сие требуется закусить во рту.

Ты лежишь, голый сверху до пояса, с мягким кляпом. Девушка говорит: начали. И умелой сильной рукой нажимает прямо на самую-самую главную, самую болезненную точку твоей застуженной шеи. Ты издаешь вой, подобно трансформатору, и впиваешься зубами в пружинящую палочку, изрядно подергиваясь... И понимаешь теперь, для чего тебе ее дала знающая дело юная хрупкая массажистка.

Она делает тебе массаж шеи всеми силами умелых рук, а ты корчишься и отчаянно грызешь кляп, глухо завывая.

Это - отдых. Это - курорт!


Но отдых - это не только пляж и оздоровительные процедуры. Это еще и экскурсии. Ведь надо посмотреть местные края, чтобы было, о чем самому вспомнить и другим рассказать!

Итак, на экскурсию мы записались. Накануне надо всё приготовить. И главное - ничего не забыть. Потому что требуется положить: экскурсионный завтрак, выданный в столовой; пару бутылок с водой, потому что - курорт, жарко; лекарства от - укачивания в автобусе, бензинового угара и все той же походной диареи; ну, и карманная фляжечка с другого рода лекарством не помешает - если ввечеру где замерзнем. Да, еще для этого стоит положить и жакет с рукавами. Но сюда же - и плавки с полотенцем, потому что днем планируется купание желающих, когда еще жарко. Так, и деньги нужны на кафе и сувениры, а в другой карман - резервный загашник. И мобильник, который еще предстоит зарядить заранее. И - не забыть приготовить кроссовки вместо сланцев, чтобы машинально, как на пляж, не уйти в первых, как вполне может произойти... Кажется, в самом деле ничего не забыли.

И все-таки утром, когда покидаем номер, сдается - что-то оставили. Но что? Мысль теряется. Наверное, просто ложная память...

Утро раннее. Одинокое. И холодное. Очень раннее и - очень холодное. Не спасает даже жакет. Но его пришлось достать, а пока выдергивали его из сумки, едва не улетели в сторону вода да мобильник. Теперь опять предстоит держать сумку на весу, и в таком положении затолкать в нее обратно воду, полотенце, завтрак и бейсболку, которая уже превратилась в мятый ком, но уж куда от того теперь денешься...

Ждем автобуса. Нас заранее предупредили, что они могут опаздывать. На сколько - оговорено не было.

Впрочем, через какие-нибудь всего-навсего полчаса автобус прибывает. Но это еще не начало поездки - предстоит забрать пассажиров из других гостиниц.

И наконец все в сборе и мы едем. Дорога, дорога. Но ты, правда, погрелся утром из карманной фляжки, спасаясь от ночного холода. Да еще сказывается очевидный в такую ночь недосып. Сколько-то минут ты пытаешься отгонять сон, пребывая в мучительной борьбе. И потом все-таки сдаешься и засыпаешь.

Ты спишь, и чувствуешь, как во сне заваливаешься вбок. Потом еще раз. И еще. И еще... И наконец слышишь недовольный возглас твоей соседки, на которую ты невольно каждый раз, оказывается, валился. Ты просыпаешься, извиняешь перед ней, усаживаешься в кресле поплотнее и пытаешься теперь уже не дремать. Но хватает твоих попыток минут на десять. Автобус своим мерным летящим ходом неисправимо убаюкивает, ты снова проваливаешься в сон, но уже стараешься падать в другую сторону. Это стремно, потому что там - как раз окно. И так, вися где-то и нигде, в мучительном стреме, в третий уже раз борясь между сном и страхом перед ним в таком положении, ты все-таки мучительно засыпаешь опять... Пока - не валишься головой на окно. И еще раз. И просыпаешься окончательно, уже слегка навернувшись об него затылком.

Но все-таки поспать худо-бедно удалось, и больше не хочется. Катим по горным дорогам, вдоль сверкающего моря, к горизонту. И увидим еще много чего. А заканчивается экскурсия подъемом на фуникулере на высокую гору.

Все покидают автобус. Гудят огромные колеса подъемника. Витает напряг. Шебуршат и сходят с других автобусов другие группы, говорящие все на разных языках. Белоголовые и голубоглазые, черноголовые и желтокожие.

Скоро должны начать сажать в кабинку. Но тут - вот незадача - как раз схватывает живот. Быстро узнаёшь, где ватерклозет, и летишь туда. Но как быстро ни иди - клозет внутри, за поворотом. И еще пока там пребудешь сколько надо, переведешь сколько надо, пардон, бумажки, снимешь сумку с гвоздя и сделаешь всё остальное, чего требует физиология и этикет, - пролетит уже минут пять или больше. Еще минут пять - чтобы вымыть и просушить руки, ибо гигиена прежде всего. Еще столько же - чтобы дойти обратно и - отыскать выход к фуникулеру, поскольку ты тут впервые и немножко, выходя обратно, честно признаемся, заблудился. В общем, как ты ни торопишься, но минут пятнадцать потерялись с концами.

Холодный пот. Где моя экскурсия? Никто не может ответить - ни беленькие с голубыми глазами, ни чернявые и желтокожие - вы-то и по языкам друг друга почти не понимаете. Только смеются и плечами пожимают; и все смотрят на туриста, который что-то тут ищет и бегает по всей площадке у фуникулера.

Гудят огромные колеса. Наконец доброжелательная девушка показывает тебе рукой: во-он ваша, значит, группа, сэр-господин-месье-товарищ, вон в той кабинке летит, видите, уже за два километра отсюда, на фоне той гряды поднимается.

Ты смотришь за уплывающей далекой точкой кабины, где осталась твоя группа, потому что фуникулер не мог столько ждать... Она уже отделяется на третий километр от тебя и от земли.

Но ничего, ты сориентировался и садишься в кабинку с беловолосыми и голубоглазыми, с мужичками в лихих бейсболках и дамочками с фотоаппаратами на шеях и в лиловых шортах.

Входя в кабинку, ты забываешь про низко нависающий полог дверцы и смачно и сильно глухо наворачиваешься прямо об него. Невольно выпаливаешь короткое междометие, но беловолосая и голубоглазая группа не очень-то понимает, что ты там сказал. Они смеются и фоткают через прозрачные стены кабинки.

Пролетев наверх три километра, мы оказываемся на каменном плато. Пытаешься найти свою группу, но где там - она давно уто́пала вперед по тропе. Прямо перед тобой шагает группа чернявых желтокожих, тоже балагурит по-своему, узкоглазо и белозубо улыбается. И мы топаем по красноватым каменным обвалам и почти трогаем руками облака.

Всё это прекрасно, но свою группу на огромном плато ты так и не нашел... Когда возвращаешься обратно, компания беловолосых и голубоглазых уже садится в кабинку. Ты снова стихийно присоединяешься к ним. И хотя давал себе обещание помнить про притолоку и наклоняться, но все одно напрочь забываешь о ней вновь... Бо-ом - звенит, как гонг, твоя бедная голова второй раз! А потом - полетели обратно.

Беловолосые и голубоглазые довольны, пахнут горным воздухом, обмениваются впечатлениями, что «гут!», «гут!», показывают пальцами в окна, что, мол, - «берг», «вальд», и - «хох, йа, хох!».

Вдруг посреди пути, между небом и землей, кабина останавливается. Висим. Тихонько покачиваемся. Полтора километра туда, полтора обратно, и километровая пропасть под нами... Легкий стрем. Стоим в кабине. Голубоглазые блондины и блондинки шушукаются по-своему. А ты показываешь вниз, затем - на нашу кабинку и громко говоришь, как бы просяще неопределенно у кого, в качестве неплохой идеи: «Pa-ra-shut!» Они в ответ смеются, судя по всему, поняв интернациональное слово.

Текут минуты. Висим. И ты даже не думаешь о своей группе - так будет легче...

Но наконец снова трогаемся.

Когда долетаем до точки отправления и сходим, сверху по лестницам слезают дежурные техники с гаечными ключами в зубах и весело докладывают, что всё уже «гут» и неполадка на линии электропередачи фуникулера устранена.

Только группу свою теперь ты не можешь отыскать уже ни в какую. Правда, вновь появляется, как бог из машины, дежурная девушка и показывает тебе далеко вниз, на дорогу. И ты бежишь туда по десяткам и сотням ступенек, потом просто по асфальту, видя, как там, внизу, на «серпантине», стоит, уже заводя мотор и ожидая потерявшегося тебя, твой автобус. С твоей группой. Которая еще чудом не уехала... И ты несешься со всех ног, уже весь в поту, тяжело и шумно дыша. А садясь в автобусе на свое место, еще заодно обнаруживаешь, что бейсболку вместе с темными очками ты оставил там, на площадке фуникулера... Так что придется покупать новые и их тоже.

Но курорт - это отдых. И экскурсии.

Автобус едет в обратный путь.

Когда сходишь с него у своего отеля, уже вечереет. Ноет вконец затекшая спина и затекшие ноги. И ты еще ловишь себя на новой мысли - вся вода выпита в пути, а в номере ее тоже не осталось... Поэтому придется теперь отправляться на ее поиски или в магазин, коли еще не закрыт, или в какой автомат для ее продажи... Но и эта мысль не оказывается главной.

Добравшись до своего номера и обшарив карманы, переворотив всю сумку, ты обнаруживаешь, что, конечно, утром ты оставил... ключ от номера внутри него. А двери номеров тут очень удачно захлопываются.

Ты спускаешься вниз и докладываешь о случившемся портье. Тот охает, смеется и объясняет, что сейчас позвонит специальной девушке, ведающей ключами. Да только явится она не сразу, а придется еще полчаса подождать.

И мы - ждем.

Ждем, потому что ничего другого не остается. Внизу, в холле. Ключницу с ключом. Полчаса. Или чуть больше. Потому что курорт - это отдых и хорошее настроение. Верно?

Так как вы, любите ездить на курорты?

Я - да.



Проголосуйте
за это произведение

Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100