TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

 

Татьяна Розина

 

КРУГОВОРОТ

- Пропустите, пропустите же┘ ну что вы тут стоите, зайдите в палату, - задыхаясь, бухтела полная сестричка в белом халате, толкая впереди себя кровать на колесиках. Удавалось ей это с трудом. Управлять приходилось одной рукой. Другой она придерживала висящую на длинном стержне капельницу. На кровати лежала Оля. Ее бледное, совершенно безучастное лицо покоилось на тощей больничной подушке. Коридор казался нескончаемым. Через огромные окна бьющими пучками света врывалось солнце. Оля сощурила глаза. Наконец женщина, везущая Олю, остановилась.

- Вот, добрались...

Распахнув широкую дверь в палату, сестра констатировала:

- У окна занято, придется тут┘

Она установила кровать, щелкнула зажимами, превратив сооружение из средства транспорта в стационарный лежак. Затем переложила Олину сумочку, лежащую в ногах, на тумбочку.

- Вот ваши вещи, - и ушла, шаркая и вздыхая.

Оля приоткрыла глаза и коротко глянула в сторону стоящей у окна кровати. На ней кто-то лежал, отвернувшись спиной. Женщина даже не шелохнулась.

- Спит, наверное┘ и к лучшему, - подумала Оля и опять прикрыла тяжелые веки.

Меньше всего на свете ей хотелось, чтобы какая-нибудь клушка привязалась с расспросами и сожалениями: "ах, как жаль, ах бедненькая!" Олю тошнило уже от этих вздохов. Все вокруг вздыхали и охали который год.
- А что, собственно, произошло! √ зло пронеслось в Олиной голове. √ Я что, смертельно больная? Или прокаженная┘

Зазвенел мобильник. Оля сначала даже не услышала его звук. Он, жалобно зовя, прорывался из сумки. Подумалось, что трель снится. Но телефон звонил и звонил, надеясь, что его услышат. Оля потянулась к сумке, достала трубку.

- Да, я┘ ничего страшного. Не надо приезжать┘ Ну, прошу же┘ не надо, - простонала она. Но на том конце кто-то сопротивлялся, видимо, желая все-таки приехать. Олю начинала раздражать настойчивость этого человека, и она громко крикнула √ Послушай, перестань┘ Дай же мне покоя немного, - и отключила телефон.

Женщина на соседней кровати заворочалась.

- Вот, идиот, - подумала Оля. √ Русского языка не понимает. Человеку плохо, а он┘ теперь вот сама возбудилась, не засну┘ и тетку разбудила. Надо сделать вид, что сплю.

Соседка, похоже, решила встать. Оля быстро закрыла глаза, даже не убрав трубку в сумочку, продолжая сжимать ее в руке. Она слышала движения совсем рядом и, не выдержав, приоткрыла глаза, решив подсмотреть, кто же скрепит кроватью.

- Да это не тетка, а совсем ребенок. Господи, что она-то делает в гинекологии? Совсем с ума посходили, - мелькали мысли в Олиной голове.

Девочка привстала и, коротко бросив взгляд в Олину сторону, опять опустилась на подушку. Затем села на кровати, передумав лежать. Опустила ноги, пошарила ими, пытаясь сунуть в тапочки. Встала, поправив халат, затягивая поясок на тонкой талии. Оля хорошо могла рассмотреть соседку. Та стояла спиной и Оля, не боясь быть замеченной, широко открыла глаза. Девочка была невысокого роста и очень щупленькая. Тоненькая, как не оформившийся подросток. Со спины спускались длинные волосы, явно давно немытые. Из под байкового халата, в который куталась соседка по палате, торчали тонкие ножки.

- Цыпленок, - подумала Оля и снова закрыла глаза.

Девочка подошла к окну и остановилась. Оля догадалась об этом, прислушиваясь к звукам шагов .

Вдруг резко тренькнул телефон в руке. Оля вздрогнула от неожиданности. В тишине палаты, где громким казался даже полет мухи, звонок прозвучал режущим внутренности.

- Черт! √ произнесла Оля и потянула трубку к уху, нажимая на кнопку приема абонента.

Девочка у окна повернулась лицом, и, не стесняясь, стала рассматривать Олю.

- Да, я┘ ну, что ты за человек┘ понимаю┘ я тебя всегда понимаю. А ты меня нет. Мне не нужна твоя помощь. Мне сейчас не нужна вообще помощь. Я хочу покоя.

Оля говорила, пытаясь убедить кого-то, но этот кто-то явно не хотел понимать и настаивал. Она повторяла и повторяла свои объяснения, в упор глядя на девочку, стоящую у окна. Та, в свою очередь, также пристально рассматривала свою соседку по палате. Наконец, Оля дала отбой. Но женщины продолжали смотреть друг на друга. Ситуация зашла в тупик. Пришлось что-то сказать. Просто закрыть глаза или отвернуться было бы верхом неприличия. Или даже нахальства.

- Здравствуй┘ те, - произнесла Оля первой, не зная, как обратиться к соседке.

- Здравствуйте, √ не задумываясь, отозвалась девушка. √ Меня зовут Ляля.

- Вам идет это имя┘Во всяком случае сейчас вы похожи на лялю. Так молоды┘

- Это только кажется, - перебила Олю девушка. √ Все принимают меня за школьницу. Всем хочется меня понянчить. Нашли пупсика┘

Ляля хлюпнула носом, сдерживая собравшееся в нем. И отвернулась.

- Нервная девица┘ Ну, и прекрасно, - обрадовано подумала Оля. √ Пусть жует сопли, а я выполнила свой долг┘ познакомились и хорошо.

Она хотела убрать телефон и попытаться уснуть, но пока открывала сумку, отключала трубку, девушка справилась со своим носом и снова повернулась к Оле.

- А вы на аборт или┘ - неожиданно спросила Ляля.

- Ну, вот┘ - расстроилась Оля, - объясняйся теперь┘ да еще с кем? Соплячка, а туда же┘ ей ли об абортах говорить?

Вслух же Оля произнесла, растягивая слова, в надежде найти выход из ситуации, чтобы избежать тоскливого разговора "по душам":

- Ляля┘

- Не называйте меня так! √ чуть не выкрикнула девушка. √ Никакая я Вам не Ляля┘

- Знаете┘ вы сами так представились. У вас нервы, я вижу┘ у меня тоже не кнуты┘

- Извините, ради Бога, извините┘ - запричитала Ляля и расплакалась. √ Я не хотела┘ но, понимаете, я не ребенок. Я взрослая женщина. И не хочу, чтобы меня за ляльку держали. Меня вообще зовут Лилей. А он┘ он┘это он меня так называет┘

Оле стало искренне жалко плачущую девочку.

- Ну, в самом деле, нашлась взрослая┘ - подумала Оля, стыдясь своего выпада. √ Девчонка совсем юная┘ может, ее вообще изнасиловали┘ господи┘ а, может, групповуха┘ - страшные картинки зашевелились в Олином сознании.

- Не плачь, Ля┘Ли┘ - сказала она, пытаясь встать, но капельница сдерживала руку.

- Называйте меня Лилей┘ - попросила девочка жалобно. √ И вы меня тоже┘ тоже извините. Я понимаю, у всех свои проблемы. Свои несчастья. А тут я еще ┘

- Не плачь, Лилечка. Садись, успокойся. Хочешь, расскажи. Кто такой ОН? Кто называет тебя Лялей. Твой муж? √ почему-то спросила Оля.

- Угу┘ - неожиданно утвердительно протянула Лиля, шмыгая носом.

- И давно ты замужем? √ недоверчиво откликнулась Оля.

- Да┘ недавно. Вообще-то, если честно, он на мне не женится. Но мы с ним почти как муж с женой. Он снял квартиру для нас. Правда часто уезжает. По делам.

Девушка говорила короткими предложениями. На длинные у нее не хватало духа. После каждой фразы, она тянула носом, вздыхала и продолжала.

- Мы с ним познакомились год назад. Почти сразу он сказал, что хочет жениться.

- Ну, и что же? Почему вы не поженились? √ спросила Оля, скорее чтобы показать, что слушает. Хотя, на самом деле, ей совсем было неинтересно, как эта маленькая дуреха верит пройдохе. Оле было ясно, что Лилю просто использует какой-нибудь "крутой". Или, скорее, крученый. Забил голову, наобещал, навешал лапши┘ в общем букет моей бабушки, - думала Оля, скрывая зевоту. √ Ничего нового. Одна болтовня.

- Так вот┘ он старше меня┘ но не очень┘ Вы думаете, я совсем молоденькая? √ обратилась Лиля к Оле. √ Сколько вы мне дадите? А?

- Ну┘ шестнадцать. Шучу-шучу, - заулыбалась Оля, - нет, конечно, нет. Но не больше восемнадцати, максимум девятнадцать. Сколько не проси, но больше не дам.

- И не прошу. Больше и нет.

- А сколько ему-то? Ты сказала, что он старше┘

- Да я сама не знаю точно. Говорит, что тридцать семь. Но мне сдается, что сорок уже отпраздновал. Это не важно. Я люблю его.

- Ну, и замечательно, - обрадовано подвела черту Оля. Оказывается, изнасилования не было, и никакого криминала, кроме "лапши на ушах", тоже. А "лапша", еще никому не вредила. И из-за нее в больницу не попадают.

- Да ничего замечательного, - чуть ни выкрикнула Лиля. √ Представьте себе┘ целый год он мне рассказывает истории про серого бычка, обещает жениться┘ а сам┘

- Ну ты зря, Лиля. Мало ли какие проблемы у мужчины. Может, он сомневается в твоих чувствах. Все-таки ты на столько моложе. Может, он хочет проверить, действительно ли ты любишь его┘

- Может┘ может┘ проверяет, конечно. Но я правда его люблю, - Лиля сделала ударение на слове "правда" и присела на кровать. √ Я все терплю. И сцены не устраиваю. Хотя он и уезжает по делам часто. Верю во все, что говорит. Сижу дома и жду. Никуда не хожу. А сам проверяет каждый мой шаг. Мобилку купил, чтобы на крючке держать.

- Господи, уезжает, - подумала Оля, √ радовалась бы. Муж-капитан дальнего плавания или полярник, зимующий на льдине, мечта любой умной женщины, - но вслух сказала:

- Если тебя все это раздражает, уйди┘

- Хорошенькое дело┘. Такими мужиками не разбрасываются, - возмутилась Лиля непонятливой Оле и осуждающе взглянула на ту. √ Вы бы видели, какая у нас квартира. Какие шмотки мне покупает. А мобилка┘ одна мобилка триста зеленых. Все девчонки завидуют. У вас я видела, такая же. Тоже, наверное муж, крутой?

- У меня┘ да┘ нормальный муж. А что, правда, такая трубка столько стоит? √ удивилась Оля.

- Ну, даешь┘ даете, - ахнула Лиля, путаясь в "ты" и "вы". √ Не знаете, что почем.

- Так и что же дальше? √ перевела Оля рельсы беседы в другое русло. Обсуждать с этой девочкой свои отношения с мужем она не спешила.

- И что дальше? √ легко отозвалась Лиля. √ Ну что дальше? Живем хорошо. Только не женится, паразит┘

- Ну и ладно, в этом ли дело? Утрясется. Поймет мужик, что ты верная, надежная┘ и никуда не денется.

Фраза прозвучала вяло, как-то мало убедительно. Но Лиля, увлеченная своими мыслями, этого не заметила.

- Думаете, утрясется?

- Кончено. Ты молодая, родишь сына. Мужики устоять не могут, когда им сыновей рожают┘

- Ага, как же. В том-то и дело. Мой не хочет.

- Чего не хочет? Сына?

- Ну-да┘ заставил меня таблетки пить.

- Так ты брось их пить, забеременей, скажи, что через таблетки тоже иногда прихватить можно┘ и все дела .

- Как же┘ не учи ученую, - ухмыльнулась Лиля. √ Так и сделала. Он так орал, аж покраснел весь. И затолкал аборт делать.

- Так ты на аборт? Вроде, тут не делают┘

- Делают, если заплатить. Он с врачихой договорился. Сегодня положили, завтра с утра сделают, и он меня заберет.

Оле не хотелось лезть в чужие дела, но голова закружилась, и перед закрытыми глазами замелькали в черноте яркие квадратики-картинки.

- А ведь мне тогда было тоже восемнадцать┘ или нет, даже не было еще .

- Эй, Оля┘ тебе плохо, - все-таки перешла на "ты" Лиля. √ Что с тобой? Ты тоже на аборт?

Оля открыла глаза, не сразу сообразив, где она. В этот момент снова раздался телефонный звонок. Обе женщины вздрогнули. Оля медленно протянула руку и стала шарить в сумке, ища трубку, которую спрятала, считая, что муж больше не позвонит. Наконец, она нащупала удобную маленькую, как раз по ее руке трубочку и вытащила ее. Но трубка молчала. А звонок тренькал дальше.

- Ой, это моя┘ - дернулась Лиля обрадовано, - вернее мой┘ - и уже в трубку:

- Алле, я┘ да все хорошо. Не скучаю. У меня тут соседка┘ Ну не ругайся, не ругайся┘ хорошо, что положили человека, мы общаемся. Ладно, ладно┘ целую.

На бледном, даже бескровном Лилином лицо проступили красные пятна. Она засветилась от удовольствия такого внимания со стороны мужа.

- Да┘ он просил, чтобы меня одну в палате поместили┘ ругается. Сказал, приедет, даст чертей. Но я объяснила, что вы очень милая. А вы-то как попали. Вы так не сказали┘ на аборт или? - заинтересовано произнесла Лиля, удобнее усаживаясь на кровати.

- Да нет, Лиля┘ я давно на аборты не хожу. Последний сделала, когда мне столько было, сколько тебе сейчас.

- Последний? √ переспросила Лиля.

- Ага, последний, √ повторила Оля, - и первый одновременно. Знаешь, все было точно так же. У меня был ОН. Тоже крутой, важный, как у тебя. Квартиру не снимал, правда. Встречались с ним у его друга. И обещал жениться┘ Он был тоже старше меня лет на двадцать.

- Один к одному, надо же┘

- Не совсем так. Мой был женат. И полтора года обещал развестись со своей старухой, как он ее называл. Я была влюблена, - Оля закатила глаза. √ Ну, скажи, Лиля┘ скажи, почему мы, дуры молоденькие, так любим этих пердунов старых?

- Зря ты Оля┘ мой не старый┘

- Во-во. Почему мы не видим, что они старые? Я же тоже не видела. Считала, что он герой, мечта всех девиц┘ да и правда девицы мечтают о таких. У меня же был Толик┘ мой ровесник. Парень классный. Любил меня┘ Готов был следы мои целовать. Как там в песне поется. Но Толик┘. Фи┘ - Оля брезгливо скривила губки, - у тебя, небось, тоже есть Толик?

- Толик? √ переспросила Лиля. √ Почему Толик?

- Господи, ну не Толик, а Павлик, Шарик┘ не знаю. Мальчик какой-нибудь, который вокруг тебя увивается.

- А, ну есть┘ Ромка. Мы с ним с первого класса. Он портфель за мной носил. Вы бы его видели┘ тощий, как глиста во фраке. Его так и называли. Пишет письма из армии┘ грозится, вернется домой, моего на куски разорвет. Ха, - хмыкнула Лиля, видимо представляя себе эту картинку.

Оля только хотела снова запричитать, почему девчонки не любят своих погодков, почему влюбляются в тех, кто старше, как снова звякнула телефон.

- Черт, ну это невозможно, - раздраженно сказала Оля, - по-моему, теперь мой. Да, я┘ послушай, я сейчас выключу трубку. Не надо меня навещать. Ничего страшного. Я не волнуюсь┘ Что? В какой я больнице? Сейчас, разбежалась┘ не скажу. Тебя же тогда вообще не сдержать┘ Делай свои дела. Ты завтра собирался уехать на пару дней┘ Ну, и езжай. Да нормальные условия┘ с девочкой. Вдвоем. Да, девочка хорошая┘ милая. И Врачи хорошие. Полежу до завтра. Там посмотрим┘

- Вишь, тоже волнительный┘ изошелся весь. Приехать хочет. А я ему не сказала, куда попала. Я же с улицы┘ Мне плохо стало. Потеряла сознание. Так, ерунда. Но кто-то вызвал "скорую", а те привезли в ближайшую больницу.

- А почему в геникологию?

- Да у меня беременность┘

- Поздравляю, - почему-то обрадовано сказала Лиля, не дав договорить.

- Была, - закончила Оля. √ Была беременность. Мне стало плохо, я упала┘ потеряла сознание. Когда очнулась, уже была очищена от всех остатков того, что там у меня внутри зацепилось┘

В комнате повисла тишина. Лиля не знала, что сказать. Но Оля заговорила первой:

- Понимаешь, у меня после того первого и последнего аборта все время выкидыши. Я измучилась. Каждый год одно и тоже. Беременею, до третьего, а то и четвертого месяца┘ и все. Все вокруг уже детей в школу водят, а я как раненая┘ ахают, охают┘ подруги собираются, обсуждают оценки своих отпрысков. А я захожу, все замолкают. Будто прокаженная. При мне о детях не говорят.

- А замуж вы за него вышли┘ ну за того, от которого аборт тот сделали?
- Сейчас┘ он на мне так и не женился. Как умолял, как умолял, гад┘ сделай аборт, ты еще такая молодая. Мне нужно развестись. А тогда уж┘ все по-человечески. Свадьбу в белом. Я и поверила.

- Понимаю┘ я тоже верю, - задумчиво сказала Лиля.

- В том и то и дело┘ Все повторяется по кругу. Ведь почти двадцать лет прошло. И теперь я встречаюсь с тобой. Вернее с собой. С собой той, какой я была тогда. Глупой и доверчивой.

- А что, если я не буду завтра делать аборт? √ вдруг спросила Лиля.

- Не знаю┘ ничего не знаю, - устало произнесла Оля. √ Ведь мы в тупике. Ты же любишь своего┘ и не любишь Ромку. Хотя этот твой┘извини, бросит тебя. А вот Ромка бы женился. Но с кем тебе лучше? С этим┘ - Оля не спрашивала имени Лилиного мужа, называя его пренебрежительно "этот", - с этим тебе хорошо. Хотя понятно, что не надолго. А с Ромкой, может, и навсегда. Но не хорошо. Если ты его не любишь, то хорошего мало┘ так что выхода нет.

- Может, не все так трагично, - Лиля поежилась. √ Ну, во-первых, мой не женат. Во-вторых┘ - девушка споткнулась, не зная, что же, во-вторых.

- Вот так. Видишь. Сама не знаешь. Никаких вторых и третьих. Все старо, как мир. Молодые любят старых. Ну, ладно, не старых, а тех, кто старше. Верят им. А те обещают жениться┘

- У Вас, Оля, сейчас плохое настроение и Вы все видите в черном свете. Согласна с тем, что молодые девчонки влюбляются в солидных мужиков. А за что любить этих сопляков? А? Это нормально. А вот то, что эти солидолы не женятся на молоденьких, извините, не правда. Очень даже женятся.

- Ну, ладно, - вроде, сдалась Оля Лилиному напору, - хорошо. Женятся. НО! √ вдруг выкрикнула она, - но те, которые женятся, не гонят своих девчонок на аборт!

Аргумент, видимо, был неоспоримым. И Лиля притихла.

- Холодно, что-то, - совершенно не по теме проговорила она и залезла под одеяло. В этот момент взорвался ее мобильник.

- Алле! Ага┘ собираюсь спать. Слушай┘ ты меня любишь?

Абонент, похоже, не ответил однозначно, а пустился в пространные рассуждения. Лиля долго молчала, потом тихо произнесла:

- Хорошо-хорошо, верю┘ Я тебя тоже люблю. Очень. Не волнуйся, я вытерплю. Они же обещали наркоз. А как ты думаешь, я потом смогу родить? √ все-таки не выдержала Лиля.

Мужчина что-то снова заговорил, а Лиля внимательно слушала, слегка отвернувшись от Оли.

- Понимаю. Я же сказала, что понимаю. Хорошо, давай прощаться. Ты завтра вернешься из поездки, как обещал? Отлично. Они сказали, что к двенадцати я могу идти домой. Приедешь в полдвенадцатого? Хорошо. Я открою глаза, а тут и ты┘

Лиля еще некоторое время ворковала в трубку, чмокала губами, изображая поцелуй. Оля почувствовала усталость и закрыла глаза.

- Ой, Оль, вы спите┘ - услышала она рядом. √ По-моему, у меня не тот случай. Ну, не ваш. Мой любит меня. И завтра примчится забирать. Сказал, что мы сначала должны пожениться, в белом. Хочет к моим родителям сходить. Руку и сердце попросить.

- Вот видишь, а ты говоришь, не мой случай. Один к одному, - не открывая глаз, произнесла Оля, проваливаясь в дрему.

- Нельзя так, - зло откликнулась Лиля.

Утром Лилю забрали. Она бегло бросила взгляд на Олю и сказала:

- Будь, что будет┘ но нельзя всех мерить под один аршин. Один раз обжегшись на молоке, на воду дуть. Люди разные. Вам не повезло┘

- Хорошо-хорошо, девочка, иди┘ Дай Бог, чтобы ты оказалась права┘

Оля лежала в комнате одна. После того, как Лилю увезли, в палату заходила врач. Приятная молодая женщина, в кипенно белом халатике, едва доходящим до колен. Потом заглянула нянечка, с мокрой тряпкой на длинной швабре. Оля то просыпалась, то проваливалась куда-то. Она чувствовала себя раздавленной. С тем, что у нее уже никогда не будет ребенка, она смирилась давно. Ее убивали бесконечные выкидыши. То она носилась со своей беременностью, пытаясь ее сохранить. То опять попадала в больницу. И все снова и снова. Жизнь размененная на беременности и выкидыши. И сплошные стенания вокруг.

- Надо развестись. И начать новую жизнь. Там, где никто меня не знает, - подумала Оля. √ За что я держусь? За кусок сытого быта? Что я сама из себя представляю? Вечно беременную жену бизнесмена. Беременную, но не рожающую. Чушь. Бред.

Оля опять почувствовала слабость, и сознание поплыло. Кто-то стукнул в дверь.

- Можно? √ послышался мужской голос.

Оля открыла глаза. В дверях стоял ее муж.

- Ты? √ удивилась Оля. √ Как ты меня нашел ?

Муж сделал шаг в комнату и растерянно осмотрелся.

Из коридора послышалось знакомое бухтение:

- Не проехать. Всех повыписывать надо┘ Больным лежать положено. А эти┘ - в комнату вкатилась, скрипя колесами, кровать-каталка. На каталке лежала Лиля. Увидев стоящего мужчину, она протянула к нему свои тонкие руки и пролепетала:

- Ты уже приехал┘ Как хорошо┘

 






Проголосуйте
за это произведение

Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100