TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение


Русский переплет

Наталья Рожкова

"ВЕЛИЧАЙШЕЕ МОЛЧАНИЕ"

 

На экзамене в одном из престижных вузов студент бойко рассказывал преподавателю о К.П.Победоносцеве:

"Реакционный государственный деятель┘ Обер-прокурор Синода┘ активно боролся с революционерами, был противником реформ, травил Льва Толстого, плохо влиял на Достоевского. Он был вроде Жданова или Суслова┘" Знакомиться с подобными "откровениями" мне довелось в начале 1988 года, сейчас уже не услышать столь шаблонный ответ, продиктованный либо полным незнанием не очень далекой истории, либо примитивным текстом учебника. В последнее время многие научные и научно-популярные издания опубликовали материалы, содержащие почти забытые сведения о жизни известнейшего политического деятеля России конца XIX √ начала XX столетия. Публикации вызвали большой интерес.

Константин Петрович Победоносцев родился в 1827 году в семье профессора словесности (дед будущего обер-прокурора Синода был священником), окончил училище правоведения и прослужив до 1853 года в петербургских департаментах, переехал в Москву, где помимо работы в Сенате возглавлял кафедру права в Московском университете. Преподавал законоведение будущему императору Александру III, оказал на него значительное влияние. С 1868 г. √ сенатор, с 1872-го √ член Государственного совета. Тогда же познакомился с Ф.М. Достоевским, в последующие годы встречался с ним и находился в постоянной переписке. С 1880 по 1905 гг. занимал должность обер-прокурора святейшего Синода. В марте 1901 года едва не стал жертвой тщательно спланированного покушения. В октябре 1905 подал в отставку.

В энциклопедиях и справочниках, изданных в советское время, обычно указывается: "Во время первой русской революции был вынужден подать в отставку". Вероятнее, "вынудил" Победоносцева отойти от политической деятельности возраст, а не революция, ибо ему было уже 78 лет. В 1907 году он скончался.

Круг интересов Константина Петровича был необычайно широк. Современники отмечали в Победоносцеве блестящего стилиста, он оставил многочисленные труды по истории, религии, политике, праву, географии, педагогике и т.д. Вот только некоторые названия: "Историко-юридические акты переходной эпохи XVII-XVIII веков", "Курс гражданского права", "Новая демократия", "История православной церкви до начала разделения церквей", "Идеалы неверия", "Секты и вероучения в США", "Домашняя жизнь в Палестине", "Местное население России" и др.

Ф.М. Достоевский очень ценил многие работы обер-прокурора Синода; статью "Из Лондона. Пропаганда английского духовенства против России в пользу Персии √ по поводу приезда в Лондон персидского шаха" называл "замечательной". Она была опубликована в разделе политических статей в "Гражданине" N 27 за 1873 г. с редакционным предисловием Достоевского. Статья появилась анонимно, как, впрочем, и другие работы Победоносцева. "Припомните, что я не подписываю своего имени под статьями, √ указывал он Федору Михайловичу, √ прошу Вас соблюсти величайшее молчание относительно автора". Статьи чаще всего публиковались за подписью "ZZ" либо "Энский", под этим же псевдонимом автор печатал свои стихи. Тайна тщательно сохранялась: оригиналы, переписанные чужой рукой, поступали в типографию. Корректуры обычно просматривал сам Достоевский.

В начале 1876 года Победоносцев подарил писателю свою книгу "Исторические исследования и статьи." Она открывается обширной работой "Исторические очерки крепостного права в России XVII и XVIII столетий", где особенно интересна трактовка русской истории начала XVIII века. Петр, по мнению автора, не являлся ни поборником, ни противником крепостного права, он смотрел на него, как на существующий факт и стремился использовать в интересах державы. Исследование хранилось в библиотеке писателя; Константин Петрович присылал ему и другие книги (разумеется, не только собственного сочинения), разного рода выписки. По свидетельству Анны Григорьевны Достоевской, Федор Михайлович очень любил беседовать с обер-прокурором Синода. Знаменательны слова последнего, обращенные к Достоевскому по поводу предстоящего выпуска "Дневника писателя": "В добрый час и благослови Вас Боже! Лишь бы Ваша мысль стояла в Вас самих ясно и твердо, в вере, а не в колебании, тогда нечего обращать внимание на то, что отразится в разбитых зеркалах √ еже есть журналы и газеты наши". В то же время отношения их были далеко не простыми. Так, ознакомившись с рукописью романа "Братья Карамазовы", обер-прокурор железным перстом отчеркнул то, что по его мнению, следует отбросить: "Зачем вы расписали детские истязания?" Книгу "Русский инок" заботливый советчик рекомендовал переделать: "Когда художнику не удалась его статуя, весь материал идёт опять в горнило", а на Пушкинскую речь Достоевского отозвался весьма сдержанным письмом.

Еще сложнее складывались отношения Константина Петровича с другим великим √ Л.Н. Толстым, именно при непосредственном участии обер-прокурора Синод принял решение об отлучении писателя от церкви. Когда в 1881 году был убит Александр II, Лев Николаевич просил Победоносцева передать Александру III письмо, в котором призывал молодого монарха не карать смертной казнью цареубийц: "Его убили не личные враги его, но враги существующего порядка вещей: убили во имя какого-то высшего блага всего человечества". Толстой знал, что нет для государя более чтимого человека, чем многолетний, со времен юности наставник и собеседник, помимо этого, обер-прокурор Синода в свое время помог вызволить из тюрьмы "богочеловека" Маликова. Константин Петрович отклонил прошение, однако оно всё-таки достигло адресата. Царь велел передать: если бы покушение было на него самого, он мог бы помиловать, но убийц отца не имеет права простить.

Известна негативная оценка Победоносцевым пьесы Толстого "Власть тьмы". Он, в частности, докладывал Александру III по поводу данного произведения: "Искусство писателя замечательное √ но какое унижение искусства! Какое отсутствие √ больше того √ отрицание идеала, какое оскорбление вкуса! Неужели наш народ таков, каким его изображает Толстой? Боже мой, до чего мы дожили в области искусства!"

Но вот как описывает эпизод, произошедший в 1898 году (намного позже разгрома толстовской пьесы), дочь писателя Т.Л. Сухотина-Толстая: "Прожила я в Петербурге неделю и собралась уже ехать домой, как получила от папы телеграмму следующего содержания: "В Петербург едут самарские молокане. Останься, помоги им." Так как дело, очевидно, зависело от Победоносцева, то я решила пойти прямо к нему┘ Он выше ростом, чем ожидала, бодрый и поворотливый. Он протянул мне руку, подвинул стул и спросил, чем может служить. Я поблагодарила за то, что меня принял, и сказала, что отец прислал ко мне молокан с поручением помочь им.

√ Ах, да, я знаю, √ сказал Победоносцев. √ Это самарский архиерей переусердствовал, я сейчас напишу губернатору об этом. Вы только скажите мне их имена. И он вскочил и пошел торопливым шагом к письменному столу.

Я была так ошеломлена быстротой, с которой он согласился исполнить мою просьбу, что совсем растерялась.

√ Да, архиерей самарский переусердствовал, у шестнадцати родителей отняты дети, √ повторил Победоносцев. Вскоре все дети были возвращены родителям".

Остается добавить, что к сектам обер-прокурор Синода относился крайне неприязненно.

Воспоминания современников о Константине Петровиче противоречивы, но бесспорно одно: все признавали в нем крупного государственного деятеля последних десятилетий девятнадцатого века и начала двадцатого, одних восхищала эта личность, другие не могли простить Достоевскому и Константину Леонтьеву дружбы с ним. Интересно мнение о.Сергия Булгакова. К 1905 году выдающийся русский мыслитель отказался от своих прежних убеждений, ненависть к царю сменилась любовью, нетерпимость по отношению к Победоносцеву √ полным приятием его мыслей и дел. А вот как описывает одну из своих встреч с обер-прокурором Синода В.В. Розанов: "Вошел Победоносцев, светя умом и спокойствием, какое я всегда любил в нем, как всё приятное и красивое". В.С. Соловьев писал Константину Петровичу: "Не хочу скрывать, что Вы возбуждали во мне очень дурные чувства. Но, видит Бог, теперь я отрекаюсь от вражды и отношусь к Вам, как к брату во Христе".

Приведём еще несколько высказываний. А.П. Чехов: "Катков, Победоносцев, Вышнеградский √ это питомцы университетов, наши профессора, светила". Н.А. Бердяев: "Победоносцев был более замечательным, сложным и интересным человеком, нежели о нем думают. Этот человек вовсе не был свиреп в отношении к ближнему". Н.Д. Жевахов (Товарищ обер-прокурора Синода при последнем русском монархе): "Победоносцев был одним из столпов русского самодержавия в период наибольшего его расцвета". В.И. Ленин: "Победоносцев только честнее и прямее говорил то, что говорят Струве, Франки и Ко". М.Горький: "Достоевский скатывался к почтительной дружбе со знаменитым изувером Константином Победоносцевым. Дряхлый демон России, прокурор церкви Христовой, вцепился в горло страны┘ К.Леонтьев и Нечаев очень родственны по духу, как Достоевский и Победоносцев, а это √ очень русские люди". Д.И. Менделеев установил связь между идеями русского национального самосознания, высказанными Победоносцевым в "Московском сборнике" и будущим экономическим расцветом России.

Но, пожалуй, когда речь заходит об обер-прокуроре Синода, в первую очередь вспоминаются строки Александра Блока из поэмы "Возмездие":

В те годы дальние, глухие,

В сердцах царили сон и мгла:

Победоносцев над Россией

Простёр совиные крыла,

И не было ни дня, ни ночи,

А только тень огромных крыл;

Он дивным взором очертил

Россию, заглянув ей в очи

Стеклянным взором колдуна┘

Блок не принимал Победоносцева абсолютно. Вероятно, поэта страшил не столько масштаб этой крупной исторической личности, сколько ее загадочное начало. Блок писал в своём дневнике: "Всё заволакивается. Первое марта. Победоносцев бесшумно садится на трон, как сова". Образ обер-прокурора являлся поэту неким символом незыблемости (недаром имя "Константин" означает "постоянство"), а мятежному Блоку был чужд консерватизм не только во внешних, но и в глубинных проявлениях. Идею "космоса", как воплощения гармонии, красоты поэт понимал в исконно-первоначальном виде, в каком она присутствует, скажем, у Аристотеля. Но Блок осложнял всё √ он привносит в идею космоса динамику. Противостояние динамизма непоколебимой скале √ Победоносцеву было неизбежным; критическое отношение к обер-прокурору Синода не изменилось и в последующие годы. Истинно поэтическое чутьё подсказало Блоку удивительно точный образ √ "совиные крыла", а сова, как известно, с древних времён является символом мудрости.

Именно о мудрости Константина Петровича говорят его высказывания, сделанные более века назад и звучащие по-сегодняшнему тревожно. В одном из писем Александру III (1886 г.) он выражал серьёзную обеспокоенность колебанием и падением российского рубля: "Стыдно подумать, что в маленьких государствах √ Сербии, Румынии, монетная единица держит свою нарицательную стоимость, а наш рубль падает в цене по мановению берлинской биржи, без всякой рациональной причины. Австрия, имеющая самые жалкие и расстроенные финансы, даёт нынче едва ли не один гульден за рубль Российской империи, коей финансовое положение неизмеримо прочнее и выше австрийского. Мы попали в кабалу берлинской биржи. В Англии и Франции ропщут, что мимо Берлина нельзя иметь прямого дела с нами".

Обер-прокурора Синода интересовали различные темы, и по каждой из них он высказывал неординарные суждения. Например, в статье "Церковь" подвергается суровой критике "мода" на кремацию: "Дико и противно слышать о возникшей недавно в английском и германском обществе агитации, требующей введения нового погребального обряда".

Особого внимания заслуживают педагогические сочинения Победоносцева. Некоторые положения его работы "Ученье и учитель", опубликованной в 1905 году, не потеряли актуальности в наше время. Автор сравнивает систему обучения с ящиком, имеющим глухие перегородки, где отдельно друг от друга соседствуют религия, наука, искусство и т.д. "Нам не представляется нисколько невозможным, чтобы человек знал одно, верил в другое, восхищался третьим┘ Когда понадобится, можно открыть один ящик, а все прочие закрыть". Это же прямо из сегодняшнего дня! Хотя постоянно ведутся разговоры о необходимости межпредметных связей в преподавании учебных дисциплин. Приученный со школьной скамьи к подобному "ящичному" восприятию, современный студент сдаёт экзамен на основе заведомо ограниченного объёма знаний, причём чаще всего устаревшего, утратившего учебную ценность.

О преподавании Победоносцев пишет следующее: "Если учитель всю свою оценку работы разумеет только голою цифрою отметки, выговором или взысканием, не заботясь о том, какой след то или другое оставляет в душе ученика, ученик остаётся на том же месте отупения или протеста, а учитель являет собой только куклу, механически заведённую". Вероятно, многим из нас приходилось встречать в школьные годы больше "механических кукол", чем подлинных Учителей. Размышления Победоносцева о полубразованности созвучны высказываниям А.И. Солженицына об "образованщине":

"Есть необразованность натуральная, какую встречаем у простых деревенских людей, не прошедших школу. Но в этой необразованности таится почва благодатная √ когда коснется её знание. Много хуже та необразованность, которая исходит от полуобразования. Такое полуобразование, питаемое чтением газет и летучих произведений ходячей литературы особенно распространено в наше время." И в наше.

Константин Петрович призывал в каждом ученике, даже нерадивом, видеть личность, не схожую с другими: "Каждый ребенок √ сам по себе существенно отличается от другого. Учитель тупой заучил одну формулу и всем её одну твердит. Но живой учитель понимает, что имеет дело в каждом ребёнке с живою душой: у каждой свои интересы и каждая способна отзываться только на такую речь, которая ей понятна".

Еще недавно в любой школе, институте, техникуме, в канун визита очередного ревизора из РОНО или Минвуза переводилось огромное количество холста, бумаги и клея на изготовление многочисленных стендов. Подобные "показательные выступления" были известны и в конце XIX √ начале XX века, Победоносцев высмеивал "выставки в школах и учительских институтах, время от времени устраиваемых на показ всему обществу".

В педагогических работах он отмечал, что программы учебных предметов "пухнут и раздуваются", осуждал необоснованные и непродуманные нововведения. Читаем в статье "Народное просвещение": "Мы всё препираемся о курсе для народной школы, о курсе обязательном, с коим будто бы соединяется полное развитие. Иной хочет вместить в него энциклопедию знаний под диким названием "Родиноведения"; иной настаивает на необходимости поселянину знать физику, химию, медицину; иной требует энциклопедии политических наук и правоведения." Подвергая справедливой критике зубрёжку, Победоносцев не обошел и систему экзаменов, в которой "всё как будто рассчитано на то, чтобы держать учеников в нервном напряжении".

Помимо упомянутых работ Константин Петрович оставил такие произведения, как "История детской души" (повесть не для детей) √ талантливое и абсолютно неназидательное произведение, "Призвание женщин в школе и обществе", исторические повести для юношества. Но его педагогическая деятельность не ограничивается теоретическими работами. Так, к концу царствования Александра II (1880) в России насчитывалось 273 церковноприходских школы с 13035 учащимися, а в 1905 году таких школ в стране было уже 43696 с

1782883 учащимися. Благодаря стараниям обер-прокурора Синода, за четверть века миллионы крестьянских детей получили начальное образование.

В своих мемуарах С.Ю. Витте вспоминает, что Александр III подвергался негласной критике в интеллигентских кругах за введение нового университетского устава в 1884 г., имеющего по сравнению с предыдущим (1860-х гг.) ряд ограничений, в результате которых несколько известных профессоров, в том числе и И.И. Мечников, потеряли кафедры, потому что министр просвещения граф Делянов опасался либерализма. По мнению Витте, император сделал это "под влиянием кучки консерваторов того времени. Замечательно, что К.П.Победоносцев, сам бывший профессор, будучи ещё гораздо консервативнее┘ тем не менее, высказался в Государственном совете против устава 1884 г."

С добродушным юмором описывает Константин Петрович собственные ученические годы в "Отрывках из школьного дневника 1842-45 г.":

"Очень грустно в классе, произведён был, по приказу директора обыск. Нашли табак, сигары, карты, рюмки. Стасова (будущего знаменитого критика √ Н.Р.) за грубость директору отвели в лазарет. Кочубея посадили в карцер за то, что пустил в Голубева ножкою от стула и едва не попал. Вечером Церпинский сказал, что Китай принимает католицизм √ впрочем, едва ли это достоверно. В лазарет посадили Юшу Оболенского по подозрению, что он закричал полковнику: "Сукин сын!" Эх, Юша, забубенная голова! Русский дух в тебе! Я вместо подготовки к экзамену по Римскому праву читал Рылеева┘"

Имя декабриста упомянуто не случайно. Будучи уже взрослым человеком, Константин Победоносцев интересовался литературой, никак не соответствовавшей приоритетам будущего консерватора. В книге "Московские воспоминания" он рассказывает о службе в департаментах Сената, добрым словом отзывается о своём начальнике В.В.Зубкове: "У него мы увидели прославленные сочинения того времени, считавшиеся запрещенными, но вызывавшими общий интерес √ Луи Блана, Прудона, Фурье, Ламартина, Историю жирондистов, французские газеты┘"

Впоследствии отношение Победоносцева к французской революции было отрицательным. Республика, по его мнению, выявила "все гнусности, беспорядки и насилия революционного правительства". В фундаментальной работе "Великая ложь нашего времени" прослеживается история демократических учреждений в странах Европы, анализируются причины их недолговечности в сравнении с монархическими институтами, критикуется теория парламентаризма, "проникшая, к несчастию, в русские безумные головы". Автор указывает на несоответствие теории и практики в механизме парламентского лицедейства: по теории избиратель подает голос за своего кандидата потому, что знает и доверяет ему; на практике √ за незнакомого человека, но о котором "натвержено ему речами и криками заинтересованной партии". И далее: "Выборы √ дело искусства, имеющего, подобно военному искусству, свою стратегию и тактику. Между кандидатом и избирателями посредствует комитет, самочинное учреждение, коего главной силой служит НАХАЛЬСТВО. Искатель представительства, если не имеет ещё сам по себе известного имени, начинает с того, что подбирает себе кружок приятелей и споспешников; затем все вместе производят вокруг себя ловлю, то есть приискивают богатых и не крепких разумом обывателей, и успевают уверить их, что это их дело, их право и преимущество встать во главе √ руководителями общественного мнения. Всегда находится достаточно глупых или наивных людей, поддающихся на эту удочку, и вот, за подписью их, появляется в газетах и наклеивается на столбах объявление, привлекающее массу, всегда падкую на следование за именами, титулами и капиталами┘ Перед выборами кандидат в речах своих твердит всё о благе общественном, он ни что иное, как слуга и печальник народа, он о себе не думает и забудет свои интересы ради интереса общественного. И всё это √ слова, одни слова, временные ступеньки лестницы, которые он строит, чтобы взойти куда нужно и потом сбросить ненужные ступени".

Знакомая картина, хотя имеются в виду страны Западной Европы, а не Россия. В статье "Великая ложь нашего времени" исследуется история государственного устройства демократического образца на примере Франции. Обер-прокурор Синода считал: философы школы Ж.Ж.Руссо принесли человечеству немало зла. Рьяные приверженцы демократии утверждают, что народ способен проявлять свою волю в делах государственных (как не вспомнить здесь пресловутую ленинскую кухарку!). В реальной жизни это лишь теория, поскольку народное собрание не может принимать мнение, выраженное одним человеком. Победоносцев не разделял взглядов французских мыслителей, прославляющих английское представительное правление: "не столько политическая свобода привлекала французские умы, сколько привлекали начала религиозной терпимости, или лучше сказать, начала безверия, бывшие тогда в моде в Англии и пущенные в обращение английскими философами того времени". Не по душе были Константину Петровичу восторги французов и по поводу возникновения республики Американских Соединенных штатов. В статье отмечается следующий факт: монархи старшей Бурбонской линии, оставляя много места для политических свобод, никогда не опирались на начала новейшей демократии в чистом виде; напротив, оба Наполеона, провозгласив безусловно эти начала, управляли Францией деспотически.

В статье говорится также об Испании: "Достаточно указать, что с 1816 года до вступления на престол Альфонса было в стране до 40 восстаний с участием народной толпы. Говоря об Испании, нельзя не упомянуть о том чудовищном и поучительном зрелище, которое представляют республики Южной Америки испанского происхождения и испанских нравов. Вся их история представляет непрестанную смену ожесточенной резни между народною толпою и войсками, прерываемую правлением деспотов, напоминающих Калигулу. Достаточно привести в пример хотя бы Боливию, где из числа 14 президентов республики тринадцать кончили своё правление насильственной смертью или ссылкой".

Почти все работы Победоносцева пронизаны сарказмом, а в жизни это был достаточно ранимый человек, познавший истинное несчастье √ неизлечимую болезнь сына и неверность супруги; переживания скрывались за внешней холодностью. Вспоминая о своих встречах с Константином Петровичем, А.Ф.Кони (тогда он был ещё студентом Московского университета) пишет: "Над кафедрой возвышалась фигура с бледным, гладковыбритым лицом в толстых черепаховых очках, сквозь которые устало и безразлично глядели умные глаза. Предшествуемый литературною известностью и славой опытного цивилиста, он внушал нам уважение". Другой современник так описывает внешность обер-прокурора: "Он был высок ростом, говорил глухим голосом и сильно смахивал наружностью на немецкого учёного". Его характеру была свойственна осторожность √ после убийства министра внутренних дел Сипягина террористы планировали покушение и на Победоносцева, но оно расстроилось, поскольку последний предусмотрительно не поехал на похороны Сипягина.

Через девяносто пять лет после смерти Константина Петровича его наследие возвращается к новым поколениям россиян, и становится очевидным: он был не фанатиком, грозным противником всего, что не вписывалось в привычные схемы, а человеком, искренне, просветленно преданным Православию и русской государственности. Трудно не согласиться с его словами: "Наша цивилизация чем больше совершенствуется, тем более отлучает людей друг от друга и разбивает жизнь каждого из нас на отдельные части, мало между собой связанные. Чем больше усложняется жизнь, тем более расчленяется. Успех промышленности основан на разделении труда, успех знания √ на разделении наук. Жизнь наша раздроблена на кусочки. Стремление разделять жизнь на малые части овладело в наше время всеми. Что может связать теперь воедино нашу раздробленную жизнь √ ничто иное √ только мысль о Боге и его отношении к нашей жизни, только это откроет нам истинное значение бытия нашего".

В конце октября 1905 года по Литейному проспекту в Петербурге с песней "Вставай, поднимайся, рабочий народ", двигались возбуждённые демонстранты. Они остановилась напротив двухэтажного дома, где жил Победоносцев, и стали выкрикивать в его адрес оскорбления. Престарелый профессор слышал эти крики, но они не вызвали у него никакой реакции. Он сидел в своём огромном кабинете, обложившись множеством книг, и заканчивал очередной и последний труд "Новый Завет Господа нашего Иисуса Христа в новом русском переводе К.П. Победоносцева".

 

P.S.

Стихотворение К.П. Победоносцева "Старые листья":

Срывая с дерева засохшие листы,

Вы не разбудите заснувшую природу,

Не вызовете вы, сквозь снег и непогоду,

Весенней зелени, весенней теплоты!

 

Придет пора √ тепло весеннее дохнет,

В застывших соках жизнь и сила разольется,

И сам собою лист засохший отпадет,

Лишь только свежий лист на ветке развернется.

 

Тогда и старый лист под солнечным лучом,

Почуяв жизнь, придет в весеннее броженье:

В нем √ новой поросли готовится назем,

В нем свежий сок найдет младое поколенье┘

Не с тем пришла весна, чтоб гневно разорять

Веков минувших плод и дело в мире новом.

Великого удел √ творить и исполнять:

Кто разрушает √ мал во царствии Христовом.

 

Не быть тебе творцом, когда тебя ведет

К прошедшему одно лишь гордое презренье.

Дух создал старое: лишь в с т а р о м он найдет

Опору твердую для н о в о г о творенья.

 

Ввек будут истинны √ пророки и закон,

В черте единой √ вечный смысл таится,

И в новой истине лишь должно открыться,

В чем был издревле смысл великий заключен.

Проголосуйте
за это произведение

Русский переплет


Rambler's Top100