TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Нас посетило 38 млн. человек | "Русскому переплёту" 20 лет | Чем занимались русские 4000 лет назад?

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

[ ENGLISH ] [AUTO] [KOI-8R] [WINDOWS] [DOS] [ISO-8859]


Русский переплет


Андрей Саломатов

ВРЕМЯ БОЖЬЕГО ГНЕВА

(Повесть)

⌠Мертвецы всего мира химически идентичны■.

(К.Г.Юнг)

 

По образованию сорокалетний Алексей Зайцев был психологом и на волне интереса к этой еще недавно редкой профессии не ощутил никакого дискомфорта при переходе из одной политической формации в другую. Напротив, его благосостояние резко улучшилось, он почувствовал доселе неведомый ему вкус бытовой свободы, которую могут дать только деньги, избавился от продовольственной неврастении и довольно быстро сделался сибаритом. Впрочем, в скромных российско-интеллигетских масштабах. О недавнем прошлом страны Алексей вспоминал лишь, когда по телевизору показывали старые фильмы, которые он смотрел с большим удовольствием, либо по новостям ≈ обнищавшие коммунистические митинги. На частые жалобы менее удачливых соседей Зайцев скоро научился многозначительно пожимать плечами и душевно отвечать: ⌠да-да-да■. С такими же, как он сам, любил порассуждать о паразитической психологии россиянина и как бы вскользь прихвастнуть не новой, но вполне презентабельной ⌠Ауди■. В общем, Алексей был человеком во всех отношениях благополучным, в последнее время все чаще задумывался, не завести ли еще раз семью, но о детях уже не помышлял. Во-первых, у него уже имелось двое взрослых сыновей, а во-вторых, Зайцеву, наконец, хотелось пожить для себя.

Свой отпуск, выпавший на середину августа, Алексей решил провести на родине отца ≈ в небольшом сибирском поселке с привлекательным и одновременно распутным названием Разгульное. Всю первую неделю он переходил от одних доселе неведомых родственников к другим. В каждом доме в честь редкого московского гостя устраивалось застолье, которое обычно длилось до утра, и в конце концов, это так утомило Зайцева, что он начал подумывать о побеге назад в столицу. Но уезжать, так и не попробовав хваленой сибирской охоты и ночной рыбалки было и жаль, и обидно. Наслушавшись невероятных охотничьих рассказов, как-то утром Алексей отправился в одиночку побродить с ружьем по тайге. За пол дня блуждания он не встретил никакой дичи, зато напал на россыпи брусники, которые и завели его в таежное болото. Только наевшись незрелой ягоды, Зайцев решил, что пора возвращаться, но cолнце висело почти над головой и определить, куда оно будет закатываться не было никакой возможности. Алексей лишь помнил, что в Разгульном оно встает слева, а когда он отправлялся в тайгу, светило в спину.

Часа в четыре пополудни Зайцев наконец разобрался, в какой стороне находится село. Идти напрямик никак не получалось. Приходилось все время огибать обширные озера с обсидиановой тухлой водой, уклоняться то в одну, то в другую стороны, а ближе к вечеру ему вдруг показалось, что он вообще идет не в том направлении. Болото не только не кончалось, наоборот, оно становилось все безжизненнее, все чаще ему попадались целые рощицы березовых хлыстов, и все реже встречались оазисы обычной лесной растительности.

Первую ночь Алексей провел на небольшом островке-горбушке, у жалкого чадящего костерка, который он развел из бересты и поддерживал мелкими прутьями. Страх еще не овладел Зайцевым ≈ утром он собирался добраться до первой же высокой сосны, забраться на нее и осмотреть окрестности. Его лишь слегка мучили голод и жажда: перед охотой он позавтракал стаканом молока и куском хлеба, а вода в аллюминевой литровой фляжке давно закончилась. Правда, днем он наелся недозрелой брусники, но от нее остался лишь легкий холодок в желудке, да кисловатый привкус во рту.

Жажда давно уже напоминала о себе, тем более, что болотной воды вокруг было сколько угодно. Алексей даже ощущал головокружение от ее сладковатого гнилостного запаха. Но самым докучливым было терпеть сонмища комаров и таежного гнуса. Назойливые кровопийцы почти не реагировали на едкую струйку дыма, лезли под охотничий брезентовый костюм и единственным спасением от них была ≈ еловая лапа, которой Зайцев, не переставая, остервенело обмахивался.

Всю ночь Алексей воевал с насекомыми, а под утро, когда болото заволокло душным ядовитым туманом, комары вдруг исчезли, и он как-то сразу погрузился в глубокий сон. Но хорошенько выспаться Зайцеву так и не удалось. Вскоре над мертвым березовым сухостоем поднялось солнце, туман растворился в воздухе, и комары с гнусом вновь накинулись на свою жертву, возможно, единственную на много километров в округе. Щеки и подбородок Алексея уже серебрились суточной щетиной, глаза были воспалены, а лицо так распухло от укусов, что в зеркале он, пожалуй, себя бы и не узнал.

Весь следующий день Зайцев пытался выбраться из этого гиблого места. Деревья, на сколько возможно было охватить взглядом, стояли сплошь низкорослые и чахлые и забираться на них не имело смысла. Несколько раз Зайцев принимался во все стороны кричать, но очень скоро охрип. Пересохшее от жажды горло начало так саднить, что он совсем потерял голос. Затем, от отчаяния Алексей расстрелял все патроны, кроме одного, который оставил на самый крайний случай, но и это не принесло никакого результата. Лишь потом он сообразил, что местные жители, с детства привычные к ружейной пальбе в тайге, не обратят на выстрелы внимания.

Для поддержания духа Зайцев успокаивал себя соломоновым девизом, постоянно твердил, что все когда-нибудь кончается, а значит кончится и болото, но зелень попадалась все реже, болотные травяные настилы становились все более зыбкими, и вскоре Зайцев начал терять самообладание. Он пробирался от островка к островку, часто возвращался назад, шарахался из стороны в сторону и в панике едва не распрощался с жизнью. Вначале Алексей дважды подряд провалился в вонючую чавкающую жижу, и потом долго высвобождал из нее резиновые сапоги. Затем, он свалился в воду, страшно перепугался, и это последнее происшествие несколько охладило его ≈ Зайцев стал более осторожным.

Вторые сутки, проведенные в тайге, оказались куда более страшными. Алексей вывозился в грязи, и костюм его покрылся серой чешуйчатой коркой подсохшего ила. Зайцев промок, неимоверно устал и оголодал. Брусника ему больше не попадалась, правда, он сумел-таки напиться относительно чистой воды из островного бочажка и набрать полную фляжку. Но в эту ночь ему пришлось обходиться без костра ≈ спички намокли во время вынужденного купания. Сидя в кромешной темноте, Алексей слушал гудение тысяч насекомых, не переставая отмахивался от них и со страхом думал, что его ждет завтра. Только сейчас он сообразил, что подвело его легкомыслие: он отнесся к тайге как к подмосковному лесу, где тоже можно проблуждать весь день, но только если ходить по кругу. На географической карте эта местность выглядела сплошным зеленым полем, доходящим едва ли не до границы с Китаем. На рисунке страны оно имело всего десять на пятнадцать сантиметров, а в реальности простиралось на многие сотни трудно проходимых верст. ⌠А неплохо было бы уйти в Китай, ≈ трясясь от лихорадочного озноба, подумал Зайцев. ≈ Погулять неделю-другую и так же вернуться. Шанхай, Пекин, Лхаса, шашлык из гремучей змеи. А китаянки тощие. Наверное, не все... А я здесь подохну.■ Он постарался вытеснить из головы опасные мысли о собственном конце, попробовал задремать, но всякий раз, когда разум его заволакивало сном, а рука с веткой опускалась на землю, комары облепливали лицо, и он просыпался. Это было похоже на пытку бессонницей, только яркую настольную лампу и громкие окрики палача заменяли мириады крохотных кровопийц.

Весь третий день скитаний по таежным болотам Алексей брел словно в полусне. Он несколько раз устраивался на высоких сухих плешках, мгновенно засыпал, но поспать ему удавалось не более часа. Как Зайцев не натягивал на себя короткую куртку, насекомые находили лазейки. В этом подлинном преддверии Дантова ⌠Ада■ не хватало лишь червей, тут же глотающих кровь и слезы тех несчастных, кого, как сочинил поэт, ⌠отвергло небо и не принял ад■.

Проснувшись, Зайцев с остервенением скреб ногтями тыльные стороны ладоней, пока не расчесал их в кровь. То же самое произошло и с лицом. Поначалу он растирал его, но затем, увлекшись, разодрал лоб и щеки до такой степени, что они покрылись густой сеткой глубоких царапин. А вскоре зуд, скорее даже фантомный, распостранился по всему телу. Алексей стал часто останавливаться, чтобы забраться рукой под куртку или штаны, и с закрытыми глазами подолгу сладострастно чесался.

Постепенно Зайцев начал впадать в какое-то темное и густое, как болотная жижа, душевное оцепенение. Это было похоже на полуобморочное состояние, но оно помогало ему двигаться дальше. Так легче было идти в одном направлении: не мучили мысли о том, что он больше никогда не вернется домой и исчезло ощущение времени.

Под конец дня Алексей и не заметил, как выбрался из лабиринта зыбких тропинок, окружения черных болотных окошек и озер. Зайцев почувствовал под ногами твердую почву, не сразу осознал это, а когда ступил на серый скрипучий песок, даже не поверил, что это произошло. Он топнул ногой, огляделся и только сейчас сообразил, что солнце уже

завалилось за деревья, и ему надо торопиться, чтобы подальше уйти от гиблого места. С этими мыслями к Алексею вернулась и надежда на то, что он успеет добраться до человеческого жилья или хотя бы влезть на дерево, которые стали попадаться все чаще. Но когда Зайцев наткнулся на такую сосну, с гладким, словно полированным стволом, он лишь обнял ее, прижался щекой к теплому дереву и даже не стал пытаться забраться наверх ≈ у него не было сил.

Ночная мгла опустилась еще до того, как Алексей выбрался из леса, и некоторое время он шел на ощупь. Он медленно и осторожно пробирался от дерева к дереву с вытянутыми руками и не увидел как вышел на открытое пространство. Под ногами приятно похрустывал песок, впереди, на фоне почти черного неба, угадывалась едва заметная зубчатая кромка леса, зато слева на западе горизонт был чуть-чуть подсвечен не так давно закатившимся солнцем. Время было еще не позднее, и если бы Зайцев вышел к жилью, он наверняка увидел бы огни. Здесь же не было и намека на человеческое присутствие.

Какое-то время Алексей по инерции шел по песку. Ему не хотелось верить в то, что опять придется голодным всю ночь мерзнуть на голой земле. Только здесь, в тайге, он со всей остротой ощутил, насколько зависим от таких привычных вещей, как теплая постель, с четырех сторон огороженная стенами и сверху защищенная крышей. От усталости и отчаяния Зайцеву вдруг захотелось повалиться на песок, укрыться с головой сырой курткой и забыться до утра, но он упрямо шел вперед, как-будто еще надеялся, что из темноты, из-за невидимого в ночи косогора выступит край деревенской изгороди, затем сквозь садовую листву проклюнется огонек и хрипло залает цепной пес. Но сколько он ни шел, вокруг ничего не менялось, и только на западе, там, где небо смыкалось с землей, окончательно исчезли последние признаки умершего дня.

Неожиданно Алексей остановился. Он еще не понял, что заставило его насторожиться, но уже весь превратился в слух. Рассмотреть что-либо в такой темноте было почти невозможно, и все же Зайцев принялся озираться по сторонам. Он таращился перед собой, подставлял ветру то одно ухо, то другое и даже принюхивался, по-звериному раздувая ноздри. В какой-то момент Алексею на мгновение показалось, что справа на неопределимом расстоянии, над землей виднеется слабое свечение, что-то вроде бледного пятна от карманного фонарика с подсевшими батарейками. Но едва появившись, видение исчезло, оставив Зайцева гадать, действительно ли он что-то видел или ему померещилось.

Алексей не очень надеялся, что обнаружит рукотворный источник света и все же решил проверить. Впрочем, уговаривая себя, мол, с усталости увидишь и не такое, он лукавил ≈ как это бывает с суеверными людьми, когда они боятся сглазить, а потому убеждают всех и в первую очередь себя, что желаемого не существует вовсе, либо оно никогда не сбудется. Об опасности Зайцев и не вспоминал ≈ за три дня усталость и голод вытеснили из него какой бы то ни было страх. Он даже забыл о ружье, хотя давно уже подумывал бросить этот бесполезный груз, которым натер себе оба плеча и прикладом набил синяки на ляжках.

Алексей шел медленно, словно по минному полю, внимательно смотрел не только перед собой, но и по сторонам. Попутно Зайцев искал приемлимое объяснение странному видению. Он вспомнил все, что видел, слышал и читал о подобных явлениях: болотные огни, фосфорицирующие могильные холмы, святлячков и даже инопланетян. Единственно, кому не нашлось места в этом перечне, это обыкновенному человеку ≈ такому же охотнику, рыбаку, туристу или уголовнику, сбежавшему из лагеря, коих здесь было не мало.

По его расчетам Алексей уже прошел то место, где ему привиделось свечение, и он остановился. Выплывший из-за леса бледный серп луны и анемичные июльские звезды давали мало света, но и его было достаточно, что бы разглядеть огромный прямоугольный пустырь, по периметру ограниченный стеной леса. Ни о каком жилье здесь не могло быть и речи, появление маленькой сахары среди тайги не поддавалось разгадке, но сейчас у Зайцева и не было желания ломать голову над этой природной головоломкой. Сбросив с плеча ружье, он опустился на четвереньки, и тут услышал едва различимые человеческие голоса, которые доносились до него не спереди и не сзади, не с одной из сторон, а словно бы из-под земли.

Алексей забеспокоился, потом замер в неудобной позе и начал прислушиваться, но голоса на какое-то время стихли. Охотничья стойка не четвереньках быстро утомила Зайцева, он повалился боком на песок и с нарастающим раздражением подумал, что это всего лишь наваждение, что здесь, на открытом месте, почти нет комаров, и ему обязательно надо хорошенько выспаться, чтобы завтра вновь начать поиски обратной дороги. В это время снова явственно прозвучали голоса. Окончательно убедившись, что рядом есть люди, он решил во что бы то не стало отыскать их и попросить помощи.

Зайцев ползал на четвереньках, напрягал слух, пока наконец не задел рукой что-то твердое. Ощупав предмет, он определил, что это грубо сколоченная квадратная крышка и осторожно сдвинул ее в сторону. Под крышкой оказался круглый лаз, по которому можно было только ползти по пластунски. Тоннель уходил вниз под углом в сорок пять градусов, стенки его были ровными и гладкими, словно отверстие высверлили гигантским буром, а через пару метров проход изгибался. Откуда-то снизу пробивался слабый оранжевый свет, и Алексей понял, что именно он увидел, когда выбрался из леса. Тот, кто влезал или вылезал из странного подземелья, конечно же не заметил чужака, иначе здесь появились бы люди. Кем они были и что здесь делали, не долго занимало Зайцева. И все же, как он не был вымотан, мысленно перебрал несколько вариантов ответов: военные, хотя для входа в ракетную шахту тоннель выглядел диковато; охотники ≈ Алексей задумался, роют ли охотники себе землянки? Закончил он нечистой силой, но сразу отмахнулся от этой бредовой идеи ≈ он был достаточно здравомыслящим человеком и не верил даже в существование легендарного йети.

Из норы тянуло такой тошнотворной дрянью, что Зайцев не сразу отважился сунуть туда голову. Пахло выгребной ямой и животным жиром, звериным потом и какими-то болотными травами. Но самое главное, иногда из-под земли до него доносился целый оркестр человеческих голосов. Потом гвалт на время затихал, и слышен был лишь монотонный бубнеж. Правда, разобрать что-либо членораздельное было невозможно.

Некоторое время Алексей колебался. Развернуться в таком тоннеле было нельзя и в случае опасности уползти назад он бы не смог. Но очередной взрыв то ли хохота, то ли возмущения убедил его, что ничего страшного там быть не может, и он решился.

По мере того, как Зайцев спускался вниз, голоса становились все громче ≈ он начал различать отдельные слова, а затем и целые фразы. Говорил простой деревенский мужик, но произношение показалось Алексею немного странным, во всяком случае, не местным. Оратор, похоже, читал что-то вроде проповеди, и Алексей даже затаил дыхание и пополз медленнее, что бы послушать.

≈ ...и случилась в мире великая вражда. Пришли в Кудияровку лихие люди, повыгоняли всех из домов, поотбирали хлеб, а кто слово против ≈ порешили. И выискался среди кудияровцев ушлый человек Семен. Собрал он односельчан и сказал им: ⌠Не стало нам здесь жизни, отведу вас в другое место, построим себе новые дома и будем там жить.■ И увел Семен ночью людей из Кудияровки, и семь годов водил их по болотам, пока последний из них не забыл, кто он и откуда. И привел Семен народ в земли пустынные, окруженные лесом со зверьми дикими и злыми духами,

и сказал: ⌠Ройте себе дома, ройте глубокие, ибо властители земли этой ≈ демоны огня.■ И разошлись люди по земле, и стали жить. И увидел главный Бог, как роют они, показал неистовую силу свою, пустил на кудияровцев огонь испепеляющий и лишил многих рук и ног.

⌠Какие-нибудь таежные филипповцы-бегуны, земляные отшельники■, ≈ продолжив путь, подумал Зайцев.

Когда тоннель закончился, и Алексей ввалился наконец в полутемное низкое помещение, на него никто не обратил внимания ≈ гостя попросту не заметили. Пещера освещалась несколькими допотопными масляными светильниками с плавающими фитилями, которые нещадно чадили. Дым от них ел глаза, и Зайцеву понадобилось с пол минуты, чтобы привыкнуть к дыму и полумраку.

Это была необычная землянка. Встать в ней в полный рост оказалось невозможным, и даже на коленях Зайцеву пришлось нагибать голову. В ширину пещера была не более пяти метров, зато противоположный ее конец терялся во мраке. Пол помещения был выстелен гладкими досками, как и закопченый потолок, который поддерживался несколькими десятками свай. Это было что-то среднее между шахтерским забоем и деревенским кабаком начала века, но здесь можно было лишь стоять на четвереньках или лежать. Справа от входа находилась низкая стойка, более похожая на ступеньку, и на ней, по всей длине располагались уродливо вылепленные глиняные миски, кружки и такие же глиняные кувшины. Из-за стойки торчала нечесанная голова человека, который как раз занимался тем, что читал проповедь, а заодно разливал по кружкам прозрачную жидкость. По другую сторону дощатого барьера в вальяжных позах лежало с десяток таких же косматых мужиков в одинаковых и очень странных отрепьях. Одежда напоминала домотканные, джутовые мешки, и Алексей сразу заметил, что у ближайшего посетителя подземного трактира из хламиды торчат две культи разной длины: до колена и до лодыжки.

...и раздался голос с небес, ≈ продолжал вещать трактирщик. ≈ ⌠Придет время, появится из земли обетованной стояк и отведет вас назад в Кудияровку.■

≈ Здравствуйте, ≈ хрипло поприветствовал всех Зайцев. Чтобы не упираться головой в потолок, он присел на коленях, затем подтянул к себе ружье и поставил его вертикально на приклад. Этим жестом Алексей не собирался никого пугать или предупреждать. Скорее наоборот, Зайцев хотел сразу показать, что он всего лишь охотник и забрел сюда по чистой случайности.

Все, кто здесь был, приподнялись с пола, повернули головы к пришельцу, и в кабаке сразу воцарилось молчание. Только сейчас Алексей заметил, что мужики пострижены одинаково ≈ под горшок, все поголовно имели неопрятные кудлатые бороды, и лица многих были изуродованы страшными шрамами. У одного даже отсутствовала нижняя челюсть, а череп трактирщика с правой стороны имел вмятину, куда спокойно можно было вложить кулак десятилетнего ребенка. Но что больше всего Зайцева смутило, у этих здоровых сибирских челдонов в глазах стоял дикий испуг, как будто к ним на огонек пожаловал не человек, а по меньшей мере, медведь-шатун.

≈ Извините, ≈ нервно облизав пересохшие губы, произнес Зайцев. ≈ Я заблудился. Пошел побродить по лесу и забрался в болото. Три дня ходил. Чуть с голоду не умер.

≈ Стояк! ≈ наконец тихо проговорил один из мужиков, но никто из присутствующих так и не оторвал взгляда от непрошеного гостя.

≈ Мне бы поесть... попить и переночевать, ≈ не поняв, что имел в виду мужик, попросил Зайцев. ≈ Я заплачу.

Посетители трактира со страхом смотрели то на ружье, то на пришельца и как будто ожидали, что он будет делать дальше. А Алексей уже почувствовал, что должен как-то разрешить затянувшуюся паузу, на что-то подтолкнуть их, но боялся сделать неверный жест. В конце концов, Зайцев положил ружье рядом, убрал с него руку и вымученно повторил:

≈ Я охотник. Приехал в Разгульное к родственникам и заблудился.

Первым как-то проявил себя трактирщик. Не спуская с пришельца глаз, он повозился под стойкой и вскоре очень аккуратно, по очереди выставил перед собой миску с вареной дымящейся картошкой и большую кружку. Затем он отполз к стене и молча кивнул на угощение.

Алексей не сразу рискнул приблизиться к стойке. Волоча за собой ружье, он на четвереньках двинулся было вперед, но неожиданно мужики отпрянули вглубь пещеры, и он остановился.

≈ Да что вы, ей богу..! ≈ с нескрываемой досадой начал Зайцев и осекся на полуслове. Он уже понял, что это не просто деревенский маскарад в заброшенной шахте, но объяснить, где очутился, был не в состоянии. Равно как и ломать над этим голову ≈ чугунная усталость затуманивала разум.

Сбившись в кучу, мужики начали о чем-то возбужденно шептаться. Этим-то Алексей и воспользовался. Он подполз к стойке, взял миску с картошкой и уселся с самого края по-турецки. Трактирщик, который заблаговременно ретировался к своим сотоварищам, с безопасного расстояния наблюдал, как пришелец с жадностью накинулся на еду, и одновременно прислушивался к тому, о чем говорили мужики.

≈ Гришка, фьють, ≈ неожиданно услышал Зайцев. Вслед за этим один из мужиков вынырнул из густого задымленного полумрака и, не спуская глаз с чужака, медленно пополз к выходу. Мужик двигался по животному напряженно, жался к стене, и Алексей заметил про себя, что в его пружинистых движениях есть что-то кошачье. Когда же Гришка выбрался из-за свай, Зайцев увидел, что у него не хватает кисти руки, а локти обезображены толстыми кожистыми наростами, как будто специально приспособленными для ползания. Такие же наросты он увидел и на коленях. А затем выяснилось, что у Гришки ампутирована и кисть левой ноги.

Гришка вертко, словно ящерица, прошмыгнул в тоннель, и его единственная грязная пятка мгновенно исчезла в темноте. Вслед за ним потянулись и другие. Здоровые бородатые мужики в домотканных лохмотьях так ловко передвигались по-пластунски, словно занимались этим с рождения. Перекатывая очередную горячую картофелину с ладони на ладонь, Алексей каждого провожал настороженным взглядом, и когда мимо проскользнул четвертый, вдруг с ужасом поймал себя на мысли, что у всех у них не хватает либо рук, либо ног, либо того и другого. ⌠И лишил многих рук и ног.., ≈ вспомнил Зайцев проповедь. ≈ Да кто ж их здесь всех собрал? Какие там филипповцы-бегуны. Скорее, семеновцы-ползуны.■ Он повернул голову к трактирщику и кивнул вслед юркнувшему в тоннель здоровенному калеке. Алексей хотел было поинтересоваться, где все они потеряли конечности, но тут заметил, что и хозяин заведения имеет всего одну руку, но тем не менее легко управляется, помогая себе культей. ⌠Может прокаженные? ≈ мелькнуло в голове у Зайцева. ≈ Не бывает же подземных домов инвалидов. Хотя подземный лепрозорий ≈ тоже чушь собачья. Эх, дети подземелья, писателя Короленко на вас нет. Ладно, разберемся■. Он механически взялся за кружку, сделал три больших глотка и тут же уронил ее себе на колени. Похоже, трактирщик не понял непрошеного гостя или наоборот, хотел задобрить и подсунул ему чистейший самогон, от которого у Зайцева мгновенно перехватило дыхание и потекли слезы. Оставшиеся мужики пристально наблюдали за чужаком, и когда у того перекосило лицо, один из них подобострастно хохотнул. Но хохот застрял у весельчака в глотке, едва Алексей на него взглянул.

Трое суток вынужденного поста сделали пищевод Зайцева чудовищно восприимчивым ко всему, что в него попадало, а потому самогон в нем мгновенно рассосался так и не дойдя до желудка. Алексей опьянел за какие-нибудь десять секунд, и пока он набивал рот картошкой, чтобы как-то перебить отвратительный вкус пойла, в глазах у него потемнело, очертания подземного кабака поплыли, а его обитатели сделались почти невидимыми тенями, и лишь их зрачки, в каждом из которых отражалось пламя светильников, по-волчьи сверкали в глубине пещеры.

≈ Воды, ≈ хрипло выдавил из себя Зайцев. Он помахал рукой трактирщику и показал на рот, словно бы тот не понимал русского языка, и хозяин заведения, помешкав несколько секунд, бросился к глиняному жбану с водой.

Опорожнив кружку, Алексей продышался, взял следующую картофелину, но так и не донес ее до рта. Измотанный блужданиями по болоту, бессонными ночами и голодом, он вдруг почувствовал, что не в состоянии больше ни есть, ни говорить, ни даже пошевелиться. Зайцев потерял сознание еще до того, как привалился спиной к стене, и его сон, как никогда, действительно походил на дружеский визит смерти*.

 

(* Бехер Иоганнес Роберт, немецкий писатель, в стихотворении ⌠An den Schlaf■ назвал сон дружеским визитом смерти.)

 

Глава 2

 

Зайцев проснулся на жестком, плетеном ложе из сухих болотных трав в крохотной низкой норе, в которой из ⌠мебели■ не было ничего, кроме подстилки и чадящего масляного светильника. Спал он в такой неудобной позе, что у него сильно разболелась шея и совершенно затекла левая рука. С трудом сжимая и разжимая пальцы, Алексей открыл глаза и, не успев сообразить, где находится, вскрикнул от испуга: ⌠Фу ты, черт!■ На расстоянии полутора метров он увидел человека, который внимательно разглядывал его. Судя по формам жировых складок на руках и ляжках, это была женщина. У нее было круглое, словно очерченное циркулем, бледное лицо, дикие спутанные волосы и какой-то безумный от чрезмерного любопытства взгляд. Ужасные шрамы на лбу и щеках так обезобразили ее, что невозможно было определить, хороша ли она была до увечья или страхолюдна, женщина ли это вообще и какого она возраста.

Едва Зайцев пришел в себя, она молча сунула ему кружку с водой и обернулась к выходу.

≈ Очухался! ≈ кому-то радостно сообщила, скорее всего, хозяйка подземных апартаментов. И тут же из темного проема в противоположной стене показался седой как лунь, безрукий старик с пустыми, давно зарубцевавшимися глазницами. Он вползал в пещеру медленно, с характерной крокодильей грацией и свистящей одышкой. Старик по-черепашьи вытягивал тонкую морщинистую шею, загребал мозолистыми обрубками как ластами и по животному нюхал воздух. Наросты на культях этого человекоподобного пресмыкающегося были безобразно толстыми, с наплывшей дряблой кожей и напоминали слоновьи ступни.

Алексей с недоумением и ужасом смотрел на старика и вспоминал, что с ним произошло накануне вечером. Он отказывался верить в то, что все это видит на яву и на некоторое время даже позабыл про воду, хотя жажду испытывал неимоверную. ⌠Хичкок вам кланялся, ≈ мысленно попробовал отшутиться от горячечного видения Зайцев. ≈ Подземелье Санникова. А старичок-то, наверное, давно ползает. ≈ Алексей залпом опорожнил кружку и попытался вспомнить: ≈ Человек подземный, как же это будет на латыни? Homo... sub terra... Нет, кажется не так. Совсем все запамятовал. Боже мой, куда же я попал?!■

Старик остановился, повел головой из стороны в сторону и замер.

≈ Здорово живешь, стояк, ≈ сипло поприветствовал он гостя. ≈ Я староста.

≈ Здравствуйте. ≈ Зайцев сел, уперся головой в земляной свод и почувствовал, как за шиворот ему посыпался песок. Здесь не было ни деревянного потолка, ни дощатых, отполированных животами полов. Это была настоящая звериная нора с травяной подстилкой и соответствующим запахом.

≈ Хорошо ли почивал? ≈ шевеля ноздрями, вежливо поинтересовался старик. У него были голые, младенчески розовые десны и совершенно бесстрастный, едва слышный голос.

≈ Спасибо... нормально, ≈ ответил Алексей и, чтобы не затягивать разговор, повторил, как он попал в эти края. Зайцев все еще страшился старосты, но не потому что чувствовал в нем угрозу для своей жизни. Это разумное изувеченное животное внушало ему отвращение и ужас одним своим видом ≈ внешность старика, да и всех, кого он успел здесь встретить, вопиюще контрастировали с их способностью связно говорить. И все же Алексей не мог не поинтересоваться:

≈ И давно вы здесь обосновались?

Похоже, не поняв последнего слова, староста все же уловил суть вопроса и неторопливо ответил:

≈ Я самый старый, родился здесь.

≈ Всюду жизнь, ≈ не найдя ничего более подходящего, проговорил Зайцев. Он не знал, о чем бы еще спросить и от растерянности понес первое, что пришло в голову: ≈ В восемьдесят девятом я был под Карагандой, так там люди тоже в землянках жили. А может, и сейчас живут. Представляете, яма, а сверху крыша из досок. И ничего. Даже ковры на стенах висели. У вас-то здесь попроще, ≈ обведя взглядом голые стены пещеры, сказал Алексей. ≈ Прямо каменный век. Натуральным хозяйством живете?

Старик с женщиной не перебивая выслушали Зайцева, но отвечать не стали. Он сообразил, что, скорее всего, они ничего не поняли, и тогда Алексей решил свернуть бессмысленную вежливую беседу и сразу перейти к делу.

≈ Мне бы наверх. Может, покажете дорогу к Разгульному? ≈ попросил Алексей и посмотрел на свои ноги. Он не сразу сообразил, что исчезли не только сапоги, но и шерстяные носки, и только пошевелив голыми пальцами, обшарил взглядом пещеру. ≈ Не вы, конечно. Ваши люди. Меня, наверное, давно ищут, волнуются.

≈ Да кто ж ее знает, дорогу-то эту, ≈ едва слышно прошелестел староста.

Ответ даже не озадачил Зайцева. Самым сильным его желанием было поскорее выбраться из душного подземелья на воздух, а там, возможно, он и сам определил бы, в какую сторону надо идти. Но путь к выходу преграждали старик и женщина, и удалиться, просто помахав рукой, он не мог.

≈ Тогда разрешите, я выйду, ≈ на этот раз обратился он к хозяйке норы и попытался встать на четвереньки. ≈ Попробую сам добраться.

≈ Нельзя, ≈ без намека на эмоции проговорил старик.

≈ Почему? ≈ От нехорошего предчувствия у Алексея похолодело в груди. Он уже готов был услышать любое самое страшное объяснение: что он пленник и выход наверх для него заказан, что за ночь наклонный тоннель, по которому он сюда попал, залили раствором цемента, что от обитателей подземной деревни или города он заразился неизлечимой болезнью, и назад его никто не собирается отпускать, и даже, что того мира, откуда он пришел, больше не существует.

≈ Нельзя, ≈ повторил староста и, пожевав бесцветными вялыми губами, добавил: ≈ Время Божьего гнева. Выждать надо.

Последние слова сняли большой камень с души Зайцева, но ничего не объяснили.

≈ А кстати, где мое ружьишко и резиновые сапоги? ≈ вдруг встревожено поинтересовался Алексей. Он еще раз внимательно оглядел крохотную пещеру и смущенно пояснил: ≈ Не мое ружье, у родственника взял. И сапоги не мои.

Исчезновение обуви напугало его меньше чем потеря ружья ≈ самого серьезного ⌠аргумента■ в разговоре с сумасшедшими, уголовниками или дикарями. И Зайцев хотел было пожестче повторить вопрос, но в этот момент в темной дыре образовались сразу две физиономии, удивительно похожие на хозяйкину. У обеих вместо зубов остались жалкие черные осколки, напоминающие обгоревшие зубья старой ножовки. ⌠Да они все здесь такие■, ≈ с удивлением и тоской подумал Алексей.

≈ Танька, как гость-то? ≈ улыбаясь и игриво стреляя глазами в сторону пришельца, спросила одна из них, безвозрастная увечная баба.

≈ Идите-идите, шалавы. ≈ Хозяйка по-змеиному изогнулась, и только сейчас Алексей заметил, что у нее тоже нет обеих ног.

≈ Так, где мое ружье?! ≈ еще больше разнервничался Зайцев, но ему никто не ответил, как будто они не понимали, о чем идет речь. ≈ Этот ваш шинкарь что ли утащил, зараза? И фляжку сперли. Дайте, я выйду. ≈ Алексей попытался проползти к дыре, но старик попятился назад и загородил собой выход.

≈ Время Божьего гнева, ≈ повторил он. ≈ Отдохни. Танька, дай человеку поисть.

Хозяйка очень ловко выскользнула из пещеры прямо по спине старосты. Тот лишь вовремя опустил голову и посильнее прижался к полу. И когда она исчезла в дыре, Зайцев раздраженно проговорил:

≈ Мне все равно, какое там время. Меня дома родственники ждут. Наверное, уже похоронили. ≈ Однако, после этих слов он вернулся на подстилку. Ему все же хотелось получить назад свои вещи, да и ссориться с этими странными людьми было опасно, тем более, что их здесь было много, а он остался без оружия.

≈ Нам тогда тоже было все равно, ≈ подняв на гостя пустые, запечатанные глазницы, произнес старик. ≈ Я через это ⌠все равно■ потерял глаза и руки. Мы тогда еще в землянках жили. Потом закопались. И староста поведал гостю историю кудияровцев, которая, если убрать некоторые географические и этнографические особенности, мало чем отличалась от исхода евреев из Египта. Это была вчерашняя проповедь трактирщика, но сейчас Алексей услышал ее от начала до конца. Староста опустил лишь упоминание о приходе стояка, который должен был вывести кудияровцев назад в землю обетованную ≈ в несравненную Кудияровку.

Слушая старика, Зайцев все более впадал в болезненную тоску. Поверить в то, что это реально существует, было почти невозможно. Плохо освещенная пещера, в которой он оказался, походила на склеп, а сам староста ≈ на мертвеца далеко не первой свежести. ⌠Бред, ≈ думал Алексей. ≈ Это даже не пигмеи Камеруна и не амазонские индейцы. Это земляные человекообразные обезьяны, почему-то говорящие по-русски. Интересно, в соседних деревнях хоть кто-то знает об их существовании, или мне все это снится? Может, я отравился ядовитыми испарениями и брежу? Может, я лежу сейчас где-нибудь на гнилом болоте, на островке и галлюцинирую?■ Зайцев начал вспоминать, рассказывал ли кто-нибудь в Разгульном о поселении по ту сторону болот и его нелепых обитателях, но за всю неделю, которую он провел у родственников, Алексей слышал лишь бородатые советские анекдоты, жалобы на плохую жизнь, да несправедливые упреки в том, что у них в Москве булки и колбаса растут прямо на деревьях.

В пещеру вернулась хозяйка с глиняной миской дымящейся картошки. Она так же ловко переползла через старика, протянула гостю завтрак и зашептала:

≈ Шалавы эти набежали. Сучки течные...

≈ Танька, достань, ≈ повелительно перебил ее староста, и хозяйка, словно фокусница, вытянула из лохмотьев старика небольшую книгу в истлевшем бязевом переплете, с совершенно затертым названием и почти исчезнувшим тисненым профилем.

≈ Вот в этой книге сказано, как мы должны жить, ≈ кивнул староста в сторону хозяйки. ≈ Жалко, прочитать не можем. Слова все какие-то мудреные. Знаешь грамоте?

Появление в земляной норе настоящей книги поразило Зайцева больше, чем сама пещера, а в руках грязной изуродованной дикарки она выглядела особенно противоестественно.

Алексей осторожно взял книгу, долго рассматривал сотни раз скобленый, измочаленный переплет, а затем раскрыл ее на титульном листе. ⌠Устав Вооруженных сил СССР■, ≈ про себя прочитал Зайцев и захлопнул книгу.

У вас что же, и грамотных нет? ≈ поинтересовался он и сам удивился своему вопросу. ≈ Хотя, да, понимаю.

≈ Да, что называть грамотным, ≈ уклончиво ответил старик и, пожевав губами, добавил: ≈ Когда-то был один шибко грамотный, давно онемел.

В ожидании, когда начнут читать, староста вытянул шею и застыл с вожделением онаниста на сморщенном изуродованном лице. Вид его был отвратителен: в темном провале рта поблескивал мокрый язык, рубцы на запечатанных глазницах походили на швы, отчего казалось, будто глаза у него зашиты, а шевелящиеся крылья носа, благодаря пляшущему пламени коптилки, постоянно изменяли выражение лица. Чтобы окончательно походить на огромное насекомое, ему не хватало только усиков-антенн и жвал.

≈ Ну? Читай, ≈ не выдержал старик.

≈ Не могу, ≈ соврал Алексей. ≈ Я тоже неграмотный.

≈ Неграмотный, ≈ одними губами проговорил старик, и на лице его появилось выражение то ли досады, то ли разочарования. Он кивнул хозяйке, та осторожно, не спуская с Зайцева глаз, вынула у него из рук книгу и вернула на место ≈ ловко закопала в грязных лохмотьях старосты. ≈ Ты не тот стояк, ≈ печально прошептал старик.

После признания Алексея, староста потерял к нему всякий интерес. Несколько раз качнувшись из стороны в сторону, не разворачиваясь, он медленно начал выползать из норы и вскоре окончательно скрылся во мраке тоннеля.

≈ Не тот, ≈ услышал Зайцев его голос, и кто-то невидимый передал новость дальше.

Алексей не знал, что ему делать: последовать ли за стариком или выждать, когда тот освободит проход. От разговора со старостой у него осталось неясное ощущение вины, жалости к этим людям и желание помочь, но еще больше ему хотелось поскорее выбраться отсюда и забыть о существовании подземных калек.

≈ Ешь, ≈ сказала Танька и этим самым вывела его из состояния оцепенения.

≈ Ах, ну да, давай. Кто знает, когда еще.., ≈ принимаясь за угощение, вздохнул Зайцев.

Очищая картофелину, он размышлял о ⌠священной книге■. ⌠Может, сказать старику, что он носит под брюхом? Вообще-то не стоит. Это все равно, что развенчивать библию. Что, мол, на самом деле в ней зашифрована кулинарная книга. Хотя, почему бы и нет? Допустим, существует другой язык, где этими же буквами обозначаются другие звуки, а значит, слова и звучат иначе, и имеют другой смысл. И ⌠Нет ничего нового под солнцем■ на самом деле означает: ⌠возьмите полстакана муки■. Не поверит. А начну настаивать... кто его знает? Разоблачение святынь ≈ дело неблагодарное и опасное■.

≈ Бред, ≈ тихо проговорил Алексей.

≈ Кого? ≈ откликнулась хозяйка. Она лежала на боку, положив голову на локоть, и наблюдала за пришельцем.

≈ А ты можешь объяснить, что сейчас происходит наверху? ≈ спросил Зайцев. Он всмотрелся в Танькино бессмысленное лицо, поморщился и сформулировал вопрос проще: ≈ Что такое ⌠время божьего гнева?■

≈ Бог посылает на землю гром и огонь, ≈ спокойно ответила хозяйка. ≈ Сеет смерть, наказывает ослушников. ≈ Она очень грациозно откинула назад нечесаную голову и так томно потянулась, что Алексей опустил взгляд и принялся торопливо есть.

≈ А почему не слышно грома? ≈ мрачно поинтересовался он.

≈ Время Великого затишья, ≈ проговорила Танька.

Так ничего и не поняв, Зайцев быстро разделался с последней картофелиной, поколебавшись, вытер руки о брезентовые штаны и попросил принести ему воды. Хозяйка моментально схватила кружку и выскользнула из пещеры.

⌠Не тот, ≈ усмехнувшись, подумал Алексей. ≈ Очень хорошо, что не тот. А то сожрали бы к чертовой матери как кролика или изнасиловали всей кодлой под барабанную дробь. Ведь кому рассказать, не поверят■. В ожидании воды, он растянулся на подстилке и закрыл глаза. То, что за этим таинственным, мифологическим названием ⌠время божьего гнева■ скрывалось нечто реальное, у него не было сомнений. Об этом явно свидетельствовали культи вместо рук и ног у всех, с кем Зайцев столкнулся в подземелье. Но несуразное объяснение хозяйки и это новое ≈ ⌠время великого затишья■ ≈ совсем сбили его с толку. ⌠Сеет смерть, ≈ вспомнил он. ≈ Черт знает, из чего рождаются религии. А ведь если бы дикари умели объяснить, по какой формуле они вывели своего бога, может картина мира изменилась бы? У них же своя причина, у грамотных свое объяснение √ отсюда полная нестыковка■.

Танька вползла в пещеру, протянула ему еще мокрую кружку и тут же принялась стягивать с себя бесформенный мешок, под которым не оказалось больше никакой одежды. На животе у нее Алексей заметил что-то вроде кожистого панциря или безобразной чешуйчатой кирасы. В сочетании с наростами на локтях, они напоминали рыцарское облачение, надетое на непропорционально широкое, какое-то расплющенное голое тело. С недоумением и одновременно любопытством Зайцев наблюдал за раздеванием и мысленно придумывал название этому зрелищу: ⌠некростриптиз■, ⌠зоошоу■, ⌠склепосекс■. Закончил он ⌠скотоложством■ и ⌠некрофилией■. А когда голая хозяйка заползла к нему на подстилку, он окончательно прозрел.

≈ Нет-нет-нет, ≈ отшатнувшись к стене, испуганно выпалил Зайцев. ≈ Нет, я не могу. Я женат. И вообще... ≈ Но Танька как будто не слышала его. По-мужски настойчиво и очень деловито она попыталась подмять стояка под себя, полезла руками под куртку, и ему стоило не малого труда, что бы вырваться из ее сильных объятий.

≈ Я же сказал, не могу, ≈ отрывая ее руки от куртки, раздраженно бормотал он. ≈ Вот черт! Со своими этим занимайся! Со своими!

Алексей нырнул в темный узкий тоннель и пополз то ли вперед, то ли назад ≈ спросить сейчас было не у кого. Хозяйка норы осталась позади, и Зайцев удивился, что вслед ему не несется отборная ругань обиженной земляной куртизанки.

Алексей полз по извилистому проходу почти в абсолютной темноте и тихонько чертыхался. Где-то впереди забрезжил свет, но тут же погас и наступила еще более густая тьма, от которой у Зайцева в глазах образовались разноцветные круги.

≈ Человек ползающий, ≈ бессознательно бормотал он. ≈ Как это будет на латыни? Homo... Homo... ≈ Неожиданно что-то легко мазнуло его по лицу, сердце у Алексея екнуло от страха, он сжался и застыл на месте. И сразу за этим послышался то ли детский, то ли девичий, переливчатый смех. Голос быстро удалялся куда-то вбок, затихающим эхом пометался между стенками проходов, и Зайцев с отчаянием подумал: ⌠Зараза, здесь же у них целое поселение. Надо было хоть спросить у Таньки, в какую сторону идти... тьфу, ползти. А эти увечные уже научились здесь ползать ногами вперед. Покойнички недобитые, сектанты чертовы. Кажется, сейчас начнется Время моего великого гнева■.

Алексей уже порядком запыхался и обессилил. Ему не хватало воздуха, он натер и отбил локти и колени, а подземный лабиринт как будто не имел конца. Иногда тоннель уходил вниз, и тогда ползти было легче, но затем обязательно начинался подъем, часто крутой, который отнимал у Зайцева много сил. Пока Алексей лежал в норе, ему было и жарко, и душно, но он не прикладывал никаких физических усилий. Теперь же Зайцев взмок и устал так, словно разгрузил вагон кирпичей.

≈ Эй! Кто-нибудь! ≈ заорал Алексей. ≈ Как отсюда выбраться?!

Повернув в боковой проход, Зайцев стал ощупывать правую стенку тоннеля. Он вспомнил где-то вычитанное правило прохождения лабиринта ≈ все время строго держаться одной стены ≈ и вскоре еще раз повернул направо. На этот раз он ткнулся головой во что-то мягкое, ощутил острый запах звериной норы пополам с перегаром и осторожно пошарил впереди себя рукой. Это оказалось скользкое на ощупь, жирное голое тело больших размеров.

≈ Стояк, ≈ услышал он женский голос, в котором явно чувствовалось поощрение. ≈ Заползай.

≈ Вы не скажете, как мне выбраться на улицу? ≈ резко отдернув руку, спросил Алексей. ≈ У вас здесь так темно, я не могу найти дорогу.

≈ Нельзя, ≈ ответила хозяйка норы. ≈ Время Божьего гнева. Исть хочешь?

≈ Нет, спасибо, я уже, ≈ нервничая, отказался Зайцев. ≈ Это для вас время божьего гнева, а со мной ничего не случится. Покажите... или хотя бы расскажите, в какую сторону ползти.

≈ Мы тоже думали, ничего не случится, ≈ вдруг послышался низкий мужской голос, и Алексей даже вздрогнул от неожиданности. ≈ Ан нет, случилось. Ложись-ка спать, стояк. Вечер утра завсегда мудренее.

≈ Да вам-то какая разница? ≈ разозлился Зайцев. ≈ На меня! На меня будет гневаться ваш бог! Вам-то что?

≈ Не кощунствуй, стояк, ≈ спокойно ответил мужик. ≈ И свои порядки здесь не устанавливай. Клавка, принеси человеку поисть и выпить.

≈ Вы не понимаете.., ≈ начал Алексей, но следующее слово застряло у него в глотке. Переползая через гостя, дородная Клавка так налегла на него, что Зайцев со всего маху ткнулся лицом в утоптанный земляной пол, почувствовал, что расквасил нос и замолчал.

≈ Был у нас тут один шибко умный, ≈ зевая, проговорил мужик. ≈ Тоже все днем норовил выскочить, народ подбивал, уйти в другое место жить. Так ему мозги вышибло. Сейчас тряпку сосет.

≈ Хорошо, а вы-то почему все без рук, без ног? ≈ шмыгнув разбитым носом, спросил Алексей. Он боком отполз вдоль стены подальше от входа, чтобы на обратном пути Клавка снова не поползла через него. ≈ Вы же не выходите во время божьего гнева.

≈ Жисть, она длинная, ≈ ответил мужик. ≈ То на огород выскочишь, то за травой ≈ подлечиться, а то так, по пьяни выползешь на плироду посмотреть, да и зацепит.

≈ Что зацепит? Вас что, бомбят что ли? ≈ Разобраться, что здесь происходит, Зайцеву конечно же хотелось, но он предпочел бы это сделать на поверхности земли.

≈ Огонь Божий, ≈ пояснил мужик.

≈ Все понятно. Может, тогда расскажете, как добраться до трактира? ≈ пошел на хитрость Зайцев.

≈ А он не работает, ≈ ответил мужик. ≈ Не боись, Клавка притащит. Заползай сюда, не обидим.

≈ Да нет, спасибо, я лучше здесь, ≈ ответил Алексей. У него не было никакого желания дожидаться возвращения Клавки и сидеть в этой темной дыре до вечера. ⌠Устроились, сволочи, ≈ подумал он. ≈ Господи, какая же, человек, неприхотливая тварь. Поводи его по болотам, потом засунь в теплую отхожую яму, и он будет там несказанно счастлив. Главное, что бы успел забыть, как жил до перехода. Это же даже не разумное животное, а какой-то вирус. Эволюционирует в любую сторону, куда обстоятельства затащат. Не дай бог, когда-нибудь отпадет нужда в головном мозге, так он просто рассосется. А скорее всего, уже рассасывается. Зачем мозги, когда их не к чему применять? Они только тормозят инстинкты и сбивают с толку здоровые рефлексы. Жизнь с мозгами под землей ≈ медленное умирание■.

Вернулась Клавка, и так же бесцеремонно проползла по ногам гостя. Зайцев сразу почувствовал убийственный запах сивушного, плохо очищенного самогона, но решил не отказываться от угощения. Ползать трезвым по этому гигантскому термитнику было куда труднее. Алексей боялся, что в самостоятельных поисках выхода либо от отчаяния озвереет и наделает глупостей, либо и вовсе потеряет рассудок. Кроме того, его не оставляла надежда, что за выпивкой и дружеским разговором хозяева норы проговорятся или расслабятся и покажут ему выход.

≈ Из чего гоните? ≈ поинтересовался он, когда Клавка сунула ему в руку кружку с пойлом. Зайцев не видел ни самой хозяйки, ни хозяина, ни кружки, но странным образом уже привык разговаривать и действовать вслепую. Он лишь зажал нос пальцами, чтобы не слышать отвратного сивушного запаха и с отвращением подумал: ⌠Не сблевать бы. Они-то, наверное, привычные■.

≈ Из картошки, из чего же еще, ≈ ответил мужик.

≈ А картошку где берете? ≈ поинтересовался Алексей.

≈ Ростим. А когда не урождается, воруем.

≈ У кого? ≈ не сдержав радости, спросил Зайцев. Ему тут же представилось, что где-то поблизости от подземелья, наверху находится обычная деревня, но хозяин норы разочаровал его:

≈ Друг у дружки. У кого уродилась, у того и воруем. А в энтом годе хороший урожай, ≈ сообщил мужик и, помолчав, добавил: ≈ Значит, опять молодежь забалует.

≈ Это как же? ≈ удивился Зайцев, пытаясь найти связь между хорошим урожаем картошки и ⌠баловством■ молодежи.

≈ Да так. В прошлом годе жрать было нечего, так и порядок был, старших слушали. А в энтом распустились, ≈ охотно пояснил мужик. ≈ Время Великого затишья, картошка уродилась, вот с жиру-то и бесятся. Ничего, Мишка-дурачок окоротит кого надо.

≈ А как они балуют? ≈ морщась от предвкушения вонючей самогонки, спросил Алексей. Он попытался представить, что такого может делать молодежь под землей, чтобы вызвать недовольство у старших, но мужик ответил:

≈ Так и балуют: не ползают, а ходят на карачках, прямо как скот ≈ срамота какая. Крамолу говорят, запретные книжки читают.

≈ А мне сказали, что у вас нет грамотных, ≈ удивился Зайцев.

≈ Ну, не читают, так держат, ≈ неохотно ответил хозяин норы. ≈ Ты пей. Чего морду-то воротишь? Чай не отравлено. Сами делаем, сами кушаем.

⌠Они видят в темноте! ≈ поразился Алексей, но тут же нашел этому объяснение: ≈ А впрочем, поживи так...■

≈ А что это за запретные книжки? ≈ справившись с лицом, поинтересовался Зайцев.

≈ Не освещенные ликом, ≈ ответил мужик, и Алексей сразу вспомнил почти стертый тисненый профиль на переплете. ≈ Ну, будем, ≈ выдохнул хозяин норы. Зайцев услышал, как он громко проглотил самогон, а затем еще громче чем-то занюхал и почти сразу же смачно зачавкал.

≈ А мне? ≈ неожиданно послышался обиженный детский голос, но судя по звуку ребенку ответили затрещиной.

≈ Будем, ≈ мрачно повторил за хозяином Алексей. Пить лежа на животе было неудобно, поэтому он перевалился на бок и чтобы не смалодушничать, быстро сделал два больших глотка.

Зайцев долго кашлял и плевался, пока чья-то рука не заткнула ему рот картофелиной.

≈ Пожалуйста, скажите, как выбраться на поверхность? ≈ прожевав половинку картофелины, еще раз попросил Алексей. ≈ Я вам заплачу. ≈ Он прикинул, что может предложить своим невидимым собеседникам, ощупал карманы брюк и куртки и обнаружил лишь перочинный нож. Достав его, Зайцев покрутил ножичек в руке и даже причмокнул, изображая удовольствие: ≈ У меня есть отличная вещь, такая складная штучка, ею можно все что угодно порезать...

≈ Ножик что ли? Да это не ножик, а баловство, ≈ откликнулся мужик и звякнул чем-то тяжелым, вроде здорового тесака или топора. ≈ Не надо нам твоего, так расскажу. Что ж мы, не люди что ли? Значит, проползешь три ряда, повернешь направо, потом еще два ряда...

≈ Что такое ряд? ≈ перебил его Зайцев. √ Переулок? Проход?

≈ Ряд, это ряд. Потом в верхний лаз.

≈ Стоп-стоп-стоп, ≈ заволновался Алексей. ≈ Какой лаз?

≈ Обныкновенный, ≈ ответил хозяин пещеры. ≈ Дырка наверх. Потом еще четыре ряда прямо. Потом в лаз, потом опять в лаз... А там рукой подать.

⌠Обныкновенный■, ≈ мысленно передразнил его Зайцев. Он понял, что без помощи местных выхода не найдет и заискивающе попросил:

≈ Проводите?

≈ Давай дерябнем еще по одной, ≈ предложил мужик. ≈ Потом, может, и провожу... а может, и нет.

Зайцев даже содрогнулся при мысли, что ему еще раз придется проглотить эту гадость, но возражать не стал.

≈ А что это ты от Танькиной любови отказался? ≈ вдруг серьезно поинтересовался хозяин норы. ≈ Она баба хоть и подлая, но горячая.

Они допили самогон, и во второй раз эта процедура оказалась не такой мучительной, прямо по поговорке: ⌠Первая ≈ колом, вторая ≈ соколом■. Алексей доел картофелину, положил под голову кулак и закрыл глаза, но сделал это лишь по привычке ≈ темнее от этого не стало, зато появилось уютное ощущение замкнутости пространства.

≈ Как же вы так живете? ≈ обращаясь скорее к себе, тихо произнес Зайцев, но ему никто не ответил. Пока он закусывал, хозяева то ли уснули, а может не поняли вопроса или не пожелали отвечать на эту в общем-то бессмысленную реплику. ⌠А в сущности, что такое дом... или родина? ≈ погружаясь в себя, равнодушно подумал Алексей. ≈ Место, где ты родился. Дворец это или грязная пещера, не имеет значения. Да и традиции ≈ всего лишь правила, которые в тебя вбили еще в детстве. Даже если они людоедские, все равно будешь жить по ним и цепляться за них, потому что они с рождения отпечатаны у тебя на подкорке. Наверное, условия жизни вообще не играют никакой роли, когда не с чем сравнивать. И помойка ничем не отличается от комфортабельной квартиры, если не знать о существовании этой квартиры. Известно ведь, птицы, рожденные в клетке, не покидают ее, а виварные крысы, выпусти их на волю, сдохнут от стресса. Что ты хочешь сказать этим несчастным? Что они неправильно живут? Они не поймут или легко докажут тебе обратное. Дети подземелья, ети их мать. Мир ≈ это описание мира и не больше. Может быть даже когда-нибудь из них выведется этот самый Homo... как же это на латыни? Боже мой, какие же они все-таки вонючие!■

 

Глава 3

 

Проснулся Зайцев от храпа, причем храпели попеременно сразу двое, да так громко и протяжно, что у него засосало под ложечкой, как у больного печенью от жирного. Алексей не стал будить гостеприимных хозяев. Он ногой нащупал выход и, развернувшись, выполз в тоннель. Тошнота не отпустила его даже когда он удалился от берлоги метров на сто, и Зайцев сообразил, что это от самогона.

Тоннель плавно пошел направо. Алексей миновал поворот и почти рядом, впереди увидел на стене оранжевый отсвет, а затем и услышал странные звуки ≈ что-то похожее на рычание или предсмертный хрип. ⌠Корову что ли забивают?■ ≈ с недоумением подумал он.

Зайцев пополз быстрее и вскоре очутился у входа в освещенную нору, точную копию той, где он очнулся утром. При его появлении язычок пламени затрепетал, заметался и едва не погас. Алексей хотел было поздороваться с хозяевами и спросить, в какой стороне выход из подземелья, но лишь раскрыл рот и тут же закрыл его. В глубине пещеры на травяной подстилке он обнаружил два голых человеческих обрубка, которые сплелись в жирный, словно бы агонизирующий клубок. У верхнего из четырех конечностей была всего лишь одна рука, у нижнего ≈ одна нога. Кожа у обоих была почти прозрачной, как у личинок майского жука, и Зайцеву показалось, что он видит внутри этих бледных студенистых тел какие-то темные пульсирующие сгустки ≈ внутренние органы.

Зайцева заметили, но оба обитателя норы, при виде случайного гостя ничуть не смутились. Их иссеченные лица ощерились в беззубых улыбках, и мужик изумленно воскликнул:

≈ Стояк?!

≈ Мне надо на улицу, ≈ наконец выговорил Алексей и отвернулся, но не из стыдливости, а скорее из эстетических соображений. ≈ Я не знаю, как выбраться из вашего лабиринта, то есть, города или деревни.

≈ Исть хочешь? ≈ отвалившись к стене, как-то невпопад, рассеянно спросила женщина, и Зайцев даже застонал от отчаяния и бессильной злобы.

≈ На поверхность как выйти? ≈ на этот раз громко и довольно грубо повторил он. ≈ Я знаю, что время божьего гнева, но мне очень надо. Я стояк, не умею ползать, отбил себе все руки.

≈ Неа, ≈ ответила женщина. ≈ Время Божьего гнева кончилось. Чичас Время сбора ранетых.

≈ А что же вы лежите? ≈ Алексей едва не сказал ⌠трахаетесь■, но сдержался. ≈ Идемте собирать ваших ⌠ранетых■. Заодно мне покажете, куда.

≈ Какие же чичас ранетые? Вечер уже. Время Великого затишья, ≈ ответил мужик. ≈ А ты прямо ползи. Там Мишка-дурачок живет. Его проси. Если отпустит... А мы обрядовые, нам не с руки.

Зайцев решил не лезть в семантические дебри языка кудияровцев и не доискиваться, что означает ⌠время сбора ранетых■ и ⌠обрядовые■. Не попрощавшись, Алексей пополз дальше по тоннелю. Он торопился выбраться из лабиринта засветло, яростно работал локтями, а потому довольно быстро выбился из сил.

Зайцев обливался горячим потом, тяжело дышал и до рези в глазах всматривался в кромешную темноту, но все равно ничего не видел. В красных кругах, которые плавали у него перед глазами, словно в магниевой вспышке, то и дело возникали какие-то неясные образы ландшафтов и причудливых архитектурных монстров. Иногда ему казалось, что его со всех сторон окружают живые существа, обитатели некой подземной мифической страны, и Алексей ненадолго замирал, чтобы прислушаться, действительно ли он здесь один. Наконец Зайцев остановился передохнуть. Он уронил голову на руки и начал успокаивать себя: ⌠Черт с ним. Даже если опоздаю до темноты, переночую наверху, на песке, а завтра найду дорогу, тропинку или реку. Что-то же здесь должно быть. Он вспомнил фразу ⌠если отпустит■ и подумал: ⌠Что это значит? А если не отпустит? Почему какой-то Мишка-дурачок решает, останусь я под землей или нет? Черт, даже здесь окопались сумасшедшие. Ну, правильно, страна, где шизофреники воспитывают царских отпрысков, а потом приходят параноики, кончают шизофреников и перестраивают все на свой лад■.

Жилище Мишки-дурачка Алексей обнаружил только когда подполз к нему вплотную. Оказалось, что Мишка завешивает вход в нору плотной циновкой из болотных трав, и слабый свет коптилки проникает в тоннель только через едва заметные отверстия. Зайцев чуть не прополз мимо, но заметил на стене множество светящихся точек и остановился.

≈ Есть здесь кто? ≈ на всякий случай спросил он и тихонько постучал пальцем по плетеной занавеси. Ему никто не ответил, и тогда Алексей отодвинул циновку и заглянул внутрь. Там на подстилке лежал худой и очень грязный человек неопределенного возраста, с длинными спутанными волосами и прозрачной кожей. Половина лица у него была покрыта какой-то омерзительной рыжей шерстью, отчего нижняя часть от носа до подбородка больше напоминала взлохмаченный лобок.

У хозяина пещеры имелись в наличии все четыре конечности, и одной из них он что-то усердно процарапывал на полу. Как и все обитатели подземелья он был одет в бесформенный мешок, а локти и колени дурачка были так же обезображены наростами.

≈ Ты Мишка-ду..? ≈ начал Зайцев и смущенно замолчал.

≈ Да, я Мишка-дурачок, ≈ не поднимая глаз, ответил тот. ≈ Заползай, стояк, я тебя давно жду. Исть хочешь?

Нет, спасибо, ≈ отказался Зайцев. Предпоследняя фраза озадачила его. Алексей очень торопился изложить просьбу, но увидев вполне нормального, психически здорового мужика, сразу позабыл о ней. Зайцев вполз в нору, поправил за собой циновку и только сейчас заметил, что все стены испещрены какими-то символами. Одни из них напоминали пиктограммы, другие ≈ древнеегипетские и корейские иероглифы. Рунические значки и клинопись соседствовали со стилизованными латинскими буквами и кириллицей. Эта настенная роспись походила на попытку создать из всех существующих письменных систем что-то вроде графического эсперанто.

≈ Ого! ≈ разглядывая письмена, невольно воскликнул Алексей, а хозяин, доцарапав очередную закорючку, наконец снизошел до гостя и посмотрел на него.

≈ Хочу свою грамоту придумать, ≈ не без хвастовства заявил Мишка. ≈ Жизнь нашу буду записывать, все как есть: кто родился, кто помер, чего люди говорят.

⌠Так вот почему тебя называют дурачком■, ≈ подумал Зайцев и, не скрывая иронии, спросил:

≈ А на чем же ты будешь писать? На деревянных дощечках?

≈ На стенах и буду, ≈ не реагируя на иронию, ответил Мишка. ≈ Места много.

≈ Это точно, ≈ сказал Алексей и наконец поинтересовался: ≈ Ты-то зачем здесь колупаешься? У тебя же и руки, и ноги есть. Мог бы жить как нормальный человек.

≈ А без рук, без ног разве нельзя жить как нормальный? ≈ вопросом на вопрос вкрадчиво ответил Мишка.

≈ Можно, конечно, ≈ растерянно ответил Алексей. ≈ Но не здесь же. Зачем ползать под землей?

≈ Все ползают. Мы кудияровцы ≈ богоносцы, за то и страдаем.

Даже тот незначительный интерес к этим несчастным, который был у Зайцева вначале, после этих слов сразу пропал. ⌠Богоносцы хреновы, ≈ с неприязнью подумал он. ≈ А впрочем, почему бы и нет? Нормальный человек разве сможет здесь жить? А богоносец ≈ он терпеливый, все вынесет■.

≈ Хочешь, пойдем со мной, ≈ предложил Зайцев и тут же подумал: ⌠А куда я его, дикаря, потом дену? У него из документов одно имя ≈ Мишка-дурачок. Наверное, родился здесь и ходить толком не умеет■.

≈ Благодарствуй, стояк, ≈ сверкнув глазами, ответил хозяин норы. ≈ Я так считаю, лучше здесь умереть лежа, чем там жить на коленях. Ты, стояк, зря народ баламутишь. У нас своя жисть, у тебя ≈ своя. Был у нас здесь один такой же шустрый, все на четвереньках бегал, да народ подбивал, пока ноги не поотрывало. Тоже любил речи говорить. Сейчас многие болтают. Порядка совсем не стало. Ничего, кончится Время Великого затишья, всем припомнится.

≈ Время Божьего гнева, это, когда стреляют? ≈ стараясь попроще сформулировать вопрос, спросил Алексей.

≈ Это когда с неба падает очищающий огонь ≈ кара за неверие и распутство наше, ≈ назидательно ответил Мишка-дурачок. ≈ Опять же, огонь людишкам шибко расплодиться не дает. А то ведь давно бы заполонили весь город и перегрызли друг дружку. Да, места у нас маловато, ≈ с сожалением закончил он.

≈ А огонь этот какой? ≈ не отставал Зайцев. ≈ Божий, ≈ тихо пояснил хозяин норы.

≈ Ладно, хотите ползать, ползайте, ≈ потеряв надежду получить вразумительное объяснение, сказал Алексей. ≈ Кстати, вчера у меня в трактире стащили сапоги фляжку и ружье. Ружье ≈ это такая палка.., ≈ подбирая слова, начал он. ≈ Внизу деревянная, наверху железная...

≈ Там, небось, и валяется, ≈ перебил его Мишка. ≈ У нас не тащат. Мы честность блюдем. Чужое ≈ никогда.

≈ А картошку? ≈ вспомнил Зайцев.

≈ Картошка ≈ святое.

≈ А фляжка? ≈ не унимался Алексей.

≈ Побаловаться, небось взяли, ≈ начиная злиться, ответил Мишка. ≈ Они же как дети. Наиграются, отдадут.

≈ Ну, дети, так дети, а мне пора, ≈ усмехнувшись, сказал Зайцев. Ему очень не понравились слова ⌠они же как дети■. Эта фраза высветила и кем аскет-пещерник считает себя и, возможно, его действительный статус в обреченном на вымирание подземном мини государстве. ≈ Значит, ты здесь первый парень на деревне? ≈ спросил он.

≈ Первый, не первый, а народ слушается, ≈ хвастливо ответил Мишка-дурачок, чем напомнил психологу Зайцеву подростка из тех, кто не способен выделиться из среды своих сверстников, а потому окружает себя малолетками и верховодит ими.

≈ Покажи дорогу наверх, ≈ помолчав, попросил Алексей.

После этих слов с лицом хозяина норы вдруг случилось нечто, не предвещающее гостю ничего хорошего. На губах у Мишки появилась полубезумная улыбка, он опустил глаза и, давя смех, проговорил:

≈ А тебя не отпустят.

≈ Почему? ≈ удивился Зайцев.

≈ Не тот стояк. Забрел ≈ все.

От неожиданности, словно вполне мирный на вид собеседник выхватил нож и приставил к горлу, у Алексея сперло дыхание. Он заволновался и посмотрел на циновку, как будто проверяя, успели на выход из норы поставить решетку или нет.

≈ А на хрена я вам нужен? Что вы со мной будете делать? ≈ стараясь сохранять невозмутимость, спросил он.

≈ Убьем, наверное, ≈ показав остатки гнилых зубов, спокойно ответил Мишка-дурачок.

Самое жуткое в словах хозяина было то, что они не выглядели угрозой. Из уст Мишки они прозвучали столь же естественно и даже целомудренно, как при обсуждении дикарями-людоедами своего страшного меню.

Зайцев поперхнулся следующим вопросом, невольно отпрянул назад к стене и машинально вытер со лба пот. От испуга он не знал, что говорить. Молчал и Мишка. Он изучающе, с улыбкой наблюдал за стояком и как китайский болванчик кивал головой.

≈ Выведи меня наверх, ≈ наконец, дрожащим голосом попросил Алексей. ≈ Выведи, вместе пойдем в деревню. Там живут нормальные люди, как и ты, с руками и ногами...

≈ А кто тебе сказал, что здесь ≈ ненормальные? ≈ не переставая зловеще улыбаться, спросил хозяин норы.

≈ Там нет времени божьего гнева, ≈ торопливо проговорил Зайцев. ≈ Там не стреляют. Там всегда великое затишье. ≈ Алексей кивнул на стену, исписанную символами, и выдал свой последний аргумент: ≈ Тебе не надо будет придумывать азбуку, научишься читать...

≈ Я знаю грамоту, ≈ как будто наслаждаясь смятением стояка, ответил Мишка-дурачок и после небольшой паузы добавил: ≈ Вашу. А я хочу свою.

≈ Ты издеваешься! ≈ вдруг закричал Зайцев и сам испугался своего крика. Ему показалось, что за циновкой кто-то лежит, что его будущие мучители давно сползлись к жилищу Мишки-дурачка и только дожидаются его сигнала. ≈ Ты врешь, ≈ тихо проговорил он. ≈ Я весь день ползаю по вашим норам, и не убили.

≈ Совет держали, ≈ ответил Мишка. ≈ Где выход, ты не знаешь. Ползай пока.

≈ Послушай, ≈ стараясь говорить как можно спокойнее, сказал Алексей. ≈ Отпусти меня... Я отплачу тебе... Я очень хорошо заплачу... Я принесу вещи, которых здесь и не видели...

≈ Стеклянные бусы что ли? ≈ хохотнул хозяин норы.

≈ С ними ты станешь.., ≈ не слушая Мишку, продолжил Зайцев, но тот снова не дал ему договорить:

≈ Или ружье подаришь? ≈ Мишка усмехнулся и передразнил Алексея: ≈ ⌠Палка, внизу деревянная, наверху железная■. Не надо нам твоих вещей, азбука, пожалуй, посильнее будет. Я бы сам тебя удавил, да не могу. Я освященный.

≈ Понятно, ≈ затравленно произнес Зайцев и попятился к выходу. Он отодвинул ногой циновку, задом выполз из пещеры и, не спуская глаз с ухмыляющейся физиономии дурачка, скрылся в тоннеле.

≈ Вон, слышь, за тобой ползут! ≈ крикнул ему вдогонку Мишка и рассмеялся таким подлым трескучим дискантом, что Алексей рванулся в темноту, совершенно позабыв о сбитых в кровь локтях и коленях.

Зайцев не просто полз. Извиваясь всем телом, он, как ему казалось, летел по проходам, часто врезался на поворотах головой в стены, обливался едким горячим потом и испытывал такую жажду, какой у него не было даже на болоте. Алексей был так напуган, что собственное шуршание принимал за шум погони. Он пытался ползти еще быстрее, но по неопытности часто клевал лицом в землю, да поочередно оббивал то левое, то правое плечо о близкие стенки лабиринта.

≈ Уроды! ≈ задыхаясь, бормотал он. ≈ Кроты! А я им еще хотел помочь. Да вас закопать мало. К чертовой матери взорвать это крысиное гнездо.

Остановил Зайцева несильный удар чем-то мягким в ухо, и вслед за этим снова послышался звонкий смех, который быстро удалялся в боковой проход. От неожиданности Алексей лицом ткнулся в пол и замер. Сжавшись от страха, он ждал, что будет дальше, но очень скоро понял, что это дети.

≈ Ребята! ≈ запоздало заорал он. ≈ Эй, ребята, идите... то есть, ползите сюда. Я вам кое-что дам. Подарю.

Так и не дождавшись ответа, Зайцев застонал и в отчаянии ударил кулаком по земле. Он хотел было продолжить путь, но сразу понял, что не может сдвинуться с места. Всякое шевеление вызывало острую боль в спине, в суставах и особенно в локтях и коленях.

Никогда еще Алексей не чувствовал себя таким беспомощным. ⌠Это конец! ≈ уронив голову на ладони, подумал он. ≈ Лучше бы я утонул в болоте. Там, по крайней мере, сразу. Здесь же, чтобы подохнуть, надо еще поползать■.

≈ Стояк, уснул что ли? ≈ откуда-то сверху послышался мужской голос, и вслед за этим на Зайцева свалился здоровый кудияровец. Упав на него, он вышиб из легких Алексея воздух, чувствительно ударил культей ноги по затылку и быстро уполз.

Зайцев не сразу сообразил, что прямо над ним находится люк. От боли и унижения он готов был расплакаться.

Суки! ≈ тихо, с остервенением пробормотал он. ≈ Ничего-ничего, я найду выход. ≈ Впрочем, Алексей уже не очень верил в то, что из этого ⌠критского■ лабиринта можно самостоятельно выбраться. Зайцев вспомнил Таньку и пожалел, что не уступил ей. Будь он дальновиднее, эта пещерная баба, кудияровская Ариадна, помогла бы ему добраться до поверхности. Но представив ее ≈ грязное панцирное существо ≈ в роли любовницы, он содрогнулся. ⌠Все равно, что с черепахой или гигантской игуаной, ≈ подумал он и переключился на свалившегося мужика: ≈ А ведь эта тварь грохнулась на меня сверху■, ≈ осенило его, и будто в подтверждение этого Алексей явственно ощутил слабенький сквознячок. Тянуло еле заметно, но свежеватый воздух отличался от застоявшейся жирной вони более жидкой консистенцией.

Зайцев поднял руку и нащупал края круглого отверстия. Стеная от саднящей боли, он с трудом встал на четвереньки и просунул голову в люк. На верхнем уровне была такая же непроглядная темень, но он был ближе к поверхности, и Алексей полез. Ему уже почти удалось выбраться наружу, но тут что-то ударило его по голове. Перед глазами у Зайцева вспыхнуло огненное зарево, затем он почувствовал, что куда-то проваливается, как в прямом, так и переносном смысле.

Очнулся Алексей в слабо освещенной пещере. Как ему показалось, по рисунку ли стен или расположению пятен копоти на потолке, он здесь уже был, хотя с непривычки отличить одну глиняную нору от другой было почти невозможно. В кривой плошке потрескивал фитиль, перед глазами у Зайцева стояла оранжевая муть и мелькали черные мошки. Алексея слегка подташнивало, но он приписал это вонючей духоте, к которой никак не мог привыкнуть.

Зайцев потрогал ушибленное темечко, медленно повернул голову, и вслед за этим над ним склонилось бледное Танькино лицо. Алексей вздрогнул от неожиданности, но узнав ее, застонал, положил ладонь на лоб и спросил:

≈ Это ты меня?

≈ Неа, ≈ сообразив, о чем речь, ответила хозяйка норы. ≈ Охрана не велела тебя выпускать. Ты не боись, я тебя схороню.

≈ А почему не велела? ≈ кряхтя, поинтересовался Зайцев.

≈ Закланный ты, ≈ с нескрываемой тоской в голосе ответила Танька. ≈ Не тот стояк, да еще и сам приполз.

⌠Закланный, закланный...■ ≈ мучительно пытался докопаться до смысла Алексей. Когда же до него дошло, он резко сел и испуганно выпалил:

Что это значит?! Вы что, приносите человеческие жертвы? ≈ Но увидев непонимание на ее лице, напряг ушибленные мозги и сформулировал попроще: ≈ Убьете что ли?

≈ Не ори, ≈ прошептала Танька и очень выразительно стрельнула глазами в сторону выхода. ≈ У меня никто тебя не тронет.

Обещание спасти ему жизнь отнюдь не обрадовало Зайцева. Впервые за все проведенное здесь время Алексей осознал, что попал не к убогим инвалидам, собранным в таежных катакомбах по воле какого-то жестокого начальника-фантазера, и не к сумасшедшим, а к настоящим дикарям, таким же реальным, как и он сам. Еще недавно Зайцев очень абстрактно представлял людей, которые по своему развитию находились на пару ступенек ниже их дворника ≈ человека болтливого и неправдоподобно тупого. Дикари существовали как бы сами по себе, да и то лишь в онтологическом смысле. Они заполняли временное пространство от появления каменного скребка до пирамиды Хеопса и служили скорее опровержением библейского мифа о сотворении мира, нежели реальными разумными существами, застрявшими в неолите. Обычно слово ⌠дикарь■ вызывало в памяти Алексея картинку из ⌠Истории древнего мира■: человекоподобный свирепый самец держит в мохнатой руке каменный топор, а на заднем плане мирно пасутся волосатые мамонты. И вот он столкнулся с ними в жизни.

Хозяйка пещеры еще что-то возбужденно нашептывала ему, но Зайцев даже не пытался слушать ≈ он думал, как отсюда выбраться. Вариантов кроме как через тоннель не было, поэтому в голову ему лезла всякая чушь: взять в заложники старосту, попробовать пробиться через верх, пристрелить хотя бы одного для острастки. Правда, у него не было ни оружия, ни сил, что бы до него добраться. А пустое фантазирование создавало лишь видимость поиска выхода, и Алексей прекрасно это понимал. Но отказаться от него, означало остаться один на один с тем, что он имел.

≈ Эй, ≈ Танька толкнула его в бок. ≈ Исть хочешь?

≈ Нет, ≈ сквозь зубы ответил Зайцев.

≈ Тогда расскажи, как живут стояки, ≈ попросила она. ≈ Сказывают, они ходют ногами.

≈ А ты никогда не видела? ≈ раздраженно ответил Алексей.

≈ Неа. ≈ Хозяйка подползла к нему поближе и осторожно положила голову рядом с плечом Зайцева. ≈ Сказывают, у вас плохо.

≈ Врут. У нас хорошо. Это вы здесь живете как шампиньоны. ≈ Ему было тошно и от собственных мыслей, и от убогого гостеприимства этой дикарки, и особенно от невозможности оградить себя от ее навязчивого желания поладить с инородцем. ≈ По крайней мере, у нас не едят людей, ≈ после паузы сказал он.

≈ У нас тоже, ≈ почувствовав в голосе пленника-гостя плохо скрытый упрек, ответила Танька.

≈ У нас есть все, ≈ многозначительно, с истерическим вывихом в голосе произнес Алексей и застыдился самого себя. Он даже не понял, как в его высокообразованных мозгах могла родиться такая глупая, ребяческая похвальба.

≈ У нас тоже, ≈ приподнявшись на локте, ответила хозяйка норы.

≈ А у нас.., ≈ начал Зайцев, но запнулся и мысленно продолжил: ⌠в квартире газ...■ Ему очень хотелось чем-то поразить и одновременно уколоть ее, а может быть, даже унизить. Придумать нечто такое, отчего эта первобытная ползунья сразу запросилась бы с ним наверх. Но после второго ⌠у нас тоже■ Алексей сообразил, что это невозможно. У них здесь действительно было то же самое. Сказать, что наверху быт сильно отличается, и в каждом доме есть холодильник с телевизором ≈ она не поймет. Эта невозможная вонь ≈ для них норма, жилой дух. Говорить о каких-то абстрактных для нее вещах не имело смысла.

Только сейчас Зайцев обратил внимание на то, что с остервенением чешет голову и тут же с ужасом вскочил, ударился головой о потолок и со стоном схватился за ушибленный затылок.

≈ Зараза! Бедная моя башка! У вас что, блохи есть? Насекомые. Вши, блошки ≈ в волосах?

≈ Есть, ≈ спокойно ответила Танька, всем своим видом показывая, что не понимает, почему стояк так переполошился.

≈ Да, действительно у вас есть все, ≈ валясь на спину, проговорил Алексей. ≈ Час от часу не легче. Вшей я уже подхватил. Осталось подцепить проказу, сифилис и потерять ноги. И можно не возвращаться домой.

≈ Оставайся, ≈ оживилась Танька. ≈ Мужиков у нас мало.

≈ Спасибо, ≈ поблагодарил Зайцев таким тоном, что хозяйка пещеры обиделась.

Из тоннеля послышался легкий шорох. Алексей повернулся к выходу и увидел, как мимо норы проковыляла белая коза с огромным выменем. Вместо передних ног у нее были короткие обрубки разной длины, и это симпатичное домашнее животное передвигалось рывками, высоко задрав задницу вверх.

≈ О, боже! ≈ воскликнул Зайцев, заворожено глядя на увечную козу. ≈ Может, у вас здесь и безногие лошади со слонами есть? Ради бога, покажи выход. Умоляю тебя! Ты же умная, красивая баба. Ну, зачем я тебе такой урод: с ногами, с руками...

≈ А чего тебе еще надо? ≈ вдруг тихо спросила Танька. ≈ Разве здесь плохо?

≈ Я не говорю, что плохо, здесь хорошо, ≈ без особого труда соврал Алексей. ≈ Лучшего места под землей и не найдешь. Но я не привык так жить.

≈ Как? ≈ удивилась Танька. ≈ Все есть, дом ≈ полна чаша.

Эта ⌠полна чаша■ настолько поразила Зайцева, что поначалу он изумленно уставился на хозяйку, а затем издевательски расхохотался. Это пещерное зазеркалье потрясало его не столько скудостью жизни, сколько несоответствием вещей и понятий, стоящих за одними и теми же словами. Невольно возникал вопрос: а что есть мерило? И снова в его памяти всплыла кем-то сказанная фраза ⌠мир ≈ есть описание мира■.

Алексей даже позабыл о насекомых, болящих локтях и коленях. Он привалился спиной к стене и с искренним любопытством поинтересовался:

≈ А что, по-твоему, значит ⌠полна чаша■?

≈ Тепло... свет... еда, ≈ не задумываясь, ответила Танька и, немного помешкав, добавила: ≈ Я.

≈ Ты?! ≈ демонически рассмеялся Зайцев. ≈ Да ты... ≈ Он хотел было спросить, видела ли она когда-нибудь себя в зеркале, но вовремя остановился. Правда, по интонации Танька прекрасно поняла, что он имел в виду. Она почувствовала в этом оскорбительном восклицании ⌠ты!■ не только презрение, но что еще хуже, не признание в ней тех основных женских достоинств, которые она считала существующими, приобретенными большим трудом, что составляло ее гордость. Такое откровенное пренебрежение страшно оскорбило ее и, опустив глаза, Танька сквозь выступившие слезы прошептала:

≈ Иди.

≈ Куда? ≈ не понял Алексей, хотя настроение хозяйки расшифровал правильно.

≈ Туда иди, ≈ указала она на выход. ≈ Иди отсюда! Значит правду сказывают, стояки ≈ ироды.

≈ Да ты хотя бы знаешь, кто такой Ирод?! Ты хоть знаешь, что говоришь?! ≈ сорвался на крик Зайцев. Осколки исторических событий и библейских мифов оказывается жили и здесь, в рукотворной преисподней, но уже в виде атавизмов, совершенно непонимаемые, как отголосок прошлой, неизвестной жизни.

Алексей уже хотел выползти из норы, но боль не позволила ему это сделать. Он лишь перекатился на бок и простонал:

≈ Не могу. Разваливаюсь на куски.

≈ Тады лежи и молчи, ≈ тихо проговорила Танька.

 

Глава 4

 

Зайцев не имел понятия, сколько пролежал в этой ⌠черной дыре■ ≈ время в пещере никак не ощущалось. Он посчитал, что они дважды засыпали, три раза Танька подливала в плошку масла, четыре раза приносила ему картошку и воду, один раз он ползал в сортир и промучился там минут сорок, пытаясь пристроиться над выгребной ямой в тесной, как собачья будка, норе.

Затем они молча лежали. Танька что-то мурлыкала, прижималась к нему горячим телом, и в какой-момент Алексей даже поймал себя на том, что прикосновения катакомбной дикарки возбуждают его, но потом сам же и возмутился этой нелепой мысли. За время пребывания здесь он научился расчленять царящий здесь смрад на отдельные фрагменты и сейчас отчетливо ощущал запах ее немытого тела ≈ так пахнут только норные дикие звери.

⌠И зачем я приперся в Разгульное? ≈ машинально почесывая то голову, то залезая под мышки, уже не в первый раз пожалел Зайцев. ≈ Пощупать какие-то мифические корни? Посмотреть, в каких условиях начиналась моя экскурсия в этот мир? Посмотрел. Какие там корни! Все давно обрублено, и любой мой московский знакомый мне куда ближе всех сибирских родственников вместе взятых. Есть только одно родство ≈ похожесть существования, общая среда обитания. Какой к черту тюлень родственник медведю? Когда это было? Один живет в океане, другой ≈ в лесу. Зов крови ≈ это глупая, неизвестно кем и когда придуманная, сентиментальная туфта. Отец никогда не стремился назад в Разгульное. Он, конечно же, знал, почему, но молчал. Говорить о таких вещах просто не принято и опасно. Сам же в работе много раз использовал этот прием, психотерапевт хренов. Говорил клиенту, что сила человека в его корнях и традициях. Чья-то ≈ возможно. Но я! Я-то как попался на эту дурацкую удочку? ≈ Алексей тяжело вздохнул. ≈ Ну, вот и выяснилось, что я ⌠безродный космополит■. Стоило ли ехать в такую даль, на историческую родину, чтобы еще раз убедиться, что дважды два ≈ четыре и только четыре?■

Чтобы лишний раз не рвать душу, Алексей заставил себя думать о возвращении в Москву. Когда же в очередной раз он погрузился в дрему, ему приснился странный лубочный город с большим количеством златоглавых церквей, раздрызганных кабаков и деревянных сортиров. По дощатым тротуарам в обе стороны, непрерывным потоком ползли нормально одетые люди с сумками и дипломатами, авоськами и чемоданами. У одних поклажа была приторочена как у вьючных животных к спинам, другие волокли ее за собой. Все они были слепыми, с пустыми глазницами и спекшимися веками. Все напоминали цирковых пресмыкающихся, для смеха разодетых в человеческие одежды. Зрелище было апокалипсическим, и Зайцев даже остановился, чтобы перевести дух. ⌠Постойте, ≈ обратился он к ближайшему ⌠пешеходу■. ≈ Пожалуйста, скажите, что это за город?■ ⌠Кудияровка■, ≈ не сбавляя скорости и не поворачивая головы, бросил слепой.

⌠Так вот он каков Китеж-град этих несчастных калек■, ≈ подумал Алексей и осмотрелся. Совсем страшно ему стало, когда он понял, что ползет вместе со всеми, но понятия не имеет, куда и зачем. Причем, у Зайцева это получалось легко и просто, словно он передвигался таким образом с самого рождения.

Как Алексею представлялось, от кудияровцев он отличался только тем, что был зрячим. Мысль о собственном превосходстве грела душу, но чтобы в этом окончательно удостовериться, он отполз в сторону и прикоснулся пальцами вначале к одному глазу, затем к другому ≈ на месте глаз оказалась гладкая кожа без каких-либо признаков глазных яблок и век. ⌠Что это?! ≈ в ужасе вскрикнул он и едва не вскочил на ноги. ≈ Я же вижу!■ Зайцев судорожно вцепился в плечо проползавшего мимо кудияровца с рюкзаком на спине и истошно заорал ему прямо в лицо: ⌠Я вижу!■ ⌠Это тебе только кажется■, ≈ освобождаясь от его хватки, шелестящим голосом старосты проговорил кудияровец.

Алексей вынырнул из кошмарного сна как из ледяного омута, с ощущением, что освободился от смертельной опасности. Но, оглядевшись, сразу вспомнил, куда его занесла нелегкая и застонал от нахлынувшей безысходности. Он чувствовал себя заживо и навечно замурованным в канализационной трубе и никак не мог понять: за что, зачем и есть ли хоть какая-то возможность отсюда выбраться.

Проснувшись, Зайцев случайно разбудил Таньку, которая тут же приподняла голову и хриплым со сна голосом спросила:

≈ Чего тебе?

≈ Ничего, ≈ ответил он и торопливо добавил: ≈ Кто у вас здесь самый старший?

≈ Знамо кто, староста, ≈ снова укладываясь, разочарованно сказала хозяйка норы.

≈ Если он прикажет, меня отпустят? ≈ не отставал Алексей.

≈ Неа, ≈ ответила Танька. ≈ У нас сообча решают.

≈ Да когда вы успели сообча-то? Позови старосту! Мне надо с ним поговорить.

≈ Не поползет, ≈ лениво ответила Танька и нарочито громко зевнула. ≈ Чего ему зря ползать? Ты же не тот стояк.

≈ Тогда какого черта вы меня здесь держите?! ≈ снова сорвался на крик Зайцев.

≈ Не выведешь нас, так гнев Божий отведешь. Нам и Время Великого затишья стояк принес.

≈ Значит, здесь уже бывали стояки? ≈ оживился Алексей.

≈ Бывали, ≈ ответила хозяйка. Она запустила руку под подстилку, пошарила там и вытащила на свет небольшой блестящий предмет из того, верхнего мира, в который Зайцев так отчаянно стремился вернуться. Это оказалась солдатская кокарда.

Алексея даже прошиб пот от чудовищной догадки, и он не сразу решился спросить, где тот человек, что носил ее на фуражке? Ему вдруг привиделся даже не этот несчастный солдатик, от которого, по-видимому, осталась одна алюминиевая кокарда. Он очень ярко представил следующего бедолагу, которому показывают его ≈ зайцевскую ≈ фляжку, ружье или перочинный ножик.

≈ Вы что, убили его? ≈ тихо спросил он.

≈ Господь с тобой, мы богоносцы, ≈ искренне возмутилась Танька и показала глазами на потолок. ≈ Сам ушел. Убег, значит. Поэтому тебя Мишка и не отпущает. Чтобы, как сказано в священной книге: ⌠И придет стояк, и отворотит от нас беду, и умилостивит Бога, и перестанет Бог гневаться■.

≈ Да, нет в ваших священных книгах этих слов, дурят вашего брата! ≈ горячо проговорил Зайцев и с нарастающим возмущением продолжил: ≈ И никакие они не священные. Я обманул старосту, я умею читать. Позови его, я все ему расскажу... хоть весь устав от корки до корки прочитаю. Вы сидите в этой помойной яме, жрете одну картошку, гадите под себя, а там..! ≈ От одной мысли, как хорошо ему было в том мире, откуда он пришел, у Алексея свело челюсти. Он хотел было коротко и красочно описать, какая замечательная жизнь наверху, но Танька огорошила его ответом:

≈ Да знаю я грамоте, ≈ воспользовавшись заминкой, сказала она. ≈ И староста знал, когда зенки были. Сам нас учил. Только не верит, что там такое написано. А без священных книг все одно нельзя ≈ зачем жить непонятно.

≈ А как же тогда..? ≈ оторопев, начал было Зайцев, но внезапно замолчал, лег на спину и скрестил руки на груди. Ему вдруг сделалось совершенно неинтересно, что староста собирался вычитать в ⌠Уставе Вооруженных сил СССР■ и зачем врал. Затем ему пришла в голову идея, что староста ждал от него какого-то иного толкования ⌠священного текста, и Алексей вспомнил свою же шутку: ⌠возьмите полстакана муки■.

≈ Ничего, Мишка-дурачок вам все растолкует, ≈ равнодушно проговорил Зайцев и с сожалением подумал: ⌠Эх, дурак я, дурак! Мне бы вычитать им из ⌠Устава■, что, мол, тот я стояк, и выведу их в Кудияровку, и дам каждому по мешку отборной картошки и ведру самого вонючего самогона. Кто меня за язык тянул ≈ неграмотный! А теперь иди, доказывай, что ты и есть тот, которого они всю жизнь ждали ≈ спаситель и благодетель славного кудияровского рода. ≈ Так я у вас что, вместо талисмана? ≈ наконец вяло поинтересовался он. ≈ Ну, амулета.., оберега.

Хозяйка пещеры как-то поджалась, что, очевидно, было равносильно пожиманию плечами, и проворчала:

≈ Не знаю я никакого амурега и талисмета.

≈ Ни хрена я от вас не отведу, ≈ вдруг снова сорвался Алексей. ≈ Не дождетесь. Наоборот, руки-ноги заживут, я вам такое устрою...

Зайцев старался не ожесточаться, чтобы окончательно не потерять над собой контроль и не наделать непоправимых ошибок. Ему казалось, что именно на ее, Танькину, помощь он может рассчитывать, но для этого следует как следует поработать, убедить несчастную кудияровку помочь стояку. И все же злоба душила его, и Алексею стоило огромного труда, чтобы не закатить хозяйке настоящую истерику с мордобоем. Он попытался сбить гнев глубокими вдохами, и эти упражнения развеселили Таньку.

≈ Чего это ты? ≈ со смехом спросила она.

≈ А сюда я как попал? ≈ вопросом на вопрос ответил Зайцев. ≈ Кто меня приволок?

≈ Я, ≈ перестав смеяться, проговорила хозяйка.

≈ А по башке кто дал?

≈ Сам ударился, ≈ ответила Танька и повернулась к нему спиной.

Это очевидное вранье заставило Алексея задуматься о том, какую все-таки роль уготовили кудияровцы своему пленнику. Ему не хватало знаний о жизни и традициях этих подземных богоносцев, и разговор с Танькой до сих пор ничего ему не дал. Зайцев не мог даже применить свои профессиональные навыки врачевателя душ. Как оказалось, чтобы расположить к себе человека, а потом попытаться воздействовать на него, требуется как минимум, чтобы тот понимал, о чем говорит психолог, знал, что тот является психологом, и сам мог более-менее свободно изъясняться на современном языке.

≈ У тебя есть душа, ≈ неожиданно произнес Алексей.

≈ Есть, ≈ охотно согласилась хозяйка.

≈ А я специалист... тьфу ты, черт! Знаток. В общем, там наверху я лечу человеческие души. ⌠Зачем я это говорю? ≈ вдруг с ненавистью подумал Зайцев. ≈ Допустим, она поняла, что это изменит? Как раз она-то меньше всего походит на человека, которому требуется психолог■. ≈ Другими словами, я ≈ маг. Ну, волшебник, ведун, ≈ неуклюже пояснил Алексей и снова ужаснулся своим словам: ⌠Что я несу?! Волшебник! А сам лежу в этом говне и не могу себе помочь■.

≈ Ничего, ничего, ≈ успокаивающе проговорила Танька и пристально посмотрела пленнику в глаза. Она не моргала, и хлипкий язычок пламени масляного светильника словно чертенок отплясывал в ее больших черных зрачках какой-то ужасный первобытный танец. Зайцев хотел было отвести взгляд, но почувствовал, что не в состоянии этого сделать. И прежде чем окончательно смежить веки, он увидел, как Танька подняла руку и плавно провела ладонью у него перед лицом. Когда же Алексей очнулся, рядом никого не было. Он не сразу вспомнил, что произошло, и некоторое время лежал без движений на спине и разглядывал близкий потолок. Зайцев не сомневался, что усыпила его Танька, и это открытие немного напугало Алексея. Вышло все чрезвычайно глупо и позорно: он похвалялся своими несуществующими паранормальными способностями, тогда как эта грязная дикарка по-настоящему владела искусством гипноза и без всяких слов блестяще доказала это. ⌠Этим существам не страшны ни термоядерная война, ни космические катастрофы, ≈ с тоской подумал Зайцев. ≈ Они видят в темноте, владеют гипнозом, жрут одну картошку, и вполне могли бы научиться переваривать сине-зеленые водоросли. Они-то и есть основа будущего человечества, тот самый генофонд. Люди, которые переживут любые катаклизмы и дадут жизнь homo futuri. В конце концов, выжили же крокодилы и вараны. Их бог был прав, что до поры до времени спрятал кудияровцев под землю. Здесь они лучше сохранятся. Не удивлюсь, если когда-нибудь выяснится, что где-то в океане обзавелись жабрами и живут на дне такие же вот богоносцы. А что, с его стороны это даже мудро, нельзя же держать все яйца в одной корзине. Но я-то не из этой корзины, чародей засраный, ≈ самоедствовал Алексей. ≈ Интересно, что она еще может? Вот будет мне подарочек, если она умеет читать мысли... если ОНИ умеют читать мысли. Хотя, какая разница, они и так знают, что я собираюсь бежать.■

Удивительная способность кудияровцев или даже одной Таньки заставила Зайцева позаботиться об осторожности. Он решил сделать вид, что смирился с пленом и на всякий случай думать исключительно словами незнакомыми малограмотным ползунам. Размышляя над этим, Алексей часто ловил себя на мысли, что стыдится своей веры в телепатию кудияровцев. И все же Зайцев поставил себе цель ≈ всерьез разобраться, как же он все-таки думает: образами, понятиями или словами.

Неожидано Алексей услышал громкий свистящий шепот. Кто-то возился у выхода, и Зайцев наконец повернул голову. В полумраке он разглядел те же две физиономии кудияровских то ли девок, то ли баб, которые уже появлялись здесь во время его встречи со старостой. Девки чего-то не поделили, возможно, более удобное для наблюдение место, но едва стояк зашевелился, они угомонились.

≈ А где Танька? ≈ спросил Алексей и сам удивился безразличию, с которым прозвучали его слова.

≈ В трактир поползла, ≈ жеманясь, ответила одна. ≈ Исть-то небось хочешь?

≈ А вы, стало быть, меня охраняете? ≈ усмехнулся Зайцев.

≈ Неа, ≈ ответила другая и залилась смехом. ≈ Смотрим.

Алексей вышел из состояния прострации так же внезапно, как и погрузился в него. Он резко поднялся, чудом избежал удара о потолок и, срываясь на фальцет, заговорил:

≈ Девушки, милые, добрые, помогите найти выход! Я вас по-царски отблагодарю! Вернусь, привезу вам все, что душа пожелает: платья, колготки, фу, черт! Бусы... красивые картинки... на стенку повесите. Что у вас здесь считается самым ценным... дорогим? Ну, чего вам хочется?! Все привезу!

≈ Правду сказывала, ≈ не обращая внимания на посулы стояка, со смехом проговорила первая, и вдруг обе кудияровки мгновенно исчезли из проема.

≈ Какую правду?! ≈ заорал Зайцев. ≈ Кто сказывал?!

≈ Танька, ≈ глухо донеслось до него из глубины тоннеля.

≈ А-а-а! ≈ в отчаянии закричал Алексей и повалился на травяное ложе. ≈ Сумасшедший дом! Дикари! Уроды! Дайте только добраться до Разгульного!

Зайцев вцепился в плетеную подстилку, попробовал ее разодрать, но она оказалась слишком толстой и крепкой для его пальцев. Впрочем, неудачная попытка сорвать зло на подстилке натолкнула его на мысль, что из этих сушеных стеблей может получиться прочные наколенники и налокотники. Не мешкая, Алексей достал чудом не украденный перочинный нож, раскрыл его и остервенело принялся отрезать полоску шириной в пятнадцать сантиметров. Но едва начав, он сообразил, что прямо под светильником это будет слишком заметно.

Зайцев не успел ничего сделать, как появилась Танька с миской дымящейся картошки и большим кувшином. Она подползла по-змеиному бесшумно, и Алексей едва успел спрятать нож под лежанку. Он сделал вид, что почесал ногу, затем растянулся во весь рост и заложил руки за голову.

≈ Я вина принесла. Хошь? ≈ спросила Танька и поставила кувшин у стены.

≈ Нет-нет, ≈ быстро проговорил Зайцев. Он уже почувствовал запах кудияровской самогонки, и от воспоминания о ней его едва не стошнило. ≈ Убери эту вонючую гадость. Вино! ≈ язвительно выдавил он из себя. ≈ Отнеси назад. смердеть здесь еще будет.

≈ Как хошь, а я выпью, ≈ нисколько не обидевшись, сказала Танька. ≈ А исть-то будешь?

≈ Исть буду, ≈ согласился Алексей.

Зайцев уже разработал план побега, и теперь оставалось лишь дождаться следующего исчезновения хозяйки норы. Первоначально он собирался проследовать за Танькой, когда она отправится в трактир, но быстро отказался от этой идеи. Угнаться за кудияровкой с разбитыми локтями и коленями было невозможно. Тем более, что на пути им обязательно повстречались бы ее соплеменники. Второй вариант был более простым, но слишком темным. Вернее, Алексей не представлял, насколько он осуществим. Подползая к сортиру, слева от себя он почувствовал слабое движение воздуха и понял, что двигаться надо туда, откуда тянет сквозняком. Далеко ли выход на поверхность или близко, Зайцев не знал. Градостроительские особенности кудияровского поселения не были ему известны. Единственной надеждой Алексея было то, что общественный сортир для лучшей вентиляции могли поместить где-то рядом с лазом.

Демонстрировать свое смирение Зайцев решил добросовестно, иначе фальшь только насторожила бы Таньку. Правда, его смущало одно обстоятельство: хозяйка могла неправильно истолковать его покорность и начать навязывать пленнику те отношения, о которых он не мог думать без ужаса и отвращения.

После скудной трапезы время снова потянулось так медленно, будто у кудияровцев его не существовало вовсе. Здесь день не сменял ночь, а ночь ≈ день. Алексей не удивился бы, если как Одиссей узнал бы, что с тех пор, как он покинул Разгульное, прошло не несколько суток, а пять-шесть лет. Минута здесь явно равнялась не шестидесяти секундам, а час ≈ не шестидесяти минутам. Мера времени в подземелье как будто устанавливалась самостоятельно, произвольно, и угадать, каким по продолжительности будет следующий отрезок, было невозможно. Начало его размывалось безумно тягостным ожиданием конца, конец невозможно было представить из-за бессмысленности настоящего, а настоящее казалось безграничным из-за отсутствия начала и конца. Таким образом, круг замыкался как лента Мебиуса, и единственным спасением от этой метафизической напасти было не дать пропасть ощущению бега времени, запустить внутренние часы и следить, чтобы они не остановились.

Проснувшись в очередной раз, Зайцев почувствовал, что хозяйка гладит его по животу. Он хотел было отбросить ее руку, но сдержался и повторил однажды сказанное вранье:

≈ Там наверху у меня есть жена. Я не могу так... быстро.

≈ Мишка сказывал, у стояков жен не бывает, ≈ горячо прошептала Танька, но все же руку убрала. ≈ Сказывал, черти вы. Сверху падаете людей смущать.

≈ Много он знает, ≈ ответил Алексей. ≈ Черти разве сверху падают? Тогда уж ангелы. Бог-то ваш где обретается? Наверху.

≈ Нет, ≈ неожиданно возразила Танька. ≈ Бог в земле живет, под нами.

⌠Интересно, ≈ подумал Зайцев. ≈ А если бы судьба загнала их на деревья, где бы жил бог? Неисповедимы пути твои, господи, ≈ внутренне усмехнулся он. ≈ И куда ты только не помещал себя изобретательным человечьим умом■.

≈ А что же ты меня, черта... ≈ Алексей хотел было сказать ⌠домогаешься■, но смягчил вопрос: ≈ Что же ты меня приютила? Грех ведь это.

≈ Грех не приютить, ≈ назидательно проговорила Танька.

≈ Так, черта же, ≈ не отставал Зайцев.

≈ Черта тоже Бог сотворил. Тоже дитя его. Чичас вот черт, а потом, глядишь, человеком сделался.

⌠Забавная философия, ≈ подумал Алексей и отвернулся к стене. ≈ Очень по-русски. Да, пропади она пропадом эта страна, где ангелы и черти спокойно кочуют с неба не землю и наоборот. Только привыкнешь голову задирать, а там уже Сатана обосновался.■

≈ А Мишка ваш кто? ≈ поинтересовался он.

Дурачок, ≈ ответила Танька.

≈ Это понятно. Почему у него руки и ноги целы?

≈ Дома сидит, ≈ пояснила хозяйка.

≈ Может, он тоже стояк? ≈ машинально почесывая голову, просто так спросил Зайцев. Танька промолчала, но, очевидно, почувствовав в этом примере собственную пользу, через некоторое время ответила:

≈ Был стояк. А вон вышел весь, человеком сделался.

⌠Вот сволочь! ≈ про себя возмутился Алексей. ≈ Небось, какой-нибудь сбежавший уголовник или дезертир. Отсиживается в глуши. Господи, нашел идиот, где прятаться! А ведь он знает, что такое Устав, и специально кудияровцам головы морочит. Дурачок, а понял, чем их приручить. Все правильно, дикарям нужны такие книги, которые невозможно ни понять, ни прочитать. Неважно, что в ней написано, главное √ окружить ее тайной, и толкуй, как хочешь. Тайна и незнание ≈ основа любой религии. Харю бы начистить этому бесноватому философу. Как земляной червь рыхлит мозги кудияровцев и сам же потом сеет черт знает что■.

≈ А за что же бог гневается на вас, если вы богоносцы? ≈ задал каверзный вопрос Зайцев.

≈ Предали потому что, ≈ со вздохом ответила Танька. ≈ Сказывают, дерево у нас в Кудияровке стояло. Плоды на нем росли очень вкусные, а исть нельзя было. Бог не велел. Ан нет, нашлись ослушники. Поели, вот и пришли лихие люди...

Все-все-все, хватит, ≈ раздраженно остановил ее Алексей. В устах кудияровки рассказ о Древе Познания выглядел столь нелепо и не ко времени, что Зайцев не выдержал. ⌠Прав был Юнг, ≈ закрыв глаза, с тоской подумал он. ≈ Как люди жили, так и продолжают жить первобытным умом и не собираются меняться. А ницшеанский правильно умозаключающий человек ≈ фантазия несчастного одиночки, придуманная от отчаяния и ненависти к идиотизму.■

Зайцева все более охватывала злость. Разговор с Танькой был ему до отвращения скучен, спать не хотелось, а молча лежать он опасался ≈ кудияровка все настойчивее оглаживала его, и все явственнее в ее приставаниях ощущалась безаппеляционность хозяйки положения. Кроме того, Алексей понял, что боится ее, как боятся крупное животное, не зная его повадок. Дожидаться следующей кормежки становилось невмоготу, возвращаться к прерванному разговору или заводить новый было противно, и Зайцев капризно заявил:

≈ Пожрать бы.

≈ Так недавно ж.., ≈ удивилась Танька.

≈ Да здесь разве поймешь, давно или недавно, ≈ раздраженно ответил Алексей. ≈ Хочется и все. Может у вас и хлеб найдется? Хоть маленький кусочек? А то я привык.

≈ Что это? ≈ спросила хозяйка.

≈ Не знаешь, ≈ с бессмысленным упреком проговорил Зайцев. ≈ Дожили. В Сибири не знают, что такое хлеб. Блюдо такое из муки. А мука из крупы. А крупа растет...

≈ Не ростим, ≈ перебила его Танька.

Танька уползла не сразу. Она явно колебалась, то ли заподозрив какую хитрость, то ли следуя неписаному внутреннему распорядку. Но затем она все же сжалилась над прожорливым пленником и отправилась в трактир. Едва она исчезла в тоннеле, Алексей достал нож, но сразу же понял, что не успеет сделать ни налокотники, ни наколенники и только зря потеряет время. ⌠Черт с ними, потерплю■, ≈ решился он и осторожно выбрался из пещеры.

Не обнаружив охраны, Зайцев быстро пополз в противоположную сторону, к сортиру. Он хорошо запомнил дорогу, но и без того путь к выгребной яме был столь же легко угадываем, как на открытой местности к ночному костру. Вонь густела с каждым метром, и когда перед самым сортиром Алексей повернул налево, он снова почувствовал сладковатую струю относительно свежего воздуха.

Зайцев пополз быстрее. На ходу он часто поднимал руку и ощупывал потолок, чтобы не пропустить лаз. Иногда до него доносились какие-то звуки, один раз в боковом проходе кто-то шумно выдохнул, и Алексей прибавил скорость.

Лаз в потолке обнаружился очень скоро. Зайцев и сам удивился как ловко он изогнулся и нырнул наверх. Ему начало казаться, что выход на поверхность где-то совсем близко, и он часто принюхивался, вертел головой, стараясь изодранной, вспотевшей щекой поймать прохладный сквознячок.

Настоящее ликование вызвал у него следующий лаз наверх. Это могло означать только одно ≈ он недалеко от цели. И действительно, здесь было немного посвежее, и Алексей из последних сил рванулся вперед. ⌠Скорее! ≈ шепотом подгонял он себя. ≈ Скорее!■

Через несколько метров Зайцев почувствовал под руками пустоту, но не успел остановиться. На мгновение он завис над пропастью, попытался ухватиться за стенки и рухнул вниз.

Алексей свалился крайне неудачно. Вертикальная шахта оказалась неглубоким колодцем со студеной ключевой водой, из которой, очевидно, и таскали ему воду. При падении Зайцев машинально выставил руки вперед и воткнулся ими в твердое глинистое дно. Из-за страшной боли он едва не потерял сознание и чуть не захлебнулся, но ледяная ванна быстро привела его в чувство. Кисть правой руки оказалась то ли сломанной, то ли вывихнутой, что в его положении было почти равноценно.

Уже через минуту Алексей так окоченел, что дробный лязг его зубов, наверное, слышен был во всех прилегающих тоннелях, и все же звать на помощь он не решался. Здоровой рукой Зайцев ощупал стенки колодца, затем попробовал выбраться, но допрыгнуть до края прохода так и не сумел. ⌠Это же надо быть таким невезучим, ≈ чуть не плача, подумал он. ≈ Почти ушел. Ушел ведь! Гады, нарыли колодцев!■ Правда, Алексей выяснил, что его никто не охранял, и если бы не эта дурацкая оплошность, он бы уже был наверху. Теперь же ему предстояло вернуться в одну из этих смердящих нор, и неизвестно было, куда его определят на этот раз.

 

Глава 5

 

Зайцев держал поврежденную опухшую кисть в воде, аккуратно массировал ее и соображал, как отсюда выбраться. Вода почти доходила ему до груди, диаметр колодца был не более метра, и Алексей вспомнил, как в детстве не раз взбирался по стенкам узкого коридора, упираясь в них руками и ногами.

Мысль о перочинном ноже пришла к нему не сразу. Зайцев успел так замерзнуть, что уже с трудом соображал и двигался. Он долго и неуклюже вытаскивал левой рукой из правого намокшего кармана нож, не меньше провозился с лезвием, которое не желало открываться. Затем столько же оглаживал скользкие глиняные стены, решая, откуда начать резать ступеньки.

Работать левой рукой коротким лезвием оказалось не таким простым делом, хотя сырая глина поддавалась легко. От холода движения Алексея стали нерасторопными, как и течение мыслей, словно бы они имели ту же материальную основу, что и кровь. Зайцев невольно сравнил себя с холоднокровными земноводными, у которых с падением температуры тела замедляются жизненные процессы. Закончив одну ступеньку, он принялся резать вторую на противоположной стороне. ⌠Если это сон, ≈ думал он, ≈ если я лежу где-нибудь на болотном островке, то это самый длинный и мучительный кошмар в моей жизни. И до чего же неправдоподобно, но складно все это выглядит. Может быть во сне я скатился с горбушки в воду и поранил себе руку? Тогда почему я никак не проснусь от боли? Чушь какая-то. Это не я сплю, это они спят. И скорее всего, никогда уже не проснутся. А я им только снюсь. Я, живое воплощение той самой недостижимой мечты, о которой они грезят всю свою жизнь, бездарный пророк, который должен увести их назад в несуществующую Кудияровку, но никогда не уведет. И разбудить их никак невозможно. Этот ⌠спящий■ не проснется никогда. Может в этом и есть их спасение, потому что пробудившись, они увидят только собственное убожество? Увидят и от ужаса тут же всем скопом покончат собой. Интересно, если бы я остался здесь до конца дней, чем бы я занимался? ≈ Алексей даже содрогнулся от этой жуткой мысли. ≈ Валяться днями напролет рядом с уродливой, пьяной кудияровкой и думать, чем заполнить время, когда заполнять его попросту нечем? Или как Мишка-дурачок изобретать свою безумную азбуку? Нет, уж лучше сразу спиться и сдохнуть от белой горячки или цирроза печени. Разум здесь ≈ первый враг. В подземелье ему просто нет применения. Это могила, где из чувства самосохранения надо убивать его каждый день, хотя бы самогонкой■.

Зайцев закончил резать вторую ступеньку и понял, что не успеет выбраться. У него судорогой начало сводить ноги и низ живота, а конца работы не было видно. ⌠Надо спасаться, ≈ как-то вяло подумал он. ≈ Покричать что ли? Еще несколько минут и я окачурюсь. Как этот придурок сказал: лучше жить лежа, чем умереть на коленях? Нет, кажется, лучше умереть лежа... Идиоты! ≈ Мысли его начали путаться, в голову полезла какая-то ерунда, но Алексей держался и не давал панике овладеть собой. ≈ Чтобы стать кудияровцем, надо научиться ползать на брюхе, ≈ приступая к третьей ступеньке, рассуждал он. ≈ Нет, этого мало. Надо просто родиться в нужное время в нужном месте и не желать знать ни о какой другой жизни. Кудияровец ≈ это существо, которое знает о назначении вилки, но даже не пытается ею пользоваться и жрет руками. Кудияровец ≈ это нежелание■.

Рука Алексея сорвалась вниз и ударила по воде. Раздался всплеск, и сразу после этого сверху послышался очень низкий мужской голос:

≈ Стояк, ты что ли?

Зайцев испуганно замер. Несмотря на безвыходное положение, в нем все сопротивлялось возвращению к кудияровцам. А его спаситель не стал дожидаться ответа и крикнул:

≈ Держи веревку, гнида. Спать людям не даешь.

Что-то больно хлестнуло Алексея по темечку, он отпрянул в сторону и, не удержавшись, с головой погрузился в воду. ⌠Вытащит, зарежу, ≈ мелькнуло в голове у Зайцева. ≈ Перережу горло и сбегу. Только бы рука не подвела■.

Вынырнув, Алексей, не закрывая ножа, спрятал его в нагрудный карман. Затем он поводил в темноте здоровой рукой, поймал тонкий канат, сплетенный из тех же болотных трав, и судорожно вцепился в него.

Кудияровец вытянул Зайцева на поверхность удивительно легко и быстро, словно пользовался лебедкой. Без особых усилий он протолкнул его в тоннель и приказал:

≈ Давай, залазь.

≈ Куда? ≈ не понял Алексей.

≈ На спину, ≈ грубо ответил кудияровец. ≈ Куда же ишшо?

≈ В смысле, на тебя? ≈ все еще не понимая, что от него требуют, уточнил Зайцев.

≈ На кого же ишшо? Давай, залазь. Некода мне с тобой балабонить. ≈ Он схватил Алексея за больную руку и так сильно дернул, что едва не вырвал кисть из сустава. Зайцев завопил от боли, едва не потерял сознание, а кудияровец, будто малого ребенка, затащил стояка на себя и быстро пополз. Он буквально летел в кромешной темноте, не задевая стен, словно на амортизаторах плавно покачивая седока. При этом кудияровец не пыхтел, не отдувался и скорее напоминал некий вид индивидуального подземного транспорта, что-то вроде гусеничного самоката. Даже сквозь мокрую одежду окоченевший Алексей чувствовал жар его тела и работу мышц, которые вздувались от напряжения и на доли секунды расслаблялись с точностью железного механизма. Это настолько поразило Алексея, что на время он позабыл о намерении убить кудияровца. Он лежал на широченной плоской спине тихо как мышь, чесал голову и пытался уследить за поворотами, но быстро сбился со счету. Кроме того, Зайцев вдруг ощутил облегчение ≈ по-видимому, кудияровец, сам того не желая, вправил ему вывих кисти. ⌠Ну и здоров же он, ≈ подумал Алексей. ≈ А ведь я до сих пор так и не выяснил, сколько их здесь. Сотня? Тысяча? А может сто тысяч?■

≈ Эй, как там тебя? ≈ Зайцев легонько постучал перевозчика по плечу. ≈ Слышь, мужик, куда ты меня везешь?

Очевидно, такое фамильярное обращение не понравилось кудияровцу, и он решил проучить стояка. Не предупреждая, он на всем скаку прыгнул в бок и припечатал наездника спиной к стене. Удар оказался настолько сильным, что воздух медвежьим ревом вышел у Алексея из легких.

Пока Зайцев приходил в себя, пока он собирался с духом, копался в кармашке, впереди показался едва заметный свет, такой же оранжево-тусклый и безрадостный, словно исходил он из самой преисподней. С приближением к нему Алексей заторопился. Ему нужно было срочно на что-то решаться, а он все тискал в ладони хлипкий сувенирный ножик и с отчаянием думал о том, что на самом деле не в состоянии полоснуть кудияровца по горлу. Удерживал его даже не страх быть пойманным и не месть подземных жителей за смерть своего соплеменника. Зайцев понял, что не в силах преодолеть в себе запрет на убийство себе подобного. ⌠Это же очень просто, ≈ мысленно уговаривал себя Алексей. ≈ Ведь он-то заколет меня, распотрошит как свинью и не поморщится. Он-то сможет! Это говорящее животное сможет! Эта мразь! Почему же я-то..?■

Как Зайцев не распалял себя, как не уговаривал, он не решился на убийство. Алексей вдруг почувствовал себя совершенно обессиленным, разжал пальцы и выронил нож. Сразу после этого кудияровец повернул влево, и они ⌠въехали■ в просторную по здешним меркам пещеру с более высоким потолком, в которой горели с десяток масляных светильников. Коптилки располагались по кругу на невысоких глиняных тумбах, и после долгого пребывания в кромешной тьме, эти несколько жалких язычков пламени показались Зайцеву праздничной иллюминацией.

В середине у стены, прямо напротив входа возвышалось что-то вроде языческого алтаря. На нем Алексей успел разглядеть несколько грязных, разноцветных лоскутков ткани, перевязанные пучки засохших растений, жестяную коробку из-под автоматных патронов и что-то ярко блеснувшее ≈ небольшой осколок стекла или зеркала. Посреди культовой пещеры на полу крестообразно лежали два тяжелых, грубо отесанных бруса. Они были крепко связаны между собой травяной бечевой, и Зайцев мгновенно догадался об их назначении. По обеим сторонам поперечной перекладины имелись петли, как Зайцев мгновенно сообразил, для рук. Такая же петля, но побольше была и на вертикальном брусе. ⌠Крест, ≈ подумал он и, холодея от ужаса, мысленно поправился: ≈ Мой крест. Потому что не убил■.

Кудияровец остановился, бесцеремонно сбросил седока на пол, задом попятился к выходу и крикнул:

≈ Пашка, пригляди. А то ишшо уползет.

Только сейчас Алексей сумел разглядеть своего ⌠благодетеля■. Это был лобастый здоровенный мужичина с плечами настолько широкими, что выползая из пещеры, он задевал обе стенки прохода. Свирепая рожа варвара была так иссечена шрамами и морщинами, что больше напоминала поверхность такыра, нежели человеческое лицо. Удивило Зайцева и то, что у этого громилы имелись обе руки, при виде которых у Алексея от страха засосало под ложечкой. Они были черными от въевшейся в кожу многолетней грязи, с негнущимися скрюченными пальцами, мощные, словно паровозные рычаги и, как у всех кудияровцев, с широченными наростами на локтях.

В одно мгновение кудияровец бесшумно исчез в тоннеле, и сколько Алексей не вглядывался в темноту, ни его, ни приставленного к нему Пашку, так и не увидел. Зато он получил наконец возможность осмотреть кисть правой руки. Она немного припухла в суставе и на нее пока нельзя было опираться, но в общем боль почти прошла.

Зайцев давно догадался, куда его приволок спаситель. Разглядывать в святилище было особо нечего, да у него и не было никакого желания. Он понимал, что его судьбу уже решили, правда, не знал, какая участь ему уготована, а думать о худшем не желал. Успокаивало его то, что Мишка-дурачок тоже когда-то был стояком и остался живым. Вспомнил Алексей и слова Таньки, которая вполне искренне убеждала его в миролюбии кудияровцев.

≈ Эй! ≈ крикнул Зайцев в темноту и приблизился к выходу. Он не знал, что представляет собой его тюремщик, а потому не торопился выползать. Но Алексей так же не знал и сколько ему отпущено времени, и в его голосе явно звучала нетерпение. ≈ Пашка, ты где? Пока их нет, давай договоримся. У меня к тебе деловое предложение. Слышишь, Пашка? Я богатый человек. Очень богатый! ≈ Зайцев снова избрал эту тактику, потому что понятия не имел, чем еще можно соблазнить людей, у которых из имущества имелись лишь хламида, подстилка, да пару примитивных плошек ≈ для картошки и самогонки. В голове у него вертелось: ⌠собаке надо предлагать мясо, корове ≈ сено■. ≈ Я могу сделать тебя таким же богатым! ≈ торопливо искушал он охранника. ≈ Слышишь! Где ты?

Алексей высунул голову из пещеры и тут же сбоку получил по губам. Удар был не очень сильный, но хлесткий, а главное, неожиданный.

Зайцев отпрыгнул вглубь святилища и обиженно крикнул:

≈ Свинья! Подонок! Ох, ребята, когда я выберусь отсюда, вы у меня попрыгаете! Ну, я вам устрою! Я столько наведу сюда стояков, весь ваш крысятник перекопаем! А тебя, харя поганая, я достану в первую очередь!

Из-за стенки слева медленно показалась вначале голова, затем плечи, а вскоре и весь тюремщик. Появление этого чуда произвело на Алексея чудовищное впечатление. Данный экземпляр выглядел уродом даже на фоне остальных кудияровцев.

Зайцев и сам не мог сейчас понять, чего в его душе было больше: ненависти или сострадания. Пашка оказался жалким обрубком без рук до самых локтей и почти без ног. Его маленькая плешивая головка микроцефала была сплошь покрыта сочащейся розовой коростой и имела столь странную форму, что при беглом осмотре не воспринималась как верхняя часть человеческого организма. В сочетании же этот мятый, гнилой ⌠корнеплод■ и изуродованное тело ничего кроме ужаса не вызывало.

≈ Бог мой, Пашка! ≈ потрясенно прошептал Зайцев разбитыми губами.

≈ Не старайся, стояк, это храмовник, он глухонемой. И, кажись, ничего не понимает, ≈ послышался откуда-то сверху знакомый голос. Алексей задрал голову. Он помнил, что когда его привезли, на потолке не было никакого отверстия. Сейчас там появился квадратный люк, из которого вниз свешивалась голова Мишки-дурачка. ≈ Ну, чего зенки вытаращил? Я это, я. Не дрейфь, тебе только яйца оттяпают и отпустят, ≈ трескуче рассмеялся Мишка. ≈ Что, не хошь?

≈ Ах ты сволочь! ≈ наконец пришел в себя Зайцев. Он резко поднялся на колени, хотел было дотянуться до Мишкиной рожи, но тот успел задвинуть крышку люка.

Алексей не просто рассвирепел, он как будто лишился рассудка и с диким воплем бросился вон из святилища. Но несколько точных и очень болезненных ударов по лицу заставили его отступить. Оказалось, что противостоять даже одному увечному кудияровцу на его территории Зайцев не мог. Это вызвало в нем такой взрыв злобы и отчаяния, что Алексей, неуклюже загребая ушибленной рукой, заметался по пещере в поисках какого-нибудь орудия. При этом он неистово выкрикивал нечто совсем непохожее на то, что говорил всю свою сознательную жизнь. Он перебрал все матерные слова с известными ему производными, перешел на доморощенную феню, пообещал ⌠опустить■ все население подземелья от мала до велика и в конце уже тихо и жалобно произнес:

≈ Ну и гады же вы...

≈ Зайцев не закончил фразу. В этот момент он оказался лицом к выходу и увидел, как в святилище вползает его недавний благодетель. Над головой могучего кудияровца и с той, и с другой стороны на Алексея с жадным, людоедским любопытством смотрели еще две пары глаз.

Издав душераздирающий вопль, Зайцев шарахнулся к алтарю. В одно мгновение он взлетел на него, поджал под себя ноги и, в ожидании самой страшной развязки, замер, не имея больше сил ни протестовать, ни сопротивляться.

А трое кудияровцев медленно вползали в святилище и казалось, растягивали удовольствие от созерцания вконец раздавленного страхом стояка. Все трое выглядели как тронутые тлением зомби, и в ожидании ужасной смерти Алексей снова попытался что-то сделать. Но его слабая попытка как-то защититься больше напоминала бессмысленное копошение пойманного жука в коробке. Он пальцами скреб под собой алтарь, сбрасывал ногами ритуальные пучки трав, затем нащупал осколок и несколько раз с остервенением махнул им перед собой.

≈ Кыш, подонки, ≈ не своим и каким-то ослабевшим голосом выкрикнул он. ≈ Кыш!

≈ Берите его, мужики, вяжите, ≈ снова раздался сверху голос. ≈ Будем Бога нашего задабривать, чтобы не очень гневался.

Кудияровцы остановились перед поперечной перекладиной креста, и двое из них занялись петлями для рук. Третий же, его спаситель, стал проверять на крепость затяжку для ног. Они делали это по-крестьянски основательно, не торопясь, словно запрягали лошадь, и Зайцев на неопределенное время получил отсрочку. Он еще пару раз бестолково взмахнул перед собой стекляшкой, потом опустил руку и наконец взглянул на предмет, который держал в руках. Это оказался осколок зеркала величиной чуть больше ладони. Но более всего Алексея поразило не это косвенное свидетельство, того, что где-то еще существует или, по крайней мере, когда-то существовал нормальный цивилизованный мир. Зайцев вдруг увидел собственное отражение и необычайно растерялся. Из осколка зеркала на него таращил глаза до смерти перепуганный кудияровец. Заросшее щетиной лицо было сплошь испещрено глубокими гноящимися царапинами. Оно было такого же грязно-землистого цвета, что и у жителей подземного поселения. Воспаленные красные глаза обрамляли опухшие, покрытые гнойной коркой веки. Волосы, как и у всех кудияровцев, напоминали раздерганный, свалявшийся шерстяной парик. ⌠Господи, ≈ напряженно всматриваясь в зеркало, подумал Алексей. ≈ Как же быстро человек превращается в животное.■

≈ Нравится? ≈ услышал Зайцев сверху и растерянно посмотрел на Мишку. ≈ Не бойся, бить не будем. Чего ты так испугался? ≈ В голосе дурачка слышалась нескрываемая издевка, но Алексей почти не понимал, о чем тот говорит. Он как будто впал в каталепсию, все смотрел на свое отражение и не верил, что видит именно себя.

Кудияровцы закончили приготовления и, как только Зайцев взглянул вверх на Мишку, дружно бросились к алтарю. Они стащили пленника вниз и без труда разложили его на кресте. Впрочем, Алексей почти не сопротивлялся. Он покорно дал привязать себя к кресту и только раз как-то проявил свое недовольство ≈ матернулся, когда один из мужиков грубо припечатал больную кисть к перекладине.

Работали кудияровцы молча и сосредоточенно, будто сообща вязали сети. При этом они общались меж собой кивками и жестами, удивительно проворно пользовались обрубками рук и старались не смотреть пленнику в глаза.

≈ Ну вот, посвятим тебя в кудияровцы, ≈ как сквозь вату услышал Зайцев голос Мишки. ≈ Поживешь, понравится. А вы давайте, давайте отсюда, ≈ махнул он мужикам рукой, когда узлы на руках и ногах были затянуты. ≈ Надо будет, позову. А пока идите, скажите всем ≈ завтра праздник. Пусть вино варят.

≈ Вино, ≈ повторил один из кудияровцев и губы его расплылись в глупой детской улыбке.

Когда Алексей с Мишкой остались одни, дурачок спустился в святилище, сел в изголовье своей жертвы и наклонился к его уху.

≈ Немного потерпеть придется, ≈ совсем другим голосом, в котором Зайцев уловил ноту неподдельного сочувствия, произнес Мишка. ≈ Я тоже терпел. Вона, видишь? ≈ и он приподнял левую ногу с расплющенными пальцами. ≈ Тебе еще повезло, что Время Божьего гнева прошло. Раньше-то посвящали ≈ на три дня наверх выгоняли под самый огонь Божий. Кто вернулся, тот и кудияровец. Как тебя зовут-то?

≈ Пошел к дьяволу, ≈ равнодушно ответил Алексей и под нос себе пробормотал:. ≈ В трактире пол и потолок деревянные, а в святилище ≈ земляные. Богоносцы хреновы.

≈ Понимаю, ≈ на этот раз притворно вздохнул дурачок. ≈ Ты можешь сам выбрать, что оттяпать: руку или ногу. Порядок такой. Ну не могут они спокойно смотреть, когда у человека все на месте. Жаба душит.

≈ Врешь ты все, ≈ тихо проговорил Зайцев. ≈ Это тебя жаба душит. Иди отсюда, придурок.

≈ Зря ты ерепенишься, ≈ миролюбиво сказал Мишка. ≈ Я тебе дело хочу предложить. Мы здесь с тобой вдвоем такого можем наворочать... И, между прочим, помочь кудияровцам. Они же роют как кроты. Так вот, план у меня есть: размножаться и рыть, рыть, рыть. На пол страны прорыть подземелье, а то и на всю. Это для начала. Кумекаешь, первое подземное государство. А мы с тобой...

≈ Иди отсюда, ты сумасшедший и даже не понимаешь этого, ≈ начал раздражаться Алексей.

≈ Не-ет, ≈ трескуче рассмеялся Мишка. ≈ Не сумасшедший я. Был бы сумасшедшим, отпустил бы тебя. Тут-то нам всем каюк и пришел бы. А я хочу дать людям нормальную жизнь. Хватит им по трубам ползать, да в тесных норах жить. Будем строить подземные квартиры.

≈ Ну а себя ты, конечно, объявишь царем? ≈ с сарказмом спросил Зайцев.

≈ Как хошь называй, ≈ уклончиво ответил Мишка. ≈ Можно и царем, да подземелье пока маловато для царства. А что, Михаил-первый √красиво звучит. Да не ломайся, я дело предлагаю. Как тебя звать-то?

Такого поворота событий Зайцев даже не мог себе представить. Этот полубезумный, хилый мозгляк вознамерился построить целую подземную империю и очевидно собирался предложить ему должность советника или первого министра. Подобная идея могла возникнуть в башке только такого человека как Мишка-дурачок: психически неуравновешенного, физически ущербного маниакального себялюбца. Но самым ужасным Алексею показалось то, что в принципе этот невероятный план был вполне осуществим. Зайцев очень ярко представил, какими словами Мишка будет уговаривать дремучих кудияровцев, что будет сулить и на каких давно заржавевших струнах играть. Не менее страшно выглядела убежденность дурачка в своей правоте. В его словах не было ни грамма цинизма, и чисто внешне она являлась благом для этих несчастных одичавших калек. Он, Мишка, не вылезая из подземелья, желает построить руками кудияровцев настоящую, а не вымышленную Кудияровку, тогда как живущие на поверхности нормальные люди могут предложить ползунам лишь жалкое прозябание в убогом поселковом доме инвалидов, унизительное людское презрение и бесстыдное любопытство. А Мишка-дурачок вдруг вконец разоткровенничался и принялся фантазировать. При этом глаза у него подернулись мечтательной дымкой, он смотрел на стену поверх головы Алексея и каким-то кондовым, псевдогазетным языком сладострастно перечислял:

≈ Построим подземные заводы, наладим производство стали, поднимем химическую промышленность. Здесь, у нас под землей, есть все полезные ископаемые. Все есть! Надо только это взять!

≈ Ты неграмотный идиот, ≈ хрипло отозвался Зайцев. ≈ Ты даже не соображаешь, что говоришь.

≈ Не надо ля-ля, ≈ на этот раз обиделся Мишка. ≈ У меня десять классов. Как-нибудь разберемся. Вон, даже древние греки две тысячи лет назад выплавляли чугун и сталь. А мы, слава богу, уже в космос летаем.

≈ Кто это мы? ≈ поразился Алексей.

≈ Мы, русские люди, ≈ ответил дурачок.

Этот невыносимый бред заставил Зайцева застонать. ⌠Почему древние греки? ≈ с тоской подумал он. ≈ Какой чугун? Мы в космос летаем! Что он несет?■

≈ Хорошо, ≈ как можно спокойнее проговорил Алексей. ≈ А ногу мне зачем отрубать? Я и так могу...

≈ Ну, у тебя, небось, высшее образование, ≈ начал Мишка. ≈ А нам такие нужны позарез. Это и будет твоим первым вкладом в строительство подземного государства. Что-то вроде залога. Знаешь, когда берешь что-то напрокат, оставляешь залог.

≈ Так залог же возвращают! ≈ воскликнул Зайцев. ≈ А ногу-то не вернешь!

≈ Она тебе здесь и не пригодится, ≈ резонно ответил дурачок. ≈ Научишься ползать и забудешь. Как я. Ты не веришь, потому что не хочешь остаться. Но это дело поправимое.

≈ Ты кем себя возомнил? ≈ тихо спросил Алексей. ≈ Отцом народов?

≈ Маленького народа, ≈ поправил его Мишка и рассеянно добавил: ≈ Пока маленького. И ты нам нужен, чтобы сделать этот народ большим. А то, что кудияровцы ползают, это ничего. Когда человек ползает, он ближе к земле. А тому, кто стоит, лучше видно не тех, кто ходит, а ползающих.

≈ Слушай, отпусти меня! ≈ взмолился Алексей. ≈ Обещаю, никому не скажу ни слова о вашем погребе. Клянусь! И стройте здесь, что хотите: город Солнца или тракторный завод. Был же у вас здесь солдатик, это который сбежал. И никто не пришел и не разорил ваше подземелье. И я не стану. Живите, как хотите.

≈ А кто тебе сказал, что он сбежал? Здесь он, родимый, ≈ хохотнул Мишка-дурачок, и от этого хохота у Алексея по спине побежали мурашки. ≈ Не понимаешь ты, ≈ серьезно и даже с некоторой досадой продолжил Мишка. Он перелез через распятого Зайцева, огорченно помотал головой и тихо повторил: ≈ Не понимаешь. Ладно, потом поговорим. Время у нас есть.

Мишка собрался было покинуть святилище и пополз к выходу. Зайцев вдруг забеспокоился, с трудом приподнялся и совсем другим голосом, униженно попросил:

≈ Слушай, почеши голову. Не могу больше. Блохи заели. Я так скоро сойду с ума.

≈ Терпи, стояк. Господь терпел и нам велел, ≈ выползая из пещеры, ответил дурачок и затем, явно ерничая, добавил: ≈ О, Господи, велика сила твоего огня. Помилуй мя, раба твоего Михаила.

Оставшись в одиночестве, Зайцев некоторое время лежал без единой мысли в голове. Забегать вперед и думать о своей участи у него не было сил, мучить себя воспоминаниями о такой далекой и ставшей уже нереальной жизни в Москве не хотелось, всерьез обсуждать с собой идиотский проект Мишки-дурачка казалось ему таким же безумием, как и сама идея. Алексею ужасно хотелось забыться, и он уже согласен был на кудияровский поганый самогон, но попросить было не у кого. Ко всему прочему, давящая подземельная тишина стала раздражать его не меньше укусов блох. Почему-то только сейчас Зайцев заметил, что здесь не слышно ни шелеста листьев, ни жужжания насекомых, ни завывания ветра в ветвях деревьев. Это снова напомнило ему второй круг дантова ада: могильное безмолвие, кровососущие твари и никакой надежды когда-нибудь выбраться на поверхность.

⌠Я уже умер, ≈ без всякой горечи подумал Алексей. ≈ Может быть это произошло давно, на болоте? А кудияровцы ≈ это лишь мыслеформы? Как сказано в древнем буддийском трактате: не бойся их, не ужасайся, не трепещи. Знай, что они воплощение твоего разума. Смирись и возлюби их. Вместе с постижением этого наступит и освобождение■.

≈ Ни черта не наступит! ≈ вслух проговорил Зайцев и вдруг во весь голос закричал: ≈ Самогонки! Дайте мне самогонки! Эй, кто-нибудь!

 

Глава 6

 

Зайцеву казалось, что прошла целая вечность с тех пор, как Мишка покинул святилище. В ожидании посвящения в кудияровцы он едва не свихнулся. Намертво прикрученный к кресту, Алексей способен был лишь биться головой о брус, да ерзать из стороны в сторону бедрами. Из-за невозможности почесаться, все части тела и особенно голова зудели так, будто его поместили в муравейник ≈ блохи словно задались целью пробуравить его черепную коробку и добраться до мозга. К этому добавлялись не менее сильные душевные муки. Зайцев не мог и не хотел смириться с тем, что через какое-то время ему отрубят кисть руки или ноги, но не мог и воспротивиться этому кровожадному ритуалу. Все вместе это было настолько невыносимо, что Алексей снова принялся изо всех сил орать.

В святилище еще несколько раз заглядывал Пашка. Его бессмысленная изуродованная физиономия медленно выплывала из-за стены, словно ночной кошмар. Кудияровец на минуту застывал в бойцовской позе варана, наводил ужас на и без того распаленного, почти ополоумевшего Зайцева, а затем так же бесшумно исчезал. Но вскоре Пашку позвали. Алексей даже расслышал то ли далекий призывный клекот, то ли эхо окончания слова, и догадался, что скорее всего его охранник уполз пить самогон.

Накричавшись до хрипоты, Зайцев еще долго кашлял, плакал, ругался и даже молил о спасении христианского бога, в которого никогда не верил. Но здесь, во владениях кудияровского Плутона, мольбы его оставались неуслышанными. И вскоре Алексей почувствовал такую усталость, что его начало покидать сознание. Он стал забываться, но это не было сном. Мыслил Зайцев почти ясно, а то, что ощущал, никак нельзя было назвать реальностью. Его словно бы окутывало темным опиумным дурманом, постепенно он потерял связь с телом, и оно вдруг воспарило под самый потолок, тогда как сам Алексей, то есть, его сознание, оставалось прикованным к кресту. Душа и тело Зайцева будто поменялись местами. Первая томилась в плену, второе же ≈ совершенно свободно купалось в эйфории. Эта спасительная метаморфоза вернула Алексею способность размышлять ≈ все, что ему оставалось ≈ и он принялся философствовать на тему очень далекую от подземного плена. Впрочем, размышления его были болезненными, он не отдавал себе отчета в том, что думает, пока случайно не поймал себя за этим процессом и не посмеялся над полубредовыми рассуждениями. В другое время это нисколько не удивило бы психолога-профессионала, а сейчас он вдруг заинтересовался, кто же все-таки в нем философствует о судьбах человечества, и кто, застав его за этим занятием, высокомерно насмехается над ним. ⌠Понятно, что эти глупые идеи принадлежат мне, ≈ поражаясь, с каким трудом в голове ворочаются мысли, думал Зайцев. ≈ Но потом откуда-то из небытия вынырнул я-второй и смутил меня первого своим присутствием. Это похоже на то, как человек входит в комнату и застает самого себя за непристойным занятием. Или подсматривает за собой в замочную скважину. Но для этого он должен находиться одновременно по обе стороны двери. Стало быть нас все-таки двое. Вот только разобраться бы, who is who, кто есть я рассуждающий и кто подглядывающий, кто смущает, и кто смущается?■ ⌠Я и есть первый и второй, ≈ сам ответил Алексей. ≈ Я ловец и дичь, судья и подсудимый, виновник событий и его единственный невольный свидетель... А кудияровец ≈ это тот, кто стоит только по одну сторону двери. Машина без водителя, один в одном лице■.

Неожиданно кто-то прервал его мысли, легко тронув за ногу. Зайцев вздрогнул, открыл глаза и первой его мыслью было: ⌠все, началось■. Алексея захлестнуло душным страхом, в панике он резко поднял голову, но увидел не своих мучителей, а ребенка лет двенадцати без каких-либо признаков пола. Дитя совсем не по-кудияровски стояло на четвереньках и с любопытством рассматривало распятого стояка. За ним Зайцев заметил еще двоих помладше, но таких же чумазых и лохматых. В отличие от взрослых, лица у детей были гладкими и необыкновенно живыми, но даже многолетняя грязь не могла скрыть их бледности. Поразительным было и то, что у детей имелись все конечности, и самый младший из них прекрасно демонстрировал умение пользоваться этим природным инструментом: одной рукой он яростно скреб темечко и затылок, другой ≈ меланхолично ковырял в носу.

≈ Дяинька, меня Танька прислала, ≈ заговорщицким шепотом сказал старший.

≈ Чего ей еще надо? ≈ вновь положив голову на брус, мрачно спросил Алексей.

≈ Велела тебя развязать, ≈ ответил мальчишка. ≈ А потом к выходу отвести. Только, дяинька...

Спасение пришло так неожиданно, что Зайцев не сразу осознал, о чем говорит мальчишка. За последние несколько часов Алексей настолько свыкся с неизбежностью обращения в кудияровцы, что слово ⌠выход■ почти потеряло для него свой первоначальный смысл, и он воспринял его как знакомое, но за ненадобностью забытое буквосочетание. Когда же его озарило, что мальчишки принесли ему волю, Зайцев едва не выломал себе руки из суставов. Он рванулся вверх, вскрикнул от боли и, сжав зубы, простонал:

≈ Развязывай. Скорее развязывай.

≈ Только, дяинька, ≈ продолжил мальчишка. ≈ Если поймают, не говори, кто тебя отпустил. Ладно?

≈ Не скажу, ≈ пообещал Алексей.

Дети стали проворно развязывать веревки, а Зайцев от нетерпения торопил их и только мешал тем, что сильно дергался. Ему казалось, что они слишком медленно возятся, и в святилище в последний момент вползут его тюремщики.

≈ Давайте, ребятки, давайте! ≈ словно заклинание бормотал Алексей. ≈ Скорее, ребятки, скорее!

Наконец все узлы были развязаны, и прежде чем покинуть пещеру, Зайцев начал чесаться. С освобождением к нему вернулась и обычная человеческая чувствительность. Кряхтя и чертыхаясь, он обеими руками остервенело раздирал голову и, чтобы не терять время, одновременно терся боками об острое ребро креста. Его спасители во все глаза смотрели на беснующегося стояка, тихонько смеялись и обменивались репликами типа: во дает!■, ⌠рехнулся дядька■.

До крови исполосовав себе голову ногтями, Алексей неожиданно бросился вон из святилища, но дети успели остановить его:

≈ Дяинька, не туда, в лаз надо. Так ближе, ≈ прошипел старший. Он вдруг поднялся на полусогнутых ногах и отодвинул крышку. ≈ Через него только Мишка-дурачок ползает. Для себя делал. Вылезай. Только тихо. Здесь недалече Поликарп живет. Поймает ≈ прибьет.

Предупреждение подействовало на Зайцева как выстрел стартового пистолета на гаревой дорожке. От чрезмерного волнения он чувствовал, что ему не хватает воздуха. Сердце его, казалось, скачет по всей грудной клетке, вслепую тычется в поисках выхода и не находит его. Пошире раскрыв рот, Алексей выкарабкался через люк в тоннель и прижался к стене, давая мальчишкам возможность проползти вперед. Далее все происходило в абсолютной тишине. Зайцев лишь угадывал, куда следует ползти и частенько тыкался лицом в пятки самого младшего мальчишки, когда его спасители останавливались подождать его.

Они еще не менее пяти раз пролезали через верхние лазы. Алексей прикинул, что жилище Таньки находится еще на пару уровней ниже святилища, и со страхом про себя отметил, что никогда не выбрался бы из лабиринта без посторонней помощи.

Пока что им явно везло ≈ на всем пути мальчишкам не попалось ни одного взрослого кудияровца. А путь, как оказалось, был не близким. Подсохшие было раны на локтях и коленях снова напомнили о себе жжением и начали кровоточить, но Зайцев уговаривал себя не обращать на это внимания. Он даже поймал себя на мысли, что острая боль доставляет ему странное удовольствие, поскольку связана со скорым освобождением. Правда, и о свободе Алексей старался преждевременно не думать. Он боялся, что судьба посмеется над ним, в последний момент откуда-нибудь сверху на него обрушится могучий кудияровец и отвезет на себе назад в святилище. Поэтому Зайцев гнал от себя ликование и думал, как не потеряться в проклятом подземелье, не заползти в боковой аппендикс и не упасть в очередной колодец или выгребную яму.

Выход на поверхность Алексей почувствовал лишь тогда, когда старший мальчишка открыл впереди последний лаз. Тоннель резко пошел вверх под углом в сорок пять градусов, как и тот, который вел из трактира. Зайцеву оставалось до него каких-нибудь десяток шагов, когда он ощутил прилив свежего ночного воздуха и едва не захлебнулся им.

Последний отрезок пути Алексей прополз с рекордной для него, почти кудияровской скоростью. Он буквально вылетел из тоннеля на песок, по инерции проскочил еще несколько метров и без сил остановился.

Некоторое время Зайцев лежал на холодном песке, положив голову на локоть. Ему хотелось кричать о своем освобождении, кататься по земле и хохотать, но не было сил. Выбравшись наверх, он больше не страшился убогих кудияровцев, чья удивительная сноровка имела какое-то значение только в тесных подземных тоннелях.

Прошло всего несколько секунд, и Алексей уже не мог поверить, что все это произошло с ним наяву. Он как будто побывал в загробном мире, и доказательством тому было захлестнувшее его ощущения блаженства, какого он не испытывал никогда в жизни ≈ ⌠этот■ свет оказался несравнимо привлекательнее того.

Время близилось к закату. Солнце еще выглядывало из-за верхушек деревьев, но на серый песок уже легли фиолетовые тени, а над болотом повис липкий ядовитый туман. После мрака подземелья наступающие сумерки показались Зайцеву ослепительным тропическим днем. Чистейший таежный воздух обжигал легкие. Алексей жадно глотал его и никак не мог насытиться. Пожалуй, впервые он понял, что простенький газовый коктейль, которым дышит человечество, имеет неповторимый божественный вкус. Воздух был холодным как родниковая вода, сладковатым и, благодаря запаху хвои, слегка вяжущим.

≈ Дяинька, а дяинька, ≈ услышал Зайцев громкий шепот и обернулся. Дети смотрели на него, и в их глазах Алексей ясно прочитал желание о чем-то спросить. Возможно, узнать побольше о том загадочном, непостижимом мире, откуда он появился и куда вскорости должен был вернуться. ≈ Дяинька, а правда, стояки душу черту продали? ≈ спросил старший.

≈ Нет, не правда, ≈ усмехнувшись, ответил Зайцев.

≈ А покажь, как стояки ходют, ≈ смущенно скалясь, попросил тот же мальчишка.

≈ А ты разве не можешь? ≈ удивился Алексей.

≈ Неа. ≈ Мальчишка попытался принять вертикальное положение, но с непривычки ноги его не держали, и он завалился на спину. Куда лучше получилось у самого младшего. Он сумел сесть на корточки и попробовал подняться, но выпрямиться ему так и не удалось ≈ мальчишка не держал равновесие. Глядя на то, как юные кудияровцы сосредоточенно стараются встать, Зайцев расчувствовался и не без внутреннего пафоса подумал, что именно такое вот мальчишеское любопытство спасет этот подземный народец. Именно оно вытащит кудияровцев из выгребной ямы, где по воле случая или неумных людей они оказались. В этих вшивых, нечесанных головах уже давно угнездилась мысль, что жизнь ≈ это не только темный лабиринт, по которому они вынуждены ползать. Зайцев был уверен, они уже фантазируют, как выглядит тот мир, где можно ходить, а не только ползать. И пусть пока terra incognita стояков выглядит для них царством Сатаны. Это все от незнания и нищеты. В конце концов, они сбегут от родителей с их неспособностью думать и непреодолимой ленью, которую они почему-то называют кудияровскими традициями. ⌠Если, конечно, раньше времени не сопьются■, ≈ мрачно закончил Алексей и тяжело вздохнул.

≈ Смотрите. ≈ Зайцев поднялся и понял, что эти несколько дней не прошли для него даром ≈ все тело его ныло, Алексея слегка шатало, а в ногах чувствовалась непривычная слабость. И все же ощущать под голыми ступнями твердую землю было сладостно приятно.

Ребята с восхищением и завистью наблюдали, как стояк легко и упруго передвигается на двух ногах. Сейчас он был для них сверхъестественным существом, почти ангелом, и следующий вопрос подтвердил это.

≈ Сказывают, что стояки умеют летать? ≈ заворожено глядя на Алексея, произнес старший мальчишка.

≈ Умеют, ≈ ответил Зайцев. ≈ Не сами, конечно. У нас есть машины, которые летают, а люди сидят внутри. Машины ≈ это.., ≈ спохватился Алексей, но мальчишка не дал ему закончить:

≈ Знаем, ≈ бесцеремонно перебил он. Затем юный кудияровец достал из хламиды перочинный нож и показал бывшему владельцу. ≈ Это твой?

≈ Мой, ≈ ответил Зайцев и инстинктивно протянул руку, но мальчишка тут же убрал находку. ≈ Возьми его себе, ≈ сказал Алексей. ≈ У меня дома есть еще. Кстати, вас не будут искать взрослые?

≈ Неа, ≈ с нескрываемым пренебрежением ответил старший. ≈ Завтра праздник, все вина наварили. Пробуют. Мишка-дурачок уже пьяный. Он быстро пьянеет. Быстрее меня.

≈ Может подскажете, в какую сторону идти? ≈ озираясь по сторонам, спросил Зайцев. ≈ Где здесь дорога или хотя бы тропинка?

Все трое мальчишек пожали плечами, один неуверенно махнул рукой на юг, а другой прямо в противоположную сторону.

≈ Не знаем, ≈ неожиданно грубо ответил за всех старший, и Алексей понял, что расставание со стояком для этих маленьких кудияровцев является еще и возвращением в подземный лабиринт. Судя по интонации, не очень желанным возвращением.

≈ Ну тогда прощайте, ≈ заторопился Зайцев. Он сделал несколько шагов, затем обернулся и неуверенно проговорил: ≈ Кто знает, может еще свидимся. А Таньке передайте большое спасибо.

Песчаный пустырь был столь огромен, что края его, обрамленные лесом, с трех сторон едва-едва виднелись на горизонте. И только болото, откуда пришел Алексей, начиналось где-то в полукилометре, но туда он больше не собирался. Кое-где небольшими островками виднелись отдельные кучки деревьев, и не один предмет здесь даже не напоминал о присутствии людей. Крышка лабиринта захлопнулась за детьми, и Зайцев остался один. Правда, еще до того, как на пустырь опустилась ночь, он успел заметить у дальней кромки леса бледную серую полоску, которая, впрочем, на поверку могла оказаться чем угодно: обрывом, барханом или завалом бурелома.

По мере удаления от кудияровских владений, Алексей ускорял шаг. Он собирался уйти подальше, чтобы, не дай бог, недавние мучители не застали его спящим врасплох и не утащили назад. Ему противно было вспоминать о днях, проведенных в вынужденном заточении, и он мысленно пообещал себе, что никому не станет рассказывать о кудияровцах, сразу же отправится в Москву и больше никогда сюда не вернется. Раньше он никогда не задумывался о том, что люди могут жить не только в городах и деревнях, но и черт знает где, чему еще не присвоено название. До сих пор он считал, что ему хорошо известны все виды поселений и способы выживания. Здесь же он испытал нечто вроде погружения в невозможное. Это был даже не один из фантастических внутрипланетных миров Обручева, а скорее головокружительный скачок то ли в глубокой прошлое человечества, то ли в другую солнечную систему. И тем более было жутко, что кудияровцы варили отвратный, но все же вполне земной самогон и имели реальную историю исхода из нормального мира. Чего стоил один ⌠Устав вооруженных сил СССР■.

В такой темноте нечего было и думать искать дорогу, и ночевать Зайцев улегся прямо на песке. Он не рискнул подойти вплотную к лесу. Почему-то было страшновато, как будто Алексей опасался наткнуться на таких же дикарей, но обосновавшихся на деревьях.

Засыпая, Зайцев наконец до конца осознал, что вырвался на волю и с грустью подумал о Таньке, которой был обязан своим освобождением. ⌠А ведь я чуть было не сломался, ≈ осторожно расчесывая израненную голову, вспомнил он. ≈ Несчастная баба...■

Спалось Алексею куда хуже, чем в кудияровской пещере с Танькой под боком. Блохи на свежем воздухе как будто стали еще кровожаднее. Ночи уже стояли холодные, хотя и сухие, и на стылом песке Зайцев окоченел в какие-нибудь пятнадцать минут. Чтобы окончательно не замерзнуть и не простыть, он несколько раз поднимался, энергично размахивал руками и топтался на небольшом пятачке. Для развлечения Алексей придумывал правдоподобную легенду, которую собирался рассказать родственникам в Разгульном, куда должен был заехать за вещами и попрощаться. ⌠Скажу, проплутал все это время по тайге, ≈ подпрыгивая на месте, сочинял он. ≈ Слишком далеко отклонился и вышел к Кудияровке. Должна же здесь быть деревня или поселок с таким названием. Невозможно, чтобы они ее придумали. Хотя, с них станется. Появилась же с легкой руки Платона ≈ Атлантида. До сих пор всему миру головы морочат. А эти, так даже собираются вернуться. Воображаю, как будет выглядеть встреча сегодняшних кудияровцев со вчерашними■. И Зайцев действительно очень ярко представил нашествие, как со стороны леса по проселочной дороге в деревню вползает армия человекообразных пресмыкающихся. Жаждущих вернуться на землю обетованную, напуганные мужики и бабы реальной Кудияровки конечно же расколашматят дрынами и колунами, а все газеты мира еще долго будут обсасывать подробности кровопролитной битвы невесть откуда взявшихся упырей с мирными жителями сибирской деревни.

⌠Нет, лучше никому ничего не говорить, ≈ снова укладываясь на песок, подумал Алексей. ≈ А ребятишек все-таки жалко. Ладно, отправлю местному начальству из Москвы письмо.■

Едва на востоке заря разбелила небо, Зайцев сразу же отправился дальше. До леса оставалось каких-нибудь триста метров, ночная мгла быстро отступала, и вскоре Алексей смог наконец разглядеть, что представляет собой серая полоска, которую он увидел еще на закате дня. Это была полуразрушенная бревенчатая стена, стрельбище и, судя по всему, военные здесь не появлялись несколько лет. ⌠Время великого затишья■, ≈ вспомнил Зайцев.

Немного дальше, у самой опушки леса располагались останки то ли сарая, то ли армейской раздевалки. С остова, очевидно, давно уже были сорваны все доски, и Алексей сразу же подумал о полах и потолке в кудияровском трактире и аккуратно обтесанных брусьях креста, на котором он едва не лишился одной из конечностей. ⌠Да, много бы я дал, чтобы посмотреть, как они с бревнами на спинах вереницей переползают полигон, ≈ проходя мимо, подумал он. ≈ Энтомологический шедевр■.

Проселочную дорогу Зайцев обнаружил сразу за постройками. Она проходила вдоль леса, совсем заросла травой и кустарником, но разбитая тяжелыми грузовиками колея все же сохранилась, несмотря на дожди и ветры.

≈ Все! ≈ выбравшись на дорогу, громко воскликнул Алексей. ≈ прощайте, кудияровцы! Прощай underground kingldom! Прощай cloaca maxima! Ур-ра!

Солнце так и не сумело пробиться из-за высокого хвойного леса. Брюхатые тучи сначала затянули весь восточный горизонт, затем половину неба, и Зайцев прибавил шагу. Ему мало улыбалось попасть под холодный затяжной дождь и перед самым отбытием в Москву слечь с простудой. Он почти бежал и даже не старался огибать густые заросли незнакомого кустарника и еще более высокую траву. А когда впереди, вначале тихо, а затем все громче и громче, затарахтела автомашина, Алексей едва не заорал от радости. ⌠Как хорошо, что глобальный план Мишки-дурачка всего лишь сивушный бред подземного пьяницы и неуча, ≈ перейдя на мелкую рысь, думал он. ≈ Как хорошо, что кудияровцы никогда не выйдут за пределы своей маленькой Сахары. Как хорошо, что мир такой большой, и можно выбирать, где жить■.

Шум мотора нарастал, и через несколько минут Зайцев понял, что навстречу ему движется не одна машина и не какой-нибудь деревенский трактор или двухтонный грузовичок, а целая колонна. Затем впереди, из-за поворота показалась зарешеченная морда головного ⌠Урала■ с мутными запыленными стеклами, за ним, в сизых клубах гари и пыли ≈ колесная пушечка, примерно так, тридцать шестого калибра, и следом ≈ самоходка.

От неожиданности Алексей остановился и с каким-то нарастающим раздражением подумал: ⌠Кажется Время великого затишья закончилось.■ Эта мысль поначалу вызвало у него замешательство, но потом Зайцев медленно двинулся дальше. ⌠Да пошли они к чертовой матери! ≈ принялся уговаривать себя Алексей. ≈ Ничего страшного, жили же они во время божьего гнева. Им не привыкать. Попрячутся по своим норам, надерутся самогонки, а там глядишь, и стрельбы закончатся■.

Мимо Зайцева проследовала первая автомашина, а из-за поворота появлялись все новые и новые тягачи с зачехленными пушками на прицепе. Воздух наполнился гулом и металлическим лязгом, который после стольких дней, проведенных в тишине подземелья, уже показался Алексею пушечной канонадой. ⌠А ведь мальчишки у них гораздо умнее взрослых, ≈ вспомнил он своих вшивых избавителей. ≈ Жаль, что скорее всего, многие из них тоже когда-нибудь сопьются и от скуки начнут вылезать под снаряды.■ ⌠По пьяни выползешь на плироду посмотреть...■, ≈ всплыли у него в памяти слова кудияровца. ⌠Вернусь в Разгульное, зайду в сельсовет или... что у них там сейчас? Может, хотя бы детей спасут.■

Зайцев снова подумал о том, что этим людям помочь уже нельзя, даже если их вытащить на поверхность и расселить по деревням. ⌠Да не было никакого великого затишья! ≈ в сердцах Алексей сплюнул и с тоской посмотрел назад, откуда он так торопился уйти. ≈ Вся их жизнь ≈ это Время божьего гнева, и они обречены жить в этом времени до самой смерти. И нет никакого смысла пытаться им помочь, трогать то, что устоялось, даже если тебе это кажется нелепым. Мы же всегда рвемся помогать, в сущности, не понимая, чем все обернется. Как с той таежной семьей ≈ вымерли от гриппа и все. Так пусть лучше спиваются и дохнут сами по себе... А детей все же жалко.■

По глубокой разбитой колее колонна шла медленно, оглушая Зайцева надрывным воем. Пылевая завеса была столь густой, что тяжелые военные машины выглядели бесформенными призраками. И все же Алексею казалось, что из кабин ⌠Уралов■ на грязного одинокого путника удивленно смотрят молодые, умытые солдаты, и думая об этом, Зайцев вспомнил собственное отражение в осколке зеркала. Он с растерянной улыбкой помахал рукой воображаемому круглолицему солдатику, который, вероятно, сидел за баранкой проезжавшей машины, и бесцветно, с какой-то жалкой усмешкой проговорил:

≈ Ну держись, Мишка. Целый артиллерийский полк Иванов-царевичей едет рушить подземное царство Кащеево. А мне пора.

Не глядя перед собой, Алексей сделал несколько шагов вперед, но вдруг на что-то наткнулся и остановился. Это был покосившийся шест с написанным от руки указателем в виде стрелки. На покоробленной от воды и времени фанерке было коряво нацарапано выцветшей красной краской: ⌠Кудияровка ≈ 5 км.■.

≈ Кудияровка?! ≈ растерянно проговорил Зайцев и с беспокойством посмотрел в сторону машин.

Некоторое время Алексей не знал, что делать. Затем он сорвался с места и бросился вдогонку за головной машиной.

≈ Стой! ≈ размахивая руками, заорал Зайцев. ≈ Стой, тебе говорят!

Догнав ⌠Урал■, Алексей прыгнул на подножку водителя, машинально провел рукавом по запыленному стеклу и заглянул внутрь кабины.

≈ Там... ≈ ткнув пальцем в сторону полигона, начал было он, но осекся и едва удержался на подножке. Не веря своим глазам, Зайцев судорожно ухватился за зеркало, вплотную приник к стеклу и со страхом выдавил из себя: ≈ Боже мой! ≈ В кабине сидели два человека с испитыми, изуродованными лицами кудияровцев, которые при дневном свете выглядели особенно безобразно. Руль водитель удерживал двумя культями, а его напарник давил единственной ногой на газ.

Человек на пассажирском сиденье заметил Алексея, вопросительно кивнул ему, и до смерти напуганный Зайцев ответил ему таким же кивком. Затем он спрыгнул с подножки и, петляя как заяц, побежал в лес. Не разбирая дороги, Алексей несся по бурелому, стонал от ужаса и не переставая вслух повторял:

≈ Этого не может быть! Не может быть! Этого не может быть!

До Разгульного в этот день Зайцев так и не добрался.

 

 

Проголосуйте
за это произведение


Русский переплет


Aport Ranker

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100