pokemon go TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Если бы мы всегда подражали в технологии Западу, Гагарин никогда бы не стал первым.

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение


Русский переплет

Рассказы
11.IX.2006

Дмитрий Пестерев

Персиковый кисель

 

Посвящается моему другу

Рональду Малеру.

 

 

- Ни-ки-та! Ники-и-и-ита! Проснись, это твой отец . Алексей Максимович Рязанов. Что, папу родного не узнаешь? Я понимаю - вчера сессия закончилась, но все же на минутку можно очнуться.

Песочные часы моего сознания перевернули, и я тоненькой рассыпчатой струйкой побежал в явь. Сон, который только что казался мне реальным, испарился, оставив после себя лишь чувство необъяснимой радости. Я нехотя разлепляю глаза . кажется, всю комнату залило персиковым киселем. Над моей головой плывет улыбающаяся физиономия отца. Во всем виноваты 222любимые222 персиковые шторы. Всегда, когда на улице солнечная погода, мою комнату заливает персиковым киселем . какая гадость! А сегодня, видать, еще 222мороз и солнце - день чудесный222, а вот мне никто дремать не дает!

- Ну вот, в коим-то веки я решил выспаться, и ты тут333- протирая глаза, пробормотал я.

- Мы с мамой уезжаем в профилакторий, - словно Председатель правительства начал докладывать отец,- приедем в пятницу вечером, продуктов в холодильнике тебе хватит. Да333 и с друзьями тут не буянь.

- Ладно, буду буянить в другом месте.

- Все, пока!

Тут я вырвал из своей седой бороды волосок, сказал 222Трах-тибидох-тибидох222 и в это же мгновение отец исчез. Хоп и нет его! Было бы прелестно, если б он появлялся и исчезал только тогда, когда я вырывал волосок из этой самой бороды. Но бороду я пока не отрастил. И стоило из-за этого меня будить, по-моему, еще неделю назад господа родители известили меня о своей поездке. Ну, да ладно . надо попытаться снова заснуть и вспомнить сон, должно быть, он действительно был хорошим. Так, закрываем глазки и расслабляемся. Нужно представить, что я иду по большому зеленому лугу . птички поют, кузнечики стрекочут, ласково греет солнце, а где-то недалеко журчит ручеек. Трава мягкая и влажная, поэтому по ней приятно идти босиком333 Благодать333 Черт, а кто пустил на мой луг коров! Э-э-э, и снова этот персиковый кисель! Ну что ж, спасибо, отец мой, теперь я никогда не вспомню свой лучший сон. Придется вставать. Хотя, ежели поразмыслить, все не так уж и плохо . вчера завершилась зимняя сессия (кстати, для меня более чем удачно), впереди полторы недели каникул и полная свобода действий. Никакой тебе истории древнего востока, истории первобытного общества и прочих историй. Преподаватель по истории России однажды сказал нам очень дельную вещь: 222Историк - это такой человек, который знает много разных историй222. Во как! Неплохо сказано. Ну и я по мере объема своего мозга вот уже как полгода пытаюсь запоминать разные истории. Кстати, у меня уже сложился исторический образ мышления. Делаю, на мой взгляд, гениальные умозаключения . 333м-м-м333 или333 э-э-э, ну вот . опять забыл, в следующий раз надо записывать.

-Тэкс, теперь нужно поднять свою семидесятипятикилограммовую тушу с постельки и сделать зарядку.

-Какая зарядка, господь с тобой, неплохо бы вообще просто поднять эту самую тушу!

Так333 о чем это я? Порой мне кажется, что разговариваю сам с собой. Так и есть. Может я просто псих? Хватит болтать, для начала нужно встать с постели, затем ее заправить, после . умыться, почистить зубы, причесаться, ну и позавтракать, наконец. Как у меня все складно получилось! Может попробовать таким же образом распланировать свою дальнейшую жизнь? Хорошо333 . для начала продолжу свое обучение на историческом факультете, буду набираться ума-разума, маразума (хы . неплохой каламбур). Затем на курсе эдак третьем все-таки отвечу взаимностью на пылкие чувства моей сокурсницы Зиночки Бердяевой и на летних раскопках кого-нибудь очередного городища поцелую ее в щечку. Да, а затем через два года, когда мы, наконец, решим пожениться . обязательно возьму себе ее фамилию. Большая гранитная доска на доме в центре города . здесь жил и работал Никита Алексеевич Бердяев . заслуженный историк Российской Федерации, автор десяти книг по истории Древней Руси, отец счастливого семейства и обладатель самой длинной бороды в стране! Это ли не подлинное счастье? Почему тишина в зале? Где же овации и одобрительное 222да222? Ну вот333

-Ладно, клоун, вставай!

-Слушаюсь, ваше превосходительство.

Я уже почти проснулся, поэтому довольно лихо встаю с кровати, запрыгиваю в серые спортивные штанишки, в которых хожу дома, и надеваю мою любимую вечно мятую черную футболку с надписью 222Посторонним вход воспрещен!222 В комнате как всегда кавардак . на столе книги всякие (можно найти все - от философии Гегеля до книжки 222Пилим лобзиком222). Однако сам уже не помню, что из этого читал, (но явно не Гегеля). На полу валяются диски, аудиокассеты, тетрадки какие-то. О! Полтинник! Откуда он здесь? Может под кроватью еще есть333 Или под столом333 или еще где333 Эх, больше нет. Ну, ничего, спасибо и на этом.

Ах да, увенчивают всю эту гармонию . персиковые шторы, которые любезно повесила моя мама Изольда Дмитриевна, посчитав, что они удачно впишутся в стиль моих апартаментов. И действительно, с появлением изящных персиковых штор, в моей берлоге сразу же повеяло легким шиком. Ладно, не о шторах речь. Придется нарушить только что расписанную цепочку действий и включить для начала музыку - душа требует. Сегодня с утра я почему-то хочу послушать Моцарта. Ну что ж, дамы и господа, - Моцарт! Изящное движение кисти моей руки, я мгновенно нахожу среди кучи разбросанных дисков Вольфганга Амадеевича и с почтением и трепетом вставляю сей диск в чудо-машину. Нет, это не орган и не клавесин, а музыкальный центр! Секунда, загорается заветная кнопка Play, и вот из колонок в комнату волной врывается напряженный и пронзительный женский голос:222 Tutte nel cor vi sento, vi sento, vi sento!!! 222. Какая мощь! Сила голоса, чувств, эмоций! Вот истинное блаженство! Ну ладно, пойду умываться, обожаю чистить зубы под Моцарта. Перед этим колонки нужно еще врубить на полную катушку для большего драйва и чтобы соседушки с ума сошли заодно.

Во! Так-то оно лучше. Не прошло и часа, как из своей комнаты, пройдя многочисленные столовые, гостиные и актовые залы, я попал в ванную комнату. Тут, конечно, все в золоте, мраморе. Интересно, как отреагируют соседи на то, что теперь я слушаю не Prodigy, а Моцарта? Представляю себе картину - приходит опять этот лысый жлобоватый мужичище с нижнего этажа, ломится в дверь, словно медведь-шатун, я, куда деваться открываю 222медведю222 дверь и он мне деликатным фальцетом заявляет: 222Сударь, не сочтите за наглость, но не могли бы вы чуточку убавить сию прелестнейшую музыку, т. к. в данный момент моя психика не в состоянии воспринять и перенести всю мощь этого виртуозного произведения. Дело в том, что намедни я имел неосторожность по слабости душевной употребить слишком много 222Merlot222 урожая 2005 года, а сегодня с утра испытываю легкий дискомфорт. Будьте любезны222. После этого я должен буду выключить музыку вообще, поклониться и дать достопочтенному господину чирик на опохмел.

Как ни странно, к восемнадцатому году своей жизни я привык лишь к одному периодическому действию в своем распорядке дня, это . чистка зубов. Мои зубы . моя гордость! У кого гордость . личные успехи в области развития антропоцентрической теории, а у меня достижения в тщательной ежедневной чистке зубов. Никакого вам желтого налета и кариеса. Блеск! Но чего мне это стоит . каждое утро смотрю, как какой-то придурок в зеркале корчит десятки ужасных гримас только для того чтобы отшлифовать каждый миллиметр своих зубов. Дегенерат! Ах, еще одна гордость . орудие дегенерата (зубная щетка). Здоровенная такая, желтая, с одного конца щетка, а с другого голова зубастого динозавра, кстати, похожего на хозяина. В общем, картина чистки зубов с утра обычно такая . из крана бежит тепленькая водичка, на голове космы, в глазах хаос, во рту пена, которая временами капает на пол. Монотонное журчание воды в раковине сливается с судорожным шорканьем во рту. После этой экзекуции я снова внимательно вглядываюсь в зеркало и удостоверяюсь, что зубы сверкают, а молодое лицо пышет свежестью. Теперь я готов на подвиги и свершения! Только бы вот знать, на какие подвиги333

Нет, все-таки Моцарта надо выключить, а то соседи действительно будут шокированы столь резкой переменой моих музыкальных пристрастий.

- Вова! Заткнитесь, пожалуйста!

Не слушается! Думает, что если он Амадей, то все можно? Придется нажать кнопку stop. Бац! И я обрываю какую-то женскую арию на полуслове. Ну, извините. А теперь, думаю, мне следует топать на кухню и позавтракать, как белому человеку. На кухне шик и блеск . мамина работа. На столе на тарелочке лежат аккуратные бутерброды с сыром и маслом. Хлеб, тоненький кусочек масла, а сверху прямоугольничек сыра. Никогда не любил бутерброды с сыром, но чтобы не обижать mama при ней всегда их лопаю с довольным видом. Рядом стоит семейная реликвия . фарфоровый заварник с двумя розовыми цветочками. Хоть чай попью. В этот момент в большой комнате раздается телефонный звонок. Как всегда я не даю телефону успеть зазвенеть во второй раз, в секунду добегаю до другой комнаты и, молниеносно хватая трубку, выдаю свою фирменную фразу: 222Рязанов у аппарата222!

-Але, Некис?

-Нет, Иосиф Виссарионович!

-Слушай, тут предложение поступило, пойдемте сегодня в лес . ну там костер забабахаем, пожарим кого-нибудь.

-Угу333 А кто идет?

-Симонов, Шилов, и Катька с Викой.

-Бердяева не идет?

-Нет.

-Тогда иду. А в какой лес?

горьковский, только подальше, а то рядом уже везде были.

-Ok.

-Тогда через час у 73 школы. Да, термос еще с собой возьми, и пожрать чего-нибудь.

- Может, мне еще бабушку c собой завернуть? Ладно, возьму термос и бутерброды с сыром. Все, пока, Эйнштейн!

-До встречи!

Ну вот, так всегда . даже позавтракать не дадут, сокурснички!

Теперь нужно быстрехонько собраться и топать. До школы этой еще переться минут двадцать. Эх, жизнь моя, жестянка333 да ну ее в болото! Странный я человек, сам же согласился и самому же не нравится. Однозначно неадекватный субъект.

Затем за полчаса я успел сделать множество социально-полезных дел: напялил на себя две кофты, двое штанов, двое носков (ну, в общем, все подвое) . все-таки минус десять градусов по товарищу Цельсию! Ах, перед этим я еще аккуратно уложил мамины бутерброды в целлофановый пакет, а также залил полный термос горячего кофе . пусть пьют друзья-подруги. После я достаю из шкафа свою 222почтальонскую222 сумку, с которой хожу в универ, и элегантно забрасываю туда поочередно . термос, пакет с бутербродами и спички заодно. Сигареты не беру, т.к. уже неделю не курю. Стаж, конечно, у меня был небольшой . всего год, но решил, что все-таки курить - здоровью вредить! Вот такой я молодец. Теперь готов к труду и обороне. Что ж, можно идти.

Лифт . чудеснейшее из изобретений человечества! Лучше, наверное, были только камеры пыток Ивана Грозного. В очередной раз меня угораздило спускаться на первый этаж с тем самым достопочтенным жлобоватым 222шатуном222. На счет шатуна это я метко подметил . шатало его не слабо. В течение десяти секунд мне пришлось дышать кислым воздухом, отравленным перегаром, слышать напряженное дыхание 222медведя222 и выдерживать на себе тяжеленный взгляд этого багроволицего чуда природы по имени Семен. Мне оставалось лишь кротко жаться в уголке, тупо уставившись в заплеванную стену, и в миллионный раз читать содержательную фразу, написанную черным маркером . Punks not dead. Небеса все же смилостивились надо мной, врата открылись, и я ловко шмыгнул из лифта. Сзади послышалось сиплое говоро-ревение: 222Эть, шустрый какой!222 Ух, а еще все удивляются, почему я такой нервный.

С облегчением выскакиваю во двор. Когда выходишь на середину двора и поднимаешь голову вверх, то становится страшно. Все потому, что наш двор - это большой квадрат, состоящий из четырех девятиэтажных панельных домов. В этом 222Квадрате Рязанова222, как я его называю, два выхода - две арки. Мышеловка! А когда поднимаешь голову, то такое ощущение, будто тебя замуровали . жутко, в общем! Поэтому стараюсь не смотреть вверх. Да, весьма оптимистичный у меня настрой, а утро только началось. Хотя тот факт, что сейчас мы пойдем в лес, меня радует . я люблю ходить в лес. Лес, как ни странно, мой друг. Он забирает всю отрицательную энергию. Туда я прихожу жилистым псом, а возвращаюсь мягким и неуклюжим щенком. Но, к сожалению, не проходит и двух дней, как щенок вновь превращается в пса. Не знаю, может, сам виноват, что накручиваю себя. Порой мне кажется, что город, в котором я живу мертвый . все эти каменные гробы, дымящиеся трубы, грохочущие автобусы, холодные лица людей.

 

Воск окутал наши лица,

Заволок он шеи, плечи.

Распластался до границы,

Превратились все мы в свечи!

 

 

Каждый вылит в свою форму,

Ждет, пока остынет масса.

Не подступит ком к их горлу,

Им не надо убиваться.

 

Кто-то тлеет в канделябре,

Неудачник будет в печке.

Не меняет сути в деле,

Если хочешь быть ты свечкой!

 

Закрадывается мысль, что все это . неудачный спектакль бездарного режиссера. А я одна из марионеток этого действа333 Одному я говорю одно, другому другое, третьему третье и т. д. Не хочу, а лицемерю. Тошно! Моя мама постоянно читает мне лекции на тему: 222Ты должен уметь 222крутиться222, иначе ничего не добьешься в этой жизни222. Когда же я отвечаю, что не волчок, чтобы крутиться, то родители снисходительно объясняют, что во всем виноват мой юношеский максимализм. Все пройдет, и я буду жить, как все. Да333 Черт побери, я не хочу так жить! Я не винтик и не шпунтик! Я - человек! Блин, почему я не взял сигареты?

Неожиданно почувствовал, как на мою щеку упала и тут же растаяла снежинка. Я посмотрел наверх, но снег не шел. Странно. Я остановился и, как потерянный, начал оглядываться по сторонам . мой двор уже скрылся за другими домами, до школы оставалось идти минут десять. А может, эта снежинка упала специально для меня? Мое лицо расплылось в искренней детской улыбке. Бывает же такое333

Район, в котором живу, построен в семидесятые годы, и все дворы очень похожи друг на друга . те же девятиэтажные 222панельки222, тот же двор с железной горкой, на которой давно облезла краска, сломанной каруселью и песочницей без песка. Даже бабушки в шерстяных платках, которые сидят на скамейках и живо обсуждают очередной сериал, тоже кажутся мне одинаковыми. Занятно, когда в тысячный раз идешь по тем же местам, то перестаешь обращать внимание на все, что тебя окружает. Ты уже знаешь . здесь будет поворот, тут продуктовый магазин, там очередной двор и т.д. Тебя не интересует этот разбитый 222Москвич222, который стоит во дворе уже лет пять, не обращаешь внимания на парней, мнущихся у подъезда и высматривающих, у кого можно стрельнуть сигарет. Все эти дворовые пейзажи так замыливаются, что вообще исчезают. Ты идешь, думаешь о чем-то, а окружающие дворы, дома, подъезды, скамейки для тебя не существуют. Они растворяются333

Вот я уже и подхожу к 73 школе. Здесь раньше учился Эйнштейн, и так получается, что каждый раз, когда мы с однокурсниками идем гулять, местом встречи оказывается его школа. Он хитрец. Живет рядом с ней, и чтобы далеко не ходить, каждый раз придумывает какой-нибудь отмаз, чтобы встретиться именно там. А мне все равно, я тоже от нее недалеко живу.

Ну конечно! Как всегда, я прихожу первый! Обычно мы встречаемся недалеко от входа, но сейчас у входа бегают лишь две маленькие девочки и со звонким переливающимся хохотом кидаются друг в дружку снежками. Один из снежков этих маленьких бестий попадает мне прямо в лицо. Девочки замирают, растерянно уставившись на меня своими блестящими глазками. Я спокойно, не обращая на них внимания, чинно снимаю перчатку и одним движением стряхиваю с лица снег. Затем неожиданно поворачиваюсь к ним и начинаю изображать разъяренного льва. А-а-а-а, Р-Р-Р-Р!!! Зрелище не для слабых духом. Маленькие девочки, довольные тем, что на них напал лев, с визгом разбегаются. Помню, когда мне было лет семь, мы с ребятами из двора любили зимой, когда стемнеет, лазить через забор в садик и бегать от сторожа. Проникаем на территорию лагеря и начинаем себя вести, как настоящие разведчики. Для начала долго выслеживаем противника . сторожа Федора с неказистой рыжей бородой и вечно дергающимся левым глазом. А затем неожиданно выпрыгиваем откуда-нибудь из-за сугроба и начинаем визжать. Дед Федор сначала пугается, а затем, сообразив, в чем дело, со словами: 222Я вам сейчас, щенки, покажу333222 - неуклюже пускается за нами бежать. Мы с криками разбегаемся в разные стороны и ретируемся с территории противника, перелетая через забор, словно гигантские кузнечики. Весело было!

Блин, ну где ходят эти историки недоделанные? Вдруг, кто-то кидается мне на спину и начинает неистово визжать!

-Ники-и-и-ита, сука!- радостно зазвенел у самого уха писклявый голос Бердяевой.- Мне Эйнштейн все сказал - ты не хотел, чтобы я с вами шла!

Я кое-как вырываюсь из цепких объятий Бердяевой и стараюсь сделать невозмутимое лицо.

- По-моему, кто-то мне вчера сказал, что я черствый и грубый циник?! Не ты ли это была, Зиночка? Да, я грубый, черствый и циничный, и че приперлась тогда? Вали к своим подругам вино пить!

-Ну, Рязанов! Ты сам виноват!

-Че я виноват? Что сказал этой твоей подруге Светочке правду, что она дура!? Что я поделаю, если она действительно тупая! Весь вечер сидела и рассказывала всем про шмотки да про то, какой у нее крутой парень.

-Она мне не подруга333

-Бла-бла-бла333 Да мне вообще без разницы. Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты!

-Ты - мой друг! Ну, хочешь, я с ней вообще не буду разговаривать?

-А ты хочешь? Тебе это надо?

Ну, тут, как всегда, начинаются сопли. Бердяева кидается ко мне в объятия и начинает сиротливо хныкать.

-Мне плевать на всех, ты самый хороший!- шмыгая, словно обиженный ребенок, говорит Зиночка.

-Ну ладно, хватит лирики. Ты мне всю куртку обревела.

-Ты не обижаешься на меня?- По-щенячьи взглянув мне в глаза, спросила Зина.

-Нет.

-Правда?

-Правда.

-Правда-правда?

-Ну, че ты ведешь себя, как маленькая слюнтяйка, что мне, взасос тебя поцеловать, чтобы ты поняла, что я не обижаюсь?

-Ну333

-Ага, сейчас! Тогда я, как порядочный джентльмен, должен буду жениться на тебе, а делать этого я не буду ни в коем случае. Лучше найду себе какую-нибудь девочку лет четырнадцати, воспитаю ее по своему образу и подобию, а когда она вырастит, женюсь на ней.

-Ладно, ладно! Заводи себе кого хочешь, хоть самку гориллы, только не обижайся на меня!

-Замечательно . заведу себе гориллу.

-Кстати, я с вами в лес иду!- весело вытерев слезы со своих наливных щек, уверенно заявила Бердяева.

-Я уже понял, стоило бы тебе тогда сюда приходить.

-Ну что, голубочки, помирились?- состряпав на своем самодовольном лице саркастическую улыбку, заверещал Эйнштейн, направившись к нам.

Первое на что обращаешь внимание, когда видишь Эйнштейна . это его походка. Даже не походка, а походище! Идет он большими размашистыми шагами, при этом кажется, что он скачет. А если он еще в черном плаще и без шапки . то это вообще страх божий! Его длинные смоляные волосы устрашающе раздуваются ветром, а плащ развевается, словно пиратский флаг. Добавляют колорита в его образ маленькие смеющиеся карие глазки. А эти самые глаза у него вообще аномальные . не могу смотреть в них без смущения. Вот такая оказия! Ах да, он еще всем намекает, что он сатанист. То есть, не открыто заявляет об этом, а просто в любой удобный момент подчеркивает, что Сатана круче Бога. И крестика он не носит. И когда напьется, любит скорчить уродливую рожу и сказать страшным голосом 222Satan!222. В общем - позирует больше перед публикой. У самого, небось, дома, в столе, иконка лежит, так, на всякий случай. А почему Эйнштейном его прозвали, честно говоря, уже и не припомню. Эйнштейн и Эйнштейн. Настоящее имя . Иннокентий ему не идет. 222Иннокентий Смоктуновский! Кеша!222 Хе-хе-хе.

- Нет, Иннокентий, вы определенно хитрец! . заявляю я Эйнштейну, стараясь вылепить при этом стыдящее выражение лица.

-А что? Помирил зато вас!

Бердяева довольно улыбнулась.

-Спасибо, благодетель ты наш, что бы мы без тебя делали? Правда ведь, Зиночка?

- Неблагодарный! . помпезно изрек Кеша и показательно взмахнул рукой, словно обиженная дама.

- Ладно, а где все остальные? Эти Шиловы, Симоновы, Катьки и Вики?

-Черт их знает, сейчас придут, наверное.

-Хм333

В такие моменты обычно воцаряется нелепое молчание. Так и случилось. Никто не знал, о чем говорить дальше, поэтому каждый занялся своим делом. Эйнштейн начал возюкаться со своим сотовым телефоном, писал, наверное, SMS своей очередной девушке. Я уныло вздыхал и пространно смотрел на угол дома, который стоял рядом со школой, и откуда должны были появиться ребята. Бердяева же как-то не по-здоровому весело рылась в своей сумке и чего-то искала.

- А! - озаренно воскликнул Эйнштейн.- Забыл вам сказать самое главное. Я вас свожу в одно место в лесу . вам там понравится.

- Заинтриговал,- меланхолично ответил я.

- А что за место? Ритуальный пенек, которому раньше поклонялись бабульки местной округи?- игриво спросила Зина.

- Ну, почти угадала, придешь, увидишь. По крайней мере, о том, что побывала там, не пожалеешь, уверяю.

Тем временем на моих 222крутых222 электронных часах, которые мне подарил папа после удачной сдачи вступительных экзаменов, пробило уже одиннадцать часов десять минут.

- Уж полдень пробил, а Германа все нет!

Ну вот, мою острую шуточку проигнорировали, хны-ы-ы-ы.

- Сколько, говоришь?- отвлеченно спросил Эйнштейн.

- Одиннадцать часов десять минут,- левитановским голосом продекламировал я.

- Опаздывают333- задумчиво сказал Кеша.

- Кто, часы или 222эти222?

- 222Эти222.

Вообще кампанию, которую мы дожидаемся, я называю - 222Великолепная четверка222. Почему? Во-первых, все четверо отличаются довольно безразличным отношением к учебе. Во-вторых, Катя девушка Симонова, а Вика - девушка Шилова. Помимо этого, все вместе они ходят на разные тусовки и тому подобное. Ну и, конечно же, они считают себя элитой нашей группы. Интересно, почему? А чего они к нам привязались, я не знаю. Это все Эйнштейн . занимается, так сказать, сплочением коллектива (ведь он же все-таки староста группы). Но сейчас я иду с лесом общаться, а не с ними. К тому же сумасшедшая Бердяева под боком и Эйнштейн - с ними веселее.

Неожиданно нашу нелепую тишину пробило настойчивое жужжание телефона Кеши. От того, что телефон неожиданно завибрировал, Иннокентий испуганно дернулся и телефон чуть не вылетел из его рук. Затем он торопливо нажал на кнопку и плотно прижал телефон к уху.

- Але333

Затем минуты две Кеша недоуменно слушал по телефону чей-то монолог и моргал своими глазками словно попугай.

- А333Ну ладно, прощевай333 Вы знаете,- пространно продолжил Эйнштейн, обращаясь теперь к нам,- а эти четверо не пойдут с нами. Шилов сказал, что у них на вечер билеты в театр. На 222Ревизор222 Гоголя. А если говорят в лес пойдут, то до театра уже не доползут. Вот так333

Да уж333 222Великолепная четверка222 в театр? Либо я идиот, либо я идиот. Ну, ничего себе!

- Тем лучше. Пусть идут в театр. На фиг ты их вообще позвал?

- Да не знаю, я подумал: чем нас больше, тем веселее,- пространно выдал Иннокентий.

Вообще Кеша - неплохой малый, могу даже назвать его своим другом, но иногда такие глупости мочит, что мне за него просто стыдно. Сатанюга, что с него взять!

- Ну ладно, мужики, чего встали, пойдемте уже, нам еще на автобусе полчаса ехать,- словно молоденькая пионервожатая начала Зина. Пойдемте, пойдемте!

Ну, мы и пошли. А с Бердяевой не просто пойдешь, а побежишь, даже если не хочешь. Откуда в ней столько энергии? Визги, прыжки, чушь, мат и неистовость . все это Зиночка. Лично мне она одновременно симпатична и в то же время противна. Ну а ко мне у нее любовь до гроба. Вот так! Дальше мы направились к остановке, которая находилась недалеко от школы.

- Слушай Эйн, а что это за место?- спросил я.- Ритуальный камень или что вроде этого ты говорил?

- Пенек!- знающе добавила Бердяева.

- Если я вам скажу, то будет не интересно. Надо же вас заинтриговать!

- Интриган, ну и фиг с тобой, небось, ерунда какая-нибудь.- Отмахнулся я.

- Вот видишь, тебе уже интересно,- победно улыбнулся Кеша.

- Ага, обалденно просто. Мне вот сейчас больше интересно другое - как мы поедем?

На остановке стояло и переминалось с ноги на ногу в ожидании общественного транспорта человек тридцать. Эх, не люблю я ездить в переполненном автобусе, хоть постоянно и приходится делать это. Для меня это что-то вроде ритуала самоистязания. Не нравится, а приходится. Сейчас приползет автобус, и все рванутся. На старт! Внимание! Марш!!! Печально. Когда же наступит тот заветный день, когда подойдет очередной ржавый автобус, а господа граждане не будут запрыгивать туда, как селедки в ту самую бочку, где их солят, а333? Мечтаю понаблюдать разговор людей, не решающихся зайти в салон.

- Проходите, пожалуйста, Семен Васильевич!

- О нет, Варвара Прокофьевна, только после вас!

- Ну, сделайте милость, Семен Васильевич, заходите голубчик.

- Да вы что, Варвара Прокофьевна, я тогда в жизни себе этого не прощу.

- Семен Васильевич, миленький, сделайте даме приятно, заходите в автобус.

- Что ж, Варвара Прокофьевна, только ради вас. Можно поцеловать вам ручку в честь вашего великодушия?

- А это уже лишнее, Семен Васильевич, а то мой муж Никифор Евграфович может неправильно нас понять, поднимайтесь в автобус дорогой.

Чушь какая! Взбредет же в голову! Абсурд!

- Э, лунатик, ты куда уставился? Запрыгивай скорей, а то мы с тобой далеко не уедем!- сильно толкнув меня в плечо, ободряюще сказал 222Эйнштейн222.

- А? Что? Да! Да, да запрыгиваем.

- Ты, чувак, не спи, день на дворе!

После этих отрезвляющих слов Эйна я понял, что, пока я летал в облаках, подошел автобус, и пришла пора залазить в салон. Иннокентий самостоятельно справился с задачей проникновения в переполненное брюхо автобуса, а вот мне помогла в этом Бердяева, крепко схватив меня за локоть и пробив нам дорогу буквально своей грудью. За такое и медаль не жалко! Ну вот, теперь всего полчаса до конечной остановки, и мы практически в лесу. Он действительно начинается почти у самой остановки. Ради этого могу даже потерпеть и то, что стою сейчас на нижней ступеньке, и что обе руки зажаты, где-то средь слипшихся тел пассажиров, и что рот с носом плотно прижаты к красной болоньевой куртке Зиночки. Так, что это? Что-то твердое333 значит, спина.

- Зина, ваша ли эта спинка? Зина, а вам никто не говорил, что у вас твердая спина!? - глухо, но громко сказал я.

Люди вокруг меня всколыхнулись. Откуда-то слева послышался возмущенный мужской бас:

- Да он пьян в стельку!

- Нет, если только чуть-чуть,- спокойно ответил женский голос.

Бердяева повернулась ко мне и, поняв всю нелепость моего положения, заржала на весь автобус молодой кобылой. Торчащие головы граждан превратились в воробьиные, и непонятливо хлопая глазами, начали дергаться в разные стороны. Забавное зрелище. А нам пофиг! Клевое чувство . никто не может понять, в чем дело, а тебе смешно. Откуда-то слева высунулась мятая голова Кеши.

- Э! Вы че буяните? Меня надо было позвать!

И все вместе мы искренне заржали. Катарсис!

- Молодые, а потише нельзя?- слабо вылетел сзади хриплый раздраженный голос.

Бердяева по влюбленному нагло уставилась мне в глаза и сказала:

- Отчего ж нельзя, конечно, можно.

И мы замолчали. А Зина все продолжала смотреть мне в глаза, но теперь уже не влюбленно, а проникновенно. Словно спрашивала: 222Кто ты?222, 222Что ты?222, 222Чувствуешь?222 222Любишь?222, 222Нет?222. Гипнотизер, блин! Ненавижу, когда на меня так смотрят, словно душу выворачивают.

- Так, Бердяева, хватит! Нашлась, мне тоже, гипнотизерша! Смотри так вон на того дядю в пальто.

Дядя в пальто слегка покосился на нас.

Зина довольно улыбнулась. Ведьмочка!

- Кстати, Зинаида333

- Не называй меня так,- запищала Бердяева и стукнула мне кулаком по плечу.- Ты же знаешь, я не люблю, когда ты меня так называешь!

- Хорошо333 Бердяева, ты пожрать чего-нибудь взяла, а то у меня только бутерброды с сыром, а их я не ем.

- Пончики есть.

- Что ж . лучше пончики, чем бутерброды с сыром.

- Ты, наверное, с утра даже не позавтракал?- заботливо спросила Зина. И надула свои губки, словно готовясь сюсюкать с маленьким ребенком.

- Р-р-р-р, Бердяева, не заставляй меня нервничать, у меня и так стресс!

- А чего у тебя стресс? Ты опять слишком много думаешь? Тебе нельзя слишком много думать, много думать вообще вредно.

- Ох, Зина, вы мне льстите! Если б у меня сейчас был веер, то я бы помахал им, чтобы вы не заметили, что вогнали меня в краску.

А вообще333 Знаешь, я, наверное, действительно черствый и грубый,- как-то исповедально сказал я, глядя в глаза Бердяевой - наверное, ты права, и говорю я это не потому, чтобы ты начала меня убеждать в обратном, а потому, что это горькая правда!

- Нет!- скорчив на своем лице ужасную гримасу, расстроенно пропищала Зиночка.- Я сгоряча это сказала. Ты добрый, просто это у тебя защитная реакция организма. Когда тебе больно ты становишься жестким. Ты очень ранимый! Я не хочу, чтобы тебе было больно333

Вдруг я понял, что вокруг нас все как-то затихло. Я осторожно осмотрелся по сторонам и понял, что нас слушает пол-автобуса. И тут я действительно покраснел. Увидев, что цвет моего лица стал, как у соседа Семена с нижнего этажа, Бердяева тоже притихла, а затем и вовсе втянулась в свою куртку, словно улитка в раковину. Неловкое положение. Затем напряженное молчание постепенно исчезло, и настырные взгляды и уши людей оставили нас в покое.

- Все-таки отношения, наверное, лучше выяснять наедине,- осторожно откашлявшись, шепотом сказал я.

Бердяева одобрительно кивнула головой.

- Ш-ш-ледущая оштановка 222Лешозавод222,- меланхолично прош-ш-шкрипел голос водителя.

Тут откуда-то вновь вылупилась голова Кеши. Теперь она уже была без шапки и поэтому лохматилась и кудрявилась в разные стороны.

О! Вспомнил, почему его Эйнштейном назвали! В начале учебного года у него была примерно такая же прическа как, у всеми любимого Альберта Эйнштейна. С тех пор он не стригся, поэтому сейчас его волосатость на голове можно оценивать как повышенную.

- Чего тебе, Эйни?

- Это333 вы тут не скучаете без меня?

- Конечно, скучаем, дай я тебя расцелую, дружище!

Видимо, испугавшись моих поцелуев, Иннокентий вновь скрылся где-то в сгрудившейся массе пассажиров.

Постепенно народа в салоне становилось все меньше и меньше, а конечная остановка все ближе и ближе. Остановка, еще остановка, и еще остановка, и снова остановка. Причем почти на каждой остановке мне приходилось выходить, чтобы выпустить остальных пассажиров. Пятачок посмотрел бы на это и сказал: 222Смотри, Винни, мальчик входит и выходит, входит и выходит! Хрю-хрю!222 Наконец, народу в салоне автобуса стало столько, что стало возможным не просто шевельнуть мизинцем правой руки, а даже сделать пару шагов. Мы втроем встали в конце автобуса. Стоим, молчим и смотрим в окно. Рядом едут машины, убегают прочь девятиэтажные дома, затем на их место приходят 222хрущевки222, постепенно исчезают и они, а на их месте появляются уже дома деревянные. Прям регресс. Наконец, по бокам сплошной стеной побежал лес. На улице ярко светит солнце, и даже через окно чувствуешь как свежо и тихо в лесу, поэтому у меня тут же поднялось настроение. Бодрячок!

- Мы бодры! Веселы!- четко сказал я и сумасшедшими глазами уставился на Эйнштейна и Бердяеву.

Ребята настороженно взглянули на меня, а затем Кеша дружески хлопнул меня по плечу и изрек свою любимую шутку: 222Ничего, и тебя вылечим!222

- Шпашибо!- по-американски улыбнувшись, поблагодарил я друга.- Эх, скорее бы в лесок - по грибочки да по ягодки!

Ну и, как говорится, по щучьему веленью, по моему хотенью . не прошло и пяти минут, как автобус доковылял до конечной остановки, и я, Бердяева и Эйнштейн уже стояли у порога священного леса! Как пафосно! 222Священный лес222! Прямо готовое название романа. С таким названием книгу бы, наверное, тут же раскупили, а ее автор получил бы все, о чем мечтал. Но это так . лирическая чушь. Лес обыкновенный, хотя и очень большой. Судя по всему, сегодня мы пойдем подальше, где, так сказать, не столь заметно влияние цивилизации. Тишь и благодать. В лесу есть что-то первозданное, искреннее, настоящее. Хы! Может, мне поселиться в лесу, а потом написать трактат 222 Моя жизнь в лесу222. Не-е-ет. Слишком уж привык я ко всем благам, которые предоставляет город.

- Чувак! Опять ты спишь! Хватит дрыхнуть!- пихнув меня в грудь, весело сказал Кеша.

- Эйни, не бей его, ему больно! Он просто задумался,- прикрыв меня своим телом, пропищала Зина.

- Сю-Сю-Сю! Я и не собирался его бить, просто из транса хотел вывести.

- Ну ладно, пойдемте!- бодренько сказал я и тут же вопросительно уставился на Кешу.- Ты нас куда-то там хотел вести, вот давай и веди! Вперед, Сусанин!

И Кеша нас повел. От остановки по лесу шла широкая дорога, по которой ездили даже машины. Правда, эта дорога вела к садо-огородному поселку. Но Кеша - знаток здешних мест, у самого огород рядом, поэтому от главной дороги мы обязательно где-нибудь свернем на петляющую тропинку, которая и приведет нас незнамо куда. Хотя нет, наш Сусанин знает куда, что ж, доверимся Иннокентию.

И мы неспеша отправились вперед. Бердяева настойчиво нежно взяла меня за руку. Сопротивляться ей бесполезно. Когда мы вошли в лес, то ее взгляд сразу сделался задумчивым, и она замолчала. А Эйнштейн, наоборот, сразу повеселел и вдохновлено поскакал впереди нас, словно молодой козлик, и, судя по всему, готов был подхватить разговор на любую тему. Я знаю, почему мы все замолчали, когда вошли сюда. Вернее, предполагаю, почему. Кеша хоть весел и бодр, но тоже ничего не говорит. А Бердяева вообще сделалась загадочной. В дриаду сразу превратилась. Просто лес . это одно из тех мест, где человек остается наедине с собой. В городе - шум, возня, суета. Ты носишься, чего-то делаешь, у тебя какие-то цели. А зачем все это? И такой вопрос лично меня часто ставит в тупик. Здесь я настоящий, без шелухи, без механических слов и мыслей. Трудно быть настоящим, а так хочется! Эх, лирика, лирика!

Неожиданно туманный взгляд Бердяевой резко фокусируется. И тут же ее руки превратились в шлагбаум для меня.

- Стойте, стойте!- напряженно пропищала Зиночка.

Кеша испуганно повернулся к нам и каменным взглядом уткнулся в Зину.

- Че такое? Че увидела?- взволнованно протараторил Иннокентий.

По лицу Бердяевой поплыла мягкая, словно поднявшееся тесто, улыбка.

- Смотрите, белочка,- нежно указав пальцем на ствол ели, стоявшей прямо у дороги, умиленно сказала Зина.- Глядите, какие у нее кисточки-ушки!

Я, к сожалению, этой самой белочки, как не искал, так и не увидел. А Эйнштейн по-моему, даже и не пытался найти это диковинное для нашего леса животное. Он лишь скептически повернулся к Бердяевой и, строго распушив ноздри, заявил:

- Ага333 белочка. Белочка-горячечка! Пойдемте, иначе мы к ночи только дойдем до места, которое я хочу вам показать.

Зина даже не обратила внимания на 222бессердечного222 Иннокентия, ее интересовала только белочка.

- Ну вот, вы ее спугнули, мою белочку!- прохныкала Бердяева.

Но долго по этому поводу она не горевала и тут же снова схватила меня за руку, и мы пошли дальше.

Сегодня замечательный день . на небе ни одного облачка, я гуляю по лесу, а рядом Бердяева и Эйнштейн. Эх, определенно хорошо! Тут такая тишина . слышно, как от порыва ветра по-стариковски скрипят стволы сухих деревьев, как где-то рядом с лапы елки глухо падает кусок пушистого снега. Такая тишина непривычна, по-началу даже кажется, что в ушах гудит. А потом все стихает. Воздух становится прозрачным, а дышать им становится сладко. Сегодня всю ночь шел снег, а с утра здесь еще никто не проезжал и не проходил. Мы первые! Поэтому, когда идешь по этой дьявольски белой скатерти, позади тебя остаются следы. Чувствуешь себя первопроходцем! Или проходимцем? Часами бы просто шел и слушал, как под ногами аппетитно хрустит снег. С наслаждением набираешь полную грудь свежего воздуха и, широко открыв рот, выдыхаешь его плавной клубящейся массой. Немного пролетев, пар растворяется, словно капля йода в кастрюле воды.

- Никит? Ты чего рот открыл? Ворон заманиваешь?- по-доброму улыбнулась Бердяева, и на уголках ее глаз вылезли красивые морщинки.

У Бердяевой большие голубые глаза. И падающий на них солнечный свет наливает их искренностью.

Я счастливо улыбнулся, и мои глаза налились той же искренностью.

- Тебе хорошо?- Заботливо спросила Бердяева и взяла меня за локоть.

- Да, . как-то просто и легко ответил я.

- Ну и хорошо.

- Слушайте!- неожиданно воскликнул Кеша,- А вы не слыхали еще эту историю про то, как позавчера Филин и Бородач чуть морду друг другу не набили прямо в кабинете археологии. Я, конечно, слегка преувеличиваю, но спорили они уж чересчур эмоционально.

- Нет!- удивленно сказали мы хором.

- Да вы че? Они даже на лекции опоздали! А Бородачу вообще чуть зачет не пришлось отменить второкурсникам из-за своего опоздания.

- Интересно бы было посмотреть, как два преподавателя истфака мутузят друг друга! Филин наверное дергал бы Бородача за его козлиную бородку, а Бородач неуклюже пинал того под зад. А в чем дело-то было?

В это время, представив обрисованную мной картину, Зина переливчато рассмеялась.

- Да как всегда! Федор Николаевич утверждает, что Ледовое побоище было, а Николай Петрович - что не было. Не о чем им больше поговорить, что ли? Лучше б о девках побазарили! Ну, прохожу я, значит, по коридору мимо кабинета, а они:

- Николай, у вас не исторический подход к произошедшему событию! Ведь есть же упоминания в летописях333

- Ага! А почему же тогда не найдено никаких костей, шлемов, лат мечей, ведь столько людей погибло!?

- Но ведь это было в 1242 году, сколько времени прошло, попробуй, найди сейчас.

-Ну и все в том же духе,- продолжил Эйн.- Главное, надо было видеть их лица. У Филина челюсть сделалась как, у австралопитека, и мышца на щеке начала неприятно подергиваться, а Бородач стоял и: 222Ап-ап-ап-ап222 - только откроет свой рот, тут же его перебивает Филин, и он лишь хлопал своими толстыми губами, словно пеликан клювом.

- Фанатики!- словно приговор произнес я.

- О! вот и тропинка, теперь нам сюда. Через полчаса будем на месте,- довольный статусом проводника заключил Эйнштейн и повел нас дальше в глубь леса.

Да, Эйни любит рассказывать подобные истории, но узнать, что в них вымысел, а что правда трудно. Кеша - мастер 222приукрасить222. В общем, провокатор он и контра! Как ребенок сочиняет чушь всякую. Но мы с Бердяевой привыкли к этим его штучкам и внимательно выслушиваем весь бред. Состряпав заинтересованные мины, болванчиками киваем головами, а он, лопушок, и верит. Ему приятно, и нам противно!

- Слушай, Эйнштейн, может, ты все-таки скажешь, куда нас ведешь? А то кто тебя знает, может, у тебя самого эта самая Белочка - возомнил себя Сусаниным, а нас за поляков принял! Говори, негодяй, куда ведешь честных граждан?

- Нет!- жестко отрезал Иннокентий.

- Спасибо, дружище,- обреченно закончил я.

- Да ладно, какая разница, идем и идем,- пофигистски махнув рукой, успокоила Бердяева.

- Не бойтесь, я вас не съем!- выпендрежно поставил точку Иннокентий и павлином пошел вперед.

Мы с Бердяевой синхронно посмотрели друг на друга и снисходительно улыбнулись.

Ох уж этот Кеша! Чудак!

Вдруг меня осенила мыслища!

- Зиночка, вы говорили, у вас пончики есть, я не прочь бы их слопать!

Тут же Зина остановилась.

- Кеша! Кысь-кысь-кысь, пойдемте пожрем немного и пойдем дальше.

И Кеша, без вопросов, виляя своим драным хвостом, весело подбежал к нам.

Все втроем мы присели на корточки. Я достал термос с кофе и бутерброды, Бердяева пакет с пончиками, а Эйни самодельные хот-доги.

- Так!- жадно окинул взглядом натюрморт 222Студенты на природе222.- Будем-с кушать господа-с! Или, как говорят у нас на Руси, . жрать!- торжественно объявил я.

Чем мы, собственно говоря, и занялись. Мням-мням-мням, чафк-чафк-чафк! Такими незамысловатыми звуками можно было охарактеризовать наш обед. Главный проглот в этой компании, конечно, я. Эка гордость! Я не Бердяева, которая съела два пончика и была такова. 222Робин Бобин Барабек скушал сорок человек333222. Но описывать, как люди занимаются чревоугодием, низменно! Ох! Жаль, у меня веера нет, а то бы я им помахал! После того как все вышеперечисленное было нами поглощено, мы, словно три тяжелые бочки, поднялись на ноги.

- Поели, теперь можно и поспать!- и не дожидаясь реакции товарищей, расправив руки, словно пингвин крылья, я грузно падаю в снег.

Бух-х-х! И ты бесшумно падаешь на снежную перину. Теперь Бердяеву и Эйна я не вижу и не слышу. Их нет. Тело так расслаблено, что перестаю его чувствовать. Руки, ноги, живот, спина, шея, лицо, даже мизинец на левой ноге . сплошная лужа персикового киселя. Она медленно-медленно растапливает снег и просачивается куда-то сквозь него. Куда? Ты растворяешься333 Видно лишь стволы елей, мохнатыми иглами уходящие в небо. Иглами, протыкающими небо. И ледяное небо. Кажется, что этот голубой цвет застыл на нем еще миллион лет назад. Боже, как это красиво! На ветку ели садится какая-то шустрая птичка, и от этого с ветки осыпается снег. Рассыпными хлопьями он бережно падает на меня. Словно посолили (но только снегом), снежинки падают на лицо и тут же тают, теперь это лишь холодные капельки. Холодные капельки покрывают лицо и пощипывают его. Ели, небо, птичка, снег . может, именно это мне и снилось сегодня? Так хорошо.

- Э! Снежный человек! Поднимай свое волосатое тело!- пробил меня грубый голос Кеши.

Его лицо со злобной улыбкой нависает надо мной словно огромный железный шар, который вот-вот раздавит. Я автоматически протягиваю ему руку. Толчок, и ты уже не кисель, и елей с небом больше нет. Кеша разрушил мою идиллию. Козел!

Мы поперли дальше. Бердяева идет рядом со мной и с видом романтической дамы высматривает, где ей можно надергать еловых веточек. Вернее, веточек-то навалом, но она высматривает те, которые попушистее. Ишь, какая привереда! Она говорит, что если поставить в вазу пучок еловых веток, то как минимум неделю в квартире будет стоять вязкий запах ели. Терпкий запах ели. И нравится ей . просыпаешься - елка, завтракаешь - елка, читаешь книжку - елка, сидишь у компьютера - елка.

- Зина, сходи в магазин . елка.

- Хорошо, мама, . елка.

- Зина, не груби маме . елка.

- Мама, ты дура . елка!

- Как ты разговариваешь с матерью . елка?!

- Ну и фиг с тобой333- Елка!

Нет, мне бы определенно надоело.

В это время Кеша вальяжно достает из кармана своей куртки сигареты и по-ковбойски прикуривается.

- Эй, Джо, я пристрелю тебя, как драного койота!

- Что?! Сейчас моя пуля прошьет твое гнилое брюхо, поганый янки!

Б-р-р-р, опять воображение играет со мной шутки. Кеша прогулочным шагом идет по тропинке и беззаботно попыхивает сигареткой. Теперь на ковбоя он не похож. Шляпы нет, револьверов тоже и даже ботинков из крокодиловой кожи со шпорами. А вместо сигариллы в зубах обычная сигарета. Нет, так даже он больше напоминает Васю-тракториста. Вальяжная походочка, немного сползшая набок кепка, а из верхнего кармана пиджака торчит гвоздичка. Да, и папироска в зубах дымится, и гармошка на плече висит. Ой! Что-то я совсем разошелся.

Эйни очень интересно курит. Громко курит! Сейчас он идет впереди меня метров на десять, но даже оттуда доносится привычное 222Эп-п п-ффу, эп-п п-ффу222. Это у него, видимо, как инстинкт самосохранения . он выкуривает сигарету за 3 минуты, по привычке, чтобы родители не запалили. Сейчас он уже большой мальчик, а привычка все равно осталась. Эх, я б тоже не прочь сейчас курнуть, но знаю, что нельзя, иначе, не успев бросить, снова начну. Когда затягиваешься, сигарета еле слышно шипит. Так приятно-приятно, и ты видишь, как маленький огонек смачно съедает сигарету затяжка за затяжкой. Пш-ш-ш-ш - и тебе хорошо, и огоньку. Блин! Опять бред какой-то! Затяжка за тяжкой. И затяжка за затяжкой ты поганишь свои легкие. На что они станут похожи через лет пять? На сморщившийся баклажан! А в старости ты будешь кашлять через каждые десять секунд, выплевывая при этом ком соплей. А потом вообще кровью харкать начнешь оттого, что твои легкие превратятся в полуразложившийся кусок мяса. Дети во дворе будут зло смеяться над тобой и изображать, как ты, старый квакер, захлебываешься собственными слюнями и кровью. Светлое будущее333 Нет, курить я больше не буду. У меня есть, в конце концов, воля или нет!? Мужик я или тряпка!? А что, если тряпка? Приятно, наверное, быть тряпкой333

- Не желаете ли, тряпка, сигарет?

- А давай, мне пофиг!

- Не хотите ли водки?

- А наливай!

- А 333.

- И это тоже!

Ага! Сейчас! Я не тряпка! Сгусток воли - могу реки повернуть вспять. Сказал не буду курить, значит не буду - и точка! Это вон Эйнштейн идет, курит и пофиг ему. Слабак!

Постепенно тропинка начала сужаться, и мы пошли в колонну по одному. Первым торжественно шагал наш проводник . Кеша, второй весело скакала Зиночка, а сзади волочился я. Как здесь все-таки хорошо!

Бердяева, наверное, страдает оттого, что я не отвечаю ей такой же пылкостью чувств. А что я поделаю? Заставлю, что ли, себя? Да и вообще толком не знаю, какие у меня к ней чувства, и есть ли они вообще. Все говорят, что любовь . это чудо, любовь . это космос. А приходит какой-нибудь доктор 222Умник222 и говорит, любовь . это всего лишь влечение. Неужели мои чувства - это холодный математический расчет мозга? Как тогда все скучно в этом мире! Да уж, поистине: меньше задумываешься, крепче спишь.

Тут тропинка начала подниматься в гору.

- Иннокентий, теперь еще и по горам будешь нас водить?- недовольно спросил я.

- Спокойно, старикашка, мы уже почти на месте. Еще минуты три, и твои страдания окончены.

Подъем закончился, и мы снова пошли по ровной поверхности. Вдали показался просвет. Казалось, что впереди лес резко обрывается. Просвет все больше и больше наваливался на нас. Кеша ободрился и браво надул грудь, словно индюк. И тут я понял, что впереди действительно обрыв. Но главное не это, почти у самого обрыва метрах в двадцати от края стояла огромная ель! Я такой никогда не видел. Чтобы обхватить ее ствол, понадобилось бы, наверное, человек семь! Она исполином стояла в гордом одиночестве. Ее ветки свисали лапами сказочных великанов. А летом, наверное, было видно, как из земли удавами выползли корни. От гиганта веяло какой-то былинной стариной. Кеша победно встал у ствола и со словами 222ну как?222 оценивающе уставился на нас. Бердяева ошарашенно начала ходить вокруг елки. Я подошел к обрыву. Он был метров 30. С него были видны белые поля, уходящие за горизонт, нелепо торчащие перелески и неприступный, словно крепость, лес. Потом Кеша рассказал нам, что у подножья обрыва раньше было стрельбище. Но во время перестройки его закрыли, а все подсобные здания сровняли с землей. Поэтому постепенно это место стало дичать. Теперь единственные посетители ели на обрыве - лыжники, которые по выходным катаются в этом лесу.

- Интересно, сколько лет этому дереву?- спросила Бердяева у Кеши.

- Не знаю, наверное, лет двести.

- А почему ствол внизу усеян какими-то черточками?

- А это обычай такой. Если поставить черточку на ели и загадать желание, то оно обязательно сбудется. Я вот тоже вам на выбор взял . ручку и маркер. Сам-то я уже загадывал желание. Вот моя черточка - Эйнштейн тут же средь десятков линий нашел свою, проведенную черным маркером, и ласково почесал ее, словно кота за ухом.

- Ну и как, сбылось желаньице?- с сарказмом спросил я.

- Ну333 почти,- витиевато увильнул Кеша.

- Неужели ты веришь в эту лабуду, только дерево поганите!- бросив грозный взгляд на Эйна, сказал я.

Иннокентий удивился моей реакции и не нашел, что ответить.

- А я хочу загадать желание!- дерзко заявила Бердяева.- Давай, Кешка, сюда маркер!

- И ты, Брут?! От тебя я не ожидал! Хотя333

- Никита, не будь занудой! Кеша, подавай сюда маркер!

Зина элегантно выхватила из рук Иннокентия толстый черный маркер и начала танцевать вокруг дерева.

- Бердяева, ты здорова?- настороженно спросил я.

- Да, Никита, я здорова! Даже более того . мне весело!- скача вокруг дерева, словно молодая козочка, прокричала Зина.

Закончив носиться вокруг елки, она подбежала к обрыву и (нет, не бросилась с него), а пронзительно весело закричала: 222Эээ-гээ-гей!222. По лесу разнеслось гулкое эхо. Потом она резко развернулась в нашу сторону и пронзительно уставилась мне в глаза. Ее было не узнать. Словно в ведьму превратилась. Вены на висках вздулись, а ее глаза сосредоточенно впились в мои глаза. Затем она целенаправленно подошла к дереву и черкнула по нему маркером.

- Вы сумасшедшая, Зиночка,- холодно заключил я.

Она тепло посмотрела на меня и вкрадчиво попросила:

- Никита, ну, загадай желание. Не обязательно 222черкать дерево222, просто загадай. Поверь в сказку! Ну?

- Бердяева, по-моему, ты фигню какую-то говоришь!

В это время Кеша скучно присел на корточки и спиной оперся на ствол. Ему, наверное, надоело каждый раз смотреть, как мы с Зиной выясняем отношения. Кеша зевнул.

Лицо Бердяевой снова налилось какой-то светлой искренностью. Нимба над головой только не хватает. Она мягко подошла ко мне и просто улыбнулась.

Не знаю, может, действительно загадать желание? Чушь собачья! Как можно в это верить? Все, что происходит со мной, зависит только от меня самого. Все эти 222елки-палки222 и 222игра в высшие силы222 - бред! Если чего-то захочу, то добьюсь этого и без елок! Конечно, так легче . довериться целиком и полностью течению и плыть, как бревнышко. Мне все фиолетово, плыву и плыву.

- Елочка, исполни, пожалуйста, мое самое заветное желание!- пискляво попрошу я.

- Хорошо, маленький человек, говори, чего хочешь.- Пафосно проскрипит древний житель леса.

Тут мои глаза жадно запылают, и я скажу:

- Это, елка, в общем, хочу стать царем мира! Во как!

Зеленый великан стушуется и начнет неуклюже переминаться своими корнями с ноги на ногу.

- Э-э-э-э, ну, человек, у тебя и желания!

Бред, бред, бред и еще раз бред! Как можно во все это верить? Не знаю, не знаю333 Я взглянул на Бердяеву, которая влюбленно, смотрела на меня своими голубыми глазками, и понял . она счастлива. А может, она просто дурочка, вот и лыбится? Эх-х-х, как все это сложно уложить в одной голове. Вот было бы у меня их две . одна бы загадывала желания и поклонялась гнилым пенькам, а другая прагматично утверждала, что с научной точки зрения все это неконструктивно. Было бы замечательно. Но я не Змей Горыныч, и голова у меня только одна. Ничего не понимаю!

Я снова посмотрел в глубокие глаза Бердяевой, и не знаю почему, но мне стало легче.

Кеша все так же меланхолично сидел под елкой и зевал, а Бердяева стояла напротив меня.

Я снова расправил свои крылья и лужей персикового киселя плюхнулся в снег. Бух-х-х, и Бердяева с 222Эйнштейном222 исчезли. Их нет. А ели все так же мохнатыми иглами уходят в небо и все так же мохнатыми иглами протыкают его. Я просачиваюсь333 Я растворяюсь333 Небо ледяное-ледяное, и кажется, что этот голубой цвет застыл на нем еще миллион лет назад. Боже, как красиво!

П-и-и-и, П-и-и-и, П-и-и-и . словно ультразвуком, пробило каждую клетку моего мозга. Мои глаза автоматически разлепились, и еще не понимая, где нахожусь, как ошпаренный, соскочил с кровати и мутным взглядом начал искать причину надоедливого звука. Так333 Ага333 будильник! На столе! Бац! И одним ударом ладони прихлопнул кнопку будильника. Назойливое пищание вмиг замолкло. Я стоял у стола и бессмысленно хлопал глазами. Меня немного шатало. Приятное ощущение того, что я лежу на снегу в лесу, еще не успело испариться. На душе было радостно. На улице стояла солнечная погода. Комната была залита сладким персиковым светом. Диски и кассеты, валяющиеся на полу, блестели, словно новогодняя мишура. Я подошел к окну, отдернул штору и искренне улыбнулся. Все-таки я вспомнил свой лучший сон!

- Никита! А, ты уже проснулся, мы с мамой уезжаем в профилакторий, приедем в пятницу333

 

 

 

 

 

 


Проголосуйте
за это произведение

Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет" 2004

Rambler's Top100