TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

[ ENGLISH ] [AUTO] [KOI-8R] [WINDOWS] [DOS] [ISO-8859]


Русский переплет

Олег Павлов

Что такое "литературный авторитет"?

 

Спустя год как я опубликовал " Тотальную критику " и высказал - думая, что раз и навсегда - личное мнение о сугубо келейном учреждении в Москве ни больше ни меньше как " академии русской современной словесности " и о ее самозванном академическом статусе, по мою душу все звонят и звонят колокольчики из тучного стада академиков... Оказалось, сказанное мной об этой организации было объявлением " войны всей литературной критике " с целью " привлечь к себе читательский интерес " . Но вся современная литературная критика отнюдь не отождествляется для меня с дюжиной " действительных членов " , что назначают сами себя " академиками " , " экспертами " , " ведущими российскими критиками " , мучимые, очевидно, комплексом собственной неполноценности. Иное дело, что сами эти господа повелели считать свою организацию "нашим всем", даже при том, что и держится она на соплях, или, говоря деликатнее, как это у них прописано, " при поддержке АКБ РОСБАНК " . Их банк поддерживает. Они " при его поддержке " , то есть при нем, при банке держатся. Филиал, в сокращение " АРСС " . Облагораживают посредством современной русской словесности мало уважаемую в народе банкирскую денежку, нажитую честными вкладами россиян. Я с этим банком не воевал, то есть не делал в него вкладов, чтобы требовать возвращения. Но по иронии судьбы, что ли, никто из уважаемых мной литературных критиков, действительно, не состоит в " академии современной русской словесности " , оказывается, воюющей со мной, да еще и " при поддержке АКБ РОСБАНК " . Привлекать же нездоровый читательский интерес к моему имени - это, видно, навсегда станет уделом журнала " Знамя " и " экспертов АРСС " , публикующих на его страницах отчеты о своей совместной творческой деятельности, привлекшие вот заодно и мое внимание. Не оскорбляют ни мычание, ни блеянье, ни лай. Но стадное чувство и нравы оруэлловского скотного двора овладевают академическим коллективом критиков все наглядней, а это волей-неволей и обращается на себя внимание.

Я писал в " Тотальной критике " о низости круговой поруки и постыдной для тех, кто причисляет себя к русской словесности, жажде литературного чина, но тогда еще не было фактов, как принятые в академию отрабатывают свою членскую карточку в ней разнообразными громкими публичными комментариями. Как-то под шумок механизм этой отработки связей раскрыл неожиданно Вячеслав Курицын - давно ничем подобным не эпатировавший высшие литературные сферы, тоже вроде бы академик - описавший ситуацию, когда уже не " в клоаке газеты " Завтра " , а в респектабельном банкирском " Эксперте " пресловутый авторитет академии русской современной словесности был поставлен под сомнение... " Но, в-третьих и наконец, - в журнале " Эксперт " появилась статья Григория Дашевского, изрядно вмазывающая по нашей премии. Телефон зачирикал: а ты читал? а ты напишешь? Человек пять написало отклики в следующий "Эксперт". Невиданная активность. Тут важно, что " Эксперт " - журнал, который видят банкиры, которые дают нам на премию капусту. Важно еще, что Дашевский высказался о нас довольно развязно, как за два года еще не высказывались, и, скажем, ничтоже сумняшеся заявил, что " писать имя поэта на мешке с деньгами - пошлость " (публикация журнала " Неприкосновенный запас " ) .
Значит, телефоны чирикают. На поверхности - благодеи и демократичные респектабельные деятели - шустро и трусливо сговариваются о коллективной защите своих интересов. Но принцип " все на одного " - это есть ведь сговор и месть, совершенно бандитские по своему духу.

И вот они боятся не каких-нибудь, но именно этических оценок, так как и дух, и форма их объединения являются пошлым сговором в желании преуспеть литературным чином, за что уже как благодетели да эксперты впишут имя очередного поэта на денежный мешок.. И вот они отрабатывают свои связи при первой опасности, что те, кто дают им " на премию капусту " (имеется в виду премия Аполлона Григорьева с уставным капиталом в тридцать тысяч долларов), вдруг засомневаются в высокой духовной пользе этого начинания и расхотят брать в содержанки пресловутый литературный авторитет ивановых, шкловских ( не путать с Виктором Борисовичем! ) , агеевых, чуприниных, липовецких ... Читаем у Курицына написанное с предельным цинизмом и о приемке в эту организацию новых членов : " появились в этом году у нас новые члены - Д. Бак и Н. Александров, так, значит, в лице Диминых студентов и Колиных радиослушателей мы получаем априорно уважающую нас " социальную базу " ... " Понимайте так : кучка преуспевших уже и не деятелей, наверное, а дельцов, как начальники решают, что и кому позволено в литературе, позволяя себе-то самим лгать, торговать убеждениями - и еще циничней - местами в с о в р м е н н о й р у с с к о й с л о в е с н о с т и.

Так кто там свергал " литературных генералов " , чтоб самим приклеить себе на банкирских уже, а не цековских соплях, те же генеральские погоны ? Кто ж там с фонариками под одеялами добывал крупицы правды, чтоб сегодня вовсе не хотеть даже слышать о реальной трагедии русского человека, будь он все тот же колхозник, зек или солдат ? Кто чурался " стукачей " и бдел над своей нравственной чистотой, чтоб сегодня поощрять те же самые доносы и приветствовать всяческую нравственную грязь, лишь бы та достигала целей, мстила б от имени дружного влиятельного коллектива всем осмелившимся возражать одиночкам ? Флагманский коллектив чик журнала " Знамя " завел для этих своих малых и больших нужд даже собственную, " агееву конюшню " , где некое доносное, но уже непрезренное существо с " университетским образованием " , содрогается из номера в номер : вот наложил, что Лев Аненский в очередной раз сходил со своей публикацией ни к тем, куда туда ; а вот наложил, что Юрий Кублановский в самом-то " Новом мире " написал ни так, как надо, о книге " антисемита " - русского публициста Меньшикова - замученного зверски в застенках ЧеКа, но не замучившего в своей жизни, однако, ни одного Рейтблата, хотя именно некто Рейтблат спустя столько-то лет и осудил Меньшикова как преступника под радостное ржание агеевой конюшни. Ну, это малая нужда. А когда случается в " Знамени " нужда большая, тогда извергается ложь. В печатном издании, где не публикуют опровержений, лгать должно быть приятнее всего. Носом никто не ткнет, убрать не заставят - напротив, оградят, а то и наградят, подкинут по итогам года соломки. И вот молчат все, на кого он донес, кого замарал, поощряемый негласно тем, кого справедливо сам же называет своим " учителем " , чье гордое звание Литератора унаследовал в самом лучшем виде. Чтобы не стыдится своего выслуженного ордена, Сергей Чупринин возвратил на обложку " Знамени " такие же выслуженные у советской власти ордена. Чтоб не стыдится собственного прошлого - взрастил по своему образу и подобию такого вот ученика, замаранного уже куда как погаже. И кто же бился в падучих за творческую свободу, за разномыслие ? Если таковые сегодня есть, то лишь вопреки устремлениям уже-то г о с п о д, бывших когда-то искренними в меру сил, бедноватыми, запертыми наглухо в своих устремлениях и мыслях советскими интеллигентами. C ливайте ж всю эту одну большую парашу когда-нибудь собственными руками, господа, если захочется однажды жить почище, но и по совести, то есть не умывая малодушно рук.

Академический коллектив, загаженный мерзавцами, не может заставить себя уважать. Всех вместе взятых телефонных звонков будет мало, чтобы лишить кого-то возможности опубликовать свое мнение на поле газет и журналов, так или иначе свободных от их влияния. Родить веру в пустошь своих представлений о литературе или удержать на плаву уважение к себе они могут пока что тоже только так вот " априорно " , понимай - постаравшись подкупить литературным чином, завзять в круговую свою поруку как можно больше новых обладателей денежных мешков и новых влиятельных членов. Курицын вот покривился, что приняли в " академию " бывшего министра культуры Евгения Сидорова - " Правда, третий новый член - Е. Сидоров, который автор книг про Евтушенко и министр бывший культуры, не писавший литературной критики лет шестьдесят. То, что Академия его кооптировала, тоже что-то говорит об органичности и естественности нашей организации... " - но и правильно, отчего ж литературным авторитетам не получить чего-то " априорно " и в лице представителя России в ЮНЕСКО, каким ныне является Евгений Сидоров, " не писавший лет шестьдесят литературной критики " , если не погнушались уж и " Димиными студентами " и " Колиными радиослушателями "?

Но вот последний вопрос : вы почему же, господа, и этих студентов и радиослушателей, то есть людей, считаете по головам как баранов ? Вы, вообще, еще понимаете, что имеете отношение к русской литературе и ее читателям, а не к такому-то скотству ? Все же вы чтите и несете в душах своих культ художников и литературы, но как становится возможным тогда это неприличие, непотребство, когда " русская словесность " превращается вами же в служанку, вывеску, подстилку, закуску... По-моему, это происходит так : хранить авторитет того, что признано классикой, вам необходимо только для того, чтоб возвысить свой собственный авторитет уже в том самом качестве " экспертов " ... Возвысить над кем и над чем ? Над несчастной заеденной вами " русской современной словесностью " , где реальным, живым русским писателям и поэтам - притом не кому-то отдельному, а всем поголовно - откажете вы в авторитете и в уважении вовсе, если они только не будут вручены из ваших собственных рук. Ну а если ваши руки "крестных отцов" не пахнут ладаном ? Если вас не хотят считать истиной в последней инстанции, предпочтя и о себе самих и о происходящем вокруг иметь собственное мнение ? Если сообщаются со своими читателями напрямую вовсе без ваших проплаченных неким АКБ РОСБАНК убогих " экспертиз " и " рейтингов "?

Тогда вы оказываетесь никому ненужными, господа. Идите изучайте заново историю литературы, сегодняшние баскины, авербахи, макарьевы, гоффеншеферы, новичи, черные, яблонские... Где теперь эти вершители литературных судеб ? Какой читатель вообще сегодня знает, кто это были такие ? А кто будет знать что-то через те же несколько десятков лет о вас ?

 

В качестве приложения к статье предложил бы читателям " РП " самостоятельно проследовать по пути хотя бы одного литературного доноса... Аннотация за авторством штатного критика журнала " Знамя " А.Агеева доносит литературной общественности и в редакцию журнала " Новый мир " о факте публикации в журнале " Новый мир " рецензии его сотрудника, поэта Юрия Кублановского, на посмертное издание произведений известного русского публициста Михаила Олеговича Меньшикова - или "антисетмита Меньшикова" , уточняет А.Агеев, отсылая читателей в той же аннотации к авторитетному мнению ведущего специалиста по антисемитизму А.А.Рейтблата (Котел фельетонных объедков: случай М.О. Меньшикова, публикация журнала " Неприкосновенный запас ") .

 

 


Проголосуйте
за это произведение

Русский переплет



Aport Ranker

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100