TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

 Романы и повести
01 января 2017 года

Никита Николаенко

 

 

Часть 1& nbsp; |   Часть 2 Возврат долгов |   Часть 3 - Потенциальный миллионер

Потенциальный миллионер

 

Как быстро летит время! Евгений и оглянуться не успел, как Новый год уже на носу. Пора подводить итоги! – сказал он себе. Итак, какие успехи, чем могу похвастаться? Но похвастаться ему оказалось нечем. Увы! Мало того! Все чаще ему стало казаться, что не только быстро летит время, но чтои жизнь со своими радостями проходит мимо него. Череда бесконечных неурядиц сделала свое дело. Им овладела апатия. То, что раньше виделось таким важным и значимым потеряло свой смысл. Перспективы размылись. И ближайшие задачи сузились неимоверно, а о последующих задачах он уже и не помышлял. Покорение Мира? Да, где там! Дожить бы до весны! – сетовал московский писатель, перебирая мелочь в кармане. Продержаться бы на копейки! На большее он уже и не замахивался. Писательская слава стала ему до лампочки. Даже о женщинах думать не хотелось. Ему было плохо. Плохо без денег, без жены, без радужных надежд на будущее. Словом, все вокруг стало плохо.

А, что же творчество? Творчество хотя и продвигалось успешно, но по-прежнему не приносило дохода, а потому становилось все более безразлично. Опубликовали? Ну, и что! Сколько уже этих текстов опубликовано, а воз и ныне там! До публикаций ли! Дочь растет! Заботы не отпускали его ни днем, ни ночью. Заботы о себе, о дочери, о хлебе насущном, о дне сегодняшнем и завтрашнем дне занимали все его внимание.

Сон ему приснился в это время, красочный и удивительный.Сон, это конечно интересно. И, что же там он увидел, может быть, надежды на светлое будущее? А снилось ему вот что. В большом паркетном зале происходило действие. Будто бы министр иностранных дел, загорелый такой, сытый и гладкий, поднимает вверх правую руку и начинает ею дирижировать, словно дирижер оркестром, а стоящие на паркете люди в костюмах – послы, не иначе как, начинают разом кланяться, смешно так подпрыгивать и энергично жать друг другу руки. И все так жмут руки и подпрыгивают и кланаются и улыбаются. И все без остановки. А он, Евгений, стоит на паркете и с удивлением смотрит на эту картину – с ума они сошли, не иначе? И что за чушь мне сниться? – поморщился утром Евгений, припоминая свой сон и переваривая видение. К чему бы это?Какие такие намеки на будущее?

Потянувшись, он равнодушно посмотрел на полку, где стояли литературные журналы с его публикациями. Вообще-то журналов было куда больше, но писатель не хранил их, а щедрой рукой раздавал малознакомым людям с дарственной надписью направо и налево. Да и зачем они дома? Пыль собирают только, а так глядишь – и новый читатель появится, или читательница! А любоваться ими надоело. Все надоело!

Итак, праздники на носу, а перспективы? Нет их! Опять ждать очередной выплаты от жилички, еле-еле сводя концы с концами? Невесело! Мужчина понимал, что и этот Новый год, второй уже по счету ему предстояло встречать без новогодней елки. Давняя традиция наряжать елку оказалась нарушена. А он так любил это дело! Да, невесело.

В эти предновогодние дни Евгений явно осознал простую истину – денег нет, и не будет! Не появятся они ни от мифических спонсоров, не найти ему их на дороге и заработать творчеством, очевидно уже что не удастся. На Амазоне, крупнейшем американском магазине в интерете, по-прежнему продавались его книги, и даже рисовались красивые графики продаж, и только. Чеков они так и не прислали. А, почему? – задавался он вопросом. Давно должны были бы уже прислать? Компания то солидная, не верится, что забыли! Космический челнок вот, испытали недавно, туристов возить собираются. А о писателе и не подумали! Нехорошо. Затоскуешь тут, поневоле! Да, Амазон была очень солидная компания, но писателем из Москвы почему-то не занимались. Денег не было.

Новый год он встретил в одиночестве у колючей зеленой веточки в вазочке, с одной игрушкой и гирляндой в качестве украшения. Жиличка уехала домой на Урал, а дочь встречалась с друзьями. Из напитков на столе был только горячий чай, крепкий, правда. Как встретишь Новый год, так его и проведешь! – усмехнулся про себя Евгений. Будь здоров! И он сделал большой обжигающий глоток бодрящего напитка. Засыпал он под звук петард, взрывающихся на улице и веселые крики москвичей и гостей столицы.

Он стал раздражительным, что впрочем, было неудивительно в его положении. Раздражало все вокруг – и тихая жиличка, тенью скользившая из комнаты на кухню и обратно, и подруга дочери, приехавшая навестить ее из Питера, и соседи напротив – тихие интеллигентные люди. Словом, все стало не в радость.

Единственной отдушиной для него освавались спортивные занятия. По утрам по давно заведенному распорядку Евгений направлялся в соседний двор и вволю крутился там, на тренажерах, вдыхая свежий морозный воздух и чувствуя румянец на щеках. Несмотря на скудное питание, он набрал вес, окреп и вроде как почувствовал былую веру в свои силы. Это, да! Что приобрел, то приобрел.

Он даже стал ловить на себе удивленные взгляды молодых женщин. Причем, как ему показалось, не столько заинтересованные, сколько именно удивленные. Что это за гусь лапчатый шагает мне навстречу, расправивплечи и покачиваясь? – так,наверное, думали красавицы, не иначе. Тут преуспел, словом.

Но успехи касались только его физической формы, а сила духа напротив, ослабла.И новые публикации не радовали. Он забывал о них через два часа. Писательство не кормило, а слава приелась. Наигрался, досыта!

И ученики по венгерскому языку больше не появлялись. Уже год, как не было ни одного ученика. Трудно предположить, что стало тому причиной. То ли тяжелое финансовое положение большинства граждан в стране сказалось, то ли вакуум преподавателей оказался заполнен молодыми и смекалистыми специалистами, обучившимися в Венгрии и вернувшимися домой, но ученики пропали. Рассчитывать на этот заработок больше не приходилось. Евгений даже забросил свои учебники по венгерскому языку в дальний угол – да бог с ними! Полежат они пускай, хлеба не просят! С глаз долой их!

Умом то он понимал, что делает вроде все правильно, но желание продолжать творческую работу исчезло. Увы! Много он повидал на своем веку способных литераторов, бессславно завершивших свою карьеру и канувших в никуда. А сколько шуму было в свое время в прессе! Теперь, значит,подошел и его черед. По инерции он еще хватался за перо, писал и правил тексты, но чувствовал, что работает впустую. Запал пропал. Он все меньше и меньше отвечал редакторам.

А тут еще и компьютер сломался – единственная связь его с внешним миром и новые тексты ложились в стол и лежали там без движения. Ну и черт с ними, пусть лежат! – махнул рукой писатель. Отдохнут от меня все! Как жить дальше?

Иди работай! – отвечала его бывшая жена на предложение поддержать его с дочерью в трудную минуту. Иди работай! Это был едва ли не единственный ее ответ на все его обращения. Он сделал для себя выводы и не принимал ее слова близко к сердцу. На нет и суда нет! И в самом деле! С какой стати кто-то должен помогать ему, писателю, крепкому еще мужчине? Разве что новая подруга? Новая подруга должна помогать! – определился он сразу.

Но искать новую подругу ему не хотелось. Он даже отказался от заманчивого предложения сняться в популярной передаче “Давай поженимся”. Произошло это так. Ему позвонили. Я режиссер программы первого канала, и мы приглашаем Вас на съемки! – уверенно объявила женщина. А нельзя ли так – Вы ко мне невест присылайте, а сниматься у вас я не буду? – вежливо поинтересовался в ответ Евгений. Нет, так нельзя, мы же не служба знакомств, нам передачи делать надо! – обиженно произнесла режиссер с первого канала. На том и расстались. Может быть, зря отказал? Может быть, поторопился с решением? И, то! Дела то, как сажа бела!

Действительно состояние его дел напоминало ему работу его старой Волги. Она все еще ездила! Без ремонта толкового, без обслуживания даже.Натужно работал мотор, скрипели детали на поворотах, но она ездила! Ну и он помогал машине, как мог, проходил техосмотр, оформлял вовремя страховку, заправлял ее. Протирал и снег с нее он обмахивал, правда, изредка.

Аденьжата не помешали бы! Евгений знал, что одежда его давно износилась, и вид он имел весьма сомнительный. Впрочем, сильно он и не переживал по этому поводу, повторяя про себя изречение древнего восточного мыслителя – “не важно то, что думают о тебе окружающие, а вожно то, кем ты являешься на самом деле”. Так то вот! А на деле он давно уже являлся маститым писателем, и знал себе цену. Толку только от этого было мало, в денежном выражении особенно.

Знал цену! И здесь вопросов оказалось больше, чем ответов. И, на Рождество он вновь озадачился – а стоит ли овчинка выделки? Да и повод задуматься появился, и не один, а два даже. В тот день он проходил мимо церкви недалеко от дома, возвращаясь после привычной разминки. Хорошо поработал на легком морозце! По случаю большого праздника у церкви дежурили полицейские, и среди них мелькнуло лицо знакомого участкового. Майор, переминаясь с ноги на ногу, стоял с тремя другими полицейскими чином пониже – с сержантами.

Здравствуйте! – расплылся в широкой улыбке Евгений, проходя мимо, памятуя о том, что предстоит вскоре продлевать разрешения на ружья и оформлять лицензию на карабин. Без помощи участкового не обойтись.На что будет покупать карабин, он даже не представлял.Здравствуйте! – сдержанно кивнул майор, а сержанты оценилиЕвгения взглядом и ничего не ответили. Ну-ну! В сравнении с майором Евгенийпроигрывал, конечно. И вид не тот, и одежда не та! Довольно просто одетый мужчина в возрасте. Подумаешь, писатель! Мало ли их развелось на белом свете! Другое дело, когда человек при должности. Действительно, на майора любо-дорого было смотреть – румяный от мороза, крепкий полицейский, в новой форме и при оружии!

Ну, какое там сравнение! – признался себе Евгений, отойдя от церкви подальше. Проигрываю по всем статьям! Эти ребята при деле, а я? А я оцениваю их деятельность и выношу на суд общественности, - подсказал он себе, но тут же урезонил себя, - а кому нужна такая оценка! Не скажи! – продолжил он спор сам с собой. - Читателей то у тебя – о-го-го сколько! Это да! Может быть, что-то, да и отложилось в - их сознании после прочтения текстов, а капля по капле камень точит! Но когда еще будет результат! Должен быть, рано или поздно! Слабое утешение нашел он себе и понимал это. И, все-таки....

Если бы этим только дело бы и ограничилось! Да где, там! Недели не прошло, как еще один простой пример наглядно продемонстрировал писателю его положение в обществе. На голом месте получился большой конфуз! Но это часто бывает в жизни. В тот день зашел Евгений в магазин за картошкой, набрал полный пакет и довольный встал в очередь к кассе. Стоящий перед ним высокий мужчина обронил пятисотрублевую купюру. И не заметил, вроде. Так и лежала она на полу, дразня Евгения. Смотрел на нее он недолго. Терпение быстро кончилось, он поднял купюру и положил ее в карман. У кассы высокий мужчина принялся копаться в карманах и, покопавшись, повернулся к Евгению с вопросом, - Вы не видели, я не обронил купюру? Секунду-другую Евгений мучительно раздумывал – видел он или не видел? Пятьсот рублей! А, душа как же бесценная? Нет, - ответил он, наконец. Не видел! Как нет, ты же подобрал купюру! – произнес стоящий сзади мужчина и легонько дотронулся до плеча Евгения, давая понять, что просто так не отступит. Не поворачиваясь Евгений, вынул купюру из кармана и передал ее владельцу. _ Заберите! Ну, ты даешь, дядя! – только и произнес тот, покачав головой. Не вступая в разговоры Евгений, расплатился и вышел из магазина. Не делай так больше! – сказал он себе на улице. Свежий снег хрустел под ногами. Ему хотелось скорее отойти подальше от магазина, спрятаться от людей. Но отсебя-то не спрячешься! Не делай так! – повторил он твердо.Не буду! – пообещал он себе. Зарабатывай, но честно! Голова на плечах! Ты бы еще в карман к нему залез! А дядька тот, который сзади стоял молодец! – отметил он еще. Не остался равнодушным. С такими ребятами и можно будет навести порядок! Однако.

А если головой больше работать то,что же предпринять? Раз разбогатеть творчеством не получилось, на что надеяться? – продолжил писатель разговор сам с собой, спустя какое-то время. На глобальные перемены в обществе? Какие? Например, на большую войну, которая разом все изменит? Перемены конечно произойдут – только в лучшую ли сторону? Надеяться на мифических спонсоров, вдруг проникшихся идеями творческой личности? Так, у людей своих идей хватает! Да и практика показала – пустые надежды! Не появились до сих пор и не появятся. На широкую славу, следствием которой должны быть деньги? Но славы уже достаточно, а денег по-прежнему кот наплакал! Выходит, что и надеяться неначто? Надейся! – убеждал он себя. Надейся! Помнишь высказывание? Стучите, и отворят вам! А по морозцу пробежишься – и у тебя румянец появится, не хуже чем у майора вид будет! Так-то оно так! Румянец наверняка появится на морозе от занятий, да дочь уже выросла – что ей до моей физической формы и до моего румянца? – спросил себя Евгений. Да и деньги нужны для хорошего питания! А где их взять? Опять нужны деньги! И опять сомнения!

Да, деньги! Откуда только? Перестраиваться надо на ходу? А как? Очень просто. Примеров успешных людей перед глазами было достаточно. Москва, ведь! Сколько раз наблюдал Евгений картину, как разбогатевшие выходцы из других регионов вальяжно садились в блестящую иномарку и отбывали восвояси. Освоились в столице, неплохо, значит. А мне что-то неуютно стало в своем доме! – поежился коренной москвич. Приоритеты изменились? Это, да! Ну и что? Опустить руки? Готового ответа не находил но понимал, что выход есть, что его надо найти просто а не сидеть сложа руки и поменьше жалеть себя любимого. Однако на раздумья сил оставалось все меньше и меньше, а быт затягивал писателя все больше и больше, затягивал в топкое болото.

И между домашними делами все чаще Евгений стал задумываться о том, что с творчеством пора заканчивать и не хвататься за перо больше. Придется признать поражение. Плетью обуха перешибить не удалось! Потешил самолюбие, и ладно! Ведь, поработал на славу! Сил не хватило просто. В те дни после новогодних праздников, оглядываясь назад он, оценивал пройденный путь. С самого начала оценивал, задолго до того, как начал писать. Все прикидывал – с чего начал и к чему пришел? И не ошибся ли в выборе жизненной дороги? Вообще, не зря ли взялся за перо? Эх, судьбазлодейка!Две тысячи шестнадцатый год! Дожил, все-таки!

Каким отменным специалистом он мог бы сейчас стать, не отойди он тогда, в начале девяностых годов от своей специальности! Да наверняка был бы уже доктором наук, а то и професссором! Жил бы сейчас спокойной и размеренной жизнью. Звезду Героя за это не дают, но уважение окружающих гарантировано. Специалистом то он и тогда успел стать неплохим, и кандидатская степень была тому подтверждением. Ладно! С этим все казалось понятно. Не сложилось. Бывает!

А охранная деятельность? Потом после науки, когда страну охватила неразбериха, он занялся охранным бизнесом и тут преуспел немало. Довольно сытые и безмятежные оказались тогда для него те времена – еще бы, директор! За десять лет работы старательный Евгений набил руку и на том поприще, обзавелся нужными связями, усвоил правила игры, да и себя показал неплохим игроком. С полковниками рюмочку-другую опрокидывал. Прошел огонь и воду. И тоже все пошло коту под хвост. Опыт бесценный остался только, да шрамы в душе и на теле. Шрамы, конечно не беда, это украшение для мужчины! А вот, душа…. Душа вся исполосована.

И вот, теперь! Двенадцать лет отдано писательству, и достигнуто немало! Десятки литературных журналов в России и за рубежом публиковали его повести и рассказы и в интернете и на бумаге. Причем, в некоторые сетевые издания оказалось куда сложнее попасть, чем в бумажные. И денег на продвижение творчества он не потратил ни копейки. Всего достиг своим трудом.И, все, приехали?Бросить так же, как два предыдущих занятия?

Тут уместно заметить, что писательство Евгений считал самым сложным и трудоемким периодом своей деятельности. Ни научная работа, ни охранный бизнес, нешли ни в какое сравнение! Десятки тысяч читателей отражали счетчики в Сети! Разговор с обществом, можно сказать наладился. И теперь все бросить?А почему, нет? Кто он сейчас? Пусть известный, но нищий писатель, от которого все шарахаются. А разве так бывает? Еще как бывает! – усмехался обычно Евгений при этих глубоких рассуждениях. Именно так и бывает! Так бросить все или не бросить? Как поступить правильно? На этот раз не ошибиться бы! Годы ушли безвозвратно, лимит времени исчерпан!

А в ушах стояли слова бывшей жены – иди работать!Что-что, а советы давать она умела. И желательно при большом стечении народа говорила громко – иди, работай! Граждане очень неодобрительно посматривали на Евгения.Вот, бездельник! – читалось в их осуждающих взглядах. Работать! Лена забывала добавлять одну только фразу – работать по найму! Где тут самая большая лопата? Разве что, попробовать?

Евгению даже интересно стало – а кем он сможет сейчас работать? Может быть, в отдел кадров возьмут, предлагали ведь, когда-то, да он отказался сразу.- Работать на вас? С ума сошли, что ли! Но раздумья о будущей работе занимали у него все больше и больше времени. И во время привычных прогулок он уже не над текстами будущими размышлял, а все сводил дебет с кредитом. Те деньги, что я получаю пока от жилички, соизмеримы с размером пенсии. Не рано ли я подался в пенсионеры? – спрашивал он себя на свежем воздухе.

По утрам, стоя у окна Евгений наблюдал за тем, как граждане с утра пораньше спешили на работу. “Я сижу и курю, а они все идут, из людей в обезьян превращает труд…”, - вертелась в голове знакомая песенка популярного исполнителя. Ха-ха! Они идут! Однако и себя он уже видел среди спешащих на работу людей. На что я живу? – удивлялся он частенько. Сдаю в аренду комнату? Продаю старые вещи из дома? Преподаю иногда? И это заработок писателя? Да, это и был его основной заработок!

Так за раздумьями и летело время, и хотя жилось ему трудно, менять привычный образ жизни он не торопился. Все надеялся на какое-то чудо. Сил-то вложено немало! Все те же тренировки продолжались по утрам, те же прогулки по проспектам, писалось еще по инерции, да забота о дочери требовала много сил и внимания. Иногда дочка задерживалась с приятелями, и тогда заботливый папаша не находил себе места, кляня себя за то, что до сих пор не создал для дочери нормальных условий. Ни для проживания, ни для учебы. В Англию бы ее отправить! – вздыхал он только. Да где та Англия!

И все-таки хотя и с большим трудом, но ситуацию под контролем он держал пока и тут. Еще бы! Дочурка, которой уже исполнилось девятнадцать лет, привела молодого человека и объявила папочке, что они будут жить вместе. Евгения чуть удар не хватил. Парень был хорошо знаком ему, нормальный парень, студент, но такой же неоперившийся птенец, как и его дочь. Чем их кормить? – мелькнула мысль. Где это вы собираетесь проживать – не у меня ли? – растерянно пролепетал тогда Евгений. У тебя или где-нибудь еще! – уверенно подтвердила дочка. Ай-ай-ай! Самому есть нечего! Тогда ему удалось отправить их восвояси, но стало очевидно, что очередной вопрос встал перед Евгением и требовал решения. Легко сказать – проживание! Кормить-то их чем? И так еле-еле сводит концы с концами, а молодежи ведь еще учиться и учиться. У матери ей-то конечно лучше бы было!

Всеми силами Евгений старался обеспечить дочери достойное проживание у него, заботился о проведении ее досуга и надо сказать, что кое-что ему удалось сделать и в этом направлении. Так неожиданно выяснилось, что в московские театры охотно предоставляли ему билеты бесплатно, стоило только позвонить туда и назваться писателем.Это стало большой отдушиной для него и для дочери тоже. Сам Евгений, правда, в театры не ходил – дочурка не брала его с собой, а одному ему ходить казалось неинтересно. Зато дочка хорошо освоилась! Вскоре его стали узнавать уже по голосу, и он завел полезные знакомства среди администраторов театров, обращался к ним по имени. Разохотился, даже. Места получше подберите, - не стеснялся напомнить известный писатель. Теперь по его звонку дочь с приятелями, забрав писательское удостоверение, отправлялась на концерты и делала это весьма охотно. Еще бы! Удовольствие оказалось не из дешевых! Евгений только покачивал головой глядя на цену билетов. С зарплаты охранника я вряд ли себе такое позволю! – усмехался он не без ехидства.

Впрочем, иногда ему и отказывали. Вы член СП, а льготы у нас предусмотрены только для членов СТД и артистов, - объясняли ему. Значит, с билетом СТД пропустите? – уточнял Евгений. Тогда и посмотрим, - следовал ответ. – Пустите! Ха-ха! Конечно, пустите, если художественный руководитель театра даст команду. Как миленькие пустите! Кстати в Фейсбуке у него действительно появилось много друзей и среди режиссеров и среди артистов. Широкий творческий круг вовлекал все новых знакомых.

Но и отказы не слишком огорчали Евгения. Во-первых, положительные ответы превышали отказы, а во-вторых Евгений написал несколько пьес, которые тут же опубликовали и решил, что и членство в СТД не за горами. Надо будет поближе познакомиться с театральными деятелями! – наметил он очередное дело. А все-таки, какой я разносторонний! – к месту не забыл похвалить он себя по привычке.

Учитывая количество театров в Москве, на премьеры его дочь теперь ходила регулярно, да и друзей с собой прихватывала. Но к великой радости тут же добавилось и огорчение. Оно и понятно. Успехи и неудачи всегда сопутствуют людям. Бывшая теща стала дожидаться Евгения во дворе и поноситьего, на чем свет стоит. Нищий! – кричала издалека гадкая старуха. Нищий! Ну и Евгений отвечал ей соответственно, - сгинь, нечисть! Тешится бабка, а спросить придется с внучка ее, с мальчика Ромки поганого, - напоминал он себе в эти минуты. Все развлечение, а вернее очередная напасть. Не много ли для одного человека? А то, забот мало!

И тут объяснение этому он нашел простое. Ты же солдат! – напомнил просто себе. Боец идеологического фронта! И чем жестче будешь гнуть свою линию, тем большую ненависть будешь вызывать у недругов. А возможностей у них несравненно больше. Москва заполнена всяким сбродом, повышаются тарифы, штрафы, только и успевай поворачиваться. И это на пользу. Перемелется – мука будет! А бабка что – это лишь толика неурядиц, тебя ждут куда более серьезные испытания, - в этом не было сомнения. Разложив все по полочкам, он стал молча обходить старуху стороной. Бабке вскоре надоело лаять на ветер, и она замолкла.Или, жена бывшая урезонила свою мамашу?

Нищий! Увы, так оно и было. Денег ему катастрофически не хватало. А тут еще подошел срок продления разрешения на охотничье оружие. Опять траты! Да и аккумулятор на машине стал сдавать и требовал замены. Не дай бог, еще пломба выскочит, вот уж, будет трагедия личной жизни! – сокрушался Евгений. Но не только это требовало его внимания. Женщины! Совсем забыть о них Евгений не мог, как ни пытался.

Стоило ему увидеть симпатичную женщину, как появлялся повод вспомнить и о личной жизни. Как же тут обстояло дело? Тоже, неважно. После того, как от него ушла жена, о личной жизни пришлось забыть надолго. Впрочем, заботы о хлебе насущном да, о дочери отнимали столько сил и времени, что о всяких глупостях и думать не хотелось. То есть хотелось, конечно, но осознав то, что молодые женщины не торопятся выстраиваться в очередь к нему, Евгений махнул на это дело рукой.Придет время – подруга сама появится! – решил он просто. Молодая, стройная и красивая! А на многочисленные обращения сверстниц он перестал обращать внимание и перестал заходить на сайты знакомств, где были его анкеты. Толку все равно оказалось мало. Дальше письменных пререканий дело не шло.

Но, как бы тяжело ему ни приходилось, ситуацию под контролем он все-таки держал. Мало того, бог весь, откуда появилась уверенность, что все будет хорошо, что от былых невзгод и волнений не останется и следа. Он даже удивлялся подобным мыслям – с чего бы вдруг? Ни просвета, ни мало-мальски значимого достижения не намечалось. Напротив, ему все труднее и труднее становилось поддерживать более-менее приемлемый быт. Старая машина все чаще простаивала на стоянке без бензина, снова ухудшилось питание. А задачи то оставались прежними. Никто их не отменял и сами по себе они не решались.

Из-за сломавшегося монитора Евгений почти перестал выходить в сеть, но это его не огорчило. Да пусть отдохнут от меня и редакторы и читатели! – решил он философски. А то надоел всемуже, наверное! Впрочем, отчетливо он понимал т то, что выход из бедственного положения искать придется, что тоска эта временная и поддаваться ей нельзя. Но что еще предпринять он не знал. То, что было по силам, делалось и так, а замахнуться набольшее он не решался, понимая, что сил маловато. Впрочем, спонтанные попытки разбогатеть им предпринимались, время от времени, но безуспешно конечно.

Так, он уже несколько раз обращался к обществу через социальные сети в надежде получить хоть какую-то помощь, но общество оставалось безучастным. Переводить деньги на его карту никто не собирался. По редким отзывам можно было сделать лишь вывод – а кому сейчас легко?Да, многим его коллегам стало тяжело и это ощущалось, в том числе и на публикациях. Выпуск некоторых литературных журналов сократился.

Впрочем, небольшая помощь изредка-таки поступала. И не от творческих людей вовсе. Так, в магазине у кассы, когда у Евгения не хватило десяти рублей расплатиться за покупки, он разочарованно объявил, - десяти рублей не хватает! А ну это небольшая сумма, идите! – улыбнулась молодая симпатичная женщина из Узбекистана, сидевшая за кассой. Отдам обязательно! – хмуро объявил Евгений, посмотрев на мужчин, стоящих за ним в очереди. Их было всего двое, и они скромно так отвели глаза в сторону. Проблемы писателя их не касались. Дожил! – сокрушался Евгений всю обратную дорогу. Узбекская женщина за меня платит! Он потом заходил в магазин в надежде расплатиться, но симпатичной узбечки уже там не застал.А, жалко! И это был не единичный случай. И другим работницам прилавка Евгений должен был деньги, где два рубля, где четыре. Он честно старался возвращать все с благодарностью, но кассирши его не помнили. Видимо небольшое одалживание вошло в привычку у граждан.

Он вновь и вновь задавался вопросом – что делать, как жить дальше? И это положение писателя в обществе? Почему приходится так нелегко? Насчет нелегкого положения он быстро нашел подходящее объяснение, благо размышлял на эту тему немало. Да, идет война! – утвердился во мнении Евгений. Против меня ведутся боевые действия. Просто война изменилась, поэтому не сразу стало понятно, что нужно действовать, сопротивляться. Это раньше казалось все понятно и просто, все казалось было разложено по полочкам.Вот враг – атакуй с криком “ура!”. Так учили на военной кафедре. Ан, нет! Не учли многое и учили, получается неправильно! Может быть, потому и произошли глобальные изменения в обществе? Интересно казалось во всем разобраться, и Евгений свалил все на былую расслабленность. Объяснял ситуацию онсебе примерно так.

Теперь боевые действия ведутся по всем направлениям, и прежде всего ожесточенная борьба идет на идеологическом фронте, а это сказывается и на бытовом уровне. Каждый воюет сам за себя. И, бардак в стране возник не сам собой, он был создан специально. Так считал писатель. Прав он был, или нет – вопрос! Но Евгений чувствовал, что борьба за выживание подтачивает его силы и искал причину. Ну, да так и есть! Нет возможности заниматься творчеством! Не дают!Говорят - иди, работай, выживай, как хочешь, плати налоги,а мы еще и штрафы тебе подбросим!Жена, бывшая, разве не так говорит? Так! Какое уж тут творчество!

Да, идеологическая война против меня идет нешуточная! – все больше утверждался он во мнении. И преуспел противник немало. Вор и проститутка уже образец для подражания, а мошенники так воспеваются на все лады, что впору следовать их примеру. Зато что-то не слышно про сталевара, хлебороба, станочника, другого рядового труженика. Или не осталось их уже?

И что мне по силам противопоставить этой напасти? – волновался писатель. Что? Силы тают, я погряз в неурядицах, а где-то рядом, но за высокими заборами и под надежнойохраной недруги ложками едят икру, пьют дорогой коньяк и веселятся от души. А мне туда вход заказан! Непорядок! Впрочем, можновойти, если высадить сапогом дверь, - усмехнулся Евгений. И следующим ударом сапога согнать прохиндея с насиженного места. Вот тогда, и мне икоркой можно будет побаловаться! Ха-ха! Под водочку! Звучали эти рассуждения, может быть и красиво, даисполнение представлялось маловероятным. Войти, да сапогом! А, охрана? Стрелятьначнут, ведь! Не воевать же с ними! Тут бы до дома добраться в целостности и сохранности. И, что?

Итак, слава оказалась бесполезной, - подвел итог писатель. Бедствую! А мнение окружающих людей? Уместно заметить, что его мало интересовало мнение окружающих людей, поскольку самонадеянно считал, что самым строгим судьей является он сам. Однако…. Бывшая жена отвернулась, новых друзей не приобрел, старая подруга Татьяна все меньше радовалась его визитам за город, соседи и те сомнительно посматривали на Евгения. А, новых подруг и в помине не было. Из-за одежды, наверное, от меня шарахаются красавицы? – недоумевал мужчина. Так что одежда! Главное быть подтянутым и здоровым. А одежда пустяк – переоделся в обновку за пять минут и готов к выходу в свет! Была бы честь предложена.

Да, мнение окружающих людей его не интересовало, но это не относилось к мнению дочери. Вот ее-то мнением Евгений дорожил, да еще как! Но та выросла вся в мамочку – критика исходила от нее только. Наверное, это и правильно, - вздыхал Евгений. Ей же не объяснишь задумки о больших гонорарах, в которые сам не веришь. Деньги появятся от творчества? Должны появиться и только так, а не иначе! Когда? Естественный вопрос. Что тут ответить! Ее отправили к нему в трудный период времени для него, и сколько еще этот период будет тянуться – бог ведает! А, дочь растет, слава богу!

Но если не творчество, чтотогда станет путеводной звездой? Вопрос вертелся в его головепостоянно. Вроде как, уже разложил все по полочкам, пора бы и успокоиться, ан нет! Несмотря на тоску и неудачи сидеть, сложа руки Евгений себе не позволял. Через силу, но заставлял себя работать.

Тут дело принципа! – твердил он себе. Смириться – значит признать себя побежденным, признать, что кто-то оказался хитрее и умнее тебя. Оно мне надо? Так надо ли сдаваться? Тут он обычно сворачивал большой кукиш в кармане и держал его так, для недругов. Сдаться? Как бы ни так! Их видение ограничено и цели их очевидны. Какие цели? Набить карманы за счет общества и при этом остаться безнаказанными. Примитивные надо заметить цели. Из грязи недруги выползли в грязь и должны быть втоптаны! Кем, только и когда? Ответа не было. А преуспели ведь, они немало. Их карманы уже набиты деньгами, они сыты и пьяны и защищены всеми доступными средствами. Кто наведет порядок? Наболевший вопрос по-прежнему оставался открытым. Сколько таких вопросов задавал он себе! Сидел бы сейчас спокойно в офисе и не волновался бы впустую! – усмехался Евгений. И, что мешает жить спокойной жизнью!

Значит, компромисс? – спрашивал себя писатель. Возможен ли он в таких условиях? Ну, если вдруг, предложат деньжат немерено? Вряд ли. Для меня ведь, уже создали отличные условия, соответственно моя задача и состоит в том, чтобы создать соответствующие условия для жирующей сейчас братии. С моей точки зрения, подходящие условия! – уточнял Евгений с усмешкой. Вот уж, тогда ворам мало не покажется! Тут топор да плаха возникали в воображении. Но он гнал от себя эти видения. Мне ли жаловаться на жизнь! – вздыхал Евгений. Работаю ведь, потихоньку. Словом, глобальные вопросы, может быть, и требовали решения, да мелкие бытовые заботы не отпускали, ежедневно напоминали о себе. Сил у писателя становилось все меньше и меньше.

Искать подругу он перестал совершенно, и объяснение этому было простое. Мужчина понимал, что любое общение с женщиной или тем более с девушкой сведется к необходимости тратить деньги. Хорошо еще если она напрямую их не попросит. Представить диалог не составило большого труда. - Поехали кататься! - Нужно заправить машину. - Хорошо бы погулять в парке хотя бы полдня! - Где обедать, на что купить продукты? Даже доехать на метро до места встречи стало проблемой. На сайте знакомств очень даже симпатичная молодая женщина его пригласила на свидание – подъезжайте! Сама подъезжай! – предложил ей Евгений. Но, почему? – удивилась женщина. И, в самом деле – почему? Долго объяснять, - ответил мужчина, а про себя решил, что подождет поклонниц творчества под окнами с цветами, тогда и вернется к этой теме. Красочная такая картина тут же нарисовалась в его воображении. Уж, что-что, а мечтать он умел с давних пор! Стоят красавицы рядами под окнами, и все как на подбор стройные и с цветами. Не все сразу, девочки, не все сразу! – остужает их писатель пыл. Всех приму, но не сразу. А сам думает - интересно, какие на них колготки надеты? Черные или телесного цвета? Представляя такие детали, веселился Евгений от души. Но девушки оставались в мечтах, а в действительности….

В действительности все обстояло по-другому. Деньги! Евгений уже почти не сомневался в том, что доходы от продажи книг не дойдут до него. Красивые картинки в интернете так и оставались картинками, и на кармане это по-прежнему не отражалось. Где взять деньги? Старые вещи уже распроданы почти все. Перехватить разве что у кого? У кого, только?

Круг его общения существенно сузился, и перехватить деньги взаймы стало не у кого. Подруга Татьяна принципиально не давала ему в долг, а про бывшую жену и говорить было нечего. А те немногие знакомые, с которыми Евгений еще поддерживал общение, как то техникумовский приятель Саша или интеллигентная преподавательница из МГУ Наташа, живущая этажом ниже, да еще один сосед по имени Александр давно одолжили ему небольшие суммы и дали понять, что с возвратом долга он может не торопиться. Подобная любезность с их стороны скорее напрягала Евгения, чем радовала, поскольку долг висел на нем и забыть о нем надолго не удавалось. Отдавать все равно придется.

Но каждое такое одалживание оказывалось ох как кстати! Для бойца идеологического фронта это выглядело как подвоз боеприпасов во время боевых действий. Враг наседает, а патроны на исходе! Дрогнула оборона, но тут подвезли патроны – налетай, разбирай! Бой разгорается с новой силой, и появилась возможность удержать позиции. Так, с трудом, он оставался писателем. Правда, выступать в роли просителя был не самый лучший вариант для творческой личности, ну да не привыкать! Для общества же стараюсь! – напоминал себе писатель.

Да тут еще снова он почувствовал внимание к своей персоне. Так в Фейсбуке у него объявился какой-то непонятный, но настойчивый друг, якобы американский бригадный генерал из Атланты, находящийся с миротворческой миссией в Сирии. Ну и веселился Евгений, рассматривая его фото. Тот полностью соответствовал образу бравого американского вояки. Мундир, ордена, выправка, уверенный взгляд – все было на месте. Только с чего бы вдруг бравый генерал заинтересовался скромным писателем? Да так ласково! Как идет Ваша творческая работа, не надо ли чего? – спрашивал вояка заботливо. Все в порядке, ничего не надо! – скромно отвечал Евгений, у которого от такой заботы мурашки по коже забегали. Вот, насмешили! Других забот разве у американского генерала мало? Тем более в Сирии! На этом дело не кончилось.

И еще к нему обратилась с вопросом какая-то женщина – не напишите ли Вы рассказ о беженцах? О каких беженцах идет речь? – пытался уточнить Евгений. Из Украины или из Сирии?Ему не ответили. Стало, похоже, что кто-то просто прощупывал почву. Интересно, кому это надо? – недоумевал Евгений. Кто они – свои или чужие? Свои, надо полагать развлекаются! – решил он, но ему давно все стало до лампочки. Свои или чужие! Денег от этого не прибавлялось по любому. Интересуются люди, и ладно! – махнул он рукой на это дело. Писателю и положено общаться с читателями, так что все в норме! А к пристальному вниманию к своей персоне ему было не привыкать и, мало того, он воспринимал это как должное. Нет, не зря люди свой хлеб едет, не зря! – просто покачивал головой задумчиво.

Так что очередной всплеск интереса к своей персоне он пережил спокойно. Ему было чем заняться. Мелкие заботы не отпускали, а напротив, одолевали день изо дня. Штраф ему пришлось оплатить за безбилетный проезд. Заплатил, куда денешься! После уплаты штрафа наступила такая кошмарная неделя, что Евгений живо припомнил относительно недавние голодные времена, когда сидел на крупах и потерял в весе десять килограмм. И всю неделю женщину-контролера, он вспоминал, понятное дело добрым словом.

Но бог милостив. Вскоре ему удалось продать что-то из оставшихся ещестарых вещей и деньги на продукты появились. Не удивительно, что в это время его беспокоили ночные кошмары. Странный сон он увидел в это время, странный и непонятный.

Приснилось ему, будто на его глазах, а дело происходило вечером, если не ночью, переворачивается армейский грузовик, окрашенный в защитный цвет, и из помятого и треснутого кузова на землю сыплется картошка. Клубни рассыпаются, стучат по земле. Он судорожно хватает несколько картофелин и тут же прячется за насыпью из камней, так как по нему строчат из пулемета. Насыпь надежно укрывает от пуль, но Евгений физически ощущает, как пули впиваются в грунт, и старается плотнее прижаться к земле. Плотнее, как можно плотнее! Выручай, земля кормилица! Еще один человек поодаль прячется за насыпью, не иначе, как и он за картошкой пожаловал. Странно!

Впрочем, что тут странного! С картошкой то все понятно. Голодные времена оставили неизгладимые воспоминания! Наяву картошка мерещилась. Но причем здесь грузовик перевернутый, да еще армейский? А, пулемет? Яркие получил впечатления от сна, нечего сказать! За картошкой да под пули! Как же они свистели над головой! И, как уцелел только! Хорошо еще, что несколько клубней успел подобрать. Ну и времена наступили! – вздохнул Евгений, вновь переваривая свежие впечатления. То ли еще будет! Где же благополучие, какое оно?

Кстати, к какому благополучию я так стремлюсь, что себе пожелаю? – задался вопросом Евгений под впечатлением увиденного сна. И вообще – много ли мне, старому солдату надо? Вернее, сколько? Так много или не много? Евгений привык довольствоваться малым. Это правда. После окончания института на военных сборах он шагал в строю и отменным лакомством считал краюху черного хлеба в противогазной сумке, обильно посыпанную солью. С этим все ясно.

Потом на керамическом заводе уже, будучи начальником цеха, он дни и ночи проводил на производстве, обеспечивая бригадам бесперебойную работу. Деликатесами в заводской столовой не баловали. Плохо надо признать, кормили на заводе, плохо. Комиссия даже из райкома приезжала. И тут все понятно.

А будучи аспирантом научным сотрудником Евгений не вылезал из библиотеки да в лаборатории допоздна засиживался. На подножном корму держался и продержался ведь! Закалка! Правда потом в Венгрии немного расслабился, но закалка то осталась! И, все-таки, сколько?

Итак! – принялся оценивать онвозможные доходы. Какая сумма меня удовлетворит, только разом что бы поступила? Прибавка пяти тысяч рублей ничего не даст, разве что бак полный пару раз заправить удастся, и только. Поступление пятидесяти тысяч помимо заправки позволит улучшить качество питания на полтора-два месяца, не более. И на эту сумму не разгуляешься! На пятьсот тысяч можно было бы купить новую машину, но и тут Евгений испытывал большие сомнения. Зачем мне новая машина? – спрашивал он себя. Неприхотливая Волга меня вполне устраивает. Ее не жалко направлять по лесным дорогам, обдирая подчас борта об ветки и наезжать на колдобины да на кочки. Сколько раз в лесу онавыручала! Дымом от костра пропахла вся! А трястись над новой машиной? Стоит ли? Вот, пять миллионов, пожалуй, позволят улучшить качество жизни. На них можно было бы купить квартиру на юге, погреть бока,наконец, у любимого Черного моря. Какое оно, море? Забывать ястал вкус соленой воды да шум прибоя! – признался себе писатель.Но и этих денег будет в обрез! Квартиру ведь, обустроить надо. Стоп! Размечтался я что-то! – остановил себя Евгений. Тыеще про девочек вспомни! – усмехнулся он напоследок. Заработай деньжат сначала, потом дашь волю фантазии! – решил он и закрыл эту тему. Тратить-то деньги он умел, в том числе и на девочек, но ему давно было не до красавиц. Бытовые заботы по-прежнему требовали решения.

Все больше он склонялся к мысли, что пора устраиваться на работу по найму, вставать с утра как все и вечером возвращаться домой. Не то, чтобы пора, а придется просто. Впрочем, допускал он вариант и продолжения занятий творчеством, но понимал, что тут требуется сделать какой-то рывок, принять какое-то неординарное решение и добиться его выполнения. Какое решение?

Сомнения одолевали его постоянно. Наверное, нечего больше ждать от жизни, - признавался писатель самому себе.В тот день он стоял у окна и смотрел в серую московскую даль. Хороший обзор былс высоты! Город жил своей жизнью. Ехали машины, клубы белого дыма вдалеке поднимались над широкими котельными трубами, знакомый электрик как муравей тащил по улице складную лестницу. И редкие прохожие куда-то спешили. Без солнца казалось пасмурно и тоскливо. Дочь ушла в институт, жиличка не показывалась из своей комнаты, молчал мобильный телефон, никто не беспокоил Евгения. Боль в правом боку напомнила о себе, и сразу все вокруг окрасилось не то что в серые, а в черные тона. Отжил я свое, наверное, - вздохнул Евгений. Тут он вспомнил своего приятеля во дворе Аркадия, его слова – я не живу, а доживаю! Похоже, что это относилось теперь и к Евгению. Жаль! – вздохнул он еще раз. Так толком ничего и не успел сделать в этой жизни! Разгон начал набирать, только-только. И то, сомнения! Жаль!

Еще он вынужден был признаться себе в следующем. Погода что ли серая московская, так повлияла? Отчего-то раньше мне казалось, - сказал он себе, - что я представляю очень большую ценность и для окружающих меня людей, и для общества в целом. Еще бы! Кандидат наук, спортсмен, пусть и бывший и прочее, прочее. Отчего-то думалось, что стоит только, дать понять, что хочешь уйти, как все вокруг станут плакать и умолять остаться. Тут он представил на мгновение эту картину и усмехнулся. Представил, как все цепляются за него руками и ногами, как бывшая жена особенно старается. Но вот выяснилось, что это совсем не так, что никому-тоони даром нужен!Пример перед глазами. Никто не опечалился его отсутствием. Лена жила своей жизнью и выглядела вполне довольной. Даже Татьяна, ссылаясь на занятость, звонила ему все реже и реже и в гости не приглашала. Все выглядели довольными, как будто избавились от обузы. Все ушли, а я остался в одиночестве! – признался он самому себе.Хороши же дела! Вот уж, большая ценность!

Ничего! – тут же утешил он себя. Появятся деньги – все разом изменится! Это он уже проходил и знал, что так оно и бывает. А появиться они должны, должны непременно, - добавил он задумчиво. Должны ли? Дождусь ли, только в добром здравии? Да и без денег я держусь пока! – продолжил он разговор сам с собой. С трудом, но держусь уже сколько времени! А если продержался до сих пор, то, наверное, продержусь и дальше! Эх, здоровье бы не подвело! – снова вздохнул писатель.

Он посмотрел в окно. Серая была Москва в это время года, серая. И когда только выглянет солнце? Его взгляд замер. Он смотрел вдаль, но дали не видел. Шел разговор начистоту, а лукавить с самим собой не имело смысла!А потому, он и продолжил начистоту. Это ведь я так говорю, что устал, что надо отдохнуть, что надоело творчество, - признался Евгений самому себе. Никакого отдыха я позволить себе не могу! А прекращать творческую работу нельзя! Ни в коем случае! Если я не донесу до общества свою точку зрения на события сейчас, я уже никогда этого не сделаю! Силы не бесконечны. Борьба так борьба. Без компромисса! А съедет жиличка – что буду делать? – всплыл давно наболевший вопрос. Пропаду, ведь! Опирайся на опыт предшественников, у них есть чему поучиться, - подсказал он еще себе. Примеров из истории достаточно. Евгений поднял глаза и посмотрел на небо. Оно было плотно затянуто облаками. А с солнцем было бы веселее! Ничего, придет время, выглянет оно, солнце! – обнадежил он себя. Дожить бы только.

Минул день, другой, неделя, месяц. Ничего в его жизни не менялось. Творческая работа со скрипом, но шла, на смену одним бытовым заботам сразу приходили другие, тренировки спасали от тоски только. Но и во время разминки думы оставались прежними – заботы, заботы. Как прожить еще один день без потерь? Только во сне ему удавалось забыться и даже обогатиться свежими впечатлениями. Сны!Люди говорят, что отражение действительности? Не так все просто, не так как хотелось бы.

Тревожный сон приснился ему в то время. Будто бы заходит онв чужую квартиру, где находятся двое парней, и один из них, как ему точно известно, сирота. Сирота? Что там произошло, Евгений не вспомнил, хотя и пытался, зато точно помнил, как он выхватывает пистолет и стреляет сироте в ногу. При этом испытывает реалистичные ощущения, пистолет подпрыгивает в его руке, стреляная гильза отлетает в сторону. Десять лет пистолет носил наяву, будучи директором охранного предприятия, остались приятные воспоминания! Парень, конечно, падает на пол, из раны хлынула кровь. Евгений хватает полотенце и пробует остановить ее, но она все сочится и сочится. Полотенце пропитывается кровью. Евгений вызывает полицию, пробует дозвониться до Скорой помощи, ноу него почему-то не получается. А подстреленный парень молча лежит на полу и смотрит на него с укором, а кровь все проступает и проступает сквозь красное полотенце.

Тут Евгений запоздало понимает, что не сделал предупредительного выстрела в воздух, как положено, а сразу стрелял на поражение. Ошибка? Да и вообще, зачем стрелял? Он легко справился бы с этими парнями и без всякого оружия, бывший боксер как-никак. Не бог весть, какие они соперники! Так нет, сразу за пистолет схватился! А полиция что-то все не едет и не едет!

Не понравился Евгению тот сон, не понравился.И, было от чего! Он нехотя вспомнил как в лесу, уже наяву стрелял по косуле с близкого расстояния из ружья мелкой дробью. Добыть животное онтогда не смог бы, мелкая дробьбыла, но все равно выстрелил! Зачем? Косуля убежала, но она, конечно, изошла кровью и скорее всего, погибла. Близко его она подпустилатогда, близко. Да и смотрела на него так любопытно – не друг ли приближается, а может быть погладит? Хорош друг! Стрелять по животному без всякой надобности! Ничего, если вдруг по подлецу стрелять придется, припомню этой случай, авось рука не дрогнет! - нашел он как всегда себе подходящее объяснение. Значит сны отражение действительности?

Еще Евгений обратил внимание на то, что из его снов исчезли женщины, совсем исчезли! Раньше красавицы снились емучастенько, в эротическом плане, разумеется. Но как давно это было! Оставшись без женщин наяву, он лишился их и во сне! Ничего удивительного. Зато оружие приснилось ему не в первый раз. Отчего так? Нет, не понравился ему тот сон со стрельбой, не понравился!

А дни летели так стремительно, что он едва успевал считать их. Зима, наконец, закончилась и запомнилась именно этими стремительно летящими днями. Евгений по-прежнему работал над текстами, хотя не так много как раньше, переводил свои книги и публиковал их на Амазоне, продолжал вялую переписку с редакторами. Настолько вялую. Что на предложение сократить свои тексты он даже не отвечал. Ну, опубликуют, или ну, не опубликуют! Вскоре книг у него стало так много, что сотрудники Амазона не советуясь с ним, поместили рекламу мобильных телефонов между его книгами. И, пусть! – не возражал Евгений. Все польза для читателей. Графики продаж его книг между тем росли и отражались в интернете. До лампочки! Он тренировался, гулял по привычке, дышал свежим воздухом и радовался жизни и так. Как же – дожил до весны, выстоял, не сгинул! Хорошо еще, что жиличка покладистая попалась, не мельтешит, не мешается. А дочь тем временем училась и незаметно взрослела.

Март, март на носу, праздники скоро! – удивился Евгений приближению очередной знаменательной даты. Накануне праздников во время прогулки он обратил внимание на группу молодых людей. Два выходца с Кавказа шли с двумя девушками славянской внешности. Девушки, как определил наметанным взглядом Евгений, были легкого поведения и, похоже, что из глубинки. Москвички выглядели иначе. Веселиться идут! – порадовался Евгений за гостей столицы. А мне вот, не до веселья.

Опять сны, непонятные сны! Евгений стал недоумевать даже. Отчего они так стали врезаться в память? Может быть, какие-то потусторонние силы пытаются обратить его внимание на что-то? На что, интересно? Чушь ведь, какая-то сниться все время, сосредоточиться даже не на чем! И, все-таки было над чем поразмыслить.

На этот раз ему приснилось, будто бы у него в каком-то помещении возникает ссора с группой мужчин из-за пустяка. Их четыре человека, но Евгений не испытывает особой тревоги. Сказались видимо регулярные тренировки на свежем воздухе. В форму он вошел-таки более-менее. Евгений чувствовал, что на дворовую шпану у него сил вполне хватит.

Но вот к той группе мужчин присоединяется другая группа, более многочисленная и это уже не на шутку тревожит бывшего боксера. Внимание его напряжено до предела – вот-вот вспыхнет драка! Он уже приготовился бить, бить и еще раз бить. Не сильно, но точно, как и учили его на тренировках. И, перемещаться, чтобы не повисли на руках и ногах! Напряжение возрастает! Неожиданно Евгений обнаруживает другой выход из здания и благоразумно уходит, не ввязываясь в разборки. Его не преследуют, хотя он готов к отпору.

Наутро его удивило это желание драться. В реальной жизни он избегал стычек, памятуя о том, что оружия на руках у граждан достаточно, хоть ножей, хоть пистолетов. Нет, не испытывал он раньше особого желания воевать ни во сне, ни наяву. Помахал кулаками на ринге достаточно. И вновь очередное видение!

На следующую ночь сон переменился. Не часто видел он сны, не часто, а тут две ночи подряд! На этот раз ему приснились девушки. Уже лучше! Они проходили строеммимо негов легких платьяхпоходными колоннами, но шли не в ногу, и цеплялись к нему конечно. Покажи язык! – кричали девушки задорно. Обратно пойдете, тогда покажу! – огрызался Евгений. Весьма эротично! Не иначе как весна подействовала. Однако, к чему бы все это! – опять недоумевал писатель. То конфликты, то девушки! Не иначе, как душа жаждет свежих впечатлений! – решил он после раздумий. Надоел ведь монотонный писательский труд, яркие впечатления подавай! Дадут тебе яркие впечатления!

И вновь он почувствовал возросшее внимание к своей персоне. То есть оно, внимание и не исчезало совсем, просто временами казалось, что о нем стали забывать. Но продолжалось это недолго. Вспоминали. Вот и на этот раз, напомнили просто о себе. Багажник как обычно перерыли, демонстрации присутствия устроили, звонками непонятными одолели. На этот раз подобная забота вызвала справедливый гнев писателя. Да сколько можно ходить вокруг да около! – недоумевал Евгений. Давно бы сели, поговорили бы по душам, глядишь и нашли бы точки соприкосновения. Мне ведь лишнего не надо! Так, по мелочам только. Квартиру на юге – это обязательно, машину новенькую – Волга вот-вот развалится, да и деньжат немерено. Я ведь, взамен душу на кон ставлю. Душу писателя! Разве, этого мало? Никаких сомнений не было в том, что душа творческой личности стоит очень дорого. Может быть и так, да только вот что-то никто не торопился спрашивать его о делах, а в особенности поинтересоваться – как Ваше душевное самочувствие, уважаемый автор, не надо ли чего? И, что на этот раз прицепились? Они тоже подвержены весеннему обострению, не иначе?

Дома, когда Евгений оставался один, он часто мерил комнату шагами, заложив руки за спину. Постоянный анализ ситуациидавно позволил разложить все по полочкам, и размышления на эту тему надоели ему хуже горькой редьки. Но возвращался он к ним вновь и вновь. Сколько еще терпеть? Вопросы, вопросы без ответов! Старею я что-то! – грустил Евгений.Силы уже не те! Еще немного и я стану похож на старого тренераЕрошку! Сам-то ударить еще сможешь? – спросил у него как-то Евгений, после работы на лапах. Понимаю как, но ударить уже не смогу! – признался тогда тренер. Под словом “ударить” подразумевалось сразу уложить соперника. Вот-вот! И я таким становлюсь, - признался себе бывший боксер. Недруги давно должны быть наказаны, а я все теорией ограничиваюсь только.

А, пожалуй, даже хорошо, что я сейчас бедствую! – не без удивления признался он себе после того, как намотал круги по комнате. Злее буду, решительнее! Да, я упустил время, а кто-то сейчас у корыта, а правильнее сказать –в корытес копытами! И, что? Вынуть оттуда их нельзя, разве? Да можно! Очень даже! Надо же! – усмехнулся Евгений неожиданному открытию. Нет, от судьбы не спрячешься под одеяло, как ни горюй! А выкарабкиваться придется по любому!

***

 

 

 



Проголосуйте
за это произведение

Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100