TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

 Искания и размышления

07 марта 2011 года

Валентин Никитин

Валентин Никитин,
доктор философии, академик РАЕН, член Союза писателей России

"Культ и культура в формировании и

сохранении межнационального согласия в России"

 

Культ является сущностью религии, совокупностью обрядов, молитвословий и таинств, благодаря которым верующие люди воздают честь, поклоняются и славят Бога. Воплощаясь в тех или иных исторических формах человеческой деятельности, культ является ядром культуры (о. Павел Флоренский). Культ и культура, особенно национальная культура, органически взаимосвязаны. Не случайно слова, обозначавшие национальность человека и его религиозную принадлежность, долгое время в России употреблялись как синонимы: вместо "русский" говорили "православный", вместо "татарин" - "мусульманин", вместо "еврей" - "иудей". Это явление наглядно отражает исторически сложившуюся сопряженность между культом и культурой, между религией и характером нации. Как замечательно сказал архимандрит Тихон (Шевкунов), перефразируя Н.А. Некрасова, "культура призвана культивировать человеческие души для разумного, доброго, вечного". Отрываясь от культа, культура деградирует. Задача Церкви, не отождествляя себя с культурой, нести о ней материнское попечение. Отсюда так называемая инкультурация - воплощение христианства в той или иной конкретной культуре, внутренне очищающее и преобразующее саму культуру. В святоотеческий период происходило плодотворное взаимодействие христианства с основными культурами Средиземноморья, прежде всего с греко-римской и византийской. Это взаимодействие нашло выражение в богословии и богослужении, в церковном искусстве и аскетической практике. Труды миссионеров принесли христианскую культуру германским и славянским, балтийским и угро-финским народам, результатом чего стало создание европейской культуры Средневековья, вдохновляемой высокими духовными идеалами. Русские православные миссионеры донесли благую весть до народов Поволжья, Урала и Сибири, Средней Азии и Дальнего Востока. Благодаря их подвигу, многие народы, не имевшие письменности, получили ее, обрели грамотность и культуру, приобщились к цивилизации. Патриархи Российские и наше священноначалие всегда видели в Русской Церкви не Церковь одной нации, а единую, святую, соборную и апостольскую Церковь на все времена и страны. Цер.ковь воплощала все лучшее, что можно представить себе в христианской культуре, традиции, быту и благочестии; она, безусловно, олицетворяла соборную душу русского народа. Киевская Русь стала европейским государством, приняв крещение. Христианство способствовало формированию единого государства и сплочению разных народов на основе общих религиозных ценностей. И в течение многих столетий, вплоть до начала ХХ века, Православие оставалось доминантой отечественной культуры, ему принадлежит историческая заслуга в формировании русской нации, в сохранении межнационального согласия в России. Это стало возможным прежде всего потому, что русский человек, исповедуя Православие, был свободен от стремления к господству над другими народами, умел проникать в сокровищницы общехристианской и всечеловеческой культуры. Церковь помогла русскому и другим славянским народам сохранить их исконные черты - доброту, спокойствие, уверенность в своих силах, открытость и приветливость, трудолюбие и готовность к испытаниям. История нашей Церкви свидетельству.ет о ее веротерпимости, которая была и остается характерной особенностью Российского Православия. Все лучшее, вечное и истинное, что создано русским народом в области культуры, родилось под сенью Вселенского Православия, которое свято хранит верность Преданию и в то же время устремлено к чаемому грядущему, - и именно поэтому является достоянием всего человечества. В статье "Национальное строительство" (Энциклопедический словарь русской цивилизации), под которым подразумевается объединение народов, народностей и племен вокруг русского народа в едином государстве, подчеркивается, что за более чем 1000-летнюю историю России в ее состав вошли свыше 100 больших и малых народов, различных по языку, культуре, религиозным верованиям и особенностям быта. Такого интенсивного национального строительства не знала ни одна другая страна в мире. Чтобы понять главный его принцип, надлежит прежде всего обратиться к словам благоверного великого князя Александра Невского: "Не в силе Бог, а в правде". Эти слова, ставшие народной пословицей, вдохновляли на ратный подвиг русских воинов перед лицом превосходящего по силе врага, эти слова давали импульс проповедникам обличать нечестие светских властителей, когда те отступали от заповедей Христовых. "Россия, - писал Иван Ильин, - есть не случайное нагромождение территорий и племен и не искусственный слаженный .механизм. .областей., но живой, исторически выросший и культурно оправдавшийся организм, не подлежащий произвольному расчленению. Этот организм есть географическое единство, части которого связаны хозяйственным взаимопониманием; этот организм есть духовное, языковое и культурное единство, исторически связавшее русский народ с его национальными младшими братьями духовным взаимопониманием; он есть государственное и стратегическое единство, показавшее миру свою волю и свою способность к самообороне; он есть сущий оплот европейско-азиатского, а потому и вселенского мира и равновесия" (И.А. Ильин. "Что сулит миру расчленение России"). Величие русского духа заключалось в том, что русские давали другим народам равные права, Россия становилась как бы "нянькой для инородцев" (выражение Ивана Солоневича в статье "Национальный вопрос"). Русское государство не уничтожало правящей иерархии малых народов, а давало ей привилегии и включало в состав своего правящего класса. Великая русская культура духовно подчиняла себе, побуждая служить не за страх, а за совесть. "Русский человек всегда наслаждается естественною свободою своего пространства, вольностью безгосударственного быта и расселения и нестесненностью своей внутренней индивидуализации; он всегда .удивлялся. другим народам, добродушно с ними уживался и ненавидел только вторгающихся поработителей; он ценил свободу духа выше формальной правовой свободы, - и если бы другие народы и народцы его не тревожили, не мешали ему жить, то он не брался бы за оружие и не добивался бы власти над ними" (И.А. Ильин. "Против России"). Коренное отличие Русской державы от всех империй - Римской, Византийской, Британской, Германской - состояло в том, что русский "имперский" народ не эксплуатировал нерусские народы, как раз наоборот: они жили за счет щедрости русских, имея равный с ними доступ ко всем благам цивилизации, огражденные мощным русским щитом, выражаясь словами поэта, - "за гранью дружеских штыков" (М.Ю. Лермонтов. "Мцыри"). Если сегодня на географической карте есть такие государства, как Грузия, Армения, Азербайджан, Молдова, то лишь потому, что Россия спасла их от разгрома Османской империей. Если в роли государств выступают ныне Эстония и Латвия, то лишь потому, что русские остановили продвижение немцев на восток, их "Drang nach Osten". Обладая высоким чувством национального достоинства, русские люди не превозносились, они с большой благожелательностью и пониманием относились к проявлению национальных чувств у других народов. "История русского народа есть единственная во всем мире история народа христианского не только по исповеданию, но по жизни своей, по крайней мере, по стремлению своей жизни" (К.С. Аксаков. "О русской истории"). Русские цари проводили политику гармонизации отношений между народами, отрицая типично имперскую политику "разделяй и властвуй". В этом аспекте к Российскому государству неприменимо название "империя". Тенденциозно его использующий историк видит лишь некоторые формальные признаки (объединение народов при одном центре), но не понимает существа дела (отсутствие эксплуатации центром народов периферии). Присоединение к Руси новых земель происходило почти всегда мирно и бескровно. Главным аргументом здесь было не оружие, а осознание народами преимуществ существования в составе державы как залога порядка и стабильности. Карелия и часть Прибалтики стали частью Русской земли еще в IX-X веках, а с XV века идет массовое заселение этих земель русскими крестьянами. Земли Коми вошли в Русское государство в XI-XV веках. Гибель разбойничьего Казанского ханства предопределила переход к России земель башкиров,

марийцев, татар, удмуртов, чувашей. Присоединение Сибири началось после победных походов Ермака и завершилось к XVII веку. "Россия, - писал лорд Джордж Керзон, - бесспорно обладает замечательным даром добиваться верности и даже дружбы тех, кого она подчинила. Русский братается в полном смысле слова. Он совершенно свободен от того преднамеренного вида превосходства и мрачного высокомерия, который в большей степени воспламеняет злобу, чем сама жестокость". Сформированная под определяющим влиянием Церкви, производная от православного культа, русская культура таким образом стала основой всей российской цивилизации, то есть, государствообразующей культурой. В процессе самостоятельного цивилизационного развития на протяжении многих веков она активно впитывала в себя не только европейскую, христианскую культуру, но и культуру сопредельных азиатских народов. В этом процессе огромное положительное значение имели национальные особенности русского народа, его общительность и дружелюбие, его готовность придти на помощь другим народам.  Другие народы, в свою очередь, внесли свой вклад в развитие русской культуры, дополняя ее уникальностью своих собственных культурных форм, развиваясь как часть российской культуры. Благодаря чему русский народ стал носителем и хранителем уникальной российской цивилизации со множеством национальных оттенков. Патриарх Алексий I (Симанский) в своей исторической речи полувековой давности подчеркнул, что Церковь еще на заре русской государственности "содействовала устроению гражданского порядка на Руси, укрепляла христианским назиданием правовые основы семьи, утверждала гражданскую правоспособность женщины, осуждала ростовщичество и рабовладение, воспитывала в людях чувство ответственности и долга, а своим законодательством нередко восполняла пробелы государственного права. Это та самая Церковь, которая создала замечательные памятники, обогатившие русскую культуру и доныне являющиеся национальной гордостью нашего народа. Это она служила опорой Русскому государству в борьбе против иноземных захватчиков." (Журнал Московской Патриархии. 1960. . 3. С. 34-35). Это она веками формировала и сохраняла межнациональное согласие, - добавим мы. Именно Церковь исправляла известные "перекосы" в национальной политике государства, в частности, в проявления излишней русификации. Вот почему в Российской империи не было религиозных войн, хотя в ней жили многие иноверные народы. Замечательно, с какой чуткостью и доброжелательностью гений русского языка именует иудеев и мусульман ино-верными, то есть иным образом верными Богу. Иван Ильин в своем очерке "О России" хорошо раскрыл то историческое бремя, которое на себя взяла и с честью его вынесла Российская империя, бремя180 различных племен и наречий: "Мы должны были принять и это бремя: не искоренить, не подавить, не поработить чужую кровь, не задушить иноплеменную и инославную жизнь, а дать всем жизнь, дыхание и великую родину. Найти ту духовную глубину, и ширину, и гибкость творческого акта, в лоне которых каждое включаемое племя нашло бы себе место и свободу посильно цвести, - одни доцветая, другие расцветая. Надо было создать духовную, культурную и правовую родину для всего этого разноголосого человеческого моря; всех соблюсти, всех примирить, всем дать молиться по-своему, трудиться по-своему, и лучших отовсюду вовлечь в государственное и культурное строительство. Но для этого мы должны были - прежде всего - сами расти, молиться, творить и петь. И вот Россия подъяла и бремя своих народностей, подъяла и понесла его - единственное в мире явление" ("О России: Три речи"). Исключительная доброта и открытость, терпимость и веротерпимость русских - именно эти национальные качества помогли создать великую державу, как уникальное государство, в составе которого под скипетром Белого царя объединились вокруг русского народа многие народы. Все они добровольно вошли в состав нашей державы и присягали на верность русским государям. Дух Русской Православной Церкви был искони исключительно миролюбивым, в отличие, например, от воинствующего духа Католичества, инспирировавшего крестовые походы для освобождения Гроба Господня. Этот именно православный дух благотворно действовал и вносил свои "коррективы" даже в завоевания царя Иоанна IV Грозного. Вот что написал он по поводу покорения Астрахани: "Как взяли мы Астрахань, то астраханским князьям свое жалованное слово молвили, чтобы они от нас разводу и убийства не боялись. Так, чтобы в других землях не стали говорить: вера вере недруг, и для того христианский государь мусульман изводит. А у нас в книгах христианских писано: не велено силой приводить к нашей вере. Бог судит в будущем веке, кто верует право или неправо, а людям того судить не дано". Так в России из века в век создавались необходимые условия для обеспечения национальной идентичности и сохранения культурной самобытности разных народов. Это предохраняло от конфликтов на национальной почве, гарантировало сохранение межнационального согласия и взаимопомощи. Достаточно вспомнить добровольно вставших под русские знамена в 1812 году поляков и немцев, казанских и крымских татар, калмыков и башкир. Или знаменитую своей отвагой "туземную" дивизию. В ней под командованием великого князя Михаила Александровича (брата царя Николая II), неувядаемой славой покрыли себя чеченцы, ингуши, дагестанцы, кабардинцы и представители других народов Северного Кавказа, вышедшие на бой за царя и отечество по призыву своих старейшин. Говоря о значении православного культа и культуры в формировании и сохранении межнационального согласия, необходимо уяснить само понимание нации, коснуться вопроса об отношении христианской мысли и Церкви к идее нации и национальной обособленности. Бог, разделивший народы во время возведения Вавилонской башни, призвал всех к единству веры в день Святой Пятидесятницы. Именно в Церкви Христовой, утвержденной на земле в тот день, да.но преодоление межнационального разделе.ния - через сошествие Духа Святого на апостолов (см.: Деян. 2: 3-11). С само.го своего рождения Церковь Христова является таким образом Церковью вселенской. Можно сказать и по-другому, что она сверхнациональна. Господь искупил не какой-либо избранный народ, но весь род человеческий, все народы. Об этом свидетельствует заповедь Спасителя, преподанная апостолам: "Идите, научи.те все народы, крестя их во имя От.ца и Сына и Святого Духа, уча их соблюдать все, что Я повелел вам" (Мф. 28: 19). Апостол Павел высказал мысль об органическом взаимодействии членов Церкви, подобно разным органам одного тела, "дабы не было разделения в теле, а все члены оди.наково заботились друг о друге" (1 Кор. 12: 25). Владимир Соловьев применил эту мысль к национальным взаимоотношениям, убедительно показав, что точно так же, как органы одного тела, должны тесно и солидарно взаимодействовать и различные наро.ды. Общность родовых и семейных установлений, укорененность в од.ном отечестве и общность историче.ской судьбы, один язык и одни ре.лигиозные верования - вот наибо.лее существенные признаки народа, нации. В отличие от толпы и группы, в отличие от коллектива, церковная община и нация воплощают в себе соборное начало; и мы можем говорить о соборной душе народа, а для России это синоним Православия. Членам одной Церкви, уко.рененной в истории, практически также присущи все эти качества. "Работа мысли над проблемой национальности, - писал Н.А. Бердяев, - должна прежде всего установить, что невозможно и бессмысленно противоположение национальности и человечества, национальной множественности и всечеловеческого единства. Между тем, как это ложное противоположение делается с двух сторон, со стороны национализма и со стороны космополитизма" ("Судь.ба России: Опыты по психологии войны и национальности"). Сталин в своей работе "Марксизм и национальный вопрос" дал неполное определение нации, без религиозной составляющей: "Нация есть исторически сложившаяся устойчивая общность людей, возникшая на базе общности языка, территории, экономической жизни и психического склада, проявляющегося в общности культуры". Здесь трижды употреблено слово "общность", но ни разу - "единство". И это не случайно. Без религии любая общность - под вопросом, а национальное единство недостижимо. Сделав оговорку, что "ни один из указанных им признаков, взятый в отдельности, недостаточен для определения нации", Сталин пытался развенчать мистическое понятие о русском духе, нивелировать сам этот термин. Но человеку, наделенному "русским духом", можно, действительно, усвоить такие замечательные черты характера, как духовность, соборность, коллективизм. Тогда и татар, и чеченцев, и грузин можно считать русскими татарами, русскими чеченцами, русскими грузинами, одним словом - россиянами. И слава Богу. Владимир Даль был датчанином, но на предложение остзейских немцев вступить в их национально-культурную общину ответил: "Я мыслю и говорю по-русски - значит, принадлежу русской культуре и русскому миру". Надо признать, что до конца своей жизни Сталин укреплял интернационализм в многонациональном государстве как идейную платформу "дружбы народов". Но он был неправ в сугубо материалистической интерпретации понятия "русский дух". Ленинско-сталинская интернациональная политика являлась антирелигиозной и антинациональной. Большевистский террор нанес сокрушительный удар прежде всего по Русской Церкви. Коммунисты с их интернациональ.ной доктриной более 70 лет подав.ляли "русскую идею". Но и христианство отвергает всякую претензию на национальную исключительность, саму ее психологию: "Бог нелицеприятен, но во всяком народе боящийся Его и поступающий по правде приятен Ему" (Деян. 10: 34); во Христе нет и не может быть никаких разделений - "ни еллина, ни иудея. варвара, скифа, раба, свободного, но все и во всем Христос" (Кол. 3: 11). И в советский период, и сегодня в России мирно сосуществуют разные народы, для которых общим свидетельством веры является Библия. И еврейская, и христианская, и в значительной степени исламская культуры - все они, безусловно, основаны на Книге книг или восходят к ней, питаются ее неоскудевающими духовными родниками. Созданные по образу и подобию Небесного Отца от прародителей Адама и Евы, все мы, согласно Библии - братья и сестры. "Один Бог и Отец всех, Который над всеми, и через всех, и во всех нас" (Еф. 4: 6); Он "хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины" (1 Тим. 2: 4) - эти слова апостола Павла не только свидетельствуют о всеобщем усыновлении рода человеческого Богу, но и подчеркивают нашу общую вовлеченность в тайну Божественного Домостроительства. Несмотря на догматические и обрядовые расхождения, миллионы верующих иудеев, христиан и мусульман, живших и живущих в России, объединяет именно вера в Единого Бога, стремление жить согласно Его предписаниям и заповедям, творя молитву и милостыню, соблюдая пост, совершая паломничества и различные другие богоугодные дела. Бытие Бога, действительность сверхъестественного мира и личного бессмертия - непреложные истины всех трех авраамических религий. Доктринальная близость мировых религий проявляется в общих вероучительных принципах и эсхатологических представлениях: учении о благом и справедливом Боге, о существовании иерархии благих ангелов и злых духов, о Промысле Божием, о потусторонней жизни и загробном воздаянии за содеянное, о рае и аде, о воскресении мертвых. Я уже отмечал, с какой чуткостью и доброжелательностью гений русского языка именует иудеев и мусульман ино-верными, то есть иным образом верными Богу. Чего нет по отношению к русским у народов, именующих нас гоями и гяурами. И все же, несмотря на такую недоброжелательность, русские православные христиане, о чем свидетельствует вся история нашего отечества, являют достойный подражания пример веротерпимости. Каждая из мировых религий призвана быть проводником примирения по отношению к другой, но в реальной жизни лишь Православие следует этому призванию. Мы твердим о толерантности, заменяя этим иностранным словом прекрасные русские слова - терпимость и веротерпимость. Невольно из поля сознания исчезает антоним "нетерпимость" и весь огромный смысловой спектр значений, связанных с принципиальностью, с отстаиванием своей духовной и религиозной идентичности. Помню, как мой старший друг - архиепископ Михаил (Мудьюгин), при всей широте его убеждений, настаивал на том, что христианам необходима миссионерская нетерпимость. А всем людям доброй воли жизненно необходима нетерпимость ко всякого рода злу и насилию, нетерпимость к разжиганию национальной розни и вражды. Лишь у такой хорошей нетерпимости обратной стороной медали будет толерантность. Которая вовсе не означает потворство насилию и несправедливости, нарушению прав и свобод личности. Идеологический вакуум, образовавшийся после крушения коммунизма, породил беспрецедентную тягу к религии и религиозной культуре. Заметно возросла роль религиозных лидеров в жизни своих народов, их удельный вес в сохранении межнационального согласия. Особенно роль Предстоятеля Русской Православной Церкви. В новой социальной доктрине Русской Православной Церкви, утвержденной на Архиерейском Соборе 2000 года, вопрос о Церкви и нации стоит на почетном 3-м месте. Определяется бинарная оппозиция вселенского и национального, но не сказано о приоритете того или другого, сопоставление двух категорий осуществляется через союз "и". В документе содержатся предостережения против ксенофобии и национализма. Сегодня всем здравомыслящим людям ясно, что межнациональное согласие - главное условие сохранения целостности многонациональной Российской Федерации как единого государства. "Где лад - там и клад", - гласит мудрая русская пословица. Враги России, стремящиеся ее дестабилизировать и расчленить, пытаются прежде всего разжечь межнациональные конфликты. Не случайно зоной наибольшего напряжения у нас является Северный Кавказ. Но распад Российской Федерации может вызвать катастрофу планетарного масштаба, учитывая геополитическое положение нашей страны и существующие у нас арсеналы ядерного, химического, биологического и другого оружия, а также наш пока еще достаточно мощный ракетный потенциал. Для сохранения межнационального и межконфессионального согласия следует принять и усвоить благословенный исторический опыт Русской Церкви, ее благожелательность по отношению ко всем народам, жившим и живущим в России. Нам есть чему поучиться на историческом примере Российской империи и ее правопреемницы - Советского Союза. Оба великих государства отнюдь не были пресловутой "тюрьмой народов" или "империей зла", а олицетворяли собой мирное и благотворное сосуществование и сотрудничество различных наций. В Советском Союзе несколько десятилетий это была одна семья, когда складывалась уникальная историческая общность - советский народ. Роль религиозных деятелей в поддержании межнационального согласия и мира (в особенности священноначалия Русской Православной Церкви) тогда была весьма существенна и велика, хотя казалась незаметной и не афишировалась. Честь имею засвидетельствовать это на своем личном опыте, так как в качестве церковного журналиста, редактора и автора различных пресс-релизов, мне довелось участвовать в работе нескольких миротворческих религиозных форумов, начиная от международного конгресса "Религиозные деятели за прочный мир, разоружение и справедливые отношения между народами" в Москве (1977) и кончая подобным форумом в Базеле, Швейцария (1989). С распадом Советского Союза, возможно, был взят "последний удерживающий", мир вступил в эсхатологическую эпоху, и дестабилизация из года в год нарастает. Согласно недавнему отчету неправительственной организации "Кирхе-ин-Нот" ("Помощь Церкви в беде"), сегодня на каждые 100 жертв, погибших от проявлений религиозной нетерпимости, приходится более 75 христиан. Эта вопиющая статистика свидетельствует о геноциде христиан. Прискорбно и очень настораживает, что гонения на христиан воздвигнуты в тех регионах, где представители разных религий веками мирно сосуществовали, например на Ближнем Востоке. Ясно, что мы должны мирно взаимодействовать с тем исламом, который не декларирует, а действительно является в своем внутреннем существе религией мира. Но не с тем экстремистским флангом, на котором взрываются бомбы и где люди превращаются в действующие живые снаряды, как это произошло в аэропорту Домодедово. Ислам не должен оправдывать самоубийство, мусульмане обязаны ясно понимать, что любой так называемый шахид - это не герой, а самоубийца, действующий по наущению шайтана: ведь он убивает не только себя, он убивает невинных младенцев, детей и стариков! Идеологии воинствующего ислама, для которого все иноверные - гяуры, надо дать надлежащий отпор! Государству следует решительно встать на защиту тех русских людей, которым наносят удары ножом в спину. Эти удары наносятся не только в странах ближнего зарубежья, где налицо проявления национальной нетерпимости, где дефилируют нацисты и бывшие эсесовцы (например, в Латвии). Эти удары сегодня наносятся и в первопрестольном граде Москве, вызывая ответную реакцию, как мы видели в декабре 2010 года на Манежной площади. Россия - наш общий отчий дом, но Москва не прихожая в этом доме и не проходная комната! Под крышей отчего дома не место пришельцам, которые готовы этот дом взорвать. Нам кажется, что Русской Православной Церкви необходимо учредить специальный синодальный отдел, помогающий урегулированию межнациональных конфликтов, возникающих на религиозной почве. Заявлять, что подоб.ные конфликты не имеют никакой религиозной по.доплеки, означает закрывать глаза на реальную пробле.му. (Отметим, что существование подобной про.блемы не отрицается, например, в арабо-израильском конфликте.) 20 января сего года Европейский Парламент принял резолюцию "О положении христиан в свете защиты свободы религии", осуждающую убийства и дискриминацию христиан в разных странах (Египте, Нигерии, Пакистане, Иране, Ираке, на Филиппинах). Знаменательно, что за эту беспрецедентную резолюцию проголосовали представители всех политических партий, представленных в Европарламенте. Последней каплей, переполнившей чашу их терпения, был новогодний террористический акт, жертвой которого стали десятки убитых христиан в коптском храме в Александрии. Знаковым совпадением является то, что в тот же день на встрече с членами Общественной палаты Российской Федерации президент Дмитрий Медведев обратил внимание на "крайне сложный и исключительно важный для нашей страны" вопрос о поддержании гражданского мира, межнационального и межконфессионального согласия. "Это не только обязательное условие модернизации государства, - подчеркнул президент. - Это просто обязательное условие сохранения нашего государства. Нам необходимо предпринять очень серьезные меры для предотвращения распространения этнического экстремизма, - экстремизма, который основан на лжи, на искажении культурных традиций, зачастую на передергивании истории. Для этого мы обязаны беречь и продвигать подлинные, а не мнимые ценности всех народов, входящих в нашу многонациональную страну, всех культур этих народов, особенно культуру русского народа, потому что эта культура всегда была системообразующей в нашем государстве"[1]. К сожалению, последний, постсоветский период в истории России связан с попранием русской национальной культуры, с нарастанием русофобии, с ущемлением прав, унижением и дискриминацией русского народа. В эти годы слово "русский" заменялось на "российский"; так или иначе отрицалось право русского народа быть хозяином на своей земле. Земля наша подверглась нашествию со стороны мигрирующих среднеазиатских и кавказских народов. Дискриминация русских на окраинах федерации колеблет и расшатывает и без того хрупкое межнациональное согласие. Огромную угрозу для национальной безопасности России представляет доктрина так называемого цивилизационного конфликта и якобы неразрешимых противоречий между православными и мусульманами. Враги России пытаются сделать ее главной мишенью для международного терроризма. Обнадеживает тот факт, что служители ислама и других нехристианских культов Российской Федерации признают не только самодостаточную ценность государственного единства для любой нации в России, но и ведущую историческую роль русского народа и Русской Православной Церкви в межнациональном согласии, в его обеспечении и сохранении. Иначе и быть не может. Более 1000 лет русский народ, народ-страстотерпец, создавший огромное государство и великую культуру, являлся примером согласия и мира, построенного на заповедях Божиих. Всем ясно, что русские в России должны иметь отнюдь не меньше, а вполне достаточно прав по сравнению с другими народами, поскольку именно они несут основную ответственность за судьбу страны, составляя около 80 % населения. Это скажется благотворно на положении всех других народов, ведь русский народ не утратил своего редкого бескорыстия, своей исключительной духовной самоотверженности. От этого выиграет вся страна и все народы в ней проживающие. Необходимо всемерное усиление русского народа и Русской Православной Церкви как некоего верховного арбитра, третейского судьи, облеченного доверием с разных сторон. Необходимо и соответствующее законодательство, обеспечивающее приоритет Православия. На этом пути впереди нас оказались Грузия и Болгария. Нам не следует отставать! Согласно Конституции, единственным источником власти в Российской Федерации является многонациональный народ, в котором большинство составляют русские. Это подавляющее большинство (около 80 %) отнюдь не "подавляющее", а страждущее, а с недавних пор и возмущенное. Оно пробудилось, оно начинает действовать, и его гнев может быть страшен, если не принять превентивных врачующих мер, если не привести в соответствие с реальной жизнью наши конституционные нормы. Пора, наконец, сформулировать и принять конституционное положение, признающее Православие доминирующей религией, а Русскую Православную Церковь - национальной Церковью русского народа и соборной Церковью других православных народов, историческим оплотом их духовной, культурной и государственной самобытности. Упорная и напряженная работа по созиданию межнационального согласия в общероссийском доме должна быть бесспорным приоритетом. И мы, русские и нерусские люди, россияне, должны быть уверены, что в этой созидательной работе плечом к плечу окажутся служители культа и работники культуры. Роль служителей культа, прежде всего православного духовенства, в сохранении межнационального согласия в России была исключительно велика и 100, и 200, и 300 лет назад. Сегодня она должна не снижаться, а возрастать! Служители алтаря призваны научить нас думать о веч.ности и о всечеловечности, которые существенно отличаются от интерна.ционализма и космополитизма. "Всечеловечность есть высшая пол.нота всего национального", - писал Н.А. Бердяев ("Судь.ба России"). Просвещенный патриотизм (еще лучше "освященный"), сознающий свою укорененность в русской национальной традиции и свою органическую связь со всеми народами России, может послу.жить на благо нашей великой страны. Работники культуры призваны внедрять повсеместно культуру жизнеобеспечения. Эта сфера культуры включает в себя экологическую и репродуктивную культуру, ее задача - сохранить народонаселение России. Духовное возрождение есть условие выживания нашего общества, - подчеркнул митрополит Кирилл, ныне Святейший Патриарх, на II Всемирном Русском Соборе в 1995 году. "Возвращение в нашу жизнь христианского нравственного идеала есть непременное условие возрождения и национального самосознания, условие ограждения этого самосознания от тех крайностей и опасностей, через которые оно уже прошло, а иногда и сегодня еще проходит" (Журнал Московской Патриархии. 1995. . 1. С. 41). Путь к спасению лежит не через нигилистическое отрицание национальной истории и культуры, тысячелетних традиций русской государственности, и не че.рез возврат к догмам богоборческо.го режима, но через консолидацию духовно здоровых сил народа, через реализацию про.граммы национального спасения, глубоко укорененной в духовном и историческом опыте и в то же время устремленной в будущее - к об.разу великой и процветающей Рос.сии. В универсальности русской культуры, в ее православной вселенскости, способной объять все народы без малейшего ущемления их национальных особенностей - секрет той межнациональной стабильности, которой отличалась Россия в прошлом. Как единая страна и единое государство. И только в этом - залог нашего доброго будущего, надежда на которое не должна умереть, ибо надежда умирает последней. Культ и культура в их согласии и взаимодействии - вот наша национальная идея, спасительная для народа, общества и государства. Мир и согласие через культ и культуру - таков наш призыв.

 

Георгий Поляченко,

Председатель Православного церковно-певческого общества

Что день грядущий нам готовит?

(Расширенный комментарий к статье В.А. Никитина

с возникшими размышлениями по прочтении).

Программно-аналитическая статья Валентина Арсентьевича Никитина "Культ и культура в формировании и сохранении межнационального согласия в России", несомненно, плод многолетнего глубокого религиозного осмысления русской исторической действительности. Опубликованный труд одновременно и актуален, и затрагивает "несгораемые" во времени насущные темы. Степень доступности, убедительности и деликатности стиля изложения такова, что публикация, безусловно, найдёт и уже находит живой отклик у читателей, принадлежащих к разным конфессиям, - у людей, обладающих "культурой рассудительного восприятия" (пусть и не во всём соразделяющих мысли автора статьи), но "имеющих ухо" услышать и сердце прочувствовать - и незыблемую Истину, и горькую правду. Валентин Никитин не только ставит болевые вопросы, но и даёт на них врачующие ответы, опираясь на святоотеческое учение, цитируя русских богословов, религиозных философов, представителей высшей церковной и светской власти, а так же приводя в доказательство объективные статистические данные. Замечательный русский поэт, писатель, публицист, философ (и ещё многое можно добавить) Валентин Никитин жизненно связан и с Грузией, и с Россией, и тем более из его уст слова о "постсоветском попрании русской национальной культуры", о "просвещённом и освящённом патриотизме" звучат без всякого "квасного привкуса". Валентин Никитин в своих умозаключениях приходит к совершенно справедливому и единственно правильному выводу, указывая: в чём суть национальной русской идеи, поисками которой на новом витке истории - с начала третьего тысячелетия от Рождества Христова стали увлечённо заниматься видные деятели науки и культуры. А её и выискивать не надо в "научных лабораториях духовного Сколкова". Просто следует вспомнить то, что позабыто и, возможно, здесь уместно даже словесное усиление - преступно забыто!

Валентин Никитин, завершая свой труд, очень точно сформулировал основную мысль всего сказанного им ранее и высветил её в словесном мажорном аккорде - афористичном призыве: "В универсальности русской культуры, в ее православной вселенскости, способной объять все народы без малейшего ущемления их национальных особенностей - секрет той межнациональной стабильности, которой отличалась Россия в прошлом. Как единая страна и единое государство. И только в этом - залог нашего доброго будущего, надежда на которое не должна умереть, ибо надежда умирает последней. Культ и культура в их согласии и взаимодействии - вот наша национальная идея, спасительная для народа, общества и государства. Мир и согласие через культ и культуру - таков наш призыв".

На этом, пожалуй, можно было бы и окончить краткий эмоциональный, искренне восторженный комментарий к докладу, прочитанному на XIX Международных Рождественских образовательных чтениях Валентином Арсентьевичем, если бы нынешнее реальное состояние отечественной культуры не вызывало бы серьёзной обеспокоенности, лишённой духоподъёмного теоретического оптимизма. К целому ряду обеспокоенностей следует добавить также и далеко небесспорные (очень мягко выражаясь) методические нововведения в систему школьного образования. И, что, пожалуй, самое тревожное, - подавляющее семейные устои влияние всесильных Средств массовой информации на формирование личности и манипулирование сознанием как подрастающего, так и уже возросших поколений. Достаточно только бегло ознакомится с содержанием большинства телевизионных программ и кинопоказов, заочно противопоставляющих церковному культу культ бесчеловечного жестокого насилия с героизацией бандитского мира с его свирепыми антихристианскими законами, чтобы перед глазами возникли апокалиптические картинки. Впрочем, истинному христианину и на Конец Света (свидетелями которого мы, вполне вероятно, уже являемся, если взять в голову, что Конец Времён, как и Сотворение Мира дело не однодневное) не пристало смотреть с безысходным отчаянием. Валентин Никитин с присущим ему философским тактом касаясь и этой темы, связывает её с миротворческим предназначением Православия:

"С распадом Советского Союза, возможно, был взят "последний удерживающий", мир вступил в эсхатологическую эпоху, и дестабилизация из года в год нарастает. Согласно недавнему отчету неправительственной организации "Кирхе-ин-Нот" ("Помощь Церкви в беде"), сегодня на каждые 100 жертв, погибших от проявлений религиозной нетерпимости, приходится более 75 христиан. Эта вопиющая статистика свидетельствует о геноциде христиан. Прискорбно и очень настораживает, что гонения на христиан воздвигнуты в тех регионах, где представители разных религий веками мирно сосуществовали, например, на Ближнем Востоке. Ясно, что мы должны мирно взаимодействовать с тем исламом, который не декларирует, а действительно является в своем внутреннем существе религией мира".

Следует признать, что одно из важных достоинств обсуждаемой статьи - это то, что автор побуждает читающих к несуетным размышлениям и пробуждает желание разобраться в том, что мы именуем культурой? И какова роль русского искусства, русского языка (включая и вынесенный автором за скобки - язык музыкальный) в духовном возрождении России?

В статье приводится глубокое по мысли, яркое и броское высказывание Президента России Дмитрия Анатольевича Медведева: "Нам необходимо предпринять очень серьезные меры для предотвращения распространения этнического экстремизма, - экстремизма, который основан на лжи, на искажении культурных традиций, зачастую на передергивании истории. Для этого мы обязаны беречь и продвигать подлинные, а не мнимые ценности всех народов, входящих в нашу многонациональную страну, всех культур этих народов, особенно культуру русского народа, потому что эта культура всегда была системообразующей в нашем государстве". Сказано с государственной мудростью,- чётко и верно! Да только вот сама-то КУЛЬТУРА в нашей стране находится на госзадворках, занимая третьестепенное (если ещё не ниже) место по политическому ранжиру (в котором не последнюю роль играет и материальное обеспечение). А СМИ, ставшие не столько "государством в государстве", сколь "государством над государством" с неистовой активностью, императивно внедряют в общественное сознание ту, так называемую, "массовую культуру", которая по существу является антиподом культуре истинной и способна (и небезуспешно) "стадно отолплять" народ до такого уровня, что его уже ни гражданами, ни электоратом не назовёшь, а только разве что населением. По накопленному веками и сохранённому богатству национальной культуры можно судить о величии народа, а по отношению к ней правящих властей - о могуществе, благополучии и долгожительстве государства. В тех же, "задающих тон" мировому цивилизованному сообществу, космополитичных Соединённых Штатах Америки (с оглядкой на которые, создаются российские сетки вещания), радиостанции и телеканалы классической музыки насчитываются десятками и имеются в каждом даже "заштатном" штате. У нас же чаще всего по радио можно если и услышать классику, то "классику зарубежной эстрады, джаза" и даже "классику рока". У заокеанских "телеучителей", к сожалению, взято "напрокат" самое худшее и (с обновлённым российским размахом и максимализмом) опошлено до предела. В этом умении российское (но не отечественное) ТВ догнало и уже перегнало саму Америку. Не надо быть звездочётом Нострадамусом или пророчествующим монахом Авелем, чтобы предсказать всевозможные катастрофические (но пока что, слава Богу, хочется верить, ещё умолимые) последствия, наступающие после "времён раскрепощённых нравов" и революций в умах "буревестников" до календарных сроков свершения национальной трагедии. "Посеявшие ветер, пожнут бурю", сказано в далёкие рассудительные ветхозаветные времена, когда ещё не был написан "Апокалипсис". Даже ярым атеистам и новоявленным язычникам разных мастей, коих история ничему не учит и для коих лермонтовское: "Но есть и Божий суд." лишь стихотворная строчка, при аргументированном вразумлении, всё же должно стать понятным не на мистическом, а хотя бы на логическом уровне, что оттягивание маятника в одну сторону неизбежно приводит к его естественному физическому противоположному колебанию. "Доколе, невежды, будете любить невежество? Доколе буйные будут наслаждаться буйством? Доколе глупцы будут ненавидеть знания"? (Книга Притчей Соломоновых.1:22.)

Для истинного духовного возрождения (о котором сейчас так много говорится) Россия должна вернуть искусству Искусство. "Искусство как печалование о рае" (по мудрому изречению одного старца). Вернуть России Веру Православную в былой её непобедимой мощи, со всем её веками накопленным драгоценным духовным наследием. Вернуть музыке возвышающую направленность к Музыке Небесных сфер. Вернуть литературе Великое Русское слово, вытесняемое из повседневной речи "радетелями-модернизаторами российской словесности". Вернуть России русские песни с их молитвенной глубиной, отражённой в них широтой русского характера и душевной возвышенностью (но не в изуродованном современной эстрадой звучании). Вернуть России Россию! И этот болевой призыв совсем не нов и имеет аналоги в русской истории.

"После перенесённых испытаний Россия естественно не может быть довольна, но она недовольна не только правительством - она недовольна и Государственной Думой, и Государственным Советом, и правыми партиями, и левыми партиями - она недовольна собой. Недовольство это пройдёт, когда укрепится русское государственное самосознание. Когда Россия почувствует себя опять Россией." (П. А. Столыпин)

Без глубокого анализа современного искусства как значимой части культуры и понимания реального положения традиционного искусства в нынешней России оценка всего происходящего вокруг культа и культуры и декларация искренних намерений будут умозрительны, несмотря на их безусловную логическую неоспоримость и абстрактную философскую безупречность.

Пришлая и пошлая современная "массовая культура (как бы равнозначная в названии своём определению народная) не только чужда русскому образу жизни и русскому сознанию, а во вненациональном рассмотрении - враждебна и самой человеческой природе, которой брошен издевательский вызов. Сквернозвучия, вызывающие здоровое, инстинктивное отвращение у нормального человека, порождают болезненное возбуждение и фоно-наркотическую зависимость у людей со слабой неокрепшей психикой, разорванным мышлением и ущербной нервной организацией. Бесцеремонно "шляющиеся" по эфиру пошлые "шлягеры" (почему-то именующие себя "молодёжной музыкой") несовместимы с сердечными ощущениями сокровенной русской мелодики, задушевной русской напевности и с естественно присущими человеку представлениями о Красоте. Веками сеянное и взращенное "Разумное, Доброе, Вечное", нещадно, как, впрочем, это уже некогда было (почти сто лет назад в преддверии Великой русской национальной трагедии), "от лица нашего Времени сбрасывается с парохода современности" как ненужный балласт и старомодная ветошь, достойная лишь бесноватого пародирования или надменной, снисходительной усмешки. При всём при этом (по-видимому, в качестве "охраны живых памятников истории и культуры", коими считаются представители "гоп-со-смыковой" традиции уголовной лирики) микрофоны-усилители с особой угодливостью вручаются некогда опальным (во времена советской цензуры), а ныне авторитетным хрипатым "трубадурам прокуренных подвалов и зашарканной подворотни", сменившим локальную зону своего естественного творческого и нетворческого обитания на подмостки концертных площадок с многомиллионной теле-радиоаудиторией. Не о сегодняшнем ли дне написано: "Ныне наши дети любят сатанинские песни и пляски; псалма же никто ни одного не знает, - ныне такое знание кажется неприличным, унизительным и смешным. В этом-то всё и зло; на какой земле стоит растение, такой и приносит плод". Эти, пронизанные болью обличительные слова, принадлежат не нашему современнику, как может показаться по прочтении. Это высказывание святителя Иоанна Златоуста, жившего в далёком IY веке (!) от Рождества Христова. Воистину: "Что было, то и теперь есть, и что будет, то уже было". (Ек. 3.15.) Думается, весьма уместно привести здесь и предостерегающее обращение русского духовного православного Архипастыря-Первосвятителя в канун-разгар Великого октябрьского революционного потрясения. "Грех растлил нашу землю, расслабил духовную и телесную мощь русских людей. Грех разжёг всюду пламень страстей. Не причиняйте нового горя и позора истерзанной Родине". (Из обращения Святейшего Патриарха Тихона в 1917 году)

В своей статье Валентин Никитин справедливо возвращает слову русский исконно православный смысл (солидаризируясь с известным афоризмом Фёдора Михайловича Достоевского). Последнее время прилагательное русский довольно часто невежественно сопровождает существительное, не имеющее по смыслу никакой корневой национальной и религиозной связи с русскостью. Достаточно привести в "дурной пример" распространённое употребление (даже в церковной ограде!) дикого и кощунственного словосочетания: "русская православная, (да ещё) и патриотическая рок-музыка", не говоря уже о пресловутых "новых русских" и об оскорбительном "русском фашизме" (к прискорбию, список нелепостей, судя по нынешнему состоянию прогрессирующего изощрённого блудоумия, можно продолжить). Совершенно справедливо автор статьи указывает и на то, что параллельно с толкованием слова русский (вне исторически сложившейся синонимичности со словом православный) происходит тенденциозная замена его словом российский. И если в советские времена "застоя" очень популярными были строчки (надо отметить, весьма искренние) из стихотворения Роберта Рождественского: "По национальности я советский" и припев из модной песенки: "Мой адрес не дом и не улица, мой адрес Советский Союз" (считавшиеся образцом социалистической патриотики), то сегодня "поэтический афоризм" (после упразднения графы национальной принадлежности в общегражданском паспорте), переделанный под наше время с успехом мог бы звучать: "По национальности я российский!". В РСФСР деятели искусства именовались исключительно советскими, и любое настаивание на своей принадлежности именно к русской национальной культуре таило в себе опасность попадания в негласный "чёрный список" шовинистов. Но и в наше "просвещённое, демократическое время" прилагательные русский, православный и патриотический (в их истинном значении) приводят некоторых выделяющихся деятелей культуры (и по совместительсту ею же и управляющих) в откровенное яростное беснование. Следует, скрепя сердце, признать что "свежий воздух перемен" влетевший в открытую "идеологическую форточку" после падения Советского Союза, как и начавшаяся в СССР в 60-тые годы "оттепель" в генерально-заледенелой линии ("единой с народом") партии отнюдь не стали долгожданной "весной" для русской культуры. И это, несмотря на действительно начавшееся духовное пробуждение России, происходящее, главным образом, благодаря усилиям Русской Православной Церкви. И это несмотря на то, что сейчас не только нет официального преследования Церкви, но даже лидеры ещё недавно правящей и направляющей "партии трудящихся", позиционируя себя православными и вслед за высокопоставленными лицами государства "смиренно" посещают храмы, и даже исключили из своих программ "борьбу с реакционным поповским мракобесием". А глава страны прямо и честно заявляет "о приоритете национальных ценностей", поднимая русский вопрос. Но реально положение в культуре и просвещении остаётся таковым, каково оно есть и более никаковым. Пока что!.

"Быть русским значит не только говорить по-русски. Но значит - воспринимать Россию сердцем, видеть любовью ее драгоценную самобытность и ее во всей вселенской истории неповторимое своеобразие, понимать, что это своеобразие есть Дар Божий, данный самим русским людям, и в то же время - указание Божие имеющее оградить Россию от посягательств других народов, и требовать для этого дара - свободы и самостоятельности на земле". (И. А. Ильин. "Почему мы верим в Россию?")

Как предупреждение и предостережение от "бунта беспощадного и бессмысленного" с указанием пути его преодоления читаются в статье конструктивные строки Валентина Никитина: "Согласно Конституции, единственным источником власти в Российской Федерации является многонациональный народ, в котором большинство составляют русские. Это подавляющее большинство (около 80 %) отнюдь не "подавляющее", а страждущее, а с недавних пор и возмущенное. Оно пробудилось, оно начинает действовать, и его гнев может быть страшен, если не принять превентивных врачующих мер, если не привести в соответствие с реальной жизнью наши конституционные нормы. Пора, наконец, сформулировать и принять конституционное положение, признающее Православие доминирующей религией, а Русскую Православную Церковь - национальной Церковью русского народа и соборной Церковью других православных народов, историческим оплотом их духовной, культурной и государственной самобытности".

Господствующая эстетика "демократического плюрализма", революционно пришедшая на смену ныне безоговорочно порицаемого метода "социалистического реализма" (как это не покажется парадоксальным) вполне солидаризировалась с предшествующими атеистическими взглядами на религиозное образование. И тестом на "кто есть кто" стало обсуждение, казалось бы, совершенно очевидно необходимого (в наши-то "антисоветские и антиатеистические времена") введения в программу школьного образования "Основ православной культуры". Но не тут-то было! На данном витке антиклерикального витийства предмет "Основы православной культуры", по мнению высокопоставленных нью-образователей, не только не обязателен (в отличие от физкультуры), а якобы даже таит в себе угрозу возникновения межнациональной и межконфессиональной розни. По-видимому, исходя из этой же "боязливой логики" сокращаются часы преподавания по литературе произведений русских классиков, так как в них могут быть также заложены ростки православного миропонимания, которые могут затронуть самолюбие юных представителей иных народностей, населяющих РФ. Не из этих ли соображений исключается из обязательных школьных предметов "История государства Российского"??? Ответ: нет!!!! Не из этих!

Об этом убедительно свидетельствует в своей статье Валентин Никитин: "Обнадеживает тот факт, что служители ислама и других нехристианских культов Российской Федерации признают не только самодостаточную ценность государственного единства для любой нации в России, но и ведущую историческую роль русского народа и Русской Православной Церкви в межнациональном согласии, в его обеспечении и сохранении. Иначе и быть не может. Более 1000 лет русский народ, народ-страстотерпец, создавший огромное государство и великую культуру, являлся примером согласия и мира, построенного на заповедях Божиих. Всем ясно, что русские в России должны иметь отнюдь не меньше, а вполне достаточно прав по сравнению с другими народами, поскольку именно они несут основную ответственность за судьбу страны, составляя около 80 % населения". У "сиятельных" и остающихся в тени оппонентов (неопределённой и определённой национальной принадлежности), главным образом, оккупирующих и монополизирующих власть в информационном и культурно-просветительном пространстве (при всей создаваемой видимости демократического выбора и отбора) русская православная тема застряла как кость в горле. И даже не следует обращаться за консультацией к медицинским светилам, чтобы поставить точный диагноз. Это русофобия. И, конечно же, эта личная болезнь какой-то кучки (не желающих лечиться пациентов) не особенно волновала бы указанные выше 80 % государствообразующих русских (также населяющих Россию наравне и с оставшимися 20% татар, якутов, башкир, удмуртов, ингушей, калмыков, тунгусов, евреев, чукчей, эвенков и др. и др.), если бы в нашем государстве усилиями кучкующегося подавляющего толстосумного меньшинства (состоящего из гос. и не гос. управленцев) не создалась бы критическая ситуация. Наравне (или даже не наравне) с духовным возрождением России происходит духовное и физическое вырождение России. А если говорить исключительно о культуре, то ныне следует проявлять заботу не только о возрождении русской духовности, а о спасении вообще культуры как таковой (в данном контексте суб-, контр- и др. околокультуры не учитываются, с ними как раз всё в ажуре). Сознательно проводимая зримыми и незримыми руководителями СМИ денационализация, раскультизация и раскультуризация российского народа, глобальная нивелировка всех духовных ценностей, накопленных человечеством за мировую историю, может привести именно к тому, чем угрожающе устрашают противники "Основ православной культуры", запугивая кошмарными последствиями народной образованности. Самопровозглашённые "прогрессивные мыслители" и "интеллигентствующие покровители", радеющие о настоящем и будущем россиян, утверждают: в многонациональной и многоконфессиональной стране даже чисто познавательное ознакомление с русской православной культурой неминуемо приведёт к межнациональным конфликтам и даже к межконфессиональной гражданской войне! Но на деле всё может произойти с точностью до наоборот. Забвение родной культуры, незнание и неуважение к истории и культуре страны, именуемой Родиной, таит в себе действительно серьёзную опасность разжигания межнациональной розни, что уже частично осуществляется экстремистски настроенными политическими силами. Воинственное невежество как раз и приводит к подогреванию любых человеческих страстей, в том числе и межконфессиональных. Впадающий в национальное беспамятство народ, принимающий мировое, мнимое вселенское гражданство, перестаёт быть народом, превращаясь в население, а великая держава скоропостижно или вялотекуще исчезает с обозримого исторического горизонта.

"Только Царство Божие на земле обладает всегдашним миром и будет обладать им до скончания века. А мир прелюбодейный и грешный, отступивший от Бога и Его праведных законов - мятется и будет до конца своего смущаться от своих заблуждений, от своих всезаразительных пагубных страстей, от бесчеловечных браней и внутренних крамол, от своего безумия. Дерево познаётся по плодам. Смотрите же на плоды нынешней цивилизации: кому они приятны и полезны? Отчего ныне Россия в смятении?.Отчего учащееся юношество потеряло страх Божий и бросило свои прямые обязанности и занятия? Отчего гордые интеллигенты стремятся в опекуны и правители народа, не понимая этого народа и его действительных нужд и не любя его? Оттого, что у всех их оскудела вера в Бога, в Его праведные, вечные глаголы; оттого что она отпала от Церкви Божией, единой руководительницы к святой христианской жизни" (Св. Иоанн Кронштадский. XIX-XX век)

Нынешние реформаторы или либерасты (как их окрестил недавно ушедший из земной жизни приснопамятный Савва Васильевич Ямщиков) даже преуспели в русофобии в большей мере, чем их недалёкие предшественники из советских времён, яростно порицаемые нынешними реформаторами, но, тем не менее, в сущности, не отвергнувшиеся от "всесильного" марксистско-ленинского постулата о "примате материальных ценностей над духовными". И действительно, нынешняя базисная рыночная экономика определяет надстроечную культурную политику в той степени алчной "всёнапродажности", до чего бы не мог додуматься даже сам Карл Маркс в своём общеизвестном "Капитале". Реалистическая картина сегодняшней сюрреалистической действительности позволяет дерзновенно высказать (высшей справедливости ради) достаточно "крамольную" мысль (даже по нынешним свободогласным и словоохотливым временам): общее состояние культуры и образования даже в эпоху стабильного застоя не было столь болезненным, как в наши непредсказуемо, стремительно текущие дни. И в этом признании нет ни "атавизма" советского мышления, ни возрастной ностальгии по отнятой былой коммунистической Родине, а только прискорбная констатация фактов. Ещё трём поколениям нынешних россиян хорошо помнится: классическая русская и зарубежная музыка, а также музыка народов СССР (что, как показывает жизнь, было существенным фактором в укрепления дружбы народов) звучала ежедневно из радиоприёмников, а телевидение не было, да и не могло быть тогда рупором насаждаемой безнравственности. И в учебных заведениях (надо отдать должное) основательней, чем теперь в "эпоху ЕГЭ", проходили творчество великих русских и мировых классиков (не на уровне облегчённо-ознакомительного пособия для иностранных туристов), и каждый школьник знал (хоть, зачастую, и понаслышке) Глинку, Моцарта и Вагнера, как известных во всём мире композиторов, а не как популярных в среде спортивных болельщиков: чешского хоккеиста и современных российских (!) футболистов. Также и Спартак, и Арарат, и Пересвет не могли быть в представлении "племени младого, незнакомого" только названиями спортивных команд. Да и ответственные работники отечественной культуры" не позволяли себе цинично глумиться над высокими жизненными понятиями, такими как совесть, честь, любовь к Родине, и не "мучили" себя и общественность "философскими" вопросами: возможно ли мыслить русский язык без мата, а искусство без секса? - с последующим шустрым и категоричным ответом - "Нет!". Да ещё во всеуслышание (знай наших) с экранов телевизоров! Но данная сравнительная характеристика отнюдь не свидетельствует о том, что атеистический взгляд на мирообустройство мог иметь в дальнейшем, в ином повороте исторических событий какую-либо благую перспективу. Было бы несправедливым и преступным забывать или сознательно упускать из вида то, что семьдесят лет варварского политического экспериментирования над русским народом было эпохой воинствующего и бесчинствующего богоборчества. Пропагандируемый, "распространяемый и сбываемый" государством "атеистический опиум", безусловно, делал в народе своё отравляющее дело. "Понятность и доступность широким массам музыкального языка социалистического искусства, народность и песенная мелодичность", на которые указывал в своих постановлениях всемогущий ЦК ещё со времён публикации "хрестоматийной" статьи А. А. Жданова "Сумбур вместо музыки" (в газете "Правда" в январе 1936 года) лишались главного, что образовало русский народ и национальную культуру - веры православной. Но если атеистические вожди пролетариата всё-таки ратовали на словах за народность и призывали композиторов к мелодической песенности с опорой в творчестве на русскую классику, то нынешние, радикально-либеральные, "прогрессивно" мыслящие руководящие и ответственные работники в области культуры (и прочих, прилегающих к ней, массовых коммуникаций), по всей видимости, полагают, что само русское искусство, как таковое, безнадёжно устарело. Также как "безнадёжно устарел Пушкин" и всё иже с ним (со слов весьма влиятельного государственного теле-лица). Существенное отличие между ними можно усмотреть в том, что Андрей Александрович Жданов, заблуждаясь, всё-таки (в чём его нельзя упрекнуть) заблуждался искренне, а его опытные оппоненты и одновременно такие же безбожные последователи не желают внимать тому, что открыто для духовного взора в современной отечественной истории. "Наша культура пронизана небесным светом, высоким устремлением, мучительным исканием правды, страданием за человека, со-страданием, любовью к человеку, вдохновенным провидением Бога в человеке. Без истинной культуры, нашей, русской, которую храним - не быть России, во-Христе России." (И. С. Шмелёв)

Глядя на разнузданную, разгорячённую, "подгулявшую" публику на участившихся в последнее время массовых площадных и стадионных зрелищах, происходящих по поводу календарных, городских, государственных и даже религиозных(!) праздников (а также и просто без всякого повода) невольно приходит на ум Древний Рим в пору своего упадка и хорошо известное восклицание Цицерона в своей обличительной речи, обращённой к сенату и своему противнику - "революционеру" и поборнику разврата Катилине: "O tempora, о mores!" ("О времена, о нравы"). А вслед за ним и, не столь часто припоминаемое, но весьма примечательное продолжение: "Сенат все это (испорченность нравов) понимает, консул видит, а этот человек (Катилина) (.) даже приходит в сенат, участвует в обсуждении государственных дел, намечает и указывает (.), а мы, храбрые мужи, воображаем, что выполняем свой долг перед государством, уклоняясь от его бешенства." Всплывает в памяти и печально знаменитый зловещий лозунг опустившейся, босяцкой черни времён Римской империи (приведённый Ювеналом в своей 7-ой сатире): "Panem et circenses!" "Хлеба и зрелищ (дословно цирковых игр)", а также и другой популярный циничный античный афоризм, перефразированный и офранцуженный маркизой Помпадур, утешавшей монарха Людовика XY и разложившийся при нём королевский двор: "Apres nous le deluge" - "После нас хоть потоп" (в изначальном варианте в трудах Сенеки: "После моей смерти пусть мир в огне погибнет"). Дурные примеры взаправду заразительны, как заразны болезни, и в первую очередь душевные. В новорусском модернизированном варианте, "крутой" девиз наших дней звучит, по-видимому, так: "Бери от жизни всё, а после нас хоть трава не расти!". А некоторые именитые частомелькающие (в основном на Западе) высокоумные представители (так называющей себя) интеллигенции, как бы стоящие над всем этим в этой стране надменно, со сладострастной брезгливостью резюмируют: "Бог умер", цитируя читаемого и почитаемого ими несчастного немецкого поэта-философа, невольного идеолога Третьего Рейха Фридриха Ницше, первым поплатившегося за свою самоубийственную эстетическую позицию - "по ту сторону добра и зла". Но, Слава Богу, Бог жив! Жив на Святой Руси, не ставшей, вопреки всем трагическим историческим порушениям, только лишь метафорой, отживающим художественным образом! Господь Жив в её молитвенниках и заступниках, боговерных и богоспасаемых людях! И Святилищем Русского Духа была и есть Русская Православная Церковь, испытываемая на крепость зримыми и незримыми искушениями новосмутного суетного времени, но, несомненно, являющаяся ныне основной нравственно удерживающей, созидательной и объединяющей силой. Постепенное воцерковление государственной власти на всех её уровнях, хоть и носящее чаще всего протокольно-ритуальный характер, безусловно, добрый знак нашего кризисного (в самом широком смысле) времени. Но самое высшее Благо, обретённое Россией за последнее двадцатилетие - это возрождение храмов, монастырей и повсеместно постепенно всевозрастающее воцерковление мирской жизни. Хотя говорить о воцарении на Руси Русского Духа, к прискорбию, ещё рано.

Воцерковление мирян проходит одновременно и с обмирщением прихожан в церковной среде, где, надо с горечью признать, также происходит (может и не столь заметное на поверхностный взор) нивелирование подлинных и ложных ценностей. Об этом свидетельствуют поспешные необдуманные общественно-церковные инициативы, исходящие из ложных посылов нахождения общего языка общения с подрастающим поколением, что выражается в самообманчивых методах духовного окормления молодёжи - в "сленговом заигрывании" и приобретении у неё авторитета за счёт снисходительного потворствования досуговым увеселительным увлеченям, а не проповеднического предостережения от современных и издревле существующих греховных соблазнов. "Хорошее воспитание не в том, чтобы сначала дать развиться порокам, а потом стараться изгнать их. Надо принимать все меры, чтобы сделать нашу природу недоступной для пороков". (Свт. Иоанн Златоуст)

К основным, насущным задачам Русской Православной Церкви относится катехизация и религиозное образование. И обращены они ко всем возрастным категориям, слоям и прослойкам нашего общества. И, безусловно же, и к воинству российскому, и к ныне боголюбивым (и ещё религиозно не определившимся) властям, которые в своих искренних стремлениях к благим преобразованиям, должны, наконец, понять, что с расхристанным, раскультуренным народом не построить никакого "светлого будущего" и не осуществить даже самой гениальной (самой по себе) теоретической экономической реформы.

И голос Русской Православной Церкви звучит, и к нему начинают повсеместно прислушиваться "имеющие ухо слышать" и внимать. Хотя голос Истины неустанно глушится противниками Православия, желающими, чтобы он остался бы гласом вопиющего в пустыне, - в духовно опустошаемой русской действительности.

 

В этой связи вспоминаются слова Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла (из речи 14 февраля 2009 года на III Сретенских встречах православной молодежи): "Линия борьбы между Светом и тьмой, между Богом и диаволом особым образом проходит по сердцам молодых людей. Мы живем в такой культуре, в которой была изгнана идея греха и вместо нее возникла идея свободы. .но в истории получилось так, что это Божье благословение было использовано во вред человеку, свобода раскрепостила человека, и что самое главное - вытеснила идею греха. Церковь всегда настаивала на том, что в центре человеческой жизни должно быть покаяние. Покаяние всегда требует некоей остановки, а призывы к нему в молодежной среде и в масштабах страны и в масштабах цивилизации, к сожалению, остаются не очень понятными. Вот и получилось, что ценность свободы была использована, чтобы вытеснить другую ценность . ценность покаяния и таким образом свобода опустошила саму себя". Уже в другой речи (перед студентами в Калининградский государственный университет имени И. Канта 31 марта 2009 года) Святейший Патриарх продолжает высказанную ранее мысль и конкретизирует: ".Достоевский говорил, что Бог с диаволом борется, а поле битвы - сердца человеческие. В первую очередь это сердца молодых, и никто, кроме вас, этой победы не одержит. Только одни могут помогать вам ее одержать, а другие будут толкать к тому, чтобы диавол захватил ваше сердце. А ведь где диавол - там смерть, там нет жизни. . Самая великая мудрость человека - это мудрость. уметь отличать добро от зла и держаться добра, потому что там, где добро, там - жизнь".

 

Раздумья по прочтении статьи Валентина Никитина.

В силу избранного творческого служения автор сих строк позволит себе в продолжение комментария к статье В.А. Никитина достаточно пространно высказаться на тему, органично связанную с культом и культурой, и осуществить соответствующий экскурс, касающийся значения и места искусства и, в частности, музыки в истории человечества и современной России. (Г.П.)

"Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят" (Мф. 5.8.)

Русское искусство, освящённое просветлённым духом Православия, по своей глубинной, религиозной сути и возвышенной устремлённости - есть молитвенное служение Богу и богоподобному в человеке, а не упоённое самовыражение художника со всеми его греховными душевными нестроениями. Беспредельная откровенность и, сама по себе, обнажённая "правда жизни" как самоцель безблагодатны. Бессмысленно и даже вредоносно для души творчество, которое не умудряет, не облагораживает, не делает жизнь прекраснее и добрее, а, поэтизируя греховное, оправдывает внутреннюю и окружающую опустошённость, мерзость и зло. Искусство, утверждающее низменное и без-образное (лишённое Образа Божия) как полноправное, - как нечто равноценное Красоте Божией в некоем сверхъестественном "космическом измерении" - умерщвляет Божий Дар различия Добра и зла, превращаясь в самоубийственное орудие наказания. "Мы призваны быть служителями не только правды, но и милосердия. Ещё не велико требование, когда от нас требуется правда. Какая правда? Правда в молитве, чтоб она была от сердца, а не по внешнему только обряду; правда в учении, чтобы оно было верно Истине Божией и не льстило бы страстям человеческим; правда в жизни, чтобы наша жизнь не была ложью против нашего учения." (Свт. Филарет Московский. Из проповеди 6 декабря 1856 года)

Отражательно-изобразительное начало и подзорно-увеличительное свойство естественно присущи природе искусства. Но в первоощущении и поверхностном осмыслении далеко не всегда придаётся значение тому, что и наша жизнь также становится зеркальным, обратным отражением произведённого художественного впечатления, приумножающим благообразие или нелепие уже в самой действительности. Утрированное, кривозеркальное творческое преломление внешнего и внутреннего мира, "свободное" от нравственной избирательности и, в расхристанности чувств и мыслей, лишённое целомудренности в средствах выразительности, не преображает, а обезображивает жизнь вокруг, втягивая с завораживающей демонической силой неискушённые души в беспросветную, но захватывающую дух, соблазнительную бездну необузданных страстей, безумных дерзких желаний и неведомых потрясающих ощущений. В истории мировой культуры, при всём множестве различных направлений в искусстве (и в том числе, в исканиях "независимого", "чистого искусства"), прослеживаются, в конечном, высшем счёте, всего два пути, расхождение и противоположность которых становится очевиднее во всепроявляющей временной протяжённости. Это спасительный бесконечный путь возвышенного молитвенного творчества - святого упоения, - обращённого к Небесам, - к духовному Небу в человеке, и пагубный путь в "никуда", неотвратимо, рано или поздно, ведущий в преисподнюю, какими бы "благими намерениями не была вымощена дорога"."Ни одна злоба, ни одна ересь, ни сам диавол не могут обольстить иначе, как только под видом добродетели." (Свт. Игнатий Брянчанинов. XIX век )

Музыка на протяжении всей истории человечества играла особую роль в его судьбах, выделяясь из всех искусств своей силой стремительно проникающего, подсознательного воздействия, как на избранных ценителей, так и на людские толпы; силой, влияющей на поступь исторических событий в мире - "в его минуты роковые"; силой, порою, куда более мощной, чем запечатленное писательское слово и "мысль изреченная", лукаво разнотолкуемая, блуждающая в зарослях сомнений и преодолевающая мировоззренческие преграды упрямого ума. Музыка - своеобразный нравственный барометр: по музыкальному мирочувствию можно судить о состоянии духовного здоровья отдельной личности и общества в целом. По справедливости её часто образно именуют "проповедью в звуках". В конце II и начале III века нашей эры пресвитер Александрийской Церкви Климент, основатель богословской школы, боровшийся с язычеством и ересями, изложил в своих трудах ("Строматы" и "Педагог") поучения, получившие впоследствии каноническое закрепление на вечные времена в правилах YI Вселенского Собора (680-681 гг.): "К музыке должно прибегать для украшения и преобразования нравов,- должна быть отвергнута музыка чрезмерная, надламливающая душу, впадающая в разнообразие, то плачущая, то неудержимая и страстная, то неистовая и безумная.". Такую музыку Учитель церковного песнотворчества предоставлял "беззастенчивым попойкам и музыке гетер с букетами." Прежде Климента Александрийского, ещё в древние дохристианские времена, за многие, многие и долгие века до того, когда были изобретены электроинструменты, сверхмощныемощные звукоусилители, а вместе с тем разработаны "методики и технологии психофизического воздействия и программирования личности" и, когда музыка стала "оружием массового поражения", один мудрый восточный философ изрёк: "Чтобы изменить нравы и обычаи людей, нет ничего сильнее музыки". Спустя тысячелетия данная мысль нашла своё мироохватывающее претворение в идеологии глобализма. Массовое "звуковое зомбирование" стало значительной частью осуществляемого плана манипулирования общественным сознанием. В эпоху "торжества" безудержного технического прогресса "цивилизованное сообщество", оглушаемое потоком всевозможных промышленных шумов и бытовых скрежетов, контуженное душераздирающим ором "звукофабрикантов" и грохотом без умолку палящих "музыкальных орудий", утрачивает естественную способность слышать, - прочувствовать и осознавать успокоительную тишину. Современный потребитель продукции "звуковой индустрии развлечений" уже не в состоянии задумываться, в промежутках между суетными телодвижениями, о том, что каждый звук имеет сакральный, мистический, самостийный смысл, что мелодии и созвучия, образующие музыкальный язык, влияют на духовный строй человека, чисто или фальшиво настраивая его на тот или иной жизненный лад. "Музыка подобна Церкви, - она есть молитва души, язык, на котором ведётся беседа человека с Богом. Она есть Божественный язык, данный для общения с Богом. С помощью музыки душа познаёт Творца". (Блаженный Августин. IY - Y век от Р.Х)

Ещё эпоха гуманизма - "просвещённого человеколюбия" и прославления личности, гордо и величественно именуемая Возрождением, "сбрасывая гнёт схоластики и церковности и освобождаясь от идейного застоя феодализма" (согласно некоторым энциклопедическим формулировкам), наметила в светском западноевропейском искусстве поступенную нисходящую еретическую последовательность: от богоподобия к самовозвеличиванию, а затем стремительно от самовозвеличивания к безбожию и от безбожия к бесоподобию, достигшего к началу XXI столетия критической стадии вырожденческого свободомыслия и безграничного вседозволенного своенравия. Распростёртые до разнузданности нормы общественной морали, перестающей быть синонимом богоданной нравственности, вопиющие беззакония, "узаконенные" грехозащитными "правами человека", не могли не отозваться эхом в "храме искусства". Религиозно выхолощенные, интернационализированные, "общечеловеческие ценности" широкого потребления вначале заполонили культурное пространство Нового Света и Западного мира, а затем перекочевали в духовные просторы России, змиелазно проникнув даже во святая святых - в сокровенные пределы церковной ограды, доселе хранящей в чистоте и неприкосновенности сосуд Веры и целомудрие в православном делании. "О тех, кто сняли с себя платье веры и стали как дикие звери, - о них я рыдаю. Знайте же, что для таких пришествие Иисуса обращается великим Судом". (Из послания прп. Антония Великого, III - IY век от Р.Х.)

Для врачей священна древнейшая заповедь Гиппократа: "Не навреди". Она справедлива для всех специалистов и других профессий, а в особенности для духовных врачевателей. К прискорбию, мудрый совет греческого учёного из далёкой античности не всегда востребован во времени.

Музыкальная речь, как и речь словесная, будучи языком человеческого общения и миропознания, одновременно подвержена неизбывным искушениям от лукавого. Музыка может являть собой звуковую Правду и звучащую ложь, быть просветлённым отзвучием ангельской Первопесни и сумрачным отголоском диавольского первообмана. Музыкальное слово может быть льстивым и соблазнительным орудием падшего ангела и сеять сорные злаки в невозделанном поле неискушённых душ. И только праведная направленность и смиренная избирательность языка общения определяет его духовную высотность. "Кроткий язык - древо жизни, но необузданный - сокрушение духа". (Книга Притчей Соломоновых.15.4.)

Музыкальная природа подспудно влияет на созидание личности человека, - на образование его чувственно-воспринимательной сферы и воспитание национального самосознания. И как грамматический и фонетический строй является основой национального языка, так лад мелодический выражает душевные тонкости характера того или иного народа. Подобно тому, как искусственные внедрения - варваризмы, жаргон и сленг разрушают языковую гармонию, а матерные ругательные выражения неприемлемы в культурном общении, также противоестественен, дисгармоничен и "музыкальный сленг", а "музыкальный мат" столь же неприличен, как и речевой. Казалось бы, существуют писаные и само собой разумеющиеся неписаные законы, не требующие дополнительных доказательств. Но в нынешнее переворотное время "новоиспечёнными радетелями русской словесности", имеющими прямое отношение к управлению российской культурой, предпринимаются усиленные реформаторские попытки устранить цензурные ограничения (как "советский атавизм"),- узаконить разговорный и литературный мат и, "нормируя" речевые непристойности, соответственно внедрить в "обиходный музыкальный лексикон" столь же бесстыжую звуковую скверну. "Музыка есть сильное возбуждающее оружие, подобно медикаментам. Она может и отравлять, и исцелять. Как медикаменты должны быть во власти специалистов, так и музыка". (К. Э. Циолковский)

Особое и очень важное место в государственной и церковно-общественной просветительской работе должно занимать наравне с речевым и писательским словом - слово музыкальное. Воспитание тонкого музыкального, сердечного слуха столь же важно, как и изучение в школе Основ Православной Культуры. А вернее сказать, православное музыкальное образование является естественной его составляющей, если же, конечно носит сущностный, а не назывательный характер. Обучение музыке должно начинается сызмальства, с постижения мелодики слов родного языка, с освоения предмета "родная речь", с уроков пения, мистически раскрывающих в музыкальном прочтении поэтического текста смысловые двери слова. Музыкальная невоспитанность и как болезненное следствие музыкальная глухота имеет и дальнейшие серьёзные осложнения, проявляющиеся в признаках духовного дальтонизма, - в неумении (или в толерантном нежелании) чётко различать белое и чёрное, независимо (как показывает жизнь) от степени начитанности и занимаемого в общественной иерархии положения.

"Есть только одно истинное "счастье" на земле . пе.ние человеческого сердца. .Сердце поет, когда оно любит; оно поет от любви, ко.торая струится живым потоком из некой таинственной глубины и не иссякает; не иссякает и тогда, когда прихо.дят страдания и муки, когда человека постигает несчастье, или когда близится смерть, или когда злое начало в мире празднует победу за победой и кажется, что сила добра иссякла и что добру суждена гибель. И если сердце все-таки поет, тогда человек владеет истинным "счастьем". Тогда все остальное в жизни является не столь существенным: тогда солнце не заходит, тогда Бо.жий луч не покидает душу, тогда Царство Божие вступает в земную жизнь, а земная жизнь оказывается освящен.ною и преображенною. А это означает, что началась новая жизнь и что человек приобщился новому бытию. Сердце поет не от влюбленности, а от любви; и пение его льется подобно бесконечной мелодии, с вечно живым ритмом, в вечно новых гармониях и модуляциях. Сердце приобретает эту способность только тогда, когда оно от.крывает себе доступ к божественным содержаниям жизни и приводит свою глубину в живую связь с этими не разо.чаровывающими драгоценностями неба и земли. прекраснее всего то пение, которое льется из человеческого сердца навстречу Господу, Его благости. Его мудрости и Его великолепию. И это пение, полное предчувствия, блаженного созерцания и безмол.вного, благодарного трепета, есть начало нового бытия и проявление новой жизни..." ( И.А. Ильин. "Поющее сердце. Книга тихих созерцаний"). По существу великий русский религиозный философ Иван Александрович Ильин, живший не в столь отдалённое от нас время, с поразительной нравоучительной поэтической силой подтверждает сказанное его предшественником - выдающимся богословом и проповедником, подобным Иоанну Златоусту и причисленным к лику святых, духовным поводырём православного народа, обличавшим с архипастырской кафедры распространяющиеся ереси и плотские бесчинства вольнодумцев, в том числе и богомерзкое сквернопение: "Для спасения жизни нужно петь Господу не голосом, а самой жизнью своей. В Священном Писании жизнь во Христе называется пением ("Крепость моя и пение мое Господь и бысть мне мне во спасение). Спасайся о Христе, любезный брате. Законы духа и плоти противны друг другу. Между ними всегда брань. Что плоть хочет, того дух не хочет . это различные мудрования. Плотское мудрование есть вражда на Бога, смерть...". (СвятительТихон Задонский. XYIII век).

Следует также признать, что ныне убеждённо противопоставлять поп-музыке академическую музыку надо с большой осторожностью. Бесоподобный "поп-рок", совершив роковую революцию в эстрадной музыке столь же революционно перекочевал и "справил новоселье" и в классических жанрах, к которым относился до сей поры жанр оперы. Как грибы из-под земли стали появляться "на свет соффитовый" рок-оперы, вначале на всеядном Западе, а затем и в целомудренно-разборчивой России, где их количество в процентах год от году возрастает в большей степени, чем добыча угля. Но композиторы "выдают на-гора" и другие оперы, вроде как, и якобы в классически "классическом" стиле с "опорой" на признанные музыкальные образцы своих именитых предшественников, и, разве что, с эксцентричными действующими лицами в модерновом либретто. За примерами далеко идти не нужно. Когда для достижения тщеславно-эпатажной и коммерческой цели все средства хороши, то в результате являются (даже на самые престижные сцены мира, при мощной государственной поддержке(!)) такие сомнительно "любезные народу шедевры новорусской классики", как "Дети Розенталя" - "нашумевшая" опера, несколько лет тому назад поставленная в Государственном академическом Большом театре России (!), по возмутительности, пошлости и циничности своей соперничающая разве что с "Целующимися милиционерами" нетрадионной ориентации, - "фотошедевром", закупленным и представляемым аж Государственной Третьяковской галереей (!) в качестве выдающегося произведения современного искусства (достойного представлять Россию на зарубежных выставках). То, что на протяжении тысячелетнего становления Святой Руси представлялось богомерзким и не могло даже вообразиться в самых изощрённых фантазиях, вторгнулось в нашу повседневную жизнь и стало реальностью, с которой нельзя не считаться, но и мириться, говоря словами юродивого из пушкинского "Бориса Годунова": "Богородица не велит". Тысячу раз был Фёдор Иванович Тютчев, когда с болью выдохнул, ставшие крылатыми, строки:

"Ах, если бы живые крылья Души, парящей над толпой, Её спасали от насилья Бессмертной пошлости людской!

Но, пожалуй, самое опасное кроется не в том, что откровенно беззастенчиво пошло, бездарно или малодаровито. Особенно опасна для духовного, душевного, да и телесного здоровья творцов искусства, как и для исполнителей, так и для доверчивых слушателей и зрителей талантливая поэтизация людских пороков. Светскому (но именующему себя православным) творческому человеку, как, впрочем, и "духовному композитору"- захожанину храмов (на "премьеры" своих сочинений, просочившимся на модернизованный клирос) очень трудно взять в толк, что выдающееся мастерство, яркий талант и даже поразительная гениальность не являются наивысшим духовным достоинством личности без присутствия в душе благочестивого Страха Божия, трепетной сердечной Молитвы и Любови о Господе. "Молитва - единственный руководитель ко спасению". (Cвт. Игнатий (Брянчанинов))

В наше "высвободившееся" от вековых моральных устоев время, когда "новая мораль" перестаёт быть синонимом богоданной нравственности, только высокое искусство способно действенно противостоять варварскому натиску глобалистской космополитической околокультуры. Русская музыка включает в себя и богослужебные песнопения, и авторские произведения композиторов, и народные песни, в которых живёт душа народа. "Но если и музыка нас оставит, что будет тогда с нашим миром?", - ещё в XIX "золотом веке поэзии и искусства" предостерегающе вопрошал Николай Васильевич Гоголь. А Модест Петрович Мусоргский c пророческой печалью удостоверял: "Канкан нас забьёт". Что, собственно говоря, и произошло (с той только разницей, что канкан - это лёгкий жанр, а "hard rock" - тяжёлый). Но если с одной стороны нас бесчеловечно "забивает" масскульт, то с другой стороны той же наднациональной "палки о двух концах" - отрицается искусство вообще как таковое. При этом создаются новые произведения в этом "погребальном жанре", предполагающем самую широкую жанровую использованность (от рок-музыки до духовной и обратно, или в какую-либо другую сторону). Эта модная постмодернистская и вообще "postpostовая" тема "панихиды по искусству" заслуживает отдельного рассмотрения. Тема "закрытия темы искусства" не нова и даже не относится к "хорошо забытому старому", а взята напрокат у Гегеля, Шпенглера, Ницше, Гессе и Набокова. Но современное её идейное обоснование комфортно вписывается своим эффектным пародксализмом ("отрицания каких-либо отрицаний") в общий контекст творческого вольнодумия и дезориентации в искусстве. Анатомо-патологический взгляд на искусство надёжно гарантирует существенные преимущества: во-первых, художник, автоматически освобождаясь от религиозно-национальной зависимости и снимая с себя какую-либо моральную ответственность за содеянное, не подлежит притеснению со стороны "заказывающих музыку" русофобов, к тому же ведающих и финансовыми потоками. А во-вторых, автор a priori ограждает себя от каких-либо критических оценочных критериев, кроме оценки мастерства игры по установленным автором же правилам "игры без правил". На сей раз, предлагается некий модернизированный вариант (но всё-таки набившей оскомину) высокоумной "игры в бисер", где художнику отводится роль искусного иллюзиониста. Весьма оригинально и показательно само надменное отношение художника-концептуалиста к потенциальному неискушённому, непосвящённому слушателю-зрителю-читателю, перед которыми по жизненным обстоятельствам автор вынужден "метать бисер", проявляя свою сиятельную снисходительность. Справедливости ради, следует отметить, что среди апологетов сознательно мертворождённого искусства есть художники, чьи мастерские композиции заслуживают не только внимания, но и достойны подлиного уважения, если, конечно же, не вполне доверять искренности эпатажной декларации и с радостью обнаружить в творчестве "неувязочки", - когда непроизвольной силой своего таланта автор входит в противоречие с самим собой - с собственной концепцией предлагаемой игры в художественно-интеллектуальный "кубик Рубика", и создаёт действительно жизнеспособное, живоносное произведение. И этим неожиданно для себя и окружающей публики вновь приоткрывает тему неумирающего искусства.

Думается, что даже в нашу эсхатологическую эпоху для русского художника вдохновляющим духовным ориентиром могут послужить не болевые строки Николая Алексеевича Некрасова: "Уведи меня в стан погибающих за великое дело любви", а другой, обнадёживающий напутственный поэтический призыв, лучше всего отвечающий всем талантливым погребателям искусства разных времён и народов, призыв из стихотворения Алексея Константиновича Толстого "Против течения":

Други, вы слышите ль крик оглушительный:

"Сдайтесь певцы и художники ."

.................

Други. Не верьте! Всё та же единая

Сила нас манит к себе неизвестная,

Та же пленяет нас песнь соловьиная.

Те же нас радуют звезды небесные!

Правда всё та же! Средь мрака небесного

Верьте чудесной звезде вдохновения.

Дружно гребите во имя прекрасного

Против течения!"

И это справедливо, если не навечно, то - пока существует человечество.

В извечной суете сует, постоянно умножаемой стремительным течением времени, художника подстерегает самый большой духовный соблазн: дерзновенно возомнить, что не существует заповедных тем, которых бы он не имел морального права касаться; что ему безнаказанно предоставлена вседозволяющая, "беспредельная свобода" произвольно работать над любым материалом, исключительно полагаясь на свой "всемогущественный" талант и приобретённое "фантастическое" мастерство. Горделивое нежелание понять, что лучше бы вообще не притрагиваться к перу, чем, ежели "смелым и бесстрашным" сочинительством своим, обращаться к Богу без тёплой, спасающей душу Молитвы и Страха Божия, оборачивается для обладателя творческих энергий и поклонников своего кумира, аккумулирующих эти энергии, утратой душевного покоя. И тогда возникающие, казалось бы, из ничего, мистические "фатальные ножницы" неотвратимо режут по живой нити судьбы художника и его приверженцев. И не "спасает" ни талант, ни гениальность, ни многознание - напротив: "От всякого, кому дано много, много и потребуется, и кому много вверено, с того больше взыщут". (Лк.12,48.)

К прискорбию, далеко не многие современные творческие люди способны приять стремление к святости, как духовную опору и как единственно спасительный путь в творчестве, осознать, что искусство, даже достигшее совершенства, ещё не есть высшая, конечная цель самой жизни; усвоить себе, что святость превыше искусства для искусства, превыше мастерства и гениальности, что только Святая Молитва - вечное духовное средство благообретения, вечное движение, вечное учение и спасение души. И нельзя никогда и никому научиться молитве раз и навсегда. Молитве учатся всю жизнь, и место ей не только в храме, но и дома, и на работе, - в любом творческом делании, - и на отдыхе, и даже в блаженном сне, сохраняющем в душе следы сосредоточения наших духовных чаяний наяву, - везде и во всём, где проявляет себя достойно дух человеческий.

"Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят" (Мф. 5.8.)

 

Поэтическое авторское послесловие

 

***

Не рождается истина в споре,

А рождается истина в горе,

На безлюдном безмолвном просторе,

В освящённом молитвой затворе.

Не рождается истина в битве,

А рождается в тёплой молитве,

В несказанной дарованной сладости,

Онемевшей нечаянной радости.

Открывается истина внове

В озаряющем зреющем слове,

Что уста ещё не возвещали,

В вещем Слове, что было в Начале.

 

 

 

 

 

 

По прочтении расширенного комментария Г.Г. Поляченко "Что день грядущий нам готовит?" к статье В.А. Никитина "Культ и культура в формировании и сохранении межнационального согласия в России"

 

Галина Аминова

Музыковед, кандидат философских наук,

профессор кафедры Гуманитарных наук

Московской государственной консерватории им. П.И. Чайковского

 

Расширенный комментарий Г.Г. Поляченко остротой постановки вопроса (к каждому из нас) ‑ "Что день грядущий нам готовит?", а также содержательным размышлением на темы, сущностные для сохранения национальной культуры нашего государства, рождает у читателя далеко не обыденный интерес к предмету статьи В.А. Никитина.

Культура, рожденная и сохраняемая культом, национальная идея, спасение народа, общества и государства, достижение мира и межнационального согласия - вот тот круг аспектов, которые развивает Георгий Георгиевич Поляченко в своем комментарии, вслед за статьей В.А. Никитина. При этом ценность комментария заключается в переводе указанных аспектов в практическую плоскость. Негоже, что "КУЛЬТУРА в нашей стране находится на госзадворках, занимая третьестепенное (если ещё не ниже) место по политическому ранжиру"; преступно то, что СМИ "внедряют в общественное сознание ту, так называемую, "массовую культуру", которая по существу является антиподом культуре истинной и способна (и небезуспешно) "стадно-отолплять" народ до такого уровня, что его уже ни гражданами, ни электоратом не назовёшь, а только разве что населением". Г.Г. Поляченко показывает процессы, происходящие не только в советские времена, но и ныне. Связаны они со стремлением "денационализации[и], раскультизаци[и] и раскультуризаци[и] российского народа", "глобальной нивелировки всех духовных ценностей", обратными духовному возрождению России. Аналогичное содержание декларируется и в распространенных в наши дни идеях космополитизма, рожденных идеологией, проповедующей отказ от национальных традиций, национальной структуры, патриотизма посредством в т.ч. нейтрализации национальных особенностей народов. В чем же корень произошедшего кризиса европейской и российской культуры? В трансформации духовно-нравственных ценностей человека. Ориентир на "высокие стремления человека" в творчестве и жизни сменяется культом земного комфорта. Во второй половине XIX века философами отмечается деградация самой идеи личности; под "личностью", "индивидом", "отдельным человеком" в европейской культуре стала пониматься просто физическая особь, обладающая, по сути дела, лишь одним жизненным измерением - чисто физиологическим.

Г.Г. Поляченко, обнажая "болевые точки" в культурной атмосфере России нынешнего времени, демонстрирует его фактическое состояние не с целью критики. Он предлагает путь оздоровления ‑ посредством возвращения к исконным национальным идеалам Православия, воплощенным в лучших образцах русского художественного и литературного творчества. Действительно, еще древнерусские иконописцы и роспевщики своим творческим подвигом подсказывали, что без веры (в духовном смысле слова), задающей идеал, невозможно существование ни человека, ни нации.

Во имя грядущего автор комментариев призывает: "Россия должна вернуть искусству Искусство. Вернуть литературе Великое Русское слово, вытесняемое из повседневной речи "радетелями-модернизаторами российской словесности". Вернуть России русские песни с их молитвенной глубиной, отражённой в них широтой русского характера и душевной возвышенностью (но не в изуродованном современной эстрадой звучании)". На пути постепенного восстановления истинного искусства необходимо "воспитание тонкого музыкального, сердечного слуха". Об этом же мысль Аврелия Августина: "Звук не создаёт пения; издаваемый телесным органом, он подчиняется душе певца, дабы стать песней". Здесь Г.Г. Поляченко солидаризируется и с идеями И.А. Ильина, для которого сердце приобретает слух и способность петь "только тогда, когда оно открывает в себе доступ к божественным содержаниям жизни и приводит свою глубину в живую связь с этими не разочаровывающими драгоценностями неба и земли".

В этой связи логичным воспринимается то, что Г.Г. Поляченко акцентирует внимание на важности музыкального образования. Слово музыкальное, пишет он, должно занимать в "государственной и церковно-общественной просветительской работе" место, "наравне с речевым и писательским словом".

Хочется надеяться, что текст Г.Г. Поляченко вызовет многочисленный отклик со стороны неравнодушных к будущности нашей отечественной культуры.

 

Наталья Ваймугина Журналист, публицист

Абсолютно разделяя точку зрения, изложенную в статьях Валентина Никитина и Георгия Поляченко, написанных в едином православном духе, хочу указать на главное их достоинство - опору не только на Библию, но и на разработки русских философов по национальному вопросу, о которых, в лучшем случае, забывают наши политики.
Хочу лишь дополнить в тезисах:
         думается, что
- исламский экстремизм сегодня - это бич Божий для всего постхристианского мира и, в частности, наших властей и российского народа в целом, надвигающаяся кара Божья за отход от Творца и Его Закона, который, кстати, для христиан, иудеев и ислама един! Русский народ сегодня, как все российские народы, и даже в гораздо большей степени страдает от той содомской чумы, разносчиком которой являются все господствующие СМИ, поддерживаемые далеко не русским капиталом. Но именно потому, что  в своей пропаганде либерасты эксплуатируют  русский язык, черные политтехнологи успешно направляют негодующую энергию части российских, в частности, кавказских народов на обрубание того самого сука, на котором зиждется наша общая жизнь.
-  почвой для воинствующего исламского экстремизма сегодня является потеря авторитета русского народа в глазах всех без исключения народов мира.
Всего за 70 богоборческих лет мы потеряли то, что притягивало, братало, естественно возвышало, придавало авторитет в глазах других народов -  нравственную силу.
- Нельзя разделять понятия "российский" и "русский" взаимодополняющие друг друга и взаимосвязанные всем предыдущим ходом истории смыслы! Это как понятия "день" и "сутки". Мы называем днем сутки и, одновременно, его световую часть.  Разведя представление о русскости, мы тем самым подготавливаем почву для смены в России государствообразующего ядра.
- Культура есть становление мировоззрения, формируемого Откровением Творца о Себе и мире, в котором мы живем. Без нового мировоззрения, отвечающего запросам времени, культурное развитие  русского и других народов России невозможно. На повестке дня стоит воссоединение религии и науки, богословия и практической жизни и пр.
- РПЦ могла бы взять на себя миссию объединения здоровых сил России совместно с представителями ислама и др. за нравственное очищение и возрождение всего российского многонационального общества, уже имеющего свою многовековую проверенную временем культурную традицию. Попытки её сменить на "поликультурность" или другие определения так же губительны как и любой экстремизм.    

Иван Вишневский

Композитор, музыковд, журналист, ведущий и автор радиопередач

ЭТА СТРАНА

Горькие заметки по прочтении статей Валентина Никитина и Георгия Поляченко

 

Совершенно согласен с идеями о культе и культуре, о необходимости их совместного вознесения на вершину общественной жизни. Но не вижу сегодня народной базы для поддержки благих перемен в нашей духовной жизни. В обществе торжествующего сатанизма все благое - от воссоединения с Украиной (без которого, на мой взгляд, Русь обречена) до запрета телепорнографии и возвращения эфирного времени большой музыке - лишь подвергается осмеянию. Причем не только продажными политиками, но и большинством некогда русского, а теперь бессмысленного народа. Православие для многих не существует как мировоззрение, руководящее поступками. В подмосковной Яхроме, где я живу, даже на Пасху в огромном полуразрушенном храме собирается всего лишь несколько десятков человек - из 20 тысяч горожан. А новенькая, сияющая мечеть всегда полна народу. Переполнены и кабаки, и наркопритоны, и вполне действующие казино, и открыто функционирующие бордели. Самоубийственно пьют и матерятся поголовно все за единичными исключениями - от 11-летних детей до "господ полицейских" и разнузданных, страшных старух. Мой приятель, писатель Борис Никитин, как-то сказал одному из таких двуногих: "Что же ты, дружок, ни одной хорошей книжки в жизни не прочитал?" Тот возмущенно парировал: "Я что, педераст?"

От былого национального согласия остались рожки да ножки. "Ненавижу черных" - общий клич псевдо-русской (то есть не умеющей мыслить, петь и даже говорить по-русски) молодёжи. Кавказцы и среднеазиаты только подогревают такое к себе отношение. Они уже говорят: "Это наша страна!" Их добрые традиции тоже пресекаются - гости вовсю пьют и матерятся. А от русских можно уже постоянно слышать и такое: "Ненавижу хохлов!" Пытался объяснить таким украинофобам, что они сами "хохлы" - их предки пришли сюда в 11-12 веках с берегов Днепра. Смеются, не верят, а то и грозят за такие слова "замочить". Вот вам и прямая связь бескультурья, исторической безграмотности - и квази-националистического идиотизма.

Ситуация с культурой настолько трагична, что мне трудно разделять мягкий, благостный подход В. Никитина к проблеме. Мне ближе тревожный подход Г. Поляченко. К тому же Георгий Георгиевич не только констатирует те или иные явления музыкальной и общественной жизни, но и выявляет стержневую проблему: ".что, пожалуй, самое тревожное, - подавляющее семейные устои влияние всесильных Средств массовой информации на формирование личности и манипулирование сознанием как подрастающего, так и уже возросших поколений. Достаточно только бегло ознакомится с содержанием большинства телевизионных программ и кинопоказов, заочно противопоставляющих церковному культу культ бесчеловечного жестокого насилия с героизацией бандитского мира с его свирепыми антихристианскими законами, чтобы перед глазами возникли апокалиптические картинки".

Точные слова. Следовательно, если русский народ не возвратит себе СМИ, он исчезнет. А процесс такого возвращения не может быть мягким - боюсь, что он может теперь быть только жестким и даже жестоким, как свержение Святославом хазарского ига или Богданом Хмельницким иудео-папской оккупации.

Пока СМИ в руках новых хазар, продолжается процесс уничтожения русских искусства, культуры в целом, религиозных представлений, народных традиций и даже языка - и вербального, и особенно музыкального. Лет 15 назад хазары трубили с газетных полос, верещали с телеэкрана: "Эта страна!" Теперь они удовлетворенно говорят, как мы раньше: "Наша страна". А нам, русским, впору говорить "эта страна", ибо какая же она наша? Их, паразитов, их,- тут они правы.

Ужаснее всего то, как они изменили не производство, доходы, профессиональный престиж, экономический строй, наконец (хотя и это ужасно), а людей. Изменения коснулись не только сознания, но и подсознания, стереотипов поведения, державшихся веками. Восточные славяне, потомки скифов-сколотов, со времен Геродота, Прокопия Кесарийского и Иордана считались народом музыкальным, нравственным, добрым и бессребренным. Ныне этот древний генетический код почти разрушен. Вот частные, но с общей подоплекой примеры того, как русские на глазах становятся нерусскими

С 1986-го по 1995-й я работал на Всесоюзном радио (потом оно называлось Гостелерадио СССР, ТРК "Останкино"), до самой его ликвидации. Работал не техником или разносчиком пленок, а редактором, автором и ведущим радиопередач, звучавших по Первой и другим программам на всю страну. Помните? "Концерт-размышление", "В рабочий полдень", "Новости музыкальной жизни", "Полуночник". Теперь, на днях, мне понадобились собственные радиопередачи - те, в которых участвовал великий мой старший товарищ Георгий Васильевич Свиридов. Я обратился в нынешний Телерадиофонд Федеральной службы по телевидению и радиовещанию, где хранятся в том числе и мои записи. "Пожалуйста, - ответили мне,- мы вам перепишем ваши передачи. Шесть тысяч рублей час переписи". Охнул и аж присел. Ну ладно, думаю, та телерадиофондщица, с коей я говорил, меня, наверное, не знает и не ведает, что творит. И обратился к некогда товарищу, а теперь господину К.. Некогда мы с ним работали в одном отделе и общались весьма плотно. Теперь он чиновничествует в телерадиофонде. "Александр Сергеич, перепиши мне по старой памяти мои же передачки, а?" "Не могу, Иван, не положено, порядок такой, коммерческий".

Хорош коммерческий порядок! И не в отдельно взятом фонде, а по всей "этой стране". Как я, создававший передачи, не могу теперь их даже послушать (а наживаются на них те, кто и калории не потратил на их придумку и запись), так и те, кто создавал заводы и нефтепромыслы, теперь смотрят, как курчавые митрофанушки вроде владельца "Челси" жируют на захапанном. И повсюду, как крысиный помет в хибаре алкашей, густой, мерзостный дух коммерции.

Несколько лет назад я затеял на "Народном радио" цикл программ о подлинном, древнем, неискаженном фольклоре - "Песни русского счастья". Естественно, таких записей в магазинах и на рынках нет - считается, что русским людям куда полезнее слушать дебильную попсу и наркозависимый квази-рок, чем познавать собственные корни. Записи натуральных крестьянских исполнителей есть только в музыкальных учебных заведениях, преподаватели и студенты которых ездили в фольклорные экспедиции. Обратился к личной подруге, соученице, ныне педагогу вуза как раз по фольклору. Близкой, подчеркиваю, настоящей подруге и где-то даже сподвижнице. Ну здесь-то, думаю, духом коммерции над некоммерческим проектом не завоняет! Завоняло так, что до сих пор тошнит.

Выручил человек, куда менее знакомый и. кстати, куда более знаменитый,- профессор консерватории (а ведь в ней я не учился!), крупнейший фольклорист России Вячеслав Михайлович Щуров. Он - один из немногих, кто не стал разменивать дело жизни на трупную зелень баксов. Он - помнящий, верный своей художественной присяге - в непредставимом, тягостном меньшинстве.

Прямо-таки классический пример превращения "нашей страны" в "эту страну" и моего народа в "этот народ" я вижу на примере семьи близких родственников. Красивая русская женщина в 90-е бросила обнищавшего русского мужа и подобрала себе нового, из влиятельных сионистских кругов. Откуда-то вдруг у нее, внучки костромскх крестьян, явилась русофобия в смычке с советофобией. Хуже всего то, что эта "светская дама" начала намеренно калечить души детей от первого брака. Слушаешь ее сына - и душит хохот с гневом пополам. Оказывается, в советские годы хорошие сигареты нельзя было курить на людях - могли арестовать! (как философски заметил другой мой знакомый юноша, "ну это смотря чем набивать").

Многое удалось вдолбить несчастному молодому человеку - мама рассказала: "В СССР была такая бедность, что я была вынуждена выбирать, что купить - яблоко или хлеб". Да нет, в СССР ты, не работая, по курортам ездила, а бедности хлебнула при любимом Чубайсе.

И еще из разряда баек. Мать новорусской сказительницы вносит свою лепту: "В СССР за колоски сажали". Вот, мол, какая была тюрьма народов! А сама, между прочим, в начале 60-х приехала по лимиту в Москву, познакомилась здесь с таким же лимитчиком, родила дочку и практически сразу получила двухкомнатную квартиру. Бесплатно. Почти в центре и вовсе не в "хрущобе" - в кирпичном доме. А потом, в восьмидесятые, когда родились внуки,- еще одну. Тоже бесплатно. Вот звери были коммунисты!

Наслушавшись старших, парень теперь уверен, что предприятия, где качают нефть и плавят металл для миллиардеров, были построены. при Ельцине!

Также мой собеседник уверен, что в России. сейчас нет бедных! "Я,- назидательно промолвил он,- не знаю ни одного". Конечно, в их-то тусовке.

Охота фантазировать "предкам" юноши - пусть бы и фантазировали. Друг с другом. Как коммуняки у них всю кровь выпили и белым телом закусили. Но попутно они, совершенно русские по крови и шабесгои по нутру, лишили детей русской культуры, да и всякой иной. Дети слушают только иностранные мюзиклы, совершенно глухи ко всему русскому и вообще не воспринимают мировую классику любых жанров.

Поставил послушать запись спектакля Историко-этнографического театра, где молодые актеры, выпускники Щепкинского училища, изумительно поют подлинные, древние русские песни. Юноша был честен: "Это просто вой. Меня физически тошнит от него. Заниматься таким могут только психически ненормальные".

Моя попытка подарить ему Евангелие не удалась. "В моем доме этой книжки не будет!"

Ту уж действительно завоешь. Симпатичный, усидчивый сын русских родителей, парень без вредных привычек, поигрывающий чудо-мобильником, компакт-плеером и цифровым фотоаппаратом. и страшен тем, как легко, без тени сожаления отринул тысячелетний опыт русских, саму суть нашу. Он выучится на менеджера в платном вузе (4000 долларов в год), пойдет на тысячедолларовую необременительную работу ("мало!" - с сожалением говорит он), будет благополучен. Он действительно не знает, что сейчас есть бедные и оскорбленные, что подлинная русская элита нищенствует - ему забыли об этом сказать. Когда унижаемая Русь взорвется, он с новым прозападным "папой", конечно же, уедет из страны, которая вновь станет "этой", не понявшей блага реформаторства. Скорее всего, он будет хорошим человеком. хорошим потребителем мюзиклов, блокбастеров и компютерных новинок. Только русским он не будет. Он уже не русский.

Сегодня, сейчас, на наших глазах пресеклась традиция русской культуры. Описанная мной картинка, дробясь, как в чудовищном кристалле, воспроизводится в миллионах семей. Вы думаете - я знаю, что делать? Нет. Я просто скорблю. У нас ведь ничего нет, кроме нашей истории и нашей культуры. Похоже, что они умрут с моим поколением - пятидесятилетних. Боюсь, что молодежь, "помнящая родство" - капля в море благодушных манкуртов. Во всяком случае, мой опыт свидетельствует об этом. И то, что подобное когда-то произошло, например, с древними греками, на место которых пришли Попандополусы - о, хорошие, приличные люди! - меня как-то не утешает.

Впрочем, выход, конечно, есть. Видит его и Георгий Поляченко. Но. При этой власти с ее "рыночным менталитетом" о нем не приходится и мечтать. Это в "нищем, агрессивном, нецивилизованном" Советском Союзе был осуществлен величайший культурный проект человечества. И Георгий Свиридов, и Василий Шукшин, и Виктор Астафьев, и Валентин Распутин, и Василий Белов, и Александр Ведерников, и Владимир Крупин, и их последователи и ученики - слава Богу, есть еще они и немало их, русских и творящих,- не в Гарварде становились носителями высочайшей культуры. Их, людей "от сохи", выковали книги классиков, умная, грамотная печать, особенно - советское радио с непременными Глинкой, Римским-Корсаковым, Чайковским, Мусоргским, Бородиным, Рахманиновым, потом - Прокофьевым, Мясковским, Шостаковичем, Хачатуряном, еще дальше - Свиридовым, Б. Чайковским, Гаврилиным. С "Писателем у микрофона" и "Театром у микрофона". С русскими сказками и песнями. Были, и тогда, родители невежественные - но страна все равно лепила умниц, совестливых, героев.

Представляю, как взвыли бы нынешние юнцы, да и их очумевшие родители, если бы их вместо гомо-фонограммных певцов, детективчиков и бульварной жвачки стали питать тем, что я перечислил выше. Но ведь повыли-повыли бы, потом прислушались - и жить бы не смогли без высокой ноты в проснувшейся душе! Ан нельзя - рынок у нас, культ гешефта и Шейлока, свобода колоться, мозги калечить, дебилов плодить. Ко всему другому приклеен огромный такой, кричащий ярлык: "Русский фашизм!"

 

 

Алексей Вульфов, музыковед, журналист

 

Исключительно ценная и архисвоевременная дискуссия - диалог В.Никитина и Г.Г.Поляченко. Высшая ценность и неотделимость Православия и культуры в России - казалось бы, давно известная истина, подкрепленная высказываниями многих мудрецов, писателей и философов, да и, главное, самой историей, однако именно она сегодня попирается с особым ожесточением - и лицемерием. Официальные декларации правящих лиц на деле безнадежно расходятся с реалиями народного духовного и культурного сознания сегодняшнего дня. Чтобы убедиться в этом, а также в том, насколько ситуация катастрофична, достаточно включить и посмотреть в течение двух часов передачи Первой программы ТВ или канала НТВ. Тревожнее всего, что пропаганда Зла, злокозненное лживое "просвещение" Злом стало, несомненно, политикой. Она направлена на оглупление, обмещанивание, а в конечном результате на рабское подчинение народа правящим силам. Для этого и внедряются в народ как некая мода и необходимость бесконечные сплетни, сутяжничество, наговоры, болтовня, мещанские безделицы, женские сплетни, в которых все охотнее принимают участие мужчины, полузнание, полукультура, развлекаловка и проч. Ужасно то, что Россия стала страной, культурно ориентированной на посредственность. Такого не было никогда, и даже, справедливости ради скажем - и при советской власти. В этом видится суть творимой политики в области "культуры" (в оглядке на день сегодняшний это слово редко можно написать без кавычек). К сему можно добавить войну, объявленную государством последним ее очагам под видом стремления к самоокупаемости и прочей "экономии расходов" - музыкальным и художественным школам и училищам, программе общеобразовательной школы в области гуманитарных предметов, сюда же можно отнести закрытие и укрупнение сельских школ - последнему оплоту и так едва теплящейся жизни нынешней русской деревни.

Стирание граней добра и зла - термин, хорошо известный верующим - с успехом внедряется в стране с невиданным и у ветхозаветных фарисеев лицемерием с помощью самого мощного и страшного современного оружия - СМИ, которым покровительствуют и попустительствуют власти, в первую очередь правительство страны, которое при желании легко могло бы остановить этот очевидный кошмар и растление (во все века правительства по своему желанию именно так и поступали, когда считали нужным). Однако в реальной жизни заметно лишь одно - бесстыжесть (главное свойство нынешних правящих сил) и бескультурье. И происходит давно известный процесс торжества грубой силы над просвещением, блистательно описанный классиком, например, в таком пока еще известном школьникам произведении, как "Орел-меценат" Салтыкова (как известно, хам лупит по морде интеллигента не за реальную обиду, а за глобальное и недостижимое от него свое отличие). Резервация в виде канала "Культура" и хороша (потому что осталась последним пристанищем культуры и интеллигентности[1] - тоже почти вымершего человеческого свойства), и нехороша тем, что культура, таким образом, выделена в резервацию, как бы отодвинута от генерального потока жизни. Вопли по поводу деградирующей, спивающейся, некультурной, живущей как дворовые животные молодежи можно назвать в такой ситуации только голосом лицемеров опять же из Ветхого Завета (потому что по факту всё делается для того, чтобы так было, это закономерный результат внутренней политики в стране в области культуры, образования и средств массовой информации).

Мудрено ли, что Россия так чудовищно потеряла за последние двадцать лет свой авторитет в мире? "Нельзя одновременно покланяться Богу и маммоне" - вот и всё.

Так или иначе ясно, что без возрождения культуры и хотя бы стихийного осознания ее Божественной сущности и ценности немыслимо не только возрождение, но и какая-либо полноценная жизнь России (пока всё больше катится к Древнему Риму накануне захвата варварами). Без веры и культуры не придет человек к истине, не пробудится в нем ничто Божие. Во главе этого процесса должны быть и люди верующие и разумные. Возможно, на первых порах это будет (после такого-то безвременья!) просвещенный деспотизм (термин Г.В.Свиридова), когда подлость и пошлость "попсы" любого рода будет просто решительно отметаться, но так или иначе возврат к национальной культуре - пусть даже на первых порах и на один, и на два, и на три шага назад, а не вперед - есть единственное спасительное средство, с которого может начаться оздоровление болезни безбожия и бескультурья. Чтобы это произошло, нужны усердная молитва, добросердечный труд каждого, кто участвует в этом процессе, и, конечно, решающий фундамент государственной и религиозной поддержки. Хотя бы на уровне осознания ценности и крайней необходимости этого процесса - а далее Бог поможет, если увидит ясность помыслов. "Лишь были б помыслы чисты".

Необходимость и желательные грани этого процесса, а также основные его требуемые рубежи исчерпывающе намечены в предложенных вниманию материалах В.Никитина и Г.Поляченко.

 

Антонина Бальян

Театровед, член Московского отделения СП России, главный редактор газеты "Голос таджикистанцев".

Тема духовной культуры, определяющей состояние души человека, актуальна и своевременна. Статья Георгия Поляченко написана на злобу дня. Но она не должна быть комментарием к докладу Валентина Никитина, блестящего православного писателя и ученого. Никитин сам по себе. А Поляченко сам по себе! У Георгия Георгиевича Поляченко несомненное превосходство в знании и понимании .музыки сфер., преображающей человека, а не опускающей его до животного состояния, когда говорят звериные инстинкты. А о том, что на современных .гала.концертах., .скетч комах., .ток-шоу. происходит расчеловечивание человека говорят одержимые лица зрителей, шприцы и сломанные кресла. На подобного рода мероприятиях люди превращаются в стадо свиней, а лицедеи на сцене в этот момент являются носителеми бесовщины. И не понимать этого - значит быть врагом не только Православия, но и духовной национальной культуры в целом. Все, очём пишет Георгий Поляченко, знакомо до боли. Я полагаю, что вернуть уважение к себе русский человек может только тогда, когда обретет самого себя. А сегодня он в своей массе - обезьяна, кривляющаяся под ритуальные ритмы каннибалов. Не случайно одним из действующих лиц оранжевой революции на Украине были бубны и там-тамы. Это говорит о том, что существует сценарист и режиссер, задача которых - превратить народ в толпу... Что же касается постулата о. Павла Флоренского о том, что .культ является ядром культуры., то, как показало время, он применим только в случае .райской цельности общества.. Мы же живем в период возрастания энтропии и хаоса. В нашей неодухотворенной культуре отсутствует .религиозный культ.. Мы .зажигаем звезды., нарушая одну из десяти Божиих заповедей: .Не сотвори себе кумира и всякого подобия, елика на небеси горе, и елика на земле низу.... Советский период истории России в конце прошлого столетия мы объявили временем власти Антихриста. Я же полагаю, что это было время богоборческое, но при этом Со - весть продолжала жить в душах советских людей, воплощаясь в их творчестве. Власть же Антихриста, пришедшего в мир под видом новоявленных "учителей", мы наблюдаем сегодня. И наглядно это демонстрирует современная .культура.. Я не в праве судить о путях Русской Православной Церкви. Но уверена, что .выходя из ограды. РПЦ должна оставаться духовным лидером, оставаясь консервативной в вопросах культуры, а не идти на компромиссы. Не может, например, рок музыка быть православной! Полностью разделяю точку зрения Георгия Поляченко на современную культуру, которая "незаконно и болезненно"  формирует ложные идеалы. Ведь культура - это  плоды Боговдохновенного творчества, формирующие миропонимание, наполняющие духовной гармонией и вводящие душу человека в состояние катарсиса:

Не для житейского волненья,

Не для корысти, не для битв,

Мы рождены для вдохновенья,

Для зауков сладких и молитв.

/А.С.Пушкин/

 

 

Татьяна Гринченко

Музыковед, педагог


С первых страниц комментария Г.Г. Поляченко я почувствовала радость от лаконичности сформулированости той боли, которая присутствует у части преподавателей, с которыми я общаюсь. К сожалению - у очень небольшой части."Но реально положение в культуре и просвещении остаётся таковым, каково оно есть и более никаковым.  Пока что!." Очень хочется верить, что это изменится!  В Москве сейчас начался эксперимент по "Изучению духовно - нравственных основ Православия".И не так, как предлагается - 1 год, а с первого по 11 класс. Один из руководителей этого - Соловьёв Алексей Юрьевич. Центр, в котором я работаю, с сентября включается в эту работу. Но на данном этапе мы столкнулись с непониманием и даже отторжением этой работы у большинства коллектива учителей.
"Особое и очень важное место в государственной и церковно-общественной просветительской работе должно занимать наравне с речевым и писательским словом - слово музыкальное. Воспитание тонкого музыкального, сердечного слуха столь же важно, как и изучение в школе Основ Православной Культуры." - это тоже боль моей души! как учителя музыки и Мировой художественной культуры, предметов, как я понимаю, изгоняемых в наше время из учебного плана, т.к. попытка перевести эти предметы на самоокупаемость - по моему мнению - осмысленная позиция уничтожения остатков культуры в нашем образовании. Очень хочется верить, что и комментарий к статье В.А. Никитина будет ПРОЧИТАН и УСЛЫШАН сердечным слухом  как можно большим количеством читателей сайта! Спаси Вас Господи за Ваши труды!

 

Ольга Громова, музыковед, заслуженный работник культуры

 

С огромной благодарностью прочитала доклад Валентина Арсентьевича Никитина "Культ и культура в формировании и сохранении межнационального согласия в России", прочитанный на XIX Международных Рождественских образовательных чтениях, и расширенный комментарий Георгия Георгиевича Поляченко, а, по сути, - полноценную мировоззренческую статью на самую важную, точнее - единственно важную сейчас и спасительную для культкры тему. Я вижу Божественный промысл в том, что на фоне страшной искусственно насаждаемой бездуховности все больше и больше наших соотечественников начинают не только задумываться, но и публично высказываться о сути национальной русской идеи и формулировании ее на новом историческом витке. И в ответ на Боговдохновенный призыв Валентина Никитина: "Культ и культура в их согласии и взаимодействии - вот наша национальная идея, спасительная для народа, общества и государства." вместе с автором комментария Георгием Поляченко восклицаю: это ".совершенно справедливые и единственно правильные выводы о сути национальной русской идеи." В статье-комментарии дан замечательный анализ, обнажающий подлинные движущие силы происходящего, а главное - предложены конкретные механизмы воплощения программы "Мира и согласия".

Вызывает обеспокоенность, однако, тот факт, что применить эти механизмы в нынешних условиях, несмотря на все благие словонамерения власти предержащих, не представляется мне возможным. Как справедливо замечает автор комментария ".реально положение в культуре и просвещении остаётся таковым, каково оно есть и более никаковым.". В связи с этим позволю себе высказать несколько соображений.

 

Нынешнее катастрофическое положение, в котором находится культура, становится совершенно очевидным все большему и большему числу людей. Не стоит описывать далее все происходящие без-образия, позволю себе только добавить мысль о целенаправленности усилий самого, пожалуй, мощного современного института разрушения - СМИ. У Иоанна Лествичника в знаменитой "Лествице или Скрижалях духовных" есть определение: "Благое же основание, трехсоставное или трехстолпное, составляют незлобие, пост и целомудрие". Именно по этим трем направлениям и ведется основной "огонь" всех СМИ: насилие - заполонившие эфир боевики, триллеры и всевозможные передачи о криминале; обжорство - бесконечные программы о еде и готовке; разврат - бесстыжая демонстрация происходит уже не только в ночных, но и в дневных эфирах. Появились целые телеканалы специализирующиеся конкретно на каждом из этих пороков. Другие - добавляют того же по мере остатка времени от политики... Что касается ситуации внутри предприятий культуры, то многие из начальников, кому в СМИ - и не только - по должности положено нести свет высокого просвещения сами высокое искусство не любят. Потому что именно то, что любишь, то и слушаешь, смотришь, читаешь. А мы знаем, что, например, слушают многие наши руководители. К сожалению, это не духовное искусство, которое стесняет их своими объемами и формами. Им неуютно в его чистоте и красоте. Оно "напрягает" их своей возвышенностью и длиной. Поэтому подлинное искусство они уродуют обрезаниями, сокращениями, дают в эфир частями или отдельными фрагментами. Что, в общем-то, является тем же рейдерством, только музыкальным...

Кроме того, культуру методично загоняют в резервацию: на телеканал "Культура", радио "Культура", газету "Культура". В других "некультурных" СМИ не до нее, там правит бал развлечение, развращение и реклама. Такими действиями ставится под угрозу само существование народа России - единой культурно-исторической общности людей, - поскольку происходит планомерное дробление народа на непересекающиеся культурно-социальные группы. Хотя хорошо известно, что культурные ценности играют в жизни общества ту же роль, что и наследственная информация ДНК в клетке, гарантируя преемственность развития всех форм жизни общества...

 

Помимо этого, на фоне всеобщего молчания совершается публичная наглая цепь подмен: с ключевых должностей не только в культурной, но во всех сферах человеческой деятельности, убираются фигуры - носители духовности. На их место ставятся роботоподобные "менеджеры от..." культуры, физики, педагогики - от чего угодно. Далекие от Бога, точно!

Наряду с этим, целенаправленно осмеивается либо оскверняется, как теперь выражаются - "опускается", все, что имеет отношение к Свету. Ярчайший тому пример - псевдоним американской поп-дивы Мадонны. "Поколение Пепси" не знает, и даже не подозревает, какого уровня совершается святотатство...

В настоящее время преобладает мнение, что вначале нужно создать условия для жизни людей: обеспечить приоритет права, поднять экономику, наладить быт, и тогда уже можно будет думать о гуманитарных интересах. Хотя совершенно очевидно, что то самое безопасное, справедливое и гуманистическое государство, которое мы собираемся построить, возможно возвести только на чистой и крепкой основе. Такая основа - культура. Только и исключительно культура. Культура каждого гражданина. Не набор знаний о культуре, а внутренние высоконравственные духовные убеждения человека. Культура - это гарантия позитивного развития общества. И светлое будущее у нас наступит только тогда, когда каждый лишь потом будет специалистом: юристом, продавцом, чиновником, полицейским, журналистом., а вначале - культурным человеком. Культура - это первооснова. А при ее отсутствии, не поможет ничто, рухнет любое право.

 

Отдельная очень тревожная тема - реформа системы образования. Если говорить кратко о ее сути, то, с моей точки зрения, нацию творцов превращают в нацию наблюдателей (потребителей), а к процессу обучения человека теперь предлагают подходить как к наладке машины. Из процесса обучения изымается творческая и духовная составляющие. Не знаю ни одного человека, которому бы такая ситуация нравилась. Возникает вечный вопрос: что делать? Вот жесткий ответ из статьи "Невежество - опора тирании" П.Федотовой: ".Позиция многих работников образования: от нас ничего не зависит, мы ничего не сможем изменить, - сомнительна и с моральной, и с научной точки зрения. С моральной - потому что прикрывает стремление снять с себя ответственность за происходящее, банальную лень и трусость. С научной - потому что выводы современной науки прямо опровергают этот тезис. К числу установленных в области синергетики фактов относится тот, что для неравновесных систем с большим количеством параметров (а таково, например, общество) изменение одного-единственного параметра "на входе" приводит к значительному изменению результата "на выходе". Получается, что от единичного действия единичного лица могут зависеть судьбы мира". К сказанному нужно добавить, что реформа системы образования - это частный случай общей реформы системы государственного жизнеустройства. Без изменения движущих общество вперед целей и смыслов можно ли ждать улучшения происходящего в образовании (в армии, в медицине и т.д.)?

 

С болью в сердце затрагиваю и еще одну тему - о положении религии в нашем обществе. Бесспорно, самым главным событием новейшего исторического периода является факт, что после 70-ти с лишним лет беспамятства, Вера Православная вышла из изгнания: возрождаются и строятся новые храмы, в открытом доступе появились запрещенные ранее духовные труды, звучат музыкальные произведения истиной Правды и Красоты. Звучащие ныне возвращенные трудами подвижников, как и некоторые вновь рождающиеся, мелодии поднимают дух на недоступную простым смертным высоту, и все ищущие теперь могут припасть к живительным целебным источникам, очистить сознание, укрепить свой дух.

 

Таким образом, с одной стороны, - в нынешней государственной идеологии существование Бога не отрицается и вроде даже поощряется: государевы мужи регулярно стоят в храме. С другой стороны, - очевидно, что религии отведено почетное, но строго ограниченное место. Мы также видим, что спасительная идея любви, преподанная нам подвигом Христовым, не стала основополагающей жизненной философией для многих членов нашего общества, а заповеди Божии не являются главным внутренним двигателем его развития (о чем говорить, если слово Бог в подавляющем большинстве массовых изданий по-прежнему пишется со строчной буквы!). Поэтому при принятии любых решений ни власть, ни общество Бога в расчет не принимают, рассчитывая на себя, на науку, в конце концов, на авось, но только ни на Создателя. Все это, к несчастью, говорит о том, что при внешнем соблюдении обрядов, праздников и т. д., общество и государство по-прежнему живет в материалистическом мире.

 

Однако, несмотря на все вышеперечисленные крайне тревожные приметы, можно было бы с оптимизмом смотреть в будущее, успокаиваясь мыслью о том, что были уже темные периоды в истории. И Вы совершенно справедливо напоминаете ".Не о сегодняшнем ли дне написано: "Ныне наши дети любят сатанинские песни и пляски; псалма же никто ни одного не знает, - ныне такое знание кажется неприличным, унизительным и смешным. В этом-то всё и зло; на какой земле стоит растение, такой и приносит плод". Эти, пронизанные болью обличительные слова, принадлежат не нашему современнику, как может показаться по прочтении. Это высказывание святителя Иоанна Златоуста, жившего в далёком IY веке (!) от Рождества Христова...". Но все же мир устоял, и были на дальнейшем пути его развития всплески и прозрения высокой духовности, были созданы многочисленные образцы подлинного искусства. Но на современном историческом отрезке появились новые факторы, которые ранее в истории цивилизации не существовали. Эти новые обстоятельства планетарного масштаба влияют не только на развитие, но даже на само существование разумной жизни на Земле.

"1. Вследствие резкого (неоправданного) роста потребления и роста численности

населения, деятельность человека вызывает истощение ресурсов планеты и

приводит к изменению ее климата с необратимыми последствиями для среды

обитания людей и всей экосистемы в целом.

2.      Человечество энергично овладевает методами генной инженерии, которые позволят в перспективе формировать биосферу по своему усмотрению, а также совершенствовать по своему усмотрению свое собственное тело.

3.      Развитие информационных технологий и средств связи, развитие психологии и средств воздействия на сознание людей, разработка и использование методов зомбирования и управления сознанием в массовом масштабе открывают доступ к насильственному вмешательству в святая святых - духовную сферу человека.

Следует обратить внимание, что в совокупности эти три пункта охватывают физическую, биологическую и духовную среду человека, то есть являются всеобъемлющими, глобальными. Для того чтобы эти новые потенциальные возможности человечества не обрели катастрофически разрушительного характера, этический уровень людей должен соответствовать той огромной ответственности, которая сопряжена с владением столь мощными инструментами...

К сожалению, приходится констатировать,
что цивилизация, вооруженная концепцией прогресса, развивается стремительно,
а этика практически остается прежней (имеется ввиду этика
как совокупность внедрившихся норм поведения нынешнего
светского потребительского общества О.Г.). В результате такого разрыва доступ человека к рычагам,
находящимся в руках Провидения просто лишит Его возможности осуществлять
Замысел, и поддерживать весь проект, именуемый "Наш мир" или "Этот
Свет", окажется просто нецелесообразным. Итак, Финал?"  - это цитата из статьи "В финале
пьесы" А. Штанько - одного из ученых - квантовых физиков, находящихся на
переднем фланге самых современных знаний. Итак, в глобальном масштабе ученые
размышляют о Финале.
 

А вот уже наш современный писатель, отмеченный пророческим даром, Валентин Григорьевич Распутин совсем недавно написал о том, что происходящие изменения сознания людей - "это не эволюция, а мутация. Атмосфера создана такая, что человек будет перерождаться в чужое. А когда переродится, он будет ненавидеть всякого, кто не переродился.  Это - закон потери лица, закон предательства". ("Дочь Ивана, мать Ивана").

 

Так что же? Действительно мир вступил в эсхатологическую эпоху? И точка возврата окончательно пройдена? И спасение отныне если и возможно, то только личное???

 

Ясно одно - апокалиптические настроения, возникающие у все большего числа людей не случайны. Это тоже Божественный промысл. Человечество запуталось в своем развитии и не может преодолеть последствия своих собственных ошибок. При этом Божественных подсказок, идущих каждому по интуитивному каналу, оно в массе своей не воспринимает, а подлинных своих пророков отвергает. Происходит это ". оттого, что человек своим плотским (так называемым либеральным) мудрованием и своей постоянной греховной, сластолюбивой, разгульной и любокорыстной жизнью насилует и, наконец, заглушает свою совесть" - эти слова, также сказанные будто сейчас, принадлежат праведному Иоанну Кронштадтскому. А продолжает свою мысль великий святой земли Русской так: "Это бесчувственное состояние души есть греховная смерть человека, которая из временной может перейти в вечную. Нужно сильное потрясение, чтобы пробудить спящую совесть".

 

Да сколько же нам нужно сильных потрясений? Куда мы идем, православные? Неужели то со-стояние, в котором находится наше отечество: наши старики, дети, наша наука, армия, школа, СМИ (назвать можно буквально все). разве это не вызывает потрясение? Необходимо остановиться, осмотреться и осознать бездну, у края которой мы стоим.

 

Выхода из сложившейся ситуации при господствующих в обществе материалистических взглядах нет. Но как для личной судьбы каждого отдельного человека решающим фактом движения вперед и вверх является молитвенное покаяние, так и для всего народа только покаяние в такой ситуации может стать искупительным спасительным актом, открывающим врата в счастливое будущее. Дальнейшее движение без Покаяния возможно только в пропасть. Но покаяние должно быть искренним, всенародным, идущим как снизу, из глубин народных, так и сверху, от руководителей страны. Только такое покаяние может изменить судьбу народа, дать новые возможности, осветить и освятить путь. Уже многие осознают невозможность жить далее в нынешней системе координат, и сейчас очень важно понять, что самый главный и страшный наш враг - враг внутренний. Мы все должны покаяться в со-участии в преступлениях. Нам нужно признать, что это мы сами общим нашим равнодушием, попустительством, ленью, страхом, а главное - неверием завели страну в тупик. Покаяние - великое таинство. Что произойдет после покаяния - известно только Творцу. Но то, что в покаявшуюся, очистившуюся душу, приходит духоподъемная радость, прилив энергии, то, что открываются вдруг новые невидимые ранее пути, это испытал на себе каждый истинно верующий! Покаяние - это наша надежда на будущее...

Всегда из всех испытаний и бедствий отечество наше поднималась молитвой, усилиями народа с Богом на устах. Даже в разгар атеистического лихолетия в Советском союзе победа в Великой отечественной войне была завоевана в большинстве своем крещеными православными или их детьми, хоть и считавшими себя материалистами, но на самом деле выросшими с Богом и насквозь еще пропитанными верой отцов и матерей. Сейчас же - впервые со времени крещения Руси - мы пребываем в совершенно других реалиях: никогда в России не было такого количества некрещеных; крещеных, но не верующих; верующих, но только внешне. И, вероятно, не случайно, именно сейчас по воле Божией приходят на Землю новые знания, жизненно необходимые обществу.

 

Не для блаженных, невидевших и уверовавших важны эти знания - открытия современной науки - квантовой механики. Спасительно необходимы они для прозрения многочисленных формально верующих, соблюдающих лишь внешние обряды. А более того, для тех неверующих, которые подобно Евангельскому Фоме должны, чтобы уверовать, все потрогать своими руками. ". Но он (Фома) сказал им: если не увижу на руках его ран от гвоздей, и не вложу руки моей в ребра Его, не поверю... Пришел Иисус, когда двери были заперты, стал посреди них и сказал: мир вам! Потом говорит Фоме: подай перст твой сюда и посмотри руки Мои; подай руку твою и вложи в ребра Мои; и не будь неверующим, но верующим. Фома сказал Ему в ответ: Господь мой и Бог мой!".

 

Сам Господь не считал зазорным объяснять, увещевать и даже показывать неоспоримые факты Своего присутствия в мире. И как сказано далее в Святом Евангелии от Иоанна: ".Много сотворил Иисус пред учениками Своими и других чудес, о которых не писано в книге сей. Сие написано, дабы вы уверовали, что Иисус есть Христос, Сын Божий, и, веруя, имели жизнь во имя Его". "По-научному материализация какого-либо нового объекта (вот до чего дожили!!!) называется декогеренцией, а исчезновение материального объекта из материального мира (в религиозных книгах "вознесение" - именно, не оговорка!!!) - рекогеренцией. Кроме крайних случаев полного растворения и полного обособления существуют промежуточные состояния, когда обособление уже есть, но часть связей с тонкоматериальным миром сохранилась. Это как раз наш случай. Мы, люди, суть квантовые объекты, у которых существует информационная связь с тонкоматериальным миром. Что же дает эта связь? Возможность прямого контакта с Богом: любой человек может получать всю необходимую информацию, так сказать, из первых рук" (ученый-физик и мыслитель И. Чусов). Если и ранее мысль о нашей связи с Творцом встречалась в трудах выдающихся ученых-мыслителей, начиная от Платона до Циолковского, Вернадского, Чижевского, то теперь это не просто фразеологизм, а научный факт. Ученые своими открытиями вновь соединяют, как на заре христианства, религию и науку, а своими открытиями служат Всевышнему. Теперь нужно только самим расширить кругозор (как когда-то Церковь признала гелиоцентрическую картину мира), обогатиться новыми знаниями, научиться отвечать на запросы современности, не теряя при этом главного от того вечного истинного, что ведет человека к Небу. С такой упроченной Верой каждый в ответ лжепророку, лжеучителю или подстрекателю с уверенностью скажет: "Меня не соблазнить! Я знаю Правду! Бог здесь!".

Подтверждением этих мыслей является то, что каждая душа сама по себе "внемлет Богу", сама принимает решение и отвечает за него. Еще протопоп Аввакум говорил о личной ответственности на Страшном суде: "Несть помощника тогда и несть предстателя, ни отец сыну, ни мать дщери, ни друг другу несть помогающего, кождо от дел прославится или осудится".

 

После новейших открытий науки, столбовая дорога развития человечества представляется не просто как возврат к исконным ценностям, а Истина - не только преданья старины глубокой, которые для каждого русского человека священны. Понимая, что в статике нет жизни, что мир создан Богом развивающимся, что развивается само человечество, мы приходим к выводу, что должен измениться и взгляд на религию, а иначе мы можем окончательно отбросить всех, кто не находится внутри церковной ограды, можем отбросить заблудившихся, но ищущих Бога. Сами, таким образом, участвуем в расслоении и дроблении народа на непересекающиеся культурно (и бескультурно)-социальные группы, отдавая, при этом, себе отчет в том, что продолжение далее этого процесса уже критично для нашего отечества.

 

Только движение через индивидуальное Богом данное ощущение катастрофичности нынешнего пути к соборному единению вокруг православной церкви является спасительным выходом из духовного тупика и греховной смерти нашей. Для выхода из этого тупика нужно нравственное очищение - покаяние. Нужная живая Вера и связь с Богом. А еще нужны верные ориентиры. Такими ориентирами могут быть лишь святыни. Единый народ - это общность святынь. Хранителем же святынь на Руси всегда была и есть Православная Церковь! Вот круг и замкнулся: культом и культурой начали - культом и культурой окончили.

Итак, упроченный современным знанием культ и общность святынь и ценностей нации - культура. Через культ и культуру - к миру и согласию.

 

И с Богом!

 

Он здесь, теперь, - средь суеты случайной,
В потоке мутном жизненных тревог
Владеешь ты всерадостною тайной:
Бессильно зло; мы вечны; с нами Бог!

(Владимир Соловьев)

 

 

Михаил Александрович Сапонов, доктор искусствоведения,

профессор Московской государственной консерватории.

4 марта 2011.

 

В здоровом обществе культ и культура . в естественном единении. Часто слышу разумные рассуждения о том, что глубоко нравственным может быть и неверующий человек. Да, согласен. Но вера скрепляет нравственность всех воедино и вместе, поднимая её до уровня лучших. Вера подвижников видна в их поступках, в быту, на виду и задаёт тон окружающим сначала в поведении, а затем и в душах.

Русский человек . подвижник по природе. Например, именно таковы мои родители, русские с давних корней. С детства и поныне не перестаю удивляться, с какой любознательностью и с любованием моя мама выспрашивала одного среднеазиатского старичка, как он живёт, где молится, сколько у него детей и внуков, приветливо выслушивала рассказы о красивых обычаях (было это в советское время и, конечно, где-то на ВДНХ, за общим столом, где обед . шурпа и плов). Потом мы не удивились, узнав, как в 1930-е и 40-е годы в самой Средней Азии таджикские и узбекские семьи прятали у себя наших священников. Ведь за православными батюшками рыскали большевики (НКВД), спешившие выполнить свой расстрельный "план по врагам народа". А отец мне недавно рассказывал об этнической пестроте деревенской среды, где он рос: соседями русских были польские, еврейские и белорусские семьи, селившиеся группами. Задушевным общение соседей не назовёшь. Ребятишки из разных семей поругивались между собой, хотя и не дрались. Выяснения отношений если и были, то на уровне посланников: приходили, например, еврейские мальчики к русским с предупреждениями ("Не разоряйте гнёзда наших воробьёв, а то мы ваших ласточек тоже разорять пойдём"). Но настал 1941 год. Наши города и деревни, как известно, заполонила солдатня из нацистской Европы . вовсе не одни немцы, но и финны, румыны, австрийцы, венгры, чехи, голландцы, итальянцы и т.д., словом, черновой (вернее, коричневый) вариант Евросоюза. В папино село (он сам в это время находился далеко от родных мест, был офицером Красной армии) вошли упомянутые европейцы со своими дикими порядками. Один крестьянин потом рассказал моему отцу, как русские семьи в оккупированных деревнях принялись прятать у себя (сколько кто успел) соседей-евреев, прятали изобретательно, где-то за печками, в пространстве, скрытом со всех сторон. Спасли соседей, рискуя жизнью. Ссоры ссорами, но когда пришла беда, проявились нормальные "межнациональные отношения".

Это и есть подвижничество. Нравственная победа русских. Примеров тысячи. Поэтому "русского национализма" в экстремальном смысле не существует и существовать не может. Русская культура и русское отношение к жизни . почва и для процветания инославных культур. Но кому об этом напоминать, к кому взывать?

Средства вещания, негласные установки редакторов и журналистов, тон и лексика прессы и тусовок поражены вирусом ползучей русофобии.

Я уже не говорю про омерзительный русофобский фильтр при подборе телеведущих, тех, что направляют общественные дискуссии. (Технология та же, что на советском ТВ, когда нельзя было, например, выпускать на экран человека с бородой и т.п., только теперь запреты идут с обратным знаком и в другую сторону). Правда, в последнее время телевизионные начальники делают вид, что этот фильтр дал некую трещину. Политкорректность? Ну-ну.

Правда, иные фильтры . нравственные, моральные, причём, в душе, не в дирекции . бывают нужны. Но у ТВ другое. Запретных тем много (инсценированные пересуды на такие темы не в счёт). Чего стоит, например, выходка униформистов "первого президента", прикладами избивавших пикетчиков-пенсионеров в июне 1992 года около телестудии в Останкино (число погибших и искалеченных не называют до сих пор). Про 1993 год я уж и не говорю. Тоже негласный запрет. Цензура отвратительнее советской: те хоть в открытую - да, временная необходимость, главлит, горлит. А эти: "у нас нет цензуры", но от либеральных запретов и лицемерия телеведущих задыхаешься. Такая цензура куда омерзительнее.

Запрещено рассказывать о выдающихся церковных деятелях, о православных героях прошлого и настоящего, о духовных лидерах из среды клира, о труде безвестных церковных добровольцев, помогающих слабым и т.д.. Если вещатели подберутся к церковной теме, то громче всего готовы смаковать новость про какого-нибудь оступившегося батюшку или вообще про случайного человека в церкви.

Запрещено вещать о русских национальных проблемах

Запрещены русские народные песни (правда, их допускают по воскресеньям до девяти утра).

А их лексика . хоть святых выноси!

Всё идёт к запрещению самого слова "русский", если оно в положительном контексте. В устах этих "интеллигентных" вещателей добавление наречия "по-русски" непременно сулит какую-нибудь гадость.

Недавно один редактор опять вычеркнул у меня в тексте прилагательное "русский", заменив его на "отечественный". Доходит до идиотизма и курьёзов. Говорят об "отечественной" премьере в Москве произведения некоего британца или француза. Попробуй, объясни им, что "отечественной" премьера пьесы английского автора может быть только в его отечестве. Ясно, что эти языковые фокусы проделываются, чтобы не назвать премьеру российской. Да, да, не "русской", а даже "российской" уже нельзя. Более того, и слово "Россия" начали изымать. Вместо "Россия" во всех вещательных каналах нет-нет, да и услышишь "эРэФ". Так и говорят. Выступает прокурор и цитирует "УКа эРэФ". Вместо названия моей Родины какое-то фырканье получается. Конституцию не читают: взглянули бы хоть на первую статью. Полное название моей страны: Российская Федерация, Краткое название только одно: Россия. Всё. Оба наименования юридически РАВНОЦЕННЫ. И никакого "эРэФ" ни в одной статье нет. Ну не хотят чиновники писать "Россия", нет у них бумаги на лишние четыре буквы! Будут насмерть стоять, на нарушение Основного закона пойдут, но слово "Россия" изымут? Просмотрите все титулы, почётные звания, газеты и журналы, бланки и документы высоких инстанций, включая, может быть, и Администрацию президента России. Впрочем, в бумагах этого учреждения большинство упоминаний страны наверняка приводят точно по Конституции. Верно?

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 



[1] Не нужно путать интеллигенцию и интеллигентность. Интеллигенция . это просто группа людей, организованных по профессиональному признаку, в основе которого чаще всего лежит отсутствие занятости физическим трудом. Это формальный классовый термин. А интеллигентность . это состояние души, стоящее выше всего, в том числе и классов.


Проголосуйте
за это произведение

Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100