TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Нас посетило 38 млн. человек | Чем занимались русские 4000 лет назад?

| Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

 Роман
7 января 2022 года

Галина Мамыко

 

 

Козни Кощея. Антон и Костя – против


(Роман)

 

Галина Мамыко

Козни Кощея. Антон и Костя – против

олуиронический приключенческий роман для семейного чтения)

Дилогия

Том 1. Воины Света

Глава 1. Путешествия, Костя и бабушка

– Костя, завтрак на столе. И бабушку, не забудь, покормить. Я ухожу!

– Ма-ам, а поиграть со мной в шахматы? Ты обеща-ала! – высунул нос из-под одеяла Костя.

– Нет времени, Костя, в другой раз! Вон, сколько у тебя всего – компьютеры, планшеты, телевизоры… Ты, главное, за бабушкой присматривай.

Мама поцеловала Костю и убежала на работу.

Костя задумался. Что же это за враг такой – «время»? Сколько себя он помнит, а помнит он себя уже целых двенадцать лет, и всегда у родителей вот эта проблема: нет времени.

Однажды домой привезли бабушку Олю, папину маму. Бабушка разучилась ходить. Она лежала в отведенной для неё персональной комнате на диване с компьютерным самоуправлением. С помощью пульта бабушка Оля помогала себе сесть, лечь, выдвинуть столик для еды.

Мальчик загружал в стиральную машину бельё, нажимал нужные кнопки. После этого садился на пол и смотрел кино про стиральную машину. Сначала машина жужжала, гудела, в ней что-то оживало и булькало, и потом она, наконец, улетала в путешествие. Это со стороны казалось, что Костя на полу. На самом деле он сидел в кабине пилота и наблюдал за жизнью планеты. А внутри стиральной космической ракеты пели простыни песню о том, как им нравится летать вокруг земного шара. Стиральная машина пролетала над городами и океанами…

Пока бабушка кушала, он рассказывал ей сказки. Это были сказки не только про стиральную машину в космосе, но и про волшебную швабру, про добрую подушку. Как швабра учила Костю мыть полы, и как подушка пела Косте колыбельные.

Сегодня Костя рассказал бабушке сказку про котёнка по имени Некогда, у этого котёнка не хватало ни на что времени. И поэтому котёнок не ходил гулять во двор, а сидел дома, он боялся потерять время. «А вдруг, если я выйду во двор, я потеряю время?» – так отвечал котёнок всем, кто звонил ему на мобильный и звал гулять. «Но ведь дома скучно!» – кричали ему наперебой друзья. «Мне скучать некогда, – отвечал Некогда. – Я сторожу время».

Костя собирался рассказывать про Котёнка ещё много интересного, но бабушка закричала:

– Ура! Го-ол!

– А-а-а, – сказал Костя.

Бабушка сдвинула с ушей наушники, переместила на лоб очки-компьютеры и сказала:

– Наши забили гол, представляешь?

– А-а-а, – снова сказал Костя и вздохнул. – Значит, сегодня ты не слушала мою сказку?

– Какую сказку? – удивилась бабушка. – Ой, извини, у меня нет времени. Мне нужно на футбол. Пока.

И бабушка надвинула на глаза очки-компьютеры.

Глава 2. Родители бьют тревогу

– Ну, Костя, какие сегодня ты посмотрел фильмы, мультики, передачи? – спросил Костю за ужином папа.

– Никакие, па.

– Как это? – удивился папа. – Не понимаю. А чем же ты занимался?

– Я рисовал, делал уборку, играл в конструктор.

– И что, ни разу не включил телевизор, ни разу не заглянул в смартфон, в планшет, в компьютер?

– Не-а, па.

Папа и мама переглянулись.

Мама потрогала лоб у Кости.

– Вроде не горячий.

Она оглянулась на папу.

Но он уже надвинул на глаза очки-компьютеры, а уши закрыл толстыми наушниками.

Мама бросила взгляд на часы и сказала:

– Ой, время уходит, сериал начинается.

И тоже, как папа, ушла в очки-компьютеры.

Костя включил посудомойку, потом дал команду роботу на «уборку квартиры». Ну, и пошёл к бабушке рассказывать ей на ночь сказку. Но бабушка смотрела сериал.

Тогда Костя принял перед сном ванную, вычистил зубы, проветрил комнату и лёг спать.

Мама и папа в перерыве на рекламную паузу заглянули к нему и пожелали «спокойной ночи».

Закрыв дверь в спальню сына, родители в спешном порядке, пока не закончилась рекламная пауза, посовещались.

– Игорь, – сказала мама. – В который раз говорю тебе: наш сын не в порядке. Он не смотрит телевизор, не сидит в интернете! Вдруг это врождённая неполноценность?!

– Наташа, не паникуй, – ответил ей папа. – Но, честно говоря, я тоже обеспокоен.

– Ему требуется консультация врачей-специалистов.

– Пожалуй, ты права.

– Кстати, – сказала мама. – Ведь я ещё год назад била тревогу, Игорь! Помнишь, это было в тот период, когда шёл сериал «Космолёт Маруёшик возвращается на планету Биромуидинов». А ты всё – «переходный возраст, переходный возраст». Как бы болезнь не перешла в запущенную стадию.

– Не преувеличивай. Наша медицина – всесильна. А к врачам поедем. Решено.

Глава 3. «Соседи по небу об этом не знали…»

Сборы в дорогу были длительными. Папа и мама по очереди проверяли, тщательно ли Костя закрыт бронекостюмом. Потом помогали надеть ему шлем и защитные очки. Костя не любил такие приуготовления. Особенно ему не нравились бронеперчатки. В них пальцы как крюки.

По дороге в медицинскую клинику мама и папа смотрели в очках-компьютерах что-то весёлое. Они то и дело смеялись. Костя из окна бронированной летающей машины смотрел на птиц, облака, солнце. Город внизу он тоже пытался разглядывать, но пейзаж земли то и дело заслоняли парящие вокруг в воздухе люди в летательных костюмах, или машины-«птички», такие же, в какой сейчас летел вместе с родителями он, Костя.

Внутри других железных «птичек» сидели чужие дяди, тёти, дети, тоже в бронекостюмах. Когда мимо Кости проплывали очередной воздушный путешественник или «железная птичка», мальчик приветливо махал рукой. Но соседи по небу об этом не знали, они смотрели фильмы в очках-компьютерах.

Раньше, когда Костя был совсем маленьким, он удивлялся, почему люди в очках-компьютерах хоть на земле, хоть в небе не сталкиваются друг с другом. Ведь они ничего, кроме своего кино в голове, не видят! Но папа объяснил Косте, что их охраняют специальные компьютерные сторожа, и при опасности в мозг человека поступает особый сигнал-приказ вынырнуть из виртуального мира в мир внешний.

Зато птицы замечали Костю и, как ему казалось, махали крыльями в знак радости от такой встречи. Внизу проплывали улицы, заполненные людьми в очках-компьютерах. Люди сидели или лежали в раскладных креслах на движущихся лентах-тротуарах.

Глава 4. «Мы угодили в ловушку!»

Наконец, машина стала снижаться, на пульте замигала сигнальная лампочка, завыла сирена. Мужской голос доброжелательно объявил: «По заданной программе маршрут подходит к концу. Идём на посадку».

Вдруг машина вздрогнула и перестала снижаться.

Костя в тревоге взглянул на родителей. Они продолжали смеяться внутри своих компьютеров. Костя озадаченно посмотрел в окно. Под ними был город. А они висели в воздухе. И больше никуда не летели. Голос мужчины-диктора приветливо сказал: «Непредвиденная остановка. Причина неизвестна».

И тут он увидел, что их симпатичный автомобиль «Макси» опутан сетью и окружён людьми в летательных скафандрах с мульти-пушками в руках. «Воздушные террористы! – в ужасе понял Костя. – Мы угодили в ловушку!». Он снова взглянул на родителей, те по-прежнему были увлечены компьютерными гляделками.

От папы Костя имел в голове инструкцию, как надо себя вести при встрече с воздушными террористами. Он прокрутил в памяти пункты папиных наставлений, на первом месте значилось: не паниковать. На втором месте: сосредоточиться. На третьем месте: применить оружие.

Но помимо папиной инструкции у Кости была ещё одна памятка. Её он прочёл в древней толстой книге.

Глава 5. Драгоценная находка в чулане

Бумажных книг у них дома, как и у всех людей на земле, не водилось. А если у кого-то и находились такие, то их рано или поздно выбрасывали.

Вот такая реликвия и была однажды найдена Костей в мешке, набитом рухлядью. Мешок стоял в чулане. Его собрали очень-очень давно, ещё до рождения родителей Кости, – для выноса на помойку. Но ни у кого за все эти долгие десятилетия так и не нашлось времени это сделать.

Мама разрешила Косте порыться в мешке, и он обнаружил там массу интересных вещей. Там были самые настоящие игрушки! О них он слышал в воспоминаниях прабабушки и прадедушки. Конструктор, лото, машинки, паровозики, куклы… «Это из наследия наших предков», – объяснила мама. «А как они до сих пор уцелели?» – спросил Костя. «Причина проста. У всех наших предшественников так же, как сейчас у нас, не хватало времени», – ответил вместо мамы – папа. «А можно это не выкидывать?» – попросил Костя. «Но зачем тебе хлам?!» – удивились родители. Их можно было понять. Ведь игрушками не только никто давно в этом мире не пользовался, но их уже и не производили за ненадобностью. Подобное считалось пустой тратой времени, которого никогда никому не хватало.

В том же мешке Костя и нашёл книгу, на обложке которой было написано: «Светлая Книга».

Мама и папа ничего не знали о Светлой Книге. Они обратились за подсказкой к электронному справочнику.

«А-а-а, – сказали родители. – Ничего особенного. Это история древнего мира. В те времена было принято молиться какому-то небесному Богу. Наши праотцы считали, что человека создал Бог и поэтому надо Его каждый день благодарить и просить у Него помощи».

Слова родителей про небесного Бога, у которого праотцы просили помощи, поразили Костю. И он стал потихоньку изучать Светлую Книгу. Там многое было непонятно. Но от такого чтения душа как будто освежалась, получала духовную силу и наполнялась радостью.

Книга-Радость – так для себя её назвал Костя. Слова с пожелтевших страниц ложились на сердце. Мальчик думал по этому поводу: «Если праотцы просили помощи у небесных сил, то, значит, и я могу это делать».

Глава 6. Воздушный бой. Помощь свыше

И вот. Испытание: воздушные террористы! Самый подходящий момент обратиться к Небу за помощью!

«Восстань, Неизвестный и Неведомый! Спаси меня, Светлый! Ибо Ты поражаешь в ланиту всех врагов моих; сокрушаешь зубы нечестивых».

Значение незнакомых слов он находил в поисковике глобальной сети. Вот когда пригодился ему интернет. Там он и узнал, что такое «ланита». «Сейчас Бог надаёт террористам пощёчин!» – так подумал Костя, когда произнёс «поражаешь в ланиту всех врагов моих».

Он с интересом глядел в злобные маски террористов. Бандиты делали руками знаки, чтобы им отворили двери машины. Они кричали через рупоры, встроенные в их масках: «Откройте двери! Иначе применим пушки-стрелялки!»

Костя не боялся террористов, он знал – папин летатель-бронемашина «Макси» надёжно защищён от подобных нападений. Да и не надо забывать, на Косте и его родителях надеты бронекостюмы. И всё же помощь от Господа была бы очень нужна! Совсем не хочется зависать в воздухе и смотреть на эти злобные физиономии. Конечно, можно вызвать воздушную полицию, но для этого надо отвлечь родителей от просмотра кино. Без ведома родителей Костя не мог решиться на вызов воздушной полиции.

Костя, уже более горячо, от всего сердца, повторял:

«Восстань, Светлый! Спаси меня, Сильный! Ибо Ты поражаешь в ланиту всех врагов моих; сокрушаешь зубы нечестивых». Подумал, и добавил от всего сердца: «Помоги, пожалуйста. Ведь нашим праотцам Ты помогал, они верили, что Ты есть. А если Ты есть, то, значит, Ты живой. И ты слышишь. И видишь».

Он искренне верил, что Он его слышит и обязательно поможет.

И вдруг… Появились два прекрасных золотоволосых юноши с сияющими лицами и белоснежными крыльями. Ангелы. О них Костя читал в Светлой Книге: «Ты творишь Ангелами Твоими духов, служителями Твоими – огонь пылающий».

Они держали в руках огненные мечи. Как грозен был взгляд их сверкающих очей! От одного вида Ангелов у террористов поджилки затряслись. Это Костя сразу понял, когда взглянул на бандитов. Террористы вскричали: «Ой-ой-ой!» Они взвыли от страха. Они выронили стрелялки-пушки, включили режим резкой посадки и порулили к земле. Оглядывались и кричали: «Мы больше не будем!».

Ангелы улыбнулись Косте и исчезли.

Освобождённая из плена машина спросила голосом робота: «Можно ли продолжать полёт? Препятствие исчезло». Костя хотел было разрешить полёт, но тут увидел за окном одного из террористов. Тот умолял его впустить в салон. Костя отрицательно покачал головой. «Мне папа и мама не разрешают открывать дверь на высоте». – «Пожалуйста, прости меня. Я прошу тебя, скажи хоть, кто эти сияющие юноши?» – «Это воины небесного Бога, создателя мироздания и всего живого». – «Мальчик, я тоже хочу подружиться с Богом. Научи, как это сделать!» – «Для этого надо молиться Ему». – «А что требуется от человека, чтобы стать другом Бога?» – «Надо быть добрым, честным, справедливым, жалеть и любить людей, прощать, помогать…» – «Спасибо тебе огромное, мальчик!» С этими словами террорист умчался.

Костя дал разрешение машине начинать снижение и заходить на посадку.

Через минуту на смартфон Кости поступил звонок.

– Привет, это я с тобой только что разговаривал. Меня зовут Петя. У меня новость: я больше не террорист! И никогда им не буду! Честное слово! А как тебя звать?

– Меня звать Костя. Как ты узнал номер моего смартфона, Петя?

– Очень легко. Ты разве не знаешь, что по номеру автомобиля можно узнать всё о его владельце и о его семье?

– Нет, не знаю.

– Ну, ты даёшь, таких вещей не знать. Ты что, не от мира сего?

– Ага, – улыбнулся Костя.

– Почему?

– Просто, – снова улыбнулся Костя. – А тебе сколько лет?

– Двенадцать.

– Мне тоже.

– Будем дружить?

– Я не против.

– И куда вы сейчас летите?

– К врачам. Родители обеспокоены, что я не желаю смотреть телевизоры, не сижу в интернете.

– Ты прям герой. Если честно, я в душе сам мечтаю жить вне интернета. Но, к сожалению, слишком втянулся в это дело. И не получается освободиться. А насчёт врачей – держись, к ним в лапы лучше не попадаться. До связи. Пока.

– Пока.

Глава 7. Гномы и тролли обозлились на Костю

Костю родители долго водили по разным кабинетам. Каждый врач задавал Косте одни и те же вопросы. Чем он интересуется, какие фильмы любит смотреть, хорошо ли кушает, не болит ли у него живот…

Затем Костю привели в самый последний кабинет – просторный светлый зал с огромными окнами. Много врачей сидело за большим круглым столом. Они были в очках-компьютерах и смеялись.

– Костя, подойди поближе и поздоровайся, – подсказал папа.

– Здравствуйте, – вежливо сказал Костя.

Но врачи не слышали. Они продолжали смеяться.

Мама взглянула на часы:

– Ой, «Поппи-моппи», семьсот шестьдесят пятая серия началась.

Мама уселась на один из диванов, надела очки-компьютеры и тоже стала смеяться.

Папа взглянул на Костю:

– Надо подождать. Давай присядем.

Через секунду папа тоже был в очках-компьютерах.

Костя огляделся. Всем было весело. Стоял хохот.

Костя подумал, что если «хохот стоит», то, значит, у него должны быть ноги. Мальчик пригляделся и увидел эти самые ноги. Причём, их было много. Маленькие человечки бегали по комнате, прыгали по плечам людей, хихикали им в уши и щекотали. Народ просто заливался смехом.

– Эй, вы кто? – спросил Костя.

– Мы – гномы смеха, – ответил самый важный, толстый человечек.

– А ты что – их начальник? Король смеха? Как тебя звать? – спросил Костя у толстяка.

– Меня звать Букки-Хрюкки.

– Хрюки? Ты умеешь хрюкать?

– Я всё могу, – важно сказал Букки-Хрюкки.

– Например?

– Например, я могу заставить человека смеяться.

– А меня можешь?

– Могу.

Тут Букки-Хрюкки щёлкнул пальцами, к нему подбежали три гнома.

Король смеха указал на Костю:

– Надо, чтобы он тоже смеялся.

Костя прошептал слова псалма: «Боже мой! На Тебя уповаю, да не постыжусь вовек, да не восторжествуют надо мною враги мои».

Гномы, кинувшиеся было к Косте, отступили и вернулись к своему начальнику.

– Противный мальчишка под защитой.

– Что-что?! – удивлённо переспросил Букки-Хрюкки. – У рода человеческого давно уже нет никакой защиты. Что за чушь вы несёте?

– Мы не знаем, в чём дело, – сказали хором гномы и с опаской покосились на Костю. – Но мы боимся этого паршивца. Нам ужасно страшно. Мы не можем подойти к нему.

– Тьфу, остолопы. Я сам, – сказал король смеха и решительно направился к Косте.

«Господи! Сохрани душу мою и избавь меня, да не постыжусь, что я на Тебя уповаю. Непорочность и правота да охраняют меня, ибо я на Тебя надеюсь!» – зашептал Костя.

Букки-Хрюкки остановился и недоверчиво посмотрел на Костю:

– Что ты там такое мерзкое шепчешь?

Костя улыбался, но не отвечал гному.

«Если эти существа боятся Божьего слова, значит, они – враги Бога. А поэтому и разговаривать с ними ни к чему», – думал Костя о гномах.

– Странно, – Букки-Хрюкки покрутил головой. – Я уже и забыл, когда видел у людей такой огонь защиты, как у этого мерзавца.

– Вот-вот, – зашумели гномы. – Ужасно страшно!

– Шшш, – шикнул на них король смеха. – Не смейте и мысли допускать, что вам могут быть страшны представители рода человеческого. Люди – наши рабы. А мы – их повелители. И ничего иного быть не может!

Врачи, оставшиеся без контроля со стороны гномов, сняли очки-компьютеры и вспомнили, что нужно работать.

Гномов врачи не видели.

Зато Костя видел, как гномы сидят на головах, плечах, ушах врачей, болтают ножками и показывают Косте кукиши.

Букки-Хрюкки прошипел, глядя на Костю:

– Так просто я этого не оставлю.

Король смеха подпрыгнул, надулся, стал красным, как помидор, и сказал:

– Заклинаю силой тёмной, заклинаю тьмой слепой – покажитесь, тролли злобы, разгоните всех метлой!

Вдруг поднялся сильный ветер, он закружил гномов смеха, и те стали кривляться и кланяться на воздушных струях ветра. Волны ветра качались и наливались тёмным сиянием. Это чёрное и блестящее свечение становилось то синим, то фиолетовым, то снова чёрным, оно пузырилось и пыхтело. И вот оно стало пухнуть и расти, и уже чудище-дракон со множеством чёрных лохматых голов открывает огненные пасти.

И из каждой пасти выпрыгивают злобные существа на козлиных ножках, но с человеческими ручками, с огненными глазками и свиными пятачками. Они высоко подпрыгивали и соприкасались в воздухе друг о друга своими козлиными рожками, и рожки громко стучали, и эти козло-человечки гнусно подхрюкивали. Гномы смеха выстроились в один ряд, как солдаты перед генералами, и стали бить земные поклоны. Тут из рядов козлиных человечков выступил главный, в красном плаще, и Букки-Хрюкки бухнулся ему в ноги:

– Приветствую тебя, о, Царь злых троллей!

– Зачем ты вызвал меня и мою армию?

– О, да не прогневается Царь Злобы на меня. Но без твоей всепобеждающей мощи нам не обойтись. Огромная опасность нависла над нашей планетой. Среди людей появился тот, от которого исходит неизвестная сила. Этот человек нагоняет такой ужас на всех моих гномов, что они превращаются в его присутствии в тряпки.

– Где же он? – Царь Злобы надменно усмехнулся. – Покажите его мне.

– Вот он! – закричали гномы смеха и выстроились напротив Кости, опасливо на него поглядывая.

– Чтобы увидеть этого презренного, нужно повернуться в его сторону, а для этого требуются усилия. Он того не стоит, – сказал Царь Злобы.

И обратился к своим троллям:

– Приведите его ко мне, живо, мои солдаты!

Костя увидел, как тролли выстроились рядами, подняли чёрное знамя с белым человеческим черепом, и замаршировали. Они били в барабаны, гудели в трубы, стучали в железные тарелки. Поднялся страшный шум.

Костя наложил на себя крестное знамение и зашептал: «Огради меня, Господи, силою Честнаго и Животворящего Твоего Креста, и сохрани меня от всякого зла!»

В рядах троллей произошло замешательство, их свиные пятачки и глазки налились от злобы кровью. Они затопали от бешенства козлиными ножками. Бессилие охватило их, а непонимание причины случившейся катастрофы привело их в такое бешенство, что они стали кусать и колотить друг друга.

– Вот видишь, а что я говорил?! – закричал торжествующе Букки-Хрюкки.

Он был доволен бессилием своих конкурентов-троллей. От удовольствия Букки-Хрюкки подпрыгнул, сделав в воздухе балетное «па», и изо всех сил стукнул кулаком Царя Злобы прямо по лбу.

Гномы смеха зарыготали лошадиным смехом, и вдруг попрыгали верхом на троллей злобы и начали их дубасить.

– Наконец, мы отыграемся на вас, гады! – кричали гномы.

– Прекратить! – заорал Царь Злобы.

– А мы тебе не подчиняемся, бе-е! – хохотали гномы смеха и показывали Царю Злобы свои змеиные языки.

Царь Злобы выбросил белый флаг.

– Временное перемирие! Именем Великого Мрака объявляю мирные переговоры.

Драка прекратилась. Гномы и тролли разошлись, встали поодаль друг от друга, и лишь злобно переглядывались.

– Мы все с вами знаем, что великая вражда между троллями злобы и гномами смеха уже длится много сотен лет, – сказал Царь Злобы. – Однако, сейчас мы на пороге беды. Среди людей появился тот, кто нам не подчиняется. Более того, от него исходит опасность для каждого из нас, вы все в этом только что убедились. Поэтому нужно забыть о внутренней войне ради войны внешней. Пока враг не будет подавлен, мы не должны ссориться между собой. Понятно?

– Понятно! – хором ответили гномы и тролли.

– Итак. Задача такова. Поскольку никто из вас не может напрямую воздействовать на этого негодяя, будем действовать через людей.

Глава 8. Побег из клиники

Врачи разглядывали Костю и его родителей, задавали вопросы по поводу настроения, интересов, аппетита, сна больного. И делали пометки в своих гаджетах.

Самый главный врач Аркадий Гаврилович Морусякин сидел в центре, ни о чём не спрашивал, на Костю не смотрел. Он что-то слушал в своих наушниках. Вдруг он крикнул: «Го-ол!» и захлопал в ладоши. Остальные врачи закричали «Урааа!», тоже захлопали в ладоши и включили звук в своих наушниках. В конференц-зале снова стало тихо. Врачи одобрительно качали головами и смотрели сквозь Костю.

По окончании матча Косте снова стали задавать вопросы про его сон, аппетит, любимые занятия, настроение.

Костя видел и слышал не только врачей, но и козло-хрюков, как он их назвал. Козло-хрюки, не просто устроили посиделки на людях. Эти тошнотворные особи, словно покрывала из мух, буквально устилали туловища, лица, головы врачей. Они присосались к людям и напоминали пиявок, да ещё грозили Косте кулаками.

– Приступаем к совещанию и вынесению окончательного вердикта, – важно заявил довольный исходом футбольного матча Самый главный врач Аркадий Гаврилович Морусякин.

Врачи одобрительно закивали.

– Решение таково: окончательный счёт благоприятный, выход в высшую лигу обеспечен.

– Что-что-что? – спросили родители Кости.

Врачи деликатно покашляли и сделали большие глаза.

– Ах, да, – сказал Аркадий Гаврилович. – Накладочка. Сейчас…

Он отключил наушники.

– Мальчик здоров… Хотя…

Вновь посмотрел на Костю и задумался.

К уху Аркадия Гавриловича прилип не видимый никем, кроме Кости, злобный тролль и гнусаво бубнил, его слова трансформировались в человеческие мысли. И эти чужие мысли человек никак не мог отличить внутри своей головы от мыслей собственных.

– Диагноз психической неустойчивости, некоммуникабельности, неадекватного отношения к миру и обществу. Угроза социальной неадаптации. Нужны самые строгие меры! – подсказка тролля перетекла как по маслу в мысли Самого главного врача.

«Боже, помилуй!» – воззвал в мыслях Костя.

Тут перед его духовным зрением открылись тонкие планы духовного устроения человеческого, и мальчику предстала чудовищная картина. Он увидел… мысли! Да-да. Демонские мысли были похожи на гнилостные сопли, они стекали в духовную среду человека. Там было до этого момента тихо, будто в штиль на море, и светло, там прыгали на лужайках белые зайчики, они играли в футбол и беззаботно смеялись. Но вот на них из жерла вдруг образовавшегося вулкана стали изрыгаться эти самые сопли. Зловоние, смрад опутали зайчиков, и те в одно мгновение стали похожи на угольных страшилищ с мрачными глазами. Они оставили свои забавы, и стали жадно пожирать втекающий в них смрадный гной. Они раздулись, и из маленьких пушистиков превратились в огромных вонючих непонятно что, но уже это не были зайчики. Они изрыгали чёрное пламя, и пожирали самих себя. Вот что теперь происходило внутри Аркадия Гавриловича, наглотавшегося мыслей злобного тролля.

Аркадий Гаврилович нахмурился и строго сказал:

– Вынуждены признать, что у пациента диагноз психической неустойчивости, некоммуникабельности, неадекватного отношения к миру и обществу. Угроза социальной неадаптации. Нужны самые строгие меры!

На плечах врачей запрыгали тролли и гномы, они пищали в уши своих жертв:

– Совершенно правильно! Именно так! Мальчика нужно срочно в лечебницу! Изолировать! Не выпускать! Режим строгого контроля!

Врачи наперебой заговорили, повторяя то, что им вложили в уши нечисти:

– Верно! Именно так! Пациента нужно срочно в лечебницу! Изолировать! Не выпускать! Режим строгого контроля!

Мама и папа переглянулись.

Мама сказала шёпотом папе:

– Кажется, мы зря сюда прилетели.

– Да. Нужно отсюда поскорее уходить.

– А вдруг нас не выпустят?

– Надо пойти на хитрость.

Врачи поднялись. Аркадий Гаврилович сказал:

– Родители могут идти. Ребёнок должен остаться. Мы для него вызовем бригаду медицинской полиции для сопровождения в медицинскую тюрьму.

– Мы согласны, – сказал папа. – Но мальчику нужно собрать вещи. Через пять минут он вернётся в эту комнату.

Как только Костя с родителями вышли из больничного здания, папа тихо сказал:

– Не оглядываемся, идём спокойно. Главное, сесть в машину. Остальное – дело техники.

– Игорь, а если…

– Никаких «если», – не дал маме договорить папа. – Всё будет так, как надо. Главное, выдержка, хладнокровие, спокойствие.

Они шли через широкий больничный двор. Вокруг было тихо. На скамейках сидели люди в очках-компьютерах. Некоторые из них смеялись, увлечённые просмотром комедийных фильмов, некоторые ахали и вскрикивали от увиденного в фильмах ужасов.

Костя с родителями прошли мимо сторожевой будки. Оттуда доносился хохот. Через открытую дверь Костя увидел охранника. Он удобно лежал на диване, подложив под ноги и под голову большие подушки, и смотрел кино в очках-компьютерах.

«Макси» ждал их.

Костя увидел, что его и родителей настигает рой чёрных ос. Ближе, ближе… Козло-хрюки! Они стали носиться, как воронки смерча, вокруг беглецов.

– Вы почему родителей не настроили нужным образом? – злобно орал на подчинённых Царь зла.

– Не получается пробиться сквозь броню родительской любви, – оправдывались тролли.

– Уничтожить броню! – приказал Царь зла.

– Не можем! – отвечали тролли.

– Срочно тащите сюда врачей, санитаров! Задержать, схватить! – орал вне себя Царь зла.

Когда врачи и санитары по внушению козло-хрюков выбежали на взлётную площадку, улыбающийся Костя помахал им с высоты птичьего полёта.

«Макси» благополучно набирал высоту, а родители вновь смотрели кино в очках-компьютерах.

– Больше к врачам никогда не пойдём, правильно, Игорь? – сказала дома мама, когда семья собралась за обеденным столом.

Папа взглянул на маму, скушал бутерброд с ветчиной и ответил:

– А борщ сегодня будет?

– Борщ подогревается. Но ты мне не ответил: я права, Игорь? Никаких врачей, да?

– Пока определённого ответа дать не могу, Наташа.

– Почему? – мама встревожилась и на мгновение перестала разливать борщ по тарелкам.

– Потому что всё будет зависеть от поведения нашего сына. Правильно, Костя?

Костя кивнул и стал кушать борщ со сметаной.

– Вот видишь, – сказала мама. – Всё будет хорошо.

– Поживём – увидим, – ответил папа.

– Но ты ведь не хочешь, чтобы нашего сына упекли в медицинскую тюрьму, Игорь? – сказала мама и подлила Косте добавку в тарелку.

– Не хочу, Наташа, – мягко сказал папа. – Но…

– Что «но»? – мама положила папе в тарелку с борщом ещё одну ложку сметаны и посыпала зеленью.

– Ты слышала, какой опасный диагноз поставили Косте врачи? А что, если эта болезнь начнёт прогрессировать? Что мы будем делать? Не лучше ли пресечь на ранней стадии, чем тянуть до необратимого процесса? – сказал папа.

Костя перестал есть. Он приглядывался к папе. Что-то настораживало в его изменившемся голосе. Это был не такой папа, как раньше. «Боже, помоги, Боже, помилуй», – сказал про себя Костя. Через секунду он увидел. Вот оно что! За ухом папы злобный тролль бубнил подсказки. Ещё через секунду Косте было дано знание: тролль-прилипала, особо опасный. Его прислал Царь Зла. Чтобы пробить броню родительской любви.

Костя про себя начал молиться словами псалма: «Господи, Боже мой! на Тебя я уповаю; спаси меня от всех гонителей моих и избавь меня».

Тролль насторожился. Теперь он не сводил злых глаз-булавок с Кости и бубнить в ухо папе перестал. Взгляд тролля стал острым, длинным, теперь это было стальное копьё, оно выползало из глаз-булавок, росло, приближалось. Всё ближе, ближе. Ещё чуть-чуть, и проткнёт сердце Кости.

Костя не переставал молиться: «Восстань, Господи, во гневе Твоем; подвигнись против неистовства врагов моих… Да прекратится злоба нечестивых, а праведника подкрепи, ибо Ты испытуешь сердца и утробы, праведный Боже! Щит мой в Боге, спасающем правых сердцем».

Сияющий золотом щит запылал огненным светом посреди комнаты и закрыл родителей и Костю от злобного тролля.

Тролль скатился на пол, забился в угол. Он трясся от страха.

– Игорь, я обеспокоена твоими словами, – сказала мама папе. – Нельзя так рассуждать. Иначе Костю упекут в медицинскую тюрьму. А уж там он точно никогда не выздоровеет. Дома – внимание, любовь, уют. А что там? От одной тюремной атмосферы заболеть можно.

– Ты права, Наташа. Я был не прав. Теперь я это вижу. Я просто наговорил чепухи. Видно, переутомился, – сказал папа, освобождённый от мысленного гнёта тролля-прилипалы.

Папа обнял Костю и поцеловал.

– А не пойти ли нам всей семьёй в кино, а?

– Можно, – согласился Костя.

– Вот здорово! – обрадовались родители. – Решено: завтра у нас поход в кино.

Родители радовались тому обстоятельству, что их сын, обычно равнодушный к кино, согласился посмотреть фильм. Это они восприняли как шаг к выздоровлению.

Костя тоже был рад. Он не помнил, когда они в последний раз ходили по-семейному куда-то просто отдохнуть. И какая разница, кино это, цирк или вылазка на природу. Главное, у папы с мамой нашлось время!

Глава 9. Лестница на небо

Вечером Костя прикатил в бабушкину комнату столик с ужином: сырники со сметаной, йогурт и фрукты. Мама и папа тоже заглянули к бабушке в спальню, крикнули «привет!» и вернулись в свои очки-компьютеры.

Бабушка же никого не слышала и не видела. Она проводила в очках-компьютерах время с утра до ночи.

Изо дня в день, из месяца в месяц птицы за окном чирикали свои песни. Шелестели зелёные листья деревьев. Косые лучи солнца щекотали бабушке щёки. Лёгкий ветерок приносил из открытого окна приятную свежесть. Но бабушка давно разучилась замечать всё вокруг.

Костя с сожалением смотрел на бабушку и не знал, чем ей можно помочь. Да и как помогать человеку, когда он сам того не желает? Бабушка так и сказала: мне ничего не надо, кроме фильмов, концертов, шоу-программ.

Таких, как бабушка Оля, вокруг очень много. Родители говорили, что таков современный мир. Увлечённые виртуальной жизнью в очках-компьютерах, пожилые люди срослись со своими диванами и разучились ходить. И жить иначе просто не желают. А если бы и пожелали, то надо заново учиться ходить. Но на это надо время, а его нет.

Костя подложил под бабушкины пальцы чайную ложку. Её пальцы откликнулись. Костя видел, как шевельнулись бабушкины ноздри. Она учуяла запах еды. Не отрываясь от кино, зачавкала сырниками.

Костя наклонился и увидел, что её седая голова кишит микро-троллями.

Нечисти поняли, что они рассекречены, и принялись корчить Косте рожи.

Костя перекрестился, возвёл глаза к невидимому небу и стал громко декламировать:

– Господь – свет мой и спасение мое: кого мне бояться?

Господь крепость жизни моей: кого мне страшиться?

Если будут наступать на меня злодеи, противники и враги мои, чтобы пожрать плоть мою, то они сами преткнутся и падут.

Если ополчится против меня полк, не убоится сердце мое;

если восстанет на меня война, и тогда буду надеяться.

– Костя? – услышал он удивлённый голос бабушки Оли.

Она сидела на постели, рядом лежали очки-компьютеры. Бабушка смотрела на Костю.

– Что ты такое сейчас читал? Что это за стихи?

– Это одна из частей Светлой Книги.

– Впервые слышу.

– Очень интересно, – сказала бабушка. – Ты знаешь, у меня будто в мозгах что-то прочистилось. Только теперь я поняла, какой туман в голове от этого бесконечного кино. Уф. Аж легче. Знаешь что, забери-ка у меня эти очки-компьютеры и спрячь подальше. Хорошо?

– Хорошо.

– И дай мне руку, я хочу встать и покинуть этот диван.

Бабушка свесила с дивана босые ноги, попыталась было встать, но не смогла.

– Ой. Ноги-то меня не слушаются, – с удивлением сказала бабушка. – Чего это они? Всегда я так хорошо умела ходить.

– Ещё бы, столько на диване лежать.

– Неужели за несколько дней я могла разучиться ходить?

– Какие несколько дней, бабушка! Несколько лет!

– Как?! – бабушка ахнула. – Это что, я столько времени жизни угробила в этих очках-компьютерах проклятущих?

– Да, бабушка. Именно так.

– Ох-хо, какой ужас, – бабушка чуть не плакала. – Что же мне теперь делать? Я не хочу валяться на этом диване и быть беспомощной амёбой.

Костя воздел руки и стал горячо говорить:

– Услышь, Светлый, голос мой, которым я взываю, помилуй меня и внемли мне.

…Тут свет осиял комнату. Костя с бабушкой ахнули: над их головами больше не было потолка, а было небо и несказанный свет. В этом свете они увидели Юношей златоволосых. Много прекрасных людей в белых одеждах пели: «Полны небеса и земля славы Твоей!»

Один из Юношей спустил с неба золотую лестницу с красивыми солнечными перильцами. И Костя с бабушкой Олей взбежали по этой лестнице на небо.

Девушка по имени Чистота встретила их, провела по красивым садам, наполненным необыкновенными птицами, фруктами, ручьями.

Она ласково улыбнулась и протянула Косте и бабушке Оле кисти душистого винограда.

Они приняли, стали благодарить, а уже и нет никого вокруг, и неба нет. А они снова в бабушкиной комнате.

– Нам что, приснилось всё это? – сказала бабушка.

– Нет! – радостно сказал Костя. – Смотри, у нас в руках подарок с неба. Давай скушаем по ягодке.

Бабушка скушала ягодку, и лицо её посветлело. Она бережно положила виноград на столик и пошла уверенно по комнате.

Костя с восхищением смотрел на неё.

Глава 10. Неприятный гость

Перед сном Костя заприметил в своей комнате неприятного гостя.

Это был весьма мрачный, злобного вида зеленовато-чёрный человек, с головы до ног покрытый шерстью. Можно было даже его перепутать с медведем. У нечисти было гадкое рыло со свиным пятаком, ноги и руки имели загнутые когти. И только один глаз, в центре лба. А над глазом торчал рог. Гнусь сидела на заплесневелом, покрытом мхом и паутиной, троне.

– Я – хозяин этой квартиры, – объявил нечистый.

– Домовой, что ли? – сказал Костя.

– Типа того.

– И что дальше?

– А то. Ты стал себя плохо вести. От тебя шарахаются все мои друзья. Я должен тебя вразумить.

– Зачем?

– Затем, – Домовой пришёл в раздражение. – Не задавай мне вопросов. А то приду ночью и кошмаров во сне нашлю. А потом ещё душить начну.

– А я тебя не боюсь.

– Это правильно. Меня не надо бояться. Со мной надо дружить. Я добрый.

– Ну, уж нет. С тобой дружить нельзя. Ты нечистая сила. А нечистая сила не может быть доброй.

– Между прочим, во все времена люди дружили с домовыми, задабривали их. Даже подкармливали. И сказки всякие добрые про них сочиняли. И мультики, и фильмы.

– Это от суеверия и темноты дремучей.

– Что же ты и меня считаешь темнотой дремучей? – обиделся Домовой.

– Хуже.

– А я вот тебя сейчас накажу за такие слова.

Домовой сверкнул глазом, и огонь заполыхал в его налившемся кровью зрачке. Он поднял свои мохнатые когтистые лапы, поднялся с трона, и стал надвигаться на Костю.

Костя перекрестился и сказал:

– Именем Всевышнего заклинаю тебя, нечистая сила, сгинь в преисподнюю, где место твоё!

Рожа нечисти перекосилась. Он весь затрясся, заскулил, потом завертелся юлой и убежал в угол. Там его ждал товарищ, тот самый злобный, а сейчас ужас какой перепуганный, тролль.

– Вам пора обоим убираться из нашей квартиры, – строго сказал Костя. – Живущий под кровом Всевышнего под сенью Всемогущего покоится! Возмездие нечестивым!

Стены и потолок, пол и окна – всё вокруг заходило ходуном. Дымом наполнилась комната. Трон Домового превратился в труху и плесень. Смрадный клубок выкатился из угла, внутри клубка кишели гномы, тролли, домовые, вся эта нечисть была подхвачена огненным смерчем и вместе с гнилым троном ухнула в преисподнюю.

Костя увидел, как далеко внизу, под ногами, разверзлась земля, внутри клокотало и горело страшное пламя. Внутри пламени корчились мрачные нечисти.

Всё успокоилось. Стало тихо. Ничего больше не мешало Косте спать в своей кровати.

Глава 11. Чудеса продолжаются

Утром потрясённые родители увидели, что по квартире ходит на своих ногах здоровая, крепкая телом и духом, бабушка Оля.

– Возвращаюсь домой, – сказала она. – Загостилась я у вас.

Папа и мама во все глаза смотрели на бабушку. От изумления они не могли и слова сказать.

– Скажите спасибо Косте, – кивнула бабушка на внука. – Благодаря ему получила второе дыхание.

Бабушка паковала в сумку свои вещи.

– Бабушка, я здесь ни при чём! – воскликнул Костя и укоризненно покачал головой. – Ты ведь знаешь, благодаря Кому получила исцеление.

– Знаю-то знаю, но разве им что-то докажешь, – бабушка показала глазами на Костиных родителей. – Им только компьютеры понятны. Впрочем, я и сама такой была буквально вчера. И мне ли обличать.

– Ничего не понимаю. Я просто в шоке, – сказал папа Игорь.

– Костя, может, ты прольёшь свет на всю эту странную ситуацию? Что за тайны у вас с бабушкой? Что за чудеса, наконец?! – сказала мама Наташа.

– Хорошо, я скажу, – решительно сказал Костя. – Дорогие мама и папа. Знайте: этот мир на земле – лишь слабое отражение истинного мира, того, что вне нашего человеческого зрения. И этот мир – небесный. Там живёт Тот, кто создал эту планету. Он сотворил мир, вселенную. Он создал нас, людей, и всё остальное, что движется и дышит. И вот Он и есть Тот, кто может помочь каждому из нас, если обратимся за помощью.

– Уж не из той ли древней книги, что валялась в чулане, ты набрался этих мифов? – сказал с улыбкой папа.

– Напрасно вы посмеиваетесь над мальчиком, – сказала бабушка. – Ваш сын гораздо разумнее вас, да и меня тоже. Сейчас он чуть ли не единственный в этом мире, кто в своём уме. А наглядное подтверждение слов Кости – перед вашими глазами: моё чудесное исцеление. Я много лет была прикована к дивану из-за страшной болезни. Название этой болезни – не инфаркт, не онкология, не туберкулёз, а – очки-компьютеры. Будь они трижды прокляты. Благодаря тому, что Костя стал просить Всесильного о помощи, я очнулась от своего виртуального транса.

Бабушка Оля развернула белоснежное полотенчико, внутри которого папа Игорь и мама Наташа увидели восхитительную виноградную кисть. От крупных ярких ягод исходило солнечное сияние. Каждая ягода была налита соком и светом.

– Что это?! Какая красота! – вскричали родители.

– Отведайте. Это дары Божественного Неба. Девушка по имени Чистота угостила нас с Костей, когда светлые силы возвели нас на Небо.

Родители скушали по ягодке, и лица их преобразились. Они засияли необыкновенным светом, глаза наполнились слезами умиления. Казалось, что с них упали оковы. Костя воззвал к Светлому, и открылось у него в эти минуты духовное зрение. Увидел он, что его родители освободились от скользкой, вонючей чешуи. Множество чёрных змей выползло из них, умчалось туда, под ноги, где зияла и ухала злобными криками огненная преисподняя.

– Костя, мы тоже хотим увидеть Небо! – вскричали папа и мама. – Мы хотим знать, как теперь жить? Ведь если существует Творец, то больше нельзя жить так, как мы жили раньше. Но как жить, как? Как угодить Ему, чтобы заслужить там, на Небе, светлую жизнь?

– Жить надо по заповедям. И об этом написано в Светлой Книге. Надо творить добро, и не поддаваться злу.

За дверью послышался шум. Позвонили. Резкий мужской голос громко сказал:

– Именем полиции откройте. В вашей квартире находится государственный преступник.

Взрослые переглянулись.

– Что бы это значило? – недоумённо сказал папа.

– Это проделки дьявола, – осенило Костю. – Нельзя, не открывайте. Это враг рода человеческого подстрекает людей против нас. Нечистый испугался, что утратит контроль над людьми. Возрождение на земле светлого духа означает конец всевластию князя тьмы!

– Но что нам делать? – сказал папа. – Они сейчас взломают дверь, а нас арестуют за неподчинение.

– Папа, не забывай, мы не одни. С нами Светлый, с нами Всесильный! – сказал Костя. – Будем взывать к Нему!

Он перекрестился. Глядя на него, перекрестились и взрослые. И стали повторять вслед за Костей:

– Отче наш, сущий на небесах! Да святится имя Твое! Да приидет Царствие Твое!

В дверь колотили и стучали. И вот, в квартиру ворвались полицейские. Они озирались в недоумении, но никого не видели и не слышали.

– Странно, – говорили они. – Никого нет. Ложный вызов. И кто же это подшутил над нами?

Рассерженные стражи порядка ушли.

– Ф-фу-у, – перевели дыхание взрослые. – Вот это да-а-а! Вот это сила у твоего Всевышнего, Костя! Он сделал нас невидимыми для полицейских!

Глава 12. Необыкновенные события на зелёной лужайке

– А давайте по случаю выздоровления моей мамы поедем на природу. Тем более сегодня выходной, спешить некуда, – предложил папа.

– Я не против, – согласилась бабушка. – А после прогулки меня подбросите домой. А то я загостилась у вас.

– Тогда я быстренько соберу корзину с кушаньями, – сказала мама.

У всех было радостное настроение.

В пути пели песни и смотрели с высоты на город, улицы, облака.

Костя был счастлив, что взрослые без очков-компьютеров, и можно с ними болтать обо всём на свете.

В пригородном лесу они облюбовали просторную зелёную лужайку возле чистого ручья, расстелили на траве скатерть вместо обеденного стола.

Но мама вдруг сказала:

– Ой!

Все посмотрели на маму.

– Я корзину с провиантом дома забыла.

– Мда, – почесал в затылке папа.

– Ничего страшного. Будем просто дышать свежим воздухом и наслаждаться красотами природы, – сказала бабушка.

– Вы молодцы, – сказал кто-то.

– Мне послышался чей-то голос, – сказал папа.

– И нам тоже, – ответили мама и бабушка.

– Это я говорю с вами, – ответил голос.

– Кто ты? – спросил Костя.

– Я тот самый, кого вы называете светлым.

Перед ними предстал в белых одеждах красивый юноша. Он сказал:

– Молодцы, что думаете не о пище, а о вечном. Я вас услышал. И приглашаю провести прекрасную прогулку на небо. Там я угощу вас небесными пирожными и конфетами.

Взрослые с изумлением разглядывали пришельца.

– Это что, инопланетянин? – сказал папа в недоумении.

– Вы меня страшно обидели. Не что, а кто, – ответил сердито юноша.

– Повторяю, – сказал он теперь с угрозой в голосе. – Я – Всесильный. Вы должны сначала мне поклониться, а потом погуляем по небесным закоулкам и подвалам.

Костя подумал: «Обижаться и угрожать – это свойство падшей природы, это признак гордости и отсутствия смирения».

Вслух Костя сказал:

– Если ты говоришь правду, то скажи особые слова светлых сил.

– Чего-чего? – не скрывая раздражения, возмутился пришелец.

– Говори.

– Пожалуйста. Отче наш, иже еси на небесех… А дальше сами знаете.

– А ты полностью прочти.

– Вот ещё. Я – самый главный, самый светлый. И никто не имеет права меня экзаменовать.

– Значит, ты не тот, за кого себя выдаёшь, – сказал Костя.

– Ты, паршивый мальчишка. Я тебя в порошок сотру! – нахмурился юноша, и из его прекрасного рта выглянули на мгновение страшные чёрные клыки.

– Силы небесные, спасите нас! – воскликнул Костя.

Юноша взвыл жутким утробным голосом и превратился в злобного рогатого исполина. Он грозил кулаками, топал ногами, а потом, наконец, демон исчез в клубах дыма.

– Придите ко Мне все обременённые, и Я успокою вас, – послышалось с Неба.

Это был невыразимо красивый, мягкий и величественный Голос.

Мама Наташа, папа Игорь, бабушка Наташа и Костя увидели спускающуюся с Небес армию светлых сил.

На другой стороне неба корчились тёмные полки демонов, они выли, кричали от страха, и, наконец, помчались с визгом в бездну.

Небо очистилось.

Голос сказал:

– Рожденное от плоти есть плоть, а рожденное от Духа есть дух. Должно вам родиться свыше.

Загорелись в небе свечи.

Забил из-под земли чистый источник. Превратился в светлую полноводную реку.

Повели Ангелы к водам новым тех, кто захотел стать новым человеком.

Отреклись от сатаны люди.

Глава 13. Таинственный старец

– Ребята. На первом уроке, по традиции, будем писать, как провели летние каникулы, – сказала Наталья Петровна и оглядела класс.

В классе было тихо. На учительницу никто, кроме Кости, не смотрел, никто её не слышал. Дети как один были в наушниках и очках-компьютерах.

Учительница вздохнула.

Приказывать или наказывать она не могла. Это было запрещено международной Конвенцией по правам человека.

– Костя, ты понял задание? – спросила Наталья Петровна.

– Понял.

– Тогда можешь начинать работу.

Костя открыл ноутбук и набрал заголовок сочинения: «Как я провёл летние каникулы».

В классе громко засмеялись. Дети смотрели кинокомедию.

Костя стучал по клавиатуре, набирая текст. Он описывал, как нашёл в чулане Светлую Книгу, как Светлые Силы защищали его, родителей и бабушку от бед и напастей.

Через пятнадцать минут сочинение было закончено и отправлено через интернет – учительнице.

Наталья Петровна с удивлением сказала по прочтении:

– Костя. Это всё хорошо. Но описывать надо было не сказочные, а реальные события.

Костя кивнул. Он понимал, что спорить или доказывать нет смысла.

Для вида надел на глаза очки-компьютеры, но не включил их.

Учительница посмотрела на него в задумчивости, повздыхала, и тоже надела очки-компьютеры. «А куда деваться», – подумала она.

Комедия оказалась очень смешной. Наталья Петровна хохотала.

Костя с облегчением освободил голову.

Теперь он был один, кто слышал и видел окружающее. Вся школа сидела в очках-компьютерах. Школа была в оцеплении роботов-сторожей. Робот-автомат давал звонки с уроков на перемены, потом снова на урок, но в коридорах было тихо и пустынно. В классах тоже стояла тишина. Все, и дети, и взрослые, от первого по десятый класс, от директора до уборщицы, были погружены в ту жизнь, которая разворачивалась для них в виртуальном мире.

Костя смотрел в окно. Там тоже было пустынно и тихо. Будто на необитаемом острове. Все жители города, от мэра до продавцов и пенсионеров, были заняты просмотром нескончаемых сериалов в очках-компьютерах.

А Костя видел птиц, солнце, небо, облака. Он слышал, как шумит где-то в высоте ветер.

«Есть ли в мире ещё люди, кто общается с миром Света и живёт по заповедям Всесветлого?» – подумал он.

«Есть. Я тебе покажу их», – ответил Всесветлый.

Золотая дорожка пробежала в белых барханах пустыни. Костя осторожно вступил на неё и пошёл. Идти было тяжело, жарко, хотелось пить. Не было зелени, не было воды. Когда он изнемогал от жары, а губы от жажды становились сухими, он падал и шептал: «Всесветлый, помилуй!» И тогда приходили три неизвестных старца. Они шевелили губами, что-то проговаривая про себя, и из-под песков вырывался родник. Прохладная чистая вода давала новые силы, поднимала и помогала идти дальше. Но вскоре облака вместо песков оказались под ногами. И Костя шёл над безднами, а далеко внизу мчались ветры, шумели леса, волновались океаны.

И вот чьи-то руки поставили его на вершину горы. И древний старец вышел из пещеры. Он сказал:

– Здравствуй, Костя. Да благословит тебя Всесветлый.

Они сидели на большом замшелом камне. Старец рассказывал о жизни, о войнах, о том, как люди постепенно забывали Всесветлого, и как они вели войну за войной против тех, кто не хотел забывать Всесветлого. Это продолжалось до тех пор, пока не были уничтожены сторонники Всесветлого.

– Все последние войны на этой земле были против них, – закончил свой рассказ старец.

– А как вам удалось выжить? – спросил Костя.

– Только с Его помощью. Когда начались гонения, в нашем монастыре оставалось двенадцать монахов. Всевышний велел нам покинуть обитель и разойтись по разным уголкам света. Нас вёл Он. Множество опасностей подстерегало каждого, но Всесветлый сохранял нас. Мы находились на большом расстоянии друг от друга, но в Духе нет ни расстояния, ни времени. Мы знали и видели друг друга, мы слышали шёпот друг друга. Мы были по-прежнему братьями во Всесветлом. И Свесветлый был в нас. На эту гору взойти простому человеку невозможно. Но Всевышний дал силы, и я с Его поддержкой, как птица, преодолел высоты, пропасти, ущелья. И с тех пор, а прошло уже несколько сотен лет, я здесь, на этой горе.

– Но люди не живут так долго! – изумлённо сказал Костя.

– У Всесветлого всё возможно. Нам, последним монахам последней обители, Всевышний велел жить. Жить в послушании. Мы послушны Его воле и поэтому живём. И возносим прошения за этот падший мир.

Две руки протянулись к ним с неба, расстелили на камне-столе чистую скатерть, расставили тарелки с угощением. Отварная рыба, картофельное пюре, овощи, фрукты, соки. Краюха тёплого хлеба.

Когда они насытились и возблагодарили Всесветлого, монах сказал:

– Тебя привёл ко мне сам Всевышний. Я должен открыть тебе Его волю.

И монах, склонившись к уху мальчика, тихо стал говорить…

Глава 14. Виноград с неба

Наталья Петровна отложила очки-компьютеры. Начался третий урок. Дети по-прежнему были в компьютерном измерении.

Учительница с печальным лицом прохаживалась между рядами. Никому нет дела до учёбы. В том числе и учителям.

Тут она заметила, что Кости Румянова нет на месте. Она обеспокоенно огляделась. Выглянула в окно. Затем в коридор. Пусто. На всякий случай громко крикнула: «Костя, ты где?!» Блестящие на солнце окна, чистый пол, закрытые двери классов. Тихо как в пустыне. Будто никого и нет в школе.

– Наталья Петровна, вы меня звали? – спросили за её спиной.

Она быстро оглянулась. Перед ней стоял Костя Румянов.

– А ты откуда взялся? И где ты пропадал? – учительница с удивлением оглядела класс.

Всё было по-прежнему. Дети в очках-компьютерах на месте. И вот, пропавший Костя. Он тоже теперь на месте. Учительнице стало не по себе.

– Наталья Петровна, не переживайте. Я отлучался ненадолго. Но уже вернулся.

– Как же ты отлучался, куда, если я не видела, как ты вернулся? Не по воздуху же?

– Вот именно, по воздуху.

– Но у тебя нет при себе лётного костюма.

– Но у меня есть при себе другое средство, ещё более действенное.

– Неужели учёные изобрели машину времени? – пошутила Наталья Петровна.

– Круче, Наталья Петровна. Не учёные, а сам Властелин Времени и Света. И не машину времени, а машину вечности, образно говоря.

– Ну-ка, давай сядем. Расскажи мне.

– Понимаете, Наталья Петровна, всё началось с чулана. Там я нашёл Книгу. Это Книга Светлых Сил. Ну, то есть Светлая Книга.

И Костя подробно описал Наталье Петровне последние события. О чудесной помощи Светлых Сил в победе над воздушными террористами, как удалось избежать медицинской тюрьмы, о путешествии в мир небесный и исцелении бабушки Оли. И, наконец, о втором рождении свыше их семьи, а также о монахе, который живёт уже много сотен лет.

Наталья Петровна в изумлении смотрела на Костю. Она была потрясена.

– Неужели это всё правда? Я что-то слышала о вере наших предков во Всевышнего. Но не задумывалась над этим.

Костя вынул из своей сумки картонную коробку из-под конфет, открыл. И будто небесное сияние разлилось вокруг. Наталья Петровна увидела восхитительной красоты солнечные ягоды.

– Это виноград небесный.

Учительница спросила разрешения и скушала ягодку.

– Непередаваемый неземной вкус! – только и смогла сказать.

И – чудо. Будто пелена упала с глаз. Лицо Натальи Петровна посветлело, глаза как будто увидели заново, в сердце загорелся не знаемый ранее свет.

В классе разлилось такое благоухание, что его ощутили и дети в очках-компьютерах. Они забыли о кино, отстали от зрелищ, обступили стол, за которым сидели Костя и Наталья Петровна. Все заворожено смотрели на светящиеся солнцем ягоды. Учительница взволнованно пересказывала детям рассказ Кости.

– И мы хотим этих ягод! – закричали дети.

Костя раздал всем по одной ягоде. И что удивительно – кисть от того не уменьшалась. Ягод на грозди оставалось по-прежнему много. С детьми произошло такое же преображение, как и с учительницей. Лица всех просветлели, глаза стали ясными, осмысленными. Никто не хотел больше возвращаться в призрачный мир виртуальных развлечений.

– Мы тоже хотим родиться свыше! – единодушно сказал класс вместе с Натальей Петровной.

– Я готов вам помочь! – раздался голос.

И в классе появился белый эльф с большими молочными ушами и выпуклыми синими глазами. Его тонкие ручки и ножки напоминали верёвки.

Он трепыхался, как желе, и извивался, как гадюка.

Летал над головами детей, кидал на них какую-то труху и кричал:

– Во имя торжества гордости и победы величия – восстань, сила могучего самолюбия!

– Ура, эльф из сказочной страны Самолюбивых эльфов! – дети захлопали в ладоши.

– Ребята, зачем любить эльфов, ведь они – разновидность нечистой силы. Выкиньте из головы страшилки, – сказал Костя.

– Много ты понимаешь, – обиделся эльф.

– Во имя Всесветлого, сгинь, сила нечистая! Провались обратно в преисподнюю! – сказал Костя, перекрестившись.

Эльф из белого вдруг стал чёрным, затем вытянулся в длинную зелёную соплю, земля перед ним разверзлась, внизу вопило и ухало грозно и страшно. И сопля утекла с визгами в бездну, всё стало тихо.

Тут зашумело, загудело в воздухе. И были дети с учительницей восхищены в некое светлое место, где струились чистые воды, пели птицы. И явились лики светлые. И состоялось великое таинство второго рождения свыше.

Глава 15. Кощей

– Что будем делать? На земле вновь запахло духом Всесветлого, – сказал в страшном раздражении Кощей и оглядел полки бесов, чины демонские, злую нечисть.

– Уничтожить! – выдохнуло сборище и зарычало, засвистало, затопало, оглашая душераздирающими воплями всё вокруг – и под землёй, и под небом.

Мигали тьмы красных глаз, дыбились чёрные рога, ухали, шипели, орали на все голоса миллиарды мохнатых чудищ.

Зло бурлило, клокотало.

Заклубилась зловонием преисподняя.

Поднялись над землёй духи тьмы. Заухали, помчались над миром, испуская стоны и вопли. Превратились бесы в козлов и змей, в свиней и жаб, захрюкали, заскакали, завизжали, зашипели. Пошла под небом и на земле свистопляска.

Помчались во все концы планеты в поисках друзей Свесветлого.

Кощей взглянул на свиту приближённых бесов, те под его мрачным взглядом подобострастно согнулись.

– Нужно заняться теми из человеков, кто в иерархии наверху во власти. И в том числе обязательно спецслужбами. Вложите в их мозги все необходимые антисветлые мысли.

– Рады стараться! – завопили бесы.

Запрограммируйте мозги правителей мира на антисветлый курс, – продолжал князь тьмы.

– Будет сделано! – вскричали бесы.

– Внушите руководителям на всех уровнях власти, что земля оказалась перед угрозой всесветлого реванша. И на сегодня первая задача их, властителей, – это очищение мира от просветлых настроений.

– Да, да, да! Так, так, так! – бесы стучали копытами и рвались в бой.

– Дайте им знать, что вновь, как сотни лет назад, возникла угроза светлейшей чумы. Пусть повыдергают сорняки, пока их мало. А то будет поздно.

– О, да! Не позволим! Задушим! Сгнобим!

– Запомните все, – князь тьмы наклонился со своего трона и обвёл слуг налитыми кровью глазами. – Если человечество не справится со светлыми, то нам, демонам, придёт конец. Вы, видно, подзабыли, что наши главные враги не только люди, но и особо те из них, кто стал светлыми, то есть рабами Всесветлого. Кто раб Всепсветлого – тот враг сатаны.

– Уничтожим!

– Вы, видно, подзабыли за эти столетия затишья, что именно через светлых, как через проводники, на планету идут от Всесветлого добро, любовь, милосердие, покаяние, совестливость, честность и прочая гадость, – всё то, что уводит души людей из наших сетей, что ведёт к их спасению. Если так пойдёт, то ад опустеет, к нам перестанут поступать грешники, все начнут спасаться. Вот тогда и нам всем придёт погибель. Приблизится тот страшный Судный день, о котором каркали пророки.

– О, только не это! – заблеяли бесы.

– Вот именно, только не это. А потому ройте землю, ешьте землю, но чтобы ничего светлого и близко не было на земле. А оно, светлое, всё сильнее всходит на планете. До меня всё явственнее доносятся эти ужасные их прошения и слёзы очищения, будь они миллион раз прокляты.

Кощей замолчал, нахмурился. Подданные напряглись. Все опустили глаза в страхе перед повелителем.

– И ещё вот что. За последние столетия застоя наша доблестная нечистая сила явно расслабилась. Куда подевались маги, колдуны, ведьмы? Где гадалки, экстрасенсы, ясновидящие? Срочно беритесь за насаждение этой вредоносной силы. У людей в случае возрождения Светлейшей Эры должна быть духовная альтернатива, та ниша, куда можно будет подтолкнуть слабых, безвольных, глупых, пустых, суеверных, маловерных, всех тех, в ком осталась склонность к язычеству, к неоязычеству, ну и всякому разному. Живо беритесь за возрождение сект, духовных школ, эзотерических курсов, волшебства, чёрной и белой магии, оккультизма и прочего. Если не удастся победить светлых, тогда придётся вносить раскол в их ряды, организовывать обновленческие отряды, внедрять агентов и насаждать всякое прочее. Мы должны сделать всё, чтобы вырвать из рук Всесветлого кающихся, не дать им спастись.

Глава 16. Задиралки

– В мире становится неспокойно, господин Министр, – доложил первый Надзиратель Ватрушкин Бурдулей Омухроевич и склонил голову в ожидании ответа.

Министр государственной безопасности Чрезвычайлов Бандуган Караваевич лежал в подушках на диване и играл в задиралки в своём красивом серебристом, последней модели, новеньком планшете.

– Подожди с глупостями, – ответил он. – Ну-ка, помоги лучше мне. Подключись к задиралкам.

– Слушаюсь.

Некоторое время Чрезвычайлов Бандуган Караваевич и Ватрушкин Бурдулей Омухроевич упражнялись в задиралках. Они крякали, ухмылялилсь, потом вдруг сдвигали брови, и печаль отражалась на их толстых лицах, потом снова радовались и, наконец, оба вскричали:

– Ура! Победа!

– Что значит, две головы, – сказал Министр госбезопасности.

Он был счастлив.

– Да, увлекательно получилось. А главное, удачно, – согласился Первый надзиратель и попросил разрешения удалиться.

Ему не терпелось продолжить в своём кабинете игру в задиралки. Он терпеть не мог играть в паре с кем-то, а тем более с шефом. Но, конечно, подобные неблагонадёжные настроения он от начальства скрывал.

– Как это ты хочешь уйти, когда мы лишь два раунда сыграли. Впереди ещё пятнадцать. Я так не играю, – капризно сказал Министр государственной безопасности Чрезвычайлов Бандуган Караваевич. – Ты что, желаешь мне крупного проигрыша? В одиночку я точно продуюсь.

Он пристально посмотрел на подчинённого.

– Послушай. Если ты меня оставишь один на один с задиралками, я тебя на-ка-жу. Был Первым, а станешь Вторым. Вот так. Хе-хе.

И Чрезвычайлов Бандуган Караваевич показал язык Ватрушкину Бурдулею Омухроевичу.

Тот похолодел, мысленно назвал своего шефа «дурканутым дураком», но на лице изобразил любезность.

Обрадованный согласием напарника Министр приказал тому прилечь на соседнем диване, и они продолжили игру.

Играли до утра. В восемь утра оба внезапно уснули, а проснувшись вечером, продолжили игру. Шёл пока лишь восьмой раунд.

На столе стояли привезенные роботом-секретарём подносы с закусками, но игрокам было не до еды. Лишь на третьи сутки по завершении семнадцатого раунда они отвалились от планшетов и, обессиленные, стали вызванивать «скорую помощь».

Прибывшие роботы «скорой помощи» надели на пострадавших спасательные скафандры, подключили к системе «глюкоза-вода-витамины-микроэлементы и т.д» и восстановили оба организма.

– Угроза обезвоживания и истощения устранена, – прозвучал металлический голос, и роботы «скорой» улетели.

– Ну, так что там у тебя? Ты ведь зачем-то пришёл ко мне? – спросил Министр государственной безопасности Чрезвычайлов Бандуган Караваевич.

После семнадцати раундов задиралок Бурдулей Омухроевич решительно не мог вспомнить, для чего приходил в кабинет Министра.

– Счёт в нашу пользу, другого ничего не могу сказать, – ответил Первый надзиратель Ватрушкин Бурдулей Омухроевич.

– Это мне и без тебя известно, дурканутый ты дурак.

«Сам ты дурканутый дурак», – подумал Бурдулей Омухроевич, а вслух сказал:

– Так точно, господин Министр. Я – дурканутый ты дурак.

– Чего-чего? Ты зачем сказал «ты дурак»? На меня намекаешь?

– Но вы же сами только что сказали, господин Министр, «дурканутый ты дурак». Вот запись нашего разговора.

Первый надзиратель нажал на пуговицу левого нагрудного кармана, и оттуда раздался голос Министра государственной безопасности Чрезвычайлова Бандугана Караваевича: «Это мне и без тебя известно, дурканутый ты дурак».

– Ладно, не лови на слове.

– Слово не воробей. Вылетит – не поймаешь.

– Как же-как же, только не с нашей техникой. Как раз и поймаешь. Кстати, ты зачем меня ловишь, записываешь? Подслушиваешь, что ли?

– Нет, господин Министр. Это для истории. Ваше легендарное имя уже в истории. А для истории важно всё – на память потомкам. В музей имени Вас.

– Музей имени Меня? Такое будет, ты считаешь?

– Я в этом уверен.

– Ха. А ты молодец. Повышаю тебя в чине. Теперь ты не Первый, теперь ты Высший надзиратель.

– Слушаюсь и повинуюсь.

– Так что ты начал говорить, никак не доберёмся до сути.

– Я начал говорить, что я – «дурканутый ты дурак», как вы изволили выразиться.

– Ты опять за своё? Мог бы просто сказать о самом себе, что, мол, дурканутый дурак. Зачем вставляшь «ты»? Получается, что не ты, а я дурак дурканутый. Ну-ка, повторяй за мной, что ты дурканутый дурак.

– Повторяю, что «ты дурканутый дурак».

– Ах, ты и правда болван. Не я, а ты дурканутый дурак. Так и говори.

– Ты – дурканутый дурак, так и говорю, как вы сказали.

– Тьфу. Нет, зря я тебя повысил. Понижаю. Ты не Высший, ты снова Первый надзиратель. Вот так тебе.

И Министр государственной безопасности Чрезвычайлов Бандуган Караваевич показал язык Ватрушкину Бурдулею Омухроевичу.

– А теперь убирайся с глаз моих долой. И три дня мне на глаза не попадайся.

– Слушаюсь и повинуюсь, господин Министр, – сказал Бурдулей Омухроевич и скорым шагом, чуть не бегом, покинул кабинет.

Он был бесконечно счастлив. Целых три дня не попадаться на глаза Министру! Что может быть лучше!

Вернувшись к себе, он выхватил из кармана планшет, запрыгнул с ногами на диван и продолжил игру в задиралки.

Как только из кабинета Министра вышел Первый надзиратель, к Министру зашёл Второй надзиратель – Переплюнь Агамухович по фамилии Зубоконь.

Он доложил:

– В мире становится неспокойно, господин Министр, – после этой фразы Зубоконь замолчал и склонил голову в ожидании ответа.

Министр государственной безопасности Чрезвычайлов Бандуган Караваевич лежал в подушках на диване и играл в задиралки. Он поднял голову и сказал:

– Точно такую фразу я уже слышал три дня назад. От Первого надзирателя. Ты что, ничего новенького не мог придумать? Вместо того, чтобы лезть с глупостями, помоги разобраться с задиралками. Проигрывать на восемнадцатом раунде мне не хочется.

– Слушаюсь и повинуюсь.

– Иди вон на тот диван. Приляг. А теперь подключайся. Видишь?! Нет, ты видишь, в каком я положении?!

– О, да, – заинтересованно сказал Второй надзиратель Переплюнь Агамухович по фамилии Зубоконь, уставившись на экран своего планшета. – Вы в очень интересном положении.

– Ничего интересного. Срочно помогай, Зубоконь! Ещё чуть-чуть, и мне будет крышка.

Они углубились в планшеты. Их лица раскраснелись. Было тихо. Только иногда кто-то из них пыхтел или восклицал.

На третьи сутки беспрерывной игры они отключились, едва успев вызвонить «скорую».

После того, как роботы «скорой» привели их в форму с помощью подключения к системе «глюкоза-вода-витамины-микроэлементы и т.д», игроки вознамерились продолжить раунд в задиралках.

Но в этот момент вопреки протоколу их уединение было нарушено появлением Третьего надзирателя – Пискунёшкина Мордоворота Задувайловича.

Его лицо было взволнованным и даже красным.

Он смотрел на Министра государственной безопасности умоляющим взглядом, приложив руки к груди.

Он собрался сказать что-то важное, но Бандуган Караваевич сказал вместо него:

– Только не говори, что в мире становится неспокойно.

Мордоворот Задувайлович кивнул и сказал:

–Так точно, господин Министр.

Помолчал и добавил:

– Разрешите идти?

– Не разрешаю. По случаю выигрыша в задиралках у меня отличное настроение. И поэтому я не стану тебя наказывать за внезапное вторжение в мой кабинет. Да ещё с дурными новостями. У тебя ведь дурные новости, не так ли?

– Э-э-э…

Мордоворот Задувайлович Пискунёшкин кусал губы. Он проклинал себя за то, что столь необдуманно решился зайти к шефу без вызова.

Бандуган Караваевич усмехнулся, поудобнее развалился в подушках:

– Валяй. Говори, что хошь. Кроме одной фразы: что в мире становится неспокойно.

Мордоворот Задувайлович почувствовал ужас. Он понял, что попал в отчаянное положение, и сказал:

– Я бы хотел доложить, господин Министр, что…

Он замялся. И начал заново:

– Я хотел доложить, что в мире не становится спокойно.

– Что-о-о?! – вдруг рявкнул Министр госбезопасности и в приступе внезапной ярости стал кидаться подушками. – Почему до сих пор не приняты экстренные меры?

Первая подушка упала Второму надзирателю Переплюнь Агамуховичу по фамилии Зубоконь на лысину.

– Почему я обо всём узнаю в последнюю очередь?

Вторая подушка была перехвачена Третьим надзирателем Мордоворотом Задувайловичем Пискунёшкиным.

– Почему до сих пор не созван чрезвычайный совет?

Третью подушку Мордоворот Задувайлович отфутболил, после чего оба надзирателя стали отступать.

Министр поднялся и застёгивал пуговицы на своём френче.

На всякий случай Мордоворот Задувайлович держал ногой приоткрытую дверь.

В тот момент, когда Бандуган Караваевич запустил в них чугунной гирей, оба успели выпрыгнуть за дверь.

Глава 17. Вечность

– Дети, вот мы с вами родились свыше. Великие опасности нас поджидают в этом мире. Но будем уповать на волю Всесильного, – сказала Наталья Петровна.

Она оглядела учеников. Десять мальчиков и десять девочек со светлыми лицами смотрели на неё с радостью и надеждой. Вокруг сияли облитые солнцем просторы рек, полей, лесов. С высокой зелёной горы, на которой они расположились, были видны чудные пейзажи родной земли.

– Как тут хорошо, – говорили дети.

– А заметьте, – сказала учительница, – в этих местах, куда нас сейчас поместил Всесветлый, не видно городов, домов, машин.

– Где же мы? – заговорили ребята.

Они услышали Голос:

– Сейчас вы – над временем. Вы – в вечности.

Глава 18. Бабушка Оля и полицейские

– Дом окружён. Внимание. Предлагаем сдаться.

Эти слова прозвучали внезапно так громко, прямо над ухом, что спать дальше было просто невозможно. Бабушка Оля открыла глаза, прислушалась. Кто-то возился за окном. И, кажется, за дверью.

– Похоже, это враги света, – пробормотала себе под нос бабушка Оля.

Она давно была готова к подобным приключениям. С того памятного дня, когда стала последовательницей Светлых Сил и родилась свыше. Она понимала, что рано или поздно, но дьявол ополчится на неё. И это произойдёт, конечно, примерно вот так, как сегодня, с привлечением полиции или даже бандитов.

Она подошла к окну. В щёлку между шторами она увидела то, что и ожидала увидеть. Большой грозный полицейский в лётном костюме висел возле её окна. Это он стучал в стекло.

Она открыла форточку и сказала:

– Вы хотите кофе? Или чая с мятой?

– Нет, – озадаченно сказал полицейский. – Я хочу, чтобы меня впустили в дом.

– Через окно?

– Пожалуй, так, – нерешительно ответил полицейский.

– Пожалуйста, – бабушка Оля открыла окно, и через минуту полицейский, отдуваясь, стягивал с себя обмундирование.

– Понимаете, в нём очень жарко, – оправдывался он.

– А там, за дверью, ваши коллеги?

– Ой, да, там мой напарник. Миша, ты где?

– Где-где, за дверью. Давно пора обо мне вспомнить, – проворчали за дверью.

– Вы не могли бы открыть ему дверь? – спросил полицейский извиняющимся голосом.

– Пожалуйста, – сказала бабушка Оля.

– Меня зовут Миша, – сказал вошедший и тут же принялся стягивать с себя бронежилет, бронештаны, бронешлем, бронесапоги.

– Уф, хорошо, – сказал он, сидя на полу. – Без этой дребедени намного легче. Правда, Петя?

– Это точно, – ответил полицейский Петя.

Он вопросительно взглянул на бабушку Олю. Та в это время про себя усердно просила помощи свыше.

Полицейский сказал:

– А вы насчёт кофе пошутили?

– Нет. Всерьёз. Хотите кофе?

– Конечно. Вы первый человек, кто предлагает полицейскому кофе. Обычно нас боятся и не открывают дверь.

– А отчего же вас боятся?

– Чаще всего думают, что мы переодетые террористы. И это печально.

Полицейские вздохнули.

– Кажется, вы оба не успели сегодня позавтракать. И это, думаю, именно так, – сказала бабушка Оля.

– Да, вы правы. У нас не простая профессия, – вздохнули Петя и Миша.

– Но вам вполне уже пора на пенсию.

– Да, пора. Причём, со вчерашнего дня. Но именно вчера вышел указ о чрезвычайной ситуации в стране, и пенсионные дела отложили на потом.

– Чрезвычайная ситуация? Впервые слышу. Нет, о таких вещах на голодный желудок лучше не говорить. А потому шагом марш мыть руки и затем – на кухню. Там мы и обсудим вашу чрезвычайную ситуацию.

Яичница с сыром, говяжьи сосиски местной агрофирмы «Дружба народов», салат из свежих помидоров с оливковым маслом подействовали на полицейских благотворно. Ну, а кофе со сливками и домашние пирожки с яблоками и тем более, так что настроение у них уже было прекрасное и ворчать больше никому не хотелось.

От них бабушка Оля узнала, что в правительство поступил сигнал о зарождении в стране опасного христианского движения. Того самого, из-за которого в давние времени случались войны и распри. Во все полицейские участки разослан приказ о начале борьбы с друзьями светлых сил, ещё их называли христианами. В чёрном списке пока нет ни одного человека. Но разведка будет бдительно искать светлых всюду. Даже в детских садах и школах. И, конечно, найдёт. А пока идут профилактические облавы и обыски.

– Отчего считают светлых опасными? – спросила бабушка Оля.

– Не знаем, – пожали плечами Петя и Миша.

– Посмотрите на меня. Я внушаю вам страх?

– Нет.

– А ведь я из светлых – так сказать, новообращённая, – призналась бабушка Оля.

Петя и Миша очень удивились, задумались, а потом пообещали бабушке Оле никому о её светлости не докладывать.

– Но почему вы стали светлой? И в чём смысл всего этого? – спросили они.

– В любви, – объяснила бабушка Оля. – Следование заповедям светлых сил – это любовь. Это милость. Это прощение и доброта.

– Если это так, то мы тоже хотим быть светлыми, – сказали Петя и Миша.

Глава 19. Приключения на улице Кактусов

Наталья Борисовна Румянова, мама Кости Румянова, работала в большом здании на улице Кактусов. В этом важном заведении на каждом этаже в холлах стояли большие диваны, пальмы в кадках, цветы в горшках, и в клетках щебетали птицы.

Наталья Борисовна приходила на работу, чтобы изучать биологические тайны, делать открытия, а потом их обнародовать и внедрять. Но в последние десятилетия открытия делались крайне редко. Потому что всем было некогда. Люди были погружены в мир компьютерных развлечений.

Вот и сегодня, когда Наталья Борисовна пришла на работу, диваны в холлах были заняты биологами в очках-компьютерах. Они хохотали. Шла очередная серия замечательного комедийного сериала.

Наталья Борисовна покормила птиц, полила цветы, огляделась. Никому не было до неё дела. Тогда она пошла в свой кабинет и стала работать. Она со стыдом думала о том, что уже и забыла, когда в последний раз занималась своими прямыми обязанностями.

Вдруг она услышала чей-то вздох.

Она вышла в коридор и увидела уборщицу. Анна Егоровна сидела на полу и держалась за сердце.

– Вам плохо?

– Да, прихватило. Понервничала. Увольняют меня за ненадобностью. Сказали, вместо меня за роботами-уборщиками теперь будет присматривать тоже робот.

– Не расстраивайтесь, – сказала Наталья Борисовна и замолчала.

Как ещё утешить, она придумать не могла.

– Сердце болит, – пожаловалась Анна Егоровна. – Это всё от нервов. И как теперь жить.

– Я вам «скорую» вызову.

– Не надо. Ну их. Приедут эти, роботы. Ну их.

– А знаете, – Наталья Борисовна взглянула на Анну Егоровну. – Кажется, я знаю, что нужно сделать.

– Что?

– Попросить помощи у Всесветлого.

– А это не опасно?

– Нисколько.

Наталья Борисовна сосредоточилась и про себя обратилась к светлым силам.

Через минуту Анна Егоровна улыбнулась.

– А знаете, сердце перестало болеть.

– Внимание. Объявление для Анны Егоровны, – раздался голос из местного радио. – Приказ о вашем увольнении отменяется.

Наступила тишина. Директор прокашлялся и добавил уже не официальным, а дружеским тоном:

– Я вот подумал-подумал, и понял. Всё же контроль за работами-уборщиками должен осуществлять человек, а не машина. Чтобы круговой поруки не получилось.

Анна Егоровна захлопала в ладоши.

– Ура! Я снова смогу сидеть целыми днями в очках-компьютерах!

Наталья Борисовна укоризненно покачала головой:

– А как же работа?

– О, это не проблема. Ведь мои роботы-уборщики, знаете, как выдрессированы! Им вообще никакого контроля не требуется, честно говоря. Ха-ха!

– Но ведь это… – Наталья Борисовна замялась.

Она хотела сказать, что это – «нечестно», но вспомнила, что и сама недавно болела компьютерной зависимостью, вследствие чего имела самое прохладное отношение к работе. Поэтому Наталья Борисовна говорить ничего не стала.

– Понимаю вас, – кивнула Анна Егоровна, – вы хотели сказать, что на рабочем месте надо трудиться, а не отлынивать. Но ведь сегодня такой стиль жизни везде. Сами знаете.

– Знаю, – согласилась Наталья Борисовна.

– Вы лучше мне про Всесветлого расскажите. Что это за волшебство такое. Научите.

– Это не волшебство. Он – Вездесущий. Он есть, Он слышит и видит, он всегда и везде. Он создал нас и всё живое вокруг. Надо жить по Его заповедям, и лишь тогда твои добрые пожелания будут услышаны.

– И в чём смысл этих заповедей?

– Любить Создателя и любить людей, делать добро, жить и поступать по совести. И так далее.

– Мда…. – Анна Егоровна задумалась.

А потом решительно сказала:

– Но ради чего? Ведь жить по совести в этом мире – это приносить себя каждый день в жертву. Это тяжело!

– Да. Это непросто. Но с Его помощью всё возможно. А смысл есть.

– Не вижу я никакого смысла.

– А как вы думаете, что вас ждёт после смерти?

– Ничего не ждёт. После смерти ничего не может быть. И давайте не будем об этом. Не люблю я подобные разговоры. Неприятные они.

– Так говорят те, кто не верит в Творца, а значит, и не верит в загробную жизнь.

– Вы хотите сказать, что существует загробная жизнь?!

– Да. Но путь на Небо тернист и узок. А вот широкая и удобная дорога, полная развлечений и всякого другого подобного и похуже, прямиком ведёт на вечные муки в ад.

– В таком случае я готова идти узким путём, но лишь бы не оказаться в аду.

– Внимание! Красный уровень тревоги! Облава! Служба безопасности в здании! Всем оставаться на местах! – заговорило радио металлическим голосом.

В ту же минуту вооружённые люди в масках побежали по этажам.

– Всем двигаться на выход!

Во дворе научных сотрудников выстроили в ряд и приказали тем, кто считает себя последователями Светлых Сил, сделать шаг вперёд.

Наталья Борисовна и Анна Егоровна вышли из строя.

На них удивлённо смотрели коллеги. Никто ничего не понимал.

– Та-ак, – зловещим голосом произнёс командир группы захвата. – Живо отрекайтесь от своего Начальника. А не то…

Командир направил на женщин пистолет.

– Пиф-паф, и вас не станет.

– С радостью готовы принять смерть за Всесветлого, – ответили Наталья Борисовна и Анна Егоровна.

– Ах, так. Идите к стене. Там вас и расстреляем.

– Разрешите напоследок обратиться к Всесветлому, – попросили Наталья Борисовна и Анна Егоровна.

– Даю вам одну минуту.

Женщины воздели руки и стали призывать на помощь Всесильного.

– Ну-ну, где же ваш Командующий? Что же не идёт на помощь? – ехидно сказал командир.

Вдруг земля под ногами задрожала. Небо потемнело от набежавших туч. Загремели страшные громы. Засверкали молнии. И грозный Голос с Неба сказал:

– Не бойтесь, верные Мне. Я – с вами.

Опустилась тёмная завеса на полицейских, и те внезапно ослепли.

– Ай-ай-ай! – кричали они. – Мы ничего не видим! О, светлые, простите нас, верим, мы уже верим в вашего Начальника! Пожалуйста, просите о нашем исцелении! Пожалуйста!

– Обещайте, что никогда не станете причинять вреда светлым! – сказали Наталья Борисовна и Анна Егоровна.

– Обещаем не причинять вреда светлым! – кричали полицейские.

И тут же к ним вернулось зрение.

Работники научного института и полицейские обступили Наталью Борисовну и Анну Егоровну. Всех интересовал один вопрос. Кто есть Начальник Светлых Сил? И как стать светлым?

Никто из них больше не желал жить вне общества светлых.

Глава 20. Летатель-наблюдатель и странный господин с хвостом

Игорь Всеволодович Румянов, папа Кости Румянова, работал летателем-наблюдателем. В лётном обмундировании, со шлемом на голове, вместе со своими коллегами-наблюдателями из лётной команды Городской охраны порядка, он целыми днями мотался в небе над улицами. Работы было много. Ведь город был запружен людьми, которые ничего вокруг себя ни видели. Их глаза закрывали очки-компьютеры или нейрошлемы. Вот за этими людьми в нейрошлемах и в очках-компьютерах и приходилось наблюдать, чтобы не столкнулись друг с другом, чтобы не влипли в стену дома, не попали под машину… Не перечесть.

Игорь Всеволодович Румянов внимательно наблюдал за жизнью вокруг. Большинство людей предпочитали передвигаться на самодвижущихся дорогах. Они сидели на диванах и смотрели фильмы. У многих на груди висели таблички с названием нужной им остановки. Это для наблюдателей. На случай, если не сработает таймер и увлечённый просмотром фильма пассажир пропустит остановку. Тогда наблюдатели напомнят ему, что пора выходить.

Но самое большое беспокойство доставляли наблюдателям жулики. Карманные воришки за последние годы превратились в настоящую грозу города. Для любителей лёгкой наживы технический прогресс и виртуальная жизнь граждан стали золотой жилой. То и дело электронные и телевизионные средства массовой информации сообщали о грабежах, разбоях, воровстве.

За каждое своё воздушное дежурство Игорь Всеволодович Румянов и его коллеги отлавливали и передавали на руки полиции десятки воришек.

Правда, не все наблюдатели относились добросовестно к своим обязанностям. Иные вместо того, чтобы следить за порядком, пристраивались в укромном уголке, чаще всего на крыше дома или дереве, и погружались в просмотры разной интересной всячины в очках-компьютерах.

Не так давно и сам Игорь Всеволодович грешил таким же образом, но после того, как он стал светлым, всё изменилось в его жизни. Идти на сделку с совестью он просто разучился.

Сегодня день был похож на предыдущие. Игорь Всеволодович задержал мужчину, который снимал туфли с увлечённого просмотром кино пассажира. Затем помог двум дамам, прозевавшим из-за просмотра кино нужную им остановку.

И прочие подобные инциденты. Но вскоре начались вещи из ряда вон выходящие.

С высоты птичьего полёта Игорь Всеволодович увидел, что на одном из диванов движущейся дороги развалился странный господин без очков-компьютеров, но с хвостом и рожками. Рожки были спрятаны под шляпой, в шляпе от них образовались дыры. И поэтому рожки выглядывали. Хвост выглядывал из-под пиджака. Прятать его странный господин не пытался. Он использовал хвост для своих целей. Он щекотал хвостом людей, и те хохотали. Ещё господин цеплял хвостом ноги пешеходов, мимо которых проплывала дорожная лента, и люди падали. А господин подхрюкивал от смеха.

Игорь Всеволодович стал кружить над рогатой головой и посылать звуковые сигналы тревоги.

– Чего надо? – спросил Рогатый.

– Прекратите делать пакости, – строго сказал Игорь Всеволодович.

– Не могу, – ответил Рогатый.

– Почему?

– Если я не буду делать пакости, тогда я не выполню план. У нас план на пакости.

– У кого это «у нас»?

– У чертей.

– Здесь люди. У нас свои законы. А вас, чертей, тут быть не должно. Поэтому удалитесь в свою зону и не вмешивайтесь в человеческую жизнь. Черти нас не интересуют.

Игорь Всеволодович спустился на землю, вошёл на движущуюся ленту и сел напротив Рогатого.

– Вас черти не интересуют, зато вы нас интересуете. Именно вам, людям, мы обязаны делать пакости. В этом смысл нашего существования, – сказал Рогатый.

– Но отчего у вас такой дикий смысл?

– Неужели непонятно, – удивился Рогатый. – От зависти, конечно. Мы завидуем людям.

– Почему?

– Потому что вы – дети небесного Владыки. У вас есть возможность после разлучения души с телом оказаться на Небе и жить в вечном блаженстве. Тогда как мы, падшие духи, обречены на тьму и огонь в преисподней. Вот мы и стараемся человечество с собой туда прихватить. И, надо сказать, в этом мы очень преуспели. Особенно сейчас, в компьютерный век. Человеческие души просто табунами поступают в ад. Хе-хе.

– Как же вам удаётся достичь подобных успехов?

– Нечистые духи имеют к душе человека, лишённой небесной защиты, прямой доступ.

– И что же это за такие «нечистые духи»?

– Дух гордости, дух лености, дух нераскаянности, дух неблагодарности, дух равнодушия, дух уныния...

– Неужели человек беззащитен?

– Да, абсолютно. Ведь вы, люди, забыли Творца, и это то, что нам нужно. Вы вне досягаемости Духа Света, не слышите внушений Святого, а потому полностью находитесь во власти бесов. Вы думаете, что живёте свободной, полнокровной жизнью, но на самом деле вы – рабы сатаны, вы ходите на привязи у князя тьмы. Мы дёргаем за верёвочки, и вы творите нашу волю. Ха-ха-ха!

– И что же это за верёвочки такие?

– Обжорство, например. Игромания. Компьютерная зависимость. Наслаждение зрелищами.

– А что для вас самое страшное?

– Много чего. Самое главное, чтобы люди не вернулись к вере в Творца, не стали снова защищаться от нас с помощью небесных таинств. Но на сегодня никакой опасности от людей, к счастью, мы не видим.

– Внимание! Служба всемирной безопасности! Всем оставаться на местах. Чрезвычайная ситуация. Облава. Идёт поиск государственных преступников, – затрубило городское радио.

Движущиеся ленты были остановлены. Над городом появились воздушные полицейские машины. Тротуары оцепили полицейские.

– А кого ищут? – спрашивали люди. – Опять ограбление?

– Ищут светлых, – пояснил полицейский.

Кто такие «светлые», никто не знал, а потому народ вернулся к компьютерным развлечениям в ожидании, когда возобновится движение.

Игорь Всеволодович Румянов знал, кто такие светлые. И прятаться от полиции он не собирался. Он перекрестился.

Рогатый с ужасом отскочил от Игоря Всеволодовича и с шипением растворился в воздухе, как таблетка в стакане воды. Откуда-то издалека послышался его вопль.

Перед Игорем Всеволодовичем вырос человек в штатском. Он показал удостоверение агента спецслужбы и сказал:

– А что это вы сейчас сделали?

– Перекрестился.

– Повторите, пожалуйста. Я зафиксирую на видео.

Игорь Всеволодович снова перекрестился и сказал:

– Да воскреснет Всесветлый, и рассеются Его враги, и пусть бегут от Него все ненавидящие Его.

 

При этих словах послышался свист, вокруг агента спецслужбы возник тёмный вихрь, и загадочные маленькие существа стали со злобными криками вылетать из ушей агента. Постепенно буря улеглась.

 

Мужчина в штатском внимательно посмотрел на Игоря Всеволодовича.

– Это, наверное, древнее заклинание? – сказал он. – Странно. У меня, признаюсь, голова болеть перестала. И в мыслях прояснилось.

– Это не заклинание. Это я попросил у Всевышнего защиты от бесов и дьявола.

– Ага. Вы, значит, один из тех самых, которых мы ищем.

– Да.

– Понятно.

Агент замолчал. Ему не хотелось арестовывать человека, благодаря помощи которого он исцелился от хвори.

– Но почему перестала болеть голова? Головные боли меня мучили больше десяти лет, – он дружелюбно взглянул на Игоря Всеволодовича.

– Сей недуг имел духовную природу. В вашей голове прижилось за это время много бесовских прилипал. Нечисть боится светлого духа. Крест их опаляет. Услышав мои слова обращения к Небу и тут же ощутив силу Всесветлого, прилипалы покинули вас, и в вашей голове прояснилось.

– Интересно, однако.

Агент в задумчивости покачал головой.

Глава 21. Поговорили

Телефонный звонок помешал директору школы Андрею Михайловичу Бранзалову. Так хорошо начинался рабочий день. Первый урок. В школе тихо. За окном тоже. Очки-компьютеры зовут к себе. Директор приготовился погрузиться в виртуальное счастье, как вдруг телефон. Опять какая-нибудь тягомотина из министерства образования.

Андрей Михайлович с сожалением отложил очки-компьютеры.

Кто-то в трубке сказал разочарованным голосом:

– Из-за вашей школы, будь она не ладна, не могу свой любимый сериал посмотреть.

– А я из-за вашего звонка, – с надеждой сказал Андрей Михайлович. – Кажется, мы поймём друг друга. Может, перенесём разговор на другое время?

– Я рад бы. Но нельзя. От начальства нагоняй получу.

– Вы, наверное, из министерства образования?

– Нет. Я из службы государственной безопасности. Меня зовут Аркадий Тучин.

– О-о-о, это серьёзно, – протянул директор.

– Вот-вот, – согласился собеседник. – Надо нам с вами поговорить.

– Раз надо, то давайте.

– Ваша школа у нас в чёрном списке.

– Странно.

– Да, странно. Мы и сами удивлены. Тем более почти у всех наших сотрудников дети учатся в вашей школе, как самой образцовой в городе.

– Наверное, это ошибка.

– Ошибка, что наши дети в вашей школе?

– Нет. Ошибка, что наша школа в вашем чёрном списке.

В трубке щёлкнуло, запищало. Потом Аркадий Тучин сказал:

– Вот. Нашёл, что искал.

– А что вы нашли?

– Имена неблагонадёжных светлых.

– Каких ещё светлых?

– Да если бы мне знать. Какие-то особо опасные преступники объявились в государстве. Называются христиане. А ещё есть какие-то светлые. То ли это одно и то же, то ли разное, в общем, особо опасные. Дан секретный указ об их аресте.

– И что, в нашей школе…

– Да-да, в вашей школе.

– И кто они?

– Есть у вас… м-м-м… а, вот, нашёл. Учительница литературы Наталья Петровна Зубова. Есть такая?

– Да, есть.

– А учится ли у вас Костя Румянов?

– Учится. В шестом классе.

– Вот они – главные бандиты.

– Чушь на постном масле.

– Вы думаете?

– Да, чушь на постном масле, – твёрдо повторил директор школы.

– То есть они не светлые, и не христиане?

– Да какие ещё христиане? Я и слова такого не знаю. И они, уверен, тоже. Нет в нашей школе никаких «светлых» и никаких таких ваших «христиан».

– А у нас есть сведения, что Костя Румянов и Наталья Петровна Зубова сколотили бандитскую группу, в которую завербовали и вовлекли многих школьников и их родственников. И теперь занимаются пропагандой идей светлых среди учащихся как вашей школы, так и других учебных заведений.

– Ну, что за глупости.

– А, может, вы разберётесь, и потом мне доложите о результате?

– Почему должен разбираться я, а не вы? Это вам, а не мне, дан план по отлавливанию преступников. Приезжайте и ищите.

– План нам дали, это точно. Но ехать к вам – это терять столько драгоценного времени. А его совсем нет. Сегодня, сами знаете, десять серий «Преступники с улицы Преступников».

– Я, по вашему, не хочу «Преступников» смотреть? А вы предлагаете мне вместо этого терять время на поиски того, чего нет.

– А вдруг они есть?

– Кто?

– Ну, эти, светлые.

– И пусть себе здравствуют. Они, надеюсь, не убивают, не воруют, так ведь?

– Так.

– Вот, видите. А значит, нет смысла их искать и тем более задерживать. Пусть себе живут, как им живётся. Нам с вами они не мешают.

– Не мешают, вы правы.

– Вот и чудно. Так что, распрощаемся?

– Пожалуй, – с облегчением сказал представитель службы госбезопасности. – Но вы того, сигнализируйте, если что. А я пока запишу, что ложный сигнал.

Глава 22. В тюрьме

– Алё, Костя, привет! Я – Петя Бойцов, вспомнил меня?

– Пока нет.

– Ну как же. Нападение воздушных террористов на вашу машину, а затем – помощь Ангела. Теперь вспомнил?

– Теперь вспомнил. Ты больше не террорист?

– Я – нет. Но вот мои бывшие дружки…

– Что, жить не дают?

– Да, – сказал Петя. – Терроризируют меня. Заставляют вернуться к прежним делам. Обещают меня взорвать вместе со всем нашим домом. Но мы с нашими жильцами объединились и держим, с помощью небесной, круговую оборону.

– Понял. Не переживай. Ты не один. Нас много.

– Кого – нас?

– Светлых. Уже почти вся школа в наших рядах.

– Здорово. А я тоже не один на позициях светлых. Соседи, жильцы нашего дома, меня не просто поддерживают, но и тоже уверовали.

– Ты где сейчас?

– Дома.

– Называй адрес, мы сейчас к тебе прилетим.

К дому Пети Бойцова подлетели с разных концов. На землю опустились бесшумно благодаря глушителям на лётных костюмах. Спрятались за ёлками. Огляделись.

– Вроде всё спокойно, – шёпотом сказал Митя Казанцев.

– Ты думаешь? А вон ту старушку видишь?

– Вижу.

– Ничего странного в ней не замечаешь?

– Нет.

– Приглядись к её ногам.

Точно, из-под длинной юбки выглядывают лётные ботинки. А сама старушка подозрительно раздута. Наверное, под её халатом лётное обмундирование. Да и коляска вызывает подозрение.

– Я пока летающих старушек в нашем городе не видел, – заметил Костя.– Похоже на маскарад.

– Наверное, в детской коляске у неё оружие, – сказал Игорь Сумраков.

– Точно, – согласились остальные.

– Смотрите, вон кусты передвигаются. Это же люди.

– Ого, точно. Но это почерк уже не террористов, – сказал Костя.

– А кого же?

– Агентов спецслужбы.

– А им что здесь делать?

– Пока не знаю. Сейчас увидим.

Движущийся «куст» привлёк внимание «старушки». Она сказала мальчишеским голосом:

– Эй, кто здесь маскируется? Ты что ли, Сморчок?

– Старик, слышь, ты чё, я на крыше, – послышался голос сверху.

С крыши дома свесилась голова.

Старушка с позывным «Старик» настороженно огляделась и выхватила из коляски автомат.

– Внимание! Не двигаться! Служба государственной безопасности. Облава на светлых, – послышалась команда.– Дом оцеплен, вы окружены. Улететь тоже не получится – небо закрыли сетью.

Кусты прекратили перебежки с места на места. Агенты спецслужбы стряхнули с себя маскировку. Рассредоточились по периметру двора. К этому моменту балконы дома были заполнены жильцами. Люди наблюдали за происходящим и обменивались мнениями.

– Пока себя не обнаруживаем. Поглядим, что будет дальше, – шёпотом сказал Костя Румянов товарищам.

Они затаились.

– Насколько я понял из вашей беседы, твой позывной – Старик? – сказал руководитель группы.

– Так точно, гражданин начальник, – ответил Старик и снял парик старушки.

– Как твоё настоящее имя?

– Я скажу своё имя. Но сначала мне надо быть уверенным, что вы настоящий спецслужбист. Я должен знать ваше имя и видеть ваши документы.

– Я майор Антонов Сергей Андреевич. Вот моё удостоверение.

– А вдруг ваше удостоверение поддельное?

– Разговоры отставить, – строго сказал майор.

– Хорошо. Меня зовут Виктор Абалкин.

– Сколько тебе лет?

– Двенадцать.

– Ты знаешь, что до восемнадцати лет пользоваться оружием запрещено?

– Знаю. Но это не мой автомат. И то, что в коляске – тоже не моё.

– А чьё? Твоих друзей? Пусть выйдут из укрытий. Прикажи им.

– Эй, пацаны. Дуйте сюда. Не бойтесь. Всё нормально.

Двое мальчишек в лётных костюмах вышли в центр двора.

– Итак. Чьё это оружие?

– Рассказываю, гражданин начальник, – сказал Старик. – Вы объявили, что идёт облава на светлых. Так вот – мы являемся вашими прямыми помощниками. Это оружие мы изъяли у светлого. Его зовут Пётр Бойцов. Он организовал из жильцов дома преступную шайку светлых. С помощью этого оружия они готовились совершить государственный переворот. Их конечная цель – поставить на все руководящие посты светлых. Чтобы пресечь эти противоправные действия, мы и прибыли сюда, к вам на подмогу.

– Враньё, – крикнул из окна Петя Бойцов.

Его поддержали соседи.

– Воздушные террористы! Держите их, – кричали они.

– Предоставьте доказательства, – ответил им майор Антонов. – Впрочем, пока нет задания ловить террористов. Нам нужны светлые.

– Они – вон, – указал на усыпанные людьми балконы Виктор Абалкин. – Весь этот дом ими буквально нафарширован.

– Неужели? – сказал майор Антонов.

Он обрадовался такому повороту событий. Он думал о том, что план будет перевыполнен, а за перевыполнение плана обещаны премии и отгулы. А что может быть важнее отгулов в сезон сериала «Преступники с улицы Преступников»? Все агенты спецслужб мечтали об отгулах, чтобы уйти с головой в просмотр этого сериала.

– Светлые, отзовитесь! Кто здесь светлые? – сказал майор Антонов в мегафон.

– Мы, – сказали за его спиной.

Из кустов вышли Костя Румянов с товарищами.

– И мы! – закричали с балконов.

Через минуту двор шумел. Жильцы дома заполнили двор. Все обнимались, целовались, радостно приветствовали друг друга.

Старик с его компанией террористов с удивлением взирали на происходящее. Агенты спецслужбы – тоже.

– Мы готовы пострадать за Всесветлого! – говорили люди.

– Послушайте. Вы дружны и безобидны… Я просто не знаю, как быть, – сказал майор Антонов.

– Как вы считаете, кто представляет опасность для общества – те, кто совершает разбойные нападения на людей, или те, кто любит людей, делает им добро, и живёт по совести? – спросил у майора Костя.

– Конечно, разбойники, – сказал майор.

– Так почему же вы не ловите разбойников, а намерены хватать добрых, честных людей, коими и стремятся быть светлые?

– Я не знаю, почему так, но нам дан приказ схватить их, этих самых светлых, – ответил неуверенно майор.

Подумав, он спросил с надеждой:

– Но, может, вы, светлые, замышляете государственный переворот?

– Эту нелепость вам только что сказал один из воздушных террористов. Но он это сказал лишь с тем, чтобы самому не попасть под подозрение. На самом деле, могу подтвердить как свидетель, эти ребята – воздушные грабители.

– Пацаны, летим, – закричал Старик.

И компания террористов взмыла в воздух. Но воздушные полицейские накрыли их сетью и доставили в отделение полиции.

В это же отделение полиции привезли и задержанных светлых из дома Пети Бойцова, а с ними – Костю Румянова и его товарищей.

– Пока посидите в камере предварительного заключения, а там будет видно, что с вами делать, – объявил тюремщик и захлопнул тяжёлую дверь.

– Это всё из-за тебя, – сказал Старик Пете Бойцову.

Старик ушёл в дальний угол, позвал к себе своих друзей. Они разлеглись на кроватях, надели очки-компьютеры и больше их не было слышно.

– Друзья, с нами Всесветлый! А потому возложим всю надежду на Него и будем взывать к Нему! – громко сказал Костя.

Люди вокруг согласились. И все принялись петь гимны-воззвания к Творцу.

– Эй, вы чё?! – удивились из своего угла террористы и отложили очки-компьютеры.

Какое-то время они молча слушали хор, потом один из них сказал:

– Тьфу, ничего не понимаю.

– Сморчок, лучше и не пытайся, а то, смотри, завербуют, – засмеялся Старик, тот, который Виктор Абалкин.

– Надеюсь, вы недолго будете эту канитель разводить, – сказал светлым террорист по кличке Сморчок, он же Леонтий Мацепура.

– Да-да, – поддержал его Серый, он же Сергей Викторов. – А то нам спать охота.

И он демонстративно зевнул.

Светлые прочитали перед сном вечерние прошения к Силам Небесным и разошлись по спальным местам. Кроватей в этом огромном просторном помещении, куда их привели, было великое множество.

– Однако, просторная камера, будто конференцзал. И потолок высоченный,– сказал, оглядываясь, Костя Румянов.

– На потолок не похоже, – сказал Петя Бойцов. – Больше на купол космического корабля.

Все задрали головы и с любопытством смотрели вверх. Своды камеры уходили далеко вверх.

Скоро все уснули.

Собрались было уснуть и террористы, но тут случилось то, чего никто из них не ожидал. Они увидели, как в их сторону движется ослепительный шар.

– Шаровая молния, – в ужасе прошептал Старик.

– Главное, не двигаться, – сказал Сморчок, не сводя глаз с бегущего к ним огня.

 

Но вот огненный мяч завис в воздухе прямо перед террористами, и вдруг внутри него появились чёрные трещины. Из них выплыли длинные и узкие, напоминающие то ли шнурки, то ли проволоку, зелёные фигуры с широкими ушами-варениками.

– Ого, – сказал Старик, тот, который Виктор Абалкин.

– Ага, – поддержал его Серый, он же Сергей Викторов, и присвистнул.

– Кажется, нас посетили инопланетяне, – сказал Сморчок, он же Леонтий Мацепура, и ухмыльнулся.

– Вы правы, – ответили хором зелёные и длинные, как лапша, человечки с ушами-варениками. – Мы как раз то самое. Инопланетное.

– И чего вам от нас надо? – недоверчиво спросил Виктор Абалкин.

– О, совсем ничего нам от вас не надо. Мы – служба спасения. Приходим на помощь к тем, кто попал в беду, – ответили инопланетные и подёргали вареникоподобными ушами.

– Вы чё, собираетесь нас отсюда выпустить?

– Точно. Оно самое, – радостно подтвердили инопланетные вареники-лапша.

– Задаром что ли? – подозрительно спросил Виктор Абалкин.

– Н-ну, как бы это выразиться. Почти, – сказали Вареники.

– И чё взамен от нас требуется?

– О. Совсем маленький пустяк, – вдруг сказал кто-то свистящим шёпотом.

И в зелёном сиянии появился ещё один инопланетный персонаж. Он состоял из синих костей, вместо головы он имел чёрный череп, синими костяшками руки он сжимал белую косу.

– Фу, какой гадкий инопланетянин, – воскликнули террористы.

– Вы меня обижаете. Я король инопланетян.

– А чего же ты такой мерзкий, если король? Не мог найти себе получше костюма? Хотя бы маску другую надел. Прям карнавал мертвецов, – сказал Виктор Абалкин.

– Власть должна быть сильной. Страх – лучшее средство. Меня должны бояться.

– Не знаю. Никакого страха ты не внушаешь, только отвращение. Так чё от нас требуется взамен свободы?

– Вы должны продать нам свои души, расписаться кровью, и получите то, что вы называете свободой. Но…

– Но?

– Но потом вы станете изредка выполнять наши мелкие пожелания.

– Какие, например?

– Будете вредить светлым. А поскольку вы их ненавидите, как и мы тоже, то здесь мы найдём общий язык.

– Интересно. А чего это вы вдруг светлых ненавидите? Чем они вам не нравятся?

– Видите ли. Мы любим сладко поспать. А они нас будят своими молебствиями. Этим они нам действуют на нервы.

– Всего лишь? Не верится. Давайте начистоту. Что ещё?

– Да, есть ещё кое-что. Но об этом потом расскажем, когда подпишете контракт.

– Нам надо подумать.

– Даём вам пять минут на размышление.

– Ишь чего, мы ещё ни о чём не договорились, а вы уже диктуете. Вот пошлём вас подальше, тогда и узнаете, как проявлять вежливость в разговоре с террористами.

– Ха-ха-ха, – зарыготал Скелет-король инопланетянский. – А ты – хам, и этим мне нравишься. С удовольствием съел бы тебя на ужин.

– Король инопланетян, ты, наверное, любитель триллеров, – ухмыльнулся Сморчок, он же Леонтий Мацепура.

– А у вас там, на других планетах, тоже кино крутят? – спросил Серый, он же Сергей Викторов.

– Наше лучшее кино – это ваша планета. Специально к вам прилетаем за этим.

– Так, ребята. Давайте держать совет. Будем с этими страшилами договариваться, или откажемся от их сомнительной свободы? – сказал Виктор Абалкин.

– Почему ты не доверяешь им? А вдруг и правда помогут нам отсюда выбраться? – спросил Сморчок, он же Леонтий Мацепура.

– Помогут-то помогут, но не получится ли так, что мы променяем шило на мыло.

– Как это?

– А вот сами подумайте. До сегодняшнего дня мы делали то, что сами считали нужным. А с завтрашнего дня попадём в кабалу. Будем выполнять приказы этих мерзопакостей.

– Но они вроде ничего особенного и не требуют. Вредить светлым, не более.

– Ты уверен, что «не более»? У них на лбу не написано, что они говорят правду. Один их король-скелет чего стоит. Такому палец в рот не клади. Обдурит, сразу видно, и глазом не моргнёт.

– Пять минут истекли. Живо отвечайте, подписываете контракт? – раздражённо сказал Скелет.

– Не подписываем! – с вызовом ответил за всех Виктор Абалкин. – Нам личная свобода дороже всего на свете. А служить таким гнусным рылам, как вы, нет уж, увольте. Проваливайте!

– Мы вас в порошок сотрём, – зашипел Скелет.

Зеленые существа стали расти и окутываться чёрным, смрадным дымом.

Террористы испугались и бросились будить светлых.

– Ребята! Помогите! На нас напали инопланетяне!

– Никакие не инопланетяне, – сказал, проснувшись, Костя Румянов. – Обыкновенные бесы.

– Что ещё за бесы? – с удивлением спросили террористы и с опаской оглянулись на зелёных существ.

Те шипели и делали угрожающие жесты в их сторону. Их глаза стали красными, изо рта выглядывали большие чёрные клыки. На головах у зелёных выросли чёрные рожки.

– Бесы – это враги Всевышнего и враги рода человеческого. Другими словами, это падшие ангелы. Слуги Кощея. Ещё его называют Князем Тьмы.

– А где они живут? На другой планете?

– Тут живут, на планете Земля. Только в ином измерении.

– И что теперь делать? – растерянно спросили террористы.

– Просить помощи Всесветлого. Да воскреснет Всесильный, и рассеются Его враги, и пусть бегут от Него все ненавидящие Его.

Зелёные зашипели, превратились в змей. В воздухе возникли чёрные щели, туда змеи и уползли, а щели исчезли.

Светлые воздели руки и возблагодарили Всесильного.

Внезапно послышалось ангельское пение. Прекрасный неземной Голос сказал:

– Отныне да не будет больше сей Храм тюрьмой. Пусть к этому, и прочим забытым людьми Храмам Божьим вернутся их прежние облик и предназначение.

Что-то стало меняться вокруг, стены посветлели, потом вокруг засияли золотые лучи, и люди ахнули. Не тюремный сумрак, а нечто иное удивительное теперь окружало их.

– Что это? Где мы? Будто мы во дворце!

– Вы там, где должно быть. В Храме Божьем,– сказал таинственный Голос. – Данное здание, в котором местные власти устроили тюрьму, в давние времена являлось Церковью. Здесь когда-то светлые собирались на Богослужения. Вы свободны. Тюрьмы больше нет.

– Мы тоже хотим быть светлыми! Мы всё поняли, простите нас! – вскричали террористы.

Они всё ещё с опаской озирались, но радость спасения от бесовских чудищ уже окрыляла их души.

Все светлые ликовали. Их сердца после пережитого чуда переполнял настоящий восторг.

Хором они пели псалом царя Давида:

– Превознесу Тебя, Господи, что Ты поднял меня и не дал моим врагам восторжествовать надо мною.

– Господи, Боже мой! я воззвал к Тебе, и Ты исцелил меня.

– Господи! Ты вывел из ада душу мою и оживил меня, чтобы я не сошел в могилу.

– Пойте Господу, святые Его, славьте память святыни Его, ибо на мгновение гнев Его, на всю жизнь благоволение Его: вечером водворяется плач, а наутро радость.

Вскоре к светлым стали присоединяться все те, кто или работал в тюрьме, или жил поблизости. Они стали свидетелями чудесного преображения тюрьмы в храм Божий.

Подобные события разворачивались и во многих других местностях, где внезапно те или иные учреждения возымели свой прежний, доисторический церковный облик.

Глава 22. Генеральный Шпион

Черноакульский, Генеральный Секретарь Разведывательного мирового содружества, или как его ещё называли, Генеральный Шпион, был обеспокоен.

Он вертел в руках странные на его взгляд предметы. Откладывал, брал в руки то одно, то другое непонятное, раскладывал то так, то эдак на столе, отходил и смотрел, прищурившись.

Затем он велел секретарю принести лупу и с хмыканьем изучал таинственные артефакты ещё более пристально.

В кабинете кроме Черноакульского находился ещё один господин. Он неподвижно сидел в дальнем углу на диване.

Это был тайный советник Генерального Шпиона – Маломыляц Анрукрак Мзди-зги. Именно он и принёс своему шефу сие странное-непонятное и теперь терпеливо ждал дальнейших распоряжений.

На первый взгляд, он был предельно собран и внимателен. Но – отчасти. Ибо на самом деле он слушал и наблюдал окружающие события лишь одним глазом, и лишь одним ухом. Второй глаз и второе ухо Маломыляца были заняты просмотром-прослушиванием в данный момент сериала «Преступники с улицы Преступников».

Секрет был в том, что в глаз и в ухо этого талантливого господина были вставлены им разработанные и получившие патент новейшего научного изобретения чипы-компьютеры. Или, другими словами, штуковины типа мембран. Одну из них напяливали на роговицу глаза, вторую присобачивали внутрь уха. Таким образом, человек получал возможность вести двойную жизнь, быть и тут, и там, и в этой жизни, и в виртуальной.

Но, конечно, для достижения полноценного успеха требовались немалые шпионские таланты, которыми в избытке и обладал господин Маломыляц.

Сейчас он явно наслаждался своим изобретением. Это было видно по его сложенным на большом животе пухлым ручкам и удобной позе. Он сидел, положив ноги на приставленный к дивану пуф. Его пышное тело покоилось внутри диванных подушек.

Но никто не мог заподозрить господина Маломыляца Анрукрака Мзди-зги в нарушении служебной дисциплины. Ведь его глаза буквально горели преданностью и вниманием к Генеральному Шпиону.

– Что же ты можешь сказать мне по этому поводу? – сказал, наконец, Черноакульский.

– Что могу сказать, – повторил Маломыляц.

Перед его левым глазом в этом время сыщик поймал сразу двух преступников, и было непросто оторваться от этого кульминационного момента. Вскоре Маломыляц догадался, о чём речь.

– А, что могу сказать, – уже осознанно сказал он. – В том-то и дело, что ничего, господин Черноакульский.

– Но ты же видишь, это всё не просто так, иначе не принёс бы мне это, – сказал Черноакульский и указал на разложенные на столе предметы.

– Вижу.

– Что же ты видишь?

– Преступников… – Маломыляц чуть не сказал «с улицы Преступников», но вовремя замолчал.

Перед его левым глазом как раз появился новый преступник, прямо за спиной сыщика. «Оглянись же!» – прошептал в напряжении Маломыляц.

Черноакульский оглянулся, но ничего подозрительного не увидел. Он странно взглянул на советника, но тот смотрел ясным взором честного человека.

– Знаешь, называть неизвестные деревяшки «преступниками» неуместно. Ты ещё скажи «с улицы Преступников», – заметил насмешливо Черноакульский. – По-моему, ты переусердствовал с просмотром этого фильма. Кстати, что там, в последней серии, случайно не знаешь?

– «Преступников с улицы Преступников»?

– Да, да, – с досадой сказал Черноакульский. – Их самых. Ты будто с Луны свалился. Что ты всё переспрашиваешь? Или не выспался? Ночью, наверное, сразу тридцать серий просмотрел?

– Нет, ночью я отлично спал, – сказал Маломылец.

«Ещё бы, – подумал он. – Когда целый день смотришь кино, то ночью спишь как убитый».

– У тебя что, и бессонницы нет?

– Нет, господин Черноакульский.

– Ты счастливчик. А я плохо сплю.

– Отчего же?

– От сериала такая дикая зависимость, что если не просмотрю на ночь хотя бы серий пятнадцать, то и заснуть не смогу. Но так что там, в последней серии?

– О, я могу вам пошагово изложить, – оживился господин Маломылец.

И стал вещать. Он пересказывал в режиме онлайн то, что в данную минуту видел одним глазом и слышал одним ухом в своих секретных чипах-компьютерах.

Черноакульский с наслаждением закрыл глаза, пересел на ближайший диван, затем прилёг, и долго слушал, и даже причмокивал от удовольствия. Вскоре он уснул и громко храпел. Потом проснулся и снова слушал.

К вечеру осмотр артефактов продолжился. Вызвали Главного Архивариуса – Оспадчего Клавдия Арлымая.

Оспадчий Клавдий Арлымай был в душе страшно недоволен, что его оторвали от просмотра сериала. «Все нормальные люди в это время сидят в очках-компьютерах, а этот Глист ни себе, ни другим», – подумал он о Главном Шпионе.

За глаза Главного Шпиона называли и вот таким, извините, некрасивым словом. Может быть, за его длинный рост и худобу. Может быть, это было следствием неприязни. Любить шпионов пока мало кто научился. Тем более Генеральных.

Главный Архивариус вошёл в кабинет к Черноакульскому со сдвинутыми на лоб очками-компьютерами и молча остановился возле дверей. От злости он забыл поздороваться. За огромными окнами уже было темно, и яркая луна напоминала всем нормальным людям, что самое время отдаться во власть просмотра сериалов. Но Черноакульский, видно, почуял намёк со стороны луны, и приказал секретарю задвинуть жалюзи.

– Взгляните, – кивнул он Архивариусу на стол. – Что это тут такое лежит?

Оспадчий Клавдий Арлымай взглянул и ничего не понял. Он произнёс заумную фразу насчёт «особых обстоятельств исторической прогрессии» и заявил о необходимости провести специальный онлайн-сеанс совещательного заседания коллегии архивариусов.

Затем Архивариус сфотографировал артефакты, занёс цифровое изображение в компьютерную базу. Без приглашения улёгся на один из диванов, закрылся от всех очками-компьютерами и с жадностью окунулся в просмотр «Преступников с улицы Преступников».

В ожидании, когда Архивариус закончит онлайн-совещание с учёными коллегами, Генеральный Шпион Черноакульский и его Тайный Советник Маломыляц Анрукрак Мзди-зги не без удовольствия тоже возлежали на диванах и смотрели тот же сериал.

Через три часа Архивариус очнулся, забросил в поисковик цифровое фото артефактов и, наконец, изрёк:

– На вашем столе, господин Черноакульский, лежат предметы из области светлой. Иконы и Кресты.

Глава 23. Звонок среди ночи

Звонок среди ночи в просторной, украшенной компьютерной живописью, спальне не сразу был услышан. Министр государственной безопасности Чрезвычайлов Бандуган Караваевич досматривал очередную серию «Преступников с улицы Преступников». Его супруга – тоже. Наконец, Бандуган Караваевич снял очки-компьютеры, широко зевнул и бросил взгляд на пульт телефона.

– О, ужас! – сказал он и потряс за плечо жену. – Лейла, ты слышишь?

– Что случилось? – Лейла Архиповна сдвинула на лоб очки-компьютеры.

– Глист!

– Где?!

– Он звонил мне уже девять раз!

– А, ты о Черноакульском, – Лейла Архиповна успокоилась. – Ну и пёс с ним. Ночь. Семья. Отдых. Каждый гражданин имеет право на хорошую ночь. А нарушать права человека даже Черноакульскому не позволено.

– Что делать, какой ужас, – Бандуган Караваевич был в панике. – Лейла, этот Глист у меня в печёнках сидит. Именно ему как раз всё позволено. И попробуй возрази.

Он вскочил и кругами ходил по спальне, бросая быстрые взгляды на телефон. Он ждал, что телефон снова будет звонить. И дождался.

– Срочно ко мне, – холодный голос Генерального Шпиона привёл Бандугана Караваевича в состояние, близкое к обморочному.

– Слушаюсь, – Бандуган Караваевич вытянулся по стойке смирно и слушал короткие гудки до тех пор, пока жена не вынула телефон из его рук.

Бандугана Караваевича в кабинете Черноакульского ждал неприятный сюрприз. Ему показали загромождённый непонятными вещами стол и заставили объяснить, что это такое. Что отвечать, он не знал. «Меня решили уволить и теперь ищут предлог», – подумал он. Сопротивляться в таких случаях бесполезно, а потому, решил он, надо говорить первое, что придёт в голову. Всё же это лучше, чем молчать. Он знал, что Черноакульский не терпит молчания в ответ на свои вопросы. Акт молчания он расценивает как предательство государственных интересов. Поэтому Бандуган Караваевич сказал:

– Это похоже на антиквариат. Что-то из бабушкиных сундуков.

– Правда? – сказал Черноакульский и вдруг широко улыбнулся.

Бандуган Караваевич ожидал громы и молнии в свой адрес, но этого не случилось. Неужели он угадал с темой антиквариата?

Черноакульский же, услышав ответ про антиквариат, успокоился. То, что Министр государственной безопасности не в курсе светлой атрибутики и последних глобальных событий в жизни страны, означало главное: Министр государственной безопасности не тот, кого следует сейчас опасаться. Больше всего на свете Черноакульский боялся заговоров за своей спиной. Ему казалось, что за ним шпионят, его хотят подсидеть, его хотят сместить, его хотят, наконец, убить. И лишь когда он видел, что подчинённые не в курсе тех или иных чрезвычайных государственных новостей, он успокаивался. Это произошло и сейчас.

Он дружески похлопал по плечу подчинённого:

– Бандуган, дружище, а давно мы с тобой не ездили на рыбалку, – сказал он и весело подмигнул.

– Да, – подтвердил тот и расстегнул ворот рубашки. «Уф, пронесло», – подумал он.

– Да и на охоту тоже, – продолжил Черноакульский.

Они улеглись на диванах, выпили по чашке кофе, и Черноакульский рассказал своему старому другу о невероятных событиях. Бандуган слушал, открыв рот. И было от чего. Каким-то диковинным образом в городах появились странные сооружения, напоминающие космические корабли. Эти здания стали местом собраний светлых. Верующие в какого-то небесного Бога называют сии фантастические сооружения церквями, или храмами. Они утверждают, что эти храмы всегда, ещё много веков назад, стояли на этих местах, и теперь небесный Бог их восстановил своей чудодейственной силой. И никаких научных объяснений этому никто дать не может.

Черноакульский с удовольствием пересказывал изумлённому Бандугану Караваевичу то, что ещё буквально час назад сам узнал. Причём, не от министров или советников, а от своей личной поварихи. Именно эта простая тётка, Матрёна Ивановна Иванова, отвечающая в свите Черноакульского за вкусные пончики и пирожки к утреннему кофе, и расставила точки над i в разговоре об иконах и крестах.

– Откуда эти иконы и кресты взялись на моём столе? – спросил Черноакульский у тайного советника Маломыляца Анрукрака Мзди-зги по завершении консультации Архивариуса.

– Это я вам их принёс, – сказал Маломыляц то, что Главный Шпион и так знал.

– Я это и так знаю, – сказал Черноакульский и рассердился. – Почему я должен спрашивать то, о чём ты сам должен был давно рассказать? Почему ты до сих пор не сказал мне, откуда у тебя эти предметы? И что это всё означает?

– Я хотел вам рассказать, но…

– Но что? Тебе помешали цунами, землятрясение, атомная война?!

Черноакульский под гневом хотел скрыть собственную оплошность. Он понимал, что должен был с самого начала задать вопрос тайному советнику, откуда он взял эти иконы. «Я опять протупил. Это всё сериалы, будь они прокляты», – думал он.

Последовавший ответ Маломыляца ошеломил.

– Вы близки к истине. Это и правда было похоже на землетрясение, – сказал он.

Далее Главный Шпион услышал удивительный рассказ.

– Вот как это было, – рассказывал тайный советник. – Я сидел в кабинете. В своём служебном дворце. И вдруг вокруг меня что-то произошло невообразимое. Стены зашатались, пол ушёл из-под ног. Я в панике выбежал на улицу. Я бежал сломя голову в ожидании, что погибну под обломками здания. Я был уверен, что мир рушится в тартарары. Но вокруг было тихо. Я перестал бежать и оглянулся. И что я увидел? Вместо моего служебного дворца стояла неописанной красоты космическая крепость с золотыми куполами и крестами. Я вошёл внутрь и обомлел от восхитительного благолепия и таинственного небесного пения. И вот взял оттуда эти иконы и кресты и принёс вам.

– Но почему ты сразу не рассказал мне про шатающиеся стены и космическую крепость?

– Я не представлял, как это сказать вам. Ведь в это невозможно поверить. Я боялся, что мне поставят диагноз «галлюцинации» и упекут в лечебницу,

– Кто знает больше подробностей? – спросил Черноакульский и вызвал повариху.

Вот кто знает всё, что делается на улицах и площадях. От неё-то Черноакульский и услышал о повсеместном появлении у светлых зданий, которые называли храмами. Но больше всего Черноакульского изумило то, Матрёна Ивановна в конце разговора перекрестилась и сказала:

– И это всё святая правда. Вот тебе крест.

Черноакульский не стал допытываться от неё, стала ли она светлой. Сейчас он не выдержал бы такого удара.

«Если повариха крестится на моих глазах, то что говорить о министрах? – думал он. – Может быть, они все уже давно светлые? И церкви выстроены по приказу министра архитектуры? Ну, а разговоры о чудесах – всего лишь прикрытие светлого заговора?»

И лишь простодушие ничего не понимающего Министра государственной безопасности Чрезвычайлова Бандугана Караваевича смогло приглушить беспокойство.

Генеральный Секретарь Разведывательного мирового содружества Черноакульский Станислав Сергеевич успокоился и ушёл в воспоминания детства, когда он и его товарищ Чрезвычайлов Бандуган весело проводили время за игрой в компьютерные стрелялки.

Но задушевная беседа была прервана внезапно и невероятно. Стены затряслись. Послышался гром. Здание ходило ходуном. Будто неведомый великан стоял снаружи и тряс его. Свет невероятной силы осиял всё вокруг, а потолок вдруг растаял, и люди в ужасе увидели над своими головами ночное звёздное небо. Черноакульский и Чрезвычайлов, а вместе с ними охрана, секретари и прочие обитатели Дома Разведки бросились бежать сломя голову к выходу. Вскоре все толпились снаружи и взирали на потрясающее зрелище. Вместо привычного монументального Дома Разведывательного мирового содружества перед ними возвышался чуть ли не до небес сияющий неземной красотой Собор, чьи золотые купола были увенчаны сверкающими крестами.

Когда люди осторожно вошли внутрь, то увидели сонмы Ангелов. Шла Божественная Литургия. Небесное пение возвышало душу и погружало в духовную сладость. Божественная благодать окутала людей и преобразила сердца.

Никто не хотел возвращаться к прежней жизни. Люди жаждали Божественной любви и вечного небесного присутствия, Неба, куда так теперь стремились их пробудившиеся сердца.

И только Черноакульский остался стоять на улице. Недоумевал в одиночестве Генеральный Шпион Черноакульский. Он крутил обескуражено головой, озирался. На него не обращали внимания. Люди шли в Храм Божий. Его обходили, и шли дальше. Он не знал, куда идти, что делать. И что будет завтра? А послезавтра? Так ничего и не придумав, Черноакульский побрёл к себе домой.

Глава 24. Два Бандугана и две Лейлы

После того, как Министр государственной безопасности был среди ночи вызван в Дом разведки, его супруга Лейла Архиповна Чрезвычайлова до утра не могла уснуть. Плохие мысли лезли в её голову. Она пила валерьянку, кофе, выходила на балкон и смотрела вдаль, но тяжёлые предчувствия не отпускали. В углу дивана валялись очки-компьютеры, к которым Лейла Архиповна в эти ночные часы тоски потеряла интерес.

«В чём мы провинились?» – спрашивала она себя, приписывая возможную вину в оплошностях по работе не только мужу, но и себе, как его второй половинке.

«Всегда всё мы делали добросовестно. На работу – вовремя, на работе – допоздна, а порою и с ночёвками прямо в служебном кабинете», – она перебирала в памяти, сколько раз её супруг оставался ночью на работе, и приходила к выводу, что, пожалуй, не мог такой добросовестный труженик быть виноват перед государством. «Да, он мог на работе смотреть сериалы, не отрицаю, – скрепя сердце, соглашалась она с голосом совести. – Но ведь он при этом не уходил с работы! И это не маловажно! Это означает, что в любую минуту он готов был к выполнению срочных государственных поручений».

Лейла Архиповна вспоминала всю их совместную жизнь, как они нежно и преданно любили друг друга. Как у них родились мальчик, а вскоре и ещё один мальчик. А потом благодаря дружбе Чрезвычайлова с Черноакульским выросших сыновей по указанию Генерального шпиона приняли на службу в Разведывательное управление. «Может, Черноакульский прослушивает наш дом и узнал, что Бандуган называет его за глаза Глистом?» – вдруг осенила Лейлу Архиповну страшная догадка.

«Ах, нет, из-за такого пустяка он не станет вызывать среди ночи», – успокаивала она себя, с опаской оглядывалась, не видны ли где подслушивающие или подсматривающие устройства.

«Такого быть не может, – говорила она, – никто не посмеет устраивать электронный контроль за домом Министра государственной безопасности. Да и Бандуган к тому же регулярно приводит в дом собственных киберагентов, они досконально проверяют все уголки дома и никогда ничего не было найдено постороннего».

В конечном итоге, Лейла Архиповна уверила себя, что в их доме действительно «нет ничего постороннего», а мужа вызвали к Генеральному Шпиону просто по служебной необходимости. И мало ли, какие могут быть у них там необходимости. А потому можно спокойно уснуть.

И она таки легла в кровать, закрыла глаза и стала считать слонов. На двадцать втором слоне она услышала, как отворили входную дверь. Она обрадовалась. Наконец! Муж вернулся! Жив, здоров, невредим! Разве это не счастье?! Она бросилась навстречу Бандугану.

Но Бандуган против обыкновения не поцеловал её в щёчку, а отстранил от себя. Его взгляд был непривычно холодным. Он пристально взглянул на жену, огляделся и прошёлся по комнате. Лейла Архиповна ощутила непонятный страх и замерла, она вопросительно смотрела на мужа.

– Так-так, – зловещим голосом сказал он.

– Что-то случилось? – спросила Лейла Архиповна.

– Случилось, – сказал Бандуган Караваевич. – И скоро ты в этом убедишься.

– В чём именно?

– Сейчас сюда явится мой двойник.

– Двойник?!

– Он самый.

– Я ничего не понимаю, – призналась Лейла Архиповна.

– Главное не то, чтобы мы понимали.

– А что главное?

– Мы должны выработать тактику борьбы с двойником.

– И как это сделать?

– Выход один: прогнать, не пускать в дом, не говорить с ним, не общаться.

– А если у него есть ключи от дома?

– Конечно, есть, ведь он двойник. У него всё такое же, как у меня. И ключи, и лицо, и даже костюм.

В это время в прихожей открыли дверь. Послышался знакомый голос ещё одного Бандугана Караваевича Чрезвычайлова:

– Кисюлечка, Лейлочка, где ты, моя радость?

Лейла Архиповна невольно замерла от счастья, ведь это был родной голос её родного мужа. Это был он, её супруг, именно так он называл её, и именно вот таким любящим, ласковым голосом! Она взглянула на первого – злого Бандугана. Тот ответил строгим взглядом и неожиданно показал ей кулак. Никогда ещё за всю их супружескую совместную жизнь не показывал Бандуган Лейле кулак. Ей стало страшно, она зажмурила глаза.

Злой Бандуган затолкал в ванную комнату Лейлу Архиповну, шёпотом приказал молчать и не выходить до особого распоряжения. После изоляции Лейлы Архиповны облик первого Бандугана изменился, и он превратился в… Лейлу Архиповну.

Когда в спальню зашёл добрый Бандуган, фальшивая Лейла встретила его презрительным взглядом.

– Мерзавец, – сказала она. – Как ты посмел вернуться? Здесь нет больше твоего дома.

– Что с тобой, Лейлочка? – оторопело уставился на свою вторую половинку Министр государственной безопасности. – Я ни в чём перед тобой не виноват, я был на работе. И ты это знаешь.

– Ты предатель и изменник. Вот что я знаю.

– Кого же я предал, Лейлочка? Всю жизнь я был и остаюсь верен государству и тебе, моя кисулечка, тоже верен.

– Больше не смей так называть меня, – взвизгнула Лейла, и ужаснувшийся Бандуган Караваевич увидел мелькнувшие в её рту страшные волчьи клыки.

«Мне показалось. Это результат бессонной ночи», – подумал он.

– Ты предал меня, нашу семью, ты предал, наконец, наше государство, перейдя на сторону заговорщиков.

– Каких ещё заговорщиков, Лейла? Ты бредишь, милая? У тебя расшалились нервы? Горячка? – взывал он и подумывал, а не вызвать ли «скорую».

Но дальнейшая речь Лейлы Архиповны приоткрыла суть происходящего. Она обвиняла его в том, что он принял сторону светлых.

– Ты посмел войти в общение со светлыми гадёнышами. Как посмел ты отказаться от прежнего имени, и стать каким-то Богданом? Ты навсегда подписал этим свой смертный приговор.

Лейла Архиповна выхватила из кармана пистолет и навела его на Министра государственной безопасности.

Единственное, что мог он предпринять в этой безвыходной ситуации, так это воззвать к Всесильному. Что он и сделал.

Бандуган Караваевич, а в Крещении – Богдан, воскликнул:

– Боже, помилуй меня, грешного!

Пистолет выпал из руки Лейлы Архиповны.

Богдан обрадовался и закричал снова, неистово крестясь и целуя нательный крест:

– Всесветлый, помилуй меня! Царица Неба, спаси меня!

Мнимая Лейла Архиповна стала шипеть и таять на глазах, испуская вопли и скрежеща зубами.

– Гадкие светлые! – доносилось из потустороннего мира, а на месте, где только что стояла нечисть, теперь висело тёмное смрадное облако.

Богдан запел то, что пел со светлыми:

– Царь Небесный, приди, очисти нас!

Тёмное облако исчезло, а вместе с ним ушёл и смрад.

– Лейла, где ты? – сказал Богдан.

– Я тут, – послышался робкий голос, и из ванной появилась растерянная супруга.

Глава 25. Нападение

Паломнические автобусы выехали из города под туш духового оркестра и праздничные салюты. Экскурсоводы принялись в мегафоны рассказывать школьникам о святых местах, какие им предстоит посетить в течение двух дней в окрестностях города. Директор школы Андрей Михайлович Бранзалов сидел возле водителя в первом автобусе во главе колонны и про себя молился.

С тех пор, как он вместе со своими коллегами и с домочадцами уверовал в Вездесущего Бога, он твёрдо знал: никакое дело нельзя начинать без молитвы. А самое лучшее, то по возможности молиться и сердцем, и умом постоянно. Что он и старался делать. Молитву он считал главным средством связи с Богом, а без молитвы можно запросто отпасть от Бога и вернуться в прежнее состояние зомби. В кармане он держал чётки, и частенько с молитвой перебирал их незаметно для окружающих. Он подумывал о том, а не уйти ли в монастырь, куда просилась душа.

– В монастырь вы всегда успеете, – сказал ему на это заведующий городским отделом образования Макарий Дмитриевич Полоскалов, – а сейчас важнее укрепить в детях веру в Бога, не оставить их один на один с дьяволом, врагом рода человеческого. Сами знаете, сколько соблазнов сеет он среди людей.

– Вы правы, – согласился Андрей Михайлович.

– Посудите сами, – продолжал Макарий Дмитриевич, – как за последнее время преобразились наши учебные заведения. На уроках – учёба вместо прежних праздности и лени, дисциплина и внимание к предмету – вместо былого засилья компьютерных развлечений. Повысились уровень и качество знаний. Мы на пороге настоящих преобразований и реформ, человек перестаёт быть ленивым и равнодушным существом. Человек становится Человеком! А самое главное – в детях и в учителях проснулась совесть! Духовная основа воспитания – вот что главное для поднятия морали и нравственности.

– Согласен, – подтвердил с воодушевлением Андрей Михайлович.

А Макарий Дмитриевич продолжал говорить горячо и вдохновенно:

– Никакие законы как в образовательной сфере, так и в целом в государстве не будут работать, если сам человек не изменится, если не захочет его душа работать над собой, стремиться к добру и свету, а не прозябать в нигилизме и пустоте. Поэтому сейчас, когда в связи с возрождением светлых появились благотворные ростки высоких изменений, как никогда важны для нас такие люди, как вы. Такие, за которыми дети будут идти к светлой цели.

– Да, – поддержал Андрей Михайлович, – человек, ищущий спасения своей души, – это миротворец и созидатель прекрасного в обществе.

– Вот-вот, – обрадовано сказал Макарий Дмитриевич. – И знаете, к какому выводу я пришёл? Обновлённый Светом человек обладает обострённым чувством покаяния, он живёт в стремлении жить жертвенно, ради блага ближнего. Он – патриот своей страны, он благороден и милостив. Такой человек не станет брать взятки, не пойдёт воровать или грабить, не пустится в пьянство или разврат. Истинные светлые – те, которые получают силы на борьбу с вездесущим кощеем, именно такие люди и станут духовным фундаментом процветания государства. И вот поэтому прошу вас, дорогой Андрей Михайлович…

Макарий Дмитриевич вышел из-за стола, взял обе руки Андрея Михайловича в свои руки и потряс их в знак своего дружеского расположения и горячей признательности.

– Прошу вас, дорогой Андрей Михайлович, пока отложить ваши благородные мысли о монашестве, и взяться с удвоенными силами за ту не менее высокую миссию преподавания, какую возложил на вас Всесветлый.

Воспоминания о недавнем разговоре с заведующим городским отделом образования вызвали на лице Андрея Михайловича добрую улыбку. Он уважал Макария Дмитриевича Полоскалова, знал его как человека честного и принципиального. Его слово имело вес для Андрея Михайловича. «Конечно, – размышлял он, – прав уважаемый Макарий Дмитриевич. Разве можно оставить этих ребятишек один на один перед лицом дьявольских ловушек на заре возрождения эры светлых. Сейчас, как никогда, нужны детям наставники-светлые».

Его взгляд скользил по бегущему за окном ландшафту, мелькали деревца, поля. Вот на обочине кто-то машет рукой. Тот, кто махал рукой, побежал следом, потом оторвался от земли и полетел на уровне окна, за которым как раз сидел Андрей Михайлович.

«Летатель-наблюдатель, вероятно», – подумал директор школы. Он продолжал молиться. Человек-летатель делал непонятные жесты – показывал на небо, потом на землю, подмигивал, или начинал грозить кулаком. Андрей Михайлович на всякий случай перекрестился.

Увидев, что директор школы крестится, летатель исчез. Просто взял и растаял. Но Андрей Михайлович этого не заметил. Он подумал, что незнакомец улетел в другие места. Но тот как раз никуда не улетел.

Через несколько минут он появился снова, на этот раз уже внутри салона. Бесцеремонно уселся рядом с директором, притиснув его к двери, и громко сказал в ухо, перекрывая шум мотора:

– Вы, как я понял, светлый, а руку помощи не протянули. Где же ваше светлейшее милосердие?

– Руку помощи? Кому?

– Например, мне.

– Вам нужна помощь?

– Допустим.

– И в чём же?

– Я ведь показывал вам, что и с неба, и с земли, отовсюду угрожает опасность, требуется помощь. Вы, как светлый, обязаны были обеспокоиться моими знаками и попросить водителя остановить автобус. Хе-хе.

«Наверное, это больной человек», – понял Андрей Михайлович и с сочувствием взглянул на собеседника:

– Быть может, вам надо вызвать «скорую»?

– Не стоит принимать меня за сумасшедшего. Учтите, скоро начнутся жуткие события. И вы пожалеете, что не прислушались к моим словам.

– И что это за события?

– Кары небесные.

– За что же?

– За то, что вместо учёбы вы везёте детей в монастыри и храмы. Вы отвлекаете учащихся от прямых школьных обязанностей. Вместо учебного процесса вы тащите их непонятно куда и зачем.

– Но суббота и воскресенье – выходные дни.

– А разве не задают детям домашние задания? А разве не нужен им полноценный отдых, а не эта тряска в автобусах и беготня по церквям с нудными экскурсоводами? А в понедельник им снова предстоит идти в школу. А как идти в школу, если они будут утомлены подобными паломничествами?

– Если исходить из вашей логики, то лучше детям сидеть у компьютера с утра до вечера субботним и воскресным днями, как это и происходит на деле, нежели духовно обогатиться и побывать в святых местах? Да и какой смысл от ваших речей, любезный? Для чего вы проникли в автобус? Какими ещё карами вы грозите? Это просто нелепо. Мы всё равно не отступим от намеченного маршрута. И кстати, как вы смогли сюда пролезть, да ещё на полном ходу?

Андрей Михайлович подозрительно взглянул на собеседника. «Уж не демон ли это?» – подумал он и стал творить в мыслях молитву Животворящему Кресту, а затем вслух читать девяностый псалом.

– Живущий под кровом Всевышнего под сенью Всемогущего покоится, говорит Господу: «Прибежище мое и защита моя, Бог мой, на Которого я уповаю!» Он избавит тебя от сети ловца, от гибельной язвы, перьями Своими осенит тебя, и под крыльями Его будешь безопасен; щит и ограждение – истина Его…

Незнакомец засвистел, заулюлюкал и превратился в чёрного пса с горящей пастью. Пёс хрюкнул и вылетел сквозь крышу автобуса. Никто в автобусе не видел ни летающего гостя, ни хрюкающего пса. Но некоторые из детей заметили, что их директор разговаривает с кем-то невидимым, крестится и читает вслух молитвы. Костя Румянов подошёл к Андрею Михайловичу и спросил о причинах такого поведения.

– Вам было какое-то видение? – сказал Костя.

– Ты прав. И я хочу предупредить всех, что нас может ожидать ловушка дьявола. Требуется духовно собраться и начать общую молитву.

В автобусе стало тихо, дети крестились, целовали нательные кресты.

«Он грозил карами, надо смотреть в оба», – думал директор школы и предупредил водителя быть готовым к дорожным опасностям. И действительно, вскоре начались приключения. Сначала – перекинутое через дорогу бревно, его удалось сообща убрать. Через несколько минут езды перед автобусом замаячил маленький мальчик, он смеялся, подпрыгивал, а по мере приближения к нему как бы отдалялся и снова прыгал. На его голове видны были рожки.

Затем бес стал расти, превратился в грозного чёрного демона с огненной пастью и горящими глазами. Он стоял на дороге, раскинув когтистые лапы. Он показывая своим видом, что не пропустит колонну.

Андрей Михайлович передал по радиосвязи в каждый из автобусов о начале общей молитвы Архангелу Михаилу и всем небесным силам бесплотным.

Автобусы продолжали ехать без остановки. Демон маячил впереди и грозил кулаками. Из глубины полей выдвигались полчища бесов. Они трубили в трубы, шли тёмными колоннами, грозно рыкая и обещая гибель всем, кто против них. Были слышны жуткие заунывные вопли, свист, шипение, утробные крики, визг. Теперь уже и учителя, и некоторые из старшеклассников видели эти проявления нечистой силы. Все были духовно собраны и продолжали горячо молиться.

Чёрная туча накрыла автобусы. Это полки демонов набросили сети, стали раскачивать и трясти автобусы, земля разверзлась. Показалась жуткая преисподняя с легионами бесов и страждущими в вечных муках огня душами грешников. В эту бездну демоны пытались столкнуть автобусы с детьми.

Но не осталась тщетной молитва к Архангелу Михаилу. Светлые небесные силы бесплотные пришли на помощь. Золотоволосый крылатый юноша занёс огненный меч над нечистью, и ухнула в бездну вся бесовская рать, исчезли тучи гадов, стало тихо и солнечно.

Глава 26. Привидение

Самый главный врач города Аркадий Гаврилович Морусякин не знал, что и думать. «Или я болен, или я сошёл с ума», – сказал он вслух и протёр глаза. Но привидение не исчезло. Да, он не сомневался, что видит перед собой настоящее привидение. Это было полупрозрачное бледное существо с большими грустными глазами и в белом балахоне. Оно летало по конференцзалу и подвывало.

– Вы что, галлюцинация? – спросил, наконец, Аркадий Гаврилович.

Совсем скоро в зал войдут врачи, и начнётся городская конференция, посвящённая проблеме галлюцинаций. Но как проводить такое важное мероприятие в присутствии самой галлюцинации, да ещё когда она столь нагло перемещается между креслами и диванами и даже успела полежать на одном из них.

– Нет, я не галлюцинация, – ответило Оно.

– Неужели привидение?

– Оно самое.

– Послушайте, уважаемое Привидение. А нельзя ли вам отсюда улететь? Сейчас здесь состоится важное собрание, и ваше присутствие будет излишним.

– Но я хотело с вами переговорить.

– О чём?

– Это серьёзный разговор. Надо детально всё обсудить. А впопыхах, как вы мне предлагаете, судя по вашему суетливому вопросу, не получится.

– Давайте перенесём разговор на другой день. Вы запишитесь ко мне на приём, как положено в таких случаях.

– Нет уж, увольте. Знаю ваши бюрократические отговорки. Тем более вы и сами понимаете бессмысленность подобной затеи.

– Отчего же сразу бессмысленность?

– От того, что ваша секретарша при моём появлении или начнёт визжать, или просто удерёт, а на приём меня не запишет.

– Но я же не удираю.

– Это потому, что у вас опыт общения с необычными пациентами.

Аркадий Гаврилович обеспокоенно взглянул на большие настенные часы. Оставалось пять минут до начала конференции.

– Вот что, уважаемое Привидение. Предлагаю в таком случае вам временное укрытие в любом из шкафов, которые вы видите в этом зале.

– Ладно, – проворчало Привидение и нырнуло под стол, за которым сидел Аркадий Гаврилович.

Главврач остался недоволен подобной инициативой.

– Я разве сказал вам «под стол»? Я сказал вам: в один из шкафов.

– Мне здесь уютнее, – последовал ответ.

И в это время конференцзал стал заполняться делегатами.

Всё проходило спокойно. С трибуны звучали доклады о видах и подвидах галлюцинаций. В открытые окна влетал свежий ветер. Врачам было удобно в мягких креслах. Иные возлежали на диванах и даже умудрялись подсматривать в гаджетах сериалы.

Аркадий Гаврилович краем глаза видел, что Привидение под столом свернулось калачиком и как будто спит. Главврач успокоился и поверил, что обойдётся без скандала. Но он ошибся. Как вскоре стало понятно, Привидение контролировало ситуацию.

Скандал произошёл во время доклада об особом подвиде галлюцинаций – привидениях. Докладчик, профессор медицинских наук Ираклий Петрович Шаулов, доказывал, что привидений не существует. Любые виды привидений – это на самом деле, говорил профессор, психические расстройства тех, кому привидения являются.

– Вот это и есть ещё одна разновидность галлюцинаций. И даже бывают массовые галлюцинации, – сказал профессор Шаулов. – Например, в нашем городе. Вы, вероятно, читали в новостных лентах. Но я напомню. Группа школьников выехала на экскурсию за город. Как утверждают дети, водители и учителя, все они видели странные явления. Сначала в один из автобусов на полном ходу сквозь стену проник странный человек, похожий на привидение. Затем дети и взрослые видели много других привидений. Они, утверждают очевидцы, раскачивали автобусы и стремились их опрокинуть. Вот налицо иллюстрация массовой галлюцинации. Причина таких явлений чаще всего – в духоте, кислородном голодании, нервном перевозбуждении, обезвоживании и так далее.

– Какую чушь вы несёте, – послышалось из-за стола, за которым сидел Самый главный врач Аркадий Гаврилович Морусякин.

Профессор Шаулов замолчал на полуслове и в удивлении взглянул на Аркадия Гавриловича.

– Вы меня обижаете, господин Морусякин. С моим огромным стажем работы я не заслужил подобного обращения.

Аркадий Гаврилович метнул негодующий взгляд под стол и показал Привидению кулак, но профессор Шаулов принял подобные манипуляции на свой счёт и ещё больше обозлился.

– Не надо мне угрожать. Я перед наукой чист как стёклышко, и перед государством тоже, – с достоинством сказал профессор.

Аркадий Гаврилович не знал, что и сказать. Он готов был провалиться под землю.

– Видите ли, уважаемый Ираклий Петрович, вам всё послышалось и привиделось.

– Как это? Не наглость ли – подобные утверждения?! – профессор задохнулся от возмущения.

Врачи шептались. В зале сквозило не только ветром, но и беспокойством. Аркадий Гаврилович страшно нервничал, но решительно не знал, как выкрутиться из этой дурацкой истории. И он сказал единственное, что мог сказать на конференции, посвящённой галлюцинациям:

– Это галлюцинация.

– Галлюцинация?! Вы издеваетесь?! – профессор покраснел. Теперь и он не знал, как выпутаться из этой истории. – Какое свинство, однако.

– Вот я и говорю, галлюцинации – это наподобие свиньи, которую подкладывает нам жизнь, – сказал Аркадий Гаврилович и на всякий случай засмеялся.

Он был уверен, что в жизненных коллизиях хорошая шутка и добрый смех – это единственное, чем можно мгновенно погасить конфликт.

Врачи заулыбались. Профессор тоже попытался улыбнуться. И на том дело могло бы и закончиться, и заседание шло бы своим чередом, если бы не Привидение под столом.

Привидению надоели препирательства по поводу галлюцинаций, тем более затронули честь привидений, и Оно выпорхнуло из-под стола на обозрение аудитории.

– Добрый день, господа сумасшедшие, – сказало Привидение и захохотало громовым смехом.

Надо ли говорить, какие чувства испытали при этом явлении медицинские светила. Мурашки по телу или волосы дыбом – это слабо сказано. Глаза на лоб или клацанье зубов – тоже слабо сказано. А всё вместе – это гробовая тишина и неподвижность. Делегаты конференции застыли в своих креслах, как статуи. Хотя в то же самое время им казалось, что они кричат «караул» и бегут сломя голову куда глаза глядят. Но их бегство было лишь галлюцинацией внутри их ошеломлённого сознания.

– Господа, не удивляйтесь, – сказал, опомнившись, Самый главный врач Аркадий Гаврилович Морусякин, – но вы можете лицезреть перед собой Привидение. Оно настоящее. И его появление здесь опровергает доводы о том, что привидения являются разновидностью галлюцинаций.

Аркадий Гаврилович вынужден был пуститься в официальное признание Привидения, в противном случае он опасался со стороны призрака мести. А раздувать и без того немалый скандал было уже ну совершенно ни к чему.

Привидение пролетело над головами врачей, подёргало некоторых за волосы, опрокинуло на столе пару стаканов, и все воочию убедились, что – да, Привидение настоящее.

– Отчего нас вы назвали сумасшедшими? – спросил, оправившись от испуга, профессор Шаулов.

Для себя он решил, что является участником коллективной галлюцинации, а найти общий язык с галлюцинацией – дело пустяковое.

– Оттого, что вы считаете нас, привидения, галлюцинациями, – Привидение снова захохотало и уселось на стол перед носом Самого главного врача Аркадия Гавриловича Морусякина. – Но ближе к делу. Я и так уже потеряло уйму времени. Я здесь для серьёзного разговора.

Привидение взглянуло на профессора Ираклия Петровича Шаулова:

– Вы привели пример со школьниками, которые вступили в контакт с непонятными для человечества сущностями. Я как раз по поводу школьников. Учтите, эти дети вместе с их наставниками и родителями представляют опасность для общества. Они именуют себя светлыми. На простом языке это означает – безумные. И вы, как врачи, должны их изолировать. Неужели сами не видите, что налицо массовое сумасшествие? Именно по этой причине я здесь. Тревога!

– Как это интересно, – заговорили врачи.

Они пришли в себя и теперь дружно фотографировали и снимали на видео маячившее на столе Привидение.

– Учтите, – сказало Привидение, – массовое сумасшествие под кодовым названием «светлые», или так называемое «христианство», – это вирус, и это заразно. И это может охватить города, страны и целые континенты. Поэтому спешите. Новый вид заразы требует строжайшей изоляции.

– Ну-у, – протянул Самый главный врач Аркадий Гаврилович Морусякин.

– Что «ну»? – подозрительно покосилось на него Привидение.

Аркадий Гаврилович обдумывал, что бы такое сказать, чтобы, наконец, отделаться от нечисти.

– Ну, в общем, мы обдумаем дальнейшие шаги, а вас, уважаемое Привидение, благодарим за визит и за своевременное предупреждение, – сказал Аркадий Гаврилович, и остался очень доволен своей деликатной речью.

Он окинул победным взглядом коллег, как бы приглашая присоединиться к его позиции. Участники конференции согласно закивали головами. Всем тоже хотелось поскорее избавиться от надоедливого, неприятного гостя, да ещё и вонючего. Действительно, от Привидения несло так, будто от мусорной свалки.

Но Привидению речь главврача не понравилась. Оно недовольно засопело, раздулось, как индюк, налилось сине-багровым оттенком и стало похоже на гигантскую гнилую помидорину.

– Слушайте меня все вы, людишки, – с презрением изрекло Привидение и уселось на лысине Аркадия Гавриловича.

Тот ойкнул и растерянно сказал:

– Но на диване вам было бы удобнее, уважаемое Пр-пр-пр…

Договорить не получилось. Потому что произошло невообразимое. Из тела профессора медицинских наук Ираклия Петрович Шаулова выскочил его двойник, ещё один профессор Шаулов. Он с насмешкой оглянулся по сторонам, выхватил из вазы с фруктами банан и метнул точным попаданием в рот главврачу. Вот почему Аркадий Гаврилович и не смог договорить. С бананом во рту, согласитесь, общаться не просто. Народ ахнул, но в тот же миг все открывшиеся рты тоже получили по банановой затычке.

Профессор Шаулов в ужасе смотрел на своего двойника и думал о том, что игра в галлюцинации зашла слишком далеко.

– Кажется, мне нужно лечь на обследование в психиатрическую клинику, – сказал он вслух, выплюнув банан.

Двойник профессора Шаулова покрутил пальцем у виска и растаял в воздухе.

Привидение гоготало так, что, казалось, стены тряслись.

Просмеявшись, Оно покинуло насиженную лысину господина Морусякина, прошлось по головам сидящих, как по ковру, и воссело на антикварной хрустальной люстре. Началась оглушительная стрельба, напоминавшая пулемётную очередь. Это лопались одна за другой лампочки.

– Эй, вы, господа ненавистные, от меня отделаться вам не удастся. Если не выполните требуемое и не упечёте в психушку спятивших школьников с их родичами и преподами, вас настигнут беды и ужасы. В дома каждого из вас, включая и загородные виллы, а также в ваши автомобили, я нашлю армию привидений, специализирующихся на полтергейсте. В ваших жилищах и автомобилях начнутся пожары, потусторонние голоса и прочие прелестные сюрпризы.

Привидение зашипело и улетело в окно.

Глава 27. Экскурсия с приключениями

Экскурсия по монастырю удалась. И детям, и взрослым было интересно знакомиться и с церковной историей, и с монастырским уставом, бродить по брусчатым дорожкам и площадям, взирать на серебристые струи ажурных фонтанов и аккуратные клумбы. С благоговением застывали перед старинными тёмными иконами, заглядывались на мерцание негасимых лампад. Протяжный молитвенный распев церковного хора повергал всех в благоговение.

Когда поднялись на колокольню, восхитились чудным видом. Радовал глаз живописный пейзаж с ухоженными монастырскими полями, зелёными лесами.

Но тут внимание присутствующих привлекла кавалькада медицинских фургонов. Они въехали на территорию монастыря.

– Смотрите, врачи тоже на экскурсию приехали! – заговорили дети.

Однако, из фургонов никто не выходил.

– Что-то мне это не нравится, – задумчиво сказал директор школы.

Он вспомнил про телефонный звонок Аркадия Тучина из службы государственной #безопасности.

Костя Румянов предложил не спускаться с колокольни до выяснения обстоятельств произошедшего.

– Нужно послать разведчика, – согласился директор школы.

– Разрешите мне пойти в разведку, – вызвался Костя Румянов.

Его поддержали Игорь Сумраков и Митя Казанцев.

Разведчики перекрестились и после молитвы осторожно спустились по узкой винтовой лестнице.

Вышли через запасной выход с обратной стороны колокольни. По-прежнему было тихо и немноголюдно. Богомольцы шли на службу. Послушники выполняли свою работу. Несли вёдра с водой для скота, катили тележки с кормом, переносили строительные материалы. Из пекарни плыл аромат свежевыпеченного хлеба.

Разведчики прокрались вдоль стены, легли в траву и выглянули за угол. Фургоны были без окон, с надписью по бокам «Психиатрическая скорая помощь».

Мальчики многозначительно переглянулись.

– Дело проясняется. Это козни дьявола. По нашу душу.

Ребята вернулись к своим. В ходе коллективного совета приняли решение пробираться в трапезную, где заканчивала обед остальная часть паломников из их отряда.

Монах-экскурсовод понимающе кивнул и через считанные минуты принёс рулоны тёмной материи. Закутанные с ног до головы, ходячие мумии стали медленно пересекать двор.

На странную процессию нельзя было не обратить внимание.

Дверь в первом фургоне приоткрылась и выпустила наружу мужчину в бронежилете с дубинкой у пояса.

Он смотрел на странную процессию, а когда та поравнялась с ним, спросил у монаха:

– Эй, кого ты сопровождаешь? Что за чучела?

При этих словах со стороны мумий послышались сдавленные смешки.

Монах приложил палец к губам, многозначительно возвёл глаза к небу, и на этом разговор закончился.

Мужчина с дубинкой посмотрел вслед мумиям.

– Хм, – сказал он.

Но тут одна из мумий споткнулась – кто-то сзади наступил на подол ткани, и вот мелькнул облик мальчишки. Он, смеясь, снова укутался. Единообразие восстановлено, и дверь в трапезную за процессией захлопнулась.

– Та-ак, – зловещим голосом сказал человек из психиатрички.

Из второго фургона кто-то крикнул:

– Долго ещё, Иван?

– Вылезайте, – скомандовал мужчина с дубинкой.

– А зачем вылезать, Иван? – ответили ему. – Ты сначала найди их, а потом и мы вылезем.

– Цель обнаружена, – объяснил Иван.

И, помолчав, добавил:

– Кажется.

– Кажется или обнаружена? – снова спросили из фургона.

– А ну вас, – махнул рукой Иван. – Живо сюда, а не то плюну, и тоже кино буду смотреть.

Из фургонов не торопясь выбралась компания парней в бронежилетах с дубинками у пояса и с очками-компьютерами на лбу. Лица их выражали недовольство. Они ворчали по поводу несуществующих психов и без интереса смотрели по сторонам. На их лицах было написано желание скорее вернуться к любимому сериалу, от просмотра которого их оторвали.

– Вон туда, – кивнул Иван в сторону длинного одноэтажного здания с белёными стенами.

Санитары шли мелкими шажками, то и дело останавливались и озирались по сторонам. Дверь оказалось запертой изнутри.

Санитары разочарованно поморщились.

– И что будем делать? Неужто канитель, ёшки-кошки?! Нет уж, мы так не договаривались. Ну этих психов в баню, не хотим возиться, – заговорили, перебивая друг друга, санитары, отступая от цели.

– Погодите, постойте, эй-эй! Меня же, как старшего, потом начальство взгреет за бездействие, пожалейте, – запричитал Иван.

Он расставил руки, пытаясь задержать своих сотоварищей.

– Ты что-либо дельное можешь предложить? – отвечали недовольно ему.

– Могу, пожалуй, – нерешительно сказал Иван.

– Ну и? – насмешничали над ним.

– Ломать надо, другого пути вроде нет, – нерешительно сказал Иван.

– Ха-ха, – заржали в ответ санитары.

– А что вы собираетесь ломать, люди добрые? – послышалось за их спинами.

Иван и его товарищи оглянулись, но никого не увидели. Кроме разве что иконописи.

Изображённый на белёной стене лик седобородого худощавого монаха казался живым, а взгляд строгим и пристальным.

– Вы слышали голос? – спросил Иван у товарищей.

– Да, – ответили ему, – слышали.

– И я слышал. Но нет никого. Кто говорил с нами?

– Это я говорил, – сказал тот же голос.

Изображение монаха на стене зашевелилось, потом из стены показались руки, ноги, и вот – человек сошёл на землю.

Иван и его товарищи опешили.

– Итак, – сказал монах, – слушаю вас. С чем пожаловали в нашу обитель?

– З-здравствуйте, – сказал Иван, трясясь от страха. – Про-про-с-сим нас впустить в вашу трапезную-ю-уууу.

Казалось, Иван не говорит, а плачет, так заунывен и неестественно тих был его прерывистый голос.

– Представьтесь, пожалуйста. И по возможности, покажите документы.

Изучив удостоверения, монах спросил о цели визита санитаров из психиатрической лечебницы.

– Нам поступил звонок о коллективном сумасшествии на территории вашего монастыря.

– От кого звонок?

– От Самого главного врача города.

– И что вы намерены сделать?

– Нам дали задание забрать в клинику экскурсионную группу в составе из школьников, учителей, водителей и сопровождающих родителей.

Монах зашептал молитву, осенил дверь крестным знаменем. Дверь сама распахнулась.

– Входите.

Санитары вошли в трапезную. Там было пусто.

Тарелки с горячим борщом на столах, свежие ломти хлеба, стаканы с компотом будто ожидали кого-то.

– Где же люди? – недоумевали санитары.

Но получить ответ было не от кого. Таинственный старец исчез.

Санитары вышли из трапезной и уставились на монастырскую стену. Там как ни в чём не бывало снова был виден лик беседовавшего с ними монаха.

– Чудеса, однако, – сказал Иван.

Они вернулись на монастырскую площадь. Что-то изменилось вокруг. Но что? Да как что. Пусто! Ничего нет. Только поле. Оглянулись – и трапезной нет. Как так?

– Не кажется ли вам, что нас самих надо траспортировать на обследование в клинику? – сказал Иван.

Санитары оторопело молчали.

Вдруг совсем близко раздался колокольный звон. Звонили к всенощной. Послышались где-то рядом шаги людей, тихие голоса. Звон кадила. Чтение молитв. Пение монашеского хора.

– Слышите? – спросил растерянно Иван.

– Слышим, – ответили санитары.

– И ничего не видите, не так ли?

– Именно.

– Надо вызывать подмогу, – приняли решение.

Вскоре над пустым полем, где среди ромашек и васильков стояли медицинские фургоны, появились военные вертолёты. Подъехали полицейские машины.

Новоприбывшие монастырских построек с людьми тоже не увидели.

Через пять минут военные и полиция вернулись в город, а санитары уезжать не захотели. Церковная атмосфера сладости, какой-то неясной приятности будто проникла в их сердца. Молитвенные воздыхания невидимых их глазу богомольцев согревали души – и так тепло, так хорошо… Нет, право, им вовсе не хотелось покидать эти места!

Парни до глубокой ночи сидели под звёздами на траве, слушали молитвенное бдение невидимых монахов, размышляли о пустоте своей былой жизни и плакали от окутавшей их Божественной благодати. Так и не заметили, как задремали.

На рассвете их разбудил колокольный звон. На этот раз монастырь снова был на своём месте. Жизнь шла своим чередом. Стояли на монастырской автостоянке и школьные автобусы.

Увидев вдали школьников, которые шли в церковь на службу, санитары замахали руками и побежали в их сторону.

– Опять они, – сказал директор школы.– Господи, помилуй!

Дети хором запели:

– Господи, помилуй! Господи, помилуй!

Невидимые силы подняли экскурсантов на облаке, уплыл на воздушные высоты и монастырь.

Санитары благоговейно взирали на величественное зрелище.

– Господи, помилуй! – закричал Иван и перекрестился.

– Господи, помилуй! – закричали и остальные члены санитарной команды.

Глава 28. Совещание в подземелье

Кощей находился в своём естественном состоянии – он пылал от злобы. Его глаза метали молнии. И эти молнии пронзали трепетавшие от страха ряды подчинённых.

Полки бесов, чины демонские, злая нечисть – всё клубилось зловонием и извивалось в змеиных судорогах.

Тролли, эльфы, домовые, лешие, драконы, водяные, гномы, джины – всё испускало визги, источало вопли, истекало вонючей слизью, покрывалось гнилостным потом, истекало тухлыми соками.

Упыри, оборотни, вампиры обливались плесенью, заглатывали самих себя, выворачиваясь на гнилую изнанку, а потом с утробными всклёками самих себя изрыгали наружу.

Ведьмы покрывались лохматыми, паутинными крыльями, тряслись в конвульсиях, взбивали в клочья пыли серые покрывала волосьев. То и дело они подпрыгивали и били себя по заду мётлами.

Колдуны пучили налитые помидорным соком глаза и били себя по заду лопатами.

Шаманы, ведуны, прорицатели, гадалки растекались по земле гнойными лужами, восставали, выли и снова растекались. То и дело из них вырывались наружу стаи рыкающих, как львы, но мелких, как воробьи, ворон с лошадиными головами.

Эти головы пучились множеством оскаленных пастей и узких, как бритва, глаз. А потом они взлетали и падали, и возвращались в нутро к шаманам, ведунам, прорицателям, гадалкам, чтобы заново растекаться по земле гнойными лужами.

Князь Тьмы осыпал нечистей проклятиями. Он ругался и визжал.

В тысячный раз он требовал отчёта о проделанной работе по уничтожению на земле светлого духа, но добиться внятного ответа ни от кого не мог.

Кощей то и дело взглядывал тяжёло, мрачно – на вытянувшихся перед ним с пустыми листами бумаги короля смеха Букки-Хрюкки и Царя Злобы. Те трясли рогами, стучали копытцами, щипали себя, кололи себя ножами, затем поднимали листы бумаги и произносили заклятия, но бумажные листы по-прежнему были пусты. Ни одно слово, вопреки просьбам и магии, так и не проявилось на них. За спинами своих командиров изнывали от страха гномы смеха и тролли злобы.

– Где королева Чёрной магии? Где Король белой магии? – заорал истерическим голосом, скрипящим и звенящим, как ржавая консервная банка, Кощей.

Из тёмных глубин нечистот и смрада выперлись к княжескому трону белая и тощая, как швабра, фигура в чёрном плаще, а также толстая, как бездонное помойное ведро, чёрная фигура в белом плаще.

Они почтительно склонились, почесали землю клыками, постучали о камни рогами.

– Королева Чёрной магии, почему нет у моих подданных отчёта о проделанной работе?

– О, да простит Ваша Тёмность свою рабу за смелость и желание ответить, да разрешит Ваша Тёмность ответить, – сказала белая швабра в чёрном плаще и метнула подобострастный взгляд в сторону начальника.

– Отвечай, гнида гнилостная.

– О, Ваша Тёмность, отчёта о проделанной работе на этих прекрасных чистых листах бумаги нет, потому что…

Королева Чёрной магии закрыла свои болотистые глаза и заткнулась.

– Ну? – грозно прорычал Кощей.

– Да простит меня Ваша Тёмность, отчёта нет, потому что его нет.

– Та-ак… А что осмелится взболтнуть на ту же тему ещё один олух – Король белой магии?

Чёрный толстяк, напоминающий размерами и очертаниями мусорный бак из многоквартирного дома, взметнул над своими рогами белый плащ, помахал им, будто белым флагом, затем налился свекольным соком, выкатил помойные глаза до земли и решительно заговорил:

– Отвечаю, Ваша Тёмность. Ответ на самом деле был изначально написан. И где же? А именно – на этих самых листах бумаги, что находятся сейчас в лапах у Букки-Хрюкки и Царя Злобы. Но!

Толстяк-помойное ведро картинно прикрыл белым плащом свою рожу, потом выглянул и злорадным голосом продолжил:

– Из-за нездоровой конкуренции со стороны Королевы чёрной магии была наведена злостная, непрекращающаяся порча на троллей и гномов. Главная причина этого акта – зависть. Вследствие оной междоусобной вражды и указанных злонамеренных манипуляций бумага поглотила написанный на ней ответ о проделанной работе по борьбе со светлым духом на земле.

– Та-ак, – зловещим голосом сказал Кощей.

– О, горе мне, – захохотал от безысходности король смеха Букки-Хрюкки, начальник гномов, и под хохот гномов стал в отчаянии царапать свою морду и тягать себя за рога.

Царь злобы, командир армии троллей, с невозмутимым видом мигнул своим солдатам. Козло-хрюки вдруг с победоносным рёвом ринулись к белой швабре в чёрной мантии, и через мгновение Королева чёрной магии превратилась в гору, облепленную навозом. Это козло-человечки поедали её поедом. Тут же подтянулись вампиры и упыри, кровожадно поблескивая клыками и играя железными когтями.

Кощей шевельнул кривым прыщавым мизинцем, высоко поднял заросшую блохами и клещами бровь и сказал надменно:

– Фу.

И все вернулись на свои места.

Королева чёрной магии отплевалась, отряхнула подол запачканного плаща и сказала:

– Между прочим, зависть – это наилучшее из достоинств, какие можно только найти на земле. Вот. А мне за успех дела положено вознаграждение.

– Почему? Ну-ка, поясни, бяка моя прелестная, – вкрадчиво сказал Кощей.

– Охотно. Если бы отчёт о проделанной работе был успешен, и гномам и троллям действительно удалось добиться успеха в борьбе со светлыми, то никакими усилиями никому не удалось бы изгладить написанное ими в своих отчётах.

– Если они не добились успеха, то отчего ты позавидовала им и решила совершить сию пакость, и их отчёт теперь никто из нас не может прочесть? – спросил Князь Тьмы.

– Чтобы их подставить и ещё больше им насолить. Я не люблю их.

– Отчего же?

– Я завидую им, потому что они получают намного больше внимания с вашей стороны, Ваша Тёмность, чем я, Королева чёрной магии.

Кощей оглядел до самых тёмных глубин геенны тысячи тысяч нечистых сил, потом прикрыл мохнатые адские глаза-колодцы и лениво, нараспев шепнул:

– Смейтесь, гады.

И преисподняя сотряслась от гомерического хохота.

И миллиарды пыльных чёрных мерзостей взметнули крыльями и взметнулись куда-то, и сгинули в багровых всполохах.

И заклокотало, забурлило всюду перекрёстком визгливых смехов, свистящих хохотов, гортанных улюлюканий.

И вернулись чёрные мерзости, и покрыли всё своей пылью, и вновь затаились в щелях и дырах, откуда выло могильными холодами.

– Акх-хххх, – сказал Кощей.

И нечисть кинулась лизать землю.

– Ух-хххх, – сказал Князь Тьмы.

И нечисть стала пожирать себя, отплёвываться, и затем сжирать то, что выплюнула, и проглоченные куски произрастали пышными наростами в изгрызенных местах.

– Ша-аааа, – шепнул Кощей.

И подорвалось всё вокруг, полетело, заухало, загрюкало, всё дальше, всё тише… Ещё мгновение – и станет пусто.

Но Князь Тьмы поднял кривой мизинец, и всё поворотило обратно, зашипело, заползло, побрело, на брюхах, на задних лапах, моргая и корчась, отдуваясь и хрюкая.

– Значит, так. Меняем тактику, – сказал Кощей. – Через секунду после моей речи чтобы все вернулись на свои рабочие места на землю, и начали борьбу с светлыми изнутри. Прививаем светлым пороки, взращиваем в них страсти. Пусть пышным цветом цветёт среди светлых антихристианское: тщеславие, зависть, жадность, ненависть, враньё, алкоголизм, наркомания, враньё, взяточничество, жадность, обжорство, блуд, разврат, любовь к зрелищам, пустословие, хвастовство, подхалимство, гордыня, лицемерие и прочее, и прочее. Всё то, что лишает душу человеческую спасения и райских блаженств в Царстве Небесном. Ведёт к вечной погибели и – каюк светлым. И пойдут погибшие души в нашу гостеприимную преисподнюю – к неусыпаемым червям, к нескончаемым мукам, к неперестающим кострам страданий.

Глава 29. Искушение

Наталья Борисовна Румянова, мама Кости, почувствовала, что нечто тёмное будто накрыло её и укутало липким, гадким... Это были невообразимо неприятные ощущения. Она испытывала злобу к начальству. Зависть к коллегам. Она вдруг возжелала быть лучше всех. Она жаждала иметь много денег, она не хотела работать. Её так и подталкивало пойти к знакомым и посплетничать, позубоскалить...

«Что же это за кошмар?» – в растерянности подумала она о себе.

С тех пор, как она приняла Крещение, жизнь была полна благих помыслов и добрых чувств. Наталья Борисовна Румянова всех жалела и любила, была милосердна и снисходительна к чужим немощам. Прощала и помогала. В её душе, казалось, навсегда поселились мир и тишина. И вот, настоящая катастрофа. Она растерялась.

Отпросилась с работы и бродила по институтским аллеям. Листва задумчиво шелестела над головой. Солнышко мелькало между белоснежными облачками. Тепло, уютно, хорошо. Но на душе беспокойно.

И тут Наталья Борисовна вспомнила, как на светлых курсах учили их, новопросвещённых, духовным премудростям.

«Помните, смущение души есть признак сатанинского воздействия. Дьявол не дремлет, рыкает, ищет, как бы поглотить зазевавшуюся душу. В любых жизненных ситуациях не оставляйте своего главного оружия – молитву».

Наталья Борисовна слёзно стала молиться Царице Небесной. Она сердечно просила помощи у Небесной Царицы, рассказывала о своей беде, говорила, что не может ничего поделать с этим злым и тёмным, что вломилось в её душу и желает превратить её в свою рабу.

«Но я не хочу быть рабой сатаны. Я – раба Божья! Пресвятая Владычица моя, Богородица, спаси!» – горячо шептала Наталья Борисовна.

И повеяло на неё чем-то нежным, тёплым, заструились ароматы несказанные, окуталась душа благоуханием небесным.

Видит Наталья Борисовна, как поползли от неё по траве змеи гадкие, побежали бесы прыткие. Исчезло тяжкое с души. Стало хорошо и благостно.

Глава 30. Провокация

– Алё. Костя. Это мы, твои друзья.

– Не узнаю. Кто?

– Митя Казанцев и Игорь Сумраков. Ты можешь выйти во двор? Поговорить надо.

– Прямо сейчас?

– Да.

– А что такое? Я уже спать собрался. И на улице темнотища. Случилось что-то?

– Случилось.

– У меня от родителей секретов нет. Приходите ко мне домой.

– Не можем.

– Я подумаю и перезвоню.

Костя задумался. Странно. Звонили с неизвестного номера. Голос незнакомый. Нечисто.

Он перезвонил Мите Казанцеву.

– Митя. Ты где?

– Дома. Спать лёг.

– Ого.

– Что?

– Кажется, против нас затевают козни.

– Кто?

– Рать бесовская.

– А что такое?

– Позвонили, назвались вашими с Игорем именами. Во двор вызвали.

– Нельзя выходить.

– Да я и не пойду. Но вот думаю, что же они затевают…

В это же время неизвестные позвонили Игорю Сумракову.

– Игорь, добрый вечер. Извините, беспокоит профессор психологии. Хочу предложить вам высокую должность в нашем университете и много денег.

– Вы меня с кем-то перепутали. Я в школе учусь.

– Нет. Не перепутали. Мы за вами давно наблюдаем. У вас большие дарования. Вы выделяетесь из среды сверстников. Гений. Острый ум. Тонкое чутьё. Таланты многогранные. Незаурядная личность. Вундеркинд. Вас ждёт слава. У вас великое будущее. Всё это мы разглядели в вас и не хотим терять такое дарование. Будете учиться и одновременно работать. А мы будем вам платить огромные деньги.

– Вы так меня расхвалили, что у меня уши вянут. Я вовсе не то, что вы говорите. Вы не профессор, а дьявол.

Игорь отключился. Встал на молитву, устремив глаза на икону Спасителя.

– Господи, не дай обольстителю-змею склонить меня ко тщеславию, к гордыне, к сребролюбию.

Что-то щёлкнуло в воздухе. Игорь увидел, как мелькнуло искажённое, злобное существо и вылетело с воем через форточку.

Игорь позвонил Косте и рассказал о случившемся.

– Всё понятно. Враг рода человеческого хочет нас завербовать. Видно, для этого меня пытались выманить во двор.

– Завербовать?

– Ну да.

– Что ты имеешь в виду?

– Под тем или иным предлогом перетянуть наши души из светлого мира в лагерь тьмы. Но сделать это незаметно для нас самих. Подкупить лестью, запугать страхованиями. Словом, устроить всё так, чтобы души наши пленились чуждым, антисветлым, и сами того не поняли. Когда человек отступает от спасительного пути, уходит с узкой на широкую дорогу, то омрачается и перестаёт осознавать своё падение.

– А если бы ты вышел во двор, что могло случиться?

– Скорее всего, меня бы встретили оборотни, то есть ваши двойники. И попытались заманить в какое-нибудь злачное место. В бар, например. Напиться. Накуриться. Мало ли соблазнов.

– А ты бы мог соблазниться?

– Своими силами ни один человек в этом мире ни на что доброе без Всесветлой помощи не способен. И если я забуду Всесветлого, то буду близок к падению. А под Его покровом можно и горы свернуть, и Кощея в бегство обратить.

– Говоришь, Кощея в бегство обратить? Ха-ха-ха, – сказал кто-то за спиной Кости.

Костя оглянулся. Никого нет. Он перекрестился и сказал другу:

– Надо сворачивать разговор. Тут бесовское нападение намечается. Ухожу на молитву.

И действительно, в комнате у Кости появился через секунду гость. Он сидел в кресле и читал газету. На его голове была шляпа, он был в сером плаще и начищенных туфлях.

Услышав, что Костя закончил телефонный разговор, гость отложил газету и представился:

– Я агент внутренней разведки. Я должен поговорить с тобой, Костя.

– Сначала скажите «Отче наш» от начала до конца.

– Но я не знаю ничего такого из вашего лексикона, Костя. Ведь я из разведки, а не из сообщества светлых.

– Как вы смогли проникнуть в мою комнату?

– Через балкон.

– Что вам от меня нужно?

– Тобою интересуется высшее руководство. Ты представляешь угрозу для внутренней безопасности страны. Мы могли бы арестовать тебя, но ты несовершеннолетний. По закону не положено. Поэтому…

Гость щёлкнул пальцами и сделал многозначительную мину. Его мохнатые тёмные брови поднялись, но одна бровь отвалилась и упала на колено. Представитель разведки невозмутимо её поднял, поплевал и водрузил на прежнее место.

– Это конспиративная бровь, – пояснил он.

И продолжил:

– Поэтому есть более приятный вариант. Мы предлагаем тебе дружить с нами. И работать на нас.

– А если я откажусь?

– Ты сначала спроси, что будет входить в твои обязанности.

– И что же?

– Пустяк. Ты будешь присылать нам смс-отчёты и электронные письма о ваших светлых мероприятиях и новостях. Кроме того, нам нужны фото и видео. Ты будешь…

– Я ничего не буду.

– Ты будешь зарабатывать по одному миллиону в день. Ты быстро разбогатеешь!

– Вы думаете, светлые могут продаваться?

Костя перекрестился и воззвал к Всесветлому. Незнакомец нахмурился и сердито сказал:

– Мы не закончили нашу беседу.

Костя не обращал на него внимания. Он горячо просил силы небесные о помощи.

Тут гость стал шипеть и корчиться, шляпа и плащ свернулись в трубочку, и всё это съёжившееся и шипящее улетело в никуда. Наступила тишина.

Глава 31. Бесплатный сеанс кино

Виктор Абалкин, Леонтий Мацепура, Сергей Викторов и Петя Бойцов получили по электронной почте пригласительные на бесплатный сеанс кино. «Юный друг! Нам стало известно, что тебе и твоим друзьям недавно исполнилось или вот-вот исполнится аж тринадцать лет. В честь такого глобального события приглашаем на бесплатное кино. Приходи сегодня вечером вместе с твоими приятелями в летний кинотеатр возле танцплощадки. Не пожалеешь. Помимо крутого фильма вас ждут танцы и щедрые подарки!»

Друзья не знали, идти или не идти?

Стояли прекрасные тёплые вечера. Музыка с улиц призывно влекла к себе. Пёстрые толпы юной публики заполняли бульвары, площади, проспекты, скверы. Всё в городе развлекалось, шумело, гуляло. Бары, кафешки, рестораны, танцзалы гудели и горели иллюминацией.

С тех пор, как мальчики приняли Крещение и стали жить по заповедям Божьим, они строже относились к себе. Рано утром они обливались холодной водой и долго молились. Занимались спортом. Отлично учились. Отказались от сигарет, пива, перестали смотреть пустые фильмы. Они ходили на светлые курсы, слушали лекции богословов, посещали церковные службы. Занялись изучением культурной классики – литературы, живописи, музыкального искусства. Они поставили перед собой цель возродить печатные книги. Их новый круг общения теперь был светлый. Туда не проникали нецензурная брань или похабщина. Там были иные песни, иные разговоры, иные радости, иные цели.

И вот – соблазн. Приглашение на бесплатное кино с подарками.

– Может, сходим, а? – сказал Леонтий Мацепура. – Один разик. Всего-то. Развлечёмся.

– Я лично – не против, – поддержал Виктор Абалкин.

– Ребята, давайте посоветуемся с Костей Румяновым, – предложил Петя Бойцов.

– Зачем?

– Сами понимаете, мы живём в опасное время борьбы со светлыми. Повсюду рыскают агенты антихристианской разведки. А вдруг эти билеты – ловушка?

– Ты думаешь, Костя Румянов что-то подскажет?

– Да. У него больше опыта и чутья.

Костя доброжелательно выслушал Петю, но вместо телефонной консультации предложил встретиться на территории храма через пятнадцать минут.

– Не удивляйтесь, братья, тому, что сейчас услышите, – сказал Костя, когда друзья расположились на скамьях вокруг круглого деревянного стола.

Приветливые церковные служащие по традиции, заведенной настоятелем, принесли угощение – лукум, компот, фрукты.

– Я уверен, что пригласительные на бесплатное кино – это подстава дьявола, – продолжал Костя. – Тем не менее и вы, и я с вами, сегодня туда сделаем вылазку.

– К дьяволу? – в голос спросили товарищи.

Костя рассмеялся:

– Да уж…

Какое-то время они молчали, пили компот и слушали пение птиц. Тут, при церкви, был настоящий птичий заповедник. Не только обычные голуби, воробьи, но и другие, самые разнообразные, птахи селились вокруг храма и не желали покидать этот благодатный уголок тишины и уюта.

– Божьи создания чувствуют близость Творца, – говорил по этому поводу отец Симеон и кормил с руки птиц.

Вот и сейчас. Одна подлетела и села на плечо Косте. Она кланялась и будто хотела рассказать людям о чём-то своём, небесном. Костя покрошил на ладонь печенье, и та, насытившись, упорхнула.

– Интересно устроен мир. Всё вокруг летит, мчится, плывёт. Человек – царь природы, а вот гляди-ка, ни в небе, как птица, ни под водой, как рыба, обитать, однако, не может, – сказал задумчиво Костя.

– Это ты к чему? – спросил Петя Бойцов.

– К тому, что сегодня вечером мы будем птицами.

– Предлагаешь надеть летательные костюмы?

– Нет. Вечером узнаете.

Костя помолчал, перекрестился и сказал:

– Со Всесветлой помощью одолеем врага.

Он поднялся, пожал всем руки.

– Братья, до вечера. Встречаемся у входа в парк в двадцать часов. По телефону на эту тему никаких переговоров. Телефоны прослушиваются, сами знаете.

Но в восемнадцать часов вечера на смартфоны Виктора Абалкина, Леонтия Мацепуры, Сергея Викторова и Пети Бойцова пришло смс за подписью Кости Румянова: «Внимание! Обстоятельства изменились! Встречаемся на час раньше там же. Не перезванивайте. При встрече всё расскажу».

Возле входа в парк они встретились в девятнадцать часов. Мимо них спешила нарядная, модная молодёжь. Гремела музыка. Шумел фонтан. Цветные фонари заливали всё праздничными бликами. Костя был одет в шикарный белый брючный костюм, его лакированные чёрные туфли сверкали. Он широко улыбнулся и сказал:

– Я познакомлю вас с интересной личностью. Поэтому перенесли встречу.

Через минуту из павильона кривых зеркал появился высокий молодой человек с чёрными усиками, в чёрном котелке, в чёрной футболке с белым черепом на животе, и щегольских ярко-жёлтых джинсах с красными кожаными заплатками на коленях.

Петя и его товарищи недоверчиво посмотрели на человека в столь живописном наряде и вопросительно взглянули на Костю. Тот усмехнулся и сказал:

– По одёжке встречают, по уму провожают. Не смотрите на внешнее, ведь вы не знаете внутреннего. Ха-ха.

Смех Кости показался Пете фальшивым. Но он не придал этому значения. Мало ли, подумал он, бывает всякое.

Костя продолжал:
– Знакомьтесь. Это мой новый друг Майкл. Он из далёкой заморской страны. Умеет говорить на многих языках. Он хочет проводить нас на экскурсию в удивительное место.

Мальчики оторопело молчали.

– О, не надо бояться, ничего плохого. Это есть такой аттракцион. Вот как эти кривые зеркала. Кстати, сейчас мы туда идти, – сказал заморский гость и фамильярно подмигнул Пете.

Они вошли в павильон кривых зеркал.

– Господин Майкл – хозяин этого аттракциона, – пояснил Костя.

– Здесь много удивительного. И я хочу этим с вами делиться. Вы сможете делать путешествие в мир открытий и неожиданностей.

Майкл указал на одно из кривых зеркал.

– Идти-идти. Здесь. Видите?

– Когда-то я слышал от бабушки сказку про девочку в стране кривых зеркал, – сказал Сергей Викторов.

– Идти-идти, это интереснее. Там сказка, а здесь – настоящая реальность, – сказал Майкл.

Внутри зеркала они себя не увидели. Вместо отражений там качались бело-голубые очертания прозрачных человеческих фигур. Сквозь них виден был странный пейзаж. Он напоминал виды города с небоскрёбами, машинами, улицами. По улицам сновало множество зверюшек. По балконам прыгали как белки чёрные человечки. Машины то и дело сталкивались и кувыркались в воздухе. В том странном городе был полный хаос.

– Что это? – в удивлении спросили мальчики.

– Это особое зеркало. В нём видно то, что не снаружи, а внутри человеческой души. Но сейчас вы сможете идти в одно из таких зеркал. И потом начнётся самое интересное.

Майкл подвёл мальчиков к большому, в рост человека, тусклому зеркалу в массивной позолоченной оправе. Из зеркала на мальчиков глядели старые морщинистые лица, похожие отчасти на седых обезьян.

– Это зеркало показывает человека в грядущей старости. И вот через него можно заглянуть внутрь времени. Стоит только дотронуться до зеркала. Попробуйте.

Петя обратил внимание, что Майкл перестал коверкать слова и говорит без акцента. «Может, он вовсе и не иностранец? А вдруг это подстава? А вдруг он агент антихристианской разведки?»

Мальчики недоверчиво переглядывались.

Пример подал Костя.

Он подошёл к старинному зеркалу, прикоснулся и сказал:

– Видите? Ничего страшного! Я жив и здоров. Идите сюда, феномен ждёт нас.

Друзья подошли и осторожно постучали по зеркалу кончиками пальцев.

И тут же какая-то сила, будто вихрь, потащила их вглубь странного призрачного мира.

Ещё мгновение, и они оказались посреди серых скал, мрачных ущелий, что-то тёмное, сырое нависало над головой. Отчасти напоминало небо, а может, это были своды подземелья? Так размышляли мальчики и ужасались своему неожиданному приключению.

– Не бойтесь, всё будет нормально, – уверенно сказал Костя.

Перед ними вырос тот самый Майкл. На этот раз он был выше ростом, и не казался юношей, а наоборот, имел вид представительного пожилого господина. Одет он был уже в красный длинный плащ, а на голове у него сияла золотая корона. В руке он держал золотую трость.

– Идите за мной. Я представлю вас королю. Он желает вас видеть, чтобы подписать бумагу о свободе.

– Какую бумагу? Какой ещё свободе?

– Вы вступили в мир, где нет времени. Здесь может быть и прошлое, а может и будущее. Этого никто не знает. Но чтобы выйти отсюда, нужно договориться обо всём с Королём. Если тот захочет, он разрешит вам вернуться в свою прежнюю жизнь.

Они вышли на пустынную серую равнину. Майкл взмахнул золотой тростью, и перед ним появился золотой трон. Он сел на него и сказал:

– Я – Король. Вы должны мне поклониться.

«Не спим ли мы?» – подумали ребята.

– А вы Король – чего? Как называется ваша страна? – спросил Петя.

– Я Король Всего.

– Разве такое может быть?

– Мальчик, ты много говоришь. Или вы сейчас мне поклонитесь, или я вас отправлю на каторгу.

– Что будем делать? – спросил Петя у товарищей.

Те испуганно молчали. Костя прятал глаза и тоже молчал.

– Ну? – грозно сказал Король.

Мальчики поклонились Королю.

И тут же грянули бубны, засвистели откуда-то нагрянувшие Мрачные. Закрутились в пляске жабы.

«Чертовщина, да и только», – думали мальчики.

Они всё больше ужасались. «В какую дурацкую историю мы вляпались!»

Король хохотал.

Вдруг он щёлкнул пальцами. Всё стихло.

Король снова щёлкнул пальцами. И жабы принесли пень. Худая Мрачная, увитая множеством ярких бус, выхватила из своих пышных длинных юбок бумажный свиток. Обезьяна в ливрее разложила бумагу на пне.

Король сказал:

– Сейчас вы подпишете Бумагу о свободе, и станете по-настоящему свободны.

– И вы нас отпустите? – спросил Леонтий Мацепура.

– И я вас отпущу, – подтвердил Король.

– Как понять – «по-настоящему свободны»? Что вы под этим подразумеваете? – спросил Сергей Викторов.

– О, это долго объяснять. Мне лень, – сказал Король. – Быстро подписывайте, и гудбай.

Петя Бойцов взял бумагу и стал вслух читать:

«Мы, нижеподписавшиеся, хотим быть свободными членами общества. Мы не хотим быть рабами Христа. А потому мы отрекаемся от Всесветлого и приносим присягу верности Свободе».

– Нет, мы не согласны, – твёрдо сказал Петя Бойцов.

– Э-э-э, какой глупый мальчик, – сказал Король. – Неужели ты всерьёз подумал, что эта бумага вас отлучит от вашего Всесветлого? Вы же сами читали, что никакая сила не может разлучить со Всесветлым. А тут – какая-то паршивая бумажка. Разве можно верить в бумажки?

– Но зачем тогда вы требуете нас подписать эту бумажку, если она не имеет никакой силы? – сказал Петя Бойцов.

– Этого требуют законы моего королевства. Бюрократия, так сказать.

– Почему в этой бумаге говорится о Всесветлом? Зачем вам это? Почему нельзя просто подписать бумагу о свободе, но без отречения от Всесветлого? – продолжал задавать вопросы Петя Бойцов.

– Потому что никто в мире не называет себя рабом. Только светлые. Они говорят о себе: рабы Божьи. А как можно подписывать бумагу о свободе, когда признаёшь собственное рабство? Свобода должна быть абсолютно полной.

– Свобода никогда не может быть полной, если человек не хранит верность Всесветлому. Если он отрекается от Всесветлого, он становится рабом собственных страстей, прислужником дьявола. Или, другими словами, без Всесветлого человек – раб Кощея.

– Ты говоришь полную чушь.

– Отчего же? Выбор между добром и злом – разве это чушь? Другими словами, вы предлагаете нам выбор, или остаться рабами Добра, или стать слугами Кощея. Я полагаю, что человек, приверженный Добру, уже есть свободная, полноценная личность. Ибо Добро ведёт человека к Гармонии. А полная Гармония это и есть истинная Свобода. Приверженность Истине это путь к вечному блаженству в царстве Света.

– Мальчик, ты слишком разговорчив. Смотри, как бы не получилось так, что твои друзья окажутся на свободе, а ты на каторге в болоте со змеями и лягушками. Я повторяю ещё раз, ваши подписи под Бумагой о свободе – есть лишь дань условностям. От вас не убудет. Ну, подписали. И что? И ничего. Вы по-прежнему те же. Да ещё и на свободе. Из моего королевства невозможно уйти, не подписав эту Бумагу. А всё , что ты говоришь, это демагогия. На самом деле вам, светлым, просто заморочили голову несбыточными идеалами. Вы грезите какими-то будущими райскими кисельными берегами и молочными реками, и лишь из-за таких пустых мечтаний отказываете себе в реальной жизни в счастье и радости. Вы мучаете себя глупейшими постами, лишая себя вкусной и полезной пищи, вы как брёвна торчите на своих скучнейших церковных службах… И что вам всё это даёт? Что?! Зато ваши ровесники берут по полной от жизни, у них уже здесь, на земле, свой рай.

– Ваши слова – это речь змея-искусителя. Вот так в древние времена наших праотцев змей в Раю обольстил вкрадчивыми речами доверчивую Еву.

– Кто тебе сказал, что змей обольстил Еву? Зачем ты веришь лживым книгам? Ева, как и Адам, была создана свободной в выборе. Если бы она захотела, то могла не послушать змея. А она сама сделала свой выбор. Поэтому не стоит винить змея и называть его злым искусителем. Кстати, и сейчас. Твои речи – плод заблуждения. На самом деле невозможно человеку стать рабом дьявола. Ведь человек – это создание Божье. Следовательно, он изначально всегда, слышите, всегда свободен. В любой ситуации. Он всегда может сказать или да, или нет, всё зависит от него самого.

– И поэтому вы так печётесь, чтобы мы отреклись от Всесветлого, – насмешливо сказал Петя Бойцов.

– Мальчик, ай-я-яй, ты выказываешь свою глупость. Мой тебе совет – не стоит перебивать умных и старших, – вкрадчиво сказал Король Всего. – Я пекусь о вашей свободе из чувства сострадания к вам. Вы заблудились в этой жизни. Вы стали безумными фанатиками, отдавшись в добровольное рабство Всесветлому. Лишь из любви к вашей юности я хочу вам помочь. Да и Устав моего королевства требует исполнения формальности – подписей под Бумагой о свободе. Эта Бумага – гимн Свободе, декларация Прав и Свобод граждан планеты Земля. Это обещание земного рая. Это гарантия счастливого будущего человечества.

Король говорил с пафосом. Он встал. Его глаза сверкали.

Наконец, он простёр руку в сторону юных пленников и воскликнул:

– Сейчас я положу весь мир к вашим ногам и вы узнаете, что значит быть свободным.

Король щёлкнул пальцами. Мрачные взметнули широкими юбками и те понесли их по воздуху. И вот заклубился воздух вихрями, скрыл Мрачных, а через мгновение они вынырнули и летели уже к Королю с победными воплями. Они тащили ему длинную чёрную мантию в бриллиантах. Король облачился в мантию. Та заструилась чёрными волнами и простёрлась к ногам мальчиков.

– Взойдите на эту мантию, – велел Король.

Они не без опаски встали на указанное место. Король подпрыгнул, оторвался от земли и взлетел, и тут же оказался в поднебесном мире, а с ним вместе, на мантии, Костя Румянов, Виктор Абалкин, Леонтий Мацепура, Сергей Викторов. Только Петя Бойцов остался на прежнем месте в подземелье. Но как ни странно, он видел воочию всё, что в эти минуты происходило с его товарищами. Это произошло потому, что Король велел открыться мрачным сводам перед глазами Пети. Король хотел, чтобы тот убедился в его всемогуществе.

Мальчиков пронесло на мантии над всем миром. Они видели континенты, океаны, они видели миллионы роящихся бесов под небесными сводами. Вокруг то и дело раздавались воинственные клики и уханья. Это бесы приветствовали Короля Всего.

– Видите этот мир? – спросил Король.

– Видим, – ответили замирающие от страха мальчики.

– Всё это будет ваше. Вы станете свободными от земных условностей. Вот горы золота, смотрите.

И засияли перед изумлёнными взорами горы золота.

– Это я отдам вам, моим любезным друзьям, когда вы станете свободными, – сказал Король.

Они оказались на вершине усыпанной снегом горы.

Ступили на твёрдую почву. Под ними были бездна, облака, далеко внизу мелькала между облаками земля. Над головой было ледяное небо. Холодный ветер пронизывал и валил с ног. Они упали на четвереньки, вцепились в мантию. Она им казалась последней надеждой на спасение от этого страха и ужаса, что охватывал их всё сильнее. «Если мы пронеслись на этой мантии над планетой и остались живы, – значит, этой мантией мы спасёмся и от дальнейших бед», – так думали несчастные в ужасном помрачении, не понимая, что делать, как быть, о чём просить, да и кого просить. Всё было для них безмолвно и непостижимо. Всё было ужас и смерть. Казалось, наступила последняя минута жизни.

Король толкнул их, и они полетели в бездну, и всё будто оборвалось в них. И лишь пальцы по-прежнему цепко держались за мантию. Всё ближе земля, всё сильнее шум ветра в ушах. Обрывается в глубине души последняя надежда на спасение. Вдруг их падение остановилось. Это мантия удерживала от дальнейшего движения навстречу гибели. Они слышали где-то далеко наверху, на снежной вершине, громовой смех Короля. И эхо усиливало этот хохот. И тряслись горы. И лавины снежные оборвались и загудели, пошли сползать с гор неминуемо, бесповоротно. Маленькие фигурки мальчиков болтались над бездной. Далеко разносился их беспомощный зов о помощи.

– Король, не убивай, помоги, спаси, вытащи! – молили они своего мучителя.

– Ха-ха-ха, – отвечало им эхо.

Наконец, Король помиловал и вернул их к себе, подтянув мантию. Их пальцы судорожно сжимали чёрную ткань с бриллиантами и не разжимались.

– Благодарите меня, кланяйтесь, я дарую вам жизнь, – сказал Король.

Они кланялись и благодарили, их голоса дрожали, они тряслись, им было холодно и страшно.

– А теперь знайте, что вы прошли испытание, вы поняли, что я владею на этой земле как вашей жизнью, так и жизнью всех остальных человеков, – гордо сказал Король. – Я есть Повелитель всего и вся. Повторяйте.

– Вы, Король, есть Повелитель всего и вся, – сказали хором мальчики, и поклонились до земли.

– Ну вот, теперь хорошо, – удовлетворённо произнёс Король. – Теперь смотрите дальше.

Они полетели вновь. И Король показал им много красивых женщин и девушек.

Он сказал:

– Вы скоро станете мужчинами, и я дам вам всех этих красавиц. У вас не будет отказа в удовольствиях. Вы будете свободны абсолютно и бесповоротно. Вы станете, наконец, свободны от этой проклятой совести, которая гнездится в сердце человека и точит, точит его, проклятая, до самого гроба. А вам станет хорошо. Вы освободитесь и этой змеи подколодной. Ха-ха-ха!

Они вновь летели. Король показывал им дворцы, машины, яхты, и всё это он обещал им. Он показывал им чины и должности, и обещал им стремительный взлёт к власти.

– Вы будете занимать самые высокие посты. Вас будут бояться. Вы будете всем повелевать, вас будут слушаться.

Они летели дальше. Король показывал им, как люди идут к славе по золотым ступеням успеха.

– Вы станете знамениты. Я дам вам много, много славы. Вы будете как звёзды в этом мире.

Вскоре они оказались на прежнем месте в подземелье.

Виктор Абалкин, Леонтий Мацепура, Сергей Викторов смотрели на Короля с явным восторгом. Это не укрылось от Пети Бойцова. Он с сожалением перевёл взгляд на Костю Румянова. И ещё больше огорчился. Костя стоял на коленях и то и дело кланялся Королю Всего.

– Парни, вы что, поверили этому болтуну? – обратился Петя Бойцов к друзьям.

Но его уже никто не слушал. Они изъявили согласие поставить подписи под Бумагой о свободе.

Сергей Викторов колебался, иногда он взглядывал на Петю, Костю, переводил взгляд на Короля.

– Смелее! – ласково сказал Король. – Подходите ближе к своему грядущему счастью, к Бумаге о свободе! Вас ждёт великое будущее!

– Петя, пошли с нами, – нерешительно сказал Сергей Викторов, он смотрел робко и стыдливо.

Совесть мучила его сомневающуюся душу.

– Нет, – последовал твёрдый ответ.

– Петя, но ведь тебя упекут на каторгу в болотл, – снова сказал Сергей Викторов, и лицо его покрылось пунцовым румянцем.

Ему стало ещё более стыдно за своё малодушие.

Он приблизился к Пете, взял за рукав, зашептал горячо:

– Притворись, что ты покорен. Поставь подпись как бы понарошку. Лишь бы вырваться отсюда. А там, у себя на земле, мы наплюём на все эти подписи и бумаги. Это игра. Пустая формальность.

– Отречение от Всесветлого не может быть пустой формальностью. В древние времена миллионы людей соглашались на мученическую смерть, лишь бы не отречься от Спасителя. Пусть я здесь пострадаю за Всесветлого, но обрету вечную радость в будущей жизни.

– Эх, – удручённо махнул рукой Сергей Викторов. – Что же ты…

– Это я тебе хочу сказать – что же ты?

Сергей Викторов вспыхнул, огляделся и вдруг сделал шаг назад.

– Я не стану подписывать вашу вонючую бумажку, – твёрдо сказал он.

– Дети мои, как вы глупы, – сказал нежным голосом Король Всего. – Но бес с вами.

Он внимательно наблюдал, как к пню с Бумагой о свободе приближались те, кто решился поставить подпись.

– Здесь нет ручки. Чем расписываться? – сказал Мацепура.

– Кровью. Бумага о свободе нуждается исключительно в крови, – сказал прежним ласковым голосом Король.

Он вытянул в сторону мальчиков руку, и она стала расти. Она становилась всё длиннее, пока, наконец, не прикоснулась к их телам. Мальчики в страхе смотрели на эту страшную, тёмную, мохнатую руку великана. Она пощекотала каждого из них. И они дико захохотали. Она ущипнула каждого из них, и они завыли от боли. Только те двое, что отказались от Бумаги, обещающей им свободу от Всесветлого, стояли поодаль и смотрели с сожалением на своих собратьев.

Затем страшная рука распрямила пальцы, и на них показались чёрные, острые когти. Когти стали расти и вот уже это длинные, тончайшие иглы.

– Дайте мне ваши руки, дайте мне вашу кровь, – раздался страшный голос.

Мальчики зажмурились и протянули руки. Чёрная рука оторвала у каждого рукав на правой руке. И вдруг из чёрной демонской лапы стали расти новые лапы, такие же большие и чёрные, и мохнатые, и тоже с длинными иглами на пальцах. Сначала с мальчиков демонские лапы сорвали нательные крестики. А потом демонские когти-иглы впилась в вену левой руки каждой из жертв, и кровь забурлила, полилась.

– Окунайте палец правой руки в кровь левой руки, расписывайтесь, – послышался холодный приказ.

Мальчики подчинились.

Их кровавые подписи появились под текстом отречения от Всесветлого.

Не хлещет больше из вены кровь.

Мрачные схватили с земли оторванные Королём рукава, приложили к одежде, пришили гнилыми змеиными нитями.

Король выплёвывал ворон. Их всё больше и больше вырывалось из пасти проклятой. Они хлопали крыльями над головами мальчиков – это были аплодисменты. Король хохотал. Долгий, дикий, жуткий хохот крутился и клокотал в нутре Короля. От этого хохота дрожало всё вокруг. Под ногами что-то ходило и вздымалось.

И вдруг раскрылись пучины тёмные. И стало затягивать искателей приключений, засасывать всё глубже, всё сильнее, но куда, куда...

– Я обманул вас, – надрывался от смеха Король, и смех его теперь был тоненьким, писклявым, и этот смех летал вокруг мальчиков липким, смрадным облаком. – Ваши души погибли навеки! В ад. В ад. В ад.

Мальчики рыдали, упирались, но рогатые чудища со свиными пятаками уже хватали их за руки и тащили в преисподнюю. Уже дышал им в лицо огонь. Уже веяло ужасом пыток. Множество костров пылало внутри топкого болота из нечистот. Множество душ человеческих барахталось в болоте. Они выпрыгивали из болота, но тогда огонь хватал их цепкими языками. Несчастные жертвы кричали, извивались, и, наконец, удирали из огня. Но снова оказывались в болоте зловонном, в болоте душном. И снова стремились вырваться. Но на свободе их ждала вновь одна и та же нестерпимая огненная мука. Мальчики с трепетом и отчаянием понимали – это мучение предназначено теперь также им. Они упирались, они рыдали. Они звали на помощь. Но глух к их зову был ад. Но злорадно хохотал тот, кто уловил их в свои сети.

Всё ближе к узникам бездна, всё ощутимее горячий смрад ада.

И только Петя Бойцов и Сергей Викторов оставались на прежнем прохладном месте. Их не коснулся жар. Они не испытывали страха.

Король с ненавистью поглядывал издали на них.

– Он нас, кажется, боится, – шепнул Сергей.

– Если не боится, то, во всяком случае, ничего не может нам сделать, – сделал вывод Петя.

– С чего бы это, как думаешь?

– Не знаю. Хотя… Постой… Так ведь на нас остались нательные кресты, – осенило вдруг Петю.

– Точно! Как же мы забыли о спасительной силе Креста!

– Псалмы Давида, как же мы забыли! Бог уберегал царя Давида от врагов благодаря его пламенной молитве!

Они перекрестились, сосредоточились, поцеловали свои кресты и стали горячо, громко читать псалмы:

Спаси меня, Всесветлый, ибо воды дошли до души моей. Я погряз в глубоком болоте, и не на чем стать; вошёл во глубину вод, и быстрое течение их увлекает меня. Я изнемог от вопля, засохла гортань моя, истомились глаза мои от ожидания Всесветлого...

– Ненавидящих меня без вины больше, нежели волос на голове моей; враги мои, преследующие меня несправедливо, усилились…

– …извлеки меня из тины, чтобы не погрязнуть мне; да избавлюсь от ненавидящих меня и от глубоких вод; да не увлечёт меня стремление вод, да не поглотит меня пучина, да не затворит надо мною пропасть зева своего.

– … помощь Твоя, Всесветлый, да восставит меня.

Король не мог слышать их голоса, не мог слышать псалмов. Он кричал, ругался, плевался.

Тем временем остановились ветры, исчезли бесы, успокоилось бурление адское вокруг тех несчастных, что уже были почти поглощены бездною. Теперь они в изнеможении лежали на земле. Но никто больше не влачил их в ад, не мучил, не бил, никто не смеялся над ними.

– Братья, читайте ещё, продолжайте, – шептали бедолаги и не могли глаз открыть от того бессилия, что охватило и расслабило их члены.

Мальчики читали псалмы ещё более горячо.

И невидимая сила подняла их, и стояли они уже на воздухе, над головами своих гибнущих товарищей.

И под их ногами извивался тот низменный и пустой, кто называл себя «Королём Всего».

И уже своды подземелья колыхались и трепетали, обещая вот-вот открыться по велению Божию, чтобы дать узникам и свет небесный, и воздух чистый, и всё то, что так радует и тешит человеческую душу в этом мире.

– По правде Твоей избавь меня и освободи меня; приклони ухо Твое ко мне и спаси меня. Будь мне твёрдым прибежищем, куда я всегда мог бы укрываться; Ты заповедал спасти меня, ибо твердыня моя и крепость моя – Ты.

Ползли по земле те, которые отреклись от Всесветлого, протягивали руки вслед своим друзьям, что так высоко и так торжественно уходили от них в высь, в недосягаемую, прекрасную, полную солнца. И открывались торжественно своды подземелья, и вот уже начал тихо, славно и сладко проникать в эти страшные места солнечный свет. И радостные ангельские хоры славили где-то Творца Вселенной.

И вдруг закричали, опомнившись, Виктор Абалкин и Леонтий Мацепура. Пришли им на память псалмы, что ещё недавно согревали их сердца. И кричали едиными устами, единым сердцем с умилением и слезами:

– …едва не пошатнулись ноги мои, едва не поскользнулись стопы мои, –я позавидовал безумным, видя благоденствие нечестивых, ибо им нет страданий до смерти их, и крепки силы их; на работе человеческой нет их, и с прочими людьми не подвергаются ударам.

– Так не напрасно ли я очищал сердце мое и омывал в невинности руки мои, и подвергал себя ранам всякий день и обличениям всякое утро?

– Ибо вот, удаляющие себя от Тебя гибнут; Ты истребляешь всякого отступающего от Тебя. А мне благо приближаться к Всесветлому! На Всесветлого я возложил упование мое, чтобы возвещать все дела Твои.

И лишь Костя Румянов молчал. Не смотрел на товарищей. Он лежал, уткнувшись в землю.

А небо сильнее и ярче, свет солнца повсюду. И нет уже ни царства тьмы, ни Короля, ни подземелья, ни ужасов. Стоят мальчики живые и невредимые прямо на Небе! Но ещё секунда, и они на земле. Здесь вечер. А они – возле входа в городской парк. А часы показывают ровно двадцать часов. Спешит к ним на встречу тот, кто назначил им эту встречу. Костя Румянов.

Глава 32. Двойник

Ещё издали Костя увидел своего двойника и ускорил шаг. Точно такой же, второй Костя Румянов, стоял в окружении товарищей.

Петя Бойцов заметил издали бегущего к ним Костю, в удивлении покрутил головой и сказал:

– Смотрите, вон к нам приближается Костя Румянов!

Мальчики вгляделись и точно, среди шумной людской толпы в огнях фонарей мелькало знакомое лицо.

– Кажется, мы сейчас станем свидетелями встречи двойников, и один из них – оборотень, – сказал Петя Бойцов.

– Только не я, – гордо ответил тот самый Костя Румянов, кто недавно ползал в поклонах перед сатаной и отрекался от Всесветлого.

– Ребята! Возле вас оборотень! – воскликнул подбежавший Костя.

Он вынул из кармана жестяную коробочку, открыл и все обоняли приятный аромат ладана. Костя взял драгоценный камешек и бросил в своего двойника. Оборотень задымился, как обугленная свеча, почернел. И вот обугленная головёшка догорает на земле. И открылась земля, и поглотила головёшку.

– Как же вы не распознали оборотня? – спросил с мягкой укоризной и одновременно с сочувствием Костя.

– О, если бы только это, – с горечью откликнулся Сергей Викторов.

– Какую ужасную ошибку мы совершили, приняв демона в твоём обличье за тебя, – сказал Петя Бойцов и изложил Косте случившиеся с ними приключения.

– Это случилось потому, что гордыня возобладала. Мы думали, что своими силами сможем управиться, – сказал с отчаянием в голосе Сергей Викторов.

– К тому же, мы не проявили бдительность, поверив ложному смс якобы от тебя, – сказал Петя Бойцов.

– Да, вижу, вы всё поняли, осознали. Как говорят в народе, лучше поздно, чем никогда. И хорошо всё то, что хорошо заканчивается, – сказал Костя Румянов. – Однако, беда в том, что двое из нас отреклись от Всесветлого. Но и это поправимо. Потому что нет предела милосердию Всесветлого.

– Мы ж не знали, что так получится. Да и откуда нам было знать, что вместо Кости – оборотень. С него мы и брали пример, – оправдывались в глубоком смущении Абалкин и Мацепура.

– Вот что, друзья. Не будем предаваться унынию, а тем более отчаянию. Враг рода человеческого только и ждёт от светлых, как бы их подловить на недугах духовных. Чтобы наши товарищи поняли, куда они чуть не угодили, подписав бумагу об отречении от Всесветлого, им нужно кое-что для начала увидеть. В этом случае им будет потом ещё легче каяться и просить Всесвеьдлшл вернуть им прежнее светлое достоинство. Сейчас мы с вами предпримем то самое необычное путешествие, о котором я вас предупреждал. А после этого обратимся к Милостивому с просьбой о покаянии наших товарищей.

Костя воздел руки. Вокруг него образовалось пламенное кольцо света. Внутри этого света стояли рядом мальчики и благоговейно взирали на происходящее.

Люди, что шли мимо, казалось, не замечали их. А мальчики уже видели приближение светоносных существу. Небесные лучезарные Юноши подняли их на воздух, и они парили над людьми под крыльями Светоносных.

– Вот мы почти и птицы, – сказал Костя. – Смотрите!

Светоносные повлекли их в глубину парка. Духовное зрение открылось. Мальчики увидели кошмарную картину. Молодёжь сидела тесными рядами на просторной лужайке. Подростки курили наркотическую травку. Иные лежали в экстазе, отбросив шприцы. Другие кололи себя шприцами, делала инъекции дурманящих препаратов. Но не столько это, сколько ещё более ужасное зрелище привлекло внимание ребят. Им было открыто присутствие тёмных духов. На каждом из наркоманов сидел в позе всадника, как на лошади, бес. Эти бесы понукали и заставляли свои жертвы отдаваться во власть зелья.

В летнем кинозале, куда и пригласили мальчиков неизвестные доброжелатели в своих электронных письмах, показывали один за другим непристойные фильмы. На скамьях в обнимку сидели полураздетые юноши и девушки, они предавались не только зрелищу, но и делали между собой всякие позорные манипуляции. Подобные страстные действия им диктовали те нечисти, что облепили каждого из них. Нечисти походили на слизняков, они расползались зловонной слизью по лицам, плечам, туловищам и проникали внутрь тела через поры, ноздри, уши. Нечисти завывали от удовольствия и той похоти, что испытывали вместе с ними их жертвы.

В аллеях парка слышны были угрожающие выкрики. Это дрались стенка на стенку толпы пьяных парней. На их спинах сидели невидимые человеческому зрению козло-хрюки с демонскими рылами, они били парней стальными прутьями, а пьяные парни ещё больше зверели и с кулаками бросались друг на друга.

– Видите, братья, что делают бесы с родом человеческим, – сказал Костя Румянов. – Вот вам жизнь без Всесветлого. Человек без помощи Божией превращается в животное, и сам того не понимает.

Костя раздал мальчикам колчаны и длинные огненные стрелы.

– Это молитвенные стрелы, – пояснил он. – Если мы считаем себя воинами Всесветлого, то и будем воинами Всесветлого. И Он нам в помощь. Стреляйте в нечисть. Только людей не трогайте.

И загудели огненные стрелы. Каждая, выпущенная с воздуха стрела, сама летела в цель, настигала беса, и тот, ужаленный, убирался с воплем под землю. Стрелы возвращались на прежнее место в колчаны. А воины Всесветлого продолжали стрелять.

Вдруг нечто большое, страшное, тёмное, будто туча, показалось со стороны запада из-за горизонта. Это летели на подмогу терпящим поражение бесам новые демонские легионы.

Мальчики испугались. Так грозен был вид демонов.

– С нами Бог, – воскликнул Костя Румянов. – Взгляните на восток.

Взглянули мальчики и ободрились. Всё небо, и горы, и долины, и весь космос представлял дивное зрелище: несметные ангельские чины, вооружённые копьями, в свете неприступном, с победным шумом двигались на войну с бесами.

И поразили Ангелы демонскую мразь, ушло всё нечистое под землю.

Люди освободились от бесовского плена.

Прояснились их глаза, стал ясным ум. Девушки и юноши огляделись осмысленным взором, устыдились того, что делали. Поспешили одеться.

Выбросили шприцы и зелье освободившиеся от гибельной зависимости наркоманы.

Грубияны перестали драться и в недоумении смотрели друг на друга. Зачем мы дрались, думали они в большом удивлении.

Зачем мы творили непотребное, в изумлении вопрошали себя сторонники однополых браков.

И открыл Всесветлый духовное зрение многим и многим. Умиление и радость от небесного явления охватили людей.

Глава 32. Падение

На следующий день тысячи людей, сочувствующих светлым, пришли к храму, чтобы выразить поддержку оступившимся. Слух мгновенно прошёл по всем домам и улицам: два подростка отреклись от Всесветлого. Но, говорили люди, эти парни не впали в отчаяние. Они будут просить Всесветлого о помиловании. Светлые желали вместе с Виктором Абалкиным и Леонтием Мацепурой молить Всесильного простить их вину. Но шёл час за часом, а те всё не приходили.

Где же они? На телефонные звонки не отвечали.

А случилось вот что. Леонтий Мацепура и Виктор Абалкин действительно вышли из дома. Они действительно собирались при большом стечении людей вымолить у Всесветлого прощение. Они знали, что чуть ли не весь город будет воздевать за них руки к Небу.

Но по дороге произошло непредвиденное.

Над их головами высоко в небе появилась туча. А из тучи выглянул к ним сам дьявол.

Мальчики подняли глаза, они узнали своего прежнего знакомца. Король Всего!

Страх напал на них, страх будто парализовал их мысли и чувства. Они забыли молитву, они забыли всё на свете. И только страшное явление гипнотизировало. И только трепет по телу, как перед смертью. Вспомнилось им в ту минуту пережитое, как висели над пропастью в горах, как тащили их бесы в преисподнюю.

Сейчас он убьёт нас, вот единственная мысль, что владела в эту минуту несчастными. Но дьявол, кажется, не собирался их убивать.

Оттуда, со своей высоты, из тучи, он заговорил с ними тихо, ласково. И они слышали отчётливо каждое слово, будто кто-то шептал им прямо в ухо.

– Друзья мои. Как же вы ошиблись, что убежали от меня, вашего лучшего друга и доброжелателя. Разве хотел я причинить вам дурное? О, если бы я желал вам гибели, я бы это успел сделать. И там, над пропастью, когда ваша жизнь была в моих руках. И там, в преисподней, когда огонь был готов поглотить ваши души. Но я оставил вас жить. Вы думаете, что спаслись силой чужих молитв? Нет. Это я спас вас. Это я велел бесам отступить. Я всего лишь проверял вашу веру в меня, я проверял вашу стойкость. Ведь вы подписали Бумагу о свободе. А такой документ требует экзамена. И вы его с честью выдержали. Понимаете?

– Понимаем, – ответили еле слышно мальчики.

Они постепенно приходили в себя. Страх оставил их. И теперь любопытство овладело умами. Им было интересно беседовать с этим странным необычным господином, умеющим творить небывалые чудеса. И даже говорить из тучи.

Они уже не помнили ничего из того, что говорил им Костя, что показывали им Ангелы. Они только ощущали сладость гибельных слов дьявола. Его взгляды, как молнии, прожигали души мальчиков и влекли к себе. Так влечёт ночных мотыльков обещающий им гибель огонь.

А дьявол продолжал вкрадчивые речи.

– Вы должны помнить, мои возлюбленные друзья, какие горы золота, какие высокие должности во власти вам были обещаны мною. И данное вам слово я сдержу. Вы верите мне?

– Верим, – уже более твёрдо ответили мальчики.

– Так оставьте ваши дурные замыслы, не идите туда, куда вы сейчас идёте. Там у вас отнимут свободу, таким трудом вами отвоёванную. Проклятая совесть вновь проснётся. Вы забудете, что такое радость свободного времени. Всюду вам будут оковы.

– Какие оковы? – осмелились спросить товарищи.

Они уже никуда не шли. Они топтались нерешительно на одном месте, переглядывались, и продолжали внимать дьяволу. А тот всё говорил и говорил:

– Те самые оковы, что станут препятствием к счастью. А ведь сейчас вы получили доступ к истинному счастью. Перед вами молодость и исполнение желаний, свойственных молодости. Так упивайтесь этим счастьем. Я открываю перед вами все дороги. Я дам вам самых красивых девушек, когда вы того захотите. Я дам вам дворцы, яхты, самолёты, машины, вы будете иметь много денег, власти, вы будете путешествовать. Вам не нужно будет работать. Вы просто будете повелевать и быть богатыми. У вас всё будет, всё, что только пожелаете!

И они дрогнули, уступили. Не покаялись. Они остались верными той Бумаге о свободе, которую подписали под диктовку Кощея. Дьявол освободил их от верности Всесветлому.

И эта свобода с каждым днём была всё отчётливее.

Они уже смеялись над светлыми.

Глава 33. Армия верных

Когда Косте Румянову исполнилось пятнадцать лет, он заявил о создании армии воинов Света.

– Будем воинами Света, братья и сёстры! Будем нести свет миру! – провозгласил Константин с высокой живописной горы собравшемуся народу.

Рядом с возмужавшим Константином стояли его родители, бабушка, друзья.

Тысячи людей смотрели на Константина. Среди них юные и старые, пожилые и молодые. Все эти люди собрались для того, чтобы влиться в ряды воинов Света.

– Наша цель – не война, – говорил Константин. – Наше оружие – не меч. Наша жизнь – это любовь. Любовь к Создателю. Любовь к людям. Сегодня мир, как видят все, поделён на две неравных части. Малая часть – мы, светлые. Большая часть – противники светлых. Нас не желают знать и видеть. Нас хотят уничтожать. Но сколько ни пытались это сделать, никто из нас не умер, никто не предал свою веру. Потому что с нами Бог!

– С нами Бог! – загремело под небом.

Народ едиными устами и единым сердцем приносил верность Всевышнему. Никто не собирался сдаваться.

Хотя всё тревожнее становилось в этом мире. Всё отчётливее доносились из разных уголков планеты призывы к погромам жилищ светлых. Многие требовали для светлых – смерти.

И сбывались слова Светлой Книги: трое против двух, и двое против трех: отец против сына, и сын против отца; мать против дочери, и дочь против матери; свекровь против невестки своей, и невестка против свекрови своей. И стало предательство приятным для тех, кто возненавидел светлых за их благочестие и милосердие, за то, что жили не так, как все в этом мире. И те, кто привык к набиванию чрева, кто тяготел к удовольствиям, похотям, был равнодушен к чужим страданиям, кто упивался завистью и злобными помыслами, и не желал ничего менять в себе и в своей жизни, восставали на светлых, предавали их на смерть в руки рыщущим повсюду агентам антихристианской разведки. Предавали брат и отец – сына; дети – родителей.

А Всесильный хранил своих. Их гнали, но они выживали. Им не давали работу, но они всё равно выживали. Их морили голодом, но с Неба неведомые птицы приносили им пищу.

Многие из светлых селились в лесах, в горах, в пещерах. Иных из них прогоняли из семей восставшие на них родственники.

Но со стороны светлых подвижников не было укоризн, не было обид, а были терпение и смирение.

И вот теперь предводитель светлых Константин Румянов призвал всех встать под общее знамя и создать Армию воинов Света.

Агенты антихристианской разведки сбились с ног, чтобы узнать, где у Армии воинов Света склады с оружием, где их штаб, когда они планируют штурмовать властные органы?

Но узнать им удалось только то, что оружие светлых – это молитва. Штаб их – на Небе. А штурмовать они будут не властные органы, а канцелярию дьявола.

– Если это всё именно так, – сказал, выслушав доклад агента, Генеральный Шпион Черноакульский, – то нам ли бояться светлых. Мы эту доморощенную Армию воинов Света голыми руками возьмём. Отправим в концлагерь. Чтобы не смущали умы людские вольнодумством. Устроим облаву.

По цепочке по всем городам и весям передали от Константина воины Света, что наутро ожидается облава.

– Сможем ли мы одолеть Твоих врагов? – повергся на землю Константин.

И Всесветлый открыл своему рабу: сможете. Враг будет посрамлен.

До утра не гасли в домах, убежищах, пещерах у светлых свет лампад и свечей. До утра шли молебствия.

– Люди безумные хулят имя Твое. Не предай зверям душу горлицы Твоей; собрания убогих Твоих не забудь навсегда.

– Призри на завет Твой; ибо наполнились все мрачные места земли жилищами насилия. Да не возвратится угнетённый посрамленным; нищий и убогий да восхвалят имя Твое. Восстань, Боже, защити дело Твое; шум восстающих против Тебя непрестанно поднимается.

Ещё солнце не встало, а улицы городов и сёл наполнились шумом танков и бронетранспортёров. В небо взлетели военные самолёты и вертолёты. Загрохотали по площадям и улицам марши солдат. В морях ожили военные подлодки и корабли с пушками.

Облава!

Затаились по квартирам люди. Всем страшно. Вдруг случайно перепутают и заберут в тюрьму не светлых?

Но светлые сами вышли на улицы. Пошли навстречу солдатам. В руках у светлых иконы, на груди кресты. На устах – молитвы.

И Всесветлый оградил верных чудесным покровом. Засветились над головами светлых нимбы. Лучи света заполыхали над городами и деревнями, посёлками и полустанками, это от икон в руках светлых поднялись столпы огненного света до самого неба.

И вдруг напал ужас на военных, окруживших светлых. Побросали оружие. Побежали сломя голову. Виделось им, что Царица Небесная грядёт с Неба, и светоносная грозная армия наполняет вселенную.

Так и не одолели светлых враги их.

Шли годы. Укреплялась Армия воинов Света, прирастала всё новыми и новыми братьями и сёстрами.

И вот, когда исполнилось Константину восемнадцать лет, состоялось решающее сражение.

Сошлись две армии на просторном поле между двумя большими городами.

С одной стороны – одетые в броню грозные солдаты, с автоматами в руках.

С другой стороны – безоружные светлые, пламенеющие духом к Творцу.

До самого горизонта – всё люди. Вооружённые и не вооруженные.

Двинулись вооружённые в наступление. Стоят перед ними светлые лицом, со смелыми взорами, воины Света. Вышли на битву воины Света вместе с семьями, с детьми и престарелыми родителями. Никто не захотел остаться дома. Все желают пострадать за Всесветлого.

Во главе государственной армии выступает новый военачальник – восемнадцатилетний Виктор Абалкин. В народе говорят, что когда-то он был другом Константина Румянова, но потом продал душу дьяволу. И все его успехи – от дьявола. Это же говорят и о миллиардере восемнадцатилетнем Леонтие Мацепуре, владельце банков, пароходов, магазинов. Ходят в народе слухи, что два друга когда-то побывали в гостях у сатаны в преисподней, где и отреклись от Всесветлого в пользу земного богатства.

Правда это или нет, но жизнь у обоих удалась. Они обладают властью, несметными сокровищами, у них много женщин. Они купаются в шампанском, и все желания их исполняются. Правда, их глаза всегда мрачны, их характер угрюм, они тяжелы в общении. Они открыто признаются, что всех ненавидят.

Вот и на этом сражении взор главнокомандующего Виктора Абалкина пылает злобой. Его бледное, узкое лицо искривлено гримасой ненависти. Подчинённые в свою очередь тоже не любят командующего. Да и как можно любить того, кто бесконечно зол и несправедлив. Такого можно разве что бояться. И его боятся. При этом каждый мечтает убить Абалкина. Таковы грустные реалии этой государственной армии.

Солдаты государственной армии с завистью поглядывают в сторону светлых. Их предводитель Константин Румянов добр и светел лицом. Все знают милость и честность этого человека, широту его души, его отвагу и великодушие. Даже враги преклоняются перед Константином Румяновым. Кроме высокомерного и завистливого Виктора Абалкина. Он с яростью смотрит на противника, он достаёт пистолет, чтобы выстрелить в Константина. Однако молния с неба неожиданно поражает главнокомандующего Виктора Абалкина, и тот падает замертво. Эти события транслируются по всему миру в прямом эфире. Мать Виктора Абалкина, увидев сражённого молнией сына, в горе мчится на летающей машине к месту его гибели.

Она падает на землю в рыданиях, она ползёт к Константину, просит помолиться о Викторе.

– Прошу тебя, обратись к вашему Начальнику Жизни, он услышит тебя. Я верю, что ты можешь умолить Его, Начальника Жизни, и мой сын воскреснет.

Слёзы матери Виктора Абалкина тронули сердце великодушного Константина, и он обратился с пламенной молитвой ко Господу.

И услышал Всесветлый молитву своего раба, и помиловал душу Виктора. Тот встал, будто от сна пробудился. Ничего не понимает. А когда понял, что произошло, то рассвирепел. Не захотел быть обязанным доброму Константину. Ещё больше возжелал его смерти. Но тут солдаты государственной армии возмутились такой неблагодарностью, восстали и перешли на сторону Константина.

И решили тогда всем миром учредить новое государство. Назвали – Страна Верных Свету.

И были в Стране верных Свету – мир, покой, радость. Люди жили с открытыми, чистыми сердцами. Работали добросовестно и честно. В Стране верных Свету не знали, что такое казнокрадство, коррупция, убийство. В Стране верных Сввету были крепкие многодетные семьи. Постепенно это стало мощное государство. Ибо Всесветлый помогал верному Ему народу всегда и во всём. Не посылал на их земли ни землетрясений, ни цунами, ни голода, ни войн.

А прочие люди основали государство Бесовия. Руководить Бесовией стали присягнувшие на верность дьяволу Абалкин и Мацепура. В Бесовии были учреждены законы вседозволенности, разнузданности, разрешалось жить так, как в голову взбредёт. Но при этом был жёсткий контроль за теми, кто пытался творить друг другу добро, оказывал милостыни, был склонен к сохранению семейных ценностей, стремился жить по совести, честно и миролюбиво. Таких считали неблагонадёжными, как тяготеющих к светлым заповедям, а потому подвергали гонениям, пыткам, ссылкам, тюремным заточениям.

В Бесовии люди ненавидели друг друга, подозревали друг друга, воровали, убивали, грабили, сквернословили, пускались в разврат, пьянство, азартные игры.

В Бесовии люди жили сплетнями, осуждением друг друга, целыми днями были заняты просмотром пустых фильмов, низменных шоу.

Это было страшное государство всеобщей погибели. Ещё здесь, на земле, граждане Бесовии устроили себе ад.

Абалкин и Мацепура готовились каждый год к войне с Константином Румяновым, Царём Страны верных Свету. Процветание соседнего государства не давало покоя Абалкину и Мацепуре. Но напрасны были их потуги.

Будто за каменной стеной находилась Страна верных Свету. Никто из врагов Света не был в силах переступить невидимую границу. Что-то ограждало и не пускало, хоть головой бейся.

Каждый день и час в Бесовии скрежетали зубами при мысли о процветании соседей. Бесовия завидовала успеху, радости и покою народа Страны верных Свету. То один, то другой житель Бесовии, а то и целыми группами, пытались проникнуть в заветные места, чтобы ограбить, обокрасть, подкопать, унести несметные богатства светлых. Но напрасно. Только лбы расшибали о невидимую преграду.

 

 

Том 2. Чип или не чип

1 глава. «Мишка, как ты мог пойти на такое?!»

– Антон, смотри!

Мишка показал товарищу свою руку.

– Рука как рука, – сказал Антон.

– А вот и нет. Что ты ещё видишь?

Антон пожал плечами:

– Ничего не вижу.

– И не увидишь. Тем не менее, это уже не та рука, какой она была вчера.

– Что?! Ты согласился на чипирование?! Вот это номер! Надо убегать!

– Да ты не бойся, – сказал Мишка с усмешкой. – Я тебя не съем. Я дал согласие лишь на чипирование категории «А». Ничего, кроме удобств. Никакой агрессии с моей стороны. И никакого контроля со стороны Зверя. Смотри.

Мишка протянул руку в сторону компьютера, пошевелил пальцами. Компьютер бесшумно подключился, экран загорелся. Мишка подмигнул:

– То ли ещё будет! Давай, следуй моему примеру. И ты почувствуешь себя супер-героем. Хватит жить в прошлом веке.

– Мишка. Как ты мог пойти на такое?! Ты нарушил клятву нашего класса, ты стал предателем. Но самое страшное – ты перечеркнул свою жизнь.

– Какая чушь! Какое ещё предательство! Ты мыслишь по-детски. То, о чём клянутся на выпускных вечерах, не есть жизненный критерий. Запомни, малыш.

Антон внимательно посмотрел на приятеля. Никогда ещё он не называл его «малышом», никогда не говорил с ним подобным тоном. За считанные часы он стал другим человеком.

– Кстати. Взгляни сюда.

Мишка достал из кармана планшет, и на экране замелькали фотографии бывших одноклассников. Мишка кивнул на Костю Солдатенко, затем указал на Витю Петрова и Николая Арнаутова:

– Вот. По-твоему – они предатели. А по-нашему – они чипированные. Причём, ещё раньше моего. Но они оказались более рискованными парнями. Они чипированные категории «Б». А что это такое – знаешь?

– Смутно.

– Чипированные категории «Б» – это, так сказать, народный контроль. Они выслеживают всех нечипированных. Ведут за ними наблюдение. И всеми способами пытаются принудить к чипированию.

– Завербовать, значит.

– Ну, примерно так.

– Так это ты под их воздействием принял решение стать узником лагеря чушек?

– Оставь жаргон. Никаких чушек, и никаких узников. Мы – солдаты армии чипированных, – сказал гордо Мишка. – Это, согласись, намного лучше звучит.

– Звучит не звучит, а суть одна – электронное рабство.

– Я тоже так когда-то рассуждал. На самом деле это пережитки нашего тёмного прошлого, не просвещённого техническим прогрессом. Называть людей будущего рабами – чистое суеверие. А вот такие, как ты, это и есть рабы. Да, вы – рабы узкого мышления. Вам неподвластен размах мысли, полёт волевых комбинаций. А ведь с помощью воли и электронных усилий можно сконструировать собственное будущее и победить, наконец, смерть.

– Мерзость всё это.

– Ха-ха, как ты закомплексован, Антон. Ты что, не веришь в идею электронного бессмертия?

– Нет.

– И не боишься так говорить?

– Нет.

– Но ведь ты знаешь, за подобное полагается тюрьма. Недавно принят закон, преследующий тех, кто сомневается в государственной политике Всемогущего Мирового Правителя и его концепции электронного бессмертия.

– Я не читаю новых законов, и не хочу ничего о них знать. Всё это – плод воспалённого сознания сумасшедших. И тот, кто подобное придумывает, есть главный сумасшедший.

– Больше всего меня изумляет то, что «главным сумасшедшим» ты называешь собственного двоюродного брата. Будь ты поумнее, давно имел бы кучу привилегий.

– Ты же знаешь, я не люблю поднимать эту тему. С братом мы не поддерживаем никаких отношений.

– И тем не менее, благодаря твоим высоким родственным связям, не только тебя все боятся, включая властные структуры, но и твоих товарищей не трогают. Однако будь уверен, вся эта лафа до поры до времени. Рано или поздно и у Мирового Правителя лопнет терпение, и он перечеркнёт твою неприкосновенность.

– Мне на это наплевать. Ты же знаешь меня.

– Знаю.

– В таком случае хватит об этом.

– Антон, наши пути теперь расходятся. У чипированных не может быть ничего общего с такими, как ты. Но будь уверен, я не забуду нашу дружбу и не донесу о твоей неблагонадёжности. Но твои речи опасны. Не советую впредь говорить подобное, тем более в обществе с чипированными, – он многозначительно поднял палец и сделал большие глаза.

– Знаю-знаю, тотальный контроль ваш постоянный спутник.

– Нет. Категория «А» по контракту не предусматривает подобное. Однако могут быть выборочные проверки моей лояльности.

– Тебе не позавидуешь. Жить под гнётом страха. Я в отличие от тебя свободный человек.

Друзья расстались недовольными друг другом.

Мишка насмешливо взглянул Антону в глаза, закрыл дверь. Антон услышал, как за его спиной громко щёлкнул дверной замок, облегчённо вздохнул и сбежал по лестнице.

На первом этаже он ощутил толчок в спину и оглянулся. На него смотрел Мишка.

– Мишка! Ты! Как ты здесь очутился?

– Ха-ха! Это невероятно! Это не чип, это – мечта! Чип даёт силу нашим мыслям! Мысли становятся могущественным рычагом управления. Смотри.

Мишка подмигнул, и вдруг там, где он стоял, раздался щелчок и в следующую секунду уже на третьем этаже был слышен голос Мишки.

– Антон, ку-ку!

Антон выбежал на улицу. Ему казалось, что сейчас он увидит пустыню вместо города. Но мир был прежним. Во дворе дети играли в песочнице, мамаши на скамейках щёлкали семечки. Солнце было на обычном месте. Доносилось шумное дыхание городского проспекта.

Он подошёл к песочнице, дети подняли головы, взглянули. Их мамочки вытянули шеи. Антон видел, как они насторожились. Наигранно весёлым голосом он сказал мальчику с новенькой машинкой в руках:

– Дай поиграть твоей машинкой.

Что-то заставляло его заново проверять этот мир на прочность.

Мальчик нахмурился, что-то щёлкнуло, и вдруг мальчик исчез. Антон оглянулся. Ребёнок стоял возле матери.

Антон посмотрел на девочек в песочнице.

– А вы? Куда вы отсюда улетите? Может, сразу на Марс?

Разряд тока ударил Антона в спину. Он упал.

– Будешь знать, как приставать к маленьким детям, – сказал вдали женский голос.

На скамейке засмеялись. Потом одна из женщин протянула в его сторону ладонь, пошевелила пальцами, и второй удар тока вновь уложил его на землю.

– Да он не чипированный! – заговорили они между собой. – Чего мы испугались. Поглядите на этого беспомощного воробья.

2 глава. К Антону прибыла группа захвата

– Вы – Антон Николаевич Захаров? – спросили за дверью.

– Да, это я.

– Откройте дверь.

– А с кем я говорю?

– Вы вчера встречались с Михаилом Николаевичем Симановым?

Почему я должен отвечать на ваши вопросы? И почему я должен открывать дверь незнакомым людям?

– Вы обязаны отвечать на любые вопросы представителям из отдела Ц.

– А как я узнаю, что вы из отдела Ц?

– Антон Николаевич, это ваши проблемы. Никто не виноват, кроме вас, что вы до сих пор не прошли чипирование. Если бы вы это сделали, то могли бы мгновенно сканировать и анализировать входящие звонки, не прибегая к внешним техническим услугам. Так вы откроете дверь или нет?

– А если я не хочу открывать дверь и не стану говорить с вами?

– Мы настоятельно не рекомендуем вам этого делать.

– Что вы хотите от меня?

– Нам нужен чёткий ответ, почему вы в разговоре со студентом Михаилом Николаевичем Симановым, чип номер R0-7МНС, вашим бывшим одноклассником, назвали акт чипирования – предательством, а идею концепции электронного бессмертия подвергли сомнению. Если вы найдёте достойные аргументы и доказательства вашей лояльности к государственной политике чипизации населения, то мы не будем предъявлять вам на данном этапе претензий.

– Я могу подумать?

– Как всякий гражданин нашего мирового сообщества, вы имеет право на это. Вам предоставляется тридцать минут на размышление.

За дверью наступила тишина.

Антон подумал-подумал и закрыл дверь на второй засов. Он улыбнулся. Его мысли были светлыми, он видел их перед собой как на экране: «Какое счастье, что я не пошёл на все эти модные электронные игрушки, и помимо прочего установил себе два железных дверных засова!!!».

«Дверь – далеко не тот уровень защиты. Ты беспечен. Вспомни другое, что у тебя есть в запасе», – пробежал в его мыслях лучик яркого света.

Этот луч высветил перед ним ответ, который он должен был дать себе и своим невидимым помощникам из империи Сказочный свет.

Его мысли осветились в новом направлении. Он увидел, как они заструились перед ним лёгкими светящимися шариками:

«Но самое лучшее, это – волшебное слово! Вот уж против чего чипированные бессильны!».

«Правильно!» – одобрил лучик и его свет стал таким ярким, что мысли Антона наполнились не только светом, но и музыкальной гармонией. Он видел и слышал, как музыкальные волны качаются световой гаммой, и его мысли – вместе с ними:

«Волшебное слово есть только у тех, кто остался верен прежнему миру – тому миру, где процветала наша империя Сказочный Свет. Когда-то мы все росли в ней, и до сих пор живы воспоминания, запахи, настроения тех лет. Но и не только это. Разве можно уничтожить наших добрых друзей – Ратников!»

«Вот теперь ты молодец! Ты на верном пути. Действуй», – сказал лучик.

Антон постучал лопатой три раза об пол.

Перед ним вырос Ратник.

– Чипированные грозят мне неприятностями, – сказал Антон.

Ратник вынул из кармана куриное яйцо:

– Бери. Когда к тебе придут чипированные, держи в уме три волшебных слова: Жизнь-Любовь-Свет. Но запомни, этими словами можно пользоваться только добрым людям с чистой совестью и светлыми намерениями. В этом случае эти волшебные слова будут иметь силу, способную творить чудеса. Когда чипированные начнут действовать, разбей это яйцо.

Ратник поклонился, его длинная борода заколыхалась как ковёр. Он перекрестился, стукнул кулаком в свои латы, затем громыхнул в пол три раза копьём. Перед ним вырос белый конь. Ратник вскочил на него и вихрем унёсся в невидимый мир империи Сказочный Свет.

«Эх-хо, – подумал Антон, – как хорошо было тогда, когда любой из нас, обычных людей, видел эту прекрасную империю, жил в ней, и нами управлял такой мудрый и добрый Царь Светлейший».

«Ты допускаешь излишние сентиментальные мысли. Это уже многословие. Это грозит расслабленностью. Соберись!» – дал знать Антону об угрозе новой ошибки его сознания лучик.

Яркие импульсы света разогнали болотный застой тоски.

В дверь позвонили. Антон не открывал. Стали стучать. Он услышал голос за дверью:

– Антон Николаевич, если вы не откроете дверь агентам отдела Ц, мы будем вынуждены применить экстренные меры электронного вмешательства.

Антон молчал. Будь что будет. Добровольно сдаваться Зверю – нет уж.

Дверь начала вибрировать. Дверь светилась изнутри. Белое свечение перешло в красное. Дверной засов стал шипеть и плавиться, железки посыпались. Дверь открылась.

На пороге стояло шесть человек. Они смотрели без выражения, их глаза были безразличны, лица холодны. На электронных жилетах светилась надпись: «Группа захвата. Армия чипированных. Класс В». По их физиономиям видно: их ничто не волнует в этой жизни. Их волнует только то, чтобы выполнить заложенную в их мозги программу.

– Антон Николаевич, – сказали они хором. Их голоса напоминали скрежет железного засова. – Вы должны идти с нами.

– Не пойду.

– Вы отказываетесь?

– Я отказываюсь.

– Мы будем вынуждены применить к вам экстренную меру электронного вмешательства.

– Я могу подумать?

– Как всякий гражданин нашего мирового сообщества, вы имеет право на это. Вам предоставляется тридцать секунд на размышление.

Антон посмотрел на них и сказал:

– Жизнь-Любовь-Свет.

Их лица сморщились, будто у них заболели животы. Запахло болотом. Кожа чушек категории В позеленела и стала напоминать лягушачью расцветку. Над головами показались зелёные ушки.

– Ой, – произнесли они хором и стали пятиться.

В их глазах появился страх.

– Что, сморчки чипированные, страшно, да? – сказал Антон и показал им кулак. – Проваливайте, пока в лягушек не превратились.

Они отступили на первый этаж и начали совещаться.

– Надо вызвать подмогу, – говорили они друг другу.

– Но подмога может не успеть, – снова они говорили друг другу.

– Подмогу вызывать разрешено в крайнем случае, когда нам грозит уничтожение. Пока этого нет. Если мы вызовем подмогу, то распишемся в бессилии, и нас приговорят к каторге.

– Можно применить тактику мгновенного перемещения и захватить противника врасплох.

– Нет. Нам не дана установка на мгновенную передислокацию в воздушном пространстве. И это понятно, почему. Ведь мы не знаем, каким потенциалом располагает противник. Будем идти пешком.

Антон услышал, как они возвращаются.

В лестничный пролёт он увидел, что они идут с вытянутыми руками. Их пальцы горят красным свечением. Антон вспомнил, как женщина во дворе Мишкиного дома уложила его на землю лишь одним взмахом ладони, да ещё на расстоянии. Ах вы, трясогузки чипированные, прошептал он и кинул волшебное яйцо, как гранату, под ноги группе захвата.

Из яйца выпрыгнули три Ратника с копьями. Началось сражение.

Ратники взмахивали копьями, поддевали на них чипированных и бросали. Те катились по ступенькам, вскакивали, но новая атака вновь повергала их в бегство.

Чипированные оказались бессильны против Воинов Империи Сказочный Свет. Электронные лучи из их пальцев смогли лишь парализовать пробегавшую мимо кошку. Но не Ратников. Наконец, группа захвата приняла решение отступать, стало тихо. Ратники исчезли.

3 глава. «Мы должны вступить в войну против чипированных»

– Антон. Ты почему до сих пор спишь? Забыл, сегодня встреча выпускников? – голос Светки Карповой прозвучал как выстрел.

Антон смотрел на Светку и не мог понять, спит он или нет. Светка стояла в его комнате так, как будто никуда и не уходила с прошлой пятницы.

– А ты как здесь очутилась? – спросил он, поднимая голову с подушки.

Часы показывали шесть. Утреннее солнце горело за шторами. Светка отдёрнула штору, свет ослепил Антона.

– Антон, не задавай смешных вопросов. Сам мне открыл дверь, а теперь спрашиваешь.

–Так-так-так, – сказал он. – Кажется, начинаю понимать. Я переключил волшебное зеркало в режим воспоминаний и забыл отключить.

– О, этого ещё не хватало. В такую рань. Надо иметь совесть, Антон.

– А знаешь, что ни делается, всё к лучшему. Нам нужен чрезвычайный сбор выпускников. Обстоятельства изменились. Смотри, что я вчера увидел на волшебном зеркале в режиме будущего…

– Ты что, научился-таки создавать режим будущего? Или это шутка?

– Да-да, но это, сама понимаешь, тайна.

– О, не то слово. Представляю, как позеленеют чипированные, если до них дойдут сведения о твоих разработках.

– Самое главное не то, что они позеленеют. А то, что у меня будет проблем выше крыши. Тем более, что я научился создавать режим «если бы».

– А что это такое?

– Ты что, Светка? Такого не знать! Эх, темнота!

– Ну, что поделаешь. Я действительно никогда особо не следила за мировыми разработками сказочной науки.

– Режим «если бы» – это то, над чем бились учёные ещё в нашей Империи Сказочный Свет. Так вот, вчера, наконец, после долгих опытов, этот режим мне удалось, что называется, оседлать! Провёл успешное испытание. В режиме «если бы» я узнал, что именно мне могли бы сказать спецслужбы отдела Ц, если бы я пользовался телефоном. В конечном итоге когда ко мне в реальности нагрянул отдел Ц, я к тому моменту, будучи осведомлён о планах отдела Ц, уже был под защитой Ратников.

– Ого-го, я в шоке. Волшебное зеркало в режиме будущего и даже в режиме «если бы»! Но это же сенсация! Это переворот мировой сказочной науки!

– Светка. Когда ты узнаешь то, что я узнал, ты и не то скажешь. Но сначала нужно срочно собрать наших.

Антон вынул из футляра волшебное зеркало. Нажал на кнопку режима «Связь», на экране замигали разноцветные окошки. Антон выбрал окошко «Общая связь» – «Выпускной класс 10-б». И объявил срочный сбор через «ковёр-самолёт».

– Вот чем мы превосходим чушек: у нас есть могучая сила Сказочной Империи. Чушки тоже хотели бы как мы – на коврах-самолётах, да куда им.

– Да, и не говори. Вот они и завидуют нам.

Через минуту за окном зажужжало, и в комнату стали влетать один за другим одноклассники на коврах-самолётах.

– Ребята, сразу предупреждаю. Я вызвал вас в режиме «воспоминания». Хотя мы уже в минувшую пятницу встречались, но сегодня пришлось эту пятницу вернуть. Появились важные новости, которые требуется знать именно неделю назад.

– Антон. Ты как всегда нас мучаешь своими гениальными изобретениями и не даёшь утром поспать, – сказал Дима Гольцов.

Юноши и девушки расселись вокруг стола. Светка расстелила скатерть-самобранку, на ней тут же появились горячие бутерброды, салаты, кипящий самовар, вазочки с клубничным джемом.

– Ребята, – Антон оглядел собравшихся. – К сожалению, нас теперь мало. Знаете, почему?

– Народ решил отоспаться и взял отгул от твоих экстренных сборов, – хохотнул Дима Гольцов.

– Я тоже так мог подумать ещё сутки назад, не включи накануне волшебное зеркало в режиме будущего. И, кстати, важная новость – после долгих экспериментов удалось найти схему доступа к работе волшебного зеркала в режиме будущего.

– Теперь всё понятно. Мы стали свидетелями ещё одного гениального изобретения, и ты спешишь этим похвастаться, – Дима Гольцов скривил лицо.

– Дима, даже и не одно изобретение, готовься к самым крутым новостям. Но ты, кажется, завидуешь? – многозначительно сказала Светка.

– Вот ещё! Просто надоели все эти Антошкины изобретения. Какой от них толк, если мы не имеем доступа к шапкам-невидимкам? Вот когда наш гениальный Антон сумеет восстановить технологию шапок-невидимок, тогда другой разговор.

– Дима, ты не то говоришь, – строго сказал Антон. – И ты, и все мы хорошо знаем, почему высшее руководство Империи Сказочный Свет лишило нечипированных землян доступа к шапкам-невидимкам. И я просто не имею права пытаться заглянуть в ту сферу, на которую нам наложен запрет.

– А я не согласен с этим! Из-за каких-то соображений высокой морали мы должны подвергать свою жизнь опасности от этих мерзких чушек, – возмутился Гольцов.

Антон вздохнул. Это был их с Димой вечный спор. И убедить Гольцова в необходимости подчиняться общим правилам пока не получалось.

– Пойми, Дима. Мы до сих пор существуем в этом мировом пространстве планеты Земля лишь благодаря помощи сказочных Ратников. И все мы знаем, кто и на каких условиях посылает их нам в трудных ситуациях. Но если ты это считаешь несерьёзным, давай тогда я приведу тебе свежий пример. И это будет назиданием и для всех остальных, в том числе и для меня. Итак, смотрим.

Антон установил на общий обзор больших размеров настольное волшебное зеркало, и все увидели на экране… Диму Гольцова. Он насмешливо улыбался и грозил кулаком Ратникам. Те стояли в небе на облаке. Лицо Димы стало темнеть и вскоре приобрело зеленоватый оттенок. А над его головой засветились буквы: «Зависть. Жадность. Презрение». И тут же донёсся голос сверху: «Нечипированные земляне имеют допуск к волшебным льготам Империи Сказочный Свет в случае неукоснительного выполнения кодекса чести. Если же нечипированный позволяет себе неуважение, презрение, зависть, злобу, жадность, ложь, воровство и многие прочие признаки прижизненного гниения, он штрафуется путём временного отстранения от получения волшебных льгот. В результате на то или иное время ему запрещается пользоваться услугами волшебного зеркала, волшебной лопаты, скатерти-самобранки, ковра-самолёта. Шапка-невидимка и волшебная палочка в этот перечень не входят, так как эти атрибуты изначально, после победы чипированных в мировой войне с Империей Сказочный Свет, внесены в список запрещённых – абсолютно для всех землян. Нечипированным землянам в случае угрозы жизни разрешено запрашивать шапки-невидимки путём обращения к руководству Империи Сказочный Свет через её служителей – Ратников. Волшебные палочки запрещены навсегда. В настоящее время зафиксировано нарушение кодекса чести со стороны Дмитрия Гольцова. Ему назначен штраф в виде запрета на использование услуг Империи Сказочный Свет в течение трёх недель».

Все перевели взгляд с волшебного зеркала на пунцовое лицо Гольцова.

Он опустил глаза и ничего не сказал.

– Так вот, – продолжал Антон, будто ничего не произошло. – Что мне удалось узнать. Волшебное зеркало в режиме будущего показало, что уже в ближайшие дни в нашем мировом сообществе произойдут резкие перемены государственной политики в отношении нечипированных. Выйдет указ Мирового Правителя о принудительной чипизации населения, начиная с младенческого возраста.

– Этого следовало ожидать, – сказал Игорь Студяков.

– Более того. Мировой Правитель примет решение о начале войны с нечипированными, и в том числе с партизанами. Попадут под запрет все люди выше шестнадцати лет. Мировое сообщество станет государством шестнадцатилетних – стратегия развития так называемого электронного бессмертия перейдёт на новый виток. Будет издан указ о запрете любви, верности, семьи, всех семейных ценностей и так далее. В каждого человека заложат нужную программу. Мозг человечества под контролем компьютерного Зверя будет получать необходимые для проведения государственной политики электронные импульсы. Человек будет воспринимать жизнь в строго ограниченном диапазоне, это – работа, пища, телевизор, компьютер и бессмертие. На этом прекратится продолжение рода человеческого. Будет запрещено рожать, иметь детей. Настанет бессмертие, и на этом – ВСЁ. Точка.

– А если нужно помочь кому-то? Ну… Например, человек тонет в реке? – спросила Светка.

– Люди будут равнодушно проходить мимо подобных случаев. Они не будут запрограммированы на милосердие.

– Да, ходили слухи, что будет подобное, – сказала Ира Лагода.

– Теперь вы понимаете, почему нас стало меньше? В будущем, которое я увидел в волшебном зеркале, большая часть нашего класса откажется от данной на выпускном клятвы, и таки примет чипирование под давлением государственной власти. Останутся свободными от клейма лишь некоторые из нашего класса. Это мы с вами. Мы не пожелаем отрекаться от любимого человека. Вот мы со Светкой, мы дружим с пятого класса. И мы не хотим лишаться этой дружбы. Мы хотим пожениться. Так же и все остальные. Каждый из вас имеет любимого человека, и это не даёт вам сейчас согласиться на бесчеловечные законы нынешней власти. Но мы должны шире глядеть на эту проблему. Дело не только в том, что каждый из здесь присутствующих желает создать семью, растить детей, то есть то, что попадает под запрет Мирового Правителя. Главное, мы – люди. В случае согласия принять так называемое электронное бессмертие мы отказываемся от самого драгоценного – нашего человеческого облика. Мы отказываемся от доброты, от любви, от совести, от всего того, что делает нас людьми. И мы соглашаемся на бессердечие, равнодушие, злобу. Для нас становится главным поесть, попить, поспать, посмотреть ужастики по телевизору. И больше никаких ценностей.

– Вот оно что… А что будет с теми, кому больше шестнадцати? Что будет с их семьями? С их детьми? – наперебой заговорили ребята.

– Всех рассортируют. Детей отправят в специальные лагеря. А взрослым будут вживляться специальные чипы электронного бессмертия, в результате чего они вернутся в своём физическом и умственном развитии на уровень шестнадцатилетних. Фактически, это уже давно происходит. Это мы видим хотя бы на примере наших родителей. Где они? Неизвестно. Нам сказали, что их увезли на военные сборы по проведению электронной подготовки. Но что это такое, никто не знает. С помощью волшебного зеркала мне стало понятно следующее, ещё раз повторяю в качестве подведения итогов: через вживлённый микрочип человек станет навсегда молодым. Все будут в возрасте шестнадцати лет. Как сейчас мы с вами. Никто не будет ни стареть, ни болеть. Вечная жизнь в электронном лагере чушек. Учтите, всё это уже существует там, в будущем. Его мы буквально на днях увидим.

– Что будем делать? – спросила Светка.

– Выход есть, – сказал Антон. – Предлагаю уходить к партизанам, в подразделение спасателей. Мы должны вступить в войну против чипированных. Нужно сделать всё, чтобы вытащить человечество из электронных лап Зверя.

4 глава. Мировой Правитель вне себя

Мировой Правитель был вне себя. Он слушал доклад начальника тайной полиции об Антоне Николаевиче Захарове, своём двоюродном брате.

– Как стало известно от надёжного источника… – монотонно бубнил Альберт Грац.

– Конкретнее. Имя, фамилия вашего агента, – перебил Мировой Правитель.

– Гольцов Дмитрий Сергеевич. Одноклассник Антона Николаевича Захарова.

– Почему мы должны ему верить? Он что, перебежчик? Он зачипирован?

– Он завербован нами, но пока не зачипирован.

– А с какой стати он вдруг согласился? Люди Захарова, это я отлично знаю, верны дружбе и не сдают друг друга.

– Гольцов завидовал Захарову – его таланту изобретателя, исследователя, наконец, его лидерским способностям. На почве зависти возникали мелкие стычки между Гольцовым и Захаровым. В конечном итоге руководство сказочной империи наложило на Гольцова временные штрафные санкции, а Захаров это предал огласке. Гольцов был возмущён тем, что Захаров его «опозорил» перед товарищами, затаил злобу, а потом обратился к нам с предложением о сотрудничестве. В настоящее время он работает на нас в лагере противника, мы получаем от него донесения о ситуации. Чипировать его пока нет необходимости из-за риска провала операции.

– А если это двойной агент? Почему Захаров и иже с ним, с их возможностями сказочной империи, до сих пор не вычислили «крота» в их системе?

– Гольцов предпринял самые тщательные меры для маскировки.

– Что это за меры?

– Строгое соблюдение их кодекса чести, этого требуют с нечипированных землян «сказочники» из параллельной сферы обитания.

– Про существование кодекса чести я осведомлён. Но дальше что?

– В настоящее время Гольцов проявляет себя безукоризненно с точки зрения соблюдения их кодекса. Ну, там, мораль, нравственность и тэдэ. В связи с этим он снова находится у Захарова в доверии, а потому не подлежит никаким проверкам.

– Что это ещё за проверки?

– Захаров больше не поднимает на Гольцова досье через механизмы волшебного зеркала.

– Ох, уж это волшебное зеркало, – Мировой Правитель заскрипел зубами. – Много бы я дал за его уничтожение.

– Это невозможно, наш Господин.

– Знаю без твоих комментариев. Дальше.

– У нечипированных не принято проявлять подозрительность в отношении друг друга, это считается нарушением кодекса чести. Поэтому к услугам досье через волшебное зеркало прибегают в критической ситуации, когда того требуют условия. Таким образом Гольцов сейчас вне подозрений.

– А если вдруг Захарову взбредёт в голову таки проверить Гольцова на вшивость, а?

– Ну, конечно, не исключено. Вся надежда, что он этого не сделает.

– Так что будет, если он это сделает?

Альберт Грац вздохнул, ему не хотелось говорить на эту тему. После заминки, под тяжёлым взглядом Мирового Правителя, он сказал:

– Тогда тайное станет явным. Волшебное зеркало высветит всю цепочку предательства Гольцова.

– Если Гольцов исчерпал себя, то нужно его срочно чипировать и отправить в лагерь на электронные опыты.

– Пока он ещё нам нужен.

– Так что вы от него узнали?

– Захаров и его одноклассники готовятся к войне с чипированными. Они в ближайшее время собираются наладить связь с партизанами-невидимками, вступить в одно из их земных подразделений – «Спасатели».

– И кого же они собираются спасать?

– Людей.

– Точнее выражайся.

– Люди Захарова собираются спасать людей от массовой чипизации.

– Что ещё узнал от Гольцова?

– В настоящее время Захаров ищет ключ к загадке появления на свет…

– Ну? Чего замолчал?

– Вас, наш Господин.

– Зачем это ему?

– Он не верит в то, что вы являетесь его двоюродным братом. Он считает, что…

– Достаточно. Мне не интересно, что он считает. А теперь слушай мою команду.

– Так точно. Слушаю.

– Готовь вертолёт. Завтра утром мы с тобой летим в гости к Захарову Антону Николаевичу.

– Уточните время, наш Господин.

– В шесть часов утра мы должны быть уже в его квартире.

– Группу захвата тоже готовить?

– Никого и ничего. Я что, непонятно сказал? Я разве говорил о группе захвата? Альберт Грац, ты, кажется, начинаешь тупеть. А?

– Прощу прощения, наш Господин. Я сегодня не успел подзарядиться порцией электронного напитка.

– Вот с этого и надо начинать. Никогда не выходи из дома без электронного напитка. Если хочешь всегда быть в форме.

Мировой Правитель нажал на кнопку связи.

Девушка с короткой мальчишеской стрижкой, в мужском брючном костюме, вошла в кабинет.

– Эльза. Приготовь для Альберта Граца электронный напиток. А для меня – кофе.

Девушка на секунду подняла пустые глаза на Правителя, сказала бесцветным голосом «хорошо» и вышла.

Никто никогда не видел, как Мировой Правитель пьёт электронный напиток. Никто не подозревал, что он его вообще не употреблял. Электронные напитки были нужны чипированным, а таковым Мировой Правитель не являлся. Это было его самой страшной тайной, знать которую никому не полагалось.

– А скажи мне, Альберт Грац, ты знаешь, что такое счастье? – задумчиво сказал Правитель, когда они расположились на мягких диванах в потайной гостевой комнате.

– Конечно, наш Господин. Счастье – это бессмертие.

– Вот и славно. Я – того же мнения, – кивнул Правитель. – Когда я гляжу на тебя, на секретаршу, на весь наш аппарат, когда выхожу к толпе, то вижу всегда молодые лица. Вот это и есть настоящее счастье. Их ничего не беспокоит. У них всё есть. Им не нужно думать о завтрашнем дне. Завтрашний день будет такой же, как и сегодняшний. И так – всегда.

– Так точно, наш Господин.

– Но вот тревожит кое-что… Догадываешься, о чём я хочу сказать?

– Так точно, наш Господин. Мысль о нечипированных.

– Какой ты догадливый. Что бы мы ни делали, они не уязвимы. И это подрывает государственную безопасность. Да ещё эти партизаны. Сколько за минувшую неделю им удалось похитить людей из столичного лагеря FP876?

– К сожалению, статистики точной нет. Они маскируют похищения под кукольную имитацию.

– Ого, это ещё что за новость. Почему я об этом впервые слышу? – голос Правителя приобрёл холодный оттенок.

Альберту Грацу стало страшно, он вспомнил о пытках в подвалах тайной полиции. Если Правитель разгневается, то жизнь Альберта Граца в одно мгновение тоже может превратиться в пытку.

– Наш Господин, это новейшее изобретение партизан-невидимок, мы столкнулись с ним два дня назад. Доклад вам об этом будет предоставлен уже завтра.

– Два дня тайная полиция знает о секретном изобретении противника, а я до сих пор не в курсе, – медленным, зловещим голосом сказал Мировой Правитель, прищурился и посмотрел, будто в лупу, долгим взглядом на Альберта Граца.

– По регламенту каждое новое изобретение противника должно быть изучено в течение трёх дней, подавать доклад на эту тему ранее означенного срока по инструкции не положено во избежание ошибок, – Альберт Грац говорил торопливо, каким-то даже умоляющим голосом. Было видно, что ему страшно под пристальным взглядом Мирового Правителя.

– Ладно, не тяни резину. В чём суть этих «кукол»? Что это ещё за пакость?

Голос Мирового Правителя оттаял, и Альберт Грац перевёл дух.

– Это сказочные куклы, внешне они выглядят точно так же, как люди. Ходят, разговаривают, улыбаются. И поэтому служащий персонал Лагерей не может вовремя распознать похищение узников, имея перед своими глазами их точную живую кукольную копию.

– Этого ещё нам не хватало. А тебе не кажется, что подобных кукол у нас уже могут быть тысячи, и мы до сих пор ничего не знаем?

– Нет-нет, исключено. Ведь куклы не отзываются на электронные сигналы, и выявить их поэтому удаётся быстро.

– Ладно. Жду на эту тему подробного доклада. Да, кстати, всё забываю спросить. Мой брат по-прежнему не имеет никакой телефонной связи?

– К сожалению, ни он, ни его товарищи не пользуются ничем подобным, что и не позволяет нам держать их хотя бы под самым минимальным контролем. У них нет ни компьютеров, ни планшетов, ни телевизоров. Их квартиры находятся под защитным колпаком Сказочного Света, через который не проникают наши электронные волны.

– Почему я об этом лишь сейчас слышу?

– Наш Господин, вы не задавали на эту тему вопросов. Навязываться к вам с сообщениями о столь ничтожных личностях – не по рангу. Такая мелкотня не заслуживает к себе внимания со стороны Вашего Высочайшего Превосходства.

Мировой Правитель хмыкнул. Он любил лесть. И этим Альберт Грац его побеждал.

На самом деле Альберт Грац боялся сообщать Мировому Правителю подобную информацию, ведь это означало признание в собственном бессилии.

– Однако, скажу тебе, Альберт Грац, что Антон Николаевич Захаров – это не мелкотня… – задумчиво сказал Мировой Правитель.

Потом резко поднялся и холодно кивнул подчинённому.

– Можешь идти… Да, насчёт завтрашнего дня. Летим без охраны, без сопровождения. Вылетаем с крыши нашего Правительственного Дома. Операция строго секретная. Никто не должен ничего знать. И, конечно, проследи, чтобы Антон ничего не пронюхал. Он не должен успеть подготовиться.

Мировой Правитель – Юрий Иванович Задиров – конечно, хорошо помнил свои детские годы и дружбу с Антоном. Оба они мечтали о гениальных изобретениях, и каждый был по-своему талантлив. В ту пору Мирового Правителя называли просто Юрой Задирой.

«Задира» – это была его кличка. Он действительно любил досаждать другим. Как считали окружающие, его характер был несносным. Перешагнув из отрочества в юность, склонный к амбициозности, Юра понял, что добиться в жизни чего-то можно одним способом: забыть о своём «я» и отказаться от своего характера. Подобные «атрибуты» придётся (ну хотя бы до поры, до времени, как он считал) «свернуть в трубочку», как сворачивают бумагу, спрятать в тайниках своего внутреннего человека. Пока ты в этом мире никто, то и никто из людей не должен ничего знать о тебе. И никто не должен понимать тебя. Ты должен быть непроницаемой стеной. А когда ты добьёшься вершин власти, рассуждал ещё в четырнадцатилетнем возрасте Юра Задиров, тогда лишь можно будет на всё наплевать. Ведь люди будут вынуждены считаться с тобой, а не ты с ними. Вот тогда уже не нужно будет особо прятать свою личину. Впрочем, быть «непроницаемой стеной» для толпы – дело всегда нужное и полезное, в любой период твоей жизни, и особенно, если эта жизнь – бессмертная, так рассуждал Юрий Задиров, выстраивая стиль своей жизни.

В созданную им доктрину бессмертия Задиров верил ещё до своих первых электронных экспериментов. Он верил в успех, верил в себя, и больше ни в кого и ни во что. Он верил, что сумеет подняться над миром, и это станет возможным вместе с началом действия открытого им механизма электронно-человеческого бессмертия. Вот тогда и понадобится, как никогда, быть в обращении с человечеством железным, сильным, уметь брать всё и вся на крючок. А для этого нужно иметь на руках мягкие перчатки. Чтобы никто не узнал, какие когти ты прячешь под ними.

Что случилось потом, никто не знает. Часть биографии Задирова осталась под покровом тайны. Также как и тайной осталась причина, почему на торжество по случаю своей коронации и принятия обязанностей Мирового Правителя (кстати, как раз в день рождения, когда Задирову исполнилось шестнадцать лет), он пришёл в шёлковых чёрных перчатках. И с того момента с ними не расставался. С той поры ему всегда было шестнадцать лет. Это был высокий, стройный, черноволосый юноша, с огненными проницательными глазами. Его тонкие губы никогда не улыбались, глаза не умели быть тёплыми или жалостливыми. Его красивое бледное лицо напоминало маску.

Подчинённые боялись его. Все знали, Правитель страшен в гневе. Неугодных он отправлял навсегда с глаз долой. Миллионы людей находились в лагерях, предназначенных для электронных опытов. Не говоря о животных, ставших расходным материалом в электронном поле учёной деятельности.

5 глава. «Шумиха не входила в его планы»

После утреннего пробуждения Мировой Правитель по обыкновению бросил взгляд на экран наблюдательного компьютера и увидел вокруг правительственного дома множество людей с флагами, в небе – дроны с развевающимися транспарантами. «С Днём Рождения, Мировой Правитель! С Днём Коронации!» – скандировали люди, этот же текст значился на флагах и транспарантах.

«А и я забыл, – подумал он. – Опять шестнадцать лет. И так каждый год. Привыкаешь даже к собственному бессмертию».

– Уберите людей с площади, и дроны тоже, – отдал он распоряжение.

Шумиха не входила в его планы. Экстренная встреча с братом должна состояться немедленно и без привлечения внимания посторонних.

– С завтрашнего дня вступает в силу наша новая государственная политика принудительного чипирования населения. Всё ли готово в государстве для введения чрезвычайной ситуации? – спросил он по громкой связи у руководителя отдела Ц.

– Так точно, наш Господин.

– Вы подготовили доклад-схему событий ближайших дней?

– Так точно. Неделю назад он подан в вашу приёмную.

Правитель вспомнил, что видел этот доклад, но так и не прочитал его. Он не любил читать ни служебные доклады, ни другую подобную беллетристику. Исключение составляли разве что доносы шпионов, предателей, клеветников. Правитель обожал сплетни, склоки, всё то, что пахло человеческим паскудством.

– Да, я видел твой доклад. Но там слишком много букв. Опиши в двух словах события ближайших дней, – сказал Правитель.

– Во всех городах и прочих населённых пунктах мирового сообщества будут подняты воздушные силы дронов-чипометателей новейшей модели. Через электронные системы оповещения людям будет отдан приказ выходить на улицы, где начнётся массовая чиповая прививка с воздуха. Параллельно наземные силы быстрого реагирования начнут облавы с целью нахождения уклонистов.

6 глава. К Антону прилетел Мировой Правитель

Ранним утром Антона разбудил стук в окно.

«Неужели я опять забыл перевести волшебное зеркало в режим реального времени, и ко мне кто-то нагрянул из прошлого на ковре-самолёте?» – подумал он, вспомнив о визите Светки минувшим утром.

Ну, если это Светка, то он будет только рад. Он всегда рад видеть её. Она милая, добрая, и очень нравится Антону. Они обязательно поженятся. И у них будут дети. Это их общее решение. С каждым днём им всё труднее расставаться друг с другом. А при встрече их сердца стучат так громко, что и без слов понятно, как они рады снова быть вместе.

Он откинул шторы и обнаружил зависший в воздухе вертолёт Мирового Правителя.

Юрку Задирова Антон не видел уже давненько, с тех пор, как Юрка взлетел на вершину власти. Антон был наслышан о жестокости Мирового Правителя. Говорили, что после коронации он превратился в коварного и опасного зверя.

Но разве можно бояться кого-то, если в груди бьётся храброе сердце, и если твоя совесть чиста? О, нет, никогда Антон не был и не будет трусом.

Он спокойно вышел на балкон. Юрка приветливо помахал рукой.

Через минуту они уже сидели в комнате у Антона, вспоминали детские и отроческие годы дружбы.

И казалось, что Антон вернулся в детство, и они снова с двоюродным братом в добрых отношениях.

Но как вести себя с человеком, который принёс в жертву научному эксперименту собственных родителей, а также и родителей других молодых людей, в том числе и его, Антона?

– Называй меня, как прежде, Юркой. Ведь мы с тобой не просто граждане мирового сообщества, но и двоюродные братья, – сказал Задиров.

– Но если мы братья, то почему нет ни твоих, ни моих родителей рядом с нами? – сказал Антон.

– А вот для этого я и прилетел к тебе, – сказал Задиров. – Я давно искал встречи с тобой. Нам нужно восстановить дружбу. Мы не должны терять родственную связь. В том числе не должны и терять родителей. Сейчас мы полетим к ним, заберём к себе. И всегда родители будут с нами.

– Правда?! – Антон от радости вскочил, со слезами обнял брата. – Юра, спасибо тебе! Так летим же прямо сию секунду!

«Может, я напрасно сомневался в брате», – подумал Антон.

Он с невольным стыдом вспомнил, что искал сведения ДНК на Мирового Правителя. Но в базе данных ничего так и не нашёл. Не давало по этой теме никаких сведений и волшебное зеркало. Но на волшебное зеркало Антон не обижался, он знал, что помощь из империи Сказочный Свет поступает дозировано, и не всегда исполняются все запросы и все пожелания. Ведь человек зачастую просит что-то, сам того не понимая, себе во вред. А что касается темы прошлого Мирового Правителя, то, наверное, волшебное зеркало сочло это излишним любопытством, от которого Антону в данный период его жизни пользы не будет. Так он истолковал нежелание волшебного зеркало открыть тайну родословной Мирового Правителя.

Антон изначально не доверял разговорам, что нынешний Мировой Правитель и его двоюродный брат Юрий Задиров – одно и то же лицо. Хотя в СМИ и говорили об их родстве, и о том, что именно Юрий Иванович Задиров является отныне главным лицом на планете. На это же указывали опубликованные в СМИ анкетные данные Задирова.

Но теперь, когда прежний Юрка рядом, и он такой же добрый, как и в детстве, Антон отбросил сомнения.

– Давай не сию секунду, а… Ну, сразу после нашего разговора, – сказал Юрка. – Пять минут туда, пять минут сюда ведь роли не играют. Выслушай, что я тебе хочу сказать. Ты помнишь, с чего начиналось моё восхождение к доктрине бессмертия и, соответственно, к мировому господству? Помнишь историю с компьютерными лошадками?

Конечно, Антон помнил. Именно она и подвигла Антона на глубинное исследование компьютерных технологий с целью их переформатирования. Он даже написал «страшную сказку для взрослых» и разместил в своём блоге. Его сказка набрала в ту пору бешеное количество лайков и привлекла к Антону внимание мировой прессы. Интерес к его сказке объяснялся просто: все понимали, что она написана на основе реальных событий. Ведь эта сказка была о двоюродном брате Антона – Юрие Задирове.

Юра Задиров и Антон Захаров были прославлены с ранних лет, их называли компьютерными гениями.

Юра протянул Антону планшет:

– Ну, раз молчишь, то я тебе напомню. Узнаёшь?

Ещё бы не узнать. На экране планшета Антон увидел текст своей сказки.

– Мне твой фантастический опус тогда так понравился, что я его сохранил себе.

Он стал читать вслух:

История с компьютерными лошадками…

«Когда в компьютере завелись лошадки, Юра не помнит. Знает только, что однажды утром он увидел их. Лошадки бегали по зелёному полю и махали хвостами, словно дружелюбные большие собаки. Юра нажимал клавиши, но лошадки после короткого исчезновения снова появлялись то вверху, то внизу экрана как телевизионная реклама. Через неделю Юра научился разговаривать с ними, и лошадки стали приходить в гости. То перед сном в спальне вокруг кровати скачут. То прямо во время прогулок во дворе, и тогда Юра мог даже сам покататься верхом и покричать вместе с лошадками и-го-го. В конце концов он понял: самое интересное на свете – это компьютерные лошадки. Они брали его к себе в гости внутрь компьютера, и он гулял там среди миллиардов сайтов и схем как посреди звёздного неба. Самые забавные встречи – это, конечно, встречи с вирусами. Вирусы были заразные и не заразные, страшные и смешные. Некоторые ругались, некоторые чихали. У некоторых было завязано горло и по щекам текли слезы. А некоторые вирусы были похожи на одноглазых пиратов. У Юры постепенно выработался иммунитет на вирусы, но вот глаза, правда, стали квадратными как компьютер. С такими глазами было удобнее влезать внутрь экрана. Юра всё время или смеялся, или боялся, или молчал, или и-го-гокал. Пока мама не поставила его в угол. В углу тоже было стоять интересно. Ведь и там были лошадки. И прямо оттуда можно было уйти в интернет, ибо лошадки переместили интернет Юре прямо в голову. Это было страшно интересно. Однажды внутри головы стало так тесно, что захотелось вместо головы посадить на плечи компьютер. Юра так и сделал. Так и ходил с компьютером вместо головы. Мама, к счастью, не замечала. Ибо и сама в интернете сидела с утра до ночи. А папа тем более. Так и прошла жизнь. Когда жизнь закончилась, Юра так и не понял. И мама с папой тоже. Как можно отвлекаться на подобное, если на плечах – компьютер, а внутри компьютера продолжается жизнь».

Юра спрятал планшет и сказал:

– Забавная сказочка. Ну, ладно. Вернёмся к главной теме. Я хочу тебе сделать предложение перейти ко мне на работу. На должность моего главного заместителя. Другими словами, ты станешь таким же Мировым Правителем, как и я. Типа вице-президента.

– Зачем тебе это, Юра?

– Мне не хватает твоего таланта, твоего ума, твоих советов. Ты мне всегда здорово помогал в моих электронных работах. Твои разработки во многом натолкнули меня на концепцию электронного бессмертия. Но сейчас я понял, что эта концепция завела меня в тупик. Нужно вылезать из той ямы, куда я угодил и за собой потянул всю планету. Но это сделать нужно с минимальными потерями. И лишь ты сможешь мне в этом помочь.

– Ты решил отказаться от чипизации, правильно я тебя понял?

– Да, именно так. Чипизация – это не бессмертие, как я поначалу думал. Это самая настоящая смерть. Это смерть интеллекта, смерть души, это конец человеческой свободы.

– Юра, я потрясён, какой ты молодец! Это же настоящее счастье, что ты всё это сейчас говоришь! – Антон с восторгом смотрел на брата.

Его сердце горячо отозвалось на услышанное. Щёки Антона загорелись румянцем. Он думал о том, что приходит конец всем тем мировым ужасам, что преследовали планету.

– Но, Антон, я – один в поле воин. Та машина, которую я запустил, меня самого же и уничтожит, если я публично выскажусь за отмену чипов. Здесь требуется тонкая планомерная подрывная работа внутри электронных схем. И здесь только твой гений способен на ползучую электронную революцию. Нужно сделать так, чтобы все запущенные чипы прекратили свою работу. Нужно умертвить Зверя, чтобы с Главного Компьютера больше не поступало никаких сигналов, программ, команд в головы людей. Теперь ты понимаешь, почему я прибыл к тебе один, а не вызвал тебя к себе в дом правительства? У тебя нет прослушки, твоё жильё под защитой Сказочного Света, лишь здесь я могу откровенно высказать свои мысли. Так ты согласен?

Антон с вдохновенным, открытым лицом смотрел на брата. Антон знал, что теперь его жизнь должна измениться ради интересов планеты. И он просто обязан принять предложение Юрки, и надо это делать срочно, немедленно.

– Раз ты согласен, мы летим ко мне в дом правительства. Я соберу высший совет, где представлю тебя всем как своего главного заместителя по электронным разработкам. Эта должность в мировом сообществе – самая высшая. Тебе будут подчиняться армия, правительство, весь мир.

Антон вспомнил о Светке, о своих товарищах:

– Юра, но я сначала должен как-то поставить в известность своих друзей.

– О, ты это легко сделаешь, уже находясь там, в доме правительства. После заседания высшего совета. Нельзя терять ни минуты. Нужно срочно возвести тебя в ранг моего главного заместителя, дорога каждая секунда.

– Подожди, а как же наши родители? Ты сказал, что мы сейчас полетим и заберём их?

– Конечно, заберём. Но сам понимаешь, появиться в электронном лагере с тобой как с моим братом или как с моим главным заместителем – это разные категории. Тебя нужно первым делом утвердить в новой должности, и потом всё пойдёт как по маслу.

7 глава. «Антон обманут, какой ужас! Что будет?!»

Светка Карпова уже целых полчаса не могла связаться с Антоном Захаровым. В момент, когда она нажимала на кнопку связи с Антоном, на экране волшебного зеркала возникали помехи.

Она разволновалась, отложила все свои дела и направилась к товарищу. Подходя к его дому, она увидела странное зрелище. Возле балкона Антона висел вертолёт.

«Мировой Правитель», – прочла надпись на борту вертолёта. Потом она увидела, как по гибкой лестнице вскарабкались на борт два молодых человека.

Один из юношей показался Светке похожим на Антона.

Открыв от изумления рот, она смотрела вслед улетающему вертолёту.

Светка побежала к себе домой.

– Ребята, Антона похитили! Экстренный сбор! – закричала она перед экраном волшебного зеркала.

Через несколько секунд возле её балкона жужжали ковры-самолёты, и одноклассники один за другим запрыгивали в Светкину квартиру: Игорь Студяков и Ира Лагода, Славик Чеботарь и Наташа Мирнова, Паша Тарабукин и Нина Михайленко.

– Валеры Гольцова нет, – сказал, оглядев собравшихся, Игорь Студяков.

– Он заблокирован, – сказала Светка. – В волшебном зеркале он оказался в списке «под сомнением». А теперь нужно узнать, что с Антоном.

Она нажала на связь со Старшим Ратником.

– Антон допустил ошибку. Он самовольно принял решение о сотрудничестве с противником, не получив на это одобрения со стороны руководства империи Сказочный Свет, – сказал Старший Ратник.

– Почему он сделал это?! – ахнули ребята.

– Антон поверил лжи. Это ещё одна его ошибка. Теперь он вне зоны действия Империи Сказочный Свет.

– Антон обманут, какой ужас! Что будет?! – закричали ребята.

– Внимание. Важная информация. Начинается принудительная чипизация населения планеты Земля. В связи с военным положением вам выдаются шапки-невидимки. Будьте предельно осторожны в обращении с ними. Руководство сказочной империи напоминает: нарушение кодекса чести лишит вас сказочной защиты. Старшим вашей группы вместо Захарова назначается Студяков.

Экран волшебного зеркала погас.

На столе появились шапки-невидимки. Ребята тут же надели их. Они по-прежнему видели друг друга, но зато их не мог видеть враг.

– Что будем делать? – сказала с отчаянием в голосе Светка.

– Без паники, – сказал Игорь Студяков. – Давайте разработаем план действий.

– Проникнуть во дворец Мирового Правителя? – спросила Светка.

– Да. Именно так. Но вот разговаривать с Антоном и показываться ему нельзя. Нас моментально зафиксирует электронная служба наблюдения.

– Тогда как быть, если мы не сможем общаться с Антоном?

– А нам общаться с ним сейчас не нужно. Ведь он находится под влиянием злоумышленника. Он поверил тому, что ему наговорили. Надо узнать, почему это произошло? Каковы вражеские планы в отношении Антона? Это ближайшая задача на сегодня. Вторая задача: надо немедленно связываться с партизанами-неведимками и вступать в народную борьбу с чипизацией. Вы же помните, что говорил Антон: требуется спасать планету. Вот это и есть основная цель.

– Но и Антона нужно спасти! – взволнованно сказала Светка.

– И сейчас мы этим займёмся. Слушай мою команду: по коврам-самолётам разойдись! Держим курс на дворец Мирового Правителя!

8 глава. Антон во дворце Мирового Правителя

На заседании высшего совета все его члены единогласно проголосовали за возведение Антона Николаевича Захарова на пост главного заместителя Мирового Правителя и разошлись по своим делам.

Антона проводили в его новый кабинет, оснащённый компьютерной техникой. Здесь же находилось место для сна. Покидать кабинет без разрешения не полагалось.

Антон сел перед компьютером. На него нахлынули сомнения. Он вспомнил членов совета, их безжизненные голоса, пустые глаза. Антону вдруг стало страшно. Он выхватил из кармана волшебное зеркало, дрожащими пальцами нажал на «связь», но экран был мёртв. Антон ужаснулся. «Меня заблокировали? Почему? Неужели я ошибся в Мировом Правителе? Он меня обманул? Но зачем тогда этот маскарад? Компьютеры? Если это игра, то меня первым делом должны чипировать, но этого нет!» – думал он.

Мысли перепрыгивали одна через другую. Он не знал, прав или нет, что будет завтра? Смятение всё сильнее охватывало его душу.

Но тут в кабинет вошёл Мировой Правитель.

– Ну, как дела? Ты уже освоился? Теперь на тебя вся надежда, – сказал он и похлопал Антона по плечу.

Антон выжидающе смотрел на Юрку. Он не знал, как себя вести с этим человеком. В нём он не замечал признаков прежнего родственника. Теперь это был холодный руководитель с железным голосом.

– Ко мне здесь принято обращаться «наш Господин». Мы с тобой хоть и родственники, но обязаны соблюдать служебный этикет. Если есть вопросы, говори.

– Вопросов очень много. Что я должен делать?

– То, о чём я уже тебе сказал. Перед тобой компьютер. Работай.

В интонации Правителя Антон услышал напряжение. Он вспомнил, как тот говорил о необходимости соблюдать конспирацию, о том, что нужно начать подрывную электронную работу. В голове Антона прояснилось, на душе стало легче. «Ну, конечно. Юрке трудно. Он должен притворяться жестоким и злым, он сам от этого страдает. Нужно срочно и его, и всю планету освобождать от этих мерзких чипов. Люди должны из чушек снова стать людьми», – подумал Антон и сел за компьютер. Спрашивать, когда полетят забирать родителей, он не решился в этих стенах. А вдруг этим разговором он подставит Правителя?

Мировой Правитель несколько минут понаблюдал за ним и ушёл.

В планы Задирова пока не входило чипировать Антона. Задиров уже долгое время бился над пониманием секрета электронной дечипизации. И возможно ли вообще подобное. Ему было необходимо получить ключ к этой теме, чтобы потом этот ключ обезвредить и навечно лишить человечество возможности освобождения. Сам Задиров пока не мог получить на это ответ. Именно такая голова, как у его брата, способна была разобраться в подобной комбинации. Прибытие Антона во дворец Правителя стало новой вехой в его правлении. Больше Правитель не боялся никого. Антон был единственным, кого он боялся. Антон был единственным на Земле человеком, который имел основания сомневаться в том, что Мировой Правитель и Юрий Задиров – одно и то же лицо. Но теперь Антон безоружен. Преступив условия кодекса чести, он оказался без поддержки сказочной империи. А раз так, то и никакого компромата на Задирова насобирать не сумеет.

Был ли компромат на Мирового Правителя?

Это знал только он.

Но он не предусмотрел вот что. Ведь то, что Антон – компьютерный гений, может обернуться против него же, Мирового Правителя, и сыграть с ним злую шутку.

9 глава. «Когтистое чудище!» Решающая битва

Антону потребовались считанные минуты работы с электронными технологиями, чтобы сделать открытие: в базе данных чипированных нет Мирового Правителя.

А ещё через несколько минут глобальная проверка мировой базы данных это подтвердила на сто процентов.

Антон задумался. Что-то здесь нечисто.

Ах, как не хватает волшебного зеркала.

Вдруг перед ним на листке бумаги побежали буквы. И он прочёл: «Это я, Светка. Мы в шапках-невидимках. Прилетели к тебе на помощь. Мы хотим тебя спасти. Вслух ничего не говори, ведь тут всё прослушивается и записывается на видео».

Антон взял ручку и написал: «Спасибо, друзья. Но мне ничего не грозит. Я добровольно помогаю Правителю. Он хочет спасти мир от чипизации».

«Это враньё», – появился ответ на бумаге.

Он вздохнул и подумал, что и сам не знает, враньё или не враньё.

Но вдруг его осенило. Надо в лоб задать вопрос Правителю, почему он, идейный и глобальный вдохновитель массовой чипизации, сам – не чипирован? Если он не чипирован, то он не может оставаться бессмертным. А ведь он твердит о собственном бессмертии и концепции электронного бессмертия. И вообще, здесь много противоречий.

Вдруг завыли сирены, дверь распахнулась. В комнату вбежали вооружённые солдаты. За ними – Мировой Правитель.

– Стреляйте. Здесь находятся партизаны в шапках-невидимках, – сказал Правитель.

– Стойте, не стреляйте! – крикнул Антон. – Приказываю вам на правах главного заместителя Мирового Правителя. Отбой.

Он взглянул на Правителя:

– Я понял. Ты – вовсе не мой брат. Ты не Юрка Задиров. Ты – самозванец. Ты – вместо него. Только что я узнал, что ты не чипирован. Тебя нет в мировой базе данных.

Лицо Мирового Правителя исказилось в злобной гримасе. Солдаты с автоматами в руках застыли. Они смотрели на Мирового Правителя. Вдруг автоматы из их рук выпрыгнули и поплыли по воздуху. Раздался смех невидимок.

Невидимая сила подняла стул, и тут же стул опустился на голову Мировому Правителю. Это было не то что больно, но обидно. Ведь ещё никто не позволял себе подобное в отношении того, кто являлся Господином всей планеты.

Антон вспомнил о волшебных словах, которые узнал от Ратников, и сказал, глядя в упор на Мирового Правителя:

– Жизнь-Любовь-Свет!

Мировой Правитель стал зеленеть, его лицо сморщилось. Над головой показались рожки. А потом у него вырос хвост, а на плечах появились огнедышащие головы.

Он зарычал так громко, что на шум сбежались из других кабинетов люди. Увидев вместо Мирового Правителя когтистое чудище, все застыли с открытыми ртами.

Антон крикнул:

– Светка! Ребята! Сражайтесь с драконом, а я пока должен отключить компьютерного зверя!

Пока шёл бой, Антон искал секретный код для отключения мировой электронной сети руководства чипами. Он вспомнил алгоритм действий своих ранних работ, когда они вместе с Юркой бились над концепцией электронного бессмертия. И вдруг он понял, что надо всё вернуть на круги своя, пойти назад, туда, с чего начиналось, и отключить исходную точку.

И тут же по всей планете человечество освободилось от электронной кабалы чипов. С улицы в окна ворвались крики народного ликования. Правительство и армия перестали подчиняться Мировому Правителю.

Невидимые воины отрубили волшебными мечами все головы дракону, но тут… вместо дракона люди вдруг увидели Кощея Бессмертного!

Игорь Студяков вызвал на подмогу Ратников, и те связали Кощея Бессмертного волшебной сетью.

Связанного Кощея вывели на площадь.

Ребята отдали шапки-невидимки Ратникам, и те исчезли.

На планету вернулись прежние мир и радость.

На всемирном конгрессе Кощей Бессмертный был осуждён на вечное пребывание в подземелье.

– Как так получилось, что Кощей Бессмертный превратился в тебя? – спросил Антон у двоюродного брата Юрки Задирова, когда тот вернулся домой из электронного лагеря.

– Кощей посулил мне вечную славу и власть над миром за контракт о сотрудничестве. И я подписал. Ему нужна была моя концепция электронного бессмертия. Как теперь мне понятно, он хотел с её помощью покорить себе весь мир.

10 глава. Кощей и Юрка Задиров

– Юра, ты слышишь меня? Проснись.

Задиров открыл глаза. В комнате было темно. Он не мог понять, где он. В электронном лагере? Но тогда над дверью должна гореть противная синяя лампа. А этого нет. Неужели он снова дома? Ну да, точно, он вспомнил, он снова на свободе, ура! Но чей этот замогильный и такой знакомый голос? Напоминает голос Кощея Бессмертного.

Нет, приснилось. Не может быть. Кощея заточили в подземелье навечно.

– Юра, это я, твой друг, Кощей, – ласково сказал голос.

– О, – Юра поморщился. – Ты откуда вещаешь?

– Я из подземелья, увы мне.

– Так тебе и надо.

– Юра, завтра людей будут выпускать из электронных лагерей, ты это знаешь?

– Знаю.

– Выпустят также и твоих родителей. И опять тебя начнут поучать эти противные предки.

– Зачем ты это говоришь. Я лучше спать буду.

– Слушай. Давай снова заключим контракт. Пока не поздно.

– Во-первых, никаких контрактов. Я уже сыт по горло твоими контрактами. А во-вторых, почему ты говоришь «пока не поздно»?

– Ну как ты не понимаешь, после всемирного краха электронной власти планета ещё не успела переформатировать систему управления. И пока человечество упивается вновь обретённой свободой, можно успеть вернуть всё на круги своя. А сделать это может только один человек. Ты.

– Ну, почему же. Мой брат не менее гениален.

– О. Ты гораздо больше гений, чем твой брат. Ты знаешь все ходы и выходы в лабиринтах компьютерного зверя. А твой брат давно дисквалифицировался, уйдя с головой в свой сказочно-пещерный образ жизни без интернета. Ты можешь замести следы, придумать новые ловушки и иные пароли и ключи, да так, что уже никто, кроме тебя, не додумается и не поймёт, что к чему. Стоит тебе только захотеть, и ты станешь истинным властелином мира. Ты вернёшь людей в их электронное стойло. Ты станешь всемогущим.

– Однажды ты мне всё это уже обещал, а в итоге? И тебе-то что до этого? Думаешь снова меня обхитрить, залезть в мою шкуру, а меня в лагерь электронный сбагрить? Тебе верить нельзя.

– На этот раз я тебя не собираюсь обманывать. Я просто хочу загладить свою вину перед тобой, ведь я тебя в прошлый раз действительно обманул. А теперь я сознаю свою вину. И желаю тебе добра. Поэтому просто хочу дать тебе подсказку, как жить дальше. Тебе очень поможет дружба со мной. Нельзя забывать старых друзей.

– Ага, держи карман шире. Когда-то ты меня кинул, так теперь и я тебе отплачу тем же.

– Нехорошо быть злопамятным. Тем более, как уже сказал, я очень жалею о своей ошибке. Тебе пора простить меня и начать с чистого листа нашу дружбу.

– Ха. Да ты рехнулся, Кощей. Ведь всё равно я не собираюсь тебя вытаскивать из подземелья. Как бы ты ни набивался мне в друзья, теперь меня не обдуришь.

– Да я и не прошу об этом. Моё предложение о дружбе бескорыстно и вызвано исключительно добрым отношением к тебе.

– И поэтому ты хочешь своё так называемое «бескорыстие» подкрепить условиями контракта, ха-ха. Ты за дурака меня держишь.

– Просто мы с тобой должны помириться. Вот и весь контракт.

– Ладно, сгинь. Утро вечера мудренее. Нужно подумать.

«А ведь Кощей сказал дельную вещь. Пока не поздно, можно успеть всё вернуть на круги своя. Главное, добраться до Зверя», – думал, ворочаясь в постели, Задиров.

11 глава. Задиров: «Я добьюсь могущества!»

Уснуть он так и не смог.

В открытую форточку доносился шум города. Ночь казалась днём.

Задиров сел, задумался, и вдруг стал быстро одеваться.

В ночном городе было празднично. Народ гулял, радуясь освобождению от электронного плена. Карнавал цветов, масок, пёстрых одеяний. Люди в костюмах матрёшек, мушкетёров, пингвинов, медведей прыгали, плясали, водили хороводы. На площадях горели костры, в которые бросали портреты Кощея Бессмертного. Маршировали на дорогах оркестры. Из громкоговорителей слышалось: «Слава освобождению планеты! Слава освобождению человечества!». Иллюминация, салюты.

Задиров в маске клоуна пробирался сквозь шумную толпу. Маску он подобрал из-под ног людей. «Как вовремя я нашёл маску. Лучше оставаться пока никем не узнанным», – думал он.

Он понимал, сейчас его, скомпрометированная Кощеем, внешность для народа – олицетворение власти. Но афишировать себя рано.

Он шёл ко дворцу Мирового Повелителя. Он шёл к власти. Так он воспринимал своё, как ему казалось, торжественное шествие. «Я добьюсь власти, славы, могущества!» – думал он.

Идея стать хозяином планеты словно палила его изнутри.

Дворец Мирового Правителя сиял иллюминацией. Огромные двустворчатые двери были настежь открыты. «Вход свободный!» – удовлетворённо отметил про себя в предчувствии успеха Задиров.

– Экскурсии во дворец круглосуточно и бесплатно! – крикнула кому-то особа в маске зайца.

Зайчиха схватила подругу-кошку, и они вприпрыжку побежали туда, куда текли толпы людей. Всем хотелось поглядеть на логовище самого страшного зверя на земле.

– Руки прочь от власти! Позор! Долой революцию! – донеслось до Задирова.

Он в удивлении огляделся и увидел в стороне группу молодых людей. Они держали самодельные плакаты с теми же призывами, которые они выкрикивали. «Долой революцию!»

«Ого, это мне на руку», – усмехнулся Задиров.

Он подошёл ближе к бунтовщикам, и вдруг узнал их. Да это же одноклассники Антона. Он учился с ними в одной школе, но на два класса впереди. Михаил Симанов, принял чипирование класса А. Костя Солдатенко, Витя Петров и Николай Арнаутов – приняли чипирование класса Б. Гольцов Дмитрий – стал осведомителем тайной полиции, состоял кандидатом в армию чипированных.

– Привет, пацаны! – сказал Юрий Задиров и снял маску.

– Вот это да! Какая встреча! Теперь, будем надеяться, ты настоящий? Не тот, Коша из подземелья? Ха-ха! – ребята обступили Юрку.

– А вы это чего бунтуете? – сказал Задиров.

– А что нам остаётся делать. У нас отняли благополучие, – сказал Миша Симанов. – Я был в электронной безопасности, за меня всё решали другие. Я не знал ни в чём проблем.

– Ну да, точно, – поддержали Мишу товарищи. – А теперь ломай голову, как жить дальше.

– Но зачем же ломать голову. Ещё не поздно вернуть всё на круги своя.

12 глава. Компьютер-Зверь, Задиров и Антоновцы

Искать Компьютер-Зверь долго не пришлось. Именно к нему и шёл любопытствующий народ.

В центре огромного, залитого электрическим светом, зала, над множеством столов с ноутбуками, планшетами, компьютерами, возвышался внутри железной клетки царь-компьютер. Он выделялся не только гигантскими размерами и схожестью с неприступной крепостью, но и своим внешним великолепием. Он сиял золотом, серебром, драгоценными камнями. Всем этим он был украшен весьма щедро. И каждый из зрителей понимал: вот кто истинный повелитель вселенной. Дверь в клетку была настежь открыта.

Люди толпились снаружи. Некоторые нерешительно проникали внутрь. С любопытством разглядывали царь-технику. Как пользоваться и что делать с этим, не знали. Обменивались впечатлениями, а потом уходили к планшетам сражаться в виртуальные войнушки.

Задиров снова был в маске. В сопровождении товарищей он уверенно прошёл к Зверю. Уселся на стул, напоминающий богатством обшивки и драгоценностей трон. Стул был в вензелях: «МП» (Мировой Правитель).

Вот он, заветный миг.

Без труда Задиров взломал сетевые ходы и выходы, пароли и коды, нашёл путь к сердцевине Зверя.

Ещё несколько минут, и он, Задиров, превратится в Мирового Властелина! Сейчас он заново начнёт опутывать планету паутиной всемирной покорности! Он ощущал величие исторического момента.

В дверях послышался шум.

Задиров оглянулся и увидел взволнованное лицо Антона. За ним шли его друзья. Взгляды Задирова и Захарова встретились.

– Что ты делаешь? – издали крикнул Антон. – Не надо! Опомнись!

«Проклятье. Это он из волшебного зеркала узнал», – подумал Задиров.

Задиров не успевал. Ведь надо было ещё провести несколько важных электронных комбинаций, прежде чем… Что делать?

– Ребята, обороняйтесь, не дайте Захарову пробиться к Зверю, – приказал Задиров и захлопнул дверь в клетку на замок.

Симанов, Гольцов, Солдатенко, Петров, Арнаутов заняли снаружи оборонительные позиции.

– Юра, опомнись! – снова крикнул Антон.

Задиров не отвечал. Он был погружён в компьютер. «Только бы успеть!» – думал он. Его глаза горели каким-то особым, злым огнём, губы были плотно сжаты.

«Бедный Юра!» – подумал Антон, с жалостью разглядывая сердитое лицо двоюродного брата. Антон после консультации с Волшебным зеркалом уже знал, что Юра стал жертвой двойной игры Кощея Бессмертного лишь потому, что не захотел после освобождения из электронного плена пройти обряд отречения от сил подземного царства Злая Тьма.

Кощей Бессмертный, правитель подземного царства Злая Тьма, не просто подписал в своё время контракт с Задировым, но и взял в плен его душу. И выйдя телом из электронного лагеря, Задиров не вышел душой из плена Царства Тьмы. Достичь этого можно было только путём очищения от сил подземного царства и, затем, отречения. Нужно было официально расторгнуть подписанный с Кощеем контракт. Сделать это можно было при помощи Ратников из царства Волшебный Свет.

Но когда Антон всё это рассказал Задирову после его освобождения из лагеря, предложил обратиться за помощью к Ратникам, то двоюродный брат отмахнулся: «Успеется! Дай хоть пару деньков отдохнуть, отоспаться, насладиться тишиной и свободой!»

И вот – результат.

13 глава. Битва подземных чудищ с сияющими Ратниками

Антон и его товарищи остановились неподалёку и стали совещаться.

Задиров прислушался. Нет, ничего не слышно.

Он оглянулся: ага, Гольцов подслушивает.

– Гольцов, иди сюда.

– Я тут.

– О чём они там разговаривают?

– Та собираются ратников своих волшебных звать на подмогу.

– Этого нам не хватало.

«Неужели провал?» – подумал он.

Нет, провала ему не хотелось. Надо потянуть время. А что, если… Ну да, здесь без помощи Кощея не обойтись. Хотя, конечно, не хочется с ним связываться. Ну, да ладно, это ведь всего лишь один раз. Временная помощь. А потом Кощей уже будет не нужен.

– Кощей, эй, ты где? – позвал Задиров.

– Тут я, тут, – донёсся из-под земли голос.

– Давай, помогай. А то сейчас ратники появятся.

– Вот когда появятся, тогда и зови. А так зачем зря силу нашу подземную расходовать. У нас и так из-за вас столько урона произошло.

Вдруг пол, потолок, стены заходили ходуном, всё потряслось вокруг. «Землетрясение!» – крикнул кто-то. Люди от страха закричали, побежали к выходу. Но тут же паника прекратилась. Потому что все увидели столь интересное зрелище, что захотелось стать его участником или хотя бы зрителем.

Посреди зала из воздуха возникли три Ратника с сияющими, как солнце, лицами. Из их глаз исходили лучи света. В руках они держали огненные копья. Народ решил, что это специально организованное представление. Все уселись на стулья, кресла, многие разместились на полу в предвкушении увлекательной постановки.

Друзья Задирова в ужасе упали на пол и закрыли от страха руками свои головы.

– Трусы, – презрительно процедил Задиров.

Он знал, что будет делать дальше. Через секунду по его просьбе из подземелья была выслана подмога.

Перед Ратниками вырос непроходимый лес из чёрных змей. Они извивались длинными телами до самого потолка.

Ратники перекрестились и вступили в бой. Они огненными копьями поддевали змей, те шипели и сгорали. Но следом вырастали новые змеи.

И вот уже десятки змей повисли на руках каждого Ратника, опутали ноги.

И тогда у Ратников появились крылья. Они резали змей как бритва, они стреляли огнём и убивали змей. И вот уже нет змей.

Но вместо змей в борьбу вступили новые посланцы подземного царства Злая Тьма – большие чёрные свиньи. Они издавали страшные визги, плевались какими-то противными соплями, у них были лошадиные хвосты. Эти хвосты крутились как пропеллеры, а свиньи взлетали будто вертолёты. С визгом они бросались сверху вниз на Ратников и выпускали длинные плевки в их лица.

Но Ратники успели закрыть лица забралами, а тела – скафандрами. Теперь они были похожи на космонавтов. При помощи своих острых крыльев они расправлялись со свиньями.

И вот, свиньи уничтожены. Но тут перед Ратниками разверзлась пропасть. Оттуда шёл горячий пар, вырывались языки пламени.

Ратники тут же превратились в пожарных со специальными пожарными рукавами, с помощью пены огонь потушили. Это получилось так ловко, что довольные зрители захлопали в ладоши.

Но из пропасти стали выпрыгивать челюсти неизвестных чудовищ. Они лязгали и производили много шума. Всё, что попадалось на их пути, превращалось в труху. Такая судьба постигла два случайных стула, три дамских сумочки и одну мужскую шляпу. Ратники выхватили из-за поясов топорики и быстро порубили челюсти на мелкие кусочки.

Но странно вот что: зрители больше не болели за Ратников. Очередная победа воинов волшебной империи Сказочный Свет на этот раз восторга у толпы не вызвала. Народ смотрел на Ратников другими глазами, без прежнего восторга.

Вдруг зрители, не сговариваясь, взялись за руки и образовали живую цепь вокруг клетки с царь-компьютером.

Они начали хором скандировать: «Хотим царя-компьютера! Слава чипам!»

Увидев перед собой людей, услышав их новые лозунги, Ратники извинились и исчезли.

– Что это значит?! – обступили Антона товарищи.

– Это значит, что мой двоюродный брат, пока шёл бой, восстановил работу Зверя и все, кто был зачипирован, теперь вновь, как говорится, в строю. Ну, а Задиров отныне – Мировой Правитель. И этот Мировой Правитель уже не прежний Кощей Бессмертный в облике моего брата. Это истинно он, Задиров.

– Какой ужас! – закричали друзья Антона и поглядели в сторону Юрки.

Тот в это время совещался со своей командой.

– Надо срочно занять все руководящие посты, взять контроль над армией, а компанию Антона вместе с ним самим арестовать, – сказал Задиров.

Но арестовать никого не успели. Команда Антона на коврах-самолётах уже покидала дворец.

В погоню за ними были направлены дроны-полицейские. Но «антоновцы», как их окрестили в народе, надели шапки-невидимки и исчезли из поля зрения полицейских.

14 глава. Задиров в гостях у подземных чудовищ

– Надо сделать так, чтобы у людей больше никогда не было возможности вернуться в прежнюю нечипированную жизнь, – сказал Мировой Правитель. – После государственного переворота мы должны быть осторожнее.

– Мы тебе поможем, – ответил Кощей Бессмертный.

– В этом я не сомневаюсь. Иначе не пришёл бы в ваше логово, – ответил Юрий Задиров и брезгливо оглядел подземный мир царства чудовищ.

На него зыркали страшные огненноглазые свиные рыла с чёрными рогами, лязгали жуткие челюсти с глазами, копошились мерзкие змеи с человеческими лицами.

Кощей Бессмертный восседал на живом троне из змей, свиней, лягушек. На его плечах прыгали жабы. Они издавали хрюканья, мяуканья. То они гавкали, а то рыготали как кони, и тогда из них вылезали длинные языки, объятые чёрным пламенем.

Кощей Бессмертный, выслушав речь Задирова, затрясся в беззвучном хохоте, и стало слышно, как гремят его кости. Вдруг его скелет стал вытягиваться, и через минуту горло Задирова оказалось в костлявых тисках. Близко к его глазам приблизились глазницы Кощея Бессмертного. Жабы скакали по его черепу и злобно подхрюкивали.

– Учти, ты нам за это должен заплатить, – сказал он угрожающе, и вернулся на прежнее место.

– Назови твои условия, – надменно сказал Задиров.

– Ты станешь носителем исключительно одного зла для человечества. Если сделаешь хотя бы одно доброе дело, если хоть раз кого-нибудь пожалеешь, я сам тебя уничтожу, – сказал Кощей.

– А какую помощь вы мне гарантируете? – спросил Задиров в ответ.

– Всесильную, Юрик, всесильную, – Кощей осклабился.

– Ладно. Принимаю.

– Тогда держи, – Кощей швырнул в сторону Задирова двух жаб, и те, как пиявки, повисли на ушах Задирова.

Юра поморщился, стряхнул чудищ, но те обратно вскарабкались и спрятались в складках его пышной, усыпанной драгоценными камнями, королевской мантии.

– Без этих жаб ты – никто, – сказал Кощей и плюнул перед собой. – А теперь сгинь.

Неведомая сила вернула в то же мгновение Мирового Правителя обратно в его дворец.

15 глава. «Придётся посидеть в тюрьме»

– Наш план действий – превратить весь мир в электронный лагерь, – Задиров обвёл глазами лица подчинённых.

Он ждал, что те согласно закивают.

Но никто на этот раз не стал соглашаться с Мировым Правителем. Подчинённые переглянулись и… О, что это? Они вдруг приняли другой облик. И это были уже не подчинённые, а… о, что ?! Это же команда Антона Захарова! Как это, что это? Мировой Правитель в растерянности огляделся. Антон протянул в сторону Задирова волшебный жезл:

– Обезоружить его!

На Задирова набросили сеть, он стал подпрыгивать, бросаться из стороны в сторону, но только сильнее запутался. Из-под его мантии вдруг выпрыгнули жабы и растаяли. А на полу образовалась зловонная лужа. Но пожарные витязи с помощью шлангов её уничтожили.

– Пока ты совещался с Кощеем, мы вернули мир в прежнее дочипированное состояние, – сказал Антон. – А вот тебе придётся посидеть в тюрьме и подумать над своим будущим.

– Я больше не буду, – захныкал Юра.

Но в глазах его светилась злоба. И это не укрылось от присутствующих.

– Мы тебе не верим! – закричали ребята.

– Ну, правда, ну, отпустите… – твердил Юра.

– Сначала трудовая повинность. А там посмотрим, – твёрдо сказал Антон.

Послышались звуки чудесной музыки.

Люди на улицах смеялись, пели.

Светило яркое солнце. Птицы снова летали так, как хотелось им, а не компьютеру.

16 глава. «Надзиратель остолбенел. Вместо заключённого – псина!»

– Заходи, располагайся, а если чего надо, на кнопочку вот эту жми, – сказали за спиной Задирова.

Дверь хлопнула, и стало тихо. Задиров огляделся. Просторная камера, под потолком зарешечённое оконце. Диван, телевизор, душевая. Да, жить можно, эх-хо…

Он задумался. Когда он шёл в окружении стражников через тюремный двор, то обратил внимание на его пустынность. Было необычайно тихо.

– А куда все подевались? – спросил у того, кто казался подобрее.

– Ты о заключённых, что ли? Так откуда им взяться, когда в мире преступность ликвидировали. Ты будешь единственным заключённым.

Такой ответ понравился Задирову.

– Вот, видишь, – сказал он с удовлетворением.

– Что?

– Что-что. Какие преимущества несёт человечеству изобретённая мною планетарная система электронной чипизации.

– Ага. Прям, – неопределённо сказал стражник, и больше они не говорили до самой камеры.

И уже перед тем, как расстаться, стражник обронил:

– Может быть…

Такой ответ Задиров расценил как согласие с его мнением. Это его воодушевило. Значит, единомышленников среди людей можно найти даже теперь. А потом…

Он знал, что будет потом. Надо организовать бунт. Однако… Без помощи Кощея не обойтись.

– Эх, Кощей-Кощей, – сказал вслух Задиров, улёгшись на мягкий тюремный диван перед включённым телевизором.

Пощёлкав пультом, остановился на просмотре мультфильмов.

Показывали сказку про Кощея Бессмертного.

– Если бы не в телевизоре, а наяву Кощея услышать, – сказал Задиров.

Мультипликационный Кощей ответил ему:

– А чего ты хочешь-то?

Задиров приподнялся, внимательно поглядел на экран и нажал кнопку отключения. Экран погас.

Задиров прислушался. Было тихо.

– Эй, Кощей, не дури, ты слышишь меня? – осторожно сказал Задиров.

– Слышу-слышу, – недовольно отозвался голос из подземелья.

– Ну. Наконец, а то я уже переживал, что без связи с тобой остался.

– Опять помощь моя требуется?

– А то ты будто не знаешь. Конечно, требуется твоя помощь.

– Видишь, какой ты несамостоятельный. Без меня никуды. Ха-ха-ха!

– Можно подумать.

– Разве не так?

– Да ты на себя посмотри для начала. Сам ничего не можешь.

– Как это не могу, ишь чего выдумал. Я всё могу. Абсолютно всё!

– Если бы ты был таким всемогущим, как говоришь, то не допустил моего тюремного заключения.

– Что хочу, то и ворочу. Я, может быть, специально это тебе подстроил. Чтобы знал на будущее, как ты от меня зависишь.

– Я тебе не верю. Ты как всегда всё врёшь.

– А вот и нет, а вот и нет, как раз сейчас я не вру. Я специально тебе эту ловушку придумал. Теперь ты ещё больше будешь за меня цепляться.

– А, ладно. Какая разница, твоя это ловушка, или моего братца. В любом случае я не хочу торчать в этой проклятой западне. Давай, помогай мне, освобождай.

– Ишь, какой шустрый. Ты для начала должен хорошенько меня попросить.

– Ну, и как это будет выглядеть?

– Ты должен побыть собачкой и погавкать, потом помяукать, потом покукарекать.

– И зачем это тебе?

– Это мой каприз.

– Ой, я лучше тебе башку оторвал бы, чем плясать под твою дудку. И где гарантии, что ты меня после этой камарильи освободишь?

– Не хочешь как хочешь. Сиди тогда в тюрьме. Пока.

– Не-не-не, погоди, Кощей. Я согласен.

– Тогда начинай концерт. Вставай на четвереньки и лай.

– Уф…

Задиров скатился с дивана на пол, представил себя собакой, вильнул хвостом и загавкал. Но что это. Вдруг его руки и ноги стали как собачьи лапы. И вот уже через секунду по камере бегал чёрный лохматый пёс и злобно лаял.

В камеру в удивлении заглянул надзиратель и от ужаса остолбенел. Как тут не удивляться. Вместо заключённого – псина! Надзиратель захлопнул дверь, вытер пот со лба, да так и сел на пол под дверью.

«Вот что значит, быть приверженцем чипов и другом Кощея Бессмертного, – подумал надзиратель о Юрке Задирове. – Какой наглядный урок лично для меня. Больше никогда, ни одного раза, не пожалею об этой поганой чипизации, чтобы тоже в собаку не превратиться».

Он перевёл дыхание и задумался. «Как быть, что я скажу начальству о пропаже опасного преступника, – размышлял он». Ему теперь даже страшно было подумать, а что там, в этой проклятой камере, сейчас происходит?

17 глава. «Происходило нечто несусветное...»

А в камере действительно происходило нечто несусветное... Там вместо собаки носился теперь, как угорелый, чёрный-чёрный кот с душераздирающим мяуканьем.

Надзиратель, услышав кошачьи визги, не веря своим ушам, повторно открыл дверь. И тут же захлопнул.

О ужас, ему не показалась, там и правда кот! Собака, что минуту назад прыгала, исчезла. А самое главное, заключённого по-прежнему нет!

Тюремщик подумал, что уж теперь, после такого кошачьего концерта, он не то что на сто процентов, а на двести процентов уверен, что ни-ког-да и мысли о чипизации не допустит. Он не сомневался, что и собака, и кот – это одно и то же лицо, и это он, Задиров! Надзиратель поёжился от страха. Он был уверен, что подобные кошмары, несомненно, проделки Кощея Бессмертного, главного врага рода человеческого.

Тюремщик прислушался. Вдруг до него донеслось звонкое кукареканье.

С предчувствием чего-то ужасного он стремительно распахнул дверь и был сбит с ног огромным, размером с корову, огненным петухом. Петух захлопал крыльями, и с них будто пламенные искры посыпались, а ветер от гигантских крыльев подхватил упавшего на пол часового и взметнул аж до самого тюремного потолка, а потом зашвырнул в камеру на тюремный диван. И дверь захлопнулась. А петух улетел.

Тюремные смотрители с изумлением наблюдали, как над их головами пролетело чудище. То ли петух, то ли корова.

В ближайшем лесочке корова-петух стукнулся с грохотом падающего поезда о землю и… превратился в обезьяну! Да ещё такую большую. Ну, настоящую гориллу. Горилла огляделась, затем перевела взгляд на свои косматые лапы и заголосила тоненьким голосом Задирова.

–У-У-У! Кощей проклятый! Что сделал со мной!

Тут лес наполнился шумом, что-то залязгало, застучало. И вот, к горилле-Задирову выскочили на лужайку несколько старух в ступах.

– Бабы Яги проклятые, – сказал Задиров-горилла. – Ишь, припёрлись. Убирайтесь, откуда пришли.

–Не-е, милок, – сказали хором Яги. – Нам Кощей приказал служить тебе. Командуй.

– А что я должен вам приказывать? И зачем это?

– Кощей сказал, что если будешь прилежно делать пакости людям, тогда он тебе вернёт облик человеческий, а вместе с ним и свободу. И ты станешь снова Мировым Правителем.

– Не верю я Кощею. Он врун и подлец.

– Смотри, Юрик, как бы не пожалеть о своих словах, – пропели Яги и улетели, помахивая мётлами.

Задиров-горилла обхватил голову лапами и завыл, слёзы катились по его косматой морде.

Но недолго ему пришлось горевать. Примчались злые мартышки, подхватили Задирова-гориллу под мышки, раскачали и забросили на деревья.

Задиров испугался, закричал, но мартышки не унимались. Стали они играть с ним как с мячом.

Кидают, перекидывают друг другу, хохочут. Летает горилла над деревьями и орёт не своим голосом.

– Перестаньте! Я боюсь, мне так не нравится!

– А, тебе не нравится, – хихикают мартышки. – Будешь знать, как нашего дорого царя Кощея обзывать погаными словами.

– Я больше не буду.

– Скажи тогда: Кощей хороший.

– Кощей хороший!

Тут мартышки подкинули Задирова-гориллу так высоко, что он увидел все страны, моря и континенты. И везде, как он успел заметить, люди счастливые, весёлые, свободе своей радуются. Это ужасно разозлило Задирова-гориллу.

«Я тут мучаюсь, страдаю за правое дело, за их будущее, а им на меня и наплевать. Вот уж неблагодарные свиньи. Сколько им блага было сделано. Мир освободился с помощью моей электронной чипизации от преступников. Стали люди свободными от житейских забот. Стали все одинаковыми, всегда юными, никто ни о чём не переживал, не болел. Бессмертие электронное наступило, понимаешь ли. И это благоденствие они не оценили. Ах, как же надо проучить их всех, как надо… Ну, погодите, я вот вам…» – такие злые мысли теснились в голове Задирова-гориллы.

«Да, – решил он. – Надо пойти на условие Кощея».

И когда он, наконец, упал с высоты вновь в лапы мартышек, то заорал изо всех сил:

– Я согласен делать пакости людям! Кощей –хороший!

И сразу же мартышки исчезли.

И вновь прискакал к Задирову-горилле отряд Бабок Ёжек в ступах.

18 глава. Школьная экскурсия, страшная Горилла и бабки-ёжки

– Дети. Сегодня во всех школах города уроки литературы и биологии совместили, и пройдут они на природе. Общегородская школьная экскурсия в лес! – сказала учительница биологии Анна Валерьевна Скворцова из школы № 55.

Учительница литературы Вера Викторовна Лепёшкина, тоже из школы № 55, добавила:

– Мы найдём красивую лужайку, и в течение двух уроков будем собирать цветы, и вспоминать русские народные сказки. А потом будем и сами сочинять. А от городской власти для всех привезут полдник. И у нас будет замечательный пикник.

– Ура! – закричали пятиклассники из школы № 55.

– А давайте устроим конкурс сказок. Кто расскажет свою, самую интересную, сказку, – предложил Олег Морковочкин.

– Согласна, хорошая идея, – сказала учительница литературы Вера Викторовна Лепёшкина.

– Мы станем сказочниками! Каждый из нас придумает свою сказку! – закричали наперебой дети и захлопали в ладоши.

И все отправились в путь.

Яркое солнце и птичьи песни сопутствовали хорошему настроению юных путешественников.

В лесу уже было полно детей из других школ. Собирали цветы. На полянках стояли палатки с угощениями. Добрые тёти в белых фартуках раздавали детям вкусные булочки с повидлом, наливали из больших термосов в пластмассовые стаканчики горячий сладкий чай. А ещё детей угощали мандаринами, яблоками, и даже конфетами. Вот уж как все были довольны.

И вдруг…

Из леса на поляну вышла огромная горилла. У этого чудища была страшная морда, глазищи пылали огненной злобой. Дети бросились врассыпную. Горилла разметала палатки, затоптала сложенные на полянке букеты цветов, а потом…

О, что было потом. Горилла стала бегать по лесу с жутким воем. Она прыгала по деревьям, перелетала по воздуху и кидала в людей шишки, палки и камни.

Наконец, выбежала на дорогу, где стояли экскурсионные автобусы. Она хватала автобусы и перекидывала их через себя как жонглёр в цирке. Но самое удивительное и страшное произошло под конец этой невероятной истории. Чудище захохотало человеческим голосом и убежало в лес так быстро, что никто и не понял, а куда же оно делось.

Учительница биологии Анна Валерьевна Скворцова и учительница литературы Вера Викторовна Лепёшкина подняли таблички: «Школа №55» и объявили сбор.

– Дети, не бойтесь, – сказала учительница литературы Вера Викторовна Лепёшкина. – Это вас так приветствовали актёры городского детского театра юного зрителя. Обезьянка, которую вы видели, лишь сказочный персонаж. На самом деле это человек-актёр в костюме обезьяны. Специально для вас такое развлечение придумали руководители нашего детского театра по заданию городских властей.

Учительница биологии Анна Валерьевна Скворцова, ещё не пришедшая в себя от пережитого, с подозрением взглянула на учительницу литературы и шёпотом, на ухо, спросила её:

– Это что, правда?

– Не знаю, – тоже шёпотом ответила учительница литературы Вера Викторовна Лепёшкина. – Но детей надо же как-то успокоить.

Не успели все обсудить такое интересное сказочное представление, как на лужайку выпрыгнуло много мартышек, бабок-ёжек, а сзади них вышагивал огромный, как корова, огненный петух с коровьим выменем и коровьим хвостом. Всё это кричало, пищало, плевалось, корчило рожи. А петух то кукарекал, то мычал по-коровьи.

Дети взглянули на побледневших учительниц, те подбадривающе закивали и через силу стали улыбаться.

– Бис! – сказала учительница литературы Вера Викторовна Лепёшкина.

А учительница биологии Анна Валерьевна Скворцова несколько раз хлопнула в ладоши.

Тогда школьники тоже захлопали в ладоши.

– Молодцы! – закричали дети новым сказочным персонажам. – Так держать! Ура!

А Олег Морковочкин даже запустил для большего веселья одной бабке-ёжке шишкой в лоб.

– Это контактный театр, – сказал Олег.

Ёжка ойкнула, потёрла лоб и обиделась.

– Ишь, какие. Они и не боятся нас, – сказала она недовольно, взяла, да и убежала обратно в лес. А за ней и все остальные. И на полянке не осталось никого, кроме детей.

– Может, вернёмся в школу? – переглянулись между собой учительницы.

Такие непонятности что-то им совсем не нравились.

Но тут со стороны трассы донёсся шум машин. Это по вызову мчались пожарные, машины полиции, скорой помощи, а также автомобиль из зоопарка.

В небе появились полицейские вертолёты. Всё наполнилось гуденьем.

Дети с восторгом наблюдали за развитием сказочного сюжета. Все уселись на полянке и даже про угощение забыли. Добрые тёти в белых фартуках, работницы общепита, потихоньку выползли из кустов, где прятались от безобразий. Над лесом в это время с помощью вертолётов раскинули огромные рыболовные сети и стали опускать на деревья в надежде поймать ту самую гориллу, которая, по версии взрослых, сбежала то ли из какого-то зоопарка, то ли из Африки. Но ни гориллы, ни тем более бабок-ёжек и прочих «актёров детского театра» не обнаружили.

19 глава. Задиров – мухомор

Густая звёздная ночь накрыла город. Сладко спали все, кроме Задирова. Теперь он уже не был гориллой. Но и человеком по-прежнему не был. А кем же он был? Он и сам не знал.

Он понимал, что может в любую минуту превратиться в самую разнообразную погань, как это взбредёт в башку проклятому Кощею. Вот сейчас, например, Задиров представлял из себя гриб на человеческих кривых ножках. Вместо головы красная шляпка мухомора, усыпанная белыми бородавками. А на талии – белая вонючая юбка с оборками.

Задирову хотелось поплакать, но и это сейчас было ему недоступно. И только злоба, вот это ему было доступно.

С нетерпением он ждал утра, когда появятся, наконец, люди. И можно будет делать пакости.

С первыми лучами солнца Задиров-мухомор услышал шаги и человеческий голос. Кто-то шагал по лесной тропинке и напевал весёлую песенку. Задиров-мухомор притаился. Грибник! Вот это удача!

Пенсионер Михаил Николаевич Носков был заядлым грибником. Прогулка за грибами и ягодами для него было самым лучшим временем. В лес он брал большую корзину, а на ноги надевал удобные кроссовки. На голову – кепку. Чтобы солнце не напекло лысину. На этот раз он вышел пораньше, ведь день был чудно хорош. Синее небо. Солнечно. Тихо. Свежо, приятно. Красивая природа. Что может быть лучше! А уж если и грибов с ягодами удастся насобирать, то и вообще замечательно.

Но сегодня какие-то непонятные приключения сбивали с толку. Грибы попадались странные. Вот, гриб на человеческих ногах перебежал дорогу. А вот гриб – прямо на ветке дерева, и при этом каркает как ворона. Что за чудеса.

Пенсионер Михаил Николаевич Носков остановился в раздумье, а не вернуться ли домой? Но тут под его ноги прыгнул огромный мухоморище и рявкнул так, что Михаил Николаевич Носков просто свалился на красную шляпу мухомора. Гриб стал расти с быстротой молнии, и вот он размером с лошадь. Да и ноги у него уже не человеческие, а лошадиные.

Как прыгнет гриб на лошадиных ногах, как полетит, да прямо по небу. Уволок пенсионера аж в центр города и опустил прямо возле дворца правительства. Захохотал человеческим голосом и умчался. А через мгновение вернулся, уже с другим грибником. Так перетаскал из леса на главную площадь города сто тридцать шесть грибников. А потом принялся за работников полиции, скорой помощи, дорожную службу, за кондитеров, врачей, продавцов, инженеров, учителей, дворников, водителей, сантехников...

И вся площадь оказалась заполненной представителями различных полезных профессий. Стал гриб ещё больше расти, раздуваться, вот уже и солнца почти не видно – это гриб висит в небе как туча, заслоняет солнце. Вышли на площадь к людям руководители правительства, расспрашивают. Но никто ничего не может толком объяснить. Все только на гриб в небе указывают.

Тогда приехала в центр города машина с водяной пушкой, да и выстрелили из пушки водяным залпом по этому мухомору. Но тому хоть бы что. Да ещё будто смеётся человеческим голосом. А потом у поганки выросли крылья как у вороны, и сам он стал похож на полуворону-полуворобья, ну и улетел куда-то по своим воробьиным делам.

Примерно такими словами потом описывали репортёры это происшествие. Все надеялись, что это был коллективный сон, и он больше никому не приснится. Ошиблись. Приснился. Но на этот раз коллективное сновидение охватило всю планету. В разных частях земного шара, на разных континентах, в различных странах и городах газеты запестрели сообщениями о непонятных явлениях – говорящих грибах-мухоморах, летающих коровах, гавкающих кошках… В одном городе даже видели слона на двадцати кроличьих лапах.

20 глава. Задиров: «Перевыполнил план по пакостям»

– Кощей, сколько можно. Я уже перевыполнил план по пакостям. Давай, возвращай мне мой человеческий облик, – сказал Задиров.

Но в лесу стояла тишина. Никто не отвечал.

Задиров с ненавистью оглядел свой мухоморий облик, а потом вдруг рявкнул на весь лес:

– Ёжки, живо ко мне!

И притопнул кривоватой, затянутой плесенью, ногой.

Задиров-мухомор любил разглядывать свои ноги. Это была единственная отрада, напоминавшая ему о его человеческой сущности.

– Чегось пожелаешь, Муха? – спросили бабки-ёжки.

Они примчались на призыв Мухомора мгновенно и теперь с любопытством глазели на него.

– Я сколько раз говорил вам: не называйте меня мухой. А то накличите, и правда в муху превращусь. Хватит с меня всех этих коров-петухов-кошек, – сказал Задиров.

Ёжки захихикали.

– Мы же тебя величаем от чистого сердца. «Муха» – это уменьшительное от слова «мухомор», а значит – ласкательное. А превратиться в муху, кстати, это за счастье. Самое для тебя лучшее – стать мухой. Летай где хошь, кусай кого хошь. Поэтому ты у нас и будешь – ласкательно – Мухой.

– Я вот вам сейчас как задам «ласкательно», – рассердился Задиров-мухомор и начал выплёвывать из себя ядовитые белые бородавки, которыми была усыпана его красная шляпка.

Ёжки заохали и разбежались. В опасении они сгрудились подальше от Мухомора и выжидательно смотрели на него.

– Ты чего вызвал-то нас, Мухонька-Муха наш сердечный? – спросили они.

– Ах, вы опять обзываетесь, я вот вам, – закричал окончательно разгневанный Задиров-мухомор, надулся и превратился в барана с железными рогами.

Баран ринулся на Ёжек с намерением всех забодать-затоптать.

Но Ёжки превратились в белок и взлетели на высокие ели.

Баран постучал рогами о стволы, и ели со скрипом-грюком рухнули на землю. А с них посыпались гнилые яблоки. А уж на земле гнилушки превратились… снова в Бабок Ёжек.

Баран с новой силой ринулся вперёд, выставив железные рога. Ёжки стали прыгать и плевать в барана зелёными болотными струями. Болото встало вокруг него и быстро засосало по самые рога.

Но Задиров-баран успел постучать рогами по плавающему рядом стволу ели, и болото высохло, а сам баран снова превратился в огромный гриб.

– Ладно, – сказал Задиров-гриб. – Мир. Слышите, Ёжки, мир. Ждёте особого приглашения? Идите сюда. Поближе. Расскажу, зачем вызвал вас.

– Так бы и давно, – проворчали Ёжки и приблизились к нему.

Задиров-гриб наклонил красную шляпку с белыми бородавками в знак перемирия.

Ёжки в ответ сделали реверанс и поцеловали свои мётлы. Это был высший уровень их бабко-ёжкиного этикета.

– Поскольку Кощей приставил вас ко мне в роли моих солдат и дал наказ подчиняться моим приказам, то слушайте команду: превратитесь в красивых царь-девиц.

Бабки-ёжки тут же и стали красавицами. Все с длинными золотыми косами, в ярких русских сарафанах до пят.

– Э, нет. Не годится. Надо ближе к современности.

Русские красавицы исчезли. На их месте появились девицы-симпатяшки с короткими мальчишескими стрижками, затянутые в джинсики.

– О. То, что надо, – кивнул Задиров-гриб. – Теперь вы должны идти в народ и сеять соблазны.

– Э, нет, – сказала старшая девица и широко улыбнулась, показав два чёрно-жёлтых ёжкиных клыка. – Шо хошь приказывай, но вот отлучаться от тебя не имеем права. Мы не просто твои солдаты, но мы и твои же надзиратели. Где ты, там и мы. Нитка с иголкой.

– Хорошо. Пусть так. Мне ещё интереснее, – сказал Задиров-гриб.

В ту же минуту он превратился в клопа и спрятался в волосах одной из «красавиц».

21 глава. Сети подземного царства тьмы

Ехать по дороге сквозь зелёный лес приятно и увлекательно. Какие симпатичные цветы вдоль обочины. Птицы прыгают на ветках деревьев. Небо чистое, солнце радостное. Ах, хорошо!

В машине звучала весёлая музыка. За рулём сидел Максим Бородихин. Парень двадцати двух лет. Он ехал на встречу с любимой девушкой.

У Максима были серьёзные намерения в отношении Наташи Ватрушкиной, именно к ней он и ехал. Они договорились встретиться в центре города у фонтана, где и положено встречаться всем влюблённым.

Максим специально перед свиданием съездил в лес за цветами для любимой. Заднее сидение автомобиля было просто устелено синими, жёлтыми, красными, белыми цветочками. В салоне благоухало. Ах, хорошо.

Максим мурлыкал себе под нос, слушал песенки авторадио. Он ждал от жизни только хорошего.

До выезда из леса оставалось чуть-чуть, когда Максим увидел впереди на лесной дороге девушку в джинсах. Она махала рукой, умоляя водителя притормозить.

Конечно, Максим не мог отказать. Он согласился подвезти попутчицу до автобусной остановки.

Но только девушка села в машину, как из неё – из-под мышек, из карманов, из-за пазухи – странным образом посыпались другие такие же красотки в джинсах, и уже вся машина оказалась ими буквально набита.

Максим в удивлении просто выпучил глаза, но было поздно. Девицы облепили его, стали целовать, обнимать, вытаскивать из машины. Он пытался их стряхнуть, но они уже не были девицами, а просто липкими лягушками. Прыгали по его рукам, ногам, животу, и мерзко хрюкали.

Максим понял, что угодил в сети существ подземного царства тьмы. А от них одно средство – это… Он стал напрягать память, вспоминая рассказы бабушки и дедушки, но, увы, всё забылось. Да, он помнил, что бабушка и дедушка говорили ему о каких-то волшебных словах против злой силы. Но что это за слова…

– Бабушка! Дедушка! Помогите мне! – крикнул Максим.

И тут он вдруг увидел перед глазами картинку детства. Бабушка варит кашу на кухне, дедушка читает газету. Потом маленький Максим завтракает с ними, и они идут гулять в детский парк. По дороге бабушка рассказывает внуку про волшебную империю Сказочный Свет, про подземное царство Злая Тьма, а дедушка говорит о силе трёх волшебных слов: «Жизнь-Любовь-Свет».

Максим изо всех сил закричал: Жизнь-Любовь-Свет! И наваждение исчезло. Ни красоток, ни лягушек.

Он выехал на шоссе. Надо спешить. Нельзя опоздать на встречу. О происшествии он решил забыть. Зачем помнить плохое, да ещё ненастоящее, а какое-то полудурное-полуподземное. Чушь на постном масле, словом.

– А вот и не чушь! – сказал противный голос.

И на руль к Максиму Бородихину вылез… фу, гриб. Обычный мухомор. Но… Максим пригляделся. Точно. У него ноги. Гриб на человеческих ножках.

Ага, подумал Максим, это опять из царства тьмы.

– Жизнь-Любовь-Свет! – рявкнул он на мухоморину.

Но тот заржал по-лошадиному

–Э, нет, на меня это не действует, потому что я не из царства тьмы, – сказал гриб.

– А откуда?

– От верблюда. А теперь смотри.

Гриб превратился в маленькую свинку с лошадиным хвостом и два раза мяукнул.

– Ну и что, – пожал плечами Максим. – Ты мне мешаешь, морда свинская. Сгинь.

– Не хочу. И не обзывайся, – обиделась свинская морда.

– А что же ты хочешь? Видишь, мне некогда. На свидание еду.

– А с кем у тебя свидание?

– С девушкой любимой.

– Правда? Ой, хорошо. Будет кому показать компромат.

– Чего-чего? Какой ещё компромат? Что ты несёшь? Сгинь, рожа.

– Вот скорее теперь ты сгинешь, когда девушка тебя попрёт поганой метлой.

– Почему ты так решил?

– Смотри, что я ей покажу.

Перед носом Максима взлетела пачка фотографий. Максим увидел на них себя в окружении голых девиц.

Фотографии попрыгали перед его глазами и испарились.

– Вот гад. А ну, вали отсюда, – Максим стукнул кулаком по грибу, но тот увернулся.

Машина уже ехала по центру города.

Возле фонтана гуляли мамаши с детскими колясками. Стояли юноши с букетами цветов в ожидании своих подружек.

А вот идёт и Наташа Ватрушкина.

Максим выскочил из машины, закрыл плотно дверь в надежде, что гриб не вылезет наружу.

Вручил Наташе огромный букет лесных цветов.

– Чудо, как хороши, – сказала девушка, прижалась щеками к цветам, и… увидела внутри букета пачку фотографий.

– Максим, да здесь твои фотографии, – сказала Наташа. – И так много.

– Сейчас я их порву, – сказал Максим.

– Зачем, ты хорошо выглядишь, фотогенично.

Максим схватил фотографии. Да, точно, те самые. Компромат.

– Компромат проклятый, – сказал он.

– Да ты не переживай, – рассмеялась Наташа. – Неужели ты думаешь, я поверю компромату, а не тебе? Я верю в твою честность, в твою порядочность, и никакая злая сила нас не сможет разлучить.

Только это Наташа сказала, как прямо у них на глазах изображение на фото изменилось. Вместо голых красавиц теперь там были запечатлены обычные бабки-ёжки.

Максим и Наташа расхохотались.

Задиров-гриб превратился в муху и как ошпаренный вылетел из машины.

– Мерзкий Кощей, – пискнула муха-Задиров и исчезла.

22 глава. Стол с ослиными ушами унёс профессора под потолок

– Итак, сегодня тема нашей лекции…

Взгляд преподавателя сказочной литературы Аркадия Ивановича Логачёва остановился на задумчивом Антоне Захарове. Студент в этот момент смотрел в большое, до потолка, университетское окно, за которым виднелись небо, зеленые деревья, а многоэтажки будто плыли на крыльях белых облаков.

Антон был далёк мыслями от занятий. Да и как думать об учёбе, когда не остыли воспоминания о пережитых приключениях в чипированном мире. Перед глазами пробегали картинки из недавнего прошлого. Полёт на вертолёте в обществе Мирового Правителя – мнимого двоюродного брата Юрия Задирова. Заключение в его правительственном дворце. Поединок с компьютером-зверем. Война с чудовищами. Разоблачение оборотня – Кощея Бессмертного, и победа над ним. А потом какая была у всех радость в связи с освобождением человечества от господства царя-компьютера! И как эта радость была омрачена внезапным предательством Юрки Задирова. Юрка чуть было снова не утопил планету в новой волне чипированного помешательства. И лишь помощь светлых сил из империи Сказочный Свет остановило возвращение электронного беспредела.

Но больше всего Антона тревожило исчезновение Задирова из тюрьмы. Ходили странные байки, что Задиров превратился в летающую корову, и только благодаря этому сумел вырваться из тюремного плена. Если это правда, размышлял Антон, то вывод напрашивается неутешительный. Все, кому довелось жить в старые времена, помнят, что превращение людей в зверушек – это следствие контактов с подземным царством тьмы. О, несчастен тот человек, кто решится на подобное! Злые силы не оставят беднягу в покое, и будут его мучить самым беспощадным образом.

– Захаров. Ты, кажется, витаешь в облаках, – голос Аркадия Ивановича Логачёва заставил Антона очнуться.

Он поднялся.

– Хоть ты у нас и знаменитость, но это не должно заслонять от тебя учёбу. А поэтому сам назови тему сегодняшней лекции, да и прочитай нам эту самую лекцию. Прошу к моему столу.

Антон сделал шаг, чтобы выйти из-за стола, как вдруг тот будто покосился, пошатнулся, и… начал раздуваться будто резиновая подушка. И вот уже Антон буквально зажат в «объятиях» деревяшки.

– Захаров, что же ты медлишь, – строго сказал профессор.

Студенты зашептались, поглядывая на однокурсника.

– Я не могу выйти из-за стола, – признался Антон.

– Почему же? – спросил преподаватель.

– Он просто струсил, ведь в его пустой голове теперь вместо знаний – мечты о славе! – это сказал бывший одноклассник Антона – Михаил Симанов.

После победы светлых сил над чипированными Михаил Симанов и другие сторонники электронного бессмертия превратились во врагов «антоновцев».

Антон не считал нужным отвечать на злые выпады. Но за него заступились друзья.

– Чья бы корова мычала, – сказал Игорь Студяков.

– Эй, Симанов, чипы-чипы-утя-утя, – сказал, смеясь, Славик Чеботарь.

Дразнилку эту экс-чипированные ненавидели, ведь подобные шутки указывали на зомбирование и превращение людей в безмозглых уток. Славик Чеботарь именно вот таких уток и подразумевал, когда подкалывал своих бывших одноклассников-чипоманов.

Но Антон считал, что нужно проявлять милосердие к врагам, тем более поверженным, поэтому сказал Славику:

– Не надо так, ведь это обидно, да и зачем лезть на рожон.

– Не понимаю, что за дебаты вы здесь устроили, – профессор Аркадий Иванович Логачёв подошёл к Антону. – Студент Захаров, вы что, не готовы провести лекцию?

– Не готов.

– Не оттого ли вы не готовы, что не слушали меня ни сейчас, ни на прошлом занятии, когда я заранее объявил темы будущих занятий и предложил подготовиться по одной из них?

Аркадий Иванович любил поручать студентам роль преподавателя. И чаще всего его выбор останавливался на одном из лучших студентов, отличнике Антоне Захарове.

– Аркадий Иванович, лекцию провести могу, но выйти из-за стола не могу.

– Отчего же?

– Тут что-то заклинило.

– Ну-ка, ну-ка, – Аркадий Иванович с интересом склонился над столом, но вдруг из него выскочили два длинных червяка, обхватили преподавателя и посадили его верхом на стол.

Из всех студентов засмеялся только Симанов.

– Это тёмные силы царства тьмы! – сказал Антон.

– Не может быть, их давно нет, – сказал с сомнением Аркадий Иванович, оглядывая червяков на своём туловище. – Быть может, стоит позвать кого-то с кафедры биологии?

– Нет, тут усилия учёных будут напрасны, – уверенно сказал Антон, испытавший на себе повадки подземных пакостников.

Как бы в подтверждение этих слов Аркадий Иванович взлетел вместе со столом и червяками под потолок, а стол превратился в бревно с ослиными ушами.

– Антон, нужно вызвать ратников! – сказал Славик.

– Не получится. Сегодня мы с тобой провинились. Ты дразнил товарища. А я дал к тому повод. В общем, мы нарушили условия кодекса чести Империи Сказочный Свет.

– Ребята, неужели всё это до сих пор работает? Неужели вся эта погань подземная способна на что-то? – с удивлением спросил из-под потолка Аркадий Иванович и покосился на бревно с ослиными ушами.

Бревно обиделось на такое замечание, и вот у него уже много щупальцев с когтями. Погодите, да это теперь не бревно, а какой-то осьминог с собачьей головой. Голова гавкнула, а щупальца несколько раз ущипнули профессора.

– Ой, – сказал Аркадий Иванович, – кажется, Антон, к твоим словам надо прислушаться. Так что мы будем делать? У тебя есть какой-то план по моему освобождению?

– Давайте поймаем осьминога и выкинем на помойку! – крикнул Симанов.

Ему очень хотелось зарекомендовать себя как человека смелого. Он схватил указку, залез на стол, подпрыгнул и ткнул в осьминога. Осьминог угрожающе зарычал, собачьи глаза налились кровью и заполыхали