TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Нас посетило 38 млн. человек | Чем занимались русские 4000 лет назад?

| Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

 Рассказы
27 февраля 2021 г.

Андрей Макаров

Лампочка

 

Очередной год в жизни электротехнического колледжа оказался юбилейным. Ровно пятьдесят лет прошло с приказа министра о его создании, а если копнуть глубже, то сто девяносто пять лет назад в этих местах стоял сарай, в котором делали каретные фонари.

Директор колледжа – отставной полковник – подумал и решил отметить полвека, поскольку до двухвекового юбилея, считая от каретного сарая, он мог и не доработать.

– Полвека отгуляем, губернатора позовем, – решил он, – а там, Бог даст, и двести лет справим.

Подготовили программу праздника, пригласили гостей. Начиная от губернатора и заканчивая выпускниками прошлых лет. Эти всегда были наготове. Отставной прапорщик, невесть как попавший в авиацию, передовой рабочий Николай Авангардович с медалями за труд, ну и другие разные, в том числе кандидат в мастера спорта по шашкам и шашечной композиции.

По сценарию праздника все строятся в актовом зале. Николай Авангардович ввинчивает в патрон допотопную лампочку накаливания, дают ток. Лампочка загорается. Ветеран толкает речь. О том, какой большой путь пройден и как было тяжело.

Следом выходит отличник-выпускник, старую лампочку меняет на новую светодиодную. И тоже говорит что-то умное в ответном слове. Дескать, не посрамим.

Губернатор вручает Николаю Авангардовичу подарок. Делают групповое фото.

Текст с бумажки читает секретарь директора Леночка – девушка глуповатая, зато с длинными ногами. Все при параде, играет музыка, звучат аплодисменты.

Гости – народ бывалый, директор их инструктировал недолго.

– На построении те, кто с медалями, встают в первый ряд. Остальные во второй. Николай Авангардович! С вас речь. Постарайтесь в этот раз дать живинку. Пошутить как-нибудь, чтобы не зевали наши придурки.

– А вы, – повернулся он к прапорщику, – при губернаторе про секретные полеты в стратосферу не рассказывайте. Вы в них с каждым годом все выше поднимаетесь, в прошлом году после банкета Луну облетели. Ну и наш праздничный стол – он после, а не до.

– Я тоже готов выступить, – предложил кандидат в мастера по шашкам. – И в первом ряду со спортивным кубком стоять на церемонии.

Директор посмотрел на него с сомнением.

– Вы, конечно, по шашкам кандидат, и мы это очень уважаем, но без медалей. Спорт ваш колледжу непрофильный, интереса у учащихся не вызывает. Вот мастера по боксу они бы в первом ряду видеть хотели, а шашки нет.

– Готов провести сеанс одновременной игры на многих досках! – не унимался шашист.

– Наши долбоебы – будущие электрики. Они только в Чапаева щелбанами играют. Пальцы крепкие, посшибают ваши шашки и конец сеансу. Кубок возьмите, стойте с ним сзади и на трибуну не лезьте.

И вот пришел праздничный день. В актовом зале в ожидании собрались ветераны. Клюют со стола печенье. Плотоядно поглядывают на бутылки. Николай Авангардович расхаживает под звон медалей и, размахивая лампочкой, репетирует речь.

– Светить всегда! Светить везде! Вот лозунг мой и нашего электротехнического колледжа.

Он повторяет, а шашист на него мрачно смотрит. И прапорщик за Луну обиделся. Они по сто грамм с праздничного стола украдкой приняли, пошептались и подошли к Николаю Авангардовичу с двух сторон.

– Раньше электрики были, – пальца в рот не клади, то есть лампочку, – подмигнув шашисту, сказал прапорщик.

– Почему не клади? – оживился тот, – помню, менять ее на столб лезешь, руками цепляешься, лампочка во рту.

– Годы берут свое, – вздохнул прапорщик, – в молодости Авангардыч мог лампочку в рот положить, а сейчас ему слабо!

– Мне слабо?! – оторвался от речи Николай Авангардович.

– Спорим на стольник, теперь ты лампочку в рот не положишь! – предложил шашист.

Ветеран презрительно посмотрел на него, открыл рот и засунул в него лампочку.

– Базара нет! – шашист положил на стол сто рублей и отошел.

Николай Авангардович повернулся вправо и влево, показал всем, что он еще может, спрятал деньги и попытался достать лампочку. Лампочка не вышла.

Проверяя все ли готово, в актовый зал зашел директор.

– Николай Авангардович! Что за детство? Не такую же шутку я просил. Доставайте ее немедленно.

– Мы-ы-ы, – промычал ветеран и показал на шашиста.

– Не отрицаю! – пожал плечами тот, – только я, когда в молодости на столб лазил, ее за цоколь держал. А прежде чем колбой в пасть совать, надо на миньонах тренироваться.

Все обступили Николая Авангардовича и по очереди дергали лампочку. Директор, шашист и, даже, Леночка своими наманикюренными ногтями. Остальные советовали.

– Рот раззявь… языком толкай… слюнявь её… зашла же туда как-то…

Лампочка крутилась цоколем во все стороны, но вылезать не хотела.

– В подбородок дать, – предложил прапорщик, – осколки выплюнет и всего делов.

– Мэ-э-э!.. – возражал ветеран.

«Сейчас приедет губернатор и все это увидит» – подумал директор и спросил: – Что у нас по плану?

– Подсоединяем к лампочке провода и даем ток, – сверилась со сценарием Леночка.

Остановить запущенный механизм праздника было невозможно.

Заиграл гимн, в актовый зал зашли празднично одетые учащиеся.

– Николай Авангардович! Встаньте во второй ряд. – Распорядился директор. – Ваш вид не соответствует моменту.

– Мы-ы-ы, – виновато промычал тот и послушно встал сзади.

Директор побежал встречать губернатора. К счастью, вместо него приехал какой-то чиновник с подарком в коробке. Они вернулись в зал, где Леночка звонким голосом читала с листа:

– Слушай приказ министра! 1970 год. Организовать… основать… начать подготовку…

Читала она торжественно и точно по сценарию:

– Теперь о своих трудовых подвигах расскажет Николай Авангардович.

Первый ряд расступился. Николай Авангардович завертелся на месте, не зная, куда спрятаться.

Возникла неловкая пауза. Спасая ситуацию, вперед четко, как на параде, шагнул прапорщик с юбилейными медалями за 15 и 20 лет службы.

– Луна, дети, про полеты к которой я вам рассказывал в прошлом году, нами окончательно покорена…

За ним к микрофону вышел шашист с кубком, заявив, что в юбилейный год колледжу как никогда нужна секция шашек и шашечной композиции.

Отличник-выпускник что-то промямлил, не зная, куда деть светодиодную лампочку в руках.

Все чувствовали себя неловко и, то и дело, поглядывали на Николая Авангардовича. Украдкой снимали его на смартфоны.

Тот держался невозмутимо, когда надо держал равнение и аплодировал вместе со всеми.

Последним выступил представитель губернатора. Зачитал приветствие из красной папки и раскрыл коробку с подарком.

На мраморном постаменте стояла большая бронзовая лампочка.

Повисла пауза, кто-то хихикнул, вскоре смеялись все.

Официальная часть закончилась. На групповом фото директор загородил собой ветерана.

Когда учащихся распустили, и гости направились к праздничному столу, директор ухватил Николая Авангардовича за рукав и потащил к машине.

– С лампочкой?! – обрадовался врач в травматологии, – давненько не было. Зачем же вы, голубчик, ее туда засунули?

– Мы-ы-ы, – сказал Николай Авангардович.

– У наших электриков сегодня юбилей, – пояснил директор.

– Интересный обычай! – удивился врач.

– На спор, за сто рублей.

– Недорого,

Травматолог завел руки больному за шею, на что-то нажал, рот у Николая Авангардовича распахнулся, обслюнявленная лампочка вывалилась наружу.

– На сто ватт! – рассмотрел травматолог, – можно, я ее себе оставлю? И, если что, я сегодня до восьми вечера работаю.

– Что – что? – не понял директор

– Примета такая, один лампочку засунул – начинается эпидемия.

На улице ветеран полез было в директорскую машину.

– На трамвае доедешь! И о юбилее каретного сарая даже не мечтай, – сказал ему директор и захлопнул дверь.

– Ну и денек сегодня! – пожаловался он дома жене. – Я думал, это в армии цирк.

– Что-то случилось? Губернатор приехал?

– Слава Богу – нет. У меня один дед другому предложил за сто рублей лампочку в рот засунуть. Тот засунул, а вытащить не смог. Ему на трибуну, а изо рта цоколь торчит.

Жена с удивлением посмотрела на галогеновые лампочки в потолке.

– Да не такую! Старую, на которой носки штопали. Где-то на кухне валяется. Там фокус: засунуть можно, а достать уже шиш!

Жена пожала плечами и ушла готовить.

– Главное, ведь взрослые люди, все в медалях, а хуже детей, глаз да глаз за ними.

– Мэ-э-э – донеслось с кухни.

– Что?!

– Мы-ы-ы…

Директор вздохнул и глянул на часы. «До восьми доктор принимает? Вроде должны успеть».

 

05 2020



Проголосуйте
за это произведение

Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100