TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Чат Научный форум Рунетки рунетки
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Президенту Путину о создании Института Истории Русского Народа. |Нас посетило 40 млн. человек | Чем занимались русские 4000 лет назад?

| Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

 Рассказы
3 сентября 2022 г.

Андрей Макаров

Хочу в Горелово!


Из путевых зарисовок профессора Липунова

 

В олимпийском 1980 году Коле Гаврикову подфартило. Дали комнату от завода. А чего не дать? Передовик, работы Ленина конспектирует. Потому, вот тебе, Гавриков, ордер на комнату в коммуналке в центре Ленинграда.

Когда в семье сын появился – в очередь на квартиру поставили.

Втроём на пятнадцати квадратных метрах тесно. Убаюкав маленького Николая Николаевича, Коля с женой мечтали о квартире. Прикидывали, где поселиться? На Невском проспекте или Литейном? Что лучше: окна в парк или на Неву? В мечтах квартира виделась просторной, с высокими потолками, обставленная солидной деревянной мебелью. Югославской или румынской.

Долго мечтали, лет десять.

И вот, спустя десять лет, Коля с коробкой конфет пришел в отдел по учету и распределению жилплощади в исполкоме.

За спиной инспектора – тетки лет сорока – карта Ленинграда со всеми окрестностями.

– Распишитесь, – раскрыла тетка журнал.

– Невский проспект или Литейный? – поинтересовался Коля.

Горелово!

– Это где такое?

Инспектор, не оборачиваясь, ткнула в край карты.

– Ничего другого нельзя?

Инспектор к карте повернулась, центр собой – гадина такая – закрыла и предлагает:

– Ломоносов – всего час на электричке с Балтийского вокзала. Или Кронштадт – летом еще ничего, а зимой на ледоколе добираться.

– Я – передовик и тома Ленина законспектировал до 1917 года, – выпятил грудь Коля, – дайте что-нибудь центральнее.

– Товарищ, пока еще, – вздохнула инспектор, – сейчас год девяностый, берите, скоро и этого не будет.

Взял Коля ордер: двухкомнатная квартира, сорок метров.

– Еще и маломерка! Тогда вопрос принципиальный. Окна куда выходят?

Инспектор от удивления коробку конфет в ящик стола уронила.

Дома Колю ждали жена и сын. Стол накрыт. Вещи в коробках. Стопки книг перемотаны бечевкой. Все готово к переезду.

– Где дали? – спросила жена.

– Угадай, – буркнул Коля.

– Парк рядом?

– За домом сплошной парк, километров на двести.

– Река есть?

– А как же!

– Нева?.. Мойка?.. Фонтанка?..

Кикенка!

– Это где такая? Жена схватила карту.

– С краю ищи, что ты носом по центру водишь?

Потом бегали по мебельным. Встали в очередь на румынский и югославский гарнитуры. Очередь на несколько лет. А эти несколько лет жить, как в японцы на циновках? Повезло, достался, по случаю, косой шкаф опилочного комбината и кривоногий стол фабрики вторматериалов. Переехали. В сапогах месили грязь. Потом обжились. Через год туда пустили автобус. Стало совсем хорошо.

На новоселье Коля жахнул стакан. Посмотрел в окно на речку Кикенку и заявил:

– Хочу, чтобы наши дети сами решали, где им жить. А этих гадов, с их властью, чтоб разорвало! – стукнул он кулаком по кривоногому столу.

И разорвало.

Прошло тридцать лет. Маленький Николай Николаевич вырос. Обзавелся усами и женой. В старой двушке с родителями стало тесно.

– Ничего, – сказал ему отец. – Не старые времена. Никаких очередей. Выбирай жилье, где хочешь. Деньгами с пенсии помогу.

Сын воодушевился и побежал искать квартиру. Носился по центру, списывал объявления о продаже прямо с окон. Потом с женой отправился к риэлторам.

В риэлторском агентстве за столом сидела тетка лет сорока, за ней на стене большая карта Санкт-Петербурга.

– Вот эту хочу, на Литейном, – показал фотографию с объявлением Николай Николаевич. – Сколько стоит?

– Шесть миллионов, – сверилась с базой риэлтор.

– Беру! – вздохнул Николай Николаевич. – В ипотеку осилю, батя с пенсии поможет, оставшееся дети выплатят.

– Вы не поняли, шесть миллионов первый взнос в ипотеку.

– А можно взять ипотеку на первый взнос в ипотеку?

– У риэлтора от удивления челюсть отвисла.

Невский проспект, Миллионная, Таврическая – всё перебрали.

– Это что же, за шесть миллионов ничего в Петербурге не купишь? – расстроился Коля.

– Почему же, – риэлтор повернулась к карте, закрыла телом центр и полезла на окраины. – Кронштадт, Ломоносов и… Горелово. Берите маломерку, тогда уложитесь.

– Соглашайся, нам же там всё знакомо, – подала голос жена Николая Николаевича.

– И речка есть, – подхватила риэлтор.

Кикенка! – мрачно подтвердил Николай Николаевич.

Купили квартиру в ипотеку. Поехали в мебельный. В магазине никакой очереди. Бери, что хочешь.

Николай Николаевич захотел шкаф из березы. И снова жена влезла:

– Мы за такую цену всю мебель в квартиру купим.

– Это же обклеенные бумагой опилки! – возмутился Николай Николаевич.

– Зато в пять раз дешевле и кредит прямо здесь оформить можно.

Новоселье отмечали с родителями. Папа Коля жахнул стакан, задумался:

– Интересно получается. В демократические времена получили то же самое, что при тоталитаризме, только платить придется до конца жизни. Чтоб их разорвало! – он взмахнул кулаком, чтобы ударить по старенькому кривоногому столу, но мать вовремя руку перехватила.

– Сиди уж! Один раз уже разорвало, больше не надо.

 

Андрей Макаров



Проголосуйте
за это произведение

Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100