TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

 Сомнения и споры
4 сентября 2011

Юрий Линник

ТРИ ТРАГЕДИИ ПРОШЕДШЕГО ЛЕТА

 

Прошедшее лето было богато на чрезвычайные происшествия. Не проходило и дня без сообщения о какой-нибудь железнодорожной аварии или авиакатастрофе. Но три трагические даты - 10, 22 и 23 июля - особенно врезались мне в память. Возможно, потому, что о них больше всего говорили по телевизору и писали в интернете. А возможно, потому, что события, произошедшие в эти дни, - это словно символы тех острых проблем, которые уже давно безуспешно пытается решить наше общество, словно признаки тяжелой болезни, которой уже давно болен весь мир. И три эти дня - 10, 22 и 23 июля - посланы миру как грозное предупреждение.

10 июля - кораблекрушение на Волге: какое-то старенькое судёнышко, построенное еще во времена Волжских Булгар, то есть примерно тысячу лет назад, решило тряхнуть стариной (а заодно и кошельками пассажиров) и прокатить их по "русскому Нилу". Но тут подул легкий ветерок, и судёнышко внезапно начало тонуть. А на его борту, как назло, не нашлось ни одной спасательной лодки. А корабли, проплывавшие мимо, не обращали никакого внимания на всю эту беду: у них были дела поважнее, чем спасение тонущих людей. Результат: 122 человека (со всеми своими кошельками, что особенно прискорбно) безвозвратно потонули в пучине речной.

22 июля - террористический акт в Норвегии: какой-то молодой синеглазый блондин сначала "для отвода глаз" взорвал бомбу в центре Осло, а затем "под шумок" расстрелял толпу людей (целясь в основном в лиц неевропейской внешности), мирно отдыхающих на пляже на одном из живописных островков, разбросанных в море вблизи побережья. Результат: 76 погибших, 96 раненых.

И наконец - подлинная трагедия, перед которой меркнут две предыдущие (судя по большинству телевизионных репортажей): 23 июля в Лондоне внезапно умерла в возрасте 27 лет знаменитая эстрадная певица Эми Уайнхаус. Причина смерти - передозировка наркотиков. Эта безвременная гибель юной прекрасной женщины страшна сама по себе, но наше горе усугубляется еще и тем, что Эми была действительно талантливейшей певицей, композитором и поэтессой - сама сочиняла музыку и тексты всех своих песен, а для вдохновения любила иной раз выпить русской водки и покурить афганской травки (бутылки с водкой и пакетики с травкой, спрятанные в букеты цветов, в течение недели после ее смерти приносили к ее дому преданные поклонники, чем вызвали дополнительную головную боль у лондонских полицейских).

Эти три июльские трагедии - словно три нарыва, внезапно прорвавшиеся на теле нашей так называемой "западной цивилизации" (куда я безусловно отношу и нашу матушку-Россию).

Имя первому нарыву - жадность и наплевательское отношение к человеческой жизни, использование человека как средства наживы, когда кошелек ценится дороже жизни.

Имя второму нарыву - терроризм на религиозно-национальной почве.

Имя третьему нарыву - наркомания, особенно распространенная среди молодежи и еще особенно - среди людей творческих, которые в силу своей популярности подают пример всем остальным.

Все три нарыва - это проявления одной и той же болезни, которой уже давно болен весь наш западный мир. Имя этой болезни - дехристианизация или апостасия, то есть отпадение (отход) христианских народов от христианства, забвение европейской культурой своих религиозных истоков, вследствие чего западная культура превращается в антикультуру, а западное искусство, которое прежде было "намеком о небесном божественном рае" (Гоголь, "Портрет"), теперь превращается в намек об аде, причем намек всё более прозрачный, мрачный и грозный.

И здесь я вспоминаю мою любимую песню Эми Уайнхаус - Back to Black: это слова из припева, которые можно перевести как "я вновь надеваю траур", однако более точный перевод - "я возвращаюсь во тьму". Так поет эта хрупкая девушка своим сипловатым голосом, в котором явственно слышна извечная европейская (и еврейская) тоска о потерянном рае, об утраченном свете, об отнятой благодати, и мучительная жажда вновь обрести этот рай, вновь увидеть этот свет, вновь вымолить у Бога эту благодать. Подобно Иоланте Чайковского, эта несчастная девушка-наркоманка сознает, что она - слепая, и мучительно жаждет вновь увидеть тот духовный свет, которого она лишена.

А вот норвежский синеглазый блондин, одним махом убивший 76 человек, считает себя очень даже зрячим! Более того, он самого себя считает источником света (подобно "светоносному" ангелу Люциферу). Он называет себя "христианским фундаменталистом" и призывает к новому крестовому походу против мусульман. В ответ на это все журналисты и политологи снова запели хором свою старую песню о том, что "терроризм не имеет национальности и религии". Если мы и дальше будем всё так же тупо повторять это бессмысленное заклинание, то мы принесем только еще больший вред. Ибо вместо того, чтобы лечить болезнь, мы делаем вид, что такой болезни нет. А болезнь есть. И имя этой болезни - тысячелетняя вражда двух мировых религий: христианства и ислама. Эта вражда началась еще в VII веке и с тех пор то затихает, то разгорается с новой силой, принимая форму то кровопролитной войны, то культурной полемики (вспомним: первое великое произведение христианской художественной литературы - "Божественная Комедия" Данте - это не что иное, как полемический ответ Корану и книгам Авиценны). И сегодня задача всех культурных людей - вывести эту древнюю религиозную вражду из русла войны и перевести ее в русло культурного спора - спора, который не должен перерастать в ссору.

Для этого надо прежде всего определить главнейший пункт нашего спора. А он заключается в вопросе о том, что такое человек: образ Божий - или нет. Вот в чем отличие Запада от Востока, иудейско-христианской цивилизации от исламской.

Уже на первых страницах Библии мы читаем, что Бог создал людей по образу Своему. Далее в псалмах и пророческих книгах люди неоднократно именуются детьми Божьими, а Бог - отцом всех людей. Но каждый ребенок всегда подражает своему отцу и мечтает вырасти и стать таким же умным и сильным, как отец. Однако в Ветхом Завете людям запрещено подражать их Небесному Отцу, и в этом главное внутреннее противоречие иудаизма: Бог создал людей подобными Себе, но как только люди сами захотели стать богами, они тут же были прокляты и изгнаны из рая. Это противоречие можно разрешить двумя способами. Либо - позволить всем людям стать богами (то есть стремиться стать равными Всевышнему Богу). Либо - запретить людям называться детьми Божьими. Первое делает Новый Завет, второе делает Коран.

"Будьте совершенны, как совершенен Отец ваш Небесный", - говорит Иисус в Нагорной проповеди, основная идея которой - призыв ко всем людям подражать их Небесному Отцу. "Любите друг друга так, как Я возлюбил вас", - говорит Воплощенный Бог-Слово в Евангелии от Иоанна. "Теперь ты уже не раб, но сын и наследник - наследник Богу, сонаследник Христу", - говорит апостол Павел. Задумаемся над этим сравнением. Наследник царя - это его сын, который готовится сам стать царем после смерти своего отца. Но поскольку наш Отец - Бессмертен, мы сами никогда не станем царями Вселенной, но всегда будем к этому стремиться, и в этом бесконечном стремлении к недостижимому идеалу и заключается смысл жизни человека и истории человечества.

Коран предлагает противоположное решение вопроса. Никого нельзя называть сыном Божиим. У Всевышнего не может быть сыновей или дочерей. Все люди - даже самые великие пророки - это только рабы Бога, но никак не дети. Эта мысль повторяется чуть ли не на каждой странице Корана. Бог в Коране - это мудрый Владыка, милостивый Господин, но ни в коем случае не Отец. Отсюда - отсутствие понятия братства в мусульманской культуре: только дети Божии могут быть друг другу братьями, но никак не рабы. Я это знаю по своему опыту службы в армии, где я в течение двух лет общался со многими представителями мусульманских народов. Они уважают силу, и как только ты начинаешь обращаться к ним как к братьям, они воспринимают это как твою слабость и начинают рассматривать тебя как потенциального раба.

"Но да здравствует братство!" - восклицаю я вслед за Достоевским. И здесь я вспоминаю один старый телевизионный репортаж. Это было лет пять или шесть тому назад. Мощнейшее землетрясение в Индийском океане. Чудовищное цунами опустошает половину Индонезии (nota bene: Индонезия - крупнейшая по численности населения мусульманская страна мира). Русские спасатели первыми бросаются на помощь. В одной из разрушенных деревень откуда-то из-под земли доносится детский плач и призывы о помощи. Спасатели разгребают завалы и обнаруживают пятилетнюю девочку: из всех жителей деревни только она одна чудом осталась жива и невредима: она спустилась в погреб за продуктами, а в это время всю деревню накрыла волна, но вода быстро отступила, девочка не успела захлебнуться и (благодаря теплому климату) не замерзла, пробыв целые сутки по горло в воде. И вот наш спасатель вынимает ее из воды, и чтоб согреть ее (а может быть, наоборот, чтобы прикрыть ее от палящих солнечных лучей), он снимает свою белую рубаху и заворачивает в нее девочку. И поднимает ее на свои мускулистые руки. И она доверчиво прижимается к его груди, словно этот незнакомый дядя - ее родной отец. И с любопытством разглядывает его золотой нательный крестик с высеченной на нем фигуркой распятого Христа... Эх, жаль, что Бог не наделил меня талантом живописца! А то бы я непременно нарисовал картину на эту тему! Но я обращаюсь ко всем художникам: вот вам прекрасный сюжет! Нарисуйте, напишите такую картину! Посрамите всех тех лжеискусствоведов, которые утверждают, будто фотография убила живопись! Такой сюжет невозможно отобразить во всей полноте с помощью фотокамеры - только с помощью кистей и красок! Русский спасатель с индонезийской девочкой на руках и с православным крестиком на груди. Этот крестик непременно должен быть геометрическим центром картины. Он блестит на солнце, и девочка трогает его своими ручонками и разглядывает со всех сторон. Она на всю жизнь запомнит этот крестик. И будет рассказывать своим детям и внукам о том, как человек с золотым крестиком спас ей жизнь...

А над всем этим - сияющее небо, как на картинах Эль Греко. Небесное сияние, намекающее нам о божественном рае, разлито повсюду и блещет на потных мускулистых плечах спасателя и в черных глазёнках девочки, разглядывающей фигурку Христа. Источник этого сияния - солнце, оно должно быть в самом верху картины. Где-то по углам еще маячат мрачные тучи, но они уже не способны заслонить солнечный свет. Ибо подвиг русского героя рассеял тучи людских заблуждений, и теперь Солнце Правды озаряет всю Вселенную. Так поется в Рождественском песнопении про волхвов-астрологов, ведомых Вифлеемской звездой: "звездам служащие звездою учились поклоняться Тебе - Солнцу Правды..."

Вот как мне представляется наш русский ответ на все вызовы и угрозы современного мира, который некоторые лжепророки уже поспешили обозвать "постхристианским"...

 

Юрий Линник, филолог, г. Санкт-Петербург.

 



Проголосуйте
за это произведение

Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100