TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение


Русский переплет

Марина Кудимова

 

 

ИНТОНАЦИЯ СУДЬБЫ - СУДЬБА ИНТОНАЦИИ

Явление крупного поэта одновременно и чудесно, и закономерно. Чудесно, потому что невозможно в каждый отдельно взятый момент. Смерть всякого художника, оставившего эпохе свой прорисованный в толще времени автограф, вызывает чуть ли не вздох облегчения - это был последний, занавес опускается. Чудесно и по таинственным совпадениям: в один прекрасный день на адрес литературной премии имени погибшего в 19 лет мальчика приходит рукопись с точно таким же именем - Тюрин. Приходит оттуда, где, кажется, и писать уже разучились, - из бамовского поселка, не отмеченного на карте. Закономерно же, потому что подспудно ожидаемо и потому, что на такое явление работает, не подозревая об этом или отрицая это наотрез, целое поколение - не замечаемое, не печатаемое, не любимое собственными предшественниками.

Вячеслав Тюрин из поселка Лесогорск Иркутской области - первый лауреат "Илья-премии" , мистически дарованной ему однофамильцем Ильей Тюриным, - поэт крупный, невозможный и ожидаемый. "Послебродского" поэта, как нечто само собой разумеющееся усвоившего школу мировой поэтической культуры и университет культуры народа, к которому принадлежит, - не могло не случиться в интродукции нового тысячелетия и в контрапункте ушедшего. Таков музыкальный строй великой русской трагедии. Собственно, у Бродского, в любви к которому Тюрин признается легко и счастливо, он взял не так уж много. "Прогон сквозь прозу", по выражению Ходасевича, Бродский применял вполне в рамках традиции, начавшейся с Державина и развитой Некрасовым. Фразовую инверсию, которую так широко использует Тюрин, тоже не Бродский придумал, хотя мастерства он здесь достиг изрядного. Пушкин брал в стихи и преломлял через "магический кристалл" все, что хотел и разумел пригодным, не смущаясь обвинениями в плагиате. Смешно говорить о "подражании" , когда речь идет о преемстве. У Бродского знаменитое стихотворение называется "Облака" , а у Тюрина пока никому не известное полотно именуется уже "Тучи" . В поэзии нельзя заимствовать лишь интонацию и судьбу. То есть, конечно, можно, но невыгодно: выдадут с головой.

Однако, прежде, нежели стать собственной, не заемной, поэтическая интонация тоже плавится в тигле традиции, если, конечно, речь идет о явлении подлинном, а не вечно-ученическом, каковым оказывается во времени всякое "новаторство" . Я бы сравнила интонацию Тюрина вовсе не с Бродским, а ... со Львом Толстым. Тюрин умудряется строить стиховую фразу по законам " Войны и мира " , где одно предложение занимает две страницы. Работая над рукописью нашего лесогорца, я с изумлением считала строки от точки до точки. Иной раз набегало помногу строф. По длине периода Тюрина перегнал из близких мне поэтов разве Александр Еременко ("Когда мне будет восемьдесят лет"). При этом поэтическая речь ни разу не ослабляла натяжения, и открытая рана мысли неизменно затягивалась, заживала без шрамов на нежной ткани стиха. В то же время Тюрин, как никто в сегодняшней поэтике, владеет стансовой формой, когда каждая новая строфа рождает новый смысл, не порывая связи с предыдущими. А без преувеличения шедевры, - два стихотворения, обозначенные автором как псалмы, или двустрофное "Стоит усадьба, ветхая денми" , или еще многое другое, - доказывает наглядно, сколь изощренно Тюрин владеет такой фигурой высшего поэтического пилотажа, как лирическая миниатюра.

Что до судьбы, то я убеждена, что Вячеславу Тюрину повезло куда больше, чем последнему из писавших по-русски Нобелевских лауреатов. Тюрину не надо "делать биографию" именно потому, что Родина наделила его судьбой по факту рождения. Он не мог стать тем, кем является, ни при каких специально организованных обстоятельствах. Только в силу поручения. Только в слабости органического неблагополучия. Только в нежности и умилении "созерцанья красы земной" . Только немыслимым таинством дара. Судьба противоположна самозванству. И поэтому Тюрину много проще, но и неподъемнее, чем тем, кто "завоевывает признание" , ибо он от рождения знает, а если учится, то потому, что добросовестен.

Я демонстративно избегала цитат, поскольку они плохо сочетаются с целостностью творчества. И все же процитирую - исключительно ради самоподкрепления:

... Существованье Бога -

столь очевидно, что больше не заикнусь

в этом ключе.

" Карамазовский " вопрос, стало быть, решен в Лесогорске. Дальше будет труднее. Значит идем дальше.

Проголосуйте
за это произведение

Русский переплет


Rambler's Top100